Автор рисунка: Devinian
Та самая ночь Инквизитор

Aurora borealis

Утро… Я так хотел, чтобы оно никогда не наступало. Лилит, чмокнув меня в нос, пошла делать завтрак. Веселый свист чайника, стуки ножа о стол, и она. Это прекрасно, Вульф.

Я встал, размялся и вышел на балкон. 6 утра, начало работ с 8, но некоторые упорные уже сейчас начали работать, вернее, тренироваться — они установили во дворе несколько манекенов, отделанных соломой.

-Лилит, скоро там завтрак?

-Минут через пятнадцать, милый.

Милый… Улыбка идиота расплылась на моем лице.

-Пойду пока потренируюсь, — я вышел на лестницу шпиля.

На улице тренировались Найтмэр и несколько других пони.

-Доброе утро, — сказал он мне, — вижу, все прошло идеально.

Моя улыбка так и не ушла с лица, пока я спускался со шпиля.

-И в кого ты такой догадливый? — сказал я ему.

-В маму с папой.

-Это был риторический вопрос, олень.

Мы рассмеялись.

-Как насчет спарринга? — спросил он меня.

-Только за.

-Это был, как его там, а, риторический вопрос.

Остальные пони оторвались от избиения ни в чем не повинных манекенов и обернулись.

Единорог и пегас встали друг против друга.

-Начали, — коротко бросил я.

Едва я это сказал, пегас подбежал ко мне и отвесил задними ногами хороший удар. Я улетел метра на полтора.

Он вновь летел в атаку, за секунду до удара я перекатился правее, Найтмэр упал. Не теряя ни секунды, я подбежал к нему, тот уже успел встать. Я ударил его передним копытом по боку, но тут же отлетел от точно такого же удара, что и прежде. Пегас вставал и оправлялся, пока я бежал к нему. Но он не ожидал следующего шага.

Во время бега я перевернулся на спину и поехал прямо под пегасом. В тот момент, когда брюхо пегаса было надо мной, я ударил его задними копытами.

Найтмэр подлетел и упал. Но встал он быстро.

Мы бежали друг на друга. В какой-то момент наши головы столкнулись, но мне, ввиду наличия рога, повезло больше.

Я наскочил на Найтмэра. Время борьбы.

Я стал зажимать его в треугольник, он тяжело поднялся, захлопал крыльями, и обрушил меня на землю. Все. Конец.

Мы сидели на земле и ржали, потирая многочисленные синяки.

-А ты хорош, — сказал мне Найтмэр.

-Да ты не хуже, — засмеялся я.

-Так, я сейчас спущусь и вломлю обоим, одному за то, что он покушается на моего зайчика, второму за то, что он беспросветный идиот!

-Зайчик? — Найтмэр заржал на всю крепость.

Я молча пошел в шпиль, на ходу напевая что-то про зайчиков.

-Зайчик. Очень смешно.

Лилит лежала на кровати и смеялась.

Я рывком выпил кофе и приступил к нашинкованным фруктам.

-А тебя мы будем звать феей. Нет, феечкой.

Лилит осеклась.

-Только попробуй.

Тут настала моя очередь ржать.

-Что ты намереваешься делать, милый? — голос Лилит стал взволнованным.

-Конкретно мне почти ничего не осталось, — я начал перечислять, — рейдеры заняты отрядом, торговые перевозки уладят грифоны, Найтмэр занимается политикой. Звать еще народ пока рано — не освоились. Есть пара дел.

-И какие же?

-Во-первых, сгонять в ТенПони и нажраться. Ты тоже приглашена.

-Эх, ну хорошо. Что еще?

-В Эпплузу, за твоими родителями.

Лилит перевела дыхание. Готова ли она? Сколько лет прошло?

-Кого ты собираешься взять? — наконец спросила она.

-Лишь тебя. Я надеюсь выловить Дитзи Ду в ТенПони.

-Мы ей еще маффины должны.

-Тогда готовь, я готов выдвигаться в любой момент. Попроси кого-нибудь из поваров помочь. Думаю, все ингредиенты у нас есть. К вечеру будешь готова?

-Думаю, да.

-А я тогда пойду пока стрелять по рейдерам, — я усмехнулся.

-Береги себе.

-Агась, — сказал я и чмокнул ее в ушко.

Отряд был готов. Туда вошли все шестеро из отряда Найтмэра, АйронВингз и еще пара грифонов, Морт и Кельн решили также пострелять.

-Где остальные? — я обратился к грифонам и гулям.

-Я связался с Драйвайндом, они уже стерегут два каравана, которые будут через пару часов.

-Гули сейчас в Мэйнхэттэне, — сказал Кельн, — отстреливают рейдеров и добывают вам покушать.

-Прекрасно. Карту мне, — обратился я к Найтмэру.

Тот дал мне карту. Развернув ее, я начал излагать план.

-Критических точек нахождения рейдеров всего пять. Мы тактично, одну за другой, чистим. Пленников освобождаем, хавчик забираем, ну, тут все ясно. Выходим?

Ответами были кивки каждого.

-Кстати, Найтмэр, сколько пони в техническом отделе?

-Пять, шеф.

-Повысь Файна до начальника. Таким пони только в начальство путь.

-Это связано с громкой связью?

-Да, а теперь вперед!

Нет, не умею я быстро закрывать тему. Ну и хер с ними, сам виноват.

Отряд из тринадцати особей самых разных видов отправился в путь.

Первая точка была тремя милями южнее крепости. По моим данным, это была пригородная больница. Шли мы быстро, благо, дождя не было давно, и земля была сухой.

И вот она, больница.

Естественно, как и все, обжитое рейдерами, она выглядела ужасно.

Растянуть на окне распотрошенный труп пони? Осквернение шло полным ходом.

Я сверился с ИПЗ. Согласно данным, которые нам удалось добыть ранее, здесь не больше двадцати рейдеров. На входе стояли 2 пони — так говорил ИПЗ.

-Каков план? — спросил Морт.

-Ты стоишь на подстраховке и готовишь свои волны. Остальным я что предлагаю — идем вперед и врываемся к ним в анусы?

-Превосходный план, — заметил АйронВингз, — мне нравится.

Я махнул копытом и побежал вперед.

Естественно, первые два рейдера достались не мне — по традиции АйронВингз громадной секирой впечатал их прямо в стену и двери.

Наш отряд вломился в больницу. ИПЗ взорвался огромным количеством красных точек.

-Делимся, — приказал я, — так нас сложнее будет выловить.

Я кинулся в коридор направо, АйронВингз полетел за мной. Два рейдера не успели даже поднять оружие, убитые дробью. Айрон вскрыл шахту лифта и полетел наверх, я пошел по лестнице, по пути превращая рейдеров в кровавую кашу.

На втором этаже было около пяти рейдеров. Встретив их, одного я отправил задними копытами в окно, второму выстрелил из джекхаммера в грудь. Третьему раздробил голову с помощью верного джекхаммера. Еще один попросту убежал, ну а пятый… Пятый начал стрелять скоростным пистолетом, моя грудь была прострелена двумя патронами. Я успел опрокинуть стол и спрятался за ним, выпивая лечащее зелье.

В следующий миг я выпрыгнул из-за стола и пробил ошеломленного рейдера рогом.

Все мертвы. Звуки битвы отдавались вдали, но здесь… Здесь слышался плач, исходящий из чулана. ИПЗ обозначал источник плача как нейтральный.

Я немедля открыл дряхлую дверь чулана.

Там лежала единорожка лет так десяти, лилового цвета с кьютимаркой в виде северного сияния. На ней были следы крови, но, откуда в кобылке столько крови? Она плакала, а я наблюдал за причудливыми узорами из крови.

Это была семиконечная и очень искривленная звезда. Некоторые лучи были сильно изломаны, понятия, зачем было рисовать ей такое на спине, я не имел. Разберемся в крепости.

Я подманил ее к себе. Хотя…

-Сиди тихо и не высовывайся. Я скоро буду.

Она судорожно кивнула, а я уже чувствовал, как во мне пробуждается ярость.

Я не принимал наркотик, но прорвавшиеся на этаж пятеро рейдеров, это не почувствовали. Когда я заканчивал свое дело, мои копыта были в крови, а в глазах мелькал тот самый огонь, что пробуждает дьявола в любом. И я был дьяволом.

На этаж выбежали еще двое рейдеров. У них округлились глаза при виде меня, а я уже заканчивал парный удар задними копытами по одному из них. Второго задел первый, после чего влетевший в стенку единорог. Второй успел выхватить винтовку и выстрелить мне в плечо.

Знаете, что странно? Боли я не чувствовал. Я не был под Джаггернаутом, но боли не было, хотя я чувствовал присутствие пули внутри себя, я видел, как заструилась по моему плащу кровь, стекая с него.

Я убил его рогом. Я чувствовал, как источник магии проткнул грудь, попав ровно между ребер, как порвалось легкое рейдера. Я чувствовал, как он судорожно пытается вдохнуть, как он сползает понемногу вниз.

Как только я вытащил рог из мертвого рейдера, я заметил, что за мной наблюдает весь отряд. Недоумение отражалось на их лицах.

-Вульф? — тихим голосом спросил Найтмэр. — Все нормально?

-Вполне. Вы зачистили больницу?

-Да, капитан.

-Погодите секунду.

Пока я шел к кобылке, я обернул телекинезом первую попавшуюся скатерть и сдернул ее, стараясь вытереть рог и гриву от стекающей крови. И мое внимание привлек шар памяти, упавший со скатерти. Я бездумно взял его.

Кобылка была внутри. Я вытащил ее оттуда телекинезом и пошел к своему отряду.

-А, понятно, — пробормотал пегас.

-Шеф, вам НАДО в замок, — подчеркнул грифон, — подкинуть Вас с ней?

Я чувствовал, как кобылка вжалась в меня.

-Нет, АйронВингз, — ответил я, — она слишком перепугана. Ребят, кто-нибудь, отмойте ее от этого дерьма и накормите, проверьте на наличие внешних повреждений.

-А ты куда? — спросил Айрон.

-Курить.

Я вышел на балкон больницы и закурил. Грифон вышел за мной.

Он впервые при мне снял шлем — он даже ел в одиночестве.

Ничего так, морда как морда. Величественный клюв, острые глаза — что еще ожидать от грифона.

Он взял у меня сигарету из еще не закрывшейся пачки.

-Ты куришь? — ошеломленно спросил я, пока он прикуривал сигарету.

-Раньше курил, — ответ грифона был короток, — Вульф, я все понимаю, кобылка, ее спасение, все такое, но ты превращаешься в е… ного психопата.

-Вижу ход твоих мыслей, — я усмехнулся, — но не волнуйся, я умру раньше, прежде чем успею навредить пони, доверившимся мне.

Мы стояли и молча курили.

Когда мы возвращались назад, грифон, к тому времени вновь надевший шлем, взял какую-то книгу с пола.

-Если хочешь понять, что же именно было нарисовано на теле этой малышки, поищи ту звезду здесь.

Некрономикон. Название не сулило ничего хорошего. Сектанты? Но кому поклоняться, если Принцессы уже давно погибли? Я не заметил, как я произнес последний вопрос вслух.

-Инквизиторам так не скажи, — сказал мне АйронВингз.

-Инквизиторам? — переспросил я.

-Им самым, — АйронВингз начал пояснять, — небольшой, голов 30, отряд из единорогов, обладающий в высшей мере «святой» магией, на самом деле просто замаскированной обычной боевой магией, они ходят в белых рясах. Первоклассные бойцы, великолепные воины. Но фанатики. Они пытают и убивают каждого, не верящего в то, что Селестия и Луна до сих пор на небосводе. На самом деле, вся их сила оттуда — из ритуальных пыток. Возможно, эту кобылку тоже готовили к ритуалу жертвоприношения.

Мне стало очень нехорошо. Осознание того, что можно усилить себя и свою магию за счет жизней других существ, ударило по мне.

-Не раскисай так, — сказал он мне, — магия крови до сих пор мало где распространена, и эти очаги погасить мы в силе.

Кобылка уже была полностью отмыта и накормлена, однако, она все равно шугалась каждого, особенно грифонов и гулей.

-Я сопровожу ее в крепость, — мой голос был тверд, — остальным следовать согласно плану. Или, вы можете также вернуться в крепость, мы составим другой отряд.

-Нет, — Айрон подал голос, — теперь ты нами манипулируешь.

Я подмигнул им и вышел с кобылкой во двор.

-Имя? — спросил я.

-Аврора, — ответила лиловая единорожка.

-Вульф, — представился я.

Мы шли по дороге, ведущей прямиком в крепость.

-Что значит твоя кьютимарка? — я пытался как-то завести разговор.

-Это аврора бореалис, — ответила Аврора, — я могу создавать сияние сама. Я не уверена, у меня есть заклинание, поначалу не происходит ничего, но потом небеса разгораются, и сияние появляется.

-Покажешь в крепости?

-Да, конечно.

Она была уже куда менее напугана, уверенность постепенно возвращалась к Авроре.

-Где твои родители? — спросил я.

-Они бросили меня. Меня растили другие пони, которых убили потом эти.

-Эти? Кто это? Я поначалу подумал, что это рейдеры, но это какие-то сектанты.

-Да, — чуть помедлив, ответила кобылка, — это сектанты. Черная кровь, вот название секты. Единственная и довольно крупная. Поклоняются они даже не существу, а исключительно энергии, пронизывающей наше существование. Они считают, что можно извлечь огромную энергию из жертвоприношений. Они принесли в жертву троих пони за три дня, а я должна была быть казнена сегодня.

-Вот те на… Ладно, в крепости тебя никто не обидит. Я обещаю.

-А какая у тебя кьютимарка? И что она значит? — стала расспрашивать меня Аврора.

Я показал ей свою кьютимарку, телекинезом задрав плащ.

-Это значит, что я психопат.

-Серьезно? — не поверила она.

-Ну да, — начал объяснять я, — во мне порой просыпается чувство ярости, когда я не совсем осознаю, что именно я делаю.

Она замолчала.

Мы дошли до крепости в течение получаса.

Лилит, увидев нас, сразу бросилась помогать кобылке, отмывать ее полностью и кормить ужином.

Я свалил от всех в шпиль, где принялся за шар памяти.

Концентрируясь на шаре памяти, я готов был увидеть что угодно, от ритуальных жертвоприношений до грязных совокуплений. Но нет, какого-то хрена этот шар про… А, впрочем, смотрите сами.

=====
Тьма. Однако я был в теле какого-то жеребца.

-Вот, осторожнее, профессор, — меня вел еще какой-то пони.

Быть слепым хреново, скажу прямо. Ничего не видишь, тебя ведут хрен знает куда, все такое.

-Вот она, профессор, очень жаль, что вы не можете ее увидеть.

-Масса рабочего тела? — спросил я шаркающим голосом.

-Всего 300 грамм, сэр, взрыв будет направленный.

-Отправить ее в Мэйнхэттэнскую экспериментальную лабораторию, нам нужны тесты еще как минимум от одного предприятия.

-Так точно, сэр.

Другой голос, с конца зала:

-Отправить Разрушитель 1.2 на объект 2532!
=====

Я проснулся. Опять воспоминание секунд двадцати. И то, что было сказано там, связано с этой бомбой. Придется найти этот объект.

Я левитировал Некрономикон. Чтение обещало быть захватывающим.

Прежде чем я открыл книгу, я заметил какое-то свечение над замком. Выйдя на балкон, я увидел сияние. Оно пробуждало самые светлые чувства и давало ощущение счастья, так что я немедля убрал Некрономикон и пошел вниз, к своим, отдыхать затем, чтобы утром пойти уже в ТенПони.

...