Пастук и дружбомагия

Кагда-та давно в Ыквестрии жыли два босса паней: Сильнай Босс Селестия Ивилсунза и иё систра, Хитрай Босс Луна Бадмуна. И хатели они собрать Б'ашой Вааагх!, но для этава нада было или три босса, или тока один. Ну а так как третьего, Дружбомагичного босса в Ыквестрии как-та ни нашлось - сёстры начили друг на друга косо пасматривать. Всё ж единый Варбосс мог быть тока один. Пастук боссов был неизбежын, ток повад нада было. И повад нашолся.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Жёлтые пёрышки

Юная жительница небольшой деревушки получает в свои копыта необычное яйцо. В полном чудес мире Эквестрии такая находка может сулить как сказочные богатства, так и некоторую опасность… но что известно доподлинно — впереди её ждёт незабываемое приключение.

ОС - пони

Здравствуйте, я - Фармацист

То что началось с шутки на форуме...

ОС - пони

История пони по имени Сетте

Я уже и не помню, когда все пошло не так; когда я свернул с правильной дороги. Что послужило мотивом. Но я все еще помню свое имя - Сеттенаил. И сейчас я набираю высоту с поражающей скоростью, только чтобы не передумать сложить крылья и больше их не раскрывать. Никогда.

ОС - пони

Твайлайт учит русский / Twilight Learns Russian

Минул год с подписания договора между Землёй и Эквестрией, и культурный обмен проходит как по маслу. Твайлайт Спаркл и её друзья одними из первых побывали среди людей, а теперь все они собираются в замке, чтобы обсудить языковые тонкости иного мира.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Старлайт Глиммер

Fallout: Equestria — Catalyst

Вроде бы, менять мир к лучшему способны лишь редкие герои. Те, чьи помыслы остаются чисты, а воля — непоколебима. Но значит ли это, что остальным суждено лишь молча наблюдать со стороны или тонуть в пучине безумия, порождённого безмерной жестокостью Пустоши? Определённого ответа нет, но... Можно ли жестокостью добиться чего-то большего? Это история не о героических подвигах, но о том, что добро не может существовать без зла. И о человеке, который о подобных вещах даже никогда не задумывался...

Другие пони ОС - пони Человеки

Потрясная библиотека

Все же верят в сказки? Ну, Рэрити вот не верит, но кому какое дело до этой Рэрити-Шмэрити, ибо ЭТО история о том, как Рэйнбоу «Потрясность» Дэш первой нашла потерянную принцессу из легенды.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Свити Белл

Спасти Эквестрию! Дитя Вечности

Герои продолжают жить обычной жизнью, стараясь не оглядываться на ужасающее прошлое. Но всё вовсе не закончено и то что кажется концом, есть продолжение начатого, которое ни на миг не прерывалось. Долг навис над Артуром и он даже не догадывается, насколько серьёзно обстоит дело. Он думает, что прошёл через настоящий Ад. «Какое наивное заблуждение» — так бы сказала «Она», но не с сарказмом. А с печалью...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Жизнь в кружевах

Аметист Шард – единорог, его будни были насыщены поисками магических артефактов, которые он изучал, а затем продавал. Жизнь текла более или менее размеренно до того дня, пока в заброшенном замке он не нашёл маленькую фигурку, на которую наложено проклятье, превратившее Аметиста в кобылу. Теперь он озадачен не только тем, как расколдоваться, но и как ему жить какое-то время в облике кобылы.

ОС - пони

Волшебная мелодия зимнего праздника

Скрытый талант, уютная комната, импровизированный концертный зал заполненный плюшевыми зрителями, и трогательный сестринский момент разворачиваются одним чудесным зимним утром.

Другие пони

Автор рисунка: aJVL

Fallout: Equestria — Catalyst

Глава 2. Этот дивный новый мир

Мне казалось, что я погиб, на этот раз — навсегда. Но судьба снова оказалась ко мне благосклонна. Я начал приходить в себя. Не спеша, потихоньку. И первое, что я явно почувствовал — контроль. Я контролировал своё тело! Я открыл глаза. Свет не ударил в них, потому что я находился в какой-то закрытой комнате. Лишь немного света пробивалось через щели в забитых окнах. Вокруг валялись лишь куски бетона и всякого рода мусор.

Я чувствовал жажду... Да, я хотел пить! Я был прав, этому телу не чужды такие потребности! Но почему раньше не хотелось? Может, это из-за Богини? Какая-то её магия? Но теперь Богини не было. Её взорвало к хуям. Жаль я не видел. Отрубился...

Осмотревшись и не найдя в комнате ничего интересного, я попытался подняться. Теперь, когда телом управлял я, а не кто-то другой, сделать это было куда труднее. Я никогда в жизни не ходил на четвереньках, и потому первым делом попытался подняться как человек, но, увы, потерпел неудачу, неприятно падая на холодный бетон. Я выругался:

— Блять...

И не узнал своего голоса. Ну, конечно, это было очевидно! Тело то не моё. И тем более — женское! Но услышать от себя такой приятный, девчачий голосок все равно было довольно неожиданно... Но меня куда больше удивляла языковая путаница, возникшая у меня в голове. Я прекрасно понимал, что знаю только русский язык. Но мои мысли, если обращать на них внимание, звучали на каком-то подобие английского, и что самое главное — я его понимал, как родной. И ругательство из моего рта вырвалось тоже не на родном русском. Это было пиндосское ругательство. Но моим мозгом это воспринималось абсолютно нормально, вот прям как русский. Это тяжело объяснить, нужно самому прочувствовать. Для острастки я произнёс ещё несколько фраз:

— Ну и что теперь делать? Ебаный рот, как так угораздило?

Стараясь смириться с женским голосом, я внимательно вслушивался в слова. Да, это не русский, определённо. Это точно похоже на английский... Но я не понимаю, как?! Как это, блять, работает?! У меня в голове самая настоящая языковая каша!

Я снова попытался встать. На сей раз на четвереньки, вспоминая, как это делалось всё это время под контролем Богини. Да, это ощущалось непривычно. Но вполне естественно. Я не испытывал дискомфорта. А вот встать на две уже было сложнее. Не, в теории, можно, и я даже попробовал, но продержался меньше пяти секунд, снова приземлившись на все четыре. Ну, придётся мириться и с тем, что я больше не двуногий... Отсутствие рук напрягало в этом больше всего. Но у меня, в теории, должен работать телекинез. Я попытался мысленно поднять камень под моими ногами, но ничего не вышло. Я без понятия вообще, как это запустить, и как этим управлять... Это же касалось и крыльев. Если ногами я мог двигать относительно нормально, они всего лишь заменяли мне привычные руки-ноги, то вот крылья были для меня совершенно новой частью тела. Они лишь иногда, совершенно рандомно дёргались, но не более. Они, в теории, были продолжением лопаток, но я не был в этом уверен...

А вообще, пока лучше забыть о крыльях, и научиться вещам более актуальным, а точнее ходьбе. В четырёх ногах было куда легче запутаться, чем в двух. Я упал, как только решил попробовать. И падал ещё много раз, пока, наконец, не научился кое-как ковылять по комнате туда-сюда. Ноги приходилось переставлять крест-накрест, чтобы сохранять какое-то подобие баланса. Левая передняя, правая задняя, потом правая передняя, левая задняя... Приходилось постоянно держать это в голове... А ведь у местных ходьба с малолетства до автоматизма доведена, наверняка! Я чувствую себя новорождённой личинкой. Довольно большой личинкой. Как я успел заметить, будучи марионеткой Богини, представители моего вида больше обычных пони раза в полтора-два. Даже не знаю теперь, хорошо это, или плохо...

И вот между этими насущными проблема в голове таки закрался резонный вопрос: как я вообще сюда попал? Последнее, что я помню — я летел над пустошью подальше от места взрыва. Что было дальше? Меня что, кто-то донёс? Да вряд ли. В том районе кроме орд мутантов и нас, аликорнов, никого не водилось. Я должен был упасть с высоты и разбиться, но нет, я как-то оказался здесь... А здесь — это вообще где? Этот мир наверняка немаленький...

Ну, либо это какая-то магия, либо я долетел на автопилоте каким-то чудом. Ну или, может, меня реально донесли. Свои же. Там была куча аликорнов, не все же они вырубились. Может, это я один такой уникальный был...

Разобравшись со своим языком и научившись более-менее ходить, я, наконец, стал думать, что мне делать дальше. Стал прорабатывать свой алгоритм действий после того, как выйду наружу. Ну, первым делом нужно, само собой обозначить три основные угрозы, которые могут ждать меня снаружи: это мутанты, радиация, и рейдеры. Всё по законам жанра. От первых и последних поможет броня, оружие, и умение с ним управляться. Против радиации нужно иметь хотя бы, ну, дозиметр. Что бы понимать вообще, где опасно, где нет. Вряд ли я здесь где-нибудь найду хоть один антирадиационный костюм. Да тем более подходящий мне по размеру...

Теперь подумаю о своих потребностях. Я хотел пить. Мне нужна чистая пресная вода. В дальнейшем, вероятно, мне потребуется и еда, её тоже надо где-то достать...

В идеале, конечно, мне бы овладеть моей магией. Я уже успел заметить, какой сильной и полезной она могла быть. Защитные барьеры! Смертоносные молнии! Телепортация! Телекинез пресловутый! И даже крылья! Мне было дано почти всё для того, чтобы доминировать на пустошах, но воспользоваться я этим в силу своей человеческой ущербности не мог... Чёрт!

В конце концов я, собравшись с мыслями, таки начал искать выход наружу. Ну, времени это много не заняло. В соседней комнате как раз был нужный проём, через который струился дневной свет. Перед тем, как пролезть туда, я осмотрел через него всё, что мог. Я видел лишь какую-то заброшенную улочку с кучей однотипных ветхих домиков, служивших когда-то кому-то домом. Никаких врагов, на первый взгляд, не было. Ну, с богом. Кряхтя, я, наконец, выбрался на свет божий. Ну, почти. Солнца как не было, так и нет. Погода пасмурная. Стоял довольно низкий, густой туман. На расстоянии ста метров уже почти ничего не было видно. Я буквально ощущал запредельную влажность этого места. Тут явно неподалёку был какой-то водоём... Пить захотелось ещё сильнее...

Я вышел на центр улицы, прямо на проезжую часть. Правда, вместо остовов машин тут стояли повозки и вагончики на вроде того, что тащил тот коричневый пегас... Странный, конечно, у них был транспорт...

Я посмотрел вниз, на своё мутное отражение в грязной луже. Да, зелёный аликорн. Большая, с вытянутой, аккуратной мордочкой, и глазищами с кулак. На удивление, это даже выглядело довольно органично и уместно. И да, я был ей, а не им. Я уже говорил об этом когда-то, но повторюсь. Теперь я баба. С этим придётся тоже как-то жить.

Да, жить. Вернуться назад в свой мир я даже не намеревался пытаться. Ну, типа, а как? И зачем? Я там умер. Меня уже, наверное, похоронили. Ну или в морге лежу. Мне буквально некуда возвращаться. А в нынешнем моём состоянии я на что-то могу сгодиться только тут... Не, жалко конечно. Дел у меня было много незаконченных... Ну а что? Жизнь несправедлива... Себя мне было не так жалко, как родителей. Я очень надеялся, что мама переживёт утрату...

Но, нет худа без добра. Что дома было фанфиком, здесь может выстрелить, как полноценная книга. Если, конечно, писательство и печать тут ещё живы, можно будет попробовать издаться. В голове ещё, благо, свежи все основные события, смогу перенести на бумагу...

Из задумчивого состояния меня вывел посторонний звук. Какая-то музыка... Откуда тут быть музыке? На всякий случай я отошёл с дороги и спрятался за первым, достаточно большим фургоном. Вскоре из тумана вылетел какой-то круглый дрон с антеннами. Из его то динамиков и лилась эта еле различимая какофония. Ему, скорее всего, было абсолютно похер на меня. Он медленно проплыл по улице мимо, вновь скрываясь в тумане. Что это была за штука вообще? Местное радио, типа? Кто-то этим тут занимается? Если есть радиостанции, то есть и живые поселения. Это была хорошая новость...

Я двинулся по улице, постоянно осматриваясь. Первым делом я собирался найти воды. Пить хотелось дико. Но где же в заброшенном поселении найти бутылочку чистой, нерадиоактивной водички? Что осталось с довоенных времён, либо разворовано, либо стухло или высохло... Выживальщик из меня был крайне посредственный. Влаги вокруг, конечно, было море. Хоть из воздуха абсорбируй, хоть лужи фильтруй, но я в душе не представлял, как это делать. Эх, прав был мой отец, от части... Без интернета мы ничто. В лес вывези — и дня не протянем.

Моё внимание неожиданно привлёк какой-то магазинчик. А точнее, не он, а автомат с напитками у входа. Он работал. Но как? Откуда питание? И почему он выглядит таким целым? Его за всё это время никто не разбил? Или его кто-то недавно сюда поставил? А может это какая-то ловушка?

На автомате красовались выцветшие логотипы и какие-то рекламные лозунги. Опять же, это был явно английский. Тут я уже точно это понял. Сама реклама тоже была интересной. Бутылочку местной колы презентовала какая-то жёлтая кобыла с розовой гривой. По выражению лица и не поймёшь, её кто-то жёстко тарабанит, или ей так понравился напиток. Я даже слегка смутился. Жили же когда-то тут гении маркетинга...

Ещё немного помявшись, я, в итоге, всё-таки, решил подойти к автомату. Конечно, колой жажду не утолишь, но можно хотя бы на время свой организм обмануть. А то уже реально невыносимо, в горле сухо, как в Сахаре.

Автомат не представлял собой ничего необычного. Кидаешь в монетоприёмник необходимую сумму и выбираешь напиток. Я видел тут некую Рассветную Сарсапарель, Спаркл-Колу и Спаркл-Колу РАД. Последняя заставила меня поднять бровь. Либо это просто очередное чудо маркетинга, либо они реально продавали радиоактивную колу...

При более детальном рассмотрении я всё же заметил следы на автомате. Его правда пытались вскрыть. Но, похоже, конструкция была настолько надёжной, что ни у кого это за многие годы не получилось... И правда, конструкция монолитней некуда, сплошной металл. Напоминает советские холодильники. Не удивлюсь, если тут и батарея ядерная стоит, для антуража. От того так долго работает. В таком-то автомате напитки могли и сохраниться... А интересно, сколько вообще тут лет прошло с начала ядерного апокалипсиса? Пятьдесят? Сто? Может даже больше... Это надо будет уточнять у местных. Я, всё-таки, надеялся, что рано или поздно выйду с кем-нибудь на контакт.

Денег местных у меня, само собой, не было, потому я зашёл в магазинчик в поисках хоть каких-то монет. Авось кто обронил. Вряд ли они сейчас представляют ценность как деньги. Наверняка уже какую-нибудь новую валюту придумали. Может, у каждого поселения она вообще своя? Всё может быть...

Несколько минут брождения по пустым развалинам, в итоге, принесли свои плоды. Я нашёл несколько позолоченных монеток под какой-то горой пустых бутылок. Как раз нужного номинала. На одну бутылку этой самой колы должно хватить. Буду надеяться, что она не испортилась. Всё-таки, мне эти монетки приходилось ртом перетаскивать. Г — гигиена...

Вернувшись к автомату, я также ртом запихал эти монеты в монетоприёмник и нажал копытом нужную кнопку. Что-то загудело, и буквально через секунду аппарат выдал мне мою бутылку. Я подхватил её ртом, почувствовав губами, какая же она всё-таки холодная... Действительно работает!

Оставалось теперь как-то её открыть. Сев на тротуар, где было почище, я ухватил бутылку обоими передними копытами, пытаясь зубами отодрать крышку. Вышло легче, чем я думал. Даже зубы не болели... Может, они у меня прочнее, чем человеческие? Ладно, неважно. Мысленно перекрестившись, я начал вливать в себя холодную жидкость... МММ!! Было такое чувство, что она только вчера с конвейера сошла. По вкусу та самая кола, даже немного лучше, газы за годы никуда не делись. Я, как эксперт по разным газировкам, перепробовавший чуть ли не весь ассортимент Магнита и Пятёрочки, заявляю: годно. Не Байкал, конечно, но тоже ничего.

Выпив бутылку и, по крайней мере, на время удовлетворив потребности своего нового организма, я двинул дальше. Теперь меня интересовали средства самозащиты. Хотя бы какие-то. Найти в этих руинах дозиметр я уже и не надеялся. Я проходил мимо вывески, на которой, видимо, было написано название городка. Элликотт-Сити. Тут же были некоторые проржавевшие насквозь указатели, но различил я только один, он указывал на некий Балтимейр. Забавно. Схожесть с нашим земным Балтимором в Америке — тоже случайность? Как и язык, подозрительно напоминающий английский? Странно это всё...

По местным домам и заведениям я бродил ещё полчаса. Всё было обворовано, практически ничего не осталось. Жрать тут тоже было нечего. Единственное — я наткнулся на сейф в одном из домов. Его пытались вскрыть силой, но явно безуспешно. Ну, тут мои полномочия всё. У меня не было ни мощной магии, ни каких-либо навыков взлома. Потому сейф продолжил хранить свои секреты для кого-нибудь ещё, а я обошёлся какой-то замызганной чёрной футболкой с выцветшим изображением какого-то дохуя брутального пегаса в тёмном латексе, джинсовой курткой, серыми камуфляжным штанами и каким-то подобием седельной сумки. Надевать это всё было тем ещё приключением, но так я, хотя бы, не чувствовал себя голым. Может, тут и нормально было ходить, в чём мать родила, но я свою человеческую натуру отринуть так просто не мог.

В итоге, городок я покинул практически ни с чем, а из оружия у меня был лишь старый, проржавевший молоток, который я запихал в нагрудный карман куртки, что бы можно было быстро достать его ртом. Я уже постепенно привыкал им орудовать...

Сейчас я шёл по ветхому мосту через реку. Мутная, грязная, наверняка фонящая вода неслась бурным потоком куда-то налево. Одна мысль о том, что я туда упаду, вызывала дрожь по всему телу. Я постарался пройти по мосту как можно быстрее. Он, конечно, не выглядел готовым обрушиться из-за случайного прохожего, но рисковать не хотелось. Оказавшись на другом берегу, я снова услышал какой-то шум. На сей раз это был чей-то голос. Снова прятаться я не стал. Рано или поздно все равно бы пришлось выходить на контакт. И лучше, всё-таки, раньше. Но меня ждало разочарование. Из тумана снова выплыл точно такой же круглый дрон, но на сей раз из него лилась не стрёмная музыка, а глубокий, приятный, в меру басистый голос какого-то мужчины, иногда шипящий из-за помех:

«... Я знаю, что многие меня ненавидят. Меня считают тираном, который хочет контролировать весь мир. Но мне не нужно именно это. Я хочу вернуть Эквестрии её былое величие. Но, так уж выходит, что для этого мне контроль над миром, в каком-то виде, всё-таки, необходим... Кто-то должен направлять вас в нужном направлении, мои пони. Лишь в адском труде во благо нашей нации мы найдём своё спасение! Стране не нужны мнимые герои! Стране нужны заводы и фабрики! Успех и процветание — величины вполне физические и измеримые...»

Дрон пропал из моего поля зрения также быстро, как и появился, и очень скоро я перестал слышать, что там пиздит этот вождь мирового пролетариата... Интересно, тут много таких вот поехавших? Сначала Богиня, теперь вот этот вот, хрен знает кто...

Я шёл ещё минут десять по пустой, растрескавшейся дороге, минуя остовы проржавевших насквозь повозок. Иногда я даже видел понячьи скелеты. Жаль, конечно, ничего полезного по пути тоже не было. Всё обмарадёрили. Ну конечно. Надеяться было особо не на что...

Далее дорога вновь приближалась к реке, следуя прямо вдоль неё. Шёл я до развилки, решив пойти по более крупной дороге. Немалой причиной для этого стало и то, что у более узкого пути стоял ряд явно самодельных, деревянных указателей с нарисованными черепами и призывами остановиться. Ну, меня порадовало, что местные заботятся друг о друге, отмечая опасные места. Указатель рядом с большой дорогой говорил о некоем Катонсвиле. Ещё минут двадцать я шёл по пустынной местности, пока не стали попадаться первые дома. Хмм... Не, это была явно заброшенная местность, но ни один дом, на первый взгляд, даже не был вскрыт и обчищен. Даже окна целы. Да не может быть? Мародёры сюда не добрались? А что им мешало?

Я решил проверить один из домиков. И правда заперт... Ну, я буду первооткрывателем, получается? Мне сейчас пригодятся почти любые припасы. Я не нашёл ещё даже блядских бинтов! Могу от любой царапины, наверное, откинуться...

Прикинув, что к чему, я решил применить воистину лошадиный метод. Повернувшись ко входной двери задом, я опёрся на передние ноги, и со всей силой, какую мог приложить, ударил по хлипкой двери задними ногами. Та не то что открылась, она в щепки разлетелась! Я даже не ожидал, что она так легко поддастся, и потому свалился на пол веранды, неприятно ударившись подбородком.

— Аауч...

На то, чтобы снова подняться, ушла примерно минута. Но после этого я, наконец, вошёл в дом, осматриваясь. Реально, ничего не было тронуто, всё покрыто метровым слоем пыли. Даже дышать было трудно. Отсюда открывался прямой вид на кухню, и там, за столом, я увидел скелет пони. Сглотнув, я прошёл дальше. Рядом со скелетом на столе лежала пустая бутылка из-под какого-то пойла, а на полу валялся револьвер. Ну, нечто напоминающее револьвер. Рукоять у него была расположена горизонтально, а не вертикально, да и рукоятью это было нельзя назвать. Прямо в неё был встроен спусковой крючок. Похоже, это оружие специально разработано для того, чтобы его можно было держать ртом, но... Стрелять так? А зубы с челюстью не вылетят? Но, судя по рогу у скелета и дырке у него в виске — это не та проблема, с которой он столкнулся. Скорее всего, он застрелился сразу после начала бомбардировок... Да, тяжёлая тут атмосфера...

Но если револьвер до сих пор в рабочем состоянии, то это хорошо. Ещё одно оружие. Которым, для начала надо было научиться пользоваться... Я раньше стрелял только из простенькой воздушки! И уж точно не ртом!

Для начала я сдул с револьвера пыль, а потом уже рискнул поднять его с пола ртом. Пыль все равно оставалась. Она была влажной. Это вдвойне неприятно. Но иначе никак. Мне оставалось только отплёвываться, протирая рот... В барабане я видел ещё несколько патронов, и он, вроде как, был откидной... Блять, как же мне сейчас не хватало рук! Стрелять то ещё ладно, понятно как, хотя и сомнительно... Но как перезаряжать?! Ни малейшего понятия...

Оставив пистолет пока что на столе, я продолжил обыскивать дом. В холодильнике нашлись несколько бутылок Спаркл-Колы и Рассветной Сарсапарели, а также давно сгнившие остатки какой-то еды... Но были и какие-то упакованные пирожки, выглядящие на удивление нормально. Странно. В этот дом точно никто не входил лет как минимум пятьдесят... Сколько же в этой жрачке было консервантов?! Ну, это лучше, чем ничего. Есть я пока не хотел, но нельзя отрицать возможности, что скоро захочу. Потому скинул в свои сумки все упакованные пирожки и несколько бутылок колы. Авось тоже не испортилась?

Моей следующей находкой была аптечка в ванной, прямо в стене. В ней я нашёл пару мотков бинтов, два шприца и два флакона с неизвестной красной жидкостью без этикеток. Ну, на флаконах этикеток не было, а вот на шприцах были.

— Мед-Икс... — прочитал я вслух.

Также пробежался глазами по описанию на другой стороне. Ага, что-то типа обезболивающего. Ну, уже неплохо. Я свалил это в свои сумки и двинулся дальше. И как раз в этот момент я услышал, как что-то упало в прихожей. Я повернул голову в ту сторону, и в ту же секунду ослеп и оглох. Голова заболела, закружилась... Что это?! Это... Светошумовая граната?! По-моему, именно так они действуют! Я попытался нащупать стену. Не нащупал. Потому что меня чем-то больно огрели прямо по груди, выбив из лёгких весь воздух. Я потерял равновесие и упал на пол. Затем я почувствовал, как на меня надавило чем-то тяжёлым... А затем и нечто острое у своего горла. Я испытал некоторое чувство дежавю... Что, неужели бандиты?! Ну почему я наткнулся именно на них?! Зрение потихоньку начало восстанавливаться, как и слух, хотя пищало в ушах ещё довольно долго... Но первым делом я не увидел или услышал, а почуял. Какой-то отвратный запах помоев и гнили. Я невольно поморщился.

— Огооо, смотрите-ка! И правда! Аликорн! Хахахахах!!! А по радио не пиздели! Они и правда теперь как детки малые!!!

Говорил какой-то понячий мужик, весь в шрамах, в какой-то чёрной кожаной броне, с красным ирокезом на голове... Он уселся прямо на меня и приставил к моему горлу ржавый нож... Блять, давай не надо! Столбняка мне только не хватало!

— Уже третий за сутки, просто ахуеть!!! И эта даже вполне целая!!! Мы будем богаты!!! — говорила какая-то лысая девка с правой от нас стороны.

Всего я насчитал шестерых пони. Все в однотипной чёрной самодельной броне. И все выглядят довольно дико. У кого глаза нет, у кого волос, кто выкрашен как идиот... Всего было две девки и четыре мужика, считая того, что сейчас сидит на мне. Так. Мне вообще не нравится то, о чём они говорят. Если так судить, то они не просто бандиты. Они, похоже, работорговцы... У некоторых из них, кроме, собственно, оружия и снаряжения, на поясах висели кнуты. У одного даже нечто, напоминающее электрошокер... Боже... Нужно было срочно что-то делать! Может, получиться договориться...

— Пожалуйста, послушайте... — начал я было, но не успел.

Жеребец немного вдавил нож в мою кожу, заставив меня замолчать. Чёрт, больно! Он наклонился ко мне в упор, обдавая меня своим зловонным дыханием, и говоря:

— Заткнись, шалава! Отныне ты — просто вещь! Ни вякнуть, ни пискнуть без нашего разрешения, понятно?!

— Но...

И он въебал мне по лицу, да так, что у меня в глазах снова всё поплыло. Он ещё раз спросил:

— Тебе что-то не понятно, скотина?!

Ладно, что-то говорить — себе дороже. Немного придя в себя, я молча помотал головой.

— То-то и оно!! Ну всё, пакуем!! И давай без выкрутасов!!!

Да какие, блять, выкрутасы?! Их шестеро, один на мне, остальные держат меня на мушке... Но им, кажется, было этого мало. Сначала мне на рог надели какое-то кольцо. Я почти никаких изменений не почувствовал... Нахуя это? После, они стали выполнять уже более понятные действия, заковывая мои ноги в кандалы, и связывая крылья за спиной. Длины цепи у кандалов было достаточно, чтобы я сам мог кое-как ходить, но недостаточно для того, чтобы куда-то убежать. Хотя, я и без этого бегать то ещё не умел.

Я так невозмутимо об этом размышляю, но на самом деле мне было пиздец как страшно! Я никогда в подобных ситуациях не был, что очевидно. Меня буквально угоняли в рабство! Со мной теперь могли делать что угодно! Пытать, избивать, даже, блять, насиловать! Последнее меня пугало больше всего. Нет, нет, я понимаю, снова мужчиной мне не быть, это очевидно, но... Процесс то должен плавно протекать! Ну там, лет через пять-десять я бы может и призадумался о своей ориентации, но сейчас... Блять, не надо! А вообще... Они бы вообще остановились, будь я, всё-таки, мужчиной? Или им без разницы, в какую дырку пихать?

Меня грубо подняли на ноги, сдирая с меня одежду и забирая все мои вещи. А ещё нацепили на меня ошейник с поводком в виде цепи. Один из жеребцов, которому её сейчас доверили, грубо подтянул меня к себе, да так, что я чуть не упал. Он аж облизнулся, смотря на меня.

— Ну всё, теперь никуда не денешься!

Он был ниже меня, но смотрел на меня так, будто... Блять, мужик, не надо! Ну подумай! А вдруг я заразный! Ну там, ВИЧ, СПИД, не знаю. Что там у пони вообще венерического бывает...

Да, всякие глупые мысли помогали мне бороться со страхом и волнением. Такой вот я человек...

— Спокойно, Пит, товар попортишь!!! — говорила этому извергу одна из девок.

Цвет её шерсти был почти как у меня, лишь чуть светлее, а грива была красная, почти багровая. А ещё повязка на одном глазу, под которой виднелся шрам. Она была единорогом, но её рог был сильно сколот. Видимо, магию использовать она не могла, так как ходила с тем же устройством, которое я уже видел в Марипони на том коричневом пегасе. Только вместо крупнокалиберных винтовок — какие-то автоматы.

— Да ладно тебе, Сейди. Я немножко! — оправдывался он.

Но эта Сейди была непреклонна:

— После твоего «немножко» цена на кобыл снижается раза в два-три, потому что настолько раздолбанные никому нахер не сдались!

— Да она больше обычной кобылы раза в два, всё нормально будет!

— Завались уже нахер, а то член отстрелю! — оскалилась Сейди.

Высокие отношения... И я так понял, Сейди была их командиром. Никто ей перечить не смел, даже этот Пит. Потому он, наконец, чуть ослабил хватку, и я хотя бы смог нормально встать. Меня погнали на улицу. Там уже стояла повозка. Не летучая, самая обычная. В этой повозке находилась клетка. Пустая. Ну, по крайней мере, пока. Места там хватало точно не только на одного меня.

Когда мы добрались до повозки, меня нагло запихали в клетку, для острастки подгоняя хлыстом. Удар был всего один, но чёрт, как же больно! Я не удержался и выругался, падая на грязное сено внутри клетки:

— Блять!...

— Чё? — переспросил работорговец земнопони, снова замахиваясь кнутом. Он как-то умудрялся держать его прямо копытом.

Последовал ещё один удар. На этот раз я удержался и не выругался. Но жалостливо вскрикнул. Похоже, этот звук уже удовлетворил моего мучителя. Он, наконец, закрыл клетку, оставляя меня, наконец, в относительном покое.

Я осмотрел места удара в районе своего зада. Выглядело лучше, чем ощущалось. Ну, по крайней мере, пока...

Мы, наконец, двинулись. Мимо проносились домики мёртвого Катонсвиля. Похоже, этот городишко просто служил приманкой для таких, как я. Потому на той развилке стояли предупредительные знаки. Они там для того, чтобы вводить пони в заблуждение. Так жертва сама приходит к ним, даже ничего не подозревая... Ахуеть. Как же банально. И я на это попался... Ну, я просто не знаю ещё, чему здесь верить можно, а чему нет. Опыта маловато...

Мы катились так, не спеша, ещё минут пятнадцать, пока, наконец, не показался какой-то водоём. Похоже, этот самый Балтимейр, как и у нас Балтимор, был прибрежным городом, и его размыло к хуям, за столько-то лет. В озере перед нами вдалеке я различал лишь отдельные островки. Похоже, сейчас мы будем сплавляться...

— Вылезай, шаболда! — раздался вновь приказ.

Ну, мне приходилось повиноваться. Вновь испытывать боль от удара хлыстом не хотелось. Это в разы хуже, чем удар ремнём по жопе в исполнении моего бати! А я ведь ещё это помнил...

Меня снова на цепи повели к какому-то старому катеру. Я видел здесь и других пони. В основном, тоже работорговцы, но видел я и других рабов. Их уводили на то же судно, на которое сейчас поведут и меня...

Да, я, конечно, осознаю своё положение. Но я просто не мог не задать вопрос. Я очень надеялся, что меня не ударят вновь просто за то, что я заговорил. Хотели бы, что б постоянно молчал — запихали бы в рот какой-нибудь кляп.

— Извините, пожалуйста, госпожа Сейди... — как можно тактичней обращался я к той, кто в данный момент держала мою цепь, — я могу задать скромный вопрос?

Я видел краем глаза, как бравая команда Сейди позади уже готовилась меня коллективно избивать, но ответ Сейди их остановил:

— Ну, валяй.

Я был безумно рад, что меня сразу не заткнули, спрашивая:

— Вы говорили, что я третья по счёту... Вы имели в виду других аликорнов? Как они сюда попали?

— А ты как сюда попала? — отвечала Сейди вопросом на вопрос.

— Я... Не помню...

— Ну вот тебе и ответ. Почти никто нихуя не помнит. Это всё? — говорила она, отбивая какое-либо желание спрашивать что-либо ещё.

— Да, всё. Простите...

Я решил говорить о себе в женском роде, пока что. Я без понятия, как тут относятся, ну... К сексуальным меньшинствам, если меня сейчас можно к таковым причислить в силу сложившихся обстоятельства. Рисковать не буду.

Мы, наконец, спустились на борт судна. Долго на палубе мы не задерживались, меня сразу отвели в трюм. Там же держали и остальных рабов. В большинстве своём это были земнопони, но были и единороги. А вот пегасов совсем не было. Но всех этих пони объединяло одно — они таращились на меня как на Иисуса. Что-то не так? Аликорны, что, настолько редкие? Или дело в Богине, которой мы раньше подчинялись? Я до сих пор не совсем понимал её политику относительно других пони. Ну, она превращала пони против их воли в аликорнов, я сам был этому свидетелем... Но в то же время, она о чём-то с этими самыми пони вела переговоры. Тот же Анклав непонятный...

Блять, из огня да в полымя... Ну почему я не очнулся в каком-нибудь мирном поселении, где меня мягко бы интегрировали в местное общество? Почему сразу, блять, в самое пекло?

Сейди отсоединила цепь и пихнула меня копытом в трюм. Тут заметно воняло мочой и ещё чем-то нехорошим. Я неприятно плюхнулся прямо мордой в пол. Рабы вокруг стали отодвигаться от меня. Когда я принял сидячее положение, оглядываясь на входную дверь, она уже закрывалась. За ней я слышал лишь два голоса. Сейди, и ещё чей-то незнакомый мужской:

— Ох, аликорн? Хороший у вас сегодня улов. Если она в хорошем состоянии, и если девственница, то крышечек за неё Свифт отвалит дохера! Проблем с ней не было то?

— Нет, но... Она какая-то странная, если честно. Даже не сопротивлялась толком...

Дальше разговора я не слышал, они отошли слишком далеко. Я снова перевёл свой взор на пони вокруг. Сначала они постоянно на меня глазели, но сейчас старались не встречаться со мной взглядом. Кто-то выглядел напуганным, кто-то даже озлобленным... Я чувствовал себя максимально неловко... Осматривая их, я заметил очень интересную деталь: почти у всех, кроме некоторых детей, на жопах были тоже какие-то татуировки. Ни одной одинаковой. Все абсолютно разные. Что они, блять, означают? И почему у аликорнов вдруг таких нет? Попробую задать этот вопрос после того, как налажу общение...

Большая часть пони выглядела истощённой, особенно дети. Я выглядел в их ряду максимально неуместно. Огромная рама, относительно здоровая, и даже не тощая! Мне становилось стыдно за это перед ними, хотя и понимал, что в их текущем положении я виноват не был. Ну вот просто было стыдно и всё. Совесть штука такая. Ей иногда похуй на логику.

Собрав в кулак всю свою волю, я, наконец, захотел разрядить обстановку, по возможности, настроив этих пони к себе если не положительно, то хотя бы нейтрально. Надо было им показать, что я не кусаюсь. А то у них явно было сложено нехорошее представление обо мне и о таких, как я:

— Успокойтесь, пожалуйста. Я сама просто попалась в их ловушку... Я не знаю, что с вами делали аликорны раньше, но я не такая! Я не желаю вам зла!

— Аликорна пленили работорговцы... Хах... Сказал бы кому, ни в жизнь не поверили бы! — отозвался какой-то жеребец.

— Отродье! Не приближайся к моим детям! — кричала какая-то мамаша.

— А от неё не фонит, случаем? — слышал я ещё один заинтересованный голос.

И начались волны сплетен и болтовни, так или иначе касающиеся меня, или аликорнов в целом. Я очень скоро перестал разбираться в этой какофонии вопросов. Мои уши, кажется, прижались к голове. Ого, они могли двигаться? Правда, я это контролировал слабо...

Моя попытка наладить контакт полностью провалилась. Меня никто слушать не собирался. Я уже хотел было просто отползти в сторону и не отсвечивать, но вдруг кто-то призвал:

— Тишина!! Вы чего разорались, господа?

Это был чей-то мужской, слегка хриплый голос. Все оглянулись на нужного жеребца, и я, в том числе. Светло-коричневая шерсть, седые волосы и такая же бородка, голубые глаза. Единорог. У него, кстати, на месте татухи, похоже, был шрам. Жеребец снова заговорил, когда воцарилась полная тишина:

— Новостей, что ли, не слушали? Богини больше нет. Аликорны свободны, и разбредаются кто куда. Она просто одна из таких вот потерянных. Верно же? — уточнял он у меня, скорее формально, нежели всерьёз.

В ответ я коротко кивнул. Ну а что? Вроде по факту. Но вопросы у пони на этом не закончились:

— Она же наверняка убивала! Возможно, даже кого-то из наших близких! — возмущалась какая-то кобыла.

— Это была не она, а Богиня. Богини больше нет. Главный преступник наказан. Чем вы недовольны? — парировал седой жеребец.

— Всё равно они все монстры! — не унимался какой-то тощий пацан.

Меня начинало это бесить. Я, конечно, был человеком не вспыльчивым, но иногда мог воспринять что-то довольно близко к сердцу, и отреагировать соответственно. В частности, откровенную клевету против себя я переносил не особо хорошо:

— Хватит, блять, уже выдумывать!!! — закричал я.

Пони вздрогнули и ахнули от ужаса, отдаляясь от меня ещё дальше. Я решил на этом не останавливаться:

— Завалитесь и послушайте, наконец, умного чело... Пони! Разве я похожа на того, кто готов убивать?! Да у меня у самой поджилки от страха трясутся при малейшей мысли о том, что эти ублюдки вонючие могут со мной сделать!!!

Гробовое молчание. Его прервал всё тот же седой жеребец:

— Тебе бы громкость поубавить... А то даже мне страшно.

А? Их действительно это так пугает? Так, ладно, я, наверное, действительно через чур вспылил. Глубоко вздохнув, я продолжил, но уже куда мягче:

— Пожалуйста, послушайте. Я не понимаю абсолютно ничего вокруг. Ни что с моим телом, ни что происходит с миром. Я не знаю, куда мне идти и что дальше делать...

Пони начали переглядываться между собой, перешёптываясь. Уже лучше.

— Я просто хочу жить, также, как и вы. Ни больше, ни меньше. Я ничем от вас не отличаюсь... Неужели я хуже вас только потому, что у меня, вдруг, есть рог и крылья одновременно? Я чем-то вас пугаю?

— Простите... — неожиданно заговорил какой-то ребёнок, — а как вас зовут, мисс?

Так, а вот тут уже хз. Ну не говорить же им, что я Паша? По местным меркам реально странное имя. Да и, тем более, мужское... Оно мне в этом мире точно больше не подходило. Придётся привыкать к какому-то другому. Но его я придумаю позже, а пока:

— Простите, но я не помню даже своего имени, если оно вообще у меня когда-то было, конечно...

— У неё даже кьютимарки нет... — слышал я шёпот.

— Да она совсем как жеребёнок... — кто-то согласно шептал в ответ.

— Тогда мы тебе его дадим! — отзывалась другая малышка, а ей вторили многие другие.

Конечно, мамы противились. Консервативные взрослые не хотели так просто принимать тот факт, что аликорн вроде меня для них больше не враг. Но снова вступился седой мужик:

— Ну разве вы откажете своим детям в таком удовольствие, дамы? Вы поглядите, какие они счастливые!

И правда. Ранее не заинтересованные ни в чём, напуганные до смерти детишки стали выглядеть чуть более живыми. Этот факт отрицать никто не мог. В конце концов, детям позволили надо мной издеваться. Пони вновь стали подходить ко мне ближе.

На мою голову сыпались самые невероятные предложения. Азур Файр, Аметист, Кьюри, Кристал, Сноуви Дроп, и многие другие абсолютно рандомные словосочетания, видимо, считающиеся здесь за имена. Но меня такое не устраивало. Я хотел нечто похожее на моё прошлое имя, но переиначенное под женское. Полина — однозначно нет. Нужно что-то более-менее на местном. И, таким образом, подловив нужный момент, я предложил свой вариант:

— А как насчёт Паули?

У детей был явно озадаченный вид. Один из них спросил:

— И что значит это имя? Какое-то странное...

— Ну, оно разве обязательно должно что-то значить? Мне просто нравится. — попытался ответить я, улыбаясь как можно более дружелюбней.

— Значит будешь Паули Грин! — высказалась какая-то мелкая без метки на жопе.

— Типа... Потому что зелёная? — уточнил я.

Дети активно закивали. Ну, зелёная — это логично. Я и правда зелёный... Меня продолжало удивлять, как я одновременно думал на двух языках. И, кажется, остальные думали примерно также. Ну типа, слово то звучало абсолютно одинаково! Но вместе с именем это почему-то было именно «Грин». А отдельно уже «Зелёная» ... Блять, пытаться это понять просто невозможно. Я, блять, русский, сука!

— Ну, Паули Грин так Паули Грин. — пожал плечами я.

Кажется, дети собой были довольны, пусть и большая часть их предложений была мной отвергнута. Их взрослые опекуны, кажись, наконец, убедились в том, что я не опасен, смотря на меня более дружелюбно и не боясь подходить ближе...

Наконец, мы все почувствовали, как судно тронулось с места. Хорошо, что я сидел. Иначе бы упал. Через несколько минут кого-то начало укачивать. Ещё через пять — кто-то начал блевать. Помещение наполнилось новыми ароматами. Да. О гигиене, конечно, работорговцы ни секунду не думали. Даже ни то что с рабами, с самими собой, судя по тому, как от них разило...

Ко мне вдруг подсел тот самый седой жеребец, заговорив:

— Ну что? Чувствуешь себя уверенней?

— Ох, ну... Спасибо, что заступились... — первым делом поблагодарил его я.

— Брось, давай без формальностей, просто на Ты. Меня, кстати, зовут Ричард. Рад знакомству, Паули.

Ричард? О, вы из Англии? Я почему-то сразу вспомнил рекламу одноимённого чая...

— Вы выглядите несколько, ну... — хотел заметить я.

— Не по-рабски? — догадался он.

Не то что бы он внешне как-то был сейчас сильно лучше других, просто... Как он держался, как говорил... Он будто был реально образованным пони из каких-то высших слоёв местного общества... Что он тут вообще забыл?

— Ну, можно и так сказать. — отвечал я.

— Ну, чтобы до тебя дошло, кто я такой, и как тут оказался, ты должна понимать, как тут всё устроено, какие фракции здесь есть, с кем лучше дружить, а с кем лучше не пересекаться... Ты же знаешь, куда мы направляемся?

Реально какой-то непростой тип... Ну, послушаем, чё скажет. Это могла быть реально полезная информация.

— Ну, честно, не совсем понимаю, — отвечал я, — но видела по пути сюда указатели на некий Балтимейр... Мы плывём туда?

— Ну, по сути, мы уже на его территории... Город затопило после войны, и теперь на его месте куча разрозненных островов. Сейчас мы, должно быть, направляемся в Хампден. Это главный штаб местной работорговли. Оттуда купленные рабы уже разъезжаются по разным островам. Страшное место... — он задумался. — Послушай. Нас наверняка разделят по прибытию. Аликорны, как ты уже могла догадаться, довольно экзотический товар...

Я сглотнул. Думать о том, что со мной будут дальше делать, опять же, не хотелось. Я, блять, в рабстве... До сих пор это в голове не укладывалось. Ричард, кажется, мой страх почувствовал:

— Спокойно. Всех потерявшихся аликорнов недавно по безумным ценам начала скупать местная власть... Ну, самопровозглашённая, конечно... Её возглавляет Свифт Иви, со штабом в Даунтауне. Редчайший мудак... Но довольно хитрый. За аликорнов он объявил такую цену, что теперь буквально все работорговцы ринулись их искать по всем округам Балтимейра, но лихо повезло, пока что, лишь одной чертовке...

— Сейди... — догадался я.

— Ага. Уже троих, считая тебя. Если дело выгорит, то они получат целое состояние. С таким можно будет даже с работорговлей завязать, осев где-нибудь в Хуфлендвиле...

— Как это должно меня успокоить? — спросил я.

— Ну, исходя из этого, Сейди, наверняка, с аликорнами крайне осторожна. Тебя же, судя по всему, даже ещё не избивали и не насиловали, а?

— Шибанули хлыстом пару раз... — пожаловался я.

— Считай погладили. Остальные о таком обращении могут только мечтать. Так что, не переживай. Будешь вести себя тихо — будешь цела.

— Но... Зачем аликорны этому Свифту и что он с нами делает?

— А вот этого уже сказать не могу... Никто не знает, сколько у него уже аликорнов. Вполне вероятно, он решил собрать свою армию, воспользовавшись смертью Богини. От Балтимейра до Филидельфии или Мейнхеттена буквально копытом подать, а на этих двух городах, считай, вся пустошь держится! Контроль над ними означает контроль почти над всеми! Свифт серьёзно считает, что может бодаться на равных с Красным Глазом... Пф...

— Что за Красный Глаз? — спрашивал снова я, — это не тот ли, кого я слышала по радио по пути сюда? Ну, такие шарообразные дроны с антеннами...

— Да! Балтимейр прекрасно ловит станции как с Мейнхеттена, так и с Филидельфии. Не буду пока тебя грузить лишней инфой, просто скажу, что Красный Глаз управляет всем в Филидельфии. Тоже нехороший тип, но хотя бы с вполне чёткой целью и идеей. Свифт Иви же просто самоуверенный, хитрый подлец, желающий подмять под себя пустошь!

— Понятно... А... Тут есть вообще какая-то, ну... Оппозиция, скажем? Кто-то же здесь выступает против такого «режима»?

— Разумеется, дорогая, — Ричард улыбнулся, — оппозиция есть, и немалая. В Вудлоне. Это, в целом, независимый от Даунтауна город.

— Так... Ещё никто не пытался свергнуть Свифта?

— Было бы это так просто... — помотал он головой, — Свифт собрал немалую наёмную армию. У него полно боеприпасов и оружия, которые он скупал многие годы. Автоматические турели, дроны, роботы... Даунтаун буквально неприступная крепость. Но и Вудлон не так прост. По крайней мере, без огромных потерь, никто друг друга победить не сможет, потому никто и не начинает первым...

— Но и смысл от такой оппозиции? — интересовался я.

— Ну, Вудлон борется с работорговлей, активно вставляя Свифту тем самым палки в колёса. Кто знает, может, и к тебе придут на помощь?

Он мне подмигнул. Я не понял... Что он имеет в виду? Кто-то мне поможет? Или он просто меня тролит? Блять, да он сам не менее мутный, чем все эти Свифты...

— Так, ладно, хрен бы с этой политикой, меня интересуют вопросы более насущные. Позволишь? — осмелел я.

— Да, конечно, Паули. Что ты хочешь узнать?

— Да многое, на самом деле. Как летать, как использовать магию, и как жить без магии, используя только копыта! А ещё... Что это за татуировки у вас на задницах? И почему у меня такой нет? И почему среди вас нет пегасов?

Он удивлённо моргал, смотря мне в глаза:

— Ну, ладно, вопрос про пегасов я ещё могу понять, но... Ты действительно НАСТОЛЬКО ничего не знаешь?

— Ну... Да. Говорю, как есть. Я не помню абсолютно ничего о себе. Можешь считать, что я родилась всего несколько часов назад.

Конечно, это был пиздёж. Но я как-то морально не был готов раскрывать ему тайну своего иномирного происхождения.

Ричард глубоко вздохнул, отвечая:

— Что ж, это будет не быстро. Надеюсь, успеем...


Долгих полчаса Ричард учил меня азам. Рассказывал про магию, копытокинез, кьютимарки, и много что ещё... Я, откровенно, прихерел. Особенно с того, что это на жопах вовсе не татуировки были. Это нечто вроде родимых пятен, но появляющихся уже с возрастом. Они, типа, показывают особый талант пони, то, к чему он предрасположен больше всего. Ну, судя по тому, что у меня такой нет... Ладно, ещё довольно мало времени прошло. У аликорнов под контролем Богини не было кьютимарок, потому что у них и не было какой-либо индивидуальности. Ну а я, типа, бывший человек. У нас таких вот «меток» отродясь не было. Может, я и не смогу её получить... Да и, на самом деле, насрать. Так даже лучше. Не хочу, чтобы моя судьба была предопределена каким-то рисунком на крупе. Да, не зад, а круп, надо бы запомнить...

Ричард, кстати, был лишён кьютимарки ровно по тем же соображениям. Метка не должна была определять его роль по жизни и в обществе. Так что, шрам был нанесён добровольно... Радикально, конечно. Но то его осознанное решение.

Магию я использовать сейчас не мог. Не потому что я какой-то сломанный. Мне просто на рог нацепили для этого специальное кольцо, которое блокировало любую магию. Снять его могли только те, кто его надели. Но это не помешало Ричарду показать мне другую магию. Оказывается, копытами можно было хватать предметы почти как руками. Предметы буквально липли к копытам, стоит только об этом подумать. Ну, нет, конечно, это далеко не руки, на самом деле. Руками это назвать было невозможно. Скорее, довольно грубыми манипуляторами. Но этого хватало на какие-то базовые вещи. Теперь мне точно будет куда легче жить...

А что на счёт пегасов... Как оказалось, их на пустошах практически не было, потому что все они были в том самом Анклаве, членов которого я видел тогда, в Марипони. Это потомки тех пегасов, что во время бомбардировок закрыли небо, спрятавшись за облаками... Да, блять, ещё одна чушь. Пегасы тут могли по облакам ходить и города из них строить. Верилось с трудом, но иных объяснений отсутствия пегасов на поверхности я не видел. Ну, пока что, допущу и такую возможность...

Ну и добить меня Ричард решил совершенно ахуительной инфой. Оказывается, мне никакие медикаменты не были нужны. Вообще. Как же лечиться? Да очень просто. Искупаться в радиоактивной водичке, или просто найти место с повышенным радиационным фоном. Абсолютно серьёзно. По его выражению лица было видно, что он нихуя не пиздит. Меня должна была лечить радиация. И чем она сильнее, тем выше скорость регенерации тканей. Ладно. Теперь я, от части, понимал, почему аликорнов многие считают монстрами. Лечиться радиацией — это не нормально... Конечно, если радиации поблизости никакой нету, то можно использовать и стандартные медикаменты, хотя, некоторые препараты будут малоэффективны...

В конце концов, наше плаванье стало подходить к концу. Ричард поспешил от меня отсесть, когда услышал звуки шагов с наружи, перед этим сказав:

— Постарайся до ночи оставаться в Хампдене...

А? Чего? Зачем? Но спросить я не успел, в трюм ворвался работорговец. Тот самый, что меня по лицу огрел при первой встрече. Он недолго рыскал глазами, наконец, остановившись на мне:

— Ну пойдём прогуляемся, принцесса! Хахахахаха!

Он подошёл ко мне, снова прицепив цепь к ошейнику и грубо уводя меня за собой. Я еле успевал ноги в кандалах перетаскивать. Бросив последний непонимающим взгляд на Ричарда, я, наконец, вышел наружу, прищуриваясь из-за уличного света.

Мы вышли на палубу катера... Уже отсюда открывался вид на, буквально, концентрационный лагерь. Пусть и несколько самопальный. Лагерь был обнесён большими стенами, сделанными из всякого строительного мусора, и обнесёнными колючей проволокой. По периметру стояли пулемётные вышки с прожекторами. Все работорговцы, видимо, носили единую чёрную броню... Блять, сюда так и просились красно-белые знамёна с огромными свастонами...

Вокруг лагеря был отстроен небольшой городок. Наверное, здесь и жили работорговцы. Конечно, больше походило на трущобы, но, я уверен, уровень комфорта тут был куда выше, чем внутри стен лагеря. И, судя по всему, путь мы будем держать именно туда...

Наконец, я увидел Сейди. Цепь передали ей, и дальше вела меня уже она. Остальная её команда следовала прямо за мной, из-за чего мне было дико некомфортно. Я до сих пор чувствовал себя голым. И я был уверен, что многие из них пялятся под мой хвост. Вот просто чувствовал нахуй! Блять, давайте не надо. Я дорогой товар, не надо меня портить!

Я видел главную улицу, по которой вели основной массив рабов. Ричард мне также рассказал, что в рабство часто угоняли из-за долгов. А валютой здесь, кстати, была бутылочная крышка. Да, из-под той самой Спаркл-Колы. Ну, в принципе, логичная замена...

Меня вели, конечно, не в общей массе, а по отдельной дороге. Я опять чувствовал себя неловко, постоянно ощущая на себе чужие взгляды. Аликорном быть ещё тяжелее, чем казалось изначально... Хотя, умей я в мощную магию, жить стало бы гораздо проще!

Наконец, мы достигли КПП лагеря. Охрана на входе в лице двух тяжеловооруженных земнопони присвистнула при нашем приближении, комментируя:

— Ваау, Сейди, третья по счёту?! Да как ты умудряешься?! — говорил один.

— Один аликорн стоит чуть ли не как две дюжины первоклассных кобыл! А тут целых три! Куда ты столько бабла тратить собираешься?! — спрашивал второй.

— Ну, делиться с вами точно не буду. — грубо отвечала Сейди.

— Оох, мы, что, для тебя не слишком хороши в постели?

Сейди направила на говорящего дуло одного из автоматов на своём боевом седле, щёлкая предохранителем.

— Ещё слово — и башку прострелю. Я была пьяна... Ясно?!

— Да ладно, спокойно! Просто шутка. Мы на твой честный заработок не позаримся, не переживай! — отвечал тот, нервно лыбясь.

Фыркнув, Сейди отвела ствол в сторону, под конец всё-таки отвечая:

— Казалось бы, гора мышц, а члены жеребячьи, как и мозги...

Мы проследовали внутрь лагеря, оставляя за собой двух униженных мужиков... Так... Ну, это работорговцы, бандиты. В принципе, тут такие беседы должны быть в порядке нормы... Да... Наверное...

Как я и полагал, внутри были лишь хлипкие бараки, в которых и жили рабы. На территории лагеря также, видимо, было какое-то производство, я видел нечто похожее на завод... Ну, классика. Бедняги трудились на заводе до изнеможения, отрабатывая свои долги. Ну а кому-то просто не повезло мимо Балтимейра проходить. Как мне, например...

На территории лагеря было лишь одно приличное здание, и то находилось в самом его центре. И, как ни странно, мы двигались именно туда. По пути я не раз становился свидетелем жестоких телесных наказаний. Кого публично хлестали кнутом, кого просто избивали... Я старался сохранять хладнокровие, но это было сложно. Очень. Жестокость происходящего заставляла меня сильно нервничать. Сейди как-то это почувствовала, говоря:

— Не бойся, тебя ждёт менее незавидная судьба... Какое-то время ты даже поживёшь относительно нормально, ну а дальше... А дальше я без понятия. Что с тобой будет делать Свифт, когда, наконец, сделка между нами состоится — мне до пизды. Ничего личного.

Ну, зато честно. Похоже, Ричард был прав насчёт того, что некоторое время мне бояться нечего. Постепенно мои мысли стали переключаться на ещё двух аликорнов, которых я, скорее всего, скоро встречу...

Мы достигли нашей цели. Сейди грубо постучалась в металлическую дверь. В ней открылся засов, в котором показалась пара глаз, после чего раздался голос:

— Сейди... Снова к Мифик?

Сейди лишь коротко кивнула в мою сторону. Засов закрылся, послышался звук отпираемого замка. Дверь отворилась, демонстрируя нам белый, чистый коридор и какого-то земнопони в... Фраке? Серьёзно? Резко контрастирует на фоне той же одежды работорговцев. Этот мужик был прям похож на дворецкого... Сейди вдруг отдала приказ своей команде:

— Ждите снаружи, скоро буду.

Никто ничего не ответил, молча повинуясь. Хотя, взгляды на своём заде я ощущал до последнего. Ну, этих жеребцов можно было похвалить, они сдержали свои половые позывы...

Дверь за нами закрылась, и дворецкий повёл меня с Сейди по коридору дальше. За следующей дверью показался целый зал, и... Бля, нихуя себе. Как там этот стиль назывался? Викторианский, вроде... Вот блять, один в один! Тут явно жил или работал какой-то чопорный сноб. Или это была она? Мифик, это вроде имя... Скорее всё-таки она...

— Сейчас приведу госпожу Мифик... — сообщил дворецкий, поднимаясь после этого по винтажной лестнице на второй этаж.

Да, всё-таки это она, а не он... И вот, спустя минут пять, дворецкий вернулся, но вместе с ним шла ещё одна единорожка. И у меня отвисла челюсть... Да, я, как бы, человек, но... Какая-то привлекательность в этой особе ощущалось даже мной! От неё сложно было оторвать взгляд. Цвет её гривы был почти как у Сейди, но она была куда длиннее и хорошо уложена. Шерсть была бежевой, а глаза настолько сочного синего цвета, что... Упс, кажется, она заметила мой взгляд, слегка ухмыляясь. Конечно, я тут же сделал вид, что смотрел куда угодно, только не на неё... Ну, ещё стоить отметить, на ней была одежда. На ногах какое-то подобие чёрных носков или чулков, какая-то чёрная водолазка, и такая же чёрная юбка. Ну и дополнял это багровый шарфик. А, ну и ещё она была несколько выше обычных кобыл, почти ростом с жеребца рядом с собой, а форма лица и в целом фигура слегка напоминали мои, ну, то есть, аликорньи. Стиля в этой даме было просто в разы больше чем у всех в этом городе вместе взятых!

— Привет, Сейди... Я знала, что всегда могу на тебя положиться... — говорила Мифик моей пленительнице.

— Я работаю на себя, Мифик Би. Просто наши интересы имеют некоторую точку соприкосновения, вот и всё.

— Конечно, я понимаю... Это тоже очень хорошо, разве нет? — говорила она, спускаясь к нам вниз.

У меня вдруг появилось желание проверить, как я пахну. Наверняка не шибко хорошо... Так, блять, погоди! Они, вообще-то, мои враги! Работорговцы! Я должен их люто ненавидеть! Но... Блять. Эта Мифик просто излучала ауру доверия! Ну и её красота... Да, именно красота. Даже по человеческим меркам. Ну либо я просто уже крышей еду, и меня начинают привлекать лошади.

Наконец, она подошла к нам почти в упор. Большую часть своего внимания Мифик уделяла именно мне, попутно говоря с Сейди:

— Где вы её нашли?

— В Катонсвиле, попалась в нашу ловушку. Искала припасы, видимо.

— Вы были аккуратны с ней?

— Намного аккуратнее, чем с обычными рабами. Всего два удара кнутом.

— Сейди! Как так можно! — удивлялась Мифик, и я даже не понял, искреннее, или нет.

— На них всё заживает, как на собаках, сама знаешь.

— Но ей же все равно больно!

— Обычные рабы тебя так не волнуют, от чего-то... — подмечала Сейди.

— Пфф... На то они и обычные... Ты просто сравни!

Она подошла ко мне ещё ближе, проводя копытом по моим волосам, а потом и по лицу. Да, я покраснел. Что теперь? Я вообще впервые в жизни получал от женщины такое внимание к себе! Пусть и не от человеческой... Конечно, мне было неловко! Мифик, тем временем, продолжала:

— Эти формы, эти изгибы... Любые движения — сплошной оргазм для глаз, будь они хоть самые нелепые! И это — всего лишь искусственная копия! Копия наших настоящих Богинь! Мир без аликорнов — это мир, лишённый прекрасного!

Я видел заметный скепсис на лице Сейди, да и сам начинал подумывать, а в порядке ли всё у этой Мифик с головой? Но все вопросы улетучились сами собой после того, как её копыто двинулось куда-то за моё ухо... Блять! У меня дрогнули ноги, и я даже испустил короткий стон, от которого сам же и прифигел... Это было слишком неожиданно! Такое приятное чувство! У этих лошадей что, уши — эрогенная зона?! Так, это надо было прекращать:

— Мисс Би... Эм... Кхм... Не делайте, пожалуйста, так больше...

— Ох, конечно, прости!

Она тут же убрала свои копыта, отойдя чуть в сторону, затем вновь окликнула Сейди:

— Сними с неё всё это. Здесь она не раб.

Сейди лишь пожала плечами, сначала развязав мои крылья и избавив меня от кандалов на ногах, затем от ошейника, а под конец и от кольца на роге. Фуух, наконец-то! Долой чувство скованности!

— Это... Не шутка? — уточнял я.

— Конечно нет, милая! Здесь тебе бояться нечего!

— Мисс, я... Конечно, благодарна, но... Я совсем перестала что-либо понимать... В каком я вообще положении сейчас нахожусь?

— А разве не видно? Сейчас ты свободна! Тебе ничего не мешает телепортироваться, но ты же этого, почему-то, не делаешь, мм? — она лучезарно улыбалась.

— Ну... Как бы... Да, есть одна существенная причина... Я пока не умею пользоваться магией...

— Что? Почему? — удивлялась она.

— Почему не умею? Эм, ну... Ну, потому что не умею? Меня никто не учил...

— Аааа, я поняла! Ты, возможно, была раньше земнопони, да? Конечно, в Единство брали всегда единорогов, но кто-то мог попасть туда случайно ещё в самом начале... Какая удача! Это делает тебя ещё более уникальной! Не волнуйся, я расскажу и покажу тебе всё, что нужно!

Эээ... Чего блять? Сука. Что ты несёшь, женщина? Какой нахуй земнопони? Так, блять, а если она узнает, что я никакой не земнопони, а вообще попаданец из другого мира, она вообще меня до уровня Бога поднимет? Ладно, похуй, подыграю:

— Ну... Наверное... Я мало что помню, на самом деле. Только вот имя кое-как...

— Ох, ну и как же тебя зовут, м?

— Паули Грин.

— Паули... Какое необычное имя! Я даже не знаю, что оно значит!

— Ну... — пытался объяснять я, — просто Паули. Зачем какой-то смысл? Имя же ничего не говорит о личности че... Кхм... Пони. Верно?

Она выглядела поражённой моей мыслью.

— Ох... Именно поэтому я обожаю аликорнов! Не только безумно красивые, но и от природы умные! Возможно, единство было не такой уж и плохой идеей...

Наконец, разворачиваясь и уходя, высказалась Сейди:

— Так, ладно, я сваливаю, мне надоел этот дурдом. Приду вместе со Свифтом, так что не расслабляйтесь.

— В наше время расслабляться никогда нельзя, Сейди...

Наконец, работорговка покинула нас. Мы остались в зале наедине с Мифик... А, нет, там ещё стоял дворецкий. Хотя, похуй, он больше на статую сейчас был похож.

Я посмотрел на Мифик, а Мифик посмотрела на меня. Её улыбка мне почему-то не нравилась.

— Ох, Паули, милая... День у нас будет долгим, а ночь ещё дольше!

И я приподнял бровь, в полном неведении, что же на меня запланировала эта помешанная, и что же меня ждёт после неё... В голове промелькнуло лишь наставление Ричарда о том, что в городе нужно оставаться до ночи...

Ну, с этим, вероятно, проблем никаких не возникнет...

Проблемы, вероятно, возникнут с другим...


Получены новые способности:Сильнейший пинок — Ваши удары голыми копытами усиливаются на 50%. Теперь вы способны выбивать задними ногами усиленные и прочные двери, а также ненадолго оглушать врагов.