Королевство перевёртышей

Это история раскрывает тайны мира перевёртышей и его правительниц

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Бон-Бон ОС - пони

Заколдованная библиотека: Вспышки времени

Небольшая подборка коротких зарисовок от лица Твайлайт, действие которых разворачивается в различных главах «Заколдованной библиотеки».

Твайлайт Спаркл Рэрити

Неожиданное свидание

Если что-то и могло разбить сердце Рэрити сильнее, чем смотреть как её лучшую подругу продинамили, так это наблюдать, как Твайлайт возвращается в библиотеку со столь же разбитым сердцем. Но Твайлайт повезло, ибо будь проклята Рэрити, если допустит такое.

Твайлайт Спаркл Рэрити

Зекора и Ночь Кошмаров

Старая зебра отправляется в прошлое, чтоб увидеть своими глазами ночь, когда решалась судьба принцессы Луны и Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора ОС - пони

Баттерфлай

Актриса и её поклонник - что может быть необычного в таких отношениях?

ОС - пони

Цикл "Механическая рука"

Широко известный в узких кругах странный белый единорог из Сталлионграда с крестообразным шрамом на щеке наносит добро окружающим. По сути, это цикл философско-психологических рассказов, объединенных одним странным персонажем, который кому-то может показаться знакомым.

ОС - пони

Принцесса Луна ничего не боится

После тысячелетнего изгнания принцессе Луне необходимо сделать прививку, как хорошо что она ничего не боится...

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Кровавые Копыта:Освобождение

Единорог по имени Эрил и пегас по имени Зино отправляются ночью в экспедицию в Вечносвободный лес. Они сталкиваются с различными трудностями и противоречиями, чтобы обнаружить то, чего лучше бы они не обнаружили. Их поступки приведут к печальным последствиям.

ОС - пони

One Last Letter (Перевод + Небольшой рассказик)

Небольшая зарисовка на тему этой песни + попытка художественного перевода.

Вера, верность, доверие

Даже в Рое не всегда все безразличны друг к другу.

Чейнджлинги

Автор рисунка: Devinian

Под звёздами леса

Крылья судьбы

По улицам небольшого городка, засыпанного пламенно-оранжевой пеленой из листьев, отдающих сыростью и прелостью, неспешно прохаживались пони, полные счастья, беззаботности и спокойствия. Так уж получилось, что сегодняшний лучезарный день был ничем иным как одним из многих весенних фестивалей, который, возможно, и вовсе не отмечали нигде, кроме Понивиля. День, когда каждый желающий мог от души повеселиться и поиграть в самые разные игры: «Приколи кобыле хвост», «Яблоки в бочке», «Метание яблока» и ещё целое множество того, чем Эпплы готовы делиться с другими. Например, сидр. Всё верно, очередь за этим божественным напитком выстроилась не маленькая, каждый пони в городе мечтал сделать хотя бы один-единственный глоток прохладительного напитка. Так, под шум и гам радостных горожан, прошла бóльшая часть дня, а питьё из сброженного яблочного сока и вовсе исчерпало свои запасы.


— ЭйДжей! — уже летя в направлении земнопони, воззвала Радуга, — Даже не думай, что мы забыли! — бам! Раздался звук глухого удара. Незадачливая пегаска врезалась в забор, что предательски стоял за Эпплджек, которая, в свою очередь, очень удачно отошла.

— Дэш, спокойнее, я своё слово держу и от обещаний не отказываюсь. Так что не надо пытаться прибить меня на ровном месте. Или недавно сломанное крыло ничему не научило? — определённо наиграно, злясь и искренне волнуясь о подруге, фиглярствовала пони.

Ответа от Дэш не последовало, вследствие чего комичная ситуация кончила своё существование, а оставшиеся героини семёрки стянулись к неугомонной парочке подруг.

— Все целы? — поинтересовалась Твайлайт, подавая копыто небрежно сидящей пегаске.

— Пострадало только моё достоинство, так что да, все целы, — хватаясь за предложенное копыто, процедила Дэш.

— Лад, народ, пошлите в амбар, сидр по особому рецепту Бабушки Смит сам себя не выпьет, знаете ли, — скомандовала ЭйДжей, направляясь к месту хранения лучшего сидра этого года.

Эпплы каждый год делали по бочке особо крепкого сидра для некого заказчика, готового платить в разы больше кого-либо, но в этом году, по совершенно глупой случайности, получилось два сосуда столь удивительной жидкости. Конечно, таких случайностей не бывает, и бабуля Смит специально сделала побольше горячительного напитка, но подругам об этом знать далеко не обязательно. Всё же они тоже пони и заслуживают права на одну беззаботную ночь. Так что, недолго думая, героини Эквестрии решили позволить себе один-единственный день отдыха. Никакой школы Дружбы и спасения мира, только обычные посиделки подруг, которые последнее время всё реже могут собраться вместе.

— Давай, ЭйДжей, не мешкай! Я больше не выдержу ожидания! Весь день об этом моменте мечтала.

— Уже разливаю, не крутись под копытом, а то не дай Селестия нечаянно уроню твою кружку, — ни на что не намекая, сказала Эпплджек, уже подавая поднос с семью полными стаканами. Все разобрали по своему, кроме Флаттершай, что, кажется, не спешила подходить вовсе.

— Флаттершай, ты чего, пить не будешь? — подходя к пегаске, начала расспрос кобылка.

— Я не совсем уверена, что это хорошая идея… Мне кажется, я могу сделать что-нибудь неприличное, если, если…

— Да ладно тебе, Флаттершай! Если что, моей ясности ума хватит на двоих. Пегасы вроде нас пьянеют в разы медленнее, да и тут все свои, что может пойти не так?

— Раз уж ты настаиваешь, Дэш. От одного стакана же не пьянеют, ха-ха, — Флаттершай неуверенно ухватила деревянную кружку с сидром, от одного сладко-пьянящего яблочного запаха которого начинали побаливать голова и плыть окружение.

— Выпьем же за дружбу! — Воззвала Дэш под согласный стук кружек друг о друга. — Будем!


Небо перекрасилось в чёрный, местами поблёскивающий холст, а это могло значить лишь одно — ночь заняла своё законное место, запах уходящей осени сменился бризом свежести и изредка нарушаемой животными тишиной; пони, в свою очередь, выпили на пару литров больше допустимого для хоть какого-то здравомыслия, но недостаточно для окончательной потери речи. Что их остановило — разум или опустевшая бочка, доподлинно неизвестно, ясно лишь одно — картина получилась самая что ни на есть необычная.

Твайлайт, Рарити и ЭйДжей обсуждали пони, что когда-то успели им приглянуться, и наоборот — тех, которых стоило бы отправить в Тартар. Старлайт же нашла интересного собеседника в лице Пинки, задевая темы завоевания власти, свержения монархии и многих других противозаконных вещей. Дэш и Флаттершай же, в свою очередь, стояли в стороне ото всех, разговаривая по своей сути ни о чём.

— Мне кажется, этот сидр был излишне, ик, крепкий, — считай в никуда утвердила Дэш.

— Пожалуй, ты права, я не ожидала, что он будет настолько неприятно алкогольный, — подтвердила Флаттершай, убирая напиток, не допитый собеседницей, — И, пожалуй, ты выпила слишком много, даже для себя.

— Нет! Всего шесть кружек, это не так уж и много! Вроде как… — упираясь боком во Флаттершай, чтобы не упасть, заявила Дэш. — Я даже летать могу, смотри.

— Я верю тебе наслово, но сегодня, Дэш, лучше оставаться на земле для своего же блага.

Хоть слова и были подобраны правильно, воспрепятствовать Дэш свершить глупость они были не способны. А значит, выход один: Флаттершай спешно прижала Дэш крылом к себе, не давая той возможности взлететь.

— Ох, Дэш, я почти уверена, что на сегодня с тебя хватит приключений, лучше пошли отведу тебя в место поуютнее, например, ко мне; отоспишься как следует, договорились?

— Я не могу отказать столь заманчивому предложению! В путь! — показав копытом в стену, выкинула Дэш, совершенно забыв о своём желании взмыть в небеса.

— Девочки, мы уже пойдём, — обратившись ко всем в зале и убедившись, что была услышана, о чём говорили махающие копыта, Флаттершай неспешно повела пегаску в обитель животных и спокойствия — место, где не раз оставалась Дэш из-за самых разных причин…


Сегодня звёзды на небе светили особенно ярко, так что путь к дому шёл гладко. Дэш всё также слегка покачивалась, несмотря на ночной воздух, придававший свежести мыслям, что определённо влияло на диалог о красоте ночного неба в положительном ключе.

— Флати, а знаешь, что столь же прекрасно, как и это небо? — соскочив с темы, поинтересовалась пегаска.

— Может быть, первый день весны?

— Нет, точнее, да, но я не про какие-то там дни, я про тебя! Ты так прекрасно сияешь под ночным небом, что мне хочется расцеловать тебя до смерти! — потираясь шёрсткой о шёрстку, процедила Дэш.

— Ха-ха, ты так романтична, когда выпьешь. Будь тут кто другой, небось, сказала бы ему то же самое. — шутливо заявила Флаттершай, чувствуя, как щёки покрываются слабым румянцем.

— Что? Конечно, нет! Только ты прекраснее всех звёзд, усыпавших небосвод. Я не настолько пьяна, чтобы перепутать свою Флаттершай с кем-то другим. — определённо серьёзно ответила Дэш, всё также находясь под крылом подруги, от чего и так неспешная походка кобыл остановилась, пока Флаттершай, обдумывая услышанное, выдыхала клубы пара и смотрела на небо.

— Надо будет попросить ЭйДжей больше никогда не готовить этот сидр.

Неожиданный комментарий Флаттершай заставил Дэш встрепенуться, — Почему?! Он же невероятно вкусный!

— Возможно, но мне он почему-то не нравится… — опять подняв голову, на этот раз уходя от ответа, Флаттершай увидела, как с неба неспешно падают кристально чистые снежинки, растворяясь в воздухе от прикосновения с носом. — Первый снег, не знала, что он сегодня…

— Ха-ха! Снег! Обожаю зиму! — неосознанно вырвалось у Дэш, пока та, выбравшись из ослабевшей хватки подруги, немного убежав вперёд, рухнула в кучу листьев, собранных прямо около дома Флаттершай.

— Дэш, вставай, нам осталось совсем чуть-чуть, буквально войти в дверь. И ты сможешь валяться сколько захочется.

И вот, наконец попав внутрь, хозяйка неспешно начала готовить кровать ко сну. Второй кровати в доме не было, но и одной большой вполне себе хватает для двух пони, особенно если они близкие подруги. Да и не впервой. подумала Флаттершай, взбивая подушки.

После того, как приготовления были окончены, долго ждать не пришлось — Дэш сразу же улеглась на кровать, а Флаттершай прильнула рядом. Соприкоснувшись с кроватью, слабость сию минуту поглотила тело. Казалось, мышцы устали настолько, что более не собираются работать до утра. Сон тихо и незаметно стал окутывать Флаттершай, как вдруг Дэш неожиданно нарушила тишину:

— Флати, а можно задать тебе деликатный вопросик? — судя по всему, сгорая от стыда или алкоголя, поинтересовалась Дэш.

— Конечно, что-то не так? — не открывая глаз и представляя, на что способна дрянная голова под алкоголем, отозвалась пегаска.

Ожидание вопроса нарушил неестественный скрип кровати, а открывшиеся от этого глаза увидели Дэш, нависшую сверху.

— Ты меня любишь? Может, это прозвучит глупо, но момента для признания лучше я представить не способна…

— Дэш, я всё понимаю, но ты потом сама пожалеешь о том, что сейчас делаешь. Ложись спать. Не заставляй меня сожалеть о своих словах.

— Нет, я уже осознаю себя. Именно поэтому и решилась на признание, не могу больше ждать! Пожалуйста, ответь, просто ответь. Даже отказ будет по-своему прекрасен, — судя по всему, Дэш и впрямь осмысляла ситуацию, а значит, и ответить придётся как никогда серьёзно.

— Ну, я, — тяжёлый выдох и взгляд, упавший на глаза собеседницы, — я испытываю некую влюблённость, но я не уверена, что это настоящая любовь. Скорее желание быть с кем-то ближе, чем со всеми другими.

— Значит, ты не против, если я?.. — горячее дыхание обдало шею Флаттершай, заставив тело покрыться мурашками.

— Я… как бы… — тихий вдох, — давно думала о том, какого это, заняться… сек… сексом с кем-то, — еле слышно промямлила Флаттершай, — Мне так стыдно, — крылья прикрыли глаза, не давая тем и шанса взглянуть на прекрасную пегаску, застывшую чуть выше, — Знаешь, забудь, мы просто перепили. Сделай вид, что ничего не слы…

Поцелуй прервал трепетание Флаттершай. Нежные прикосновения губ и копыт, столь неожиданно накрывшые Флати, позволили позабыть об усталости и повязнуть в наслаждении. Дэш не напирала, давая возможность партнёрше оттолкнуть ту, если ей и вправду захочется, но ничего подобного не последовало. Мгновение растекалось, словно капли бескрайней вечности, и в этом нерушимом молчании никто не осмеливался нарушить тонкую паутину идиллии. Тем не менее, Дэш встретилась с неизбежностью, решив начать свой медленный спуск по нежным изгибам тела Флати, погружаясь в самые его глубины…


Тихое щебетание птиц, звуки хрустящего под зверьми снега и наглые лучи солнца, столь предательски освещающие кровать, где спали две пегаски после бессонной ночи.

Первую участь проснуться постигла Дэш, заставляя ту неохотно открывать глаза и, потягиваясь, разминать усталые мышцы.

— Какое прекрасное утро; вчера, кажется… — оглядевшись, Дэш осознала, что спит определённо не у себя, а после, почувствовав тяжесть во всём теле и увидев чуть ли не расплывшуюся в счастье спящую Флаттершай, вспомнила n-ую часть вчерашней ночи. — Ох, надеюсь, я была достаточно нежной с Флати…

Сама того не желая, Дэш своими негромкими размышлениями потревожила Флаттершай, заставляя ту неспешно открыть глаза. И первым же полусонным действием стали неожиданные для Дэш объятья на уровне крыльев, заставившие обеих ниспасть обратно в постель.

— Утречко, Дэши, уже выспалась? — с некой ехидностью спросила Флаттершай.

— Утро, бывали дни и лучше… — неловко проведя по гриве Флаттершай копытом, всё же осмелилась произнести Дэш, — Мы теперь, получается… пара?

— Угу, — ели слышно подтвердила Флаттершай, зарываясь в шёрстку Дэш, — и твоя девушка готова ко второму раунду, если о выносливости вондерболта Радуги Дэш говорят правду, конечно.

— Хах, настолько я тебе понравилась?

— Дэш, ты мне нравишься уже больше двух лет, а сегодня я просто узнала, что это взаимно. Ничего более, — слегка посмеиваясь, потянулась мордочкой к Дэш Флаттершай, получив ответный и столь желанный поцелуй