Путеводная Звезда

Эта история расскажет вам о том, как счищая пыль и налёт времён с событий давно ушедших лет, пони шаг за шагом меняют своё представление не только об истоках собственной цивилизации, но и устремляют свой взор в хорошо забытое будущее. Будущее, где их, возможно, ещё ждут...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Дэринг Ду Чейнджлинги

Ponyhammer: Повелитель Ночи

Сама реальность была сломлена силами варпа, пусть и находящаяся в другой реальности Эквестрия всегда могла противостоять этой угрозе, но повреждения нанесённые Скрабрандом с незримой помощью Принца Наслаждений и Архитектора Судеб смогли уничтожить барьеры, и пусть сила Проклятого Легиона остановила вливание Варпа, реальность Хаоса Эквестрии смешалась с ним, став одним единым каналом энергии, грозящимся уничтожить этот мир. Великий Поход Освобождения начался.

Другие пони ОС - пони

Снаружи

«Да послужит это Империи наилучшим образом»

ОС - пони

День Знаний

Небольшая зарисовка ко Дню Знаний

Твайлайт Спаркл Черили

Удивительные приключения друзей в ноосфере

Философия, кофе, Дискорд

Как заработать миллион

Луне срочно нужны деньги, и она пытается заработать их весьма необычным образом... В мире людей!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

День Согревающего Очага

На носу веселый семейный праздник. Все пони закупаются подарками, дабы потом провести вечер в окружении близких. И только Дерпи, делая последние покупки, вспоминает о самом важном - о подарке для Доктора Хувса.

Дерпи Хувз Другие пони

Твайлайт, ты бессмертная

Селестия долго не решалась сказать Твайлайт Спаркл о её бессмертии. И вот, когда всё-таки решилась… она сильно об этом пожалеет.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Радужный мир Рейнбоу Дэш

Радуга Дэш видит мир не так, как остальные пони.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Чейнджлинги

Грампи

Луна является во сне к старому единорогу, чтобы помочь ему вспомнить прошлое.

Принцесса Луна ОС - пони

Автор рисунка: Devinian

Музыка Миров, том первый

Глава 15. Новые дружбы

Музыка в главе:

Операция Пластилин – Забор

«Интересно, а он вообще помнит за столько-то лет, что у неё совершенно другой слог был?»

Голубошкурая пегаска с радужными гривой и хвостом проснулась от проходившего под её облаком спора:

– ...а я тебе говорю, что разум превалирует над эмоциями! Он определяет как людей, так и эквидов, как разумные виды. Зверушка тоже может бояться за себя или потомство, испытывать грусть или радость. Это не ставит кошку на один уровень с нами, для её уровня развития мы боги.

– Может быть. Хотя ещё спорный вопрос на тему кошки, не считает ли она себя богом, а окружающих слугами. Но, блин, Лев, чувства определяют наше отношение к окружению! Они позволяют творить и создавать что-то новое, они двигают наши устремления вперёд! А также позволяют, скажем, пробраться через опасное болото и столкнуться с химерой для того, чтобы спасти ту, кто тебе стала небезразлична! Хотя разум бы сказал тебе не тратить силы на Найти, ибо это нерационально было: одной фестралкой больше, одной меньше.

– Ладно, тут мне крыть нечем, – вздохнул Лев, однако, тут же ответил: – Хотя нет, Серёг, я не согласен на тему целей. Ты идёшь к цели из банального расчёта, что тебе это выгодно. Так работает вся вселенная, ни одна химическая реакция не происходит, если это энергетически не выгодно хотя бы одному из объектов. Но тогда так. Без разума и построения логических цепочек ты не мог бы написать те же стихи Луне. Ты свои чувства к ней оформил в конкретную форму с чётким размером и структурой, пропустив через логику своих знаний о стихосложении и жизненный опыт.

– Блин, и правда. Поэтому выходит, что у нас пат. Одно невозможно без другого. Разум превращается в бездушный калькулятор без чувств, а чувства без разума не способны на оформленность и целостность.

– Эй! О чём спорите, господа двуногие? – отозвалась Рейнбоу, спускаясь к людям со своей наблюдательной позиции.

– Да вот думаем, что важнее, мозг или сердце, – ответил парящей рядом пегаске Лев.

– Э-э-э, с этими бессмыслицами – это вам к Твайлайт, у меня в школе в Клаудсдейле всегда по философии твёрдая тройка была, – фыркнула кобыла, – зато пять с плюсом по всем спортивным дисциплинам. А вообще, я сказала бы, что желудок. Кушать всегда приятно и важно.

– Блять, – искренне отозвался на предположение Сергей. – Это ведь и зов сердца, и зов разума.

– Что никак не помогает нам с ответом на нашу дилемму, – вздохнул Лев. – Ладно пофигу. Как дела, Рейнбоу, чем занята?

– Отдыхала после расчистки неба. Но думаю, что пора уже потренироваться. Хотите посмотреть? Я вам же не показывала, вроде, основную лётную программу Вондерболтов?

– Нет, – покачал головой Лев. – Но мне было бы интересно посмотреть. Я считаю, что ты добьёшься больших успехов в этой карьере.

– Конечно же, добьюсь! – уверенно заявила кобыла. – Это же я, Рейбоу Дэш, самая крутая летунья во всей Эквестрии! Даже Спитфайр понимает, насколько я хороша, а она капитан Вондерболтов! Так что для меня будет раз плюнуть показать вам пару-другую трюков.

– А ты, Серёг, как смотришь на то, чтобы поглазеть на самую-самую крутую пони в Эквестрии? – с слегка издевательской улыбкой спросил Лев. Он помнил из рассказов об изначальной конфронтации Рейнбоу и своего друга. Крутой Сергей её явно до совместного посещения бара не считал.

– Почему бы и нет. Мне, один фиг, заняться нечем в ближайшие время. В спа сегодня проходит инвентаризация, на ферме трудиться мне, откровенно говоря, лень. Луна с Твайлайт отправились в библиотеку Кантерлота ради каких-то магических книг, а просто бесцельно слоняться по друзьям и мешать их работе я не хочу, – пожал плечами парень. Пегаска улыбнулась:

– Эй, Серёга, мог просто сказать «Да». Тогда айда на стадион!

Рейнбоу Дэш с людьми добралась до стадиона Понивилля, который представлял собой окружённый невысокими, буквально на пять-шесть рядов, трибунами комплекс под открытым небом, состоящий из многочисленных спортивных снарядов и площадок для бега, прыжков и, самое главное, полётов. Стадион не пустовал, но часть для летунов была никем не занята, так что радужногривая пегаска дождалась, пока друзья усядутся в первых рядах и подлетела к ним.

– Ну что, вы готовы к Самому. Крутому. Авиашоу. В ваших. Жизнях? – бравурным голосом, разделяя слова паузами, спросила Дэш.

– Конечно! – с энтузиазмом ответил Лев.

– Хе. Я сомневаюсь, что к самому крутому, – решил раззадорить пегаску Сергей, скептически скрестив руки на груди. – Я видел, как реактивные самолёты, двадцатиметровые металлические летающие машины, управляемые одним человеком внутри, сверхнизко и сверхбыстро летели в метре друг от друга, едва ли не касаясь крыльями. И при этом, делали фигуры высшего пилотажа.

– О, я покажу вам сейчас обоим высший пилотаж! Пилотаж такой, что ты, Серёга, олунеешь больше, чем уже! И да, слышала я несколько дней назад из вашего домика недвусмысленные постанывания одной кобылки, хе-хе. У тебя ведь есть в часах, подаренных ею, секундомер?

– Конечно.

– Тогда готовься засекать время. Норматив для прохождения этой конкретной трассы для среднестатистического пегаса или фестрала составляет три минуты. К счастью для вас обоих, я далеко не среднестатистический пегас и могу летать и маневрировать в два раза быстрее и чётче. За минуту двадцать я её уже проходила, – самодовольно усмехнулась кобылка.

– На полном серьёзе, Рейнбоу Дэш? – поражённо спросил Лев. – Я конечно не разбираюсь, как быстро надо делать отдельные элементы, но выглядит она... Довольно комплексно.

Огромное количество колец на различной высоте, слалом из маленьких облачков, флажки, установленные в большие из них и показывающие резкие повороты... Трасса выглядела даже для не летающих людей впечатляюще. Дэш утвердительно кивнула:

– Серьёзнее просто некуда. Но делала я это ещё до поступления в академию Вондерболтов и до попадания во второй состав команды. Сейчас я ещё круче, чем была тогда, и знаю свои способности как свои маховые перья! Я готова пройти этот курс за минуту ровно или быстрее.

– Окей, это, вне всякого сомнения, круто, но мы-то тут при чём? – подал голос Сергей.

– А я предлагаю вам шутливое пари, – пегаска как-то по-особенному хитро улыбнулась, при этом. Кобылка продолжила пояснение: – Пинки какое-то, как она сказала сама, супер-прикольное, что бы это ни значило, новое мороженое приготовила. Получилось оно отменным, я сама пробовала, но рецепт оказался слишком сложен и слегка дороговат для обычного лакомства, чуть дешевле крепкого алкоголя у Гильды. Так вот. Если я не успею, то это мороженое куплю вам. Если успею, то уже вы купите мне и той же Пинки. По копытам? – кобыла протянула Сергею и Льву переднюю ногу. Те переглянулись и хлопнули ладонями по протянутой конечности.

– По рукам! – одновременно ответили люди.


– Участница готова?

– О-о-о, да!

– Судьи готовы?

– Готовы, – кивнули Сергей и до этого занимавшийся с братом на том же стадионе Тандерлейн, пришедший на помощь компании для объективности подсчёта.

– Зрители готовы?

– ДЫ-Ы-Ы-ЫА! – крикнул за всех Балк Бицепс, сидевший ближе всего.

– НА СТАРТ! – громким, привлекающим внимание, криком скомандовал Лев, стоя рядом со стартовой линией с выданным ему флажком. Так как испытанием заинтересовались и прочие пони, которые были на спортивном объекте, так что сейчас на трибунах был шумнее, чем до этого, от чего он и был вынужден повышать голос. Рейнбоу Дэш припала к земле, а стоящий рядом Сергей взялся правой рукой за часы.

– ВНИМАНИЕ! – Лев высоко поднял флаг. У пегаски вырвалось облачко пара из ноздрей, а раскрытые крылья напряглись. Сергей поднёс палец к включающей секундомер кнопке.

– МАРШ! – скомандовал человек, резко опуская гоночный флаг, и одновременно с этим палец друга запустил секундомер, а пегаска резко сорвалась с места.

– Десять секунд, – отсчитал Сергей. Тем временем, Дэш пролетала уже весь слалом и направлялась к курсу из колец. Резкими, но выверенными движениями вверх и вниз пегаска прошла через все препятствия и сама себе дала отмашку:

«Тридцать пять секунд. Новый рекорд участка. Но они даже не догадываются, что я не собираюсь выигрывать, хе-хе». Пегаска направилась в сторону резких поворотов с флажками, проверяющих горизонтальную манёвренность пегасов.

Вдруг она сделала серию из мёртвых петель на одном из поворотов, однако, как ни в чём не бывало, продолжила свой полёт дальше.

– Зачем ей было делать такой странный манёвр в том месте? Она потеряла секунд пять, если не больше, – удивился Тандерлейн, наблюдая за действиями скоростной кобылки.

– Пятьдесят секунд, – отметил Сергей.

– Она уже близко к финишу! – радужная молния, действительно, уже была на финишной прямой. Сергей отсчитывал уже по секунде вслух:

– Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять. Минута. Раз. Два. ФИНИШ!

Человек нажал на кнопку на своих часах в тот же момент, когда Рейнбоу пересекла финиш. Даже не смотря на её поражение, зрители на трибунах ликовали: это, всё равно, было крайне быстро и зрелищно. Пегаска торжествующе подлетела к друзьям:

– Ну, как? Я побила свой рекорд?

– Минута и три секунды, – с нескрываемым уважением в голосе отметил Тандерлейн. – Рекорд-то ты побила однозначно и с головой, я так точно не смогу. По крайней мере, ещё не скоро. Но вот для победы в состязании немного не хватило. Зачем ты сделала несколько мёртвых петель в третьей секции?

– Там была птичка, – пожала плечами Рейнбоу. – Может, бабочка, на скорости сложно понять. Флаттершай бы меня потом убила, если бы с ней что-то случилось.

– Но я не видел никаких животных там... – слегка поднял бровь чёрный пегас с мятно-белой гривой.

– Тандер, тебе же Спитфайр говорила проверить зрение! Особенно, после того, как ты врезался в Соарина на позапрошлой тренировке!

– Эй, да он без формы же был и сливался с окружением! – попытался оправдаться её коллега, впрочем, густо покраснев. – В порядке всё с моим зрением, я проверял...

– В любом случае, в тот момент я была за облаком от вас, так что ты и не мог заметить. Эх, ну ничего, в следующий раз я обязательно побью и этот рекорд. Я, всё равно, очень довольна своим результатом и знаю наверняка, что могу и лучше! – довольная собой голубошкурая пегаска счастливо потянулась, да так, что на её выпяченный круп невольно бросили взгляд Лев и Тандерлейн, в сторону которых она и наклонилась. Сергей покачал головой:

– Дэш, если хочешь, можешь попробовать снова. Всё же, это не совсем правильно, раз не зависело от тебя. К тому же, я не исключаю собственной погрешности в скорости нажатия на секундомер. В идеале, нам бы несколько замерителей.

– Нет. Ну, скосил бы ты мне секунду, я всё равно на две отстаю. Я выложилась на полную и всё равно довольна. И проиграла честно и справедливо, так что теперь готова понести своё наказание. Пойдёмте в «Сахарный уголок», – с какой-то необычной ухмылкой произнесла кобыла. Что-то в этой улыбке и тоне Дэш не понравилось Сергею.


– Ну, и как вам мороженое? – елейным голоском уточнила Рейнбоу Дэш, с того момента, как люди вгрызлись в лакомство, хитро переглядываясь с Пинки Пай.

– Овень ввувно... – дожевав холодное лакомство и проглотив остатки, ответил Сергей. В его глазах вдруг загорелся логичный вопрос, почему его до сих пор не слушается язык, когда во рту уже ничего нет. Он обратился к другу: – Вев?

– М-м-м? Но наное? – отозвался счастливый после вкусного угощения парень в очках, тоже поняв, что язык ощущается как будто онемевшим.

– Вне вавевфя, наф наевави ф фовой, ваф вовфефвних фьюх.

– Назвели сноль нёнево. А ны, бнин, нунились, – согласно кивнул Лев.

Тем временем, Пинки и Рейнбоу, уже не скрываясь, откровенно хохотали над друзьями. Радужногривая кобыла стёрла с вишнёвых глаз выступившие слёзы и ответила:

– Пинки, ты только подумай, они купились на это! А-ха-ха! О, Селестия, я так давно уже не смеялась, разыгрывая кого-то.

– Ах, мороженое с Ядовитой Шуткой. Нет ничего смешнее, чем смотреть, как кто-то новый попадается на этот трюк, хи-хи! – не меньше подруги веселилась Пинки Пай, катаясь по полу кондитерской.

Люди смерили их холодными взглядами, но веселье искренне гоготавших над безобидным пранком кобыл понемногу передалось и им. Лев и Сергей посмотрели сначала на ржущих подруг, потом на кислые лица друг друга и тоже улыбнулись.

– Вива и Вова, ввяфь.

– Нва нонбоёба!

Последние слова уже заставили захохотать и обоих друзей. Рейнбоу Дэш, услышав их голоса, разразилась ещё одним приступом безудержного смеха:

– Ой, не могу. А-ах-ха-ха! Я ни слова не понимаю, что вы говорите, но это так смешно! Видели бы вы свои лица в тот момент, когда поняли, что язык вас больше не слушается, аха!

– Они ругаются. Но дружелюбно, – с улыбкой отозвалась уже успокоившаяся Пинки, – ничего страшного, ребят, эффект пройдёт на следующее утро.

Сергей вдруг перестал смеяться, изменился в лице и настойчиво замотал головой:

– Вне невьвя ввафь во уфва! Вевни ваф выво!

– А что такое? Ты же сегодня, всё равно, не работаешь. Ну, помычишь и пошепелявишь чуть, это же не страшно, а наоборот, забавно, – слегка насупилась Пинки. Человек почему-то слегка покраснел, но ответил:

– Вне нувен вувеф вой явыф февовня нофью...

Как это ни странно, но последнее утверждение поняла даже Дэш и, подняв брови, удивлённо спросила:

– Язык? Зачем тебе может ночью пона-а-а-а... – до кобылы дошло, так что пришла пора краснеть уже ей. – Упс. Неловко. Как-то мы с тобой, Пинкс, не подумали, когда готовили эту шутку, что могут быть против Луна и Найт.

– Да, нехорошо получилось, – задумалась Пинки Пай. – Шутка-то удачная и потрясающая, а вот последствия не самые красивые для жеребцов, желающих обрадовать своих кобыл. Не учли. Но я думаю, раз уж я и Зекора придумали это шуточное угощение, а она туда ввела и противоядие от Ядовитой Шутки, действующее уже на следующий день, то и она вам без проблем поможет вернуть контроль над речью. И... не только ею, само собой, – подмигнула кобылка обоим людям. Давайте я напишу записку зебре, чтобы вы не мучились с объяснениями.

– Снанибо, Нин-хи, – Лев сделал ощутимое усилие над собой, чтобы имя подруги прозвучало хоть как-то похоже. – Наз ны нойнём н Нен-нониний Нес, но я нойну снону за Нáйни.

– Вува-а-а? – не понял уже Сергей. Лев закатил глаза за своими очками.

– Найн Ннайн, – трио посмотрело на произнёсшего это с абсолютно серьёзным лицом друга и закатилось хохотом вновь. Обиженный Лев вышел из здания кондитерской за своей фестралкой.


– Огромное спасибо за помощь, Учитель, – поблагодарил за двоих зебру Лев, когда к нему первому вернулась нормальная речь.

Нет никаких проблем, мой ученик,
Но, думаю, не станешь отрицать:
Удачно пони вышло пошутить,
Лишив обоих снова языка.

– Спасибо, но мне и одного раза хватило – чуть закатил глаза Сергей. – Зато хоть, Лев почувствовал себя в моей шкуре. Он-то прям сразу получил возможность общаться на эквестрийском, это мне страдать пришлось... – мудрая зебра хмыкнула и ответила:

Но разве путь нелёгкий в достиженье цели
Тебя, Сергей, с друзьями не сплотил?
Не дал ли стимул человечьим сердцем
Стремиться к той, кто носит знак луны?

– Это так, – кивнул бывший землянин, – и от того обретение мною речи стало ещё более важным моментом наших взаимоотношений. Я тебя поправлю только, Зекора: «человеческим». «Человечьим» применимо, но звучит очень криво. И я понимаю, что иначе пришлось бы перестраивать размер, я слово или два, всё же, знаю о написании стихов, – парень задумчиво отпил чай, уже давший свой спасительный эффект и вернувший нормальные функции опухшему языку, но, всё равно, ещё очень приятный на вкус.

– Да, Серёга пишет стихи, – гордо за друга ответил Лев. – Хей, меня посетила гениальная идея. А как насчёт того, чтобы вы дружески посостязались? А я и Нáйти были бы судьями,– зебра хотела, было, согласиться, заинтригованная земными методами стихосложения, а фестралка была готова дать своё горячее согласие на курирование, тоже заинтересованная предстоящим шоу, но Сергей помотал головой.

– Плохая идея. Я не умею в экспромт от слова «совсем». Мне надо хотя бы несколько минут подумать над тем, что я пишу. И, к слову, ключевое слово «пишу».

– Обидно. Хотя стоп. Я припоминаю, что у Каскета Рабидус что-то понюхал в котле у Зекоры – и стал строчить стихами, что твой Эминем. Может, у Учителя есть что-то подобное в запасе?

Зебра задумчиво поцокала копытом о свой подбородок, после чего выдвинулась к стеллажу с готовыми зельями. Чуть покопавшись среди склянок, она разочарованно помотала головой. Но вдруг Зекору осенило. Она подошла к стойке с ингредиентами и, достав оттуда баночку с какими-то семенами, произнесла:

Я не уверена, что это нам поможет,
Есть шанс, однако, что нашла решенье я:
Возьмём лекарство мы от меток оспы,
Что пони подчеркнуть даёт талант.

– Помню такое. Это то, которое помогло Эппл Блум, когда она у тебя свистнула цветок, чтобы с его помощью получить знак отличия? Мне надо сказать правду над семенами, верно? – спросил человек. Зебра посадила семена в небольшой горшок земли и кивнула. – Да как два пальца... Я всем своим сердцем люблю Луну. Не всеми своими стихами я горжусь, но тот, который я ей недавно посвятил, мне очень нравится. Сегодняшняя шутка Рейнбоу Дэш и Пинки Пай застала меня врасплох, но я, всё равно, нахожу её забавной. А также я задумал потом предложить Льву ответить не менее достойно этим кобылам. Меня печалит, что принцесса Селестия встретила нас со Львом настолько негативно, но я понимаю корень её предвзятости и, на самом деле, хотел бы как-то помочь ей перешагнуть через это... Так, что ещё? – задумался Сергей. Лев со смехом остановил его:

– Серёг, завязывай, цветок уже чуть ли не ломится от своего веса. Я заварю тебе сбор из него. Мда, вроде, и не соврал нигде, но ничего нового совершенно не рассказал. Идеальный, зараза, обход детектора правды... – Лев, под бдительным руководством зебры, быстро сварганил зелье и дал его другу. – Пей до дна! – Сергей послушал и выпил целиком варево, после чего прислушался к своим ощущениям.

– Что-то я пока что не испытываю ничего. Думаю, это, всё же, не действует на людей. Либо, всё же, к стихосложению у меня таланта нет, хоть это и неприятная мысль. Ну, или Лев недохимичил, – честно ответил человек. Ещё несколько секунд он продолжил пытаться почувствовать какие-то изменения внутри себя, но, всё также не обнаружив никакой разницы, пожал плечами и произнёс:

Вы знаете, мне кажется, всё тщетно.
Слагать стихи ведь просто так нельзя:
Для этого нужна мне тема, вдохновенье!
Стоп, погодите, это в рифму я сказал?!

– Ха! А ты сомневался в способностях моего Льва, – радостно отметила фестралка. – Можете начи-и-и-инать! – зебра улыбнулась в ответ на энтузиазм подруги и покачала головой:

Найт Глайд, моя подруга дорогая,
Я соглашусь с Сергеем, что нужна
Обоим тема нам для состязанья,
Впустую не была чтоб болтовня!

– Ну, не знаю. Раз вам обоим нужна какая-то тема... Битвы со злодеями Эквестрии? Котики? Котиков все любят. Здоровый образ жизни? – накидывал варианты Лев. Сергей нахмурился и ответил:

Иди ты в пень, мой друг, прошу прощенья,
Здоровый образ жизни – не про нас!
Я свой бокал подня́л бы лучше за злодеев,
А ты, Лев, дальше пей иди свой квас!

Возможно, тема эта для Найт Глайд больная,
Моей, однако, близкая душе,
Ведь та, кого люблю – была когда-то
Из тьмы кошмаров кобылицей на луне.

Веками ждали возвращения фестралы
Своей царицы... Ждал и человек.
И, счастье! Дотерпели! Воссияло
Светило Ночи, стёрся силуэт

Кобылы скорбной; Эквус озарили
Вновь миллиарды звёзд на небесах!
И ночи стали ярче, чем при Тие,
И сны спокойней: их хранит Лунá...

Зебра, человек и фестралка искренне поаплодировали экспромту Сергея. Зекора уважительно произнесла:

Я сдамся сразу, победитель очевиден,
Ведь смысл разный строкам мы даём:
Стихами душу изливаешь ты отлично,
А я лишь сообщаю мысли день за днём.

– Серёг, можно тебя на пару слов? – спросил Лев у своего друга. Ребята вышли за дверь дома внутри дерева, а фестралка с любопытством спросила у зебры:

– Интересно, что они задумали? – Зекора в ответ могла лишь пожать плечами. Люди вернулись минут через десять, при этом, Сергей как-то по-особенному хитро улыбался. Он и начал, всё ещё высоким слогом:

Я задолбался, если честно, говорить стихами
И вспомнил, в Понивилле есть дела,
Молю я, зебра, прозы дай противоядье;
И в город проводи, прошу, Найт Глайд.

Фестралочка кивнула и с готовностью встала. Однако, к ней обратился Лев, когда крылатая кобылка готова была покинуть жилище своей подруги и подождать Сергея снаружи – Зекора дала ему пожевать какой-то корешок, так что теперь человек и целитель ждали эффекта:

– Да, кстати, Нáйти. Раз уж ты всё равно выйдешь, ты не могла попробовать поохотиться на дичь для нас на ужин? Пожалуйста, моя мышенька. Я мяса не ел уж несколько дней, к Гильде идти что-то лень, а рынок уже вот-вот закроется сегодня. Если будет удачно, перекусим с тобой часов в десять или одиннадцать, нам с Серёгой ещё одно-два дельца надо будет провернуть до захода солнца. Или хотя бы до ночи. Если твоя охота будет неудачной, я обещаю купить нам сытный ужин с алкоголем у гриффины.

Пони согласно кивнула, а лучший друг Льва, тем временем, стараниями зебры вернул способность к нормальной речи во второй раз за день, так что Сергей и Найт Глайд покинули жилище знахарки. Полосатая кобылка задумчиво обратилась ко Льву:

Я думаю, что это вовсе неслучайно,
Что просите ферсталку вы покинуть дом.
Давай-ка, ученик мой, сознавайся,
Как именно задумал удивить её?

– Ты проницательна, как всегда, Зекора, – улыбнулся Лев своей подруге и наставнице, – я хотел бы сделать для Найт Глайд сюрприз. Очень приятный и очень горячий сюрприз. И сварить для неё особенное зелье. Мне явно понадобятся твои знания и твоя помощь, особенно учитывая, что я о таком зелье от тебя раньше не слышал. Думаю, если получится, тебе тоже подобный рецепт может понравиться... Как на продажу, так и лично.


Несколько часов спустя Сергей и Лев сидели на аккуратной бревенчатой скамье, обёрнутые полотенцами, и расслаблялись после парилки. Парни попивали горячий чай, решив в плане алкоголя ограничиться уже выпитым после визита к зебре сидром. Так как спа-салон ещё утром провёл инвентаризацию, а у Сергея, как у сотрудника, были ключи, никто не препятствовал их входу. Друзья как раз заканчивали вместе петь очередную земную песню:

Врубай «Сектор», потом «КиШа»! ХОЙ!
Пусть развернется и свернется душа-а-а!
Потом «Гражданку»! И, хер бы с ним!
Давай «Максим»,
Давай «Максим»!

– Офигенно. Нам однозначно нужно обучать местных лошадок панк-року. И, в принципе, как-то мотивировать их писать музыку, напоминавшую бы земную... – заметил Лев после того, как они оба допели.

– Согласен. Но знаешь, у меня была идея и не хуже, – чуть загадочно ухмыльнулся Сергей.

– Ну-ка, удиви?

– Ты читал Стругацких?

– Я помню, ты мне советовал, я даже честно скачал их книги на телефон, но руки не дошли. А к чему вообще вопрос?

– Смотри. Если помнишь из моих рассказов, у них там сюжет идёт один вообще почти через все книги, просто из-за перематываемого времени, это незаметно. Так вот, в одной из их книг, то ли «Трудно быть богом», то ли «Обитаемый остров», бывшие земляне, ставшие, по сути, богами, помогали и форсировали прогресс на определённых планетах, застрявших технологически или морально. Они так себя и называли, «прогрессоры».

– Странное название. Звучит как-то... Слишком пафосно. А что, предлагаешь нам такими же стать?

– Не то что бы. Мы же с тобой не супер-физики или ведущие шоу «Очумелые ручки». Но начать делиться с пони теми технологиями, которые мы могли бы воспроизвести, хотя бы на словах, – и которые были бы им полезны в быту, если у них нет такого, мы вполне можем. Естественно, я говорю исключительно о мирных вещах, всякие пищали и напалмы мы, само собой, воспроизводить не будем. Нефиг. Один мир уже погиб от подобных изобретений, пожелать подобное миру эквидов – ни за что! Но вот принцип работы, к примеру, того же велосипеда, думаю, вдвоём спокойно расскажем той же Твайлайт. А она уже попробует воссоздать сам механизм. Естественно, не без помощи наших рук. И, само собой, не только велосипед изобретём. Но и попробуем воссоздать большинство полезных вещей или передать наши знания о них, вплоть до даже двигателя внутреннего сгорания или, скажем, химических формул и тех прочих полезностей, о которых вспомним. Как бы, надо будет эту идею ещё обмозговать и подробно обрисовать суть наших с тобой обязанностей и полномочий, но я предлагаю тебе, Лев, подумать над потенциальным улучшением нашего нового дома.

– Хм... Хрен его знает, Серёг, пока, если честно, звучит непонятно и слишком запутанно. Мне кажется, ты сам не знаешь, чего хочешь, либо, как эту затею мы сможем реализовать нормально.

– Да знаю я! – гневно ощерился парень в ответ на обоснованную претензию друга. – Я просто сформулировать пока что мысль не могу хорошо, меня эта идея вот прямо сейчас спонтанно посетила! – Сергей вновь, уже более простыми словами, обрисовал суть задумки.

– Окей, теперь понял. То есть, ты хочешь дать им те изобретения, которых у них нет, но были у нас. Безвредные и полезные. В принципе, отличная идея, но нам надо, я думаю, прежде понять, чего у них нет, а то выйдет неловко... И да, я всё равно предлагаю тогда это и музыкой украсить. Представь просто, если будут пони-рокеры, это же будет отрыв башки!

– Главное, чтоб не панки. Традиционные, по крайней мере. А то, боюсь, нам обоим влетит от диархов, если пони начнут пить, курить и материться, – хмыкнул Сергей, – от Селестии точно.

– К слову, Серёг, а тебе точно не влетит? Я имею в виду, не от принцесс, а за то, что из вашей сауны сделал полноценную русскую баню с нестерпимым жаром, как и полагается, и за то, что мы тут с тобой сидим сейчас, когда, фактически, в салоне выходной?

– Не влетит. Слишком я ценный тут кадр. Да и я говорил накануне с Свит Блоссом, она не возражала, чтобы мы пользовались парилкой, когда салон закрыт. Делов-то, выкрутить термостат в крайнее правое положение. Главное, не забыть вернуть потом, чтобы пони в обморок утром не рухнули от температуры. Это мы с тобой спокойно терпим, а им быстро становится плохо.

– А я думал, тут парилка, как у Нáйти, на углях и огне. Зачем они тогда в центре комнаты лежали?

– Я тоже так сначала подумал. Но нет, угли в центре тут больше для декорации и небольшого пара, а основной жар идёт именно от раскалённых труб, спрятанных в стены. Видел, может, решётку сбоку? Вот через неё и надо заливать на трубы воду для пара.

– М! Кстати, о трубах. Твайлайт же вернулась из Кантерлота, или где она там была с Луной? Ты не спрашивал, она сможет попробовать зарядить наши телефоны?

– Да, они уже вернулись. И да, спрашивал, я как раз заходил к ней после нашего визита к зебре. Твай ничего не обещает, но попробует. Попросила телефон, но я его забыл дома, так что, наверное, мне понадобится, чтобы ты завтра зашёл и забрал. Свой не забудь с зарядниками заодно.

– Что, совсем не надеешься сам дойти? Это ж что там с тобой Луна должна будет сделать? – хитрым голосом спросил у друга Лев.

– Как говорил какой-то мудрый мужик, не помню, правда, кто... Вроде, какой-то религиозный деятель английский. Так вот, он утверждал, что лучшее утро – это то, которое начинается в полдень. А что до Луны... Мне кажется, моя любовь поняла весь кайф от физической близости, так что некая лунопопая аликорночка томно обещала мне сегодня, цитирую: «Объезжу тебя ночью, Серёж, так, что ходить не сможешь». Это вторая причина, почему я, отказался от сидра в парилке, помимо того, что это было бы крайне небезопасно совмещать с жаром.

– Логично, и я согласен. Пить можно и после бани. Чем потом займёмся, не последний же визит у нас в парилку. В следующий раз попробую сделать уже веники, благо, я нашёл в лесу берёзки и уже обрезал ветки, пускай сушатся. Обязательно надо будет устроить русскую баню, при том, предлагаю сделать это у Найт Глайд и с нашими кобылками. Уверен, и Луне, и Нáйти понравится опыт русской бани, а парилка у моей милой мышки аутентичнее, да и места в ней больше, чем здесь. Уж без обид твоим работодателям. Хоть именно тут и просто приятно посидеть и поболтать, но баня у моей кобылки – это, прямо-таки, самая настоящая баня, как мне кажется.

– Я согласен с идеей. И даже не возражаю против настоящего экспириенса, хоть не был в парилке именно у вас. Луна, думаю, будет тоже за. Никаких нудистских задумок только, Левис, сидеть будем, как и сейчас, в полотенцах, чтобы не смущать дам. Нам-то друг друга стыдиться нет смысла, сейчас и то это из-за сквозняка. А вот я очень сильно не хотел бы, чтобы ты красовался перед Луной достоинствами, как и сам не собираюсь эксгибиционизмом заниматься перед Найт Глайд. Пусть смотрят исключительно на своих жеребцов, хе-хе. И вспоминая о взаимоотношениях жеребцов и кобыл, вы с Зекорой, в итоге, сделали ваше хорни-зелье?

– Да. Но Нáйти слишком устанет явно после охоты, независимо от результатов, так что проверим с ней на днях. Хех, а я ведь всё ещё торчу тебе историю о том, как я и Нáйти... перешли на новый уровень, скажем так, а тут уже новая грядёт, – хмыкнул Лев.

– Так и говори, занялись любовью. В этом красивом акте, куда больше объединяющем души, чем ваше своеобразное проклятье, нет ничего постыдного. Давай тогда так поступим. Там долго? Не, не особо, средне? Хорошо, начинай историю, и идём ещё разок париться. Потом, выходим, я останавливаю жар, остываем, одеваемся, я закрываю салон, дослушиваю твою историю, и мы гордо расходимся по домам к своим любимым. Если не успеешь закончить, то ещё заглянем к Гильде – и я куплю вина для ночи с Луной.

– Да, я прямо сейчас и начну свой рассказ... Это произошло буквально через несколько дней, как мы с ней друг другу признались в своих чувствах...