Как вырвать зуб единорогу/How to Remove a Unicorn Tooth

Три недостающих фрагмента, два любящих аликорна и одно-единственное глупое решение, направившее жизнь юной принцессы Кейденс по новому пути.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Миаморе Каденца

Легенда о Безголовой Лошади (перезаливка)

Рассказ одного единорога другому по пути через густой туман

ОС - пони

My little Sniper: I See You...

Моё имя Хэйр. Я единорожка медик из отряда быстрого реагирования под командованием Скайшипа. Нас посылали на различные задания и сколько раз мы были на грани смерти. Но каждый раз мы всё ближе к тому, чтобы перешагнуть эту грань. Я столько раз об этом задумывалась, я определённо уверена, что оно видит меня, что оно уже рядом, а я ничего не могу с этим поделать...

Другие пони ОС - пони

Клумба-шпион

Рядом с Понивиллем проходят обучение кадеты из Кантерлота. Три цветочницы сочли это подозрительным...

Другие пони

Летописи Демикорнов

Летописи Демикорнов, небольшие главы рассказывающие о моментах их жизни, этапах становления некоторых персонажей, проводимых ритуалах и общем укладе их быта. Рассказ будет идти о времени до эпохи Алого Мастера и в самом её расцвете, приоткрывая тайны этого странного народа. Это истории исполненные грустью, радостью, разочарованием и надеждой...

ОС - пони

Сказка о павших божествах

Сколь тяжко порой пережить зиму.

Рэйнбоу Дэш Рэрити Эплджек Принцесса Луна Зекора ОС - пони

Пегаска и мышиный горох

Радужногривая летунья в порыве скуки решает пронестись над Вечнодиким лесом - местом, полным тайн, загадок и ужасов. Казалось бы, что может случиться с самой быстрой пегаской на свете? Кое-что, однако, может...

Рэйнбоу Дэш Зекора

Портрет Трикси Луламун. Пропущенная сцена

Пропущенная сцена из «Портрета Трикси Луламун», писавшегося на конкурс. Местами наглый «кроссовер» с «Повелителем иллюзий» Баркера и одной книжкой Джона Бойтона Пристли, название которой я забыл. Сцена, призванная показать могущество Трикси, как новосотворённого лича, но ещё до конца не утратившего реакции и мотивацию живого существа - по условиям конкурса не вписывалась в «габарит». Несколько раз порывался дописать эту сцену, но всё не было вдохновения.

Судьба

Вариант судьбы пропавшей принцессы

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Зло должно быть здоровым

Всего с одним миньоном под своим крылом Опалин оказывается в затруднительном положении, когда Мисти заболевает. Приготовление еды, уборка и тайное проникновение в Маритайм-Бэй за лекарствами становятся наименьшими проблемами Опалин, в сравнении с размышлениями о том, кем именно является для неё Мисти, или точнее, с попытками не задумываться об этом. В конце концов, неуверенность в себе – неподобающая вещь для идеального аликорна.

Другие пони

Автор рисунка: Stinkehund

Fallout: Equestria — Catalyst

Глава 3. Новые знакомства

Как оказалось, эта самая Мифик была кем-то типа мэра этого города. Ну и по совместительству начальником лагеря. Она и правда ничего от меня не скрывала, рассказывая всё, как на духу. И я бы продолжал расспрашивать её о том, да сём, но она настояла на том, что мне нужно помыться. Пахло от меня действительно не очень. Мифик любезно предлагала мне свою помощь с принятием душа, но я отказался. Это было уже слишком. Теперь, умея использовать этот самый копытокинез, я был вполне уверен в своей способности помыться без посторонней помощи...

Собственно говоря, сейчас я стоял в ванной, и на меня лилась вода из лейки, висящей почти у самого потолка. На запах и цвет — обыкновенная пресная вода. Наверняка не идеально чистая, но и не опасная. Радиация мне не страшна, конечно, но вот насчёт всяких микробов и вирусов я уверен не был. Тем не менее, в процессе мытья я таки этой воды немного наглотался. Снова захотелось пить, ничего не мог с собой поделать. На вкус — тоже ничего необычного...

Из чистящих средств приходилось довольствоваться каким-то куском красноватого мыла, явно сваренного кустарно, уже после войны. Но пахло приятно. Даже не знаю, с чем сравнить... Мифик источала примерно такой же аромат. Ну, раз она таким пользуется, то чем я хуже?

На всё про всё ушёл почти час. Конечно, долго. Но мыться самостоятельно оказалось сложнее, чем я думал. Даже копытокинез не мог заставить мыло перестать выскользать из моей хватки, и я его постоянно ронял. Да и до задних частей тела поди дотянись, не потеряв при этом равновесие. А ещё эти волосы... Бля, я никогда не любил длинные патлы! У меня их никогда и не было... Ну серьёзно, это же неудобно! Постоянно болтаются, мешаются, пачкаются быстрее, сушить дольше. Короткие волосы же даже сушить не надо, просто тщательно полотенцем протёр — и всё! Имба! Эх... Может, и сейчас попробовать покороче постричься? Ну, не совсем под бокс, конечно, выглядеть будет странно... Но может, что-то типа каре? Или какие там женские короткие причёски есть.

Вдруг раздался голос Мифик из-за двери:

— Паули, милая, ты там в порядке?

Выдохнув, я ответил:

— Да! Просто с волосами пытаюсь разобраться...

И в эту же секунду Мифик ворвалась ко мне, вновь заставив меня дёрнуться. Блять, я не разрешал войти! Хотя... Она тут была главной. И лишь по её воле я вообще имел возможность более-менее свободно передвигаться в пределах этого дома... Ладно, похуй... Она тут же начала:

— Ох, давай я помогу тебе их уложить! Копытами точно неудобно...

Вытереть досуха эти волосы, как я раньше это делал, будучи человеком, явно не получилось бы. И вот, наконец, я лично познал таинство «тюрбана» из полотенца на голове. Такие я регулярно видел у сестры или у мамы... Мифик очень ловко обернула своей магией полотенце вокруг моих длинных волосы. Похожая процедура была проведена и для хвоста. Чувство от её телекинеза было довольно необычное...

— А их магией нельзя сразу высушить? — спрашивал я.

— Можно, конечно, но ты же не хочешь, чтобы твои прекрасные локоны превратились в нечто ужасное? Пусть ткань впитает в себя лишнюю влагу, а потом уже можно будет заняться непосредственно гривой с хвостом!

Блять. Это звучало, как какой-то пиздец... Помимо, собственно, душа, ещё хуй знает сколько времени нужно ебаться с волосами. Я, как парень, не привык тратить на уход за собой больше получаса... Не, я эти патлы точно обчекрыжу.

— Наверное, мне больше по душе волосы покороче... — мыслил я вслух.

Мифик обескуражено вздыхала:

— Ах! Но длинная грива так идёт аликорнам вроде тебя!

— Ну, неужели нету причёсок покороче? И что бы смотрелись нормально? У Сейди, вон, нечто вроде ироке...

— НЕТ! Никаких ирокезов!!! — наотрез отказывала она. — Фидл, наверное, знает, что больше тебе подойдёт...

— Фидл?

— Ты его уже видела. Фидл Слайди. Мой «дворецкий». И по совместительству парикмахер. Он разбирается в этом лучше меня. Моя грива — тоже его заслуга.

— А откуда он вообще у тебя взялся? — стало интересно мне.

— Ну, тоже был рабом. Я совершенно случайно узнала о его навыках, и решила забрать к себе... Ну, не прогадала!

Мифик. Такая добрая и милая. Пока не вспоминаешь, кто она, и чем здесь занимается. Бррр... Какая противоречивая личность. Мифик продолжила:

— Ну, если ты закончила, то пойдём ко мне! Теперь то я смогу по порядку ответить на все твои вопросы!

Она подозрительно хорошо обращается со мной... Но я же просто товар! Скоро прибудет какой-то Свифт, заберёт меня хрен знает для чего, хрен знает куда... Ну и нафига мне нужна будет вся та информация, что мне передаст Мифик? Или же, всё-таки, реально будет нужна? Бля... Я не знаю. Кто тут хороший? А кто плохой?!

Мы вышли наружу, я следовал за Мифик. Она отвела меня в, видимо, свою спальню. Ну, было, по крайней мере, на неё похоже. Рядом с роскошной двуспальной кроватью, напротив окна, стоял чайный столик с парой мягких стульев. У стены также стояло нечто вроде терминала. Его экран светился мягким, зелёным цветом. Интересно...

Мифик села на один из стульев, приглашая сесть и меня. Я повиновался. Из окна открывался удручающий вид на этот рабский лагерь...

— Фидл скоро принесёт чай и закуски. Ты, наверное, проголодалась... Ну, что тебя интересует? Спрашивай что угодно! — буквально светилась она.

Ну, что ж, надеюсь, она действительно будет отвечать честно. Я начал задавать вопросы:

— Ну, во-первых... Где остальные аликорны? Должны же быть ещё двое...

— Да, они в этом доме. Я потом познакомлю тебя с ними. Ну, относительно тебя, в них нет ничего необычного. Примерно такие же потерянные в этом мире пони. Я думаю, вы поладите.

— Хорошо... Кхм... А с ними ты была так же любезна, как и со мной сейчас?

— Конечно! Как же иначе! — отвечала она, будто это было само собой разумеющееся.

— Но... Почему? Что в нас такого? Ты... Ты показалась мне довольно помешанной, на первый взгляд... — решил быть честным я.

Мифик вздохнула, слегка ухмыляясь:

— Ты довольно прямолинейна...

— Уж какая есть.

— Ну, наверное, ты права. Мне, действительно, безумно нравятся аликорны! Всё, как я и говорила. Такие, как ты, буквально излучают мощную, величественную ауру! Всем своим видом вы показываете, что на три головы превосходите обычных пони, вроде меня!

— Но... Мне кажется, это не так... Я в себе ничего такого не ощущаю. Да и никто до тебя вида тоже не показывал, что я какая-то особенная... Ну, разве что, меня боятся. Но я примерно понимаю, почему. Аликорны всё это время, видимо, делали очень страшные вещи...

— Да... Богиня не брезговала использовать самые ужасные методы для достижения своей цели... Но те времена позади! Теперь аликорны смогут стать полноправными членами нашего общества! И возможно даже, когда-нибудь, нашим миром снова будут править великие принцессы...

Ничего не понял, но ладно. Меня интересовало теперь другое:

— Чего эта Богиня вообще хотела? Я не совсем понимаю...

— Ну ты же слышала про Единство, да? Ты же была его частью. Богиня хотела, чтобы аликорны остались единственным доминирующим разумным видом на планете.

— И... Что ей помешало это осуществить? У нас довольно мощная магия. Неужели имеющихся под её контролем аликорнов все равно было мало для порабощения мира?

— Дело не в этом... Ты же видела, да? Среди вас нет ни единого жеребца. А это проблема. Аликорнам тоже надо как-то размножаться.

— Я видела, как пони превращалась в аликорна. Она была кобылой, но... Что мешает также превратить и жеребца?

— Было бы всё так просто, Паули... Любой жеребец, попадающий в Единство, тоже становился кобылой. Это нельзя никак обойти. Богиня пыталась, но... Но не преуспела.

О... А... Э?! Серьёзно?! Блять, почему я сразу не догадался?! Ебать я тупой... Ну, конечно, блять, я не мог быть настолько уникальным! Я не единственный мужик в бабском теле! Это... Бля, это многое меняет! Мне не обязательно так шифроваться! Мифик заметила моё замешательство:

— Что-то не так, Паули?

— Ну... Эм... Кажется, мне нужно тебе кое-что сказать... — пытался решиться я.

— М? — она невинно хлопала ресницами.

Я прикусил губу, и, наконец, выдал:

— Ну... Раз уж такая песня, то... Да, я тоже не кобыла...

Мифик наклонила голову, удивлённо, и в то же время вопросительно на меня смотря. Я ожидал возмущения, но она удивительно спокойно спросила:

— Паули, почему же ты сразу не сказала... Кхм... Сказал?

— Эм, ну... — я был слегка растерян, — я не знал, как на это отреагируют другие, потому решил не раскрывать своего прошлого пола...

Мифик рассмеялась. Мои уши прижались к голове. Бля. Ну я внатуре долбаёб...

— Паули... — пыталась успокоиться она, подтирая слёзы от смеха, — ну, предусмотрительности тебе не занимать, конечно... Фух... А у меня ведь начали появляться подозрения ещё при первой нашей встрече! Так смущаться из-за женского внимания мог только девственный паренёк! Меня это даже немного умиляло!

— На больное то не надо давить... — надулся я, отводя взгляд в сторону.

Мифик снова рассмеялась. Но это даже не было обидно. Смеялась она, скорее, на надо мной, а над ситуацией в целом.

— Имя тоже выдуманное? — спросила, наконец, она.

— Ну... — а вот тут я решил сохранить секретность, — нет. У парня не может быть имени Паули, что ли?

Я сделал ставку на то, что это имя здесь будет чем-то типа Саши у меня дома, и не прогадал:

— Ну, конечно, это универсальное имя. Прости, просто уточнила... Ну а лет то тебе было сколько? Ну, на момент твоего попадания в единство.

Так, пора было снова включать дурачка:

— Прости, Мифик. Я почти ничего не помню... Вот, только имя и то, что раньше был жеребцом. Даже о возрасте сказать не могу...

— Ну... Судя по отсутствию кьютимарки, вряд ли ты был совершеннолетним... — заключала она.

Мммм... Даже не знаю. Ну не прикидываться же мне теперь совсем пиздюком? Мне, так-то, почти двадцать лет... Мифик снова говорила:

— Ты очень необычен даже без учёта того, что являешься аликорном... Те двое, в целом, помнят о себе почти всё, и кьютимарки у них есть...

Я лишь молчал в ответ, пожимая плечами... Ну, не знаю я, что сказать! Признаваться в том, что я попаданец, я все равно не собирался! Они все наверняка даже не знают, кто такие люди! Она мне даже не поверит... Ладно, надо перевести тему:

— Может быть, хватит обо мне? Что можешь сказать о себе? Как тебя вообще сюда занесло? Ты будто бы вообще не совместима с этим всем! Ну, бандитизм, работорговля... Тебя... Тебя это устраивает?

В этот момент в комнату постучались. Это, видимо, был Фидл. Мифик ответила:

— Входи, Фидл.

Фидл вошёл в комнату, держа на своём копыте поднос с чайником, сахарницей, парой кружек, и тарелками с какими-то сладостями. Пахло приятно... Нюх мой стал на удивление острым!

Слуга поставил поднос на столик, ловко наливая в кружки чай, держа при этом чайник за ручку прямо ртом... Мне это всё ещё казалось странным, но Мифик выглядела так, будто это было в порядке вещей. Она сообщила:

— Фидл. Наша гостья, на самом деле, не гостья, а гость. Так что обращайся к нему соответствующе.

Фидл окинул меня своим взглядом, будто в этом не было ничего необычного. Я лишь неловко лыбился. Коротко кивнув, он ответил Мифик:

— Конечно, мисс... — после чего обратился уже ко мне: — мистер Грин, верно?

— Кхм, ну, да...

Ещё раз кивнув, и откланявшись, он покинул комнату вместе с пустым подносом. Я лишь проводил его взглядом, говоря:

— Ему будто бы вообще все равно...

— Главное моё требование к нему — беспристрастность. Он должен служить мне, но без фанатизма. Должен быть терпим к любому, кого я сочла достойным находится в этом доме. Да и, ты не первый жеребец в кобыльем теле, которого он сегодня видит.

— Ась?

— Один из тех двух аликорнов тоже парень. — пояснила она.

— А... — допёр я.

— И так... Что касаемо твоего вопроса обо мне... — начала она, подняв магией кружку с чаем, и делая маленький глоток, — это место воистину отвратительно. Сама идея рабства — просто ужасна. Меня тошнит от одного вида на этот лагерь из окна...

— Но... Тогда почему ты всё это не прикроешь? Ты же тут, типа, главная? — спрашивал я.

— Потому что это невозможно, Паули. Если я просто возьму и скажу, что отныне работорговля запрещена — меня, в лучшем случае, просто пошлют, а в худшем — сместят, и я останусь ни с чем... Если не можешь побороть зло, лучше его возглавить... Понимаешь, до меня это место было ещё хуже. Никакой организованности, полная антисанитария, рабы пачками валились от голода и болезней, их даже продавать не успевали. Даже отбрасывая моральный аспект, доходность такой деятельность была около нулевой... Сейчас же, просто посмотри в это окно. Что ты видишь?

Я послушно повернул свою голову вправо, любуясь видами многочисленных бараков и дымящего вдалеке завода, отвечая:

— Ну, я вижу концлагерь...

— Да, концлагерь. Но здесь рабы, по крайней мере, имеют возможность выживать и приносить какую-то пользу, пока их кто-нибудь не выкупит. Их кормят, поят, иногда даже позволяют помыться и проводят базовый медосмотр. Да, это всё ещё рабство и эксплуатация. Но теперь, хотя бы, не убыточные, и не бесполезные...

Что ж, в этом был какой-то смысл...

— Но... Как ты сюда попала? Как ты пробилась на эту должность?

Она прикрыла глаза, откидываясь на спинку стула:

— Ты уже слышала о Свифте Иви, полагаю.

— Да, он тут, типа, самый главный...

— Да. Де-факто, весь Балтимейр под его контролем. Ну так вот... Он мой отец.

Ааа, ну теперь понятно... Мифик продолжала, не дав мне и слова вставить:

— Когда-то Хампден сохранял независимость от Даунтауна и влияния моего отца. Папа был сам по уши занят борьбой за власть в центральных районах города, но в его планах был контроль и над работорговлей, в том числе. Он смотрел далеко наперёд... И пять лет назад он отправил меня сюда в качестве посла. Налаживать дипломатические связи. Это была, своего рода, проверка моих навыков.

— Ну, как вижу, у тебя получилось... — заключил я.

— Да. Не без проблем, но в итоге, соглашение было установлено. Вслед за Хампденом, под отца стали проминаться и остальные районы города. Противостоять такому гиганту как в экономическом, так и в военном плане было просто невозможно... Ну, и вот, имеем, что имеем... — договорила она, запуская в рот телекинезом кусочек торта.

Я тоже хотел попробовать, но... Блять, как поднять кружку копытом, при этом ничего не пролив? Копытокинез был не особо точной штукой... Мифик заметила мою проблему, решив помочь. Она подняла мою кружку своей магией.

— Позволишь?

Ну... Конечно, было неловко... Но, как бы, она тут хозяйка, да и вообще... В общем, почему нет? Чуть покраснев, я кивнул, добавив:

— Только, ещё пару кубиков сахара бы...

Хихикнув, Мифик открыла магией сахарницу, доставая оттуда нужное количество рафинада, бросая в мою кружку и затем размешивая. После этого уже кружка аккуратно подлетела к моим губам. Мифик будто бы прекрасно ощущала, насколько большой глоток горячего чая я могу сделать, убирая кружку от моего рта в самый нужный момент... Аналогично было и с тортиком. Да, это определённо было очень вкусно. Если это делал Фидл, то он ещё и отличный повар.

Наконец, удовлетворив свой аппетит, я заговорил:

— Спасибо...

— Я определённо должна обучить тебя, хотя бы, телекинезу. Помогать тебе кушать, это, конечно, довольно мило, но без магии тебе будет тяжко...

— Кстати об этом... — вспоминал я, — а зачем вообще твоему отцу аликорны? Почему он решил их массово скупать?

— Ну... Отец, в последнее время, не посвящает меня в свои планы. Но, мне кажется, причина всё та же — укрепление своей власти. Аликорны — это могущественная сила. Если собрать достаточное количество аликорнов в единую структуру, и централизованно ими управлять... Ну, считай это Единством в миниатюре. Вряд ли после этого кто-то захочет идти против него...

— А с чего вообще аликорны должны ему подчиняться? С чего вдруг должен буду подчиняться я? — спрашивал снова я.

— Ну, все же хотят быть уверенными в завтрашнем дне, верно? Свифт даёт своим подчинённым именно это. Я уверена, под его началом ты не будешь рабом, точно так же как и сейчас под моим... Хотела бы я сама знать больше, но, увы... Я много раза спрашивала, но всё без толку. «Придёт время, и ты всё узнаешь, Мифик» — заканчивала она саркастической цитатой.

Мутный тип этот Свифт. Очень мутный. Обычно, во всяких аниме и фильмах, такие оказываются плохими парнями, очень плохими...

— Как-то уверенности в нём это мне не прибавляет... — признавался я.

— Да брось, Паули! Я-то своего отца знаю! Ну, как минимум, твоей жизни и здоровью ничего не угрожает. А это, я считаю, самое главное.

— Ну, тоже верно. — соглашался я.

Так или иначе, мне деваться было некуда. Ричард сказал оставаться здесь до ночи... Но что он задумал? Я хотел было спросить у Мифик про некий Вудлон, о котором он говорил, но осёкся в самый последний момент. Ещё начнёт спрашивать, откуда я про это слышал... В пизду...

— Ещё какие-то вопросы? Ну, помимо твоей магии и волос, конечно. — вновь спрашивала Мифик.

— Ну... Вроде как нет...

Я хотел было спросить про терминал у стены, но тоже вовремя остановился. Ну серьёзно, это уже слишком тупой вопрос. Конечно, у местной правящей элиты будут средства на поддержание работы всякой электроники вроде компьютеров. А что в компьютере может быть необычного? Я таких сотни повидал. Хотя, этот, несомненно, выглядел довольно старомодно. Даже экран был, судя по всему, на электронно-лучевой трубке...

— Ну, раз нет, то давай займёмся твоей гривой!

Ну, возражений у меня не было. Это полотенце на голове начинало надоедать...


Следующие часа полтора было целиком и полностью убито на приведение моей гривы в порядок. Ну, и хвоста, хотя, работы с ними было куда меньше, чем с гривой. После окончательной сушки Мифик начинала думать, как лучше мои волосы уложить, чтобы выглядело красиво. Она, похоже, полностью забыла о том, что я, вообще-то, парень, и хотел бы волосы покороче. Ну, благо, мне хватило смелости самому напомнить ей об этом, и в конце концов, явно не радуясь тому, что я желаю стрижки, она вызвала Фидла, дабы выслушать его экспертное мнение по этому поводу.

Во всех этих парикмахерских понятиях я не понимал ровным счётом ничего. В моей прошлой жизни мои походы в парикмахерскую раз в два месяца ограничивались одной фразой: «молодёжную, но не слишком коротко». Но учитывая разгоревшийся между Мифик и Фидлом спор, понять было не сложно — идея жеребца Мифик в корне не нравится. Но решение всё равно оставалось за мной. Я решил довериться Фидлу. Мужская солидарность, не иначе. В итоге обчекрыжил он меня, конечно, капитально, виртуозно орудуя ртом и копытами. Мифик чуть в обморок не упала при виде этого похабства. Хотя, мне, на самом деле, понравилось. Это, всё-таки, оказался ирокез. Ну или что-то на его подобии. Сам Фидл называл это помесью андерката на бок с ирокезом. Мои волосы теперь были чуть короче, чем у Сейди. Я чувствовал себя максимально свободно! Хвост мне тоже значительно укоротили, раза так в два. Он теперь, наконец, не касался земли, собирая лишнюю грязь.

— Боже мой... — вздыхала Мифик, сидя на полу и еле сдерживая слёзы, поднимая копытами мои обрезанные локоны, — что же вы натворили...

— Таково пожелание мистера Паули, мисс. — спокойно отвечал Фидл.

— Ну теперь хотя бы в глаза постоянно не лезет... — комментировал это я.

Очередной вздох разочарования со стороны Мифик. Хах. Ну, привыкай. Жизнь полна разочарований...

После стрижки я высказал своё желание обзавестись какой-нибудь одеждой. Ну не мог я постоянно голышом ходить! Не в моей это, человеческой натуре! Мифик, наконец, сумев взять себя в копыта после столь серьёзного потрясения, повела меня в свой гардероб. Она уже заранее озаботилась одеждой, подходящей по размеру аликорну вроде меня. Тут тебе и платья, и штаны, и юбки, и футболки, и кофты с куртками самых разных расцветок и материалов. Сколько, интересно, это всё стоит в местной валюте?

Выбирал я, конечно, по своему вкусу. И мой вкус явно не совпадал со вкусом Мифик. Но тут я поделать ничего не мог. Хорошо, что я признался ей в своей мужской природе. Так было куда легче игнорировать её возмущённые возгласы...

В итоге, выбор мой пал на чёрную кожанку и тёмные камуфляжные штаны. Удивительно, что они вообще были в этой коллекции. Мифик почувствовала моё непонимание, прокомментировав:

— Само собой, я подготовила одежду на все случаи жизни... Даже на такие... — с нескрываемым недовольством произносила она.

— Я теперь менее величественный? Не настолько крутой аликорн? — нашёл я в себе смелость её поддразнить.

— Хммм... — она тщательно меня рассматривала, — ну, конечно, это преступление против моды... Тем не менее, в этом образе тоже что-то такое есть. Не совсем безобразно. Видимо, природную красоту божественного тела на затмить даже таким кошмаром...

— Хах. Ну спасибо.

Наконец, когда я окончательно определился со своим образом, пришло время познакомиться с двумя другими аликорнами. Быть может, от них я узнаю, как именно сюда попал...

Наконец, мы достигли нужной комнаты. Мифик аккуратно в неё постучалась, спрашивая:

— Кольт, Айвори, вы не заняты? К вам тут ещё один гость!

Хмм... Айвори? Знакомое имя... Где я его слышал?

Изнутри послышался женский голос:

— Входите.

Мифик открыла дверь. Я сразу же увидел двух аликорнов. Синюю и фиолетовую. Кто из них парень, понять так сразу и нельзя было. Они, в отличие от меня, услугами парикмахера не воспользовались. Косвенно об их истинной половой принадлежности можно было судить, наверное, по кьютимаркам. У синей это был штангенциркуль с карандашом, а у фиолетовой — наушники. Я предполагал, что парень именно синий, но это мне сейчас и предстояло узнать. Я вошёл в комнату вслед за Мифик, слегка помахав своим товарищам по несчастью копытом. Они лежали прямо на полу, на ковре, рядом с камином, в котором вяло на углях играло пламя. В ответ мне они лишь коротко кивнули. Вместо меня начала Мифик:

— Что ж. Паули, знакомься, это Кольт, — указала она на синего, — а это Айвори, — указала она на фиолетовую, — Айвори, Кольт, это Паули! Он, если что, жеребец.

— Ну, по нему видно... — отзывался Кольт.

— Кольт! Какой же ты бестактный! — одёргивала его Айвори.

Странно, конечно, было слышать при этом два практически одинаковых женских голоса... Ну, у меня был ничуть не лучше:

— Да ничего страшного, — ответил я им, после чего бросил Мифик: — можешь нас оставить ненадолго? Мне нужно поговорить с ними. Ты, конечно, можешь и остаться, но для тебя в этом разговоре не будет ничего полезного.

— Уже ухожу! — говорила она, отходя к выходу. — Я, если что, у себя. Как закончишь, подойти ко мне. Я попробую научить тебя магии.

В ответ я кивнул, после чего Мифик вышла, закрыв за собой дверь.

— Ну что, присаживайся, рассказывай, как тебя сюда нелёгкая занесла, — говорил Кольт, постукивая копытом по месту на ковре рядом с ними.

Я принял приглашение, приземляясь на ковёр, стараясь принять ту же позу, что они... Хмм... А было довольно удобно.

— А ты свой внешний вид решил основательно переработать... — заметила Айвори.

— Да. Не нравятся мне эти длинные волосы. Постоянно мешают...

— А одежда не мешает? — уточнял Кольт.

— Нууу... Вроде нет. Не люблю чувствовать себя голым...

Кольт и Айвори переглянулись, после чего Кольт заговорил:

— Не умеешь в магию, не привык к длинным волосам, не привык ходить без одежды... А кем ты вообще раньше был, Паули?

— Ну, об этом я уже говорил Мифик. Я ничего о себе не помню, и вряд ли скоро вспомню...

— Хммм... А какая у тебя кьютимарка? — спрашивала Айвори, потому что из-за штанов не было видно.

— Ну... В том то и дело, что у меня её нет.

— Да не может быть! Тебе вообще сколько лет было, сынок?! — удивлялся Кольт.

— Этого тоже не помню... — продолжал я упорно играть дурачка, — а вы, что, о себе всё помните?

— Ну, в целом, да... Помним всё чётко до того момента, как были пойманы Богиней. Дальше — лишь обрывки... — отвечала Айвори.

— И... Как давно вас засосало в это Единство? — стало интересно мне.

Первым ответил Кольт:

— Ну, время почти не ощущалось, я будто бы крепко уснул, лишь иногда просыпаясь на несколько минут... Но если верить рассказам этой Мифик, то прошло целых двести лет... Самому до сих пор не верится.

— Ну, а меня Богиня поймала относительно недавно. Точно не скажу когда, но вряд ли больше недели или двух назад... — говорила Айвори.

Так, Айвори... Блин, я же точно её уже видел где-то... Так, стоп... Айвори! Точно, та самая кобыла, которую на моих глазах швырнули в чан с той жижей! Я не удержался и сказал:

— Айвори? А я тебя уже видел...

— Что? — спросили они оба синхронно, и затем Айвори добавила: — Когда?

Упс. Проговорился. Ну ладно, похуй, не думаю, что это сильно раскрывает мои карты...

— Ну... Я смутно помню. Просто однажды смог что-то увидеть и услышать... Я слышал имя «Айвори» от Богини, и видел, как кого-то швыряют в чан с той радужной отравой...

Айвори продолжала удивлённо на меня смотреть, пытаясь понять, правду я говорю, или выдумываю. В итоге, наверное, поверила:

— Точно... Это была я... Ты... Ты, похоже, был среди тех аликорнов, внутри здания... — она выглядела потрясённой.

— Айвори, если бы я только мог, то что-нибудь сделал, правда! Но я вообще не понимал, где нахожусь и что я такое! — оправдывался я.

— Нет, Паули, я не обвиняю тебя, ты не подумай! Просто... Просто немного удивлена, вот и всё. Какое, всё-таки, получается совпадение...

— Да... — ответил я коротко.

— Ты, наверное, даже не знаешь, что там именно произошло...

— А что там знать то? Тебя схватили и насильно превратили в аликорна.

— Ну, это-то само собой, просто... Я о том, как и где именно меня схватили. Если тебе интересно, то...

— Конечно интересно! — поспешил ответить я. — Я, собственно, для этого с вами разговор и начал. Мне интересно, что произошло с вами, и как вы, в итоге, здесь оказались. Может быть, это поможет мне понять, как сюда попал я...

— Ну, тогда... — Айвори глубоко вздохнула и начала рассказ: — Всё началось, по сути, задолго до того. Я жила в Новой Эппллузе, вместе с двумя своими детками: кобылкой Бриск и жеребчиком Флаком. К сожалению, мой муж, Нимбл Бристл, погиб, защищая торговый караван. Кровокрыл высосал его досуха...

— Можно без подробностей, если что вдруг... — сказал я.

— Ничего, не в сахарном мире живём, готовой нужно быть ко всему. — отвечала она, глубоко вздыхая. — Ну, в общем, без Нимбла жить стало трудно. Одной обеспечивать себя и двоих маленьких детей стало слишком тяжело. Спать приходилось по два-три часа в сутки, слишком много было работы. Но долго так продолжаться не могло. Достаточно высокооплачиваемая работа в городе была лишь одна... — она глубоко вздохнула, — я понимаю, что это глупо, особенно на фоне недавней смерти мужа, но я просто была в отчаянии. Я попросила свою подругу присмотреть за моими детьми, а сама решила уйти на заработки, охраняя караваны, идущие с востока...

— Воу... — удивился я такой неожиданной смене деятельности.

— Нет, конечно, был ещё один вариант — уйти в проститутки. Но я была уже слишком стара для этого, да и красотой не отличалась. Жеребцы на меня давно не засматривались...

Кольт, слушающий это, видимо, второй раз, выглядел довольно обозлённым, давая свой комментарий:

— Этот мир за двести лет насквозь прогнил... Никто даже и не подумал помочь овдовевшей матери...

Я был с ним согласен. Может, этот мир был просто устроен иначе. Но если даже так — мне не нравится, как он устроен.

— Мы живём в такие времена, что выжить самому — уже достижение. На помощь другим ни сил, ни средств, попросту не остаётся, — говорила Айвори, — я никого, кроме себя, в том, что случилось, не виню, и вам не советую, — договорила она, продолжая: — но возвращаемся к истории... В общем, по пути из Новой Эппллузы в Додж Сити произошло просто невообразимое. Сначала мы наткнулись на отряд Стальных Рейнджеров, которые сочли должным полностью обыскать все наши повозки. Уже это, само по себе, отвратительно, но не так страшно, как то, что произошло дальше: на нас, будто ожидая в засаде, напала группа аликорнов! Удар взяли на себя Рейнджеры, но и наших полегло немало. В конце концов, аликорны взяли вверх. Мы разбежались кто куда в надежде спастись. Я не видела, что стало с остальными, но сама спряталась в лесу. Дождавшись ночи, я решила, что опасность миновала, но именно в этот момент из тени вылезло сразу несколько этих тварей! Я ничего не могла им противопоставить. Оказала бы сопротивление — моментально умерла... В целом, что было дальше, можно понять и без объяснений. Меня силой доставили к Прекрасной Долине, в Марипони, где и сделали со мной... Вот это... Что было дальше, помню крайне смутно. Но точно знаю, что в районе этого города я оказалась ещё до того, как Богиня была уничтожена...

Я молчал ещё несколько секунд после того, как она закончила. У меня возник вопрос:

— Ты... Недовольна своим нынешним положением?

Кольт посмотрел на меня так, будто бы я задал самый глупый вопрос на свете, но, тем не менее, Айвори отвечала вполне серьёзно:

— Не уверена, на самом деле... Я жива, я стала сильнее. Мой потенциал теперь куда выше. Теперь я действительно могу защитить своих детей от всего, что им может угрожать, но... Примут ли меня они? Узнают ли во мне свою мать? Я так боюсь узнать ответ на этот вопрос... Я просто стараюсь воспринимать случившееся, как второй шанс. Шанс на исправление.

Я кивнул, замолкнув ещё на несколько секунд. В тишине лишь потрескивали угли в камине. Наконец, Айвори спросила:

— Ну а ты, Кольт? Расскажешь ему, какая судьба постигла тебя, и как ты тут оказался?

— Ну... Почему бы и нет? — он вздохнул, начиная свой рассказ: — Я работал в Марипони ещё до того, как упали бомбы. Наши разработки были секретны, но сейчас уже, думаю, эти секреты не имеют никакого значения... То, что ныне называют порчей, на самом деле является Зельем Вынужденной Трансформации. Да, никто и не мог подумать, что эксперимент, наконец, обернётся успехом...

— Эксперимент? — спрашивал я.

— Да. Мы пытались создать искусственных аликорнов ещё до апокалипсиса, так как они могли бы своей мощью переломить ход войны в нашу пользу. Но бомбы упали как раз на самой финальной стадии. Одна из них — прямо на наш комплекс. Произошла утечка ЗВТ, и все, кто с ним так или иначе контактировал, в итоге, попали в это самое Единство... Я не исключение. Двести лет пролетели, как какой-то сон, святая Селестия.

— То есть, вы изначально планировали использовать для создания этих самых аликорнов обычных пони? Это так должно было работать? — уточнял я.

— В идеале, конечно, это должны были быть добровольцы. И трансформация не должна была как-либо затрагивать их личность и память. Вообще, самым идеальным исходом была бы ещё и возможность обратной трансформации, но... Но, увы, времени было слишком мало...

— Нуу... Звучит в целом так, будто в какой-то момент вы свернули не туда.

Кольт глубоко и разочарованно вздохнул, признаваясь:

— Мы свернули не туда ещё в самом начале этой войны... А после Литлхорна... Ну, многие тогда считали, что это было началом конца, и в итоге, оказались правы...

Я не стал говорить, что без понятия, кто такая Селестия, Стальные Рейнджеры, и кто такой этот их Литлхорн, чтобы не портить рассказ Кольта и момент в целом. Как-нибудь потом, само собой узнается.

— Ну а ты, Паули? — спрашивал вновь Кольт. — Так ничего и не вспомнил о себе?

Я отрицательно помотал головой, отвечая:

— Главный вопрос — как я попал в этот город. Я точно помню лишь то, что в момент уничтожения Богини находился не так уж далеко от Марипони. А когда прогремел взрыв — я просто отрубился прямо в воздухе, очнувшись через некоторое время в окрестностях этого самого Балтимэйра... Я вообще не понимаю, как!

— Хммм... Действительно странно... — соглашался Кольт.

— Может, тебя перенесли сюда какие-нибудь другие аликорны? — предположила Айвори.

— Была такая догадка. И я очень надеялся, что это были вы. Но увы...

Ответа не последовало. Они лишь с сожалением переглянулись. Ну, да и ладно. По крайней мере узнал, что я не один такой на свете. Жить стало немного легче...


Через несколько минут, ещё немного обговорив с ними по мелочи, я, наконец, покинул комнату, двинувшись обратно к Мифик. Уже, как оказалось, стемнело. Даже не знаю, сколько сейчас часов по местному времени...

Мифик не обманула, ожидая в своей комнате. К тому моменту она уже подготовила какие-то учебники по магии, и даже, видимо, вещи, которые не жалко разбить... Эх, как она для меня старается. Ну прямо душка. Мама, я, походу, влюбился. Без шуток. Пусть она и не человек, но такое внимание и забота с её стороны просто не могли не найти отклика в моей жалкой, людской душонке...

Ночь и правда была долгой. И спать я явно не собирался, да и не хотелось. Несколько битых часов я пытался освоить телекинез. Я всегда считал, что довольно быстро обучаюсь, но магия оказалась куда более сложным искусством, чем я думал... Я поражался терпению Мифик. Ну, либо ей обучать меня одному и тому же несколько часов кряду было по кайфу. Иначе я не знаю, как она мне до сих пор ебальник не разбила. К счастью, у меня начало получаться. Это, как минимум, означало, что магии как таковой я не лишён. Дальше же пошло по нарастающей. После освоения телекинеза, остальные манипуляции давались куда проще. Это было похоже на какую-то третью руку, которая при этом могла становиться вообще чем угодно ещё, кроме, собственно, руки.

В общем, за шесть часов практики с лучшим наставником, о котором только можно было мечтать, я научился полноценно пользоваться телекинезом, использовать световые заклинание, а также создавать огонь и воду. Огонь горел напрямую от моей магической силы, а вода же абсорбировалась из атмосферного воздуха, потому с нуля ничего взять было нельзя, как бы не хотелось.

Конечно, до мощнейших барьеров и смертоносных молний мне было ещё ой как далеко, но всё начинается с малого, я не собирался отчаиваться. Мне ещё предстоит найти пегаса, который научит меня летать! Иначе зачем мне крылья?! Я ими, пока что, мог лишь кое-как, полу осознанно двигать, чего явно было мало...

Уже было далеко за полночь. Я был готов заниматься ещё, но не была готова Мифик. Её уже заметно вырубало, прямо на ходу. Потому очень скоро мы разошлись, Мифик проводила меня до свободной спальни. С собой она разрешила мне взять учебники, почитать самостоятельно...

Ну, это именно то, чем я собирался коротать своё ночное время, ведь спать мне не только не хотелось, но и нельзя было. В голове постоянно вертелись слова Ричарда о том, что я должен дождаться ночи... Что же он задумал? Что должно произойти ночью? Я слабо верил в то, что в лагерь может кто-то тайком проникнуть, он довольно хорошо охранялся... Хотя, если Ричард не сбежал, то он явно сейчас был где-то на территории лагеря, в каком-нибудь из бараков... Может, он сам ко мне явиться?

В этот самый момент я услышал стук по стеклу. Моё сердце застучалось в ускоренном темпе. Я глянул на закрытое шторами окно, поднимаясь с кровати. Я не торопился к нему подходить, нервно вслушиваясь в явно чей-то осознанный, чёткий стук... А ведь это был второй этаж...

В голове пронеслись десятки просмотренных мной ужастиков и хорроров, я невольно проводил пугающие до чёртиков аналогии... Так, блять, успокойся! Либо это Ричард, либо кто-то решил не смешно подшутить, вот и всё! Сейчас я это и узнаю!

И вот, подойдя к окну, я резко одёрнул штору. Увиденное удивило меня ничуть не меньше какой-нибудь крипипастной ебаки. За окном был самый настоящий...


Получены новые способности:
Есть контакт! — Шанс на появление особой реплики в диалогах увеличивается на 5%
Телекинез — Вы научились передвигать предметы магией. С каждым новым уровнем этой способности вес поднимаемого вами груза и точность манипуляции увеличивается на 20%
Легенда об Аватаре — Вы овладели силой огня и воды. Базовый уровень способности, но всё ещё впереди!