Ночь Согревающего Очага

Ночь Согревающего Очага любит преподносить сюрпризы. Не все из них можно обнаружить под елкой, споткнувшись о них с утреца пораньше, но тем не менее, именно в эту ночь просыпаются забытые силы, дремавшие весь год и готовящиеся к этому мигу… Что будет если почти самые обычные пони встретятся с ними в канун этого замечательного праздника?

Флим Флэм

Не в поня корм

Обязательное краткое описание рассказа

Обречённый

Мы не ценим то, что имеем, пока это не потеряем. Познал ли урок тот обречённый, чья жизнь поменяется совсем в другую сторону?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Одиночный бой

Твайлайт и Луна спасаются на луне, когда тяготы Эквестрии становятся невыносимыми, и они хотят побыть в полном одиночестве — вот только всегда это происходило на противоположных сторонах луны, поэтому они никогда не замечали друг друга. Теперь, когда Луна нашла Твайлайт, ей придется сразиться с ней! Это, разумеется, любовная история о неотъемлемом эротизме системы земельных налогов. Действие происходит в период между коронацией Твайлайт и событиями финала.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Электрическая овца

Свити Белл пытается понять из-за чего у неё кошмары последние несколько лет.

Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони

Виртуальная нереальность

Когда невещественное вдруг становиться существенным.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Чайник

Морозным зимним вечером, Твайлайт столкнулась с неожиданными последствиями экспериментов с древней магией.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Письма домой

Крошечный сай-файный рассказик. Правда крошечный. Лупу не забудьте.

Другие пони

Жизнь в розовых глазах

Романтическая драма, рассказанная от лица моего ОС, который наблюдал своими очами всю историю, изложив вам ее на бумаге.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Хроники Постапокалипса: Иномирье

Выполнение просьбы Высшего Существа - задача сама по себе не очень простая. Но когда на единорожку Лину накладывается ряд ограничений, то она, само собой, не в восторге. Но что поделать, если очень хочется жить? Разумеется, сделать то, о чём попросили! И даже случайно попавший вместе с ней пегас Стар Хантер, за которым придется присматривать, не помешает волшебнице выполнить поставленную задачу и вернуться назад, в Эквестрию! А там ведь тоже остались незаконченные дела... Но только этим дело не ограничивается. Роза и Лина собирают свою старую команду и направляются навстречу новым приключениям, сквозь пространство и даже время... И кто знает, куда заведет их судьба?

Твайлайт Спаркл ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

My little sniper. Картавый ублюдок

Часть 6

Масти набрел на деревню с «секс-шопом» — ветхой лачугой, кое-как вымазанной розовой краской. Земнопони гадал, что же удивляло его больше: само наличие подобного заведения в таком маленьком поселении (наверняка здешние вибраторы можно было смело примыкать к оружию и использовать для штыкового боя), или его соседство с другой примечательной постройкой, увенчанной латинским крестом на вершине купола. Это называлось «часовня». Интересно, зачем ее возвели именно здесь? То ли чтоб после молитвы трахать в задницу всех тех, кто не верит в Бога, то ли чтоб исповедоваться сразу после прелюбодеяния. Часовни были характерны для населенных пунктов, лояльных Проповедникам.

О Проповедниках Масти узнал от старожилов Дасти Маунда. Строители часовен являлись неким подобием культа или секты, которая продвигала в массы особый взгляд на привычный мир. Правда, продвижение зачастую сопровождалось массовыми убийствами и оргиями, поэтому Проповедников, мягко говоря, недолюбливали. Вышеупомянутые действия, к слову, не соответствовали идеям, изложенным в главной книге движения. Масти даже читал один ее потрепанный экземпляр. Текст, оторванно от Проповедников, показался жеребцу весьма необычным, по-своему интересным.

Гостеприимством жители деревни похвастаться не могли. Все сводилось к следующему: пони, слыша стук, открывали и видели у себя на пороге чужака.

«Здг’авствуйте…» — начинал незнакомец.

«До свидания», — отвечал житель, захлопывая дверь.

Наверное, есть такое хлесткое и емкое слово, которым можно было бы охарактеризовать местное большинство. Но Масти такого слова попросту не знал.

Только из последнего дома земнопони не выгнали. Хозяин оказался открытым и доброжелательным. Между ним и Масти вскоре затянулся разговор.

-Проповедники, конечно, своеобразный народец, — почесал подбородок домовладелец, — к тому же на удивление живучий. Они все перенесли: и Гражданскую войну, и применение оружия массового поражения. Странно, что сектанты до сих пор не перевелись.

-Я имею вам сказать, что ничего стг’анного в этом нет. За вг’емя боевых действий число сбг’ендивших отмог’озков, желающих насиловать всех несогласных, явно не уменьшилось. Даже наобог’от, оно-таки сильно возг’осло. И огг’омное количество живущих на Пустоши пони тоже не отягощено хоть какими-то мог’альными пг’инципами. Вот за счет этого г’яды Пг’оповедников и пополняются.

Гостеприимный хозяин вздохнул.

-Они еще и книгу свою везде суют, хотя есть впечатление, что они сами ее вообще не читали. Не боятся ли Проповедники наказания от так называемого Бога, который застукает их за изнасилованием?

-Он ничего не увидит, — заявил Масти.

-Почему это? — вытаращился на него собеседник.

-По их книге Бог живет на небе, а оно-таки закг’ыто облаками.

Жеребцу в очках разрешили остаться на ночлег. Перед сном Масти перечитал любимый момент из своей книги. Главный герой ехал на поезде к своему другу, чтобы торжественно вручить головку сыра. Но вследствие специфического аромата последнего приключение не обошлось без череды курьезов.

Хрустальный мост в пещере. Масти не помнил, как здесь оказался. Послышалось гулкое тарахтение. Звук приближался. Земнопони побежал вперед.

-Отдай Миллитриум! — кричали вдогонку жеребцу.

Масти не смог уйти далеко. Гигантские, широкоплечие пчелы-мутанты-самогонщики, вместо палиц размахивавшие длинным бутылками, нагнали пони, замуровав его в голубой воск. Самый грузный здоровяк вынул у Масти из-за уха шестиугольный осколок зеленого стекла.

Громилы отнесли жеребца в необычайной красоты зал. У стены на троне восседал темно-сиреневый пегас. Он смотрел на скованного воском Масти с барственным высокомерием. Радужки глаз пегаса были алыми; таким же оттенком обладали копыта и броня на крыльях. В насыщенно-синей гриве краснело несколько полос. От такого резкого сочетания цветов Масти невольно зажмурился. Приоткрыв глаза и поморгав, земнопони снова взглянул на пегаса. На морде крылатого жеребца проступила злобная ухмылка.

-Киньте этого жида древесным волкам, — приказал пегас. — Хотя нет, подождите. Лучше выбросите его через портал на драконий материк, чтобы там жалкую понячью тушку отымели сразу во все дыры, а после гадкие ящеры разорвали бы ее на части, предварительно поджарив. Или…

Помедлив, пегас произнес:

-Вот что. Распните-ка его на кресте.

-Позвольте спг’осить, — беспокойно проговорил Масти, — смег’тная казнь — это ведь быстг’о? Пг’осто я-таки хотел успеть составить завещание.

-Все зависит от выбранного способа, — холодно ответил пегас.

-Не очень-то здесь распространяйся, — пробасил пчела-мутант, толкнув земнопони бутылкой.

-Хог’ошо-хог’ошо. Еще один вопг’ос, последний.

Пегас заинтересованно поднял бровь.

-Я хотел бы уточнить пг’о одного золотого дг’акона. Скажите, а тг’усики у него-таки тоже желтые?

Шерсть не могла скрыть того, что пегас от злости сначала позеленел, а потом начал пунцоветь.

-Прочь! — бешено громыхнул он, расправив крылья и стукнув копытом по подлокотнику трона.

Земнопони очнулся. Надев очки и сделав пару глотков из фляжки, Масти начал собирать вещи. Хозяин дома сидел в гостиной, когда жеребец с розовой гривой вознамерился уходить.

-Уже собрались? — взглянул домовладелец на гостя.

-Таки-да, благодаг’ю вас за кг’ов, — сказал Масти. — А вам случайно не известно, что такое «Миллитг’иум»?

-Миллитриум? — пони задумался, повернувшись к стене. — Точно не знаю. Кажется, что-то из разряда мифов. То ли древний артефакт, позволяющий перемещаться во времени, то ли сверхценная реликвия.

-Пг’иснится же подобное… — пробормотал Масти.

-А, — нашелся владелец, — тогда не стоит брать в голову. Принцесса Луна и не такой сон наслать может. Что ж, приятно было провести с вами время.

После прощания Масти еще ненадолго задержался в деревне. Из соображений безопасности жеребец озаботился наращиванием своей огневой мощи. Автомат, конечно, хорош, но только вблизи. Дополнение арсенала земнопони хотел найти в здешней оружейной лавке.

«Надеюсь, сегодня я не стану причиной взрыва», — подумал Масти.

Во время войны приличная доля вооружения попала в Эквестрию на правах контрабанды. Коррумпированная таможенная служба, охотно бравшая взятки, замалчивала о нарушениях. Прибывало оружие разной степени исправности; подавляющее большинство образцов морально устарело, пролежав на складах минимум пятьдесят лет.

Эквестрийские боевики не могли полноценно насыщаться только за счет нелегального ввоза. Поэтому в ход шло все, что в принципе могло стрелять: внешнекурковые ружья, помповые дробовики, винтовки для биатлона. Изготовление самопалов также активно практиковалось. Сделать простейший пистолет-пулемет со свободным затвором, используя железную ножку стола и другие подручные материалы, большого труда не составляло. Да, плохо обработанный ствол без нарезов негативно сказывался на характеристиках, однако это компенсировалось дешевизной и массовостью. Года три в самиздате даже ходило пособие, которое обучало сборке собственного примитивного автомата. Старые винтовки со скользящим затвором переделывали в самозарядные. Газовый поршень выносили наружу; при работе он цеплял затворную рукоять особой деталью с проточками, тем самым осуществляя перезарядку.

-Я вас слушаю, — благосклонно начал грифон-продавец.

-Здг’авствуйте. Мне-таки нужно что-нибудь с мощным патг’оном.

-Только не берите Dr-8, — порекомендовал оружейник. — Отвратительный ствол. Всего три патрона в магазине. Хотел бы я посмотреть в глаза тому горе-инженеришке, который это спроектировал. Но больше мне хотелось бы взглянуть на того ловкача, что ухитряется перезаряжать такое оружие с приличной скоростью, да еще и в горячке боя. Винт постоянно перекашивает, а смена бойка этого чудовища — отдельный вид геморроя.

-Спасибо за совет, — ответил Масти. — Для меня обязательным кг’итег’ием является наличие г’ежима стг’ельбы очег’едями.

-Понял, сейчас принесу.

-Стойте, еще одно «но», — поднял копыто Масти. — Желательно, чтобы обг’азец-таки был бюджетным и цена не сильно кусалась.

С деньгами у земнопони в последнее время дела обстояли туго.

-О, знаю! Ружье-пулемет должно вам подойти, — выпалил грифон и скрылся.

Продавец вернулся со свертком. Он поставил его на прилавок перед Масти. Сдернув ткань, грифон открыл товар взору покупателя.

Оружие выглядело топорно, будто его наспех собрали из металлолома. Длинные сошки, магазин в форме полумесяца с широкими прорезями, грубая ручка со спусковой скобой… Рухлядь рухлядью. Ружье-пулемет шло в комплекте с подсумком для магазинов и специальным седлом, позволявшим стрелять на ходу. Предложение Масти показалось выгодным.

-Кстати, — бросил грифон, пересчитывая монеты, — пулемет в психологии обозначает фаллический символ. Слово «пулеметчик» заиграло новыми красками, не так ли?

Надевший боевое седло Масти кашлянул, поправив очки.

-Всего вам добг’ого.


По пути земнопони как обычно растворился в мыслях.

«Нет, эстетика Пустоши прекрасна только тогда, когда не приходится думать о выживании в этих местах», — рассудил Масти.

Жеребец поднял голову. Где-то там, за толщей облаков парят одиозные сооружения, напоминающие громадные дирижабли. На механических летающих островах и по сей день существовал город-государство Скайшип. Военизированная держава лишь при одном ее упоминании нагоняла ужас на обитателей бывшей Эквестрии. Патрули Скайшипа ежедневно летали разведывать местность. Пегасы старались не убивать, а именно брать в плен случайно встреченных пони. Горе тем, кого захватили. Они вместе с патрулем скрывались в небе, и на земле их зачастую уже никогда не видели. Масти сглотнул.

«Пони теперь распределились по крупным городам, искусственно отделившись друг от друга, — думал жеребец. — Может, им это нравится? Во всяком случае, их жизнь теперь стала проще. И мысли стали проще и зауряднее».

Масти уставился себе под ноги.

«Я все сетую на то, что в моей жизни мало солнца, что оно показывается только на восходе и закате. А так ли мне на самом деле хочется это изменить? Вот сделает сейчас кто-нибудь «звуковую радугу», разогнав сразу все облака, и чего дальше? Немного порадуюсь смене обстановки, а потом начну жаловаться на жару, ворчать из-за того, что стало чересчур ярко, — ухо непроизвольно дернулось. — Закон подлости был, есть и будет всегда».

Внезапно Масти остановился. Блекло-зеленая поросль плавно качалась, приветливо шелестя листьями. Лебеда.

Как-то земнопони, еще живший в деревне, помогал одинокому старику заготавливать это растение. По воспоминаниям Масти процесс квашения больше походил не на создание запасов, а на оккультный ритуал. В кастрюле бурлил рассол, у стола двое пони орудовали ножами, нарубая зелень. Пожилой жеребец с помутневшим глазом утробно бубнил:

Злая пони с пылесосом

Всех кругом заколебет:

Отодвинет нахер мебель,

Из углов сор отсосет.

Живот заурчал. Масти вдруг понял, что очень хочет есть. Пони набросился на не ожидавшую нападения лебеду. Масти даже забыл про высокую концентрацию солей. Крошились соцветия, трескались плотные волокна, из стебля вытекал сок. после пятого растения жор угомонился.

Сняв поклажу, Масти сел на землю. Голова работать не хотела, все сосредоточилось на желудке. Пони чувствовал себя подобно желтоголовому корольку, проглотившему здоровенную личинку хруща.

Новое оружие было отстегнуто от седельного крепления. Подвох явно не во внешнем виде, и загадочное ружье-пулемет обошлось дешево по другой причине. Через огромные вырезы магазина удобно следить за боезапасом, однако через эти дыры при большом желании можно даже параспрайта пропихнуть. Полумесяцы из подсумка дали Масти возможность рассмотреть используемый патрон. Старье с тупоконечной пулей. И ради этого стоило жадничать?

Земнопони фыркнул. Хорошо еще, что ему не мушкет подсунули. Как, интересно, с мушкетом отбиваться от толпы зомби? Он при активной стрельбе столько напустит… за полноценную дымовую завесу сойдет. Монстры выхлопов нанюхаются и друг друга жрать станут. А случайный прохожий, увидев этот туман войны, подумает: «Никак Масти на неприятности нарвался».

Кстати, о неприятностях. Шурша лебедой, к Масти подбиралось трое гулей. Облезлые, покрытые язвами отродья полагали, что сорняковый гарнир не представляет интереса без мяса.

Масти приготовился к встрече, переместив рычажок переводчика огня в крайнее заднее положение. Два гуля высунулись из укрытия; пони копытом зажал спуск. Пулемет отрывисто защелкал. Из-за дерганой отдачи ствол мотало в разные стороны. Приклад больно ударял по плечу. Гули упали замертво.

«Низкая скорострельность и плохая эргономика — вот причины низкой цены», — промелькнуло у Масти.

Опомниться земнопони не дала третья, самая сообразительная зверюга. Гуль выбил оружие из копыт жеребца, повалив его. Монстр целился в сонную артерию, безуспешно хватая зубами воздух. Поднимая клубы пыли, по земле катался живой комок.

Из дорожной сумки выкатилась пустая бутылка, в которой когда-то был сидр. Краем глаза Масти заметил это. Жеребец еле дотянулся до своего спасения, отпихивая брыкающегося гуля.

Время контратаки. Масти вывернулся, уселся на монстра сверху и впихнул ему бутылку прямо в анус. Емкость легко раздвинула собой недра зверюги. Оставив верещавшего от нестерпимой боли гуля, земнопони убежал, собрав свои вещи.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу