Поколение Хе. Про Зебрику

Как говорят, времена, когда не было времени. Древняя Зебрика — впрочем, довольно развитая, до кризиса Бронзового века. Восемь зебр, бессмертных магов, предшественников аликорнов начинают соперничество за обладание Деревом Гармонии.

Место для самых лучших

Некоторое воспоминание о самых лучших временах.

Другие пони

Достижение разблокировано

У поняши выдался свободный вечерок. Самое время спасти очередную принцессу.

Флаттершай

Изучение человечьих повадок в Вечнодиком лесу

В Вечнодиком лесу скрывается странное двуногое существо, его повадки не изучены, и никто даже не знает, где его логово. Отважная пегаска отправляется в экспедицию, даже не подозревая, что ждёт её в конце.

ОС - пони Человеки

Человек Отказывается от Антро Фута Секса

Огромные мускулистые коне-бабы с гигантскими членами являются в твою спальню и предлагают секс.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Человеки

Время для дракона

В один прекрасный день,Твайлайт Спаркл, копаясь в своей библиотеке, находит старинную книгу,где рассказывается о мире, где когда-то давно правили драконы и о драконьей магии.Твайлайт спешит известить об этой находке принцессу Селестию и та отправляет всю Великую Шестерку в экспедицию,дабы подробней узнать об этом виде магии.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Другие пони

Сборник переделанных, бородатых песен родом из разных мест

Песни. Переделанные. Присутствует мат.

Рэйнбоу Дэш Спитфайр Дерпи Хувз Лира DJ PON-3 Октавия

Одинокие зимние ночи

"Я смогу совладать с холодом. Я пегас. Пегасы способны противостоять морозам. Конечно, у большинства из них есть утепленный, пушистый облачный дом и приятная теплая кровать... и это самая холодная зима, которую я переживала... но я крепкая. Все будет хорошо... это всего то малость холодная погода..."

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Скуталу Другие пони

Наследие Винил [Vinyl's Heritage]

Октавия и Винил встречаются уже несколько месяцев, но ни одна из них ещё не имела возможности познакомить свою вторую половинку с родителями. Винил избегает вопросов, связанных с её семьёй. Её подруга становится более настойчива. В результате пара ссорится, и у Винил не остаётся другого выбора, кроме как познакомить Октавию с родителями. Возможно, Винил следовало рассказать, кто она на самом деле.

DJ PON-3 Другие пони Октавия

Что ж, будем честными!

Другая Вселенная, другие имена, другая жизнь... Но сущность осталась! Предупреждение: полная смена имен и пола!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Автор рисунка: aJVL

Девочка и Королева: Нарушенное обещание

Глава 6: Под красным зонтом

План Кризалис был прост и понятен, хотя бы потому что плана у неё и вовсе не было. Она просто решила подключить всех хорошо ей знакомых синтетов, даже Селестии из «Маяка» досталось, а заодно и — Кози Глоу Мальгус. Та проявила интерес к авантюре дырявой лошади лишь тогда, когда был упомянут Финник, а потом и копытоприкладство. Очевидно, розовая пони смешала оба эти высказывания в одно предложение, а может, у неё просто копыта чесались. Или же она желала увидеть, как мелкий лис намнёт бока и Тиреку, и Грогару, и кому угодно ещё, кто захочет помочь паре синтетов-дуболомов. Благо заинтересованные взгляды, что она бросала на Финника, были красноречивей всяких слов. Кризалис не осуждала. Лишь подтрунивала.

И вот сейчас они двигались в ресторан «Красный зонт», который, по мнению Амелии, и мог быть тем местом, где обитает вторая Кризалис. А так как у королевы перевёртышей не было лучших предложений, пришлось довериться чутью антропоморфной кошки, каждые десять минут слушая личные истории о драках в баре и полицейском беспределе, который применялся ко всем участникам потасовки.

Представший перед ними ресторан оправдывал свое название: трёхэтажное здание вместо типичной крыши было укрыто архитектурным чудом в виде раскрытого зонта.

Кози Глоу присвистнула:

— Давай так, прежде чем сжигать это место, я бы не отказалась тут пропустить рюмашку-другую.

— Когда это я разносила всё на своём пути? — с ухмылкой поинтересовалась Кризалис.

— Дай подумать... — пегаска приложила переднее копыто к подбородку и закатила глаза. — А. Ну да. В Кантерлоте. В Понивилле. Во всей Эквестрии. Честно говоря, я не припомню случая из твоей биографии, когда ты не пыталась обратить место своего пребывания в руины. Вон даже собственное жилье напоминало одну большую выгребную яму.

Улыбка сползла с мордочки Кризалис, в то время как Кози Глоу смотрела на неё с совершенно невинным выражением мордочки. Честнее могут смотреть только маньяки.

— Можно подумать, ты во всём этом не принимала участия!

— Эй, — притворно возмутилась пегаска. — Я вообще была невинной жертвой! Меня, если помнишь, вообще в Тартар засунули. Конечно же, я была немного зла на окружающих за это.

— Жаль ключ не выкинули, — тихо прошептала Кризалис.

— Что?

— Да ничего! Пошли говорю, хватит лясы точить, — хитиновая пони первой вошла в ресторан.

— Ой, вы только гляньте: маленькая пони уела большую и страшную королеву! Видимо, я не настолько безнадежна... – гарцуя, Кози Глоу вошла следом и тут же замерла. — Ну ни хера ж себе!

Ресторан и впрямь поражал эстетическими изысками. В центре располагался фонтан, обитый мрамором. Судя по снующим тут и там официантам и посетителям, то была голограмма, дабы клиенты не оказались вдруг мокрыми и злыми, но размер всё же поражал. Колонны же были стилизованы под произведения искусства. Причём довольно специфичные. Одна была сделана в стиле огромной башни. Другая изображала мужчину и женщину, сжимающих в руках садовый инвентарь. Третья изображала огромную кошку с человеческим лицом и, отчего-то, сломанным носом, на горбу которой возвышалось треугольнообразное строение, идущее аккурат к потолку. Ни одна из них ничего не говорила далёким от искусства Кози Глоу и Кризалис. Впрочем, последняя где-то слышала о странной кошке, возможно даже в оригинальном мультфильме, откуда была родом, но не поручилась бы. Вот только не это привлекло внимание хитиновой «феи». И даже не то, что к ним тут же подскочил работник ресторана, что не стал интересоваться, заказывали ли те столик, а повёл к одному из свободных. Обе пони во все глаза смотрели на сцену, а вернее на того, кто собирался выступать. Певец был облачен в белый костюм, обделанный серебром, ну или его аналогом. Мог похвастаться внушительного размера животом и роскошной шевелюрой...

— Король Сомбра?! — хором произнесли пони.

Сотрудник ресторана ничуть не смутился, лишь покровительственно улыбнулся и произнёс:

— Да. Многие приходят сюда, чтобы посмотреть на Короля и послушать его дивный голос.

— Дивный?! — последовал очередной вопросительный вскрик от обоих.

Человека этим было не смутить:

— О, вы не слышали? Тогда ещё больше причин остаться у нас подольше. Он чудесно поёт.

Кризалис и Кози Глоу обменялись ошарашенными взглядами. Они обе с трудом могли представить картавого, да и что там — не особо сообразительного экс-правителя Кристальной Империи в качестве талантливого певца. Усаживаясь за стол, Кризалис собралась передними копытами зажать уши, а Кози Глоу с живым интересом стала разглядывать перечницу и сольницу, не иначе хотела использовать их в качестве затычек. Но вот Сомбра заговорил в микрофон, и пусть в голосе и ощущалась лёгкая картавость, но она не резала слух, а скорей звучала как речь какого-нибудь заправского аристократа из Кантерлота, ну или богача из Белого города.

— Спасибо! Спасибо, что вы сегодня тут собр-рались. Такие нар-рядные, такие удивительные, — единорог на сцене улыбнулся, демонстрируя ослепительную улыбку, — такие богатые.

Последние слова вызвали в зале аплодисменты и смех. Сам же Сомбра, элегантно припав на передние ноги, поклонился.

— Я что, брежу? — недоверчиво поинтересовалась Кози Глоу, после чего, нисколько не смутившись, ткнула копытом в меню. — Вот это, это и... это, — немного подумав, добавила заговорщицким шепотом. — Она платит.

Кризалис в ответ зашипела. Не столько из-за наглости розовой пегаски — та вела себя подобно Финнику Гольдштейну, такая же язва. Королева перевёртышей хотела скорей услышать пение «легендарного», хе, короля. И он не заставил себя ждать:

«Only you can to make all this wealth seem br-right,

Only you can to make the dar-rkness fr-right,

Only you and you alone can thr-rill me like you do,

And to fill my hear-rt with love for-r only you.

Only you can to make all this change in me,

For-r it’s tr-rue — you ar-re my destiny».

— Да нет! Да не может быть! Да это какой-то театр абсурда! — не выдержала Кози Глоу, после чего вновь обратилась к официанту, что терпеливо ждал. — А ей не надо. Пони на диете, ага.

«Пони на диете» угрожающе щёлкнула зубами, продолжая слушать:

«When you hold my hoof I under-rstand the magic that you do

You’r-re my dr-ream come tr-rue, my one and only you.

Only you can to make all this change in me,

For-r, it’s tr-rue — you ar-re my destiny.

When you hold my hoof I under-rstand the magic that you do

You’r-re my dr-ream come tr-rue, my one and only you!»

— Эм-м-м, тогда вот это, это и стакан во... ой, да шучу я! Вина. Конечно же, вина. Гуляем мы или как?

Официант ушел, а Кризалис, не отрываясь от фигуры певца, произнесла сквозь зубы:

— Мы тут не гуляем, а ищем... вторую меня.

Кози Глоу фыркнула:

— Ой, да чего искать-то! Вон она. За первым столиком.

Королева перевёртышей проследила куда указывает спутница и увидела... Кейденс. Розовый аликорн, в тёмно-зелёном переливающемся платье, с распахнутыми во всю ширь крыльями, отодвинув стул и облокотившись передними копытами на стол, покачивала крупом в тон песни, не забывая при этом уплетать торт за обе щеки.

— Со-о-овсем не палится, — заговорщицки произнесла Кози и подмигнула.

Конечно, существовал шанс, что это и впрямь Кейденс, которая каким-то невероятным образом втрюхалась либо в самого Сомбру, либо в его песни, но Кризалис никогда не верила в подобные совпадения, предпочитая сначала действовать, а уж потом спрашивать.

— Ты — у выхода, а я пойду побеседую. В конечном счёте, когда мне ещё выпадет возможность поговорить сама с собой?

— В зеркало посмотри, — язвительно ответила пегаска. — Или шизой обзаведись. Хотя погоди, ты уже!

Взгляд Кризалис мог забивать гвозди, и Кози Глоу, нервно сглотнув, выбралась из-за стола и засеменила к выходу, периодически оглядываясь.

Посчитав, что этого достаточно, королева перевёртышей неторопливой походкой направилась к развлекающейся лже-Кейденс. Не торопилась она потому, что понятия не имела, что сказать самой себе, дабы заинтересовать в осуществлении хитрого, до безумия, плана. Потому что вот лично она, окажись в такой ситуации, покрутила бы копытом у виска и послала бы всех к Дискорду.

Кризалис, на всякий случай, огляделась, но нет — нигде бога Хаоса и Раздора видно не было. Что к лучшему, ей неожиданных встреч на этой неделе хватило. Сыта по горло.

— Де Ла Марк, — решила зайти с козырей хитиновая пони.

Кейденс перестала вилять крупом, а уши её встали торчком.

— Я принцесса, не барон. Ищите в менее респектабельном заведении, — музыкальным голосом ответила аликорн.

— А я ищу не принцессу, а королеву, — невозмутимым тоном произнесла Кризалис и, обойдя столик по кругу, встретилась взглядом с Кейденс. Взглядом, в котором на мгновение мелькнуло зелёное пламя, ну или королеве перевёртышей очень хотелось его там видеть. — И мне думается, что именно среди подобных отбросов, — кивок в сторону певца на сцене, — она и будет ошиваться.

Кейденс сложила крылья за спиной и, опустившись на все четыре копыта, окинула оценивающим взглядом собеседницу:

— Ну надо же, как тесен мир! Принцесса и та, кто отчаянно пытается ей быть, встретились под стенами «Красного зонта». Что ж, здравствуй, Кризалис. Пусть это и не совсем верное слово, и я бы предпочла, чтобы ты издохла за ближайшим кустом!

— И тебе не хворать, Де Ла Марк, — мордочка перевёртыша ничего не выражала, как и голос. — Поговорим по-хорошему или продемонстрируешь то, что умеешь лучше всего — убегать?

— Фариа. Кейденс Фариа, — розовый аликорн мило улыбнулась, а вот глаза метали молнии. — И насколько я помню — бежала именно ты. Бежала, причитала, рыдала и раз за разом получала радугой по крупу.

Кризалис хотела было продолжить состязание в язвительности, но Кози Глоу явно надоело ждать у входа, а может, она этого даже и не планировала. Пегасёнка, держа в передних копытах поднос, не иначе от чьего-то заказа, подлетела к лже-Кейденс и размахнулась. Кризалис успела крикнуть «стой!», чем вызвала вполне закономерную реакцию розового аликорна — та резко обернулась. Кози же останавливаться не планировала, а потому со всей силы впечатала поднос в морду «Принцессы Жвачки». Кейденс покачнулась, и её маскировка пошла рябью, явив миру вторую королеву перевёртышей. Минина хотела было сказать, что этого достаточно, но не успела, так как поднос повторно опустился на голову несостоявшейся принцессы. Та растянулась на полу, а пегаска спустилась вниз:

— Всегда хотела это сделать.

Спустя пару секунд до неё дошло, что она сказала и перед кем, отчего стыдливо отбросила передним копытом поднос и придала мордочке невинное выражение:

— Ой!

— Угу, ой! Так, хватаем Де Ла Марк и валим отсюда!

Кризалис не заметила, как после первого удара в заведении резко оборвалось пение, а после второго и музыка с приглушенными голосами, и всё внимание присутствующих было обращено на возмутителей спокойствия. Не заметила она и двух громил, которые по толщине плеч могли бы посоперничать и с мегадесантниками... ну теми, что болели в детстве. Она была слишком увлечена происходящим, и вот сейчас, буквально в паре метров от неё, раздался голос местной знаменитости:

— Ну надо же какая встр-реча! И что же вы кр-расавицы не поделили? Не меня, надеюсь?

Перед Кози Глоу и Кризалис стоял Король Сомбра и очень недобро поглядывал на знакомых ещё по злодейским делам в Эквестрии пони...


Охранники — двое патлатых громил, у которых перекачано было всё, за исключением голов, хотя будь мозг мышцей — накачали бы и его, без излишних церемоний препроводили Кози Глоу и двух Кризалис в гримёрную. Сами они, правда, внутрь не вошли, но вошёл Сомбра, который тут же начал приводить в чувство Де Ла Марк, поднесся к её носу нюхательную соль. Оглушённая Кризалис пришла в себя в экспрессивной манере, ударив передним копытом того, кто находился к ней вплотную. Это хоть и не выбило дух из местного «Короля», но заставило его отступить, под беззлобное хихиканье розовой пегаски.

— Давайте обойдёмся без копытопр-рикладства, — произнес Сомбра всё тем же аристократическим голосом. — В пр-отивном случае Питер-р и Дэвид р-решат, что без их участия ну никак не обойдётся.

Кризалис Де Ла Марк смутилась и даже опустила взгляд, а Кози Глоу, не будь дурой, указала на Минину со словами, что это она начала. Предполагаемая зачинщица даже ухом не повела:

— Кхем, Король, да? — собеседник кивнул. — Слушай, мы не лезем в твои владения, просто у нас тут возникло лёгкое недопонимание...

— Хорошо недопонимание, — ворчливо буркнула Де Ла Марк, — подносом по кумполу. И вот ведь наглость — не один раз, а десяток!

— Всего два. Больше твоя пустая черепушка всё равно не выдержит! — не осталась в стороне Кози.

Начался яростный спор, в котором обсуждалось сначала сколь крепки головы у пегасов, продолжилось тем, какие они на вкус, и вылилось в интеллектуальное обсуждение, что делают дезинсекторы с огромными жуками. Естественно, всё это сопровождалось перекидыванием друг в друга предметов парфюмерии и всего того, что в копыто попадалось.

Сомбра, которого не задело разве что чудом, уселся в кожаное кресло с надписью «Король», что располагалось в дальнем углу помещения, и спокойно произнес: «Дамы». Последние были слишком увлечены беседой, в которой на этот раз обсуждали сексуальную жизнь розовой пегаски как в прошлом, так и в будущем времени, а потому пришлось несколько раз цокнуть передними копытами и повысить голос. Наконец, спорщицы замолчали и испуганно посмотрели на единорога в белом костюме.

— Ах, как же пр-риятно, что мы все сегодня здесь собр-рались и не пытаемся убить др-руг др-руга по надуманному поводу!

Кози Глоу хватило такта опустить взгляд. Две Кризалис же одновременно фыркнули, затем посмотрели друг на друга и фыркнули снова.

— Ну пр-рямо кунсткамер-ра, — Сомбра покачал головой. — Ладно, я так понимаю, вы не р-ради меня тут собр-рались?

— Ничего не знаю, я пришла музыку послушать, — Де Ла Марк надменно вскинула голову, но эффект портило то, что она косилась на своих несостоявшихся похитителей.

— Так и есть. Мы пришли за этой воровкой, чтобы вернуть моё честное имя, — Минина крупом толкнула вторую Кризалис.

— Честное имя? Да я тебя умоляю! Ну какое у тебя... у нас может быть честное имя?!

— А я вообще не с ними, — встряла Кози. — Я вообще пожрать пришла и как увидела двух хитиновых бестий, то тут же поняла, что вот они — нарушители спокойствия и точно что-нибудь учудят! — обе Кризалис наградили пегаску испепеляющими взглядами. — Что? Я правду говорю!

— Цир-рк, — устало произнес король местной сцены и откинулся в кресло, в то время как кобылки снова стали выяснять отношения, пока с помощью ехидных замечаний и взаимных обвинений, отчего в невиновность всей троицы мог поверить разве что умалишённый. — Дамы, я понимаю, вам тут весело, а если я отвер-рнусь, то станет ещё веселей. Но у меня нет с собой записывающих устр-ройств, дабы пор-радовать посетителей этого славного места кобыльей др-ракой. Так что, будьте любезны, р-расскажите, что тут вообще пр-роисходит. Ведь без этого вы отсюда не выйдите. Только давайте покор-роче. Мне чер-рез двадцать минут выступать.

Троица вопросительно переглянулась, а затем стала буравить друг друга взглядами, явно надеясь, что начнёт кто-то другой. Сомбра же устало прикрыл глаза.

В мире людей он повидал всякое, в том числе пони-синтетов, которые в родном мире носили статус Элементов Гармонии, а тут стали едва ли не форменными лиходеями, вымещая злобу на окружающих. Он видел организации, которые пытались хоть как-то успокоить тот хаос, что творился в бедных кварталах аккурат после падения БРТО. Народные дружины, «Синтезис» и набирающая огромную популярность «Паучья Сеть». Ни одной из них он не верил, так как прекрасно знал, как словами можно манипулировать сознанием глупцов. Помнил это благодаря искусственной памяти, как и то, до чего его подобное довело. Пережил он тоже всякое, и две смерти в Эквестрии были не настолько болезненными в сравнении с тем, через что пришлось пройти в мире людей, пока он не стал тем, кто есть сейчас. Смерть, она хотя бы была быстрая.

И за все эти годы он научился читать разумных существ как книги. Кто-то из умников назвал бы это эмпатией, сам же Сомбра считал это своего рода компенсацией. Все-таки он, как-никак, Король, а следовательно, должен отличаться от простых смертных, пусть даже будучи королём рок-н-ролла, а никак не Кристальной Империи. Вот только в отношении этой троицы чутьё молчало, а потому оставалось лишь сверлить их взглядом в надежде на память о былых временах. Удивительно, но это сработало. Ну или одной из Кризалис надоело играть в гляделки.

— Ладно, Дискорд с вами, — королева перевёртышей прикрыла глаза и с вызовом посмотрела на Сомбру. — Привет, я Кризалис Минина, и по совместительству — фея.

Король и Королева удивлённо переглянулись, но быстро совладали с собой и, придав мордочкам безразличное выражение, стали слушать дальше жучилу, что столь беспардонно вторглась в их жизнь. Кози Глоу же в свою очередь ехидным голосом произнесла:

— Привет, Кризалис.

Говорившая закатила глаза, но этим и ограничилась, продолжая рассказ. Она говорила о девочке. Человеке. О том, как познакомилась с ней и как помогла в трудную минуту, а затем уже как девочка помогла ей в ответ. О данном впопыхах обещании, что она найдёт в Гигаполисах злодеев из оригинального сериала, у которых жизнь куда лучше эквестрийской и сами они в разы лучше своих оригиналов. И как начала поиски, которые её привели в «Гадкий Койот» и чем всё это обернулось. От внимательного взгляда Сомбры не укрылось, как вторая Кризалис вздрогнула при упоминании бара, а как только прозвучало имя Грогара, вздрогнула повторно.

Наконец история подошла к концу, и какое-то время стояла оглушительная тишина. Сомбре не надо было смотреть на часы, чтобы понять — быстро выслушать и выпроводить, а то и сдать полиции странных гостей не получится. По счастью, в ресторане была страховка на случай, если ведущий певец задерживается или не может выступить. Со сцены полилась музыка, джаз, что в обычной ситуации ласкала бы уши Королю, но сейчас она скорей раздражала.

— Звучит как полный бред, — немного подумав, Де Ла Марк добавила. — С другой стороны, только такая хрень в жизни и происходит.

— А я и вовсе не с ними, — доверительно произнесла Кози. — Зашла послушать музыку, но вид жучил вызвал у меня несварение, и я одной из них врезала. Врезала бы и второй, если бы не твои башибазуки, — перехватив хмурые взгляды пары перевёртышей, она воскликнула: — Ну чаго?! Я правду говорю!

— Ты пр-ришла сюда в сопр-ровождение Кр-ризалис, — спокойно произнёс Сомбра.

Его собеседница, стрекоча крыльями, зависла над потолком, сложила передние копыта на груди и надулась:

— Ла-а-адно! Работаю в общепите, хожу на тусовки байкеров и иных прожигателей жизни. Мечтаю о мотоцикле, сделанном специально для меня, и чтобы не пришлось за это платить органами для богатея из Белого города. Ах-ха, как скучно я живу!.. Ну чего пыритесь? Я пошла с ней, чтобы немного развлечься, только и всего. И никаких душещипательных историй со спасением бродячих животных нет!

— Да ты сама как животное, — ехидно ответила Де Ла Марк. — Даром что на честных синтетов кидаешься.

— Это ты-то честная? — взъярилась пегаска. — Да у тебя морда рецидивистки, да и повадки такие же. Ну-ка, расскажи о себе и посмотрим, какая ты че-е-е-естная!

— Тебе-то что ли рассказывать? — собеседница фыркнула. — Разбежалась!

— Не ей, — Сомбра приложил копыто к груди и тепло улыбнулся. — Мне.

Де Ла Марк опустила взгляд, явно смутившись, и какое-то время что-то шептала, но столь тихо, что чуткие уши пони не могли разобрать слов. Наконец она вскинула голову и с вызовом посмотрела на присутствующих. Никто не отвел глаза.

— Ладно! Хотите историю? Их есть у меня...

Кризалис Де Ла Марк не могла похвастаться богатой биографией. Была куплена для одного богатенького маменькиного сынка в Белом городе, что разменял уже четвёртый десяток лет, обзавёлся женой и парой спиногрызов. Миновало её и физическое насилие, так как владелец воспринимал её как украшение своей богатой, но безвкусной коллекции, этакий приз. Его супруга смотрела на это несколько иначе, видела в Де Ла Марк конкурентку и капала на мозги любимому мужу с предложением избавиться от жуткого синтета, который пугает детей. Так и было. Мелкие засранцы боялись дырявой лошади с улыбкой хищника, но хозяин терпел. Терпел до тех пор, пока не случилась история с чёрным чемоданчиком и всеобщей амнистией. И уже после этого было выдвинуто условие: либо семья, либо презренный синтет. Решение оказалось не в пользу хитиновой лошади. Кризалис оказалась на улице, без единого кредита в кармане или на счёте. Зато свободной. И что ей было делать в таком положении, как не начать воровать? Благо у нее было шесть личин, чтобы не попадаться. Даже столь легендарная, сколь и ненавидимая Твайлайт-принцесса была доступна Де Ла Марк.

И так уж случилось, что путь её свёл с двумя мерзавцами. К сожалению, не Флимом и Флэмом, теми можно было манипулировать. С Грогаром и Тиреком, которые занимались тем, что уговаривали бездомных и одиноких синтетов подписать «контракт владения», как они это называли. Синтет получал горячую еду, одежду, медицинскую помощь, после чего отправлялся к новым хозяевам. Зачем было заниматься подобным в ту пору, когда многие синтеты были счастливы вернуться к своим владельцам или кому угодно, кто будет заботиться и говорить, что делать? Ответ был прост: не все покупатели вменяемы в психологическом плане. Но какая разница? Ведь деньги не пахнут, не так ли? Для Кризалис Де Ла Марк они пахли. Кровью, болью и слезами. Она не была героем или защитницей слабых и убогих. Просто поставила себя на место тех бездомных, которые не нашли себя и хватались за любую возможность. Обращаться в полицию не стала. Для этого пришлось бы ответить на множество неудобных вопросов. Она поступила как всегда — обокрала Грогара с Тиреком, а инфо-планшет с записями о синтетах отправился в ближайшую речку. После чего ушла в надежде, что о своих напарниках-ублюдках больше не услышит. В записях тех были новые потенциальные жертвы, а никак не те, кто «получил новый дом». О последних никто уже не вспоминал, и их судьба, явно, была неприглядной.

 

— Ла-а-адно, — протянула Кози Глоу после недолгой паузы. — Вы, вот да, обе две. Официально. Вы — больные! Ладно у этой, — кивок в сторону Минины, — враги сожгли родную хату и нужно новый рой создать, а то, что он будет из человеческих детей, — какая разница. Но, мать твою, ты — это просто нечто!

— Ты ведь хотела приключений, верно? — медовым голосом поинтересовалась Минина.

— Да... да! Но... — пегаска с вызовом посмотрела на присутствующих. — Но это ж какой-то бред!

— Именно такими и бывают приключения, — не осталась в стороне и Де Ла Марк.

Розовая летунья закатила глаза и застонала:

— Ох, блин... с кем связалась?!

Сомбра же слушал истории всех троих молча. Оказавшись в этом мире и столкнувшись с жестокостью, которая даже ему, экс-королю Кристальной Империи, казалась чрезмерной, он постарался найти место, где окружающие смотрели бы на него с обожанием, но в тоже время не пришлось никого убивать или мучать, ведь слишком нагляден был пример, что бывает, если идёшь по пути насилия. Он не хотел влезать во что-либо значительное в этом мире, благо жизнь складывалась именно так, как хотелось. Но вот перед ним стоят те, кто едва не стал напарницами ещё там, в Эквестрии, и они решили рискнуть своими жизнями ради того, чтобы сделать что-то хорошее. Правда, насчет Кози серый единорог уверен не был, но она всегда была неизвестной величиной. И вот сейчас он мог просто выкинуть их взашей отсюда, предоставив самим разбираться со своими проблемами. Можно было вызвать полицию, и те точно найдут, в чём обвинить всю троицу. А можно было...

— Ты собир-ралась вер-рнуть Де Ла Мар-рк р-работор-рговцам?

— Сдурел, кристальный дурень?! — рявкнула Минина. — Эти выродки напали на меня и подругу. Угрожали девочке, за которой я присматриваю. И после этого я должна делать то, что они хотят? Ага, сейчас! Я планировала поговорить... ну, с собой, а затем прищемить яйца Грогару с Тиреком, да так, чтоб всмятку!

— Не знаю, что ты там задумала, но я в деле! — Де Ла Марк кровожадно ухмыльнулась.

Королевы перевёртышей выжидательно посмотрели на парящую под потолком Кози Глоу:

— Чё уставились! Сказала же, что в деле... — после чего сокрушенно вздохнула. — Точно крылья оторвут...

Сомбра улыбнулся:

— Можете р-расчитывать на мою помощь.

— Серьёзно? — недоверчиво поинтересовалась Минина. -  Вообще я всё это рассказывала для второй себя, а в твоём случае ожидала появления громил, которые вежливо или не очень попросят свалить в туман.

— Скорей всего, не очень, — согласилась Де Ла Марк.

Король приложил копыто к груди, и улыбка на его устах стала шире:

— Какой джентльмен повер-рнётся спиной к дамам, оказавшимся в беде?

Кози Глоу почесала затылок, после чего пожала плечами:

— Не знаю... нормальный?


— Я поверить не могу, что ты это сделал — выкрикнула Кризалис Минина.

Учитывая, что первая, и как она считала — самая сложная, часть плана сработала и удалось заинтересовать вторую себя без копытоприкладства и угроз, то стоило сосредоточиться на второй, которая выглядела неплохо разве что на словах, но хитиновой пони хотелось проведать Одри с Финником. Каково же было её удивление, когда выяснилось, что ушастый пройдоха решил всё сделать по-своему.

— То есть сделал всё, о чем ты просила, и даже больше? Да не вопрос, — был ей ответ. Ну и самодовольная ухмылка на лисьей морде, куда уж без этого.

Сейчас они находились в «Харчевне» Косого, а если быть совсем точным, то в подсобном помещении, где из-за нагромождения всякого хлама места было не так уж и много, даже для синтетов, которые могли похвастаться как не особо высоким ростом, так и стройными фигурами.

— Я что тебе сказала, чудак лопоухий? Одри, Магда, импровизированные каникулы и всё.

Временами, вот как сейчас, Кризалис Минина становилась совершенно невыносимой. То, что подобное выражение, с легкостью, можно было применить и к мелкому лису, Финником Гольдштейном даже не рассматривалось. И это притом, что он, своими действиями, облегчил жизнь всем! Оформил опеку, пусть и в обход официальных формуляров, над Магдой на себя и Амелию? Есть. Побеспокоился о том, что вечно хмурая кошко-пиратка перестанет дымить как паровоз, ведь у неё будет теперь жить девочка-подросток и, иногда, захаживать весь такой обаятельный и красивый маленький синтет? Есть. Лишил, опять же в обход официального закона, родительских прав обоих опекунов Магды, так как оба не тянули на родителей года, и теперь им не придется сетовать на то, что жизнь пошла под откос из-за воспитания соплячки-хулиганки? Есть. И где же слова благодарности? Вот где они?! В жопе у одной жучилы. Вон как свербит!

— Чудак? — улыбка на устах собеседника стала ещё более наглой, хотя, казалось бы, куда уж больше. — Это произвольное от слова на букву М? Хреново ж быть родителем. Даже ругаться разучиваешься, не говоря о полезных привычках...

— Финник!

Маленький синтет демонстративно почесал ухо:

— Да-да, я во всём виноват, а ты, блин, святая, — Кризалис открыла было рот, но Финник, не желая выслушивать нотации дырявой лошади, продолжил и даже повысил голос едва ли не до крика. — Да, ты сказала про свою драгоценную Одри. А ещё говорила, чтобы устроил для неё и её подруги увеселительный отдых. Ну так я и сделал, какие проблемы?

Он тут же пожалел, что произнёс последнее предложение вслух. Ведь проблемы были, и если верить Кризалис, то размерами с Гигаполис:

— Одри сейчас угрожает опасность. Да, из-за меня, но я хотя бы пытаюсь всё исправить. А ты не улучшаешь ситуацию. Вот совсем!

— Магде тоже, — парировал Финник. — Или ты думаешь это Тирек ей тот фингал поставил? Это работа её драгоценного папаши!

— Отчима, — поправила королева перевёртышей, отчего собеседник поморщился.

— Да какая в жопу разница? Хоть Господа Бога! Факт остаётся фактом. Он колотит девчонку по любому поводу и как только схватит алкогольное отравление, то решит, что во всём виноваты домочадцы, и поубивает всех нахер!

Кризалис осеклась, и какое-то время двое синтетов, которые за годы знакомства стали лучшими друзьями, буравили друг друга взглядом. Наконец, хитиновая пони заговорила:

— Странно слышать такое от тебя. Ты постоянно ноешь, что я занимаюсь ерундой, присматривая за Одри, а сам же решил позаботиться о Магде, причём подвергнув её жизнь не меньшей опасности, чем у неё была до этого...

 - Знал, что не поймешь, — Финник испустил тяжелый вздох. — Не надо мне приписывать мысли и поступки, от которых сама страдаешь. Я — прагматик. Сделать чуть больше, чем нужно, чтобы ты от меня отстала на время? Да. Это одолжение, вот только мне самому. Притащить к одной девчонке вторую, дабы они поняли, что вот этот крутой маленький синтет — славный малый и ему можно доверять? Это всяко лучше, чем если бы они разревелись на улице, со словами, что незнакомый лис — ну слишком лис. Позвонить драной кошке, чтобы сняла хвост в виде зелёного бугая, ведь мне лениво заниматься подобным самому? Ей полезны физические упражнения. От них синяки и ссадины быстрей заживают, ага. Я не хороший, пушистый и белый лис, как предстаю в твоих розовых фантазиях, дырявка. Уяснила?

Ну устах Кризалис появилась заговорщицкая улыбка, и она кивнула. Финник же застонал:

— Нихрена ты не уяснила... Ладно, я свою работу выполнил так что...

— Вообще-то, дело ещё не закончено.

Маленький лис, потянувшийся было к дверной ручке, так и замер.

— Грогар с Тиреком никуда не делись. А учитывая их рабовладельческие замашки, им стоит хорошенько врезать по рогам.

Финник всё же открыл дверь и, не оборачиваясь, бросил:

— Не мои проблемы.

Кризалис лишь слегка качнула головой и направилась следом.

За одним из столиков сидели Одри с Магдой, о чём-то интенсивно споря. Ну или спорила вторая девочка, то и дело указывая пальцем то на подругу, то в сторону кухни, где сейчас работал Косой, благо время было обеденным и посетителей хватало. Несмотря на то, что обе юные особы временно сменили место жительства, школа никуда не делась, и им, как и прежде, нужно туда ходить. И на всякий случай маленький синтет подключил программу перехватчик к голофонам Анны и Эл Джея, если те решат позвонить в школу и узнать, как дела у их детишек. Одна из знакомых по «Паучьей Сети», Бэт, долго отбивалась от «чести» быть представительницей школы, но Финник припомнил той пару долгов, и у девушки не осталось выбора, кроме как, продемонстрировав мелкому лису средний палец руки, согласиться.

Что касается новообретённых союзников, то все трое пребывали в компании Амелии либо в общежитии, либо блуждая по улочкам «Зоопарка». В любом случае антропоморфная кошка припомнит это Кризалис, тут уж к гадалке на ходи.

Из-за столика меж тем донеслись голоса:

— ...интересно, а как называется фея мужского пола? — голос Одри был задумчивым, и она с неохотой водила вилкой по тарелке, видимо предпочитая пище полёт фантазии.

— А я знаю!

— Правда? — светловолоса девочка тут же оживилась. — Скажи, пожалуйста!

На лице Магды расплылась улыбка, и она с торжественным видом произнесла: «Финник». Спустя пару секунд обе залились смехом.

Кризалис тоже хихикнула, удостоившись кислым взглядом со стороны лиса.

— Знаешь, как говорят? Устами младенца глаголет...

— Глупость, — резко перебил маленький синтет. — Я вообще не понимаю, откуда пошла эта присказка и кто решил, что дети внезапно стали охренеть какие умные. Суют оголённые провода в рот, падают в открытые канализационные люки, соглашаются пойти за незнакомцами лишь потому, что те хорошо выглядят. И самое главное, — Кризалис с Финником поравнялись со столиком, за которым сидели хохотушки, — постоянно ноют!

Смех резко оборвался, а сам лис, удовлетворённо кивнув, уселся на свободный стулик. Если бы рядом был кто другой, то этим дело бы и ограничилось, но у Кризалис всегда имелась пара слов, которые могли привести собеседника как в состояние лёгкого дискомфорта, так и откровенного бешенства, чем она и гордилась:

— У кого-то было тяжёлое детство, а?

Улыбка самодовольства сползла с мордочки Финника, а несносные девчонки по новой захихикали.

— Ладно. Раз вы уже тут, то поручаю вас заботам Финника, который отказывается мне помогать в смертельно опасном деле... — Кризалис придала мордочке страдальческое выражение и в данном случае почти не кривила душой. — ...надеюсь, мы справимся.

В ответ раздались слова негодования и даже лёгкой обиды как со стороны старого друга, так и светловолосой девочки, ставшей, пожалуй, самым близким живым существом в жизни. Лишь Магда молчала, вопросительно поглядывая на присутствующих, и наконец её осенило:

— Вы... вы что-то собир-р-раетесь сделать с Джеем и Элли?

В голосе девочки не было страха, а скорей решимость.

— Я планировала, — не стала отпираться Кризалис. — Но вот он, — копыто указало в сторону лопоухого синтета, который, судя по выражению морды, хотел провалиться сквозь землю, заодно забрав с собой королеву перевёртышей, — сказал, что с радостью решит твою проблему с домашним насилием.

Магда икнула, а затем, зардевшись, опустила взгляд:

— Нет никого насилия. Я просто упала... — она понизила голос до шёпота. — Спасибо...

Одри погладила подругу по плечу, чем заработала благодарную улыбку, после чего посмотрела в глаза хитиновой пони и решительным тоном произнесла:

— Я не согласна!

— А уж я-то как не согласен! — поддакнул Финник. — Не было такого уговора!

Кризалис, усевшись на свободный стулик, всплеснула передними копытами:

— И что мне с вами делать?

— Не оставлять меня с ними!

— Не бросать нас!

Королева обвела взглядом присутствующих, и пусть в глубине души у неё всё сжалось, а из теней с противоположной части забегаловки выступил призрак Твайлайт Сологуб, что с осуждением смотрел на говорившую, слова всё же были произнесены:

— Хорошо, что вы предлагаете?

— Я пойду с тобой! — тут же воскликнула Одри. Заметив, что взгляды посетителей направлены на неё, девочка зарделась и, пробормотав извинения, продолжила, уже более спокойным голосом. — Без меня ты попадёшь в неприятности. И я... я... буду за тебя волноваться. Узнаю у Мистера Зайца куда ты ушла, а затем отправлюсь на твои поиски даже... даже если он запрёт все двери. Я всё равно найду выход. Тебе нельзя без меня, вот так!

Магда, выслушав эту проникновенную речь, лишь пожала плечами и произнесла: «Куда Одр-р-р-ри, туда и я», за что тут же была заключена в объятия.

Финник же был куда более категоричен:

— Не пойдёт. Ты сказала, чтобы я притащил девчонку в «Зоопарк». Я, по причине кра-а-айне хорошего настроения, а также благодаря тому, что вы с ветрогонкой умоляли помочь, согласился. Работа выполнена. Она — тут. Причём в двух экземплярах. Перепоручи их драному уху, пусть свяжет и засунет каждой в рот кляп. Это решит все проблемы, ну кроме детских обид, но, думаю, ты это переживёшь. А что до избиения горожан, то это фигура речи, вот так! — лис сложил руки на груди, давая понять, что разговор окончен.

— Амелия мне понадобится на месте. Мне бы и ты пригодился, но раз тебе страшно...

— Ты не поверишь, но да, мне страшно. Ты видела Тирека вблизи?!

— Ага, — Кризалис кивнула. — Он мне врезал.

Этот простой комментарий вызвал удивленный вздох Одри и заставил Магду поморщиться.

— Во-о-от! А меня бы он вообще растоптал! Так какой тебе будет толк от превращённого в лепёшку маленького лиса, и главное — какой толк от этого будет мне?!

— Драки не будет, — спокойно произнесла перевёртыш.

— О, ну да, конечно! Ты просто с ними поговоришь, выстрелишь потоком радуги из жопы, и они станут милыми и добрыми, это ведь так у вас в карамельной стране работает?

Кризалис поморщилась. Ей вспомнились последние серии мультика, увиденные намедни, и то, что с ней сделала концентрированная радуга. Одри закусила нижнюю губу, а в глазах её мелькнула боль. Видимо, она тоже помнила.

— Нет. Но у них будут проблемы посерьёзней. Намного серьёзней.

— Я не герой, — Финник поморщился.

— Я тоже, — легко согласилась перевёртыш и едва не добавила: «Герои умирают», но вовремя спохватилась. — Вот поэтому у нас всё получается. Сам же знаешь, если работаем поодиночке, то вечно происходит какая-нибудь фигня.

Лис почесал нос, посмотрел на потолок, затем в сторону кухни, проигнорировал взгляды, которые на него бросали обе девочки, и махнул лапой:

— Ага. Я помню случай с Хестусом...

— И я, — тут же воскликнула Одри.

— Цыц! То есть без меня никак? — Кризилис кивнула. — Совсем-совсем никак? — несколько интенсивных кивков. — Ла-а-а-адно, но с тебя пи... кхе-кхе, сок, ящик, ясно?

— Нам уже можно пить. Мне, во всяком случае, — подала голос Магда.

— Можно — не значит нужно, — маленький лис сурово посмотрел на девочку-пиратку. — Или хочешь стать такой же, как Джей?

Магда стушевалась.

— Ладно, раз в деле, то сдай этих двух Амелии и...

— Я помогу Кризалис с Тиреком! — решительно заявила Одри, затем посмотрела на подругу, которая согласно кивнула, и добавила: — Мы поможем!

Со стороны кухни раздался металлический грохот, и все четверо вопросительно уставились на источник шума. Это был Косой, который выронил поднос с едой и сейчас хмуро поглядывал на Кризалис. Ей предстоял тяжёлый разговор о моральных ценностях и ответственности.

Королева перевёртышей закатила глаза. Ей одной Твайлайт хватало. Вон как смотрит! И то, что единорожка была всего лишь воспоминанием и игрой воображения, ни разу не помогало...


— ...да, я все понял. Послезавтра. Всё будет. Клянусь!

Грогар отключил связь и огляделся. Он всё также находился в баре «Гадкий Койот», хотя сейчас бы предпочёл оказаться где-нибудь ещё. Да хоть бы и в Африканском гигаполисе. Всё лучше, чем в столь плачевной ситуации. И всё почему? По старой дружбе решил помочь голодному, грязному и глупому синтету, а она возьми и всади нож в спину. Да так, что не вытащить!

— Это был Он? — в голосе Тирека слышалось волнение, а ведь кентавра было непросто напугать.

Грогар сглотнул.

— Да. Он.

— И что мы будем делать? Прошло два дня, а ты дал Кризалис неделю на поиски. Да и сомневаюсь, что она найдёт. Я бы на месте Де Ла Марк свалил в Африканский гигаполис и носа бы оттуда не показывал.

Синтет-баран вздрогнул, отчего колокольчики на его шее зазвенели, и недоверчиво посмотрел на напарника. И когда только научился мысли читать?

— Размозжим башку старухе и посмотрим на реакцию Кризалис, раз уж ты ничего не можешь сделать самостоятельно!

Кентавр поднял руки в успокаивающем жесте:

— На Хастреда напали. Из-за угла. Пока он думал, ударить ли девушку в ответ или нет, она его вырубила, сломав при этом несколько ребер... Видимо, в отместку за произошедшее здесь.

— Он заявил в полицию?

— Эм-м-м, нет, — кентавр почесал затылок и виновато улыбнулся. — Кажется... он влюбился.

— Вот поэтому я и не работаю с дилетантами!

Тирек поморщился, приняв сказанное на свой счёт.

Грогар же направился на выход, намереваясь воплотить угрозу в жизнь, как инфо-планшет издал характерное пиликанье.

— Да? А-а-а, я как раз о тебе думал, моя дорогая, — несмотря на располагающий тон, глаза синтета-барана пылали бешеной злобой. — Как твоё здоровье? О, даже так? А как девочка? Привет передаёт? Это так мило с её стороны. А то мы тут собирались проведать её бабушку. Тяжело старушке без неё ведь... Хм? Да-да, с цветами, коробкой конфет и благими намереньями. О, как? А поподробней?.. Завтра? Хорошо. Где?.. Кхем, странное место. Никогда бы не подумал, что ты и они... впрочем, не моё дело. Значит, завтра в шесть? Да. Да, хорошо. До скорой встречи...

Грогар посмотрел на инфо-планшет так, будто собирался его разломать, но затем всё же положил на стол и взглянул на напарника.

— Звёзды услышали мои молитвы.

— Кризалис?

— Она самая. И самое главное — она нашла Де Ла Марк. Предложила встретиться завтра... — Грогар пошёл за барную стойку и налил себе выпивки.

— Это может быть ловушкой... — Тирек всё также хмуро глядел на напарника, что опрокинул в себя стопку виски.

— Не может, — резко прервал синтет-баран. — Она в ужасе. Вспомни её при первой встрече. И сейчас её голос не изменился. Она ведь не знает того, чего знаем мы. А если и решила заманить нас в ловушку, — глаза Грогара блеснули, — то это будет её последней ошибкой...