Автор рисунка: BonesWolbach
ГЛАВА 8 «Грандиозное шоу» ГЛАВА 10 «Знания опасны»

ГЛАВА 9 «Общий интерес»

ГЛАВА 9 «Общий интерес»

Я наблюдал в окно как повсюду снуют испуганные пони. В деревне явно что-то случилось. Нападение? Не знаю, но выходить из дома желания не было. Гриша, ровно как и его четвероногая спутница, до сих пор не появлялись. Если Рэйнбоу возможно ещё не выписали из больницы, то где тогда носит моего брата?

Ход моих мыслей был прерван знакомой фигуркой желтокрылой пегаски, которая робко шла по дороге в сопровождении нескольких незнакомых кобылок. Я сразу вспомнил строгий взгляд Луны и прикинув, что её я боюсь куда больше происходящего на улице, решил догнать объект своей миссии и наконец-то извиниться.

Я выбежал из дома и без труда догнал пегаску. Та, заметив меня, моментально застыла на месте и задрожала как первомайский лист.

 — Прошу, не делай мне больно, — взмолилась она, пряча мордашку за гривой.

Её подруги угрожающе на меня посмотрели.

 — Флаттершай, первая наша встреча прошла при дурных обстоятельствах… в общем, я сожалею что так получилось и раскаиваюсь за содеянное, — говорил я.

 — Так вот как он выглядит, — меня осматривала рыженькая пони.

 — Ты связал меня, упал с неба и хотел съесть. Я не верю тебе, — пропищала жёлтая.

 — Оставь её в покое! Нам не до тебя сейчас, — сурово произнесла рыжая.

 — Но я не понимаю… почему вы вредили мне? – подала голосок Флаттершай.

 — Пойдём дорогая, он не стоит твоего внимания, — настаивала светлая кобылка с ухоженной гривой.

Обе подружки хотели подтолкнуть Флаттершай, но та продолжала стоять на месте и с любопытством смотреть на меня. Не знаю почему, то ли из-за страха перед аликорном, то ли от стыда перед столь невинным существом, но я решил признаться.

 — Я испугался вашего мира и того, что могло произойти со мной, — признался я.

 — Ты испугался меня!? – спросила Флаттершай.

 — Если олицетворять ваш мир в твоём лице, то да, — говорил я.

Флаттершай тихо посмеялась. Удивился не только я, но и её подруги.

 — Понимаю, ситуация была неприятной, но сейчас мне всё кажется каким-то забавным. Ты правда не смог бы мне навредить? – улыбнулась пони.

 — Я бы никогда себе такого не простил и до сих пор корю себя, что тогда сделал тебе больно, — признался я.

 — Я прощаю тебя, глупыш. Ты напоминаешь мне маленьких зверюшек которые тоже всего боятся и реагируют на всё незнакомое с необычными реакциями, — улыбнулась Флаттершай.

 — Человек, а ты умеешь урегулировать конфликтные ситуации, — раздался знакомый голос.

Обернувшись, я увидел Сумеречную принцессу. Она была явно довольна моим поступком, но её вид был таким, словно её что-то огорчило, уж не знаю, я ли опять набедокурил или ещё что-то.

 — Жаль, с Гришей обстоит всё наоборот, — иронично произнёс я.

 — Путь исправления твоего начался, отрадно мне. Селестия будет довольна, это именно то что ей нужно, но не время для бесед сейчас, в замок мы должны вернуться. С братом повидаешься ты ещё, — молвила синяя.

 — Принцесса, спасибо что спасли тех пони и… меня от летящих обломков. Ещё чуть-чуть и меня бы с вами больше… — не успела договорить ухоженная пони, как меня окружила синеватая пелена и произошла яркая вспышка.


— Спайк, где она? – Артур вернулся в библиотеку.

Дракончик безмолвно указал на лестницу, ведущую на второй ярус дома. Половицы под ногами парня тихо скрипнули, гулкое эхо его шагов раздавалось от ступеней лестницы. Поднявшись, лаборант подошёл к единорожке, лежащей на своей кроватке. Её вид был незавидным, подавленным. Бедняжка напряжённо теребила подушку передними ногами и изредка шмыгала носом.

 — Твайлайт, мне так жаль, — посочувствовал возлюбленный.

Волшебница посмотрела на Артура.

 — Не стоит меня жалеть. Я не понимаю, как я могла допустить ошибку. Как я могла разочаровать принцессу Селестию, — на последних словах она едва не расплакалась.

Парень сел на край кровати и нежно погладил пони по спинке.

 — Ты учишься, и рано или поздно, все допускают ошибки. Принцесса Селестия… — не договорил Артур.

 — Принцесса Селестия во мне разочарована! – перебила единорожка.

 — С чего ты решила? Думаю, она с пониманием отнесётся к твоей неудаче, — нахмурился парень.

 — Она прислала письмо, — пони указала копытом на пол.

Артур поднял свёрток и прочитал короткий текст.

 — Она лишь сообщает, что скоро явится поговорить с тобой, — сказал Артур.

 — Она меня на луну изгонит! – кричала Твайлайт.

Лаборант подсел к кобылке поближе.

 — Селестия бывает сурова, но только не к тебе. Ты у неё на особом счету, ты же знаешь, — сказал лаборант.

Твайлайт отвернулась к стенке.

 — Я чуть не погубила невинных пони и одна из них была Рэрити. Мне нет оправдания, но я не понимаю… как безвредная магия могла такое сделать? Это просто невозможно! – восклицала пони.

Внизу раздался шорох.

 — Ой-ёй! – послышался встревоженный голос Спайка.

По лестнице кто-то поднимался, но гостем был не дракончик, а правительница собственной персоной. Ей мордашка была сосредоточенной.


С довольной улыбкой, зелёненькая кобылка шагала по улице деревни. Чудесный день, встревоженные пони, незнакомка была рада всему происходящему. Проходя мимо розового домика, она услышала знакомый голос.

 — Привет безымяннка! – из окна приветливо махала Пинки Пай.

Селадоновая остановилась и посмотрела на кудряшку.

 — Я буду называть тебя безымянной до тех пор, пока ты не скажешь своё имя? Ты его назовёшь? – расспрашивала розовая.

 — Нет, — коротко ответила незнакомка.

 — Ну как знаешь. Кстати, ты тоже видела как ратуша обрушилась? Бедная Твайлайт, совсем не ожидала от неё такого, — поникла розовая.

 — Возможно она не такая одарённая волшебница как слагают легенды, — зелёная подошла поближе к Пинки.

 — Нет, она по-прежнему лучшая из лучших! Просто ошиблась. Не знаю, не выспалась, переутомилась. Но ничего, она справится, к тому же у неё есть замечательный парень который души в ней не чает, — тараторила розовая, что совсем не понравилось зелёной.

 — Парень? А кто он? – заинтересовалась зелёная.

 — Артур, — коротко пояснила розовая.

 — Тот самый знаменитый человек? – удивилась незнакомка.

 — Ага, — пискнула кудряшка.

 — Я много чего в жизни повидала, но такой союз… кхм. Надеюсь, Твайлайт поправится, — зелёная натянуто улыбнулась.

Пинки что-то прокричала, но та её уже не слушала. Незнакомка продолжила путь, стараясь не упускать вихрь сложнейших мыслей, что витали в её смышленом разуме.


— Принцесса Селестия, я готова понести любое наказание, — чародейка слезла с кровати и поклонилась наставнице.

Могущественная принцесса подошла ближе.

 — Твайлайт Спаркл, прошу, объяснись. Как можно столь безобидным заклинанием принести такой существенный ущерб? – строго спросила Селестия.

 — Я понятия не имею. Я всё держала под контролем, как ратуша сама по себе затряслась и рухнула! Знаю, звучит неубедительно, но так и было! – восклицала Твайлайт.

 — Мои гвардейцы уже провели расследование и судя по обломкам, здание упало не само по себе. На него было сделано магическое воздействие. Так же, свидетели утверждают, что ты ошиблась и с другим заклинанием, повредив одну из опорных балок во время спасения архитектора. Я понимаю, ты впервые подвела меня и ищешь любые оправдания, лишь бы не брать вину на себя, но будь мудрее. Нужно уметь признавать ошибки, — говорила светлая.

 — Простите, это целиком моя вина, но мне кажется… не важно. Принцесса, вы больше не будете меня обучать? – перепуганным голосом спросила Твайлайт.

Селестия глубоко вздохнула и выдохнула.

 — Моя верная ученица, произошедшее весьма прискорбно, но у меня даже в мыслях не было отказываться от тебя. Я очень надеюсь что ты извлечёшь из этого полезный урок, — принцесса намекающее посмотрела на кобылку.

 — Что нужно более ответственно и осторожно подходить к сложной магии… да любой магии, ведь ты в ответе за то что делаешь и за вероятные последствия, — дополнила волшебница.

 — Вот и умница. Прошу, не переживай сильно, не стоит, — Селестия обняла единорожку левым крылом и улыбнулась.

 — Постараюсь, — прошептала пони.

Аликорн отошла.

 — Пока притормозим со сложными заклинаниями. Сейчас же твоим поручением будет восстановить повреждённые книги и бумаги что были в ратуше. Обломки по моему велению пока не трогают. Найди ценные документы и отнеси их в деревенское хранилище. Те что серьёзно повреждены, магически восстанови. Заклинание есть в твоих книгах, изучи его. Внимательно изучи. Задание не сложное, рутинное, поможет тебе отвлечься. Благ тебе, Твайлайт Спаркл, — Селестия развернулась, краем глаза посмотрела на Артура и спустилась на первый этаж, после чего послышался шум закрывающейся двери.

 — Я не подведу принцессу, кобылка начала перебирать книги, что были на полках второго яруса.

 — Твай, угомонись. Ты не в том состоянии, — Артур пытался её остановить.

 — Она рассчитывает на меня! Я должна доказать, что по-прежнему достойна быть её ученицей! – бормотала пони, скидывая с полок книги.

К нам поднялся дракончик.

 — Ох, ну опять? Неужели нельзя сразу всё на место ставить? Спайк всё уберёт, Спайк приберётся… что ж, как всегда, — дракончик с расстроенным видом поковылял обратно вниз.

 — Тебе правда нужно отдохнуть. Я же волнуюсь за тебя, глупышка, — говорил Артур.

 — Я просто перенесу записи в архив и тогда сделаю перерыв в обучении. Артур, ты не понимаешь, для меня очень важно выполнить задание принцессы. Очень! – тараторила пони.

Парень едва открыл рот, как кобылка его перебила.

 — Нашла! – радостно произнесла Твайлайт, магически держа перед собой какую-то книгу.


Изысканный, изящный, блестел так, словно был отполирован настоящим крупом, впрочем, так наверное и было. Трон Селестии был великолепным произведением искусства. Множество деталей, узоров украшало его. Всё бы ничего, только он был слишком низким, хоть и находился на искусственной возвышенности со ступенями. Трон был заточен под королевскую попу аликорна, но мне стало любопытно. Убедившись, что в тронном зале я один, то туже приземлил жопландию на царский трон. Коленки пришлось согнуть, действительно оказалось низко.

 — Царь во дворца, царь во дворца! – с казахским пародийным акцентом говорил я, вальяжно покачиваясь на троне.

Он был не только низким, но и… просторным.

 — Нда, здоровенная задница у этой Селестии, — озадачился я, воображая… задницу Селестии.

Едва я успел договорить… или даже не успел, как арочные двери с грохотом распахнулись и в помещение прошли правящие принцессы. Я же поскользнулся и неуклюже развалился на троне, панически пытаясь с него слезть.

Селестия заметив меня, лишь недовольно закатила глаза, но ничего не ответила. Луна же косо улыбнулась. Я выбрался с седалища королевского и отошёл в сторону. Селестия тут благополучно уселась на троне, Луна села на соседнем, что был чуть поменьше, но не менее изумительным.

 — Человек, сестра поведала мне, что у тебя прогресс есть исправления. Хранительница элемента гармонии более не в обиде на тебя, а страха перед тобой, у неё больше нет. Я довольна тем, что ты загладил конфликт. Как сказала Луна, весьма эффективно. Как прошла встреча с братом? – молвила Селестия.

 — О, я тоже хотел с вами об этом поговорить. Вы знаете какой бардак у вас под носом творится? – возмущался я и добавил. – Ваше Высочество.

Селестия недовольно нахмурилась, а Сумеречная принцесса приставила правое копыто к мордашке и недовольно вздохнула. Видимо, я сказал как-то не так. Но откуда мне знать эти деликатные премудрости общения с принцессами? Я живу в деловом мире акул, где только уверенность и демонстрация характера позволяют пробиваться сквозь запертые двери.

 — Я слушаю тебя, чужеземец, — молвила светлая.

 — Вы в курсе что мой брат [цензура] пони? Ой, точнее эм… спит с пони, прошу прощения. Он и пони! Пони и человек! Это что за бред такой? – возмущался я.

Селестию здорово перекосило, а Луна стала бледно-синяя.

 — Увы, но так и есть. Они влюблены в друг друга и их союз действительно ужасен. Стоп, что они делали? Так они всё же перешли на ЭТУ стадию отношений? О мать природа, вселенский лепесток бесконечности…. – светлой принцессе явно стало плохо.

 — Ну они молодые… рано или поздно до этого дошло бы, ты же знаешь. Так, Сели, помнишь как я тебя учила? Дыши глубоко и равномерно, — нервничала Луна.

 — Он и Рэйнбоу Дэш, ох, но зачем я только представила себе эту картину… теперь я понимаю Артура, когда он использует выражение «чёртова фантазия, чтоб тебя», — шатало принцессу.

 — Это не правильно! Пони должны быть с пони, люди с людьми, пиявки с пиявками! Мой брат идиот, но сухарик его дери, я люблю своего братишку и желаю ему помочь! – вспылил я.

 — Ох, человек, ты не представляешь как я тебя понимаю! Любовь это чудесно, но то что между ними происходит – омерзительно! Ну почему они этого не понимают!? – разнервничалась Селестия.

 — И не говори, Сели. Ему что, девок мало Земных? Внешность у него нормальная, зубы не торчат. Нет, ему потребовалось оседлать какую-то пегаску! – метался я по кругу.

Луна с непередаваемым любопытством наблюдала за необычным контактом двух существ.

 — Она спортсменка, неописуемая красавица! Ей просто нужно вильнуть своим упругим крупом перед любым жеребцом и тот сразу будет её! Ну что за Дискорд в её головушке поселился! – Селестия расправила крылья и нервно перебирала копытами, пока Луна прислонила копытце к подбородку и облокотившись на боковину трона, наблюдала за интереснейшей картиной.

 — Да он животных даже никогда не заводил, а тут с пони! Без обид, Сели. Кхм… Я видел как она его целовала! В губы! Фу! – буркнул я.

 — Я тоже видела как она целует это лысое существо. Ты не поверишь что я ещё видела! Однажды я застала их в королевской подсобке! Рэйнбоу Дэш держала в своих зубах его длинный, как его… ну в районе пояса у вашего вида висит, — напряглась светлая.

Я тоже напрягся, а вот Луна залилась пунцовой краской и забегала глазками. Кто знает что творится в её богатом воображении.

 — А, ремень! Она держала ремень! – радостно воскликнула Селестия.

 — Да, я тоже об этом подумала! Именно так, а не иначе! – истерично вскрикнула синяя.

Мы затихли и посмотрели на Сумеречную принцессу, которая медленно и верно, краснея и сжимаясь, пряталась за боковиной трона.

 — Так вот, она держала ремень! Этот нахал ещё соврал что они чай пили! Чай! Да после такой картины я неделю не могла ничего в рот брать! – Селестия спрыгнула с трона и заметив взмокшую сестрёнку, добавила с пояснением. – Не могла брать в рот напитки вообще.

На Луну было жалко смотреть. С её уст срывался истеричный смешок, а передними копытами она теребила свою магическую гриву.

 — Я даже представить боюсь, вот однажды заночую у них дома… Боже, да что я могу увидеть и услышать! Я тогда точно с ума сойду! – подпрыгнул я.

 — Любовь ты увидишь… необычную, ох, — подала голосок мокрая приплюснутая Луна.

 — А ты представь что случится, если такое увижу я! – воскликнула Селестия.

 — Не думала что ты будешь подглядывать, — истерично хихикнула Луна.

Селестия удивленно посмотрела на сестру.

 — Зная ваш характер, то с уверенностью могу сказать, вы либо их испепелите… раза три, либо вас будут в дурке откачивать недельки четыре, — предположил я.

Правительница вновь переключилась на меня.

 — Милый мой, ты не представляешь насколько ты прав! – обрадовалась светлая.

 — Милый!? – удивлённо повторила Луна, выглядывая из-за боковины, но её мы успешно проигнорировали.

 — Сели, нужно их разлучить и образумить! – предложил я.

 — Так нельзя. Играть с любовью очень опасно, мы рискуем погубить их души. Нам нельзя вмешиваться, но тем не менее, я подумаю что можно сделать. Фух, я устала, человек. Ты на редкость интересный собеседник и мне отрадно, что хоть кто-то разделяет мои убеждения. Я была бы рада продолжить общение. Ты не мог бы зайти сегодня вечером в мои покои? – спросила светлая.

 — Зайти? Вечером? В покои!? – удивлённо бормотала Луна.

 — Ну конечно! Я готов провести с вами хоть всю ночь, люблю общаться с умными особами, — улыбался я.

Светлая аликорн довольно заулыбалась и гордо выпрямилась.

 — Слушай, а моя попка действительно такая жирная? Не стоило мне налегать на тортики, — Селестия поелозила на троне крупом и посмотрела на царский «стульчик» недовольным взглядом.

Видимо она слышала мою первою реплику, когда входила в тронный зал… Я подошёл поближе к ней и оценил её круп. Осторожно дотронулся до него, потыкал пальцем, что Сели не очень-то понравилось, но жировых отложений не обнаружил.

 — Да вроде нет, стройная, упругая. Просто трон слишком большой, — пожал я плечами.

Селестию устроил такой ответ, что продемонстрировала её сияющая мордашка.

У Луны отвисла челюсть от неформальных разговоров двух разношёрстных существ. Она явно не знала чему больше удивляться, загадочному раскрепощению всегда сдержанной сестры или их светской беседе на равных.