С Привкусом Горечи

Это старейшая шоколадная лавка в Эквестрии, и в эту ночь она закрывается навсегда. Последние сладости проданы, стервятники уже кружат, высматривая что бы урвать по бросовой цене, а последняя владелица по привычке наводит лоск, размышляя, как же теперь жить дальше. Но с ответом на этот вопрос придётся повременить, ведь осталась ещё одна самая последняя покупательница. Самая первая.

Принцесса Луна ОС - пони

Тысяча лет сновидений

Вижу, тебе хочется узнать, что мне снилось, пока я была луне. Ладно, как хочешь, устраивайся поудобнее, я тебе всё расскажу.

Принцесса Луна

Сказка о сумеречной звезде

Небольшая зарисовка о так называемом Взрыве Сверхновой, произошедшем через три месяца после заточения Найтмер Мун на луне.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Забытая

Твайлайт встречает пони из своего кантерлотского прошлого.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони

Навёрстывая упущенное

Насколько притягательной для двух друзей жеребячества, чьи дороги давно разошлись, окажется мысль вернуть всё назад?

Другие пони

Числа не лгут

Откопав древний магический артефакт, Меткоискатели обрушивают тем самым на город заклинание, позволяющее всем видеть висящие над головами у каждого пони «измерители лжи». В попытке разгадать тайну этих чисел, Твайлайт Спаркл приходится анализировать шаткий баланс между дружбой и честностью. И ей не нравится то, что она обнаруживает в процессе.

Твайлайт Спаркл Черили Лира

Кристальная математика

Не все спокойно в Кристальном королевстве. Во всяком случае, 1000 лет назад точно было что-то не так. Дорвавшись до власти, король Сомбра превратил некогда счастливых жителей в рабов, а прекрасную страну в угрюмый оплот военной диктатуры. Кроме того, в его владение попало "Кристальное сердце" -- могущественный артефакт, способный влиять на поведение и самочувствие всех жителей Эквестрии. Удастся ли остановить правление Сомбры? И если да, то каким образом и какой ценой?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Кризалис Король Сомбра

Кто прошлое помянет

Кто не любит посидеть в весёлой компании у костра, рассказывая страшилки? Но, оказывается, не все из них так безобидны, как могут показаться...

Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Луна Найтмэр Мун Бабс Сид

Радужный анабасис

Идущий за море меняет небо, но не душу. Я сомневался в правильности этого утверждения, пока на своём опыте не понял, что меняет не пункт назначения, а само путешествие и те, с кем ты в него отправляешься.

Рэйнбоу Дэш Человеки

Подоконник

О самоуничижении, страхах и самолично удушенной мечте

ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik

Большая Маки

Глава 5: Соблазнительные плоды женственности

Орчард Блоссом беззаботно шла по улице, не задумываясь над тем, куда именно она идёт. Покинув школу, она испытала огромное облегчение оттого, что её тайна не была раскрыта, и очень гордилась тем, насколько сильной стала её связь с Эппл Блум.

«Возможно, когда всё это закончится, она начнёт на меня ровняться и тогда уж мы посмотрим, Эпплджек, кто из нас двоих любимая сестра», – мысленно усмехнулась кобыла и беззаботно продолжила идти дальше, направляясь к себе домой и размышляя над тем, чем именно она будет заниматься в ближайшее время. Сначала она хотела посидеть с пинтой яблочного сидра на скамейке и немного расслабиться, а после, когда Эппл Блум вернётся из школы, как следует с ней потренироваться и отрепетировать песню сестёр.

Бывший жеребец продолжил идти по дороге, пока не оказался на окраине яблоневого сада своей семьи. И тут он услышал чей-то оклик.

– Орчард Блоссом! Ты ведь не забыла о своём обещании, не так ли, дорогая?

Кобыла застонала, ударив себя копытом по лицу. Она вспомнила, что обещала Рэрити помочь с примеркой платьев. Повернувшись лицом к единорожке, она увидела, как та рысью направляется к ней с самодовольной улыбкой на лице. Помахав Орчард копытом, она вызывающе спросила:

– Ну что, дорогая, наша сделка по-прежнему в силе? Или ты решила, что сможешь от меня улизнуть?

– Нет, что ты? Конечно, нет, – немного нервничая, сказала красная кобыла, и это было правдой. Она действительно просто забыла о своём обещании, хотя всё равно не очень-то хотела заниматься сейчас платьями.

Рэрити же тем временем подошла ближе и игриво толкнула её крупом.

– В таком случае, идём. У нас впереди много дел, дорогая. Пока Эппл Блум в школе, ты можешь помочь мне с дизайном новых платьев. Уверена, тебе понравится.

Бывший жеребец закатил глаза, искренне желая сказать свое излюбленное «Неа» и просто уйти на ферму. Но он не мог нарушить данное слово и, угрюмо опустив голову, поплёлся вслед за единорожкой в сторону бутика «Карусель». Когда они вошли внутрь, Рэрити обхватила магией табличку с надписью «Открыто» и перевернула её на «Закрыто», а затем обернулась с улыбкой на лице.

– Ну что, дорогая? Давай-ка подготовим тебя! Сейчас ты станешь по-настоящему прекрасной!

Она повела Орчард Блоссом за ширму и помогла ей раздеться, после чего поставила перед зеркалом, заставив слегка покраснеть при виде собственного обнажённого тела.

Бывшему жеребцу казалось, что он уже должен был привыкнуть к тому, как выглядит, но его женское тело всё равно смущало его. Кроме того, земной пони понимал, насколько полным он был, и почему та кобылка из Мэйнхэттена подумала, что он беременный.

На Орчард Блоссом нахлынула волна грусти. Она не могла не задуматься над тем, красива ли она на самом деле или просто притворяется? А что, если она обманывает себя, пытаясь скрыть собственные комплексы, и с таким непривлекательным телом не сможет добиться успеха на Состязании Сестёр?

– Ну же, дорогая, перестань хмуриться, – услышала она голос подруги.

Повернувшись в сторону Рэрити, она увидела её сочувственную улыбку и поняла, что та, должно быть, заметила печальное выражение её лица.

– Как говорит моя подруга Пинки Пай, давай перевернём эту грустную мордашку и сделаем её счастливой, – весело сказала единорожка и принялась переодевать красную кобылу. Сперва она надела на неё белые кружевные панталоны, которые плотно обхватили её живот, потом светло-голубую юбку с тёмно-синими яблоками, вышитыми на ткани, и белую блузку, а в финале достала розовый шарф и обмотала вокруг её шеи. Наконец, она взялась за ноги кобылы, надев на каждую из них тёмно-синие туфли на высоком каблуке.

Рэрити сделала шаг назад и, постучав копытом по подбородку, громко хмыкнула:

– Хм, для начала неплохо. В таком наряде ты выглядишь довольно привлекательно. Как молодая мамочка. Однако моё мнение не в счёт. Что ты о нём думаешь?

Орчард Блоссом осмотрела свой новый наряд. В целом, он был довольно мил. Кроме того, она и раньше замечала, как другие кобылы из её семьи надевали подобные шмотки на семейные сборища и тоже считала их очаровательными.

Тогда бывший жеребец решил проверить, как он будет во всём этом двигаться, и несколько раз прошёлся перед зеркалом. Он не мог не отметить удобство панталон и блузки, которые приятно облегали его тело.

Пожав плечами, красная кобыла сказала:

– Неплохо, хотя он не сильно-то отличается от того наряда, который ты подарила мне раньше.

– Да, в чём-то ты права. Я изо всех сил старалась не жертвовать красотой ради функциональности. Но, возможно, мне стоит попробовать что-нибудь новенькое. Как думаешь, он не сильно… эм… деревенский?

– Нет, всё в порядке, – отрицательно замотала головой Орчард считая, что такая талантливая пони, как Рэрити, не способна сшить что-нибудь плохое. У неё получился прекрасный наряд, а сама она проделала фантастическую работу.

– Ну, раз тебе он нравится, значит, я довольна! Перейдем к следующему наряду! – тут же улыбнулась модница, отправляясь за новыми вещами, которые собиралась надеть на бывшего жеребца.


Полная кобыла задумчиво разглядывала своё отражение. За последний час она перемерила несколько разных платьев, и ей в голову невольно стал закрадываться один любопытный вопрос: «Интересно, зачем Рэрити заставляет меня примерять все эти наряды?»

Повернувшись к единорожке, она спросила у неё:

– Рэрити, извини, что говорю это, но ты что, превратила меня в кобылу только для того, чтобы примерять на мне платья?

Услышав её, Рэрити тут же разразилась нервным смехом и замахала копытом.

– Что? Нет, разумеется, нет, дорогая! Я же сказала тебе, что делаю это только, чтобы поддержать свою сестру и тебя. А примерка – просто небольшой бонус, который помогает мне в моей работе.

Она сказала это довольно спокойно, однако её слова прозвучали как-то фальшиво, и Орчард не поверила словам единорожки. Тем не менее, у неё не было желания вступать в спор, и Рэрити продолжила одевать её в следующий наряд – длинное шёлковое платье изумрудно-зелёного цвета с яблоками, вышитыми золотой нитью, и прекрасной золотой отделкой в самом низу. В дополнение к платью Рэрити закрепила на её шее золотую уздечку с изумрудом в форме яблока, закреплённым в центре, а после сняла с неё туфли и надела сверкающие золотые ботинки.

– Вот так, идеально! Ты выглядишь как настоящая принцесса, дорогая!

Красная кобыла посмотрела на себя в зеркало и от удивления открыла рот. Она и вправду выглядела великолепно.

На её щеках выступил сильный румянец, и она, заикаясь, произнесла:

– Рэрити, я… я…

– О, не стоит благодарности, дорогая, это меньшее, что я могу для тебя сделать, учитывая, как сильно ты мне помогла, – хихикнула единорожка, доставая набор для макияжа и начиная наносить бывшему жеребцу подводку для глаз.

– Эй! Я думала, что у нас будет только примерка и ты не станешь меня красить! – отступая назад, воскликнула Орчард, слегка ошеломлённая поступком модницы.

– Да ладно тебе. Ты такая красивая. Разве я могу упустить возможность сделать тебя ещё красивее? Это было бы безрассудно.

– Ох, ну хорошо, – недовольно отозвалась кобыла, искренне желая скинуть с себя платье и, как можно скорее, выскочить из бутика. Однако ей и самой хотелось увидеть, как её лицо будет выглядеть в макияже, а потому она позволила Рэрити продолжить работу над своей внешностью. Закончив с глазами, единорожка нанесла ей на губы помаду, и Орчард почувствовала, как та покрывает их, словно тоненькая плёнка жира. Затем она нанесла на обе щеки кобылы лёгкий слой румян.

Бывший жеребец снова поглядел на себя в зеркало и замер, увидев, что его ранее непримечательное лицо исчезло, и теперь на него с той стороны смотрела сногсшибательная кобыла. Чуть приоткрыв рот, он начал молча любоваться своим отражением, и тут на его глазах выступили слёзы. Он поднял вверх копыто, чтобы смахнуть их.

– Ну вот, образ завершён. Признаюсь, что если бы ты всегда была кобылой, то я бы искренне хотела увидеть тебя на Гранд Галопинг Гала именно в таком платье. Ты в нём очень привлекательная и милая.

Орчард смущённо склонила голову, и всё её лицо стало ярко-розовым. Честно говоря, она всегда хотела пойти на Гранд Галопинг Гала и, возможно, найти себе там симпатичную кобылу-единорога с которой можно было бы поболтать. Но вот отправиться на модную вечеринку в платье, да ещё, будучи кобылой, она и представить не могла.

Наступила долгая пауза. Орчард стояла и смотрела на своё отражение, а Рэрити находилась чуть в сторонке, наслаждаясь проделанной работой.

– Ну как, тебе нравится? – наконец спросила она.

Этот вопрос эхом прозвучал в ушах бывшего жеребца. Ему захотелось набрать в грудь как можно больше воздуха и воскликнуть, что это самый красивый наряд, который он когда-либо видел в своей жизни. Но он сумел сохранить спокойствие и, вытерев копытом слёзы, тихо прошептал:

– Да. Это великолепно.

– Спасибо. Но как бы мне ни хотелось, чтобы ты весь день провела в этом чудесном наряде, я попрошу тебя его снять и сохранить до лучших времён. У тебя впереди тренировки, и ты наверняка будешь скакать в грязи. И тогда он испачкается, а ты ведь этого не хочешь, верно?

– Разумеется, нет, – поспешно кивнула Орчард, снимая с себя платье и туфли (но оставляя золотую уздечку на шее). Затем Рэрити приступила к примерке последнего наряда. Это было прекрасное жёлтое платье с цветами, вышитыми белой нитью по всей длине. Закончив с ним, Рэрити надела на голову кобылы широкую жёлтую шляпу с букетом цветов наверху, а после – медового цвета бант, который она обвила вокруг шляпы, чтобы удержать цветы. Орчард тут же повернулась к зеркалу и с интересом посмотрела на себя, наслаждаясь удобством и красотой этого нового платья. И тут ей вдруг захотелось принять соблазнительную позу и слегка наклонить шляпу вперёд. На её лице появилась уверенная и немного озорная улыбка.

Рэрити снова отступила назад и сказала:

– А этот прекрасный летний наряд сделан из лёгкого атласа. К нему прилагается широкополая шляпа, которая хорошо защищает глаза от солнца.

– Да, он великолепен, – восторженно сказала Орчард, которая чувствовала себя немного ошеломлённой от такой щедрости, что проявила к ней Рэрити. Но почему? Для чего всё это? Конечно, они с Эпплджек были друзьями, но сам Биг Мак никогда особо не разговаривал с единорожкой и не проводил с ней время. Зачем же ей так стараться, чтобы сшить для него все эти наряды, тем более что через несколько дней он снова станет жеребцом? Этот вопрос не давал ему покоя, и он просто обязан был задать его вслух.

– Рэрити, я просто не могу не спросить: зачем ты всё это делаешь?

Единорожка сделала короткую паузу, а затем повернулась лицом к бывшему жеребцу и тепло улыбнулась.

– Дорогая, возможно, мы не часто общаемся, но я видела, как ты заботишься о ферме, пока мы с Эпплджек отправляемся спасать Эквестрию. Ты всегда находишься на заднем плане, но при этом поддерживаешь дела семьи, пока нас нет. И когда я увидела, как ты отчаянно пытаешься превратить себя в кобылу, чтобы помочь Эппл Блум, я сочла это достойным восхищения. А потому сшить несколько новых нарядов, которые украсят твоё прекрасное тело – это самое меньшее, что я могу для тебя сделать.

– Что ж, это довольно мило, хотя и не объясняет, к чему все эти хлопоты, но я тебе искренне благодарна, – с улыбкой сказала Орчард, всё ещё думая, что Рэрити что-то недоговаривает. Хотя какое это имело значение, ведь она была с ней так добра.

Рэрити же тем временем взяла её за копыто и повела по бутику.

– Кроме того, меня восхищает твоя смелость. Должна признаться, что если бы я была на твоём месте, и мне пришлось бы превратить себя в жеребца ради моей сестры, я не уверена, что смогла бы это сделать.

Орчард посмотрела на единорожку и представила себе огромного белого жеребца с изящной причёской и наманикюренными копытами. От такой картинки она не смогла удержаться и весело хихикнула. Рэрити обернулась и с подозрением глянула на неё.

– Над чем это ты смеешься? – спросила она.

– Да так, ни над чем, – хмыкнул бывший жеребец, следуя за модницей, которая привела его на свою маленькую и уютную кухню. Там красная кобыла села за стол, а Рэрити достала небольшой фарфоровый чайник и поставила его на середину стола. Затем она налила себе и Орчард по чашке чая и участливо поинтересовалась:

– Итак, не могла бы ты рассказать мне о своём дне, дорогая? Как ты себя сегодня чувствовала? Чем занималась?

Орчард была немного удивлена таким вопросом. Раньше её никогда об этом не спрашивали. Да и зачем? Ведь её повседневная жизнь проходила довольно скучно, и в ней не было почти ничего интересного. Отпив глоток чая, она спросила:

– А почему ты спрашиваешь?

Рэрити подняла чашку с чаем при помощи магии и ответила:

– Всё просто, я хочу понять, как тебе живётся в роли кобылы. Ведь это так интересно: узнать, как ты смотришь на вещи, находясь в другом теле.

Орчард немного занервничала, не уверенная, что хочет рассказывать ей о некоторых спорных моментах, что произошли с ней за день, но после глубоко вздохнула и произнесла:

– Что ж, всё началось довольно неплохо. Я проснулась, почувствовала себя готовой к новому дню, потом спустилась на завтрак, но тут появилась Бабуля Смит и повела себя как настоящая заноза у меня в кру...


Пока Биг Мак болтал с Рэрити, Свити Белль шла домой из школы. Ей не очень-то хотелось шпионить за возможной сестрой или на данный момент тётей Эппл Блум, хотя она и считала, что в этом нет ничего плохого.

«В крайнем случае, я просто могу посидеть в их компании и послушать, о чём они с Рэрити говорят. И если не услышу ничего подозрительного, то смогу убедить Эппл Блум оставить тётю Орчард в покое и тогда мы вернёмся обратно к своим делам».

Открыв дверь бутика, Свити Белль весело сказала:

– Сестрёнка, я дома!

Но ей никто не ответил. Тогда кобылка направилась в заднюю часть магазина, где у них были жилые помещения и кухня, и услышала голоса двух кобыл, которые разговаривали полушёпотом. Один из них она сразу узнала – это была её сестра, а вот второй звучал более громко и басовито. Свити решила, что этот голос может принадлежать только таинственной тётушке Орчард. Маленькая пони быстро спряталась за дверью, стараясь не привлекать к себе внимания, и тут же услышала вопрос сестры:

– И ты дала этому старому извращенцу пощёчину?

Свити Белль закатила глаза. Она знала, что некоторые жеребцы могут быть довольно противными, но всё равно считала, что у её сестры дурная привычка отвешивать пощёчины всем, кто кажется ей грубым. Любопытствуя, о чём она может говорить, маленькая кобылка заглянула за угол и продолжила наблюдать и слушать.

Орчард взмахнула копытом и сказала:

– Конечно, такие хамы, как этот судья, всегда выводили меня из себя. Как можно в открытую пялиться на круп кобылы и думать, что она оставит это без внимания?

Свити Белль приглушённо фыркнула, изо всех сил стараясь не захихикать при мысли о том, как большая крепкая кобыла дает пощёчину маленькому хрупкому жеребцу. Вот умора!

Рэрити поставила чашку с чаем на маленькое блюдечко и сказала:

– Знаешь, дорогая, на мой взгляд, ты поступила правильно, но тебе стоит быть слегка сдержанней. Настоящая леди должна уметь контролировать себя и пускать в дело язык, а не ноги.

«Ха, кто бы говорил!» – язвительно подумала Свити, вспоминая, как Рэрити совсем недавно отвесила пощёчину случайному прохожему за то, что тот назвал её новую юбку слишком безвкусной.

– Да, я понимаю. Однако он должен был усвоить, что я не какая-то там распутница и не потерплю подобного отношения, – насмешливо отозвалась красная кобыла, после чего продолжила: – В общем, после этого моя сестра потащила меня в школу, где я соврала всем, что я её тетя и приехала в Понивилль, чтобы помочь тебе с новой коллекцией платьев. И, к счастью, они в это поверили и не стали расспрашивать меня, почему я так сильно похожа на Биг Мака.

– Вот видишь, я же говорила, что тебя никто не узнает, – улыбнулась Рэрити. – Зелья Зекоры никогда не подводят. Да и вряд ли кто-нибудь в нашем городе догадается, что ты сменивший пол жеребец.

Свити Белль приглушённо ахнула от услышанного, ведь это означало, что Орчард Блоссом была ни тётей, ни сестрой Эппл Блум. На самом деле она была Биг Маком!

– Выходит, Скуталу была права! – взволнованно произнесла она.

– Что это? – вдруг всполошилась Орчард.

Свити Белль испуганно пискнула, сообразив, что сказала это слишком громко, и быстро побежала обратно в магазин, где нырнула за вешалку с одеждой. Осторожно выглянув из-за платьев, она увидела, как Рэрити вышла в коридор проверить, нет ли кого поблизости. Маленькая кобылка задержала дыхание и замерла, мысленно молясь Селестии, чтобы её не заметили. Но поскольку магазин был закрыт, Рэрити решила, что в нём никого нет и, пожав плечами, вернулась обратно на кухню. Свити Белль сделала несколько глубоких вдохов и прошептала:

– Фух, чуть не попалась.

Теперь, когда она знала правду, то могла рассказать об этом Эппл Блум, но... ей было немного непонятно, зачем Биг Маку лгать и придумывать всю эту историю с тётей? Ей следовало бы остаться и послушать ещё немного, прежде чем идти к подруге, а потому она вновь направилась к двери на кухню.

– Это была твоя сестра? – спросила Орчард, которая стояла на ногах и выглядела немного напуганной.

Рэрити села за стол и отрицательно покачала головой.

– Нет, Свити Белль ещё в школе. Скорее всего, в магазин зашла клиентка и, увидев, что в зале никого нет, тут же ушла.

Красная кобыла облегчённо вздохнула и тоже села за стол, чтобы продолжить разговор. Она взяла чашку в копыта и, глядя вниз с болезненным выражением в глазах, прошептала:

– Хорошо, а то мне бы не хотелось, чтобы кто-то узнал, что я на самом деле жеребец. Мне всё ещё немного стыдно за то, что я нарушаю правила состязания и обманываю свою сестру.

– Ну же, не терзай себя, дорогая. Я на сто процентов уверена, что правила не запрещают жеребцу участвовать в соревнованиях. Тем более, когда он уже стал кобылой. Что касается Эппл Блум, то ты же не хочешь, чтобы её дисквалифицировали, верно?

– Конечно, нет, но теперь Эппл Блум думает, что я её давно потерянная сестра. А я так хотела признаться, что я всего лишь её брат, но теперь… если она узнает об этом и расскажет кому-нибудь из пони, нас могут вычеркнуть из состязания.

– Да, это было бы печально. Ты столько всего сделала, чтобы помочь ей. Но ты ведь потом откроешь ей правду, верно?

Орчард Блоссом сделала долгий глоток из своей чашки и кивнула:

– Разумеется, сразу же после Состязания Сестёр.

Свити Белль увидела, как её сестра медленно встала со стула и, подойдя к Орчард, положила копыто ей на плечо:

– Вот и хорошо. Знай, я думаю, что ты поступила правильно. И Эппл Блум наверняка поймёт, что ты сделала это ради неё.

– Именно, ведь я её так люблю и очень хочу, чтобы она была счастлива.

Свити Белль стояла ошеломлённая, с быстро скачущим в груди сердцем. Это был такой трогательный момент, что ей потребовалась вся сила воли, чтобы не вздохнуть от умиления. Однако она не могла слишком долго наслаждаться моментом, ведь теперь обе кобылы стояли к ней спиной и она могла незаметно удрать. И как бы сильно кобылке ни хотелось сохранить подслушанный разговор в тайне, она пообещала Эппл Блум рассказать всё что узнает.

«Что ж, мне пора идти», – мысленно сказала Свити Белль и тихонечко направилась прямиком к двери, которую аккуратно приоткрыла, чтобы маленький колокольчик сверху не зазвенел. Затем она выскользнула в образовавшуюся щель и выбежала на улицу Понивилля.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу