Автор рисунка: BonesWolbach
Во льдах Долгая дорога к смерти

Единорог и Кинжал

— …Ну а потом меня обругал командир, а Тираила и Бургата вообще судил трибунал! — рассказывал какую-то очередную историю Пасер. — Ты бы видел, как они возмущались! Да, у Тираила тогда еще был язык. Эх, каким хорошим собеседником он был, ты даже не представляешь...

С момента, когда наши герои последний раз видели безголовых, прошло около часа, а постоянно петляющий коридор так и не кончался. Для Харта это омрачалось еще и тем, что Пасер постоянно что-то рассказывал. Было ощущение, будто он за свою короткую жизнь успел поучаствовать во всех событиях, которые произошли во всех трех племенах пони. Успокаивало одно: единорог держал в зубах факел, а, значит, в любой момент можно было подпалить перья пегаса.

Ну а что ему еще оставалось? На просьбы помолчать Пасер не реагировал, как, собственно, и на угрозы. Пегас просто шел рядом с драконоборцем и рассказывал истории из своей жизни. Ему было плевать на слова какого-то старого единорога, который знал о жизни много больше, чем пегас.

Драконоборец уже хотел дотронутся факелом до поврежденного крыла Пасера, как вдруг за очередным поворотом наши герои увидели солнечный свет.

 — Ну, наконец-то! — сказал пегас и перешел с неспешного шага на бег.

В отличии от Пасера, Харт продолжил идти с той же скоростью, что и раньше. Он понимал, что выход мог быть в каком-либо опасном месте, а значит, и спешка могла привести либо к смерти, либо... да, к еще более страшной смерти.

Но в этот раз героям повезло. Как только глаза единорога вновь привыкли к солнечному свету, перед ним предстал лишь потрясающий пейзаж. На горизонте виднелась горная гряда, похожая на ту, где находились единорог и пегас. Все остальное пространство занимал лес, деревья в котором были покрыты белоснежным снегом.

 — И где мы? — спросил Пасер, когда драконоборец встал неподалеку от него.

 — Нам повезло. — ответил Харт. — Мы недалеко от Хайстона. Вообще, я думал, что мы окажемся подальше...

 — А поподробнее?

 — Хайстон расположен в начале горной гряды, которую ты видишь на горизонте. Добираться до него придется где-то часов 7-8.

 — И это, по-твоему, недалеко?

 — Радуйся хотя бы этому. Мы могли оказаться намного дальше от Хайстона, чем сейчас. Так,- проговорил задумчиво драконоборец, осматривая окрестности, — нам лучше идти у основания гор. Таким образом мы доберемся до выхода из ущелья, а оттуда уже двинем в сторону Хайстона.

 — А почему бы не пойти через лес? — спросил пегас, указав копытом в сторону заснеженных деревьев.

 — Потеряем целый день.

 — С чего бы это?

 — Просто поверь моему опыту. Идти через лес всегда сложнее. В общем, если мы пойдем у основания гор, то окажемся в Хайстоне быстрее. А нам лучше не задерживаться, а то те два идиота отправятся на наши поиски.

 — И что плохого в том, что они начнут нас искать?

 — Они заблудятся.

 — Послушай, я в который раз повторяю: они не тупицы. Бургат и Тираил прекрасные воины, которые имеют богатый боевой опыт. Так что, не неси всякую чушь про то, что они заблудятся.

 — Для меня они будут оставаться идиотами, пока не будет доказано обратное. Я за свою жизнь повидал многое. А уж идиотов и того больше. Так что заткнись и иди тем путем, который я указал.

 — С какого такого сена ты решил, что имеешь право командовать? — грубым голосом спросил Пасер.

 — Понимаешь, одно из основных качеств настоящего командира — это наблюдательность. Когда у него подобное качество отсутствует, командование принимает другой пони. Таким образом, мне приходится стать командиром, ибо среди твоих качеств наблюдательность точно не числится. Если бы она у тебя была, ты бы уже давно заметил, что я командую большую часть нашего путешествия.

 — Как же сильно тебе повезло, что у меня есть приказ сопроводить тебя живым. — сказал сквозь зубы пегас.

 — Да, ты прав. Я везунчик. Чего, конечно же, нельзя сказать о тебе, так как у меня нет приказа оставлять тебя в живых. — злобно ухмыльнулся Харт.

 — Просто заткнись, и пошли, — сказал Пасер, — уже хочется побыстрее от тебя избавиться.

Харт ничего не ответил, в мыслях радуясь тому, что этот чертов пегас не произнесет ни слова из-за своей злости еще, как минимум, часа четыре.

Но, к несчастью для нашего единорога, дорога до Хайстона заняла целых шесть часов. Пять из них пришлось потратить на путь до выхода из ущелья, а оставшийся час наши герои добирались до небольшого лагеря на окраине города, который устроили Тираил и Бургат. Хотя, это скорее и не лагерь был вовсе, а просто разожженный костер. Но после путешествия среди льда и смерти нашим героям было достаточно и этого теплого костерка.

 — Почему вас так долго не было? — спросил Бургат, когда Харт и Пасер немного отдохнули. — Мы уже собирались отправиться на ваши поиски.

 — Значит мы успели вовремя. — сказал единорог. — Мне было бы лень идти искать вас.

 — Не слушайте этого идиота. — ответил Пасер. — У нас возникли некоторые трудности в пути. Если коротко, в ущелье сошла лавина, а мы провалились под лед. Ну и нам пришлось долго выбираться из того места, куда мы попали. Что-нибудь слышно от нашего начальника?

 — Да, — ответил Бургат, — вот только...

 — Что?

 — Он хочет, чтобы завтра днем драконоборец встретился с ним в таверне. Один.

 — ЧТО?! — выкрикнул Харт. — Он смерти моей хочет?! Там же наверняка будут единороги-гвардейцы!

 — Он сказал, что если ты действительно драконоборец, у тебя с легкостью получится расправиться с парочкой гвардейцев.

 — Да? Так и сказал? — спросил единорог. — Ну, раз так, с прискорбием вынужден сообщить вам, что ваш начальник тупой идиот, который сошел с ума!

 — Он знал, что ты это скажешь, и попросил напомнить о произошедшем в лесу Новель двенадцать лет назад.

 — Новель, значит?.. — спросил драконоборец в задумчивости. — Ладно, встречусь я с этим вашим начальником.

 — А тебя и не спрашивали, хочешь ты идти или нет, — сказал Бургат.

 — Это верно, — согласился с пегасом Пасер, — но все же меня настораживает его просьба отправить драконоборца одного.

 — Да не беспокойся ты! — успокоил своего друга Бургат. — Все пройдет нормально. Отдадим этого поганого единорога, а потом опять отправимся путешествовать, как раньше.

 — Да, думаю ты прав...

 — Не хотелось бы вас огорчать, — напомнил о своем присутствии Харт, — но должен сказать: для того, чтобы путешествовать, надо хотя бы уметь ориентироваться на местности. А сегодня я убедился, что вы этого не умеете.

— Ох, да заткнись ты! — крикнул в отчаянии Пасер. — Давайте уже просто ляжем спать, ночь все-таки. Первым дежурит Тираил, потом я, а под утро Бургат. А ты, драконоборец... ты молчи, просто молчи.

 — С превеликим удовольствием. — ответил Харт. — Вот если бы ты еще умел молчать, то я бы мог сказать, что день прошел хорошо...

Пасер ничего не ответил, только приложил копыто к своему лицу. На чем, собственно, и закончился этот полный приключений день. Тираил взмыл в небеса, начав патрулировать территорию по воздуху, а остальные пони устроились на сухой от долгого отсутствия дождей траве, пытаясь уснуть.

Кстати говоря, я должен заметить, что Харт не просто так говорил, будто ему не под силу справится с кучкой гвардейцев. На самом деле наш герой был способен и на более сложные свершения. Это был всего лишь блеф со стороны драконоборца, который он использовал, чтобы убедиться, что его предположения о личности начальника пегасов верны. Это был не первый случай в жизни единорога, когда он так поступал. Можно даже сказать больше: вся его жизнь состояла из блефа. Ни один пони не мог с уверенностью сказать, что он хорошо знает Харта. Для одних он был жестоким убийцей, а для других единорогом, который спас от смерти многих пони. Драконоборца это все вполне устраивало, и он не собирался никому раскрывать свою душу. Но события будущего заставят его снять свою маску. Маску, которую он не снимал уже более 40 лет...

Но будущее это будущее, а значит, мы рано или поздно до него дойдем. А сейчас давайте взглянем на то, что произошло на следующий день после разговора у костра.

Сквозь сон Харт почувствовал какое-то неприятное ощущение в боку, будто что-то с силой его толкает. Открыв слипающиеся глаза, он увидел стоящего над собой Пасера, который бил Харта в бок копытом, пытаясь разбудить того.

 — Ну, наконец-то! — сказал пегас. — Тебя совершенно невозможно разбудить!

 — А? Что? — проговорил сонный единорог. — Уже утро?

 — Хуже! Уже полдень!

 — Правда? А, я все равно не выспался... Эх, и почему единственным местом, где я смог нормально поспать, была столичная тюрьма?

 — Потому что именно там тебе и место. — ответил Пасер. — Давай уже вставай, тебе надо в город идти.

 — Может я сначала поем?

 — В таверне закажешь себе еды.

 — А как же деньги?

 — У гвардейцев отберешь.

 — У тебя на любой мой вопрос есть ответ?

 — Да.

 — Как умерла твоя жена?

 — Что? Я вообще не был женат, идиот!

 — А мать?

 — Так, заткнись. Вот сейчас просто заткнись. Иди уже в город! — разозлился пегас.

 — Да, мамочка, конечно, — начал дразнить пегаса Харт, — сейчас же пойду в этот поганый городишко! И все-таки, как она умерла, а? Мучилась долго?

 — Ну и тварь же ты...

 — Да, будем знакомы. Есть какая-нибудь накидка?

 — Зачем тебе?

 — Клеймо прикрыть, конечно же!

 — Твоих лохмотьев хватит.

 — Кстати, а где эти два придурка?

 — Бургат и Тираил пошли в город, закупить кое-какие припасы. Если повезет, они придут на помощь, когда на тебя гвардейцы нападут.

 — Очень, конечно, мило с их стороны, но два лишних трупа не лучшее украшение для таверны, как по мне. Ладно, пойду я уже. Как хорошо, что мы с тобой больше не увидимся. Ведь так?

 — У нас приказ: доставить тебя живым до Хайстона. И на этом всё. Дальше нас уже не интересует, что с тобой будет.

 — Вот и отлично. Эх, даже прощаться как-то не хочется.

 — Мне кажется, это не из-за того, что ты привязался к нашей компании.

 — Это верно. Просто мне не хочется опускаться еще ниже, прощаясь с поганым пегасом. С тебя хватит и того, что я спас твою нежную шкурку в тех пещерах. — сказал Харт и, развернувшись, пошел в сторону города земных пони.

Хайстон, наряду с другими городами земных пони, был местом, где единороги и пегасы не пытались перегрызть друг другу глотки. Земным пони хоть и было все равно на распри между двумя другими племенами, но они не особо желали, чтобы на их территории происходили сражения. Поэтому и был введен запрет на боевые действия, да и просто на стычки между отдельными пони на территории городов. Единственным местом, где могло произойти нарушение данного закона, была городская таверна. Но в основном это случалось только когда кто-нибудь выпивал лишнего. В остальных частях города было вполне себе тихо.

Сам город был расположен у подножия горного хребта. Не смотря на суровый северный климат, поля к западу от города давали обильный урожай. Вот только уже в самом начале осени наступали сильные холода, что заставляло земных пони собирать урожай в другие сроки, нежели это происходило в остальных городах. К сожалению, из-за этого обстоятельства к концу зимы еда, чаще всего, кончалась.

В Хайстоне также была самая большая, на тот момент времени, рыночная площадь. Да и вообще уровень торговли в городе был на довольно высоком уровне. С чем это было связано, сказать сложно. Но факт остается фактом: Хайстон был в то время устойчивым торговым центром. На территории городского рынка ежедневно совершались тысячи сделок. В Хайстоне было очень просто найти какую-либо редкую вещь, будь то шелковая ткань или краситель для одежды. К тому же, развитая торговля спасала город от голода в зимние периоды.

Харта не особо интересовала торговая площадь. Он пытался как можно быстрее и незаметнее добраться до городской таверны. Единорог не собирался сбегать из города, подальше от этих пегасов и их начальника, хоть у него и была прекрасная возможность. Нет, его наоборот все это дело заинтриговало. А значит и сбегать не было смысла.

Успешно миновав два небольших патруля гвардейцев (они действительно начали всерьез разыскивать драконоборца, расспрашивая местных жителей), Харт наконец добрался до небольшого двухэтажного домика, в котором и располагалась таверна.

Как только драконоборец вошел внутрь, его сразу же гостеприимно встретил пестрый букет из запахов пота и выпивки. Не обращая внимания на запах (наш герой уже не раз останавливался в подобных заведениях), Харт неторопливо осмотрелся. Внутренние помещения таверны ничем не отличались от таких же в других городах. Те же дубовые столы, расставленные по всему залу (которые никто никогда не моет должным образом), та же барная стойка, расположенная справа от входа. В дальнем конце зала стоял камин, в котором с приятным для ушей треском горели несколько поленьев. В середине комнаты располагались, на некотором расстоянии друг от друга, образуя квадрат, четыре деревянные колонны, которые поддерживали второй этаж. Там были комнаты для тех, кто решил остановится в городе на пару дней. Лестница на второй этаж находилась в дальнем правом углу зала. При первом посещении таверны её и не сразу-то заметишь.

Народу в заведении было на редкость очень мало. Только лишь бармен да какой-то пожилой пони, сидящий в левом углу зала, который с тоской смотрел на постепенно пустеющую кружку с выпивкой. Харт вздохнул с облегчением: гвардейцев в таверне не было. Драконоборец подошел с стойке и поприветствовал бармена, тучного земного пони с бородой и хмурым выражением лица.

 — Что-то я тебя здесь раньше не видел. — сказал бармен. — Впервые в Хайстоне?

 — Да. Редко когда меня на север заносит. — ответил Харт. — Я чаще всего где-то на юге путешествую.

 — А-а, путешественник... — проговорил бородач. — Что-то много вас в последнее время развелось. Неужели и вправду это так интересно?

 — Несомненно. Иногда вот идешь куда глаза глядят, а потом вдруг оказываешься в каком-нибудь лесу. Дует небольшой ветерок, и ветки на деревьях начинают шелестеть своей листвой, создавая приятный звук, который слышно из любой точки леса. А рядом, совсем недалеко от того места, где ты обустроил лагерь, слышится шум небольшого водопада, который является частью ручейка, вода в котором чиста как само небо. И вот в этот момент ты понимаешь, что не зря проделал столь долгий путь длинною в тысячу шагов...

 — Хе-хе, даже так? Ну что ж, может мне тогда стоит продать свою таверну, да тож отправиться путешествовать? — спросил, немного развеселившийся от прихода приятного собеседника, бармен.

 — Я не думаю, что этот городишко долго протянет без заведения с таким приятным для общения хозяином. — ответил с улыбкой Харт.

 — Хех, тож верно. Ну да ладно, чего хочешь-то?

 — Мне бы поесть чего-нибудь, да немного выпить.

 — Ну выпить у нас есть всегда, да и голодным мы никого не оставим. Подожди немного, щас приготовлю что-нибудь.

С этими словами бармен скрылся за дверью ведущей на кухню. Харт тем временем начал тихонько следить за входом в таверну, в ожидании “загадочного” начальника. Прошла пара минут, и дверь в таверну открылась. Но вместо единорога, которого ждал драконоборец, в здание вошел отряд из четырех хорошо вооруженных гвардейцев. Харт, как мог, скрыл за лохмотьями, по недоразумению называемые одеждой, свое клеймо. К счастью для единорога, никто из гвардейцев не заметил символ Ордена. Трое из них пошли к одному из столиков, а четвертый подошел к стойке и обратился к бармену, который как раз вышел с кухни, неся с собой тарелку с салатом.

 — Принесешь нам как обычно вон за тот столик, — указал копытом гвардеец в сторону своих дружков, — понятно?

 — Ага, чего тут может быть не понятного? Тварь... — проговорил шепотом последнее слово вслед уходящему гвардейцу бармен.

 — Ты их знаешь? — так же шепотом спросил Харт.

 — Да, к сожалению. Сейчас все гвардейцы ищут какого-то беглого и опасного преступника. Вроде бы и ничего такого, но вот этот отряд особенно обнаглел. Приходят ко мне каждый день, и требуют самую дорогую еду и выпивку за просто так! Говорят при этом, будто они выполняют особое задание Короля, которое он им лично поручил. Да даже если и так, мне все равно плевать на этого поганого Короля и его свиту.

 — А выгнать их не пробовал?

 — Да как? Они же меня сразу либо в тюрьму кинут, либо вообще порешат. Лучше уж подождать, пока они найдут этого преступника.

 — А что за преступник-то?

 — Я не знаю. Какой-то единорог, которого боятся всякие аристократы. Говорят, будто он последний из древнего ордена, который с драконами боролся. Но я в эту чушь не рекомендую верить. Их уже всех давно порешили. Но даже если это правда, то я все равно на его стороне, так как...

 — Эй! Хозяин! Где наша еда?! — выкрикнул из-за столика один из гвардейцев, прервав бармена.

 — Да щас! Ждать не умеешь, что-ли?! Ладно, пойду я. — сказал бармен Харту. — Ты ешь пока, через пару минут выпивку тебе принесу.

Харт молча кивнул, и начал есть салат из нарезанной моркови, помидоров и огурцов. В то же время он искоса поглядывал на столик за которым сидели гвардейцы. Он ждал, когда кто-нибудь из них заметит драконоборца. Единорог знал, что рано или поздно это случится. Драконоборец был не самым удачливым пони на этом свете.

И в этот раз данное высказывание подтвердилось сполна. Через пару минут двое из отряда гвардейцев начали внимательно наблюдать за Хартом, о чем-то переговариваясь между собой. Скорее всего, они обсуждали особые приметы драконоборца, как, например, огромный шрам на спине. Харт мог, конечно, встать и спешно выйти из таверны, но он понимал, что это не особо его спасет. Лучше уж украсить трупами гвардейцев пол в таверне, чем своей кровью землю на улице.

Еще через несколько минут, один из гвардейцев (с виду самый трезвый из всей компании) встал и направился к Харту. “Сейчас начнется...” подумал драконоборец, незаметно подтянув поближе к себе кухонный нож, который забыл на стойке бармен.

 — Прошу прощения, сэр, — сказал подошедший единорог, — можно мне взглянуть на вашу метку?

 — Странно слышать подобное из уст жеребца... — проговорил Харт.

 — И все же, сэр, я настаиваю.

 — Настаиваешь, да? А ты слышал когда-нибудь о таком понятии, как личное пространство?

 — Послушайте, мы разыскиваем опасного преступника, а вы подозрительно похожи на него. Покажите мне вашу метку, или я буду вынужден применить силу.

 — Вот как? И что же ты мне сделаешь?

 — Простите, но я вынужден посмотреть на вашу метку.

Гвардеец протянул копыто, собираясь приподнять лохмотья на драконоборце, но тот резким движением, держа в зубах кухонный нож, развернулся, и одним ударом лишил единорога зрения, порезав тому оба глаза.

 — А-А-А!! МОИ ГЛАЗА! — дико заорал гвардеец падая на пол и обрызгивая своей кровью все вокруг. — КАК БОЛЬНО, МАТЬ ТВОЮ!! А-А-А!

Харт медленно встал на все четыре ноги и развернулся к остальным гвардейцам, которые с ужасом смотрели на корчащегося на полу и орущего от боли товарища. Драконоборец все еще держал в зубах кухонный нож, покрытый свежей кровью единорога. Эта ужасающая картина ненадолго ввела в ступор трех гвардейцев, чем не отказался воспользоваться Харт. Брошенный драконоборцем нож пролетел через весь зал и попал точно в лоб одному из единорогов.

Упавший на стол труп товарища сразу же вывел гвардейцев из ступора. За секунду в воздух, движимые магией, взлетели копья. Единороги не совершали поспешных действий, чтобы не повторить участь своих друзей. Один из них медленным шагом зашел за спину драконоборцу, а второй так же медленно шел к Харту, надеясь ударить спереди. Драконоборец видел все эти маневры, но он ждал, когда же кто-то из гвардейцев совершит ошибку.

Ждать пришлось недолго. Оба гвардейца одновременно направили свои копья в сторону Харта, но тот с легкостью увернулся от удара. И даже больше, ему удалось схватить зубами копье единорога, нападавшего спереди, и вырвать его из магической хватки гвардейца. Теперь очередь атаковать перешла к драконоборцу. Харт с огромной скоростью рванул к стоящему перед ним гвардейцу и со всей силы вонзил копье тому в горло. Единорог не забыл про стоящего сзади противника, и, развернувшись, ударил его неострой частью копья по лицу, из-за чего тот на секунду растерялся. Харту хватило бы и полсекунды. Последний удар драконоборец нанес в голову гвардейцу. Кончик копья прошел через череп единорога насквозь.

Оставив оружие в голове мертвого пони, Харт подобрал его копье и направился к до сих пор орущему гвардейцу без глаз. Копье, торчащее из живота слепого единорога, стало жирной точкой в этой короткой битве.

Харт слегка улыбнулся такой простой победе и уже было направился обратно к стойке, как вдруг перед его лицом пролетел кинжал, и вонзился в рядом стоящую деревянную колонну.

 — И почему, когда мне приходится с тобой встречаться, неподалеку от тебя всегда валяется куча трупов? — спросил чертовски знакомый голос.

 — Ты еще в обычные дни меня не видел. — ответил драконоборец, вынув вонзенный в дерево кинжал. — А почему, когда мы с тобой встречаемся, ты вечно кидаешь в меня этот клинок?

 — Другими способами тебя не остановить. По-другому ты все равно продолжишь убивать. Я ведь прав, Харт? — ответил единорог фиолетовой расцветки, и с такого же цвета гривой, которая была старательно уложена в аккуратную прическу.

 — В этом я ничем не отличаюсь от тебя, Лиар. — ответил Харт, возвращая кинжал законному владельцу.

Этот единорог был... старым другом для Харта, так скажем. Вот только назвать это дружбой было сложно. Лиар был одним из лучших наемников того времени, если не самым лучшим. Его услуги стоили очень больших денег, но и заказы были не на всякие защиты караванов. Нет, целью Лиара чаще всего становились аристократы и прочая знать. Если на улицах города рассказывают о жестоком убийстве какого-то чиновника, будьте уверены, это сделал Лиар.

Единорог этот, будучи очень богатым, одевался только в дорогую одежду, да и вообще выглядел, как аристократ. Но так было ровно до того момента, когда он вытащит из-под фиолетового плаща (Харт всегда поражался, сколько же денег Лиар потратил на этот краситель) свои кинжалы. Наемник пользовался только кинжалами, считая другое оружие “недостойным”. Под плащем Лиар носил кожаную броню (тоже фиолетового цвета. Этот пони был помешан на фиолетовом) на которой были сделаны куча креплений для различного рода кинжалов. Ну а на метке у него была изображена алая, как кровь его жертв, роза.

 — Я тебя в который раз прошу, называй меня по кличке! — возмутился Лиар.

 — А я в который раз тебе отвечаю, у тебя очень тупая кличка... Кинжал.

 — Нормальная кличка, что тебе не нравится, не пойму. Неплохой бой, кстати.

 — Бой? Где ты вообще видел бой? Эти придурки даже не умели сражаться!

 — Ты так про всех говоришь. Ну да ладно, вернемся к делу. Надеюсь, мне удалось тебя заинтриговать?

 — Давай будем честны друг с другом — у тебя это никогда не получалось. Но все же мне интересно, во что же ты такое ввязался, да еще и меня решил привлечь.

 — Да, дельце действительно интересное, но давай поговорим об этом не здесь. Я хоть и привык к виду крови и трупов, но все равно общаться в их присутствии не очень приятно. Давай вначале доберемся до моего лагеря.

 — Ладно, пошли...

 — Эм... а... — подал голос бармен, который все это время стоял за стойкой с открытым ртом.

 — А, деньги за еду и произошедшее можешь с трупов забрать. — сказал Харт бармену.

 — Но что я... когда... что я скажу, когда другой отряд зайдет и обнаружит здесь трупы?

 — Да как обычно. Выпили лишнего и передрались. — ответил Лиар. — Пошли, Харт.

Два единорога покинули таверну, оставив хозяина с четырьмя трупами на полу и кучей вопросов в голове.