Страстной бульвар

Боже, храни советскую науку. Страна, которая подарила нам Гагарина и Сахарова, терменвокс и автомат Калашникова, психопатичную писанину Хармса и "Архипелаг ГУЛАГ", давно уже отправилась на страницы учебника истории. Но дело ее живет. Когда в восемьдесят третьем году, в военном городке под Свердловском, произошла необъяснимая аномалия, мир перестал быть прежним. Авария на реакторе, параллельные миры, тесломет - называй как хочешь. Но только две вселенных, ранее не пересекающихся, нашли друг друга... 2013-ый год. Меня зовут Дмитрий. И в один прекрасный день, моя жизнь дала трещину

Другие пони Человеки

Если бы у лошадей были боги

Твайлайт Спаркл задает каждой своей подруге один и тот же вопрос: "Ты веришь в бога?"

Твайлайт Спаркл

Красный бархат и перо

Работы будут здесь: одна на другую не похожа. Но цель и суть останется одна - земной пони по имени Эльшейн.

Принцесса Луна ОС - пони

Триада Лун: глава 0

Перевод: Shai-hulud_16 Есть одна история. Одна — из многих историй. Или один мир из многих миров. Может быть, он не слишком гостеприимен. Так что... мы здесь. За высокими двойными дверями, в огромном городе, в зале мрамора и аквамаринового стекла. Уходящие вдаль ряды столов с письменными принадлежностями. За ними — изредка — пони. Они читают, сверяют записи, смотрят на полупрозрачные изображения. Иногда они сходят с лежанок, чтобы прогуляться или обменяться парой реплик с другими. Одна из них, неярко-синяя единорожка в очках, приглашает вас войти, и пройти чуть дальше.

ОС - пони

Корона плюс отчаяние.

Вы когда нибудь думали, что Даймонд Тиара влюбится? Я тоже нет. Но это случилось в моем рассказе.

Диамонд Тиара Сильвер Спун ОС - пони

Сны в зебрином доме

Когда речь заходит о Флаттершай, многие вспоминают её как очень стеснительную и робкую пони, которая всего на свете боится. Нельзя сказать, что это очень плохо, ведь она на самом деле прекрасный друг и просто очень милая пони. Однако иногда её бзики заходят слишком далеко. Но не всегда её страхи бывают безосновательными. С самого детства Флаттершай невзлюбила жуткий праздник Ночи Кошмаров, во время которого она всегда запиралась у себя дома и пыталась скорее заснуть. Но после рокового случая, произошедшем в одну из таких Ночей, её запирания дома участились до раза в месяц, а то и чаще.... И на то были причины.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай Зекора Найтмэр Мун

Incidamus

Может ли пони быть настолько подавлен, что его кьютимарка исчезнет? Или до такого ни один себя не доведёт? А если всё таки она пропадёт, то что будет дальше?

Другие пони

Хранители гармонии

Эквестрия хранима могущественной магией Элементов Гармонии, сущности которых ныне воплощены в шести пони. Они защитят свою страну от любой угрозы, будь то утративший разум чародей или сам Повелитель Хаоса. Они – хранители гармонии этого мира. Но кто будет хранить хранителей?

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Пони с золотым копытом

Что объединяет ночную принцессу Эквестрии, могущественное божество Хаоса, властительницу враждебной для пони расы и древнего тирана? Покер, естественно! Впрочем, это ясно далеко не с первого взгляда - особенно, когда ты заперт в одном помещении со всеми этими незаурядными личностями...

Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Осколки радуги

Тебе никогда не казалось, что история, которую я рассказала Метконосицам... не очень похожа на правду? Если так, то не зря. Жизнь на Каменной ферме не так проста, и на самом деле Эквестрия была основана далеко не так весело. Как? Вот об это я тебе и хочу рассказать! Наберись терпения, налей себе чаю — и слушай!

Пинки Пай Мод Пай

Автор рисунка: Noben
Не мытьем, так катанием. Лед тронулся.

ООО "Сон разума".

https://www.youtube.com/watch?v=DpwF5CqYYSo

Тяжело, когда твой труд не ценят…

— Даже не думай! – вцепилась в него ледяной хваткой Кризалис, с чего-то переходя на яростный шепот. – Он же всё чует!

Лентус судорожно вздрогнул и снова инстинктивно попытался закрыться…

— Идиот! – вновь не дала ему сделать этого Королева. – Маршал не умеет скрывать свои эмоции! Ты с тем же успехом можешь сразу сбросить личину и представиться, — бывший единорог постарался обуздать навалившуюся на него панику и застыл в ожидании указаний. – Так, а теперь медленно и аккуратно гасим выдающее нас с головой удивление. Можешь добавить чуток раздражения – оно никогда не помешает.

Полковник сделал глубокий вдох, припомнил пару особо неприятных жизненных моментов и с должной степенью сердитости выдохнул.

— В следующий раз предупреждайте, прежде чем являться во всей красе.

Стоявший посреди кабинета посетитель в красно-фиолетовом мундире промедлил несколько секунд и резко вскинул вверх копыто:

— Так точно!

Притворяющийся Маршалом жеребец чуть не окосел вторично: мало того, что перед ним как две капли воды похожий на него самого, но при этом работающий на ненавидящий тварей Орден черный аликорн, так еще и воинское приветствие незнакомец осуществляет по-городски.

— Потом будешь изумляться, — потеребила его сожительница. – Письмо читай, а то он уже явно чего-то подозревает.

Унлехрер не замедлил последовать сей традиционно весьма разумно звучащей рекомендации, по привычке попытавшись воспользоваться отсутствующим у данного облика рогом. Пришлось таки поработать копытами.

Получалось довольно неуклюже.

По счастью, собственно содержание послания оказалось по большей части точно предсказанным и весьма успокаивающим – всё идет по плану.

— С сожалением вынуждена признать, что не в моих силах выполнить пожелание Магистрессы Рэрити о сохранении смерти Создателя в тайне…

— Про стилизацию речи не забывай! – напомнила Кризалис.

-…потому как ваш предшественник успел растрезвонить о ней на всю Эквестрию, — кашлянув, исправился Маршал, скатывая свиток. – Остальное и так понятно – будто бы я без ее разрешения позицию бы не держала или с бунтовщиками стала чаи распивать.

— Позвольте заметить: никаких других вестников Ставка не посылала, — после кратких колебаний произнес заметно напрягшийся аликорн. – Более того: никто бы просто не смог опередить меня…

— Ваша дырявость слишком много о себе думает, — с презрительной насешкой фыркнула голубая кобылка. – О победе мне сообщили еще на прошлой неделе, причем не какой-нибудь там секретный агент одновременно с крыльями и рогами, а обыкновенный пегас из нашей орденской почты. Впрочем, не тушуйся, – слегка издевательская улыбка в стиле Дианы, — ты тоже пробежался не без пользы: всё ж таки официальное подтверждение, да и письмецо от подруги получить всегда приятно.

— Переигрываешь, — предупредила сожительница.

— Прошу прощения, однако это никак невозможно, — бросив взгляд на висящий справа от него календарь, возразил таинственный гость. – Магистресса…

Лентус оскалился еще шире и с наслаждением вывалил противнику всё-таки пригодившуюся сказочку о спятивших от радости дезертирах, кои не стали дожидаться официального роспуска армии и дернули из Леса сразу по достижении их ушей вести о кончине Силина. Затем на границе с Эквестрией образумившихся и решивших хорошей новостью загладить собственную оплошность, использовав в качестве подтверждения вести прихваченный одним из них на память сувенир.

-…поскольку ребята поимели совесть и во всем признались, я решила их сильно не наказывать и банально лишила положенного за Поход жалованья, — уверенным тоном завершал повествование Лентус, с некоторой тревогой наблюдая за подозрительно рассматривающим заспиртованное копыто противником. – Сейчас они небось уже вместе с первой группой войск до побережья дотопали.

Излучающий недоверие аликорн нехотя отвернулся от столь заинтересовавшей его конечности и поправил слегка расслабившуюся стойку:

— Позвольте заметить: несмотря на продолжавшиеся несколько дней поиски, нам так и не удалось найти ни одного вещественного доказательства кончины Создателя…

– Наши блудные солдаты нашли ножку на немалом удалении от поля боя – застряла в зубах очень неудачно напоровшегося на скалу золотистого дракона, — приятно разбавлять ложь правдой. – Видимо все остальные куски врага всего живого ныне находятся в желудках менее тупых и неуклюжих звероящеров, — кобылка усмехнулась. – Хоть нет: скорее давно уж перешли на следующую, самую заслуженную Создателем стадию своего существования.

Пауза — собеседник шутки не оценил и очевидной возможностью подыграть начальству побрезговал. Настораживает.

— Вы не могли бы сообщить мне имена и местонахождение данных дезертиров? – осторожно попросил дырявый орденец несколько минут спустя, определенно не спеша отказываться отподозрений.

— Всё никак не успокоимся, что кто-то нас обскакал, не так ли? – многозначительное движение бровями. – Забудь о них – у меня есть более насущная работа для этакой образины.

— Простите, но…

— Здесь, — копыто шлепнуло по свитку, — белым по фиолетовому написано: до возвращения Магистрессы Рэрити полковник Вайс переходит в прямое подчинение Маршалу Эквестрии. Проблемы с пониманием есть?

— Никак нет! – такое милое сердцу салютование.

— Ну вот и отлично, — довольно кивнул Унлехрер. – Мне как раз нужен секретный агент для одного очень важного, требующего деликатности дела. Подробности получишь вечером, тогда же и вылетишь — оставшиеся до того часы рекомендую посвятить отдыху. Свободен.

Аликорн пахнул негодованием, однако высказать оное не решился, вместо того снова отдав честь и развернувшись к двери.

— Насчет же дезертиров не волнуйся, — решил Лентус подстраховаться. – Как-никак всё закончилось хорошо и благодаря их находке Орден получил нормальное доказательство гибели Создателя Чудовищ. – Маршал хмыкнула. — «Мы раздавили чудовище» от какого-то мимо проходящего дракона и «контрольной нити больше не чувствуется» от ее великосветской рогатости — это конечно тоже неплохо, но думаю всяк согласишься, что всегда лучше иметь на копытах нечто вещественное, а не только лишь свидетельские показания и косвенные улики.

— Так точно, – превратившийся в неприметного коричневого единорога посетитель застыл у двери.

— Передай там, чтобы не беспокоили – нужно поразмышлять над полученными указаниями, — кивок. – Свободен.

-
Дверь еще не успела захлопнуться, как Кризалис начала разбор полетов:

— Отвратно. Просто чудовищно. Ненатурально, натянуто, непоследовательно: ты то интерпретируешь страдающего алкоголизмом и тучей внутренних проблем Маршала в виде собственного неизменно корректного и вежливого идеала высшего офицера, то низводишь верховного главнокомандующего до панибратства и откровенного хамства. А уж про общий уровень игры и говорить нечего: будь изображаемая солдафонка хоть на йоту женственна – и тебя бы раскрыл даже слепой, — драматическая пауза. — Это определенно худшее представление в моей жизни.

— Спасибо за моральную поддержку, — сдулся уже мысленно поздравлявший себя с победой жеребец.

— Всегда рада помочь, — мимолетно улыбнулась кобыла, легонько дунув на него морозцем. – Что бы некое бескрылое ничтожество без меня делала…

— Вероятно, жил бы долго и счастливо, — мрачно прервал ее жеребец. – Ну или тихо гнил бы где-то под кустом, не велика разница. Поверьте: данный уроженец Города и сам в курсе отсутствия у вашего покорного слуги сценического таланта, поэтому предлагаю пропустить сегодняшний уголок критики и вернуться к рассмотрению создавшегося положения. Откуда взялся этот Вир Вайс?

— Вероятно из той же грязи, в которой когда-то бултыхался и некий бесхребетник, — явно обидевшись, отозвалась сожительница. – С тех пор как твой любимый изверг посмел поднять копыто на единственную и неповторимую Королеву Кризалис, жалкие копии буквально всё вокруг заполонили.

— Самая напрашивающаяся версия, — кивнул Лентус. – Однако тут сразу поднимается целый ряд вопросов от «каким образом я вообще никак его не ощущаю?» до «а где же обещанная мне заклятьем власть?». В конце концов, искренне ненавидевший своего брата Хеилст после преобразования в дракоаликорна не мог и пикнуть против него. Первый властвует над Вторыми – это непреложный…

— Видимо просто ты настолько негодный командир, что и меняющий саму природу существ ритуал не способен заставить сколь-либо разумное существо тебе подчиняться, — резко прервала его Королева. – Сей «полковник» является ничем иным, как моим очередного некачественного подобия. Смирись с этим и иди дальше.

Сделав таким образом категоричное заявление, собеседница запахнулась в выделенной части сознания, по дороге осуществив ментальный аналог громкого хлопка дверью..

Что-то она в последнее время ведет себя несколько странно.

Интересно, а бесплотный дух может не высыпаться?

Жеребец усмехнулся и, поразмышляв еще немного над перепадами настроения ее величества, решил вернуться к более насущным проблемам – загадочная женская душа такая загадочная…

Думы по поводу неожиданно вылезшего из ниоткуда родственничка в итоге не принесли никаких заметных результатов, кроме разве только еще парочки ничем не подтвержденных теорий его происхождения. Пожалуй, версия о преобразовании «традиционным» путем из пони, причем не абы какого, а соотечественника нынешнего "Короля", выглядит наиболее перспективной – сложно представить, чтобы урожденный представитель Народа на службе Эквестрии просто так предпочел использовать салютование в общем-то исчезнувшей нации.

В остальном же, увы, судить о новой фигуре на доске не по чему. Нет информации. Впрочем, весьма свободный и уверенный разговор с Маршалом, да и сам чин полковника определенно и явственно свидетельствует: Ордену новопредставившийся «Вир Вайс» служит давно, преданно и эффективно, поэтому надеяться на успехи каких-либо приватных переговоров с ним не стоит.

Очередной враг, пусть и весьма необычный.

Еще один ненавистник Семьи, послужащий, сам того не зная, ее возвышению.

Лентус потянулся и глянув по дороге в зеркало обнаружил на устах довольно редко захаживающую туда злодейскую улыбку.

Пока всё идет точно по предположениям Принца: «сосуд» показался орденцам достаточно правдоподобным, а рискованное и, откровенно говоря, несколько неэтичное решение разорвать управляющие линии надежно замело все следы. Несчастные твари вновь остались один на один с миром, но у большинства из них скорее всего хватит выдержки выполнить-таки последний приказ и отправится на новое место встречи.

Вот только даже если туда и правда соберутся все оставшиеся резервы их количество в любом случае не составит и трети потерянного – звероящеры задали Семье действительно знатную трепку, за жалкие полторы суток уничтожив целое море существ и превратив немалой кусок предгорий в обожженный и небось до сих пор дымящийся филиал Бездны, чье происхождение наверняка будет интересовать будущие поколения археологов по крайней мере за счет обилия драконьих костей.

Лентус почувствовал холодную дрожь вдоль хребта, с какой-то дикой смесью ужаса, восторга и отвращения вспоминая, как на его глазах использованный для обмана эквестрийцев звероящер буквально взорвался изнутри под давлением решившего выбраться наружу владыки. Впрочем, на самом деле ему еще повезло – большую часть напавших врагов Семьи растворили заживо, а тех из оставшихся, кто не успел ни попасть в черный шар, ни вовремя смыться, экстренно приобщили к коллективу.

Увы, и столь богатый улов не изменил сложившегося после налета расклада сил: несколько сотен находящихся под непосредственным командованием Создателя тварей, большинство из которых к тому же составляют чейнджлинги, любой армии Ордена ровно на один зуб.

Идея с колоссом потерпела крах по всем фронтам: мало того, что недомерок оказался физически не способен родить кого-либо крупнее мыши, так еще и проблема его лояльности после битвы лишь усугубилась, а принесенный из Кристальной Империи артефакт ныне представляет из себя обычный булыжник оригинальной формы. Вероятно, камень еще когда-нибудь восстановит свою силу, но до тех пор в общении с «Малышом номер два» надеяться можно только на постоянный контроль и магические оковы.

Хорошо хоть не возникает сомнений в сокрытой в нем ценности: аж вспомнить приятно, насколько быстро этот пещерный гений смог сломать драконов. Всего несколько дней – и первый вошедший в Семью ненавистник тварей уже готов выполнять приказания. На последующих монстров времени потратилось еще меньше…

— Да, — неожиданно раздался в голове радостный вздох. – Действительно прекрасное зрелище: гордые, самодовольные, уверенные в своей силе и безнаказанности чудовища – безнадежно воют и плачут, один за другим превращаясь в безвольных рабов того, с чем тысячелетиями сражались они и их предки, — выглянувшая из своей части сознания Королева изволила мечтательно улыбнуться. – Честно говоря, я чуть не сделала твоему «господину» комплимент, — мягкое фырканье. — Не волнуйся – наваждение не продержалось и минуты.

Лентус хмыкнул и вернулся к размышлениям о нынешнем положении. Вернее, перешел в более практическую область и попытался сообразить, чем же он там собирался заняться до того, как внезапно залетевший на огонек полковник выбил его из колеи. Всё-таки агент Коллектива сюда не отдыхать приехал.

— Кстати, а тебя до сих пор не смущает факт посыла моего носителя в самое сердце безжалостного и ныне официально непобедимого противника, дав с собой лишь какой-то бессвязный бред в качестве плана и очевидно противоречащую благу вашего зверинца задачу? – решила продолжить беседу Кризалис. – Ты ведь в курсе, что мозги жидкими не бывают?

— «Есть множество вещей на свете, друг Горацио, кои и не снились нашим мудрецам», — с усмешкой продекламировал бывший единорог, припоминая о своем утреннем намерении потратить время до обеда на аккуратные поиски кого-нибудь из орденской разведки для секретного задания, о коем не надо никого оповещать. Воистину удивительное совпадение.

И это помимо прочего значит, что у него сейчас свободное время.

 — Прежде я слишком часто недооценивал своего руководителя, неизменно за тем убеждаясь в нерациональности своего пессимизма. Ныне ваш покорный слуга предпочтет просто поверить в неоднократно продемонстрированные способности его высочества,- Лентус хитро улыбнулся и сразу добавил. – Как насчет прогулки?

— Ну хоть одна здравая мысль, — слегка оживилась определенно намеревавшаяся прочитать ему нотацию ворчливая собеседница. – С трудом вериться, будто когда-то я имела намерение завоевать сей омерзительный замок – и каким только образом Селестия находила силы здесь жить?

— Раньше он, вместе со всей Эквестрий, был другим, — ностальгически заметил Лентус, накидывая поверх мундира коричневый плащ, дабы не особо светить весьма приметной радужной гривой на улицах. – Вместо казарм рос пусть сильно прореженный, но всё равно замечательный сад, нынешняя кузня…

— Ваше превосходительство? – окликнули начавшего погружаться в мечты о прошлом шпиона. – Разрешите обратиться?

— Опять она, — недовольно заметила Кризалис. – Отправил бы ты эту безрогую куда подальше – они с Маршалом без сомнения больше, нежели просто подчиненный с начальником.

— Я пока прогуляюсь. Обед пусть подают по расписанию, — решил аликорн лишний раз не рисковать.

— Но командир…

Повелительный взмах копытом – и рыжая пегаска замолчала, вновь начиная распространять вокруг себя непонимание и почти детскую обиду. Видимо правда придется что-то с ней сделать во избежание провала операции.

Жаль – вроде довольно милая кобылка.

Пробираясь по хитросплетениям коридоров вниз, Лентус рассказывал своей неотделимой попутчице о былых красотах сердца страны двух Принцесс, от которых в цитадели Ордена не осталось и следа. О том как пощаженные Вторжением верхние клумбы и террасы стали плацем, на месте фонтанов поставили сортиры, а изящная архитектура дворца ныне скрывается за вместительными и надежными, но безнадежно уродливыми башнями и стенами.

Впрочем, оно и понятно — пусть первой на войне умирает правда, однако красота редко когда имеет шанс надолго ее пережить. Ведь разве кому-то нужны нежно переливающиеся всеми цветами радуги шпили в вышине, когда взгляды прикованы к залитой кровью земле? Да и до цветов ли раненому, пытающемуся удержать собственные внутренности в распоротом животе?

Хотя конкретно на сей раз погоревать смысл таки есть, ибо жертва Кантерлота оказалась абсолютно бессмысленна – местный крепостной вал никого спасти не сможет.

-
Караул у ворот пропустил дважды замаскированного Лентуса почти не глядя – благодаря принесенной ими новости о гибели Создателя Чудовищ и без того неожиданно низкая боеспособность оставшихся оборонять Эквестрию частей окончательно превратилась в фикцию. Отовсюду неслись откровенные и громкие разговоры о скорой демобилизации, семьях и предстоящей мирной жизни, подхлестываемые прямо-таки болезненным нетерпением, зачастую уже начавшим переходить в раздражение.

Уходившие с Серебряным Копытом войска держались куда лучше – сразу видно, что из другого теста и служат не просто так, а на совесть – однако и от них веяло, мягко говоря, весьма миролюбиво. Несчастным пони казалось, будто Великое Дело наконец завершено и они могут в кои-то веки отдохнуть и расслабиться…

— А ты собираешься всё им тут испортить, — усмехнулась Кризалис, задышавшая намного спокойнее с момента выхода за стены. – Ну правда: неужели тебе тебя так пленили те весьма колючие и острые тисканья в пустошах? Если да, то Королева лично готова их повторить, при условии, что в результате мое нынешнее тело пребывания покинет пределы этого проклятого замка.

— Польщен, — сделал мысленный полупоклон жеребец, также ощущающий себя неожиданно спокойнее вне вроде бы не содержащего в себе ничего особо неприятного Дворца. – Увы, сколь бы соблазнительным ни казалось мне ваше предложение, я вынужден его отклонить. Тех же объятий ваш покорный слуга, представься ему в тот момент выбор, предпочел бы вовсе не удостаиваться. Впрочем, даже будь они равны по благодатности и нежности с вашими – чего разумеется в принципе быть не может – то и тогда бы не смогли принести мне и тысячной доли того счастья, что снизошло на меня от одного лишь слова некогда преданного мною властелина…

— Королева прощает тебя, о недостойный смерд, — церемонно заявила собеседница, выбросив вперед ногу в благословляющем жесте, — а теперь возьми мою воспитанницу вместе с оставшимися в себе подданными и отправляйся к морю – координаты моего будущего королевства сообщу по нахождению корабля.

Лентус улыбнулся и сделал изящный полупоклон, продолжив затем предыдущую тему:

— Местное же благополучие с ожиданиями мира к великому сожалению весьма призрачны, а то и откровенно обманчивы. Вы ведь помните содержание сегодняшнего письма?

— Мне в тот момент показалось более интересным и плодотворным понаблюдать за еще одной нелегальной копией властительницы Народа, — прохладно отозвалась отвернувшаяся кобыла. – К сожалению, она вновь принесла мне одно лишь разочарование.

— А разве могло быть иначе? В конце концов, кто способен повторить совершенство? — собеседница благосклонно приняла сей комплимент. – Что же до послания, то в нем Магистресса Рэрити подробно описала обстоятельства последних недель – от резкой смены курса на внезапно появившегося из ниоткуда чрезвычайно мощного колосса до встречи с «представителем уничтожившего тварную армию народа драконов» — и дала весьма недвусмысленные указания по поводу требуемых от Серебряного Копыта действий. Судя по всему, фиолетовые прямо-таки убеждены, будто все вокруг, включая и орденских союзников, буквально спят и видят, как бы их всех перерезать. И у них на это есть определенные основания.

— Так почему бы просто не проявить вежливость, предоставив им совершить сие твареугодное деяние своими силами? – поинтересовалась Королева. – Чего ради лезть туда, где всё сделают и без нас? А уж если вспомнить, ЧТО именно потребовал от тебя монстр, то Истина становится совершенно очевидной – он окончательно сошел с ума.

— Ну или издевается, — пожал плечами улыбающийся жеребец. – Впрочем, я всё же предпочту считать его указания частью очередного хитрого и многоступенчатого планом, как обычно ведущего к самым неожиданным, но определенно благим результатам, — Лентус прошел под оставшимися вовсе без охраны воротам города и оглядел пустую площадь, выбирая место поудобнее. Глаза почти сразу обнаружили одно весьма подходящее и уже удостаивающееся их присутствия заведения. – Как насчет посещения парфюмерии?

— Если тебе так хочется, — профессионально прикинулась холодной и безразличной Кризалис.

Полковник хмыкнул и твердой поступью направился к расположенному в самом начале боковой улицы раскрашенному под клумбу магазин с разноцветной ромашкой и розовым фиалом на вывеске, где предоставил своей сожительнице полную свободу действий по дегустации и выбору сегодняшнего аромата, сам занявшись собственно целью прогулки.

При взгляде на него особым зрением, замок представлялся сплошным и весьма заковыристым полотном сияющих нитей, барьеров, щитов и клякс, причем к обычной магии примешивались и очевидные для тварного аликорна подделки под Семью, долженствующие видимо сдерживать томящихся в подземельях созданий и заодно помогать обнаруживать лазутчиков вроде одного маскирующегося под Маршала жеребца.

Пленникам он, несмотря на всё свое желание, ничем помочь не может – «зверинец» буквально нашпигован самыми разнообразными, в том числе и экспериментальными, защитными системами, некоторые из которых поставили в тупик аж саму Королеву чейнджлингов, пусть она и, естественно, прямо признаваться в этом не пожелала. Да и задача, как не крути, перед ним поставлена иная.

К сожалению, отсюда рассмотреть цель не удалось – сам город также накрыт рядом заклятий, кои довольно сильно искажают восприятие, да и угол обзора не самый удачный. Пришлось Лентусу отрывать свою вынужденную спутницу от одной из немногих оставшихся в ее существовании радостей и отправляться за городские ворота, благоухая чем-то явно цитрусового происхождения.

Снаружи бушевала замечательная, яркая и красочная осень. Вновь выросшие за последний десяток лет до приличного размера деревья соревновались друг с другом сочностью и насыщенностью золотых нарядов, выглядящих еще более эффектно на фоне и не думающей увядать травы, еще не улетевшие птицы мелодично делились с миром радостью бытия, а солнце щедро одаривало всех своим теплом, улыбаясь земле с безоблачного неба.

Неудивительно, что даже в разгар рабочего дня то тут, то там сидели наслаждающиеся жизнью и окружающей их благодатью кантерлотцы.

Лентус также не сдержался и откинул капюшон, подставив свое ненастоящее лицо прохладным дуновениям и позволив выскользнувшим из сурового узелка волосам свободно полоскать на ветру.

Со стороны небось выглядит довольно красиво.

Помнится когда-то давным-давно, в другой жизни, он, еще будучи бескрылым единорогом, имел счастье лицезреть как «придурковатая спутница Принца Земли» устраивала в небе нечто вроде утренней зарядки. Воистину запоминающееся зрелище – сильное, здоровое и прекрасное тело юной пегаски в обрамлении поражающей своей многоцветностью гривы, на глазах всего Города купающееся в воздушных потоках…

Спокойное созерцание далекого горизонта с мечтательной улыбкой на губах сменилось не очень-то приличным фырканьем.

И как только сразу не сбили?

Нет, ну это ж надо было додуматься: летать ГОЛОЙ над руинами, доверху набитыми вооруженными до зубов и озверевшими от полугодовой войны горожанами и, что куда страшнее в данном случае, горожанками? Хорошо хоть его высочество тогда успел ее спрятать, а то бы милые дамы порвали эквестрийку в клочки за одни только радужные волосы – недостижимый предел мечтаний любой из жительниц нашей погибшей Родины.

Аликорн не сдержался и втихаря перекрасил упавшую на нос прядку в розовый, без малейших усилий за секунду получив результат, ради которого некоторое его бывшие сограждане прекрасного пола травились ядовитой краской и вываливали целые состояния магам.

Всё-таки жизнь несправедлива.

Жеребец усмехнулся глубокомысленности вывода из воспоминаний о бесплатном воздушном представлении и постарался свернуть излишнюю мечтательность – работать пора.

Осмотр с новой точки практически сразу принес желанные плоды: в массиве скалы, глубоко под замком, обнаружилось довольно небольшое по размеру помещение, своей волшебной составляющей выделяющееся даже на общем фоне насквозь промагиченного оплота фиолетовых. Настоящий клубок множества различных чар, в сердце которых подобно брильянту сиял один очень знакомый, пусть и давным-давно невиданный Лентусом след.

Ну-с, примерное местоположение определено, теперь бы еще понять, как всё-таки в эти катакомбы пролезть. И ведь как ни печально, а спрашивать ни у кого дороги ни в коем случае нельзя – местонахождение сего зала Магистресса Рейнбоу Даш должна знать лучше собственного протеза…

— Тебя тут вызывают, — неожиданно напряженно заметила как-то странно молчавшая со времени выхода за ворота Кризалис.

Аликорн рефлекторно обернулся, однако сие движение оказалось излишне.

— Ну наконец-то, — раздался в голове насмешливый голос. – о мой перфорированный подчиненный, вы ли это?

— Так точно, — чуть не отсалютовал полковник.

— Должен заметить, что у вашего разума на редкость злобная охрана – уж и пошутить по поводу призыва в кои-то веки проснувшейся совести не дает, — Принц хмыкнул. – Отшлепайте ее там за меня, ладно? Ну и между делом — как идет операция?

— По плану, — быстро поразмыслив, Унлехрер пришел к выводу, что сей внеочередной сеанс связи наверняка несет в себе нечто срочное, поэтому не стоит лишний раз растягивать его практически не содержащим объективной информации рассказом про Вайса. – В течении ближайших двух часов орденцам будет сообщено об успешно дошедшем до Кантерлота официальном подтверждении вашей гибели. Подготовка к тайным переговорам немного отстает от графика вследствие высокого градуса паранойи некоторых целей, но данная проблема решиться уже сегодня вечером. Завтра…

— Короче всё путем, — прервал его властелин. – У меня, увы, ситуация далеко не столь радужна. Ночью к вам прибудет наша общая знакомая и вы передадите ей вашу рыжую заместительницу. Замены не предвидеться, поэтому озаботьтесь благовидным предлогом для ее исчезновения. Всё ясно?

— Так точно, — кивнул Лентус, не будучи уверен, радоваться ли ему или печалится.

— Замечательно. Больше отвлекать не буду – тебе ведь еще речь толкать от лица Маршала, — хлюпающий смешок. — Ты уж постарайся по-возвышенней объяснить этим бедолагам, почему им нельзя расходиться даже после моей кончины. Следующий разговор по расписанию.

Короткий хлопок – и в голове только звенящая тишина.

— Ну что ж, вовремя, — первой нарушила молчание Кризалис. – Рекомендую смотреть на жизнь оптимистичней: хотя бы с телом проблем не будет.

-
— Эм, тук-тук? – неуверенно позвала Диана, с надеждой глядя на обвалившуюся внутрь крышу.

К сожалению, вселенная опять обернулась к ней традиционным местом – кобылку услышали: из-под обвала вырвался небольшой фонтанчик мерцающей черной жидкости и, разбившись на множество напоминавших когтистые щупальца ручейков, без труда расшвырял видимо просто не замеченное ранее нагромождение досок и камней. А заодно по неаккуратности, ну или в соответствии с очередным Хитрым Планом, обрушив и ставшие ненужными стены еще пару недель назад довольно милого и уютного домика главы скваттеров, открыв вселенной до того милосердно спрятанное внутри отвратительное зрелище – утопающую в плесневелой коричнево-зеленой грязи темно-синюю амебу, на которой уже вторую неделю не слезая сидел самый омерзительный из существующих во вселенной водоемов.

Последней рухнула небольшая пристройка справа, в процессе щедро поделившись с окружающим пространством своим содержимым – горой тщательно обсосанных костей, значимая часть которых прежде принадлежала неудачливым местным обитателям.

Из чавкающей массы поднялось нечто, напоминающее маленькую драконью морду:

— Привезли?

Инстинктивно отпрыгнувшая подальше от гибнущей постройки Защитница сглотнула и осторожно пошла вперед, стараясь наступать исключительно на свободную от какого-либо продукта чужой жизнедеятельности землю. Несомая на спине пегаска прямо-таки окаменела от ужаса.

— О, да наша гостья еще и в сознании! – щупальца схватили запоздало заизвивавшуюся пленницу и начали крутить ее в воздухе, дабы поднявшиеся из пучины глаза могли получше разглядеть новую добычу. Осмотр занял не так много времени. – Замечательный экземпляр – предрекаю нам насыщенное и плодотворное сотрудничество. Вроде вот этого.

Гладь нынешнего врага всего живого всколыхнулась и стала раздвигаться, обнажая покрытую какими-то черными пиявками и задергавшуюся при соприкосновении со свежим воздухом плоть колосса.

Наследница не удержалась и бросила на беднягу сочувственный взгляд: всю жизнь просуществовать в выпивающей разум пещере, чтобы в итоге стать матрасом для спятившей червивой лужи — некоторым просто фантастически не везет с предлагаемым судьбой местом под солнцем…

В уже начавшую строить злодейские планы по принесению несчастной твари каких-нибудь цветочков Диану вдруг шибануло ненавистью. Не странной, противоестественной вонью, что никак не может выветриться из их размазни-начальника, а нормальным, правильным и понятным злобным бешенством, жаждущим весьма конкретного действия. С привкусом боязни за ближнего.

Чейнджлинг встрепенулась и подняла взгляд. Немного «выше по течению» в ставшей вертикально стене жидкости висела Рейнбоу Даш. И своим положением она определенно не наслаждалась.

Немая пауза.

— Ага, — убедившись в реальности происходящего, глубокомысленно произнесла Защитница спустя несколько минут и, почти не раздумывая спросила. – А эти…отростки у нее в ушах…

— Специальная услуга – промывка мозгов. Только для постоянных клиентов и их друзей, — соизволил ответить монстр, начиная понемногу захлестывать своими волнами вторую пегаску.

— Ага, — еще многозначительней кивнула чейнджлинг, начиная испытывать рвотные позывы. – А ноздри, рот…

— Качественная обработка требует множественности подходов и максимально возможного количества используемых инструментов. А уж учитывая дополнительно производимую комплексную очистку организма…- чудовище многозначительно хмыкнуло. – Короче в данный момент мы с уважаемым Маршалом находимся в наиближайшем из возможных для моего воображения единений, — насмешливый бульк. – Рекомендую воспринимать сие действо, как возвращение труждающейся и обремененной Рейнбоу Даш в утробу матери для рождения свыше.

— Но…зачем? – безуспешно пытаясь не обращать внимание на сигналы постепенно заглатываемой новой жертвы, спросила Наследница. – Ты же просто хотел провести какие-то там исследования?

— А разве вам никогда не хотелось, чтобы кто-нибудь обнял? – кобылка тут же отпрыгнула. Урод довольно фыркнул. – Впрочем и без учета маленьких слабостей подобная форма общения всецело оправдана по целому ряду причин: от возможности осуществить ремонт и калибровку сего отягощенного потреблением алкоголесодержащих жидкостей организма до компенсации того печального факта, что в этом не очень-то естественным для представителей Семьи состоянии мне недоступна значимая часть ее возможностей и поэтому для достижения цели приходится лезть глубже и изворачиваться сильнее…- голова рыжей пегаски скрылась в черном потоке. Испытываемые ею при этом эмоции, увы, всё еще ощущались весьма прозрачно, — Ну и в целом я не вижу причины, почему бы благородным монстрам не совместить приятное с полезным.

— «Благородным»,- презрительно фыркнула Диана, мысленно искренне желая эквестрийке поскорее потерять сознание. — И какая же тебе может быть «польза» от этого…изуверства?

— Самая прямая — эксперимент по воссозданию «безумного» заклятья порабощения сознания идет полным ходом. Видите ли, чтобы контролировать разум, нужно его иметь, желательно подольше и без сопротивления, а ведь никто своим делиться не хочет. Якобы сами иногда им пользуются, пфе, — выплюнутая капелька мерцающей жидкости тут же поползла обратно. – Вот и приходиться вступать в близкий контакт, дабы иметь шанс хоть как-то отвлечь от собственного внутреннего мира этих любителей полежать на сене.

— Ага, — кобылка минуту подумала, — я об этом пожалею, но всё же не могу не спросить: чем же ты их «отвлекаешь»?

— Не волнуйтесь: никаких пошлых и обрыдлых любому разумному существу видений славы, почета и уважения, как и полное отсутствие даром никому не сдавшихся снов о богатстве и простом поническом счастье – только Справедливость! Только твердое ядро! – жижа забурлила. – Мы предлагаем широкий ассортимент уникальных услуг, включающий в себя сочные и запоминающиеся эмоции, незабываемые ощущения собственного бессмертия, невозможные в реальной жизни ситуации, действительно могущие продемонстрировать границы наличествующей прочности, а также многое другое! Компания «Сон разума»: ваши мозги – это наши хлеб с маслом…

Из разглагольствующей лужи вырвалась размахивающая коротким стилетом рыжая нога.

— Упс, пардон, — пегаску втянуло обратно. – Не обращайте внимания – благодарные клиенты идут на штурм в отчаянной попытке добраться до книги жалоб и оставить там хвалебный отзыв, — покореженный ножичек улетел куда-то в гору костей. – Кстати, наша гостья почти догадалась о лентусовом обмане и в общем-то почти не сопротивлялась во время своего захвата – надеялась ее отвезут к настоящей Рейнбоу Даш. А по дороге угрызалась совестью и воображала, как будет претерпевать ради своей подруги любые муки.

Кашляющая рыжая кобылка растянулась в противоположной от первой жертвы стене. Вновь появившаяся драконья морда повернулась к ней:

— Мечты сбываются, — Защитница успела отвернуться, но чрезмерно живое воображение легко компенсировало отсутствие зрительного контакта звуками. Причем столь успешно, что ее стошнило.

И бежать бы куда глаза глядят, да только вечно преследующее Диану любопытство в очередной раз наплевало на все остальные чувства и властно развернуло кобылку назад.

Всего лишь слегка колышущаяся от ветра и течения гладь жидкого холма.

— Еще одна истерзанная душа припала к источнику воды живой, — проповедническим тоном произнес монстр и продолжил почти нормально. — Знаете, хоть собственно главная цель исследования до сих не достигнута, однако благодаря сему эксперименту я уже узнал столько нового. Например, что пытки – далеко не столь захватывающее и интересное занятие, как о том пишут в книгах. Во всяком случае надолго их не хватает.

По мерцающей глади пошла мечтательная волна.

— Впрочем, первый десяток ударов ты действительно упиваешься процессом, ощущая внутри сладостное предвкушение сдачи ею всех позиций и с наслаждением ловя каждый вздох и стон своей жертвы. Но увы — переваливавшись через половину второго уже начинается пресыщение и появляется желание немного подогреть общение, — в голове стали вспыхивать незваные образы. — Вместо удовольствия от ожидания переломного момента просыпается нетерпение, которое сполна награждается кульминацией во время третьего раунда, когда ваш гордый и упертый противник наконец уступает главенство плоти и плотно сжатые губы разверзаются в исполненном страстного мучения вопле…

Диану чуть вновь не вырвало прямо в колышущийся перед ней прудик. Чего-то она в последнее время совсем раскисла.

-…но увы и ах – за зенитом неизменно наступает закат и с вершины дорога только вниз. Первые несдерживаемые стоны и крики приятны и несколько последующих ударов еще приносят некоторое удовлетворение, однако затем стегать потерявшее всякие понические черты нечто становится банально скучно, особенно на фоне столь ярких воспоминаний из недавнего прошлого, — от вздохнувшей лужи повеяло разочарованием. – Да и вообще вдруг приходит осознание, что по совести говоря занимаешься избиением пусть злобного, зубастого и не упускающего случая продлить мучения своих жертв, но всё равно безмозглого щенка, который умеет только выполнять чужие приказы. А уж когда она тро…

Раздраженный плевок, оставивший в месте приземления небольшую обожженную выемку.

— В общем Маршал не только не оправдал возложенных на нее высоких ожиданий, но еще и имеет наглость успешно сопротивляться моему влиянию, причем одновременно и там и там, тем самым портя и приятное и полезное. Какой же из этого следует вывод?

— Твою поруганную честь способно восстановить лишь самоубийство? – ну а вдруг?

— К сожалению, сей безусловно соблазнительный вариант отпадает, — он демонстративно пошлепал себя чьей-то берцовой костью. – Мои попытки разнообразить наше общение также не принесли особых успехов – эта упертая перьемозгая скорее сломается и банально сойдет с ума, чем примет великодушное предложение ею же созданного монстра. Воспользоваться традиционными методами создания Зараженных тоже не вариант, поэтому, — драматическая пауза, — нас может спасти только кража. Какого-нибудь доверенного лица. Через него…

— Ты опять опустился до заложников, — презрительно усмехнулась Наследница, благоразумно отходя подальше. – Неужели за полтора десятка лет отсутствия знаменитый Принц земли так и не смог придумать ничего нового или хотя бы менее очевидного?

Журчащий водоем будто сковало прозрачным льдом…

А мгновение спустя кобылка обнаружила себя в тени от падающей на нее приливной волны:

— Во-первых: Я. НЕ. ПРИНЦ, — едва разборчиво, но с той самой внушающей ужас лаской в голосе заявила захлестнувшая Диану жижа. – А во-вторых: не передать, сколь данный индивид рад вашему изъявлению желания поучаствовать в нашем маленьком акте групповой терапии…

Не успевшую даже взвизгнуть кобылку утянуло в непрозрачные глубины.

-
-…было очень приятно знать тебя, Дэш.

Ощущение, как ее кожу срезают с черепа и металл, царапающий ей зубы...

Тьма.

Мгновение пустоты.

Глаза лучшей летуньи Эквестрии вновь открылись:

— Я знаю, что всё это ложь! – едва дыхание восстановилось, крикнула она в затянутое сизыми тучами фальшивое небо. – Она умерла много лет назад и никогда бы…

— Вы хотели сказать: «Пинкдрагону уничтожила Спасительница», — в воздухе появилась зубастая улыбка и глаза с вертикальным зрачком.

— Твайлайт освободила Пинки от твоих чар, а убил нашу подругу ты, похитив, лишив воли и превратив в одно из своих чудовищ! – Маршал попыталась встать. – Будь…

-…я проклят», знаю – вы произнесли сию фразу уже около ста двадцати раз, — пегаску подняло над землей и перевернуло вниз головой. – Неужели так сложно хотя бы иногда разнообразить свои пожелания? Ну хотя бы ради жеребца, о котором вы только и думали последние десять месяцев?

Кобылка молча врезала ему в морду, уже привычно ощутив зеркальное отражение удара на своем лице.

— Вот оно, до чего довел Эквестрию феминизм! – патетично провозгласил монстр. – Уже и дамы-в-опасности собственных мучителей работы лишают. Как вам только не стыдно отнимать у бедного-несчастного врага всего живого его единственную маленькую радость? – с обиженным видом спросил полностью проявившийся дракоаликорн, отпуская ее копыто. – И кстати та розовая сумасшедшая сама пришла к моему предшественнику – в отличие от всех вас она хотя бы пыталась ПОНЯТЬ, а не просто «уничтожить»…

Рейнбоу впилась зубами в черное копыто. Острая костяная пластина без малейшего усилия распорола ей губу и глубоко вошла в десны, но кобылка давно не обращала внимания на подобные мелочи – в конце концов, боль иллюзорна.

Сверху раздался наполнивший ее новыми силами тяжелый вздох и обращенный к небу риторический вопрос:

— Верно говорят: хочешь обидеть палача – подкинь ему мазохиста. Вот как мне спрашивается работать с этим?

Снова подвешенная в воздухе кобылка усмехнулась в лицо монстру на глазах заживающим ртом.

— Какая вы всё-таки бессовестная, – плевок испарился, не долетев до слизисто-чешуйчатой поверхности. – Я тут пашу как раб на галерах днями напролет воплощая для вас свежие мыслеобразы кар и пыток, а ночами позабыв всякий покой и лень выжимаю из себя всё новые и новые методы терзания ментальной плоти. Но вы всего этого не цените и вместо того, чтобы прилежно мучиться и каяться во грехах имеете наглость испытывать наслаждение, — исполненный осуждения взгляд. — Воистину: ваше вызывающее безразличие к сему титаническому труду – полноценный плевок в мою хрупкую душу художника.

— Чтоб ты сдох! – она постаралась хотя бы забрызгать его собственной кровью.

Однако ожидаемого страдальческого вздоха или взрыва ярости не последовало. Создатель вдруг оскалился:

— Откровенно говоря, проявленная вами упертость в деле сопротивления славному делу наведения Справедливости чуть не заставила меня отказаться от прогрессивных методов воздействия в пользу примитивных телесных пыток, кои в весьма сжатые сроки превратили бы Маршала Эквестрии в потерявший последние крохи разума комочек чистого страдания, – ухмылка стала шире. – К счастью для всех, мне удалось найти способ избежать сего крайне глупого и тривиального финала, в принципе не могущего принести ни одной из сторон ожидаемого удовлетворения, — некий сложный жест…

Равнина вокруг них начала стремительно свертываться. Через несколько секунд они просто висели в непроглядной черноте.

— Позвольте представить вам мое решение нашей маленькой проблемки, — повторный жест копытом, хлопок…

— Пф, это всего лишь очередная иллюзия, — презрительно и громко, дабы скрыть дрожь в голосе, заявила Рейнбоу. – Скут бы никогда не попалась на твою убогую удочку!

— Забавно: а мой волосатый дуршлаг говорила, что нарытый в вашей голове пегас был настоящим красавцем, — невинным тоном заметил изверг. – Впрочем, вы правы: адъютант клюнула не на очевидно фальшивый образ какого-то давно умершего бабника, а на куда более вкусную приманку – возможность хотя бы ценой собственной жизни спасти своего Маршала.

Сковывавшие рыжую пегаску цепи испарились и она тут же рванула к ним крича нечто вроде «беги».

Вспышка – и между ними стеклянная стена.

— Ради Высшей Справедливости предоставляю вам шанс: пообещайте более не надоедать мне и моим детишкам, извинитесь за совершенные против Семьи злодеяния – и вы получите возможность спокойно уйти отсюда целой и невредимой, — враг усмехнулся. – Поцелуя на прощанье просить не буду, а то еще уважаемая Рейнбоу Даш ревновать начнет.

Рот Скуталу задвигался, однако до них не донеслось ни звука.

— Разумеется нет, — видимо слушая как-то иначе, произнес Создатель. – Ваша руководительница в любом случае останется здесь, ибо когда-то не откликнулась на вопли обиженных и угнетенных…в смысле, отказалась меня покинуть на тех же условиях – вот что любовь с понями-то делает!

Решившаяся всё же поверить в реальность подруги радужногривая кобылка рванула вперед и с разгона нанесла по прозрачной поверхности несколько не принесших ни малейшего результата ударов, после чего прижалась к ней и начала шевелить губами, уговаривая заместительницу принять его предложение. Конечно шанс один на миллион, но хуже-то явно не будет…

— Маршал уговаривает вас предать ее и бежать, намекая на возможность сообщить обо всем Ордену и спасти Верховного Главнокомандующего позже, — гортанное фырканье. – Но вы ведь понимаете, что подобное поведение стало бы нарушением нашего договора, а врать нехорошо. К тому же вам в любом случае не успеть – в ближайшее время я намереваюсь покинуть сие скорбное и, позвольте заметить, голодное место в пользу более теплых и обильных регионов вашей славной Родины. Итак, согласны?

Скуталу посмотрела в глаза неслышно орущей на нее подруге, которая уже дошла до обещания отдать адьютанта под трибунал в случае отказа и после нескольких томительных мгновений медленно кивнула ожидающе смотревшему на нее монстру.

Вот только Рейнбоу ей не поверила.

И правильно сделала – едва монстр проявился с другой стороны прозрачной поверхности, как якобы собиравшаяся принести извинения рыжая пегаска одним отточенным движением сломала ему челюсть и, схватив покачнувшегося урода за шею, долбанула его головой стену.

— Помоги! – схваченный на лету осколок лопнувшей преграды вонзился чудовищу под правую ногу…

-
— Ну ладно, побаловались и хватит, — дракоаликорн исчез, оставив множество окровавленных кусков стекла размерами от ножа до валуна лежать в пустоте, мгновение спустя проявившись перед ними полностью целым.

— Я же говорила, что так и будет, — безнадежно произнесла также на краткое время поддавшаяся глупой надежде Рейнбоу.

Скуталу снова врезала монстру в челюсть – и с криком схватилась за собственное лицо.

— Как же вы все предсказуемы, — с нескрываемым разочарованием приложил копыто к морде враг. – Прямо противно становится, — постояв так какое-то время Создатель вдруг встрепенулся. – Предлагаю внести в наше общение немного новой информации, — коготь в обвиняющем жесте устремился к ней. — Ваше высокомордообразие, вы часом никогда не задумывались о причинах столь трогательной и жертвенной преданности вам со стороны заместительницы?

— А зачем мне? Они и так известны любому эквестрийцу, — постарался сделать голос поживее Маршал. – Мы, в отличие от стоящего передо мной исчадья Тартара, знаем, ЧТО такое Дружба, — она нащупала справа от себя копыто подруги и крепко его обхватила. – И поэтому тварям никогда нас не победить.

Изверг изобразил рвотные позывы:

— Какая омерзительно-плоская и задрипанная фраза. К тому же в корне неверная, — Скуталу поднялась на уровень его морды. – На самом деле тут замешаны куда более сильные эмоции, в том числе и столь популярная в рядах Семьи зараза, как Любовь, — он развернул ее лицом к себе и широко оскалился. – Вы часом не испытываете ли желания кое в чем признаться своему Верховному Главнокомандующему? Например, в одной истории из вашей золотой юности?

Рейнбоу с трудом поверила своим глазам – верная заместительница и подруга вдруг задергалась как ларва на сковородке.

Неужели это просящее выражение?

— Видимо нет. В таком случае счастье просветить Маршала по праву принадлежит мне, — монстр не глядя отбросил попытавшуюся вцепится в него пегаску и, обернувшись к пытающейся встать Даш, сделал издевательский поклон, махнув явившейся из небытия шляпой. – Дамы и господа! Сейчас вы услышите трагическую и поучительную историю об одном храбром, бравом и вроде бы по временам, когда вокруг не наблюдалось представительниц прекрасного пола, не обделенным умом мальчике, как-то вечером пришедшем к кабинету одной очень важной особы в попытке загладить очередную возложенную на него жестокой возлюбленной бредовую вину, — по спине прошла дрожь. — Находившейся же там по долгу службы кобылке также не было чуждо то возвышающее и порабощающее чувство, что владело несчастным жеребцом, но увы и ах – избранник вовсе не замечал бедняжку, будучи слишком поглощен своей страстью к персоне, бесконечно более важной и значимой, чем молоденькая пегасочка…

— Не надо! Умоля…- во рту Скуталу появился кляп, а ноги связало зеленоватой веревкой.

— Не в силах победить пожирающую нутро тоску сама, несчастная прибегла к помощи знаменитого губителя душ понических, обещавшему всякому вкусившему хотя бы краткий миг совершенного забвение всех тревог и свободы от невзгод сей юдоли скорби, — гладко лилась вкрадчивая речь монстра, а во тьме начали расцветать серебристые контуры. — И как-то так вышло, что оставшийся с ней в ту ночь наедине властитель ее дум тоже оказался не в силах противостоять искушению найти простой выход из сложной ситуации…

-

-…и вот он, финал – влюбленный глупец гибнет, унося с собой в могилу все свои мечты и наконец освобождаюсь от терзавших его боли и страданий, — последняя слеза, скользнувшая по щеке сраженного жеребца вдруг вспыхнула, осветив на миг всё полотно звездной битвы, а затем погасла, погрузив мир во тьму. – Мораль сей сказки очевидна: с дамами пить – приговор себе подписывать. Да и вообще: так будет со всяким, кто посмеет считать себя достойным ноги самого Маршала! Ну и естественно «Кантерлот делендам эссэ»!

Плачущую Рейнбоу приподняли за подбородок.

— Впрочем, разве можно считать рассказ завершенным, пока не открыты судьбы героев? – снова полилась ласковая, чуть шипящая речь. – Что же произошло с тираншей, отвергшей его после стольких лет мучений и твердокаменной верности за одно-единственное мгновение слабости? И как сложилась жизнь соблазнительницы, сперва введшей солдата во грех, а затем с проклятьем оттолкнувшей и обвинившей ею же попранного кумира в собственном падении и предательстве?

Золотые зрачки мигнули и вспыхнули подобно двум маленьким солнцам.

— В полном соответствии с порядками сего омерзительного, лишенного всякой Справедливости мира, топящего долженствующих жить в крови и проклятии, но возвышающего обязанных умереть на пьедестал богатства и вечного почета, — превратившееся в клешню копыто сжало ей шею и подняло. – Первая достигла высшего из возможных для простых смертных звания, возвысившись надо всей страной и засияв в ореоле славы. Вторая, — вскрик и появление в поле зрения нанизанной на коготь Скуталу, – стала ее самым доверенным лицом, правой ногой, тенью и совестью, ближайшим и вернейшим другом, ради которого Верховный Главнокомандующий готова отдать свою жизнь. Во всяком случае, была таковой.

Широкая, не сулящая ничего хорошего улыбка.

— Итак, уважаемый адъютант Маршала, – повернулось чудовище к рыжей кобылке, — ваша начальница теперь в курсе причины проявляемой вами преданности. Даже если она сейчас же скажет, будто не держит на вас зла и прощает, вы знаете, что на самом деле Рейнбоу Даш никогда не забудет о том, КТО стал причиной гибели единственного жеребца, смогшего дотронуться до ее органа по перекачке крови. Поэтому я даю вам еще один шанс: принесите извинения за убитых с вашей помощью потерянных детей и уходите из Эквестрии – здесь вам больше делать нечего.

Радужногривая пегаска опустила глаза в бездну под ними и молча закивала.

Тишину нарушил засочившийся издевкой голос врага:

— Сколь же упорны некоторые в стремлении к собственной горестной участи. Главное не забудьте в будущем, кого надо за нее винить. Серебряное Копыто! – Рейнбоу дернулась и внезапно обнаружила протез на месте. – Я, как поборник нравственности и правосудия, предоставлю вам шанс поучаствовать в восстановлении Справедливости.

Монстр исчез, оставив двух пегасок наедине. Пространство вокруг них взорвалось красками. Над головой раскинулся купол небес, а под ногами появилось кучерявое белое облако.

Еще несколько секунд – и из небытия явились изящные колонны и арки Клаудсдейла. Не той устрашающей летучей крепости без единого мирного жителя, что ныне бороздит просторы Вечносвободного, но старого доброго города – погодного центра и дома великого множества пегасов, а также места проведения знаменитых на всю Эквестрию состязаний летунов.

Не успела Маршал наглядеться на почти забытые пейзажи, как крылья сами понесли ее к мрачного вида зданию, в котором с трудом угадывались черты фабрики радуги. Все попытки сменить курс или развернуться утыкались в категоричный отказ переставшего слушать хозяйку тела.

— Мисс Рейнбоу Даш, снисходя к вашим откровенно слабым актерским данным, я решил предпринять дополнительные меры предосторожности против срыва спектакля, — раздался голос в высоте. – В принципе, вы можете просто отдохнуть и насладиться представлением. Вашему же адъютанту придется поднапрячься. Кстати, сразу даю подсказку: в конце ей важно не забыть сказать: «у тебя прекрасные глаза»…

-
Диану наконец закончило рвать.

Внутренности жгло.

Такое ощущение, будто ее сначала набили наждаком, а затем вывернули наизнанку, заодно с проклятой жижей извергнув на землю большую часть органов.

Копыта не держали, тело мелко дрожало, горло саднило, а с губ всё еще срывались капельки слюны вперемешку с желудочными соком.

Но всё равно – и такая жизнь прекрасна.

Она с трудом перевернулась на спину и начала ощупывать грудь, бока и шею. Мокрые, но вроде целые.

Это была иллюзия.

— Ты, — прохрипела Защитница приподнимая голову, — больной извращенец.

— Пф, как будто вы раньше об этом не знали, — презрительно отозвался урод, с хлюпаньем вбирая в себя мерцающие капельки. – Хотя следует признать: виденная вами фантазия принадлежит иному ущербному ненавидящему поней разуму и лишь копировалась мной в целях организации качественной групповой терапии. Кстати, как она вам? Согласитесь же, что это куда более прогрессивный метод, чем просто заложники?

— Заставлять ее резать на куски собственную подругу, — снова содрогнулась Наследница от воспоминаний, — да что у тебя вообще за проблемы?

— Проблемы не у меня, а у всего прогнившего до корней мира и Эквестрии с Орденом в частности, — булькнул водоем. – Я же предлагаю решение.

— Мучая двух безрогих кобылок, которые и ответить-то тебе не могут? — никак не могла успокоиться после увиденного Диана. – Нечего сказать, хорош спаситель…

— А разве кто-то говорил о спасении? – усмехнулось чудовище. – К тому скажем честно: эти военные преступницы не пожалели даже собственный предмет обожания, так с чего мне – отвергнутому, казненному и отданному тьме монстру проявлять милосердие к ним? Их стоит уничтожить уже за сам факт рыдания над собственноножно убитым идиотом при полнейшим игнорировании бесчисленных смертей моих субординатов.

— Как будто тебе есть до них дело…

— Может и нет, — довольно булькнуло чудище, захлестывая ей рот щупальцем. — Помолчите пока – я столь увлекся восторженным разглядыванием своего внутреннего мира, что чуть не пропустил сеанс связи с нашим смертником.

Защитница встрепенулась и, отбившись от ручейка, постаралась сконцентрироваться и отрешиться от окружающего мира.

Поиск конкретного связующего сигнала оказался чрезвычайно сложной задачей в присутствии сразу двух главнейших тварей Орды, однако упорный труд всегда приносит свои плоды – перебрав несколько сотен нитей, чейнджлинг обнаружила таки толстую и пульсирующую красную-серую линию, соединившую чудовище с ретранслятором. Так, теперь самое…

— Опять шпионим? – как бритвой резануло ее разум, едва чейнджлинг попытался расшифровать послание. – Правильно, но не нужно – в данном случае достаточно просто попросить.

— С чего бы это такая доброжелательность? – подозрительно сощурилась кобылка, досадую про себя на неаккуратность.

— Хорошее настроение вследствие идущего в соответствии с моим планом мира, — усмехнулся монстр. – Да и к тому же мне смысла нет испытывать к вам какую-либо вражду или хотя бы заинтересованность в данный момент – ваша участь давно решена и уже одна только мысль о дне ее воплощения в жизнь согревает мою жидкую печень.

Диана недоверчиво хмыкнула и задумалась. Ненадолго: попытка – не пытка, а разговор с ее жеребцом определенно стоит легкого унижения:

– Не мог ты в таком случае подсоединить меня к диалогу?

— Конечно тон следовало бы сделать повежливее, да и «пожалуйста» определенно бы не помешало, но для исчадья зла и так сойдет, — четкий щелчок. – Наслаждайтесь. Я успел пробиться сквозь до сих пор явно неотшлепанную и еще более озверевшую охрану. В данный момент обсуждаем прошедший мирные переговоры.

-…в итоге можно с уверенностью сказать, что почти половина присутствовавших поселений и группировок согласны на мир, – раздался милый сердцу голос в голове, — как минимум из боязни дальнейшей эскалации конфликта с практически не пострадавшими за время Похода войсками Ордена. Еще где-то треть колеблются, однако факт прошедшей без всяких эксцессов личной встречи с самой Магистрессой явно оказал на них благотворное воздействие. Существуют все шансы, что следующая конференции даст в итоге ожидаемый вами результат.

— Замечательно, — чуть ли не мурлыкнул определенно довольный новостями враг всего живого. – А как насчет вашего протеже?

— Полковник Вайс пока ничем не проявил своих подозрений, более того – именно благодаря ему удалось вытащить ряд особо параноидальных бунтовщиков на тайную ассамблею. Вернее, их представителей, — кашлянув, поправился Король. — Несмотря на прямо заявленное желание присутствовать, к требованию Маршала остаться в Кантерлоте отнесся уважительно и принял как приказ.

— Отлично, а есть ли новости о наших ребятишках? Судя по моим данным, — цепочка образов от чейнджлингов, – они нынче очень весело проводят время.

— Количество жалоб на действия «орденских подчиненных» превысило все разумные пределы, — в тоне Лентуса появились хищнические нотки. – Впрочем, почти уверен, что хотя бы четверть из их источников — действительно деяния почуявших жареное фиолетовых – ваши подчиненные просто не в силах организовать столь массовые акции.

— В общем, всё по плану, — злорадно булькнул урод. – А как обстоят дела с разграблением могил?

— В данный момент изучаю пути отхода. К моменту возвращения Магистресс объект будет в моих копытах.

— Приятно слышать…

Они еще какое-то время разговаривали о каких-то войсках, позициях, фураже, «посылочках». Монстр похвастался собственными явно мнимыми успехами в самовосстановлении и как-то уж больно злорадно поинтересовался, не заглядывал ли Лентус в «ту закрытую секцию верхних покоев, ну вы знаете», на что Король подозрительно напрягшимся тоном ответил, что его туда и арканом не затащишь.

— В таком случае на сегодня всё,- булькнул уродец. – Помните: ваша основная задача — заставить этих «повстанцев» поверить вам и не дать Эквестрии рухнуть в котел обычных и скучных мелких конфликтов. Хоть каждому бунтовщику обещайте по личной горе сокровищ и Принцессе Луне в жены, а выполните, ясно?

— Так точно, — заморожено отозвался Король.

— Отлично. И не забывайте – сила в правде. У нас ее больше как минимум за счет честности и открытости наших намерений, — исполненный предвкушений хлюпающий звук. — Орден уже проиграл.