Карусель

Всего несколько лет остаётся до тысячного праздника Солнцестояния, а карьера Рэрити в мире моды, кажется, уже закончилась, не успев даже начаться. Теперь у единорожки остался последний шанс найти применение своему таланту. Одновременно с началом работ над бутиком мечты в Понивилле просыпается забвенное прошлое. В пыльных подвалах таятся забытые воспоминания, скребут двери нечестивые деяния, а Рэрити обнаруживает, что оказалась втянута в историю, которой, возможно, суждено повториться. И пусть она первая за тридцать лет, кто решился въехать в старую городскую ратушу, Рэрити не может отделаться от чувства, что внутри её что-то ожидает.

Рэрити Пинки Пай Другие пони

Тайны тёмного города

К детективу обращается кобылка, с просьбой помочь. Та соглашается, не представляя, во что ввязалась. Классический Нуар, со всеми вытекающими. По традиции жанра есть детектив, шериф, роковая женщина, ганстеры, и всё в таком же стиле. Действие происходит в как бы Эквестрии, напоминающей США конца 40-ых. Дата указана. Биты здесь бумажные - дать купюру проще, чем мешок с монетами. Короче, те же баксы. Уточню, что возраст персонажей здесь более взрослый, и сильно разнится. Если Флаттершай около 20, то Рарити уже за 30, а то и под 40.Остальные в этом же районе. Спайк тоже взрослый. Рейтинг поставлен из-за того, что присутствуют довольно крепкие ругательства. Рассказ ведётся от лица Твайлайт Спаркл.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

После похорон

Твайлайт, как известно, аликорн. А аликорны живут вечно... в отличие от прочих пони. Сразу даю примечание: если кто видел часть этого рассказа на forum.everypony.ru и уже пылает гневом, не спешите, Donnel - это я и есть.

Афганистан экспресс: возвращение дьявола

Продолжение рассказа "Афганистан Экспресс" повествующее о секретной операции ЦРУ, в ходе которой люди устраивают повторное вторжение в Эквестрию

Твайлайт Спаркл Человеки

Erin Go Bragh!

И так, два друга-брони попали в Эквестрию. Да не откуда-то, а из самой Ирландии. Друзья сразу вливаются в жизнь среди пони, привнося в неё знаменитый ирландский колорит. Кроме того, всем известно: где появляются ирландцы - появляются приключения!)

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Дерпи Хувз Дискорд

Как ты хотела, Дэши...

Дэш и Лира обсуждают "Литературу". Рэйнбоу хотела бы тоже стать попаданцем. Жаль, что желания имеют свойство сбываться. Был сделан ко второму конкурсу малых фанфиков. Тема была "Не в коня корм"

Рэйнбоу Дэш Лира

Интимное в туалете на вокзале

На вокзале понька захотела секса. Наверное.

ОС - пони

Fallout: Equestria. Time Turner

Эквестрия обратилась в руины. Великая война с зебрами окончена. Двести лет пони выживали в отравленных пустошах. Как и обычный единорог-техник Зен, живущий в глубинке. Вокруг него не происходит ничего интересного и он вынужден проживать день за днем, повторяя одни и те же действия. Но это продолжалось лишь до тех пор, пока в жизни Зена не появился некий стимул, подтолкнувший его отправиться в разрушенный город Понивилль.

Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

История одного сотворения

Далёкое будущее, звездолёты бороздят просторы космоса, люди обживают новые планеты. Казалось бы, всё предусмотрено, для всего есть своя инструкция, но при этом всегда есть место случайности. Случайности фатальной для нескольких людей, но при этом позволившей родиться целому миру. Здесь нет экшена и могучих превозмоганий, детективов и загадок, а так же хитро закрученного сюжета. Это просто история одного сотворения.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Fallout Equestria: Где угодно, но только не здесь

Две сотни лет прошло с тех пор, как Эквестрию окончательно поглотила война, но жизнь продолжается. Некоторые хотят сражаться на светлой стороне и сделать Пустошь лучше. Другим же нужна власть и полный конроль над тем, что осталось от мира. А есть и те, кто плевать хотели и на то, и на другое, они просто хотят стать богатыми и знаменитыми. И эта причудливая история как раз о таких. Все началось с гениального инженера и одаренного наемного убийцы, взаимовыгодно паразитирующих друг на друге ради богатства и славы. Дела шли по накатанной колее, пока они не получили предложение, которое бывает лишь раз в жизни, но быстро поняли, что откусили больше, чем могут проглотить…

ОС - пони

Автор рисунка: Devinian

My little sniper. Картавый ублюдок

Часть 7

Как известно, свое говно не пахнет. Однако его запах могут почувствовать окружающие.

Масти доверял ощущениям. Они вполне конкретно говорили, что пора отложить личинку. Без формальностей и важных заседаний. Просто взять и отложить.

Жеребцу на глаза попалась небольшая кучка земли с отверстием на вершине. Процессу ничто не должно было мешать, требовалась абсолютная концентрация. Масти снял вещи, подошел к холмику. Задрав хвост, пони привел себя в боевое положение.

Тайфун, потоки глубинных переживаний и сакральной энергии. Темная стихия вырвалась на волю. Она была сильна и многочисленна, могла бы при желании объять собой все. Отверстие в кучке на миг превратилось в портал. Портал прямо в Тартар. Там кипели инфернальные котлы. Мятежные маги со злодеями страдали, будучи истязаемыми зноем и горячим варом. Самый огромный котел принадлежал лорду Тиреку. Минотавр изнывал, неся наказание. Масштаб кары соответствовал масштабам преступлений. Объем мучительного субстрата регулярно пополнялся. Коричневая жижа постоянно густела, потому как пони ходили по-большому каждый день.

Масти испытал блаженство от облегчения. Но кое-кто другой блаженства не испытал.

Маленький крот проснулся, почувствовав под боком что-то теплое. Зверек быстро догадался: его дом, его уютную норку бесцеремонно заполнили калом. Кроту пришлось выбираться наружу, прободая потолок.

В сортах фекалий нужно разбираться, чтобы вычислять исполнителя дефекации. Зверек не обладал нужными знаниями, но зато нашел на куске навоза розовый конский волос. Так как у крота было хорошо развито обоняние, ему ничего не стоило сравнить запах волоса с запахом дорожки из следов, тянувшейся от загаженной норы.

Крот понял, что восстановить справедливость способен только он сам. Ему не будет покоя, пока макушка обидчика не покроется вязкой массой позора. Воодушевившись и осмелев, крот отправился в рискованное путешествие.

Для выживания у Масти были провизия с оружием, для ориентирования — карта с компасом. Был и набор для оказания первой помощи. Только барометра у земнопони не имелось.

Сначала подул легкий ветерок. Порывы нарастали. Глаза жеребца слезились от набегающего воздуха. Масти не переставал идти. С земли поднимался песок. Его становилось все больше, он проникал в рот и ноздри. Масти окружила плотная стена. Жеребец зажмурился. Каждый следующий шаг давался труднее предыдущих. Шквал сбивал с ног. Обессилев, Масти опустился на живот. Жеребца заметало песком.

Кроту в этой кутерьме было проще. Он не привык полагаться на зрение, пользуясь лишь природным чутьем. Спасаясь от суховея, зверек ушел на небольшую глубину. Он рыл по направлению к нужному запаху. Правда, крот быстро выдохся. Летящий песок не давал не давал вынырнуть на поверхность за большим глотком воздуха.

Масти философски отнесся к своему постепенному превращению в бархан.

«Наверное, монстры не любят песчаную панировку. Мне бы такое точно не понравилось, — заключил пони. — И все же у меня отсутствует желание лежать здесь до самой ночи».

Когда вихрь затих, пони принялся отряхиваться. Взъерошивая гриву и отплевываясь, Масти подумал, даже немного рад. Перенесенное им могло помочь в борьбе с паразитами. Блох, правда, было немного жаль, ведь они успели прикипеть к шерсти и вывести потомство. Но что тут поделать? Пескоструйная очистка в план на день не входила, поэтому квартирантов, пусть и нежелательных, уведомить заранее не получилось.

Жеребец продолжал путь. Он остановился, забравшись на вершину дюны. Перед Масти расстелились грязного оттенка облака, клубившиеся вокруг руин многоэтажных домов. Клаудсдейл. Жеребец протер очки, дабы убедиться, что это не мираж. Из-за непогоды пони заблудился, случайно наткнувшись на упавший город.

Некогда паривший над землей, Клаудсдейл стал зоной отчуждения. Это опасное место по необъяснимой причине тянуло к себе разнообразных альтернативно одаренных личностей. Пожалуй, единственной чертой развалин было то, что местная фауна с завидной эффективностью сокращала поголовье идиотов.

Грязные облака также представляли угрозу вследствие аномальных характеристик. Поговаривали, что это не облака вовсе, а души усопших жителей города. Они окутывали проходящую мимо живность и засасывали ее в себя. Жуть. Масти поежился.

Обычно сорвиголовы бегали по Клаудсдейлу, ища один из компонентов радуги — спектру. Она являлась отличной топливной присадкой, заметно повышавшей октановое число.

В данной роли спектру начали использовать еще до войны. Тогда в Эквестрии серьезно беспокоились о состоянии экологии. Выходили новые стандарты топлива, каждый раз еще сильнее сужавшие список разрешенных присадок. Стремление снизить парниковый эффект привело к запрету многих ранее часто используемых соединений, таких как тетраэтилсвинец или метилтретбутиловый эфир. Замена им обнаружилась в лице спектры, что хоть и обладала ярко выраженными мутагенными свойствами, но зато при сгорании не вредила окружающей среде. К тому же была значительно дешевле аналогов.

А потом началась война. Экология быстро отошла на второй план.

Клаудсдейл рухнул в первой половине Гражданской войны. Это ознаменовало успешное завершение операции «Темпест», целью которой была ликвидация самопровозглашенной республики пегасов. Обстрелы не прекращались с самого начала боевых действий, но Клаудсдейлу хватало резервов для сопротивления. Принц Максвелл планировал покончить с мятежниками раз и навсегда.

Ранним августовским утром авиация 5-го корпуса армии верных правительству пегасов совместно с артиллерией армии земнопони нанесла массированный удар по войскам, командным пунктам и коммуникациям Клаудсдейла. По свидетельствам очевидцев, на город было выпущено до 3000 снарядов и ракет. Целью артиллерии являлся весь Клаудсдейл; под огнем оказались летная школа, больница, жилые кварталы. Жертвы среди гражданского населения исчислялись десятками. В начале операции «Темпест» были захвачены посты Интернационального Альянса, нескольких миротворцев убили. К вечеру борьба за живучесть стала практически невозможной, и город начал падать.

Рухнувший Клаудсдейл взяли в блокаду, продлившуюся несколько дней. Подавив остатки сопротивления, правительственные войска вошли в город. Максвелл никак не препятствовал беспределу на местах. Убийства пленных носили массовый характер. Такая показательная казнь должна была устрашить других жителей Эквестрии, однако она лишь сильнее подогрела сепаратистские настроения.

Масти заметил, что к Клаудсдейлу идет тройка фигур. На одной из них был ошейник с цепью. Похоже, работорговцы сцапали пони и повели ее на продажу. Или на процедуру превращения в парковку для членов.

«Мне предоставлен шанс в кой-то веки совершить достойный поступок», — сообразил Масти. Он не собирался играть в догонялки, а хотел устроить тир. Работорговцы шли плавно, без рывков. Очень удобно брать упреждение.

Земнопони лег, сняв пулемет с седла. Масти готовится подбить замыкающего. Сошки уперлись в землю. Дрогнув, целик совместился с мушкой. Масти задержал дыхание.

«Попытка не пытка».

Выстрелив один раз, пулемет дал осечку. Гильза застряла в окне выброса. Похоже, во время бури механизм порядочно забился песком. Кряхтя, Масти вытащил стреляную гильзу, передернул затвор. Жеребец явно промазал, но бандиты остановились, почуяв угрозу. Все же придется бегать и договариваться.

-Стойте! Я стг’елять больше не буду! — замахал Масти работорговцам.


Сказать, что Тисл Бад чувствовала себя скверно — это не сказать ничего. Когда ее скрутили на заводе, она догадывалась: чистка дымохода и анал-карнавал обеспечены (тем более пони успела повидать на своем веку много интересных фильмов с кассет, где завязка также заключалась в фиксации партнера). Главарь, как ни странно, не позволил траходрому запузыриться. По его заверению, за девственниц платили больше.

Ошейник натирал. Тисл шла за новыми господами не первый час. Она до сих пор не могла прогнать у себя из головы ту ночь перед отправкой. О неприкосновенности захваченной главарь пекся до такой степени, что даже приставил к рабыне караульного, сменявшегося каждый час. Прежде чем заснуть, Тисл отдалась фатализму. Бешеная оргия не потрясла завод, но этой ночью он все равно утонет в сперме.

«Грэйвел и Боулайн шутку бы точно оценили, — хмыкнула Тисл. — Хорошо им, простофилям. О культурности даже не задумываются. И в этом их преимущество, ведь чем проще, тем труднее сломать».

Рядом взметнулся фонтанчик песка. Даркар и работорговец остановились, Тисл подняла голову. Вдалеке кто-то махал копытом и что-то кричал.

-Похоже, выстрелил и забыл. Он что, под кайфом? — обратился Даркар к работорговцу. Тот, прищурившись, начал вслушиваться в крики незнакомца, приближавшегося к ним.

-Нет, он псих! — воскликнул работорговец. — Кричит: «Я стрелять буду».

Даркар приложился к биноклю. Каково было его удивление, когда в бегущем пони он распознал Масти. Этот придурок сам нашел свою смерть. Работорговец, натянув цепь, собрался драпать.

-Не беги. Тут нет ничего опасного, — сказал бэтпони. Бандит повернулся к снайперу. Даркар вскинул винтовку.

-Здесь возни всего на пару минут.

Масти также узнал ранее встреченного снайпера. Фестрал прицелился и выстрелил. Масти дернулся вправо. Пуля стегнула его по щеке.

«Поменьше бы таких персонажей, — пронеслось у Масти. — Я буквально несколько дней назад с ним встретился, а уже сегодня в него нужно стрелять».

Земнопони хотел дать по снайперу очередь из пулемета, но многострадальное оружие, болтавшееся на седле, лишь жалобно щелкнуло. Недолго думая, Масти схватился за автомат. Очередь прошла мимо бэтпони. Даркар выстрелил снова. Земнопони упал на живот. Пуля вошла точно в круп, хоть Масти и помнил, что Даркар обещал не стрелять в это место. Недооцененный снайпер приземлился перед земнопони, сложив крылья.

-Очкарик! Вот так встреча! — ядовито улыбнулся Даркар. — Заклятье прицеливания — удобная вещь, знаешь ли.

Масти обнажил зубы.

-Что, больше не смешно? — снайпер поднял брови. — Магическая пуля скоро сдетонирует. Подумай перед смертью, стоит ли нападать с настолько хреновыми пушками.

Бэтпони смотрел на Масти так , как некогда смотрел Химик. Жеребец в очках снова почувствовал себя беспомощным. От него снова избавятся, только уже навсегда. Губы Даркара продолжали иронически кривиться. Масти взбесился. Этот цикл пора остановить. Жеребцу дико захотелось разрушить надменное выражение на лице бэтпони.

-Я все г’авно спасу пленную, — прорычал Масти, — втог’ая скг’ипка пг’и пг’инце Аг’мог’е меня-таки не остановит.

-Надейся, — фыркнул Даркар. Взмахнув крыльями, он улетел, подняв пыль.

Рациональное мышление говорило, что пулю из раны доставать нельзя. А смекалка утверждала, что если не извлечь опасный предмет сейчас, то с ногой можно будет попрощаться. Масти копытокинезом ухватил пулю, с трудом вытащив ее. Крупные сосуды не задело. Пони перетянул ногу ремнем от автомата. Масти едва успел отбросить сигарообразный кусочек свинца. Он разорался в воздухе, не достигнув земли.

-Нихуя он рыбка, — крякнул работорговец. Увидев, как Масти встал на ноги после попадания крупнокалиберной винтовки, бандит припустил к Клаудсдейлу, потянув Тисл за собой.

Прихрамывая, Масти бежал за работорговцем. Пони то догонял бандита, то начинал отставать, а затем снова сокращал дистанцию. Упавший город становился все ближе и ближе. Погоня, однако, продолжалась.

«Надо же, не останавливаются», — подумал Масти.

«Надо же, не отрывается», — заметил, повернув голову, бандит.

Трах! Работорговец врезался в сухое дерево. Тисл, налетев на бандита, потерла лоб. К ним подошел запыхающийся Масти.

-Что тебе от меня нужно? — ошалело спросил работорговец.

-Я-таки хотел пг’иобг’ести г’абыню.

-А почему сразу не сказал?

-Потому что мне-таки не позволили, — ответил Масти.

Грязный туман недовольно затрепетал. Весь Клаудсдейл точно начал едва слышно шуршать. Город копошился, как потревоженный муравейник.

Масти осознал, что погорячился. Слишком необдуманно было брякать про покупку. В глазах пленницы он выглядит не лучше, а то и вовсе хуже работорговца. Почему бы просто не застрелить мешающего упыря? Масти делал так много раз, и вдруг завис. А что, если единорожка окажется ему не по карману? Тогда точно можно стрелять. Мозг Масти завязывался узлом-восьмеркой. Жеребец молча следил за действиями работорговца.

-Значится, так. Цена у сосочки не малая, — рассказывал бандит. — Почему так? Потому что ее не пилили, не долбили. И козырного не пробивали, хе-хе.

Для подтверждения своих слов работорговец задрал черных хвост Тисл. Пони протестующе замычала, намордник не дал проклятьям вырваться наружу.

-Уверен, что потянешь такую капустку?

Тисл с ненавистью посмотрела в глаза Масти. Серые радужки не блестели похабным огнем. Взгляд Масти как будто отдавал чем-то вообще никак не связанным с плотскими утехами. Тисл насторожилась. Что этот чудила задумал?

-Я имею вам сказать, что откг’ыт к пег’еговог’ам касательно необходимой суммы. Назовите…

Из темного облака вылетел булькающий рык. Захлопали крылья. На сухое дерево рухнул зомби-пегас. Ветка под ним сломалась, ударив по голове работорговца. Пегас взлетел, ощерив пасть. Масти расстрелял монстра. Тисл начала рыться в сумке работорговца. Пистолет с патронташем вернулись к своему владельцу. Кривым ножом Тисл разрезала свой ошейник.

-Беги! Я пг’икг’ою! — крикнул Масти.

Тисл дала деру. Масти, сменив магазин, убил еще нескольких зомби-пегасов. Их было слишком много. Земнопони рванул за Тисл. Единорожка обернулась. На Масти заходил монстр. Тисл достала пистолет. Видя, как в него целятся, Масти припал к земле. Круп предательски отклячился. Сейчас зомби надкусит смачный огузок. Выстрел. Бездыханный монстр упал рядом с Масти. Пони встал. Тисл знаками говорила ему идти к ней.

Кроту, все это время следовавшему за Масти, также пришлось иметь дело с городской нежитью. Зверек был Пегасам на один зуб, но вот схватить мелкую цель, постоянно снующую туда-сюда, оказалось непросто. Пара зомби-пегасов, просчитавшись со скоростью, влетела в землю, упустив крота. Зверек семенил к засохшему дереву. Над кротом повисла тень монстра.

Крот на ходу схватил первое, что попалось под руку. Угловатый камень. Резко остановившись, зверек приготовился к броску. Пегас летел прямо, не маневрировал. Крот размахнулся и зарядил камнем прямо в глаз зомби. Монстр завыл, обхватив ушибленное место копытами. Крот побежал дальше.

На пути выросла груда мусора. Ее венчал старый унитаз. Крот вскарабкался на него, огляделся. Внезапно зверька придавило к крышке бачка. Зомби-пегас облизнулся. Крот отчаянно сопротивлялся. Брыкаясь, он ненароком задел рычажок слива.

Унитаз затрясся. Крот чувствовал, что сейчас все кончится. Тут заднюю ногу пегаса засосало в сливное отверстие. Выпустив крота, монстр стал дергаться, пытаясь высвободиться. Крот еще раз нажал рычажок. Фаянсовый трон поразительно легко утянул зомби внутрь. Кроту подвернулся супер-унитаз, одна из разработок команды ученых принца Максвелла.

До войны в Эквестрии действовала конституция. Она не утратила силы даже после государственного переворота, вследствие которого Максвелл пришел к власти. Эквестрийский парламент также продолжал свою работу, оставаясь влиятельным органом управления. Системная оппозиция мешала установлению персоналистской диктатуры. Максвелл, дабы сохранить доверие народа, решил не прибегать к открытому террору. Вместо этого он собрал лучших сантехников и инженеров, приказав разработать скрытное оружие — супер-унитаз. Он должен был позволить буквально мочить в сортире всех нелояльных принцу. Расправа осуществлялась молниеносно, вдали от посторонних глаз. Ничего не подозревающий оппозиционер смывал за собой, а керамический ассасин делал свое темное дело.

Работорговец валялся под деревом. Его серьезно ранили зомби-пегасы. Сознание покидало истекающего кровью бандита. Последнее, что он видел — маленький крот, показавший ему средний палец.

Достаточно отойдя от развалин, Масти принялся обрабатывать рану. Пони, сняв ремень, смазал ее края йодом, наложил повязку. Тисл сняла намордник. Смотря на единорожку, Масти понимал: это было не грабежом и не избиением, а по большей части хорошим поступком. Жеребец даже почувствовал, как начал становится на путь «героя». Масти протянул Тисл флягу. Пони недоверчиво на него покосилась.

-Там афродизиак. Или снотворное.

-Вовсе нет, это пг’остая вода, — растерянно проговорил Масти.

-Ну конечно.

Тисл глядела то на флягу, то на Масти. Она вспотела, ее ноги тряслись. Неудивительно. Тисл еще не отошла от недавнего потрясения, а тут ей как снег на голову свалился какой-то шизик с кьютимаркой в виде пучка сена.

Масти утомленно вздохнул. Сил на увещевания не осталось. Он положил флягу рядом с Тисл. Захочет — будет пить. Сняв с седла пулемет, Масти принялся стучать по нему, вытряхивая песок.

Продолжение следует...

Вернуться к рассказу