S03E05
Пролог Глава 2

Глава 1

Ясным и морозным утром Дэш летела над заснеженными горами, возвращаясь на метеопост. Она неслась почти на максимальной скорости, наслаждаясь тугим воздухом, на который было так приятно опираться крыльями, и свистом ветра в ушах. Переброшенная через плечо сумка с двумя лишними погодниками тормозила её, как парашют, но она была даже рада возможности потренироваться, и налегала на ремень изо всех сил, словно на упряжь. На подлёте к посту она заметила дежурную пару патрульных, уходившую с набором высоты в сторону северной гряды, и решила повременить с посадкой, облетев пост по периметру, чтобы дождаться сменившуюся ночную пару. И действительно, вскоре над верхним краем хребта показались две серебристые искры, которые быстро увеличивались в размерах, снижаясь к посту. Дэш помахала им, и они синхронно заложили вираж, уходя с глиссады и подстраиваясь к ней.
— Салют, Призма!
— Привет, Брейв! Как оно?
— Отвратительно, — патрульные поравнялись с ней, и Дэш, оказавшись в роли ведущего, начала разворачиваться, чтобы вернуться в посадочный коридор. Патрульную пару вёл её давний знакомый — белоснежный, довольно крупный жеребец, служивший раньше в королевской гвардии. Она вспомнила эпизод, благодаря которому они познакомились, и покраснела. Солнце отражалось в его начищенных до блеска доспехах, заставляя её щуриться, и она перевела взгляд вперёд.
— Чуть не околели, и ни на минуту не приземлялись, — Брейв чуть подтянулся к Дэш, чтобы не приходилось кричать. Расстёгнутый ларингофон болтался у него на груди, и Дэш улыбнулась — она тоже терпеть не могла эту сбрую, и застёгивала её только для переговоров с землёй. Ведомая пары — белая пегаска с небесно-голубым хвостом, которую звали Лайтнинг — махнула ей, и она помахала в ответ.
— Было что-то?
— Почти. С полдюжины этих тварей попытались перелететь Серую Щель вскоре после полуночи, но грифоны вовремя их заметили, вызвали нас и стянули ещё три своих патруля, благо у них как раз была смена караулов, — Брейв жестом попросил Дэш подождать, прижал ларингофон к шее и быстро проговорил что-то неразборчивое. Дождавшись ответа, он бросил: «Понял», — и снова повернулся к Дэш.
— Ну так вот, грифоны пошли вниз, в непосредственное заграждение, а мы подошли с запасом по высоте и прикрыли их, ну и заодно следили за обстановкой. Ночь, не видать ни зерна, но дальний контроль передал, что вроде не приманка и второй волны нет. Впрочем, драки так и не случилось, — Дэш и патрульные вышли в створ посадочной зоны и теперь снижались по прямой, практически не шевеля наполовину сложенными крыльями. Скорость росла, но никто из них даже не подумал начать торможение. В наушниках Дэш раздался щелчок, и она услышала немного искажённый голос РП3: «...то семьдесят, правая, повторяю, сто семьдесят, правая, площадка свободна, мягкой посадки!» — и лаконичный отклик Лайтнинг: «Приняли, спасибо».
— Виверны глянули на это дело, прикинули хвост к носу и повернули обратно, — Брейв повысил голос, чтобы перекрыть свист ветра. — Грифоны, понятно, расстроились, сама знаешь, им бы только черепов для коллекций набить, ну а мы пожали плечами и полетели обратно в свой сектор. И что бы ты думала? — Брейв поднял бровь, — не успели мы вернуться, как контроль выдаёт, мол, вроде бы разведчики, двое, на хорошей такой высоте идут вдоль старого русла Флодгейм. Мы к ним, на максимальной скорости, с набором, все дела, кое-как по наведению с земли нашли их, но они же тоже не дураки — как учуяли нас, моментально взяли к северу, мол, ничего не знаем, летим над своей территорией, какие к нам вопросы? А вопросов-то никаких, только с этой высоты они, если спикируют, за две минуты доберутся до Правого Клыка, а оттуда на грифонье Гнездо такой панорамный вид открывается — хоть картины пиши, вся база как на ладони. В общем, так мы и провожали их сперва в одну сторону, потом, когда они развернулись — в другую. Убили на этот променад три часа, вымотались, замёрзли, а они, главное, по этому морозу летают себе! Рептилии же, спать должны, как вон наши змеи или ящерицы зимой!
Дэш улыбнулась и подмигнула Брейву.
— Если бы спали, ты бы от скуки помер через неделю! — она бросила взгляд вниз, обнаружила, что они как раз пролетели ближний привод, установленный в полумиле от торца посадочной площадки, и крикнула:
— Первый, кто начнёт тормозить, вечером угощает!
За лихачество на посадке им грозила выволочка от руководителя полётов, но не похоже было, что Брейва и его напарницу это как-то беспокоило. Они прижали уши и вытянулись в струнку, целясь собой в створ посадочной площадки. В наушники ворвалась скороговорка РП:
— Третий, третий, здесь РП, вы за ближним приводом, начинайте торможение, повторяю, приказываю начать торможение!
Патрульные пегасы лишь ухмыльнулись и одинаковыми жестами щёлкнули по тумблерам, выключив свои радиостанции. Дэш широко улыбнулась, сделала то же самое и перевела взгляд вперёд, сдвинув брови. Сумка по-прежнему тормозила её, и ей пришлось почти полностью сложить крылья, теряя высоту в обмен на скорость. Теперь ей оставалось уповать на невнимательность патрульных — если они не сообразят, что благодаря сумке она сможет начать тормозить куда позже их и всё равно успеет остановиться, то победа у неё в кармане.
Но патрульным явно было не до её сумки. При таком заходе на посадку малейшая ошибка могла обернуться катастрофой, и Дэш, тоже понимавшая это, превратилась в автоматический дальномер, оценивая расстояние до белой полосы, отмечавшей начало посадочной площадки, собственную скорость и высоту и высчитывая момент, когда она будет вынуждена начать тормозить, чтобы не разбиться. Ещё немного... Ещё, ещё, ещё...
Сквозь свист ветра, доносившийся даже через наушники, она вдруг услышала резкий хлопок и увидела боковым зрением, как ведомая патрульной пары, не желая рисковать, качнулась и мгновенно отстала, расправив крылья и поставив их поперёк потока на манер тормозного парашюта. Они с Брейвом победно переглянулись и, затормозив куда более плавно, скользнули над торцом правой площадки, всплеснули крыльями в момент зависания, и элегантно коснулись задними копытами бетона, сев практически одновременно.
— Кажется, сегодня вечером нас ждёт угощение? — Брейв подмигнул Дэш и направился в сторону командного пункта, на ходу расстёгивая обвязку навигационного комплекса. Дэш кивнула, шагая рядом с ним.
— В городе, в шесть. Думаю, вы как раз успеете отоспаться и залечить крупы после выволочки.
Брейв засмеялся.
— Ну, в моём случае это хотя бы компенсируется дармовой выпивкой. А вот Лайтнинг не повезло.
Отставшая на посадке пегаска наконец догнала их и улыбнулась:
— Ничего, Брейв, в следующий раз я тебе точно не уступлю. Ладно, пошли на КП4, отчитаемся, получим петарду и спать, — она широко зевнула и зашагала шире, обогнав Брейва и Дэш.
— Ну так что, в шесть, в «Семикрылом сапсане»?
— Ага, я к вам зайду, полетим вместе — я-то там не была ни разу! — Дэш кивнула, махнула патрульным, сняла наушники, повесила их на шею и пошла в сторону маленького здания, приютившегося на задворках — как ни странно, на базе, которая по всем документам проходила под названием метеорологического поста, действительно был метеопост.

Спайк сидел в кабинете, откинувшись на спинку кресла и глядя в окно. Дэш открыла дверь и, не снимая комбинезон, прошла к своему столу, бросив на него сумку, наушники и ларингофон. Спайк повернулся к ней.
— Привет! Ну как, расставила погодники?
— Ага, сегодня вечером можно будет сделать первый хороший снимок. А ты тут как? — Дэш расстегнула ремни и сняла со спины компактную коробку радиостанции, положив её рядом с наушниками.
— Неплохо. Позавтракал, принял утреннюю почту, продолжил было разбирать архив, но плюнул. Сижу вот, глазею в окно.
— А чего такой скучный? — Дэш подошла к дракончику и потрепала его по голове. — Смотри, какая погода — воздух прозрачный, горный, свежесть такая, что дух захватывает, а ты уже третий день сидишь тут безвылазно.
— А что мне ещё делать, когда после прошлой смены тут форменный бардак? Твайлайт бы сюда, она бы вам объяснила, что такое порядок...
Недовольно бурча, он встал с кресла и направился к занимавшему всю ширину дальней стены стеллажу, заставленному пыльными папками. Сейчас половина папок была свалена прямо на полу, и из беспорядочной кучи начинали пробиваться макушки отсортированных Спайком стопок.
Дэш взлетела под потолок и ткнула копытом в сторону дракончика.
— Да ты же скучаешь по ней!
— Ничего я по ней не скучаю! — огрызнулся Спайк, возвращаясь к неторопливому перекладыванию папок из кучи в стопки. — Просто сама посуди: какой был смысл ехать за тридевять земель, чтобы опять наводить за вами порядок, мои милые пони?
— Ты прекрасно знаешь, какой. Уж кому, как не нам с тобой, Вайки, об этом знать? — Дэш приземлилась и подошла к дракончику, цокая копытами по дощатому полу. Встав рядом, она какое-то время наблюдала за тем, как он возится с архивом, после чего спросила, понизив голос:
— В утреннем пакете было что-нибудь от Куратора?
Спайк отрицательно помотал головой.
— Не-а. После вчерашнего письма — ни слова.
— Ну и отлично! — Дэш повернулась и пошла к выходу. В дверях она обернулась и сказала:
— Ты бы написал Твайлайт. Уверена, она будет рада.
Спайк не ответил.

Выйдя на улицу, пегаска мгновенно попала в объятия морозного свежего воздуха, который заставил её поёжиться. Солнце стояло довольно высоко, и яркие лучи заливали всё вокруг, заставляя щуриться при взгляде на покрытые снегом вершины. Дэш подняла голову и посмотрела на старый замок, который был вырублен в скале и поднимался под самый карниз, нависавший над базой на высоте примерно сотни ярдов — зрелище было впечатляющее, и она, хоть и пробыла тут уже неделю, не упускала случая лишний раз им полюбоваться. Вот и сейчас, шагая на командный пункт, она продолжала смотреть вверх и назад, и в результате врезалась в курившего рядом со входом на КП руководителя полётов.
— А-а-а, чертополохово семя... — Дэш шарахнулась в сторону, споткнулась и упала, довольно сильно ударившись плечом. РП, высокий, худощавый тёмно-синий пегас в красной фуражке и зелёном лётном комбинезоне с капитанскими нашивками на рукаве и надписью «Canter Flight II(А) 2 (REAF) Sqn. Ld.»5 поперёк спины, только немного покачнулся и расплылся в улыбке:
— Так-так-так, Рейнбоу Дэш собственной персоной!
Он выпустил струйку дыма, зажал сигарету в углу рта и протянул копыто, чтобы помочь Дэш подняться.
— Мало того, что нарушаем правила полётов сами и подбиваем на это патрульных, так ещё и по сторонам не глядим и толкаем старших по званию? Была бы ты моей подчинённой...
Он окинул Дэш взглядом, который совершенно не сочетался со смыслом сказанного — последняя фраза прозвучала не угрожающее, а, скорее, мечтательно. Дэш улыбнулась в ответ, отряхивая свой комбинезон от снега:
— К счастью, я не ваша подчинённая, господин капитан!
— К сожалению, Дэш, к сожалению. Тебя бы потренировать немного, и ты бы дала сто очков вперёд этим моим горе-воякам. Как ты обвела их вокруг копыта, а? Я только после того, как вы сели, сообразил!
Дэш засмеялась.
— Молодец, молодец. Смекалка в нашем деле — главное! А уж я бы не стал мариновать тебя в младшем лётном составе, о, нет! — капитан усмехнулся, сделал затяжку, нахмурился, обнаружив, что сигарета догорела до самого фильтра, и бросил окурок в урну. Дэш поднялась по ступенькам и открыла дверь; капитан поднялся следом.
— Идея, конечно, хороша, да и приглашениями командира крыла разбрасываться нехорошо, но ваши армейские порядочки... Увольте. И да, извини, что толкнула тебя, засмотрелась, — они поднимались по узкой металлической лестнице на верхний этаж контрольной башни, и идти приходилось гуськом. Слова и цоканье копыт по металлу отражались от голых стен и падали на дно лестничной шахты. — Почему, кстати, ты курил на улице?
— Сегодня с утра Дэззл дежурит.
Дэш усмехнулась.
— Да, а ещё эти ваши операторы без вредных привычек!
— Можно подумать, у вас мало этаких психов, и порядочки лучше армейских, — сказал капитан ей в спину. — А извиняться не стоит, надеюсь, ты не ушиблась?
— Вроде нет, спасибо. А порядочки наши, кстати, всё-таки посвободнее ваших.
— Ну, может и так, конечно. У меня знакомых в ваших сферах нет, мы пегасы простые, всякие приграничные стычки, поиски, фронтовая разведка — это мы понимаем, а вот что похитрее...
— Ну, ну, будет тебе прибедняться! — засмеялась Дэш. — Как там обстановка?
— Пока тихо. Утренние смены все на местах, наши только немного припозднились, но, по идее, уже должны быть в своём секторе.
Они закончили подъём и вошли в просторное и светлое помещение командного пункта, опоясанное по периметру высокими окнами. Здесь было тепло и почти тихо — только уютно гудели два спаренных ретранслятора, как обычно, сдвинутые друг к другу. Как обычно, их кожухи использовали вместо обеденного стола, и до панелей управления добраться было бы трудно из-за груды немытых кружек, тарелок, столовых приборов и объедков.
Дежурные операторы — светлогривая единорожка и тёмный, почти чёрный единорог — синхронно повернулись к ним и приветственно помахали копытами. Дэш помахала в ответ и вслед за капитаном подошла к посту РП. Пегас снял фуражку, повесил её на переключатель громкой связи и наклонился к микрофону.
— Незабудка, Незабудка, здесь РП, доложите обстановку!
В динамиках раздалось шипение, и далёкий голос неразборчиво проговорил:
— ридцать два...точнее...ряю, трид...вос... — голос окончательно утонул в помехах, и Дэш, переглянувшись с капитаном, пожала плечами и подошла к ретрансляторам. Какое-то время она внимательно разглядывала их, и единорожка-оператор окликнула её:
— Ручка тонкой подстройки вторая справа, и... Спасибо, что решила подстроить его! Это так мило с твоей стороны!
Дэш кивнула, не оборачиваясь, нашла наконец более-менее чистую кружку и пакет сенного чая, кинула пакет в чашку и пошла к бойлеру за кипятком. За спиной у неё РП продолжал вызывать патрульную пару:
— Незабудка, как слышите меня, приём!
Но, похоже, связь разладилась окончательно: реплики, пробивавшиеся сквозь шипение и треск, было совершенно невозможно понять. Капитан отставил микрофон и раздосадованно откинулся на спинку кресла:
— Ну вот за каким Дискордом изобрели дальнюю связь, если она то и дело перестаёт работать, и ничего с этим поделать не удаётся? А если у них там сейчас дискотека? Дэззл, попробуй подстроить его, что ли?
Тёмный единорог кивнул, надел наушники и закрыл глаза. Его рог начал светиться, сперва еле заметно в дневном свете, но постепенно разгораясь всё ярче. Гудение прекратилось, и в наступившей тишине стало слышно тихое бормотание закипавшего бойлера. Дэш обернулась — рог Дэззла сиял теперь так, что было больно смотреть, и она подумала, что даже Твайлайт редко прибегала к заклинаниям подобной силы. А операторам приходится настраивать и перезаряжать аппаратуру по два-три раза за дежурство — неудивительно, что командировки у них длятся вдвое меньше, чем у других военных.
Бойлер громко щёлкнул, закипев куда быстрее, чем обычно. Дэш ухмыльнулась и начала наливать кипяток в кружку, когда шипение помех вдруг прекратилось, ретрансляторы загудели громче, и на всё помещение КП загремел усиленный динамиками голос ведущего патрульной пары: «...тридцать миль восточнее Правого Клыка, две эшелонированные группы, запрашиваем поддержку, запрашиваем поддержку!» одновременно с возгласом единорожки, сидевшей перед экраном раннего обнаружения: «Тревога!»
— Чертополохово семя, ну точно дискотека, — прошипел сквозь зубы РП и притянул к себе селектор внутренней связи.
— Здесь РП, тревога! Тревога! Оперативному звену: готовность номер один! Командиру ОЗ немедленно явиться ко мне!
Дэш поставила кружку на ретранслятор и, повернувшись, выбежала из помещения. Уже в самом низу лестницы она столкнулась с молодым, довольно упитанным ярко-жёлтым пегасом в комбинезоне с нашивками флайт-лейтенанта. Его огненно-рыжая грива непослушными лохмами торчала во все стороны, и Дэш показалось, что его только что разбудили.
— Привет, Тай!
— Салют, Дэши, прости, спешу!
— Знаю, что спешишь. Задержись там на секунду, мне нужно кое-что тебе передать. Возьмёшь с собой в вылет.
— А... Хорошо! — он обогнул Дэш, споткнулся на ступеньках и заторопился вверх. Дэш проводила его взглядом, улыбнулась и пошла дальше.
До чего же странно видеть их всех здесь, подумала она. Брейв, которого она когда-то дразнила, а он невозмутимо стоял в карауле, не моргнув и глазом, несмотря на все её выходки; Тайфун, сын Спитфайр, которого, казалось, ещё совсем недавно она дразнила цыплёнком и показывала, как надо разгонять грозовые тучи; Спайк, внезапно повзрослевший и посерьёзневший всего за две недели без Твайлайт и за неделю в приграничье — все они не могли иметь отношения к этому месту и к тому, что тут происходило; они принадлежали совсем другому, счастливому и беззаботному миру. Они принадлежали совсем другой, счастливой и беззаботной Дэш. Она вздохнула и взлетела, торопясь к метеопосту, чтобы не задерживать вылет оперативного звена.
Когда она вернулась, Тайфун нетерпеливо расхаживал туда-сюда.
— Ну наконец-то! Сколько тебя можно ждать? — накинулся он на пегаску. Дэш опешила и не сразу нашлась с ответом:
— Я и так торопилась. Держи, — она протянула Тайфуну небольшую коробочку с несколькими короткими антеннами и парой рукояток и переключателей. — Он включён, делать с ним ничего не надо. Просто держи при себе. Вот тут защёлка для фиксации на плечевом щитке. По возвращении просто верни мне. И да, пытаться разобрать не советую.
— Не буду, — отрезал Тайфун. Он довольно сильно нервничал, и от его обычного болтливого благодушия не осталось и следа. Дэш хотела было сказать что-то ободряющее, но поняла, что не может найти нужных слов. Кое-как справившись с собой, она хлопнула его по плечу и шагнула в сторону. Тайфун неловко кивнул ей и повернулся к руководителю полётов:
— Кентер, брифинг проведёте на лету?
— Конечно, давай, давай, торопитесь! — руководитель полётов подошёл и тоже хлопнул его по плечу. — Удачи вам там, ребята!
— Спасибо! — Тайфун кивнул и исчез за дверью. Дэш посмотрела ему вслед, вздохнула и подошла к ретранслятору. Чай уже изрядно остыл, и его поверхность подёрнулась тонкой плёнкой. Взяв кружку, она отхлебнула, поморщилась и села рядом с Кентером, который уже сыпал в микрофон короткими, рублеными фразами, излагая задачу идущей на взлёт группе. Дэш подняла взгляд: из башни открывался отличный вид на все площадки, и она хорошо видела, как пегасы, с копыт до головы закованные в броню и увешанные аппаратурой, пара за парой разбегались, прыгали, расправляя крылья, и, разогнавшись в коротком снижении, начинали набирать высоту. Дэш улыбнулась, вспомнив, как удивлялась этому способу взлёта, который казался ей ненужным и неудобным — ведь можно же просто взлететь с места! — и как она однажды попробовала взлететь в полном боевом снаряжении, но не сумела даже оторваться от земли без разбега.
Оперативное звено обычно состояло из шести пар, но Дэш насчитала девять. Она уже открыла рот, чтобы задать вопрос, но Кентер опередил её.
— Я велел Тайфуну взять всех более-менее свежих ребят — в драке лишних не бывает... — он повернулся к экранам и быстро проговорил: — Лилейник, здесь ближний контроль, набирайте десять тысяч6 курсом сорок пять, повторяю, сорок пять, передаю вас дальнему контролю, следующая коррекция через пять минут, конец.
В динамиках прозвучало ответное: «Принял». Тайфун справился с нервами, и теперь его голос звучал деловито и сдержанно. Единорожка-оператор, имени которой Дэш не знала, коротко бросила: «Идут прежним курсом». Дэззл что-то сказал в микрофон, отодвинул его и взял карту и транспортир. Кентер повернулся к Дэш, но в этот момент динамики издали довольно громкий треск и кто-то из патрульных сказал:
— Здесь Незабудка, мы их провожаем, но близко не суёмся. Попробуем набрать высоту, прикроем наших, когда подойдут. Контроль, что там в глубине?
Дэззл поставил микрофон на карту и покосился на экран, перед которым сидела единорожка.
— Контроль в канале, чисто. Лилейник, слышите меня?
— Да, — Тайфун отозвался немного замедленно, видимо, отдавая команды своим по ближней связи.
— Коррекция несколько

раньше, чем планировали. Новый курс перехвата пятьдесят три, расчётное время до цели пятнадцать минут.
— Принял, курс пятьдесят три, пятнадцать минут, отбой.
Тайфун переключился, и теперь, должно быть, раздавал команды ведомым, выстраивая звено перед встречей с противником. Дэш кивнула Кентеру:
— Перекурить не хочешь? А то сейчас начнётся же.
— Хорошая мысль, — пегас поднялся, потянулся и пошёл к двери. — Хоть и бросила, но старые привычки дают о себе знать, хе-хе?
— Ага, — Дэш вышла следом. Единороги сосредоточенно работали, уточняя расчёт курса и готовясь руководить боем, и даже не обернулись на хлопнувшую дверь.
Когда Дэш спустилась, Кентер закуривал, прикрывая огонёк зажигалки от ветра крыльями. Она подошла и спросила:
— Мне кажется, или в последнее время виверны окончательно обнаглели? Второй инцидент за сутки, да ещё и средь бела дня.
Кентер выдохнул облако дыма и кивнул.
— Да, за три дня пять столкновений. Что-то будет, попомни мои слова. Кажется, им надоели мелкие стычки.
— А что грифоны? Делились мыслями?
— Ну, сама понимаешь, я на своём уровне только общаюсь. Что там думает командование, это надо у тебя спрашивать. А стражники, с которыми мы в прошлый раз пили, просто варвары, как и все грифоны, впрочем. Большие жестокие дети. Им чем больше драк, тем лучше — тут и веселье, и трофеи, и повод для хвастовства. Думаю, полномасштабная война их только обрадует — а ведь пока нас тут не было, виверны их гоняли в хвост и в гриву!
Дэш кивнула. Кентер сделал паузу, затянулся и выпустил пару колечек. Они плавно поплыли вверх, выделяясь на ярко-синем небе, повисели с полминуты и наконец потерялись из виду на фоне появившегося откуда-то облачка. Дэш посмотрела в ту сторону и увидела, что над горизонтом висела ещё пара таких же.
— Погода меняется, — словно прочитал её мысли Кентер. — Ну-ка, метеоролог, какой у нас прогноз на следующую неделю?
Дэш усмехнулась.
— Пока не делала.
— Вот она, гражданская расхлябанность! Что бы мы делали без армейских синоптиков? Планирования полётов попросту не было бы!
Дэш усмехнулась.
— Так точно, сэр! Разрешите идти, сэр?
— Вольно! И, кстати, мне действительно было бы интересно глянуть, что там у тебя получится. Наши всё-таки смотрят локально, а более-менее масштабную картинку мы сможем получить только от тебя.
— Да поняла я, поняла. Сейчас же пойду и займусь.
— То-то! И не задерживайся, а то всё пропустишь.
Дэш повернулась и зашагала в сторону метеопоста. Кентер сделал последнюю пару неглубоких затяжек, выкинул окурок и скрылся за дверью.

Когда Дэш зашла в кабинет, Спайк сидел за своим столом и сортировал заготовленные для отправки отчёты. Дэш улыбнулась ему.
— Ну ты как? Повеселел? Если нет, можешь сходить на КП, там сейчас будет жарко!
— А чего ты тогда тут? Уж кто-кто, а ты последняя, кто стал бы пропускать веселье!
Дэш опустила уши и отвела взгляд.
— На самом деле, я очень благодарна Кентеру за то, что дал мне повод оттуда уйти. Всё-таки я ещё не привыкла. Понимаешь, там Тайфун... и остальные...
Спайк встал, помедлил немного, подошёл и обнял её.
— Понимаю. Я тебя очень хорошо понимаю... Думаешь, почему я сутками сижу тут и даже носа не показываю наружу? После того боя... когда мы только прилетели сюда — на второй или на третий день — помнишь? Я тогда посмотрел в глаза тем, кто вернулся, и вдруг понял, что это не игрушки. Что детство кончилось, и я здесь не просто так. И ты тоже.
Дэш преодолела минутное замешательство и обняла дракончика в ответ.
— Знаешь, поначалу я даже опешила. Уже забыла, что можно просто подойти и обнять. Думаю, что, мол, за детские штучки... Спасибо, Вайки.
Спайк улыбнулся и смущённо отвернулся.
— Брось. Просто подумал, что мы оба начали замыкаться в себе и забывать, что мы друг у друга есть. А переживать это всё наедине с собой...
Дэш кивнула и обняла его крепче. Они простояли так какое-то время молча, думая каждый о своём. Наконец Спайк отпустил её, освободился и сказал:
— Ладно, пойдём на КП. Всё равно, если что-нибудь случится, мы узнаем. Раньше, позже, какая разница.
— Подожди, я сейчас сделаю снимок — хотя бы грубо. Я обещала Кентеру. Погодники хоть и работали всего пару часов, но кое-какие прикидки уже можно сделать.
— Хорошо, — Спайк отошёл к окну. Его настроение явно улучшилось, и он начал насвистывать какую-то весёлую мелодию.
Составление погодных снимков — довольно кропотливая работа, требующая полного сосредоточения, поэтому Дэш посидела с закрытыми глазами, пока приёмник включался, опрашивал погодники и выдавал закодированные данные. По завершении процесса он издал тихий писк, и Дэш, открыв глаза, стала выписывать на листок показания датчиков. Неаккуратные колонки цифр быстро ложились на бумагу, и вскоре Дэш уже получила примерное представление о распределении давления, направлении ветров, а также влажности и температуре практически по всему фронту северной границы Грифонленда и на сотню миль от границы к северу.
— Всё-таки здорово, когда можно расставить погодники в горах. Такой охват! — сообщила она вслух и, быстро набросав схему движения воздуха, удивлённо моргнула и перепроверилась. Из множества маленьких стрелок сложилась типичная, завивающаяся внутрь и закрученная против часовой стрелки спираль приближающегося с севера циклона, пока ещё очень грубо очерченная, но несомненная. Но вот её размеры... Она сверилась с температурой и влажностью, и, покачав головой, встала и махнула Спайку.
— Да, в ближайшую неделю тут будет не видно ни зги. Идёт здоровенный шторм — те облачка, которые мы застали, когда только прилетели, по сравнению с ним просто детские шутки. Нас завалит по самые носы.... Ладно, идём, узнаем, как там ребята.
— Идём! — откликнулся Спайк, вставая.
Когда они вошли на КП, Дэш не сразу поняла, что там происходит. Было жарко, шумно и суетно. Кентер, потный, без фуражки, в комбинезоне с расстёгнутым воротом, судорожно переключал каналы на радаре, зеленоватый дисплей которого усеивали стремительно движущиеся точки, меняющиеся в такт переключениям, и что-то кричал в микрофон чужим, лающим голосом. Единороги вторили ему, выбивая дробь по кнопкам на панелях перед собой и успевая бросать взгляды на экран раннего обнаружения — Дэш поняла, что каждый из них следил за кем-то из пегасов ведущего бой оперативного звена, информируя их об обстановке. В эфире царила каша:
— Есть, есть один!
— Подставляю, давай, ну...
— ...атакую! Тор, влево, влево!
Кто-то азартно распевал «Winter Wrap-Up», фальшивя и путая слова; ему подпевали.
Стараясь не мешать, Дэш и Спайк пробрались в угол и заняли стоявшую там кушетку. Когда они проходили мимо единорогов, Дэш услышала, как Дэззл отчётливо проговорил:
— Тандер, за тобой хвост, близко!
В ответ динамики выплюнули смесь из треска и как минимум трёх фраз, произнесённых одновременно. Наконец, сквозь шум пробился голос, принадлежавший, по-видимому, Тандеру:
— Дэззи, не разобрал, тут ни зерна не...
Голос сорвался на крик, и Дэш спохватилась, почувствовав боль в прикушенной губе. Кентер закричал:
— Тай, что с Тандером?
Повисла пауза, заполненная треском помех в канале. Дэш переглянулась со Спайком. Отрешённый голос Тайфуна прозвучал неожиданно громко и ясно:
— Контроль, здесь Лилейник, минус один, у нас минус один. Тандера сбили, конец связи.
Кентер выругался и ударил копытом по столу. Дэш опустила голову. Она видела Тандера всего пару раз во время пересменок, и не успела узнать его по-настоящему, но воображение живо нарисовало ей, как вернувшиеся с задания пегасы переодеваются, расходятся по душевым, возвращаются, вытираясь и пофыркивая, и выходят, оставляя на полу мокрые следы, а его шкафчик остаётся закрытым и нетронутым.
Сглотнув ком в горле, она подняла взгляд и увидела Спайка — тот криво улыбнулся и погладил её по плечу. Дэш благодарно улыбнулась в ответ и наконец вернулась к действительности. Кентер с Дэззлом, решительно сдвинув в сторону гору посуды и объедков, пытались перенастроить ретрансляторы — на сей раз непосредственно с панелей управления; Кентер довольно громко бормотал:
— ...теперь Тандер, и всё из-за треклятых железяк! Ребята слишком полагаются на нас и не смотрят по сторонам. Надо вообще отказываться от дальней связи, ближнего канала для группы более чем достаточно, раньше же как-то справлялись...
— Это по-своему разумно, конечно, но не забывай, что без неё...
— Заканчивайте быстрее, я почти ничего не вижу! Хотя бы верните как было! — светлогривая единорожка возмущённо обернулась к копавшимся с ретрансляторами жеребцам. Кентер кивнул, и в этот момент помехи вдруг исчезли. Дэззл выпрямился и вытер лоб. По контрасту с постоянным треском наводок даже сумятица галдящих наперебой голосов показалась тишиной, а потом умолкли и голоса, и в наступившем безмолвии раздался голос Тайфуна:
— Контроль, я велел своим отключить дальнюю связь — только мешает, оперативное сопровождение отменяю, все взаимодействия через меня, сообщайте, если... — фраза прервалась резким выдохом, когда он, по-видимому, совершал какой-то манёвр. На секунду даже через ларингофон стал слышен злобный рёв пронёсшейся мимо него виверны, — Если будут их подкрепления на подходе. Тут стало совсем жарко. До связи!
— Молодец, жеребёнок! — прошептал Кентер. — Как слышал, что я говорю. Весь в мать — не только летать, но и головой работать горазд.
Спохватившись, он наклонился к микрофону и отозвался:
— Тай, здесь Кентер, принял, удачи, ребята!
Тайфун не ответил. Дэш поднялась и подошла к радару. Разобраться в мешанине точек на экране она даже не пыталась и вопросительно посмотрела на Кентера. Тот подошёл ближе и объяснил:
— Вот эти светлые точки — наши, лучше видны на экране благодаря ответчикам. Но и без них, кстати, заметность у наших выше — из-за брони. А вот эти более тёмные — виверны... видишь, началась свалка, теперь будет бой накоротке. Даже если бы связь работала нормально, в такой каше никакое сопровождение не поможет.
Он сел и повернул какую-то ручку под экраном, увеличив изображение.
— Вот пара виверн взяла кого-то из наших в клещи. Если он сейчас не предпримет что-то... Ай, молодцы! Смотри, виверны отвлеклись на него и прозевали атаку — видимо, это патруль, они были сверху в начале драки... А вот... Уворачивайся, уворачивайся же, давай, ну!...
Кентер вдруг замолчал, и Дэш увидела, как одна из ярких точек замедлилась, потом замерла на томительно долгую дюжину секунд, а потом исчезла. Из динамиков зазвучал голос Тайфуна:
— Контроль, минус два, у нас минус два, Близзард сбили, конец связи.
— Лилейник, вас понял, — голос Кентера был сух, как удар похоронного барабана. Он повернулся к Дэш. Та сидела, опустив голову.
— Вот так, Дэши. Думаешь, наверное, что я привык? — он помолчал. — Ничего подобного.
Кентер встал и пошёл к выходу, на ходу доставая сигарету и закуривая. Дэззл даже ухом не повёл, когда по комнате расползлось облачко табачного дыма — он был слишком занят, пытаясь связаться с оперативным штабом и запросить подкрепление. Дэш уже собиралась пойти на улицу вслед за Кентером, но тут единорожка ткнула копытом в экран и воскликнула:
— Они отступают!
В подтверждение её слов из динамиков зазвучала скороговорка Тайфуна:
— Они отходят, повторяю, отходят! Контроль, мы их отогнали, приём!
Обменявшись радостными улыбками, единороги ответили почти хором:
— Отлично!
Дэш перевела дух и спросила, наклонившись к микрофону:
— Тай, это Дэш. А больше никто... ну...
— Нет, остальные в порядке... почти. Сообщите медикам, есть раненые. Мы сейчас возвращаемся, только удостоверимся, что это не какой-нибудь обходной манёвр... и да, Дэззл, запрашиваю сопровождение, их не очень хорошо видно, тут плотная дымка и начинают появляться облака.
Дэззл ещё раз глянул на экран раннего оповещения и ответил:
— Идут курсом триста пятьдесят, от вас на векторе триста пятьдесят пять, дистанция растёт. Поворачивайте при первой возможности, синоптики дают бурю, повторяю, резкое ухудшение в районе базы в ближайшее время.
— Вас понял, спасибо!
Дэш выдохнула. Ей было стыдно в этом признаваться, но она была рада, что почти не знала погибших. Если бы сегодня не вернулся Тайфун... Она встряхнулась, отгоняя непрошеную мысль, и заторопилась на улицу — обрадовать Кентера. Тот курил, по-видимому, вторую сигарету подряд, прикурив её прямо от первой. Дэш улыбнулась ему:
— Виверны отступили. Других потерь нет, только несколько раненых.
— Тай?
— В порядке.
Кентер кивнул.
— Что ж, неплохо. Если бы не Тандер и Близзард... — он замолчал. Какое-то время они стояли, глядя в землю и не говоря ни слова. Наконец, Кентер докурил и сказал:
— Ладно. Идём.
Дэш молча пошла за ним, прикрыв за собой дверь.

В помещении КП как будто стало светлее. Единороги, выдав оперативному звену обратный курс, сделали себе по кружке чая и о чём-то оживлённо беседовали; Спайк стоял рядом и слушал, улыбаясь и периодически вставляя что-то от себя. Кентер какое-то время постоял рядом с единорогами, слушая одновременно и его, и их, покачал головой, подошёл к бойлеру и сделал чаю себе и Дэш. Та благодарно кивнула, принимая кружку, и отхлебнула немного. Горячий ароматный чай успокаивал и согревал, казалось, не только тело.
— Спайк, будешь? — Кентер приглашающе указал на коробку с чаем.
— Нет, спасибо, капитан. Чай для меня слишком безвкусен. Вот нефтяной коктейль... — он мечтательно закатил глаза.
Дэш засмеялась, понемногу приходя в себя:
— Ого! Смотрю, у тебя вкусы меняются. Глядишь, скоро начнёшь дышать огнём как надо!
Спайк кивнул.
— Да, хватит уже по мелочам размениваться. Письма, отчёты... Буду пересылать армейские грузовики! А потом вот такие крейсеры! — он словно попытался обнять дерево, показывая, каких размеров крейсеры он будет пересылать. — Принцесса как-то обмолвилась, что отправка отчётов только ей — лишь временное ограничение, из-за того, что мне пока не хватает сил. А со временем...
Кентер невесело посмеялся и отхлебнул чаю.
— Вот это бы нам действительно не помешало. Представляете, целая рота в тылу у противника — р-раз! А над ними сразу два крыла прикрытия и штурмовики.
Дэш повернулась к нему.
— Ага, р-раз — а виверны веером в разные стороны и дёру от вашей бронированной пехоты!
— Зато можно было бы зачищать гнездовья. За неделю-две выбили бы им весь молодняк, а дальше можно и не воевать, сами вымрут.
— Это да, — кивнул Спайк. Дэш показалось, что ему неприятен этот разговор — всё-таки виверны были довольно близкими родственниками драконов, и она поспешила окликнуть оператора, чтобы сменить тему:
— Дэззл, они там далеко?
Тёмный единорог отвлёкся от беседы со своей напарницей и сказал:
— Нет, не очень. Через... четыре минуты отдаю их Кентеру, пусть заводит на посадку.
— Отлично! — Кентер встал, потянулся, поставил кружку на ретранслятор и подошёл к своему посту. Обежав взглядом экраны, он нажал на кнопку на каком-то аппарате и принялся внимательно рассматривать бумажный талон, который тот выплюнул в ответ.
— Смотри-ка, погода совсем никуда. Метель буквально наступает им на пятки; вовремя они возвращаются.
Дэш спохватилась:
— Да, Кентер, совсем забыла — я же сделала снимок. Получается пока не очень точно, но уже сейчас понятно, что идёт огромный циклон. Давление в центре раза в полтора ниже, чем было в центре Большой Бет — помнишь, как её усмиряли?
Кентер кивнул:
— Ещё бы. Тогда я, помнится, со Спитфайр и познакомился. И с Тайфуном, кстати. Тогда даже старшеклассников лётной академии и курсантов училища поднимали.
— Ага, ага. Короче, по нему я буду давать отдельное оповещение, потому что до Эквестрии он точно дойдёт, тут и гадать нечего. Придётся нашим потрудиться.
Кентер кивнул ещё раз.
— Что ж, славно. Для нас это как минимум недельная передышка — разве что лопатами придётся помахать больше обычного, ну да не в первой...
Его перебил Дэззл, успевший обменяться с Тайфуном парой реплик и повернувшийся к пегасам:
— Они на подходе, забирай.
— Понял, спасибо, — Кентер отвернулся к столу и взял микрофон. — Лилейник, здесь РП... — он сделал паузу и вгляделся в экран, — вы перед дальним приводом, готовьтесь, левый поворот на тридцать градусов через минуту, заход одновременный всей группе, повторяю, одновременный заход, круги нарезать будет некогда, увеличить дистанцию, приготовиться к торможению!
— Принял, — Тайфун выключил связь, ещё не договорив — видимо, торопился передать указания остальным.
Дэш выглянула в окно. Небо быстро затягивала низкая облачность, а в промежутке между облаками и землёй повисла плотная дымка, которая сильно ограничивала видимость. За скалами вокруг базы потянулись снежные шлейфы — ветер, усиливаясь, сдувал их белые шапки, и начинал посвистывать в антеннах на крыше башни. Времени на посадку у группы действительно было в обрез.
— Лилейник, внимание, поворот! Площадка сто семьдесят, левая, повторяю, сто семьдесят, левая!
— Есть, выполняю поворот, площадка сто семьдесят, левая.
Дэш смотрела во все глаза, пытаясь разглядеть первых идущих на посадку пегасов, но дымка становилась всё плотнее, к ней присоединились танцующие в вихрях снежинки, и она поняла, что группе предстоит непростой заход. Тайфун не замедлил подтвердить её опасения:
— РП, здесь Лилейник, не вижу площадку, наводите!
— Первая пара, проходите ближний привод, начинайте торможение, скорость снижения держите ту же, отлично идёте! Вторая пара, внимание... Начинайте! Третья, внимание...
Дэш вдруг увидела, как из снежной кутерьмы вынырнули два силуэта, едва различимых сквозь начинавшуюся метель — они явно промахивались мимо площадки, и стремительно неслись прямо к скальному выступу слева от зоны полётов. Дэш ойкнула, но Тайфун — а первую пару вёл именно он — вовремя заметил ошибку, успел отдать команду ведомому и они, синхронно развернув крылья, в последний момент изменили курс и устало скользнули к краю посадочной площадки, окончательно погасив скорость перед самым приземлением. Сильный порыв бокового ветра едва не сбил их с ног; Тайфун покачнулся и трусцой побежал к зданию КП, торопясь освободить площадку.
— Вторая пара, внимание, коррекция вправо, коррекция вправо! — Кентер напряжённо смотрел на экран посадочного локатора. Тайфун, отбежав в сторону, прижал копыто к горлу — видимо, он и после приземления не отстегнул ларингофон, продолжая командовать группой. Ведущий второй пары отозвался буквально через секунду:
— Принял, но нас и так туда сдувает.
Они появились так же внезапно, как и первая пара, но их заход был куда точнее. Слегка подкорректировав высоту, они аккуратно приземлились, ещё не остановившись, и немного пробежали по инерции, освободив место для третьей пары, которая уже показалась из-за снежной завесы. Теперь пегасы подлетали к площадке с точными интервалами, пара за парой, садясь без суеты и спешки. Дэш охнула, увидев, как кто-то из них, видимо, с повреждённой ногой, в момент касания упал на бок и проехался на нём, вспахав успевший завалить площадку снег. Упавшего тут же подхватили, положили на носилки и понесли в сторону медпункта; Дэш только сейчас заметила, что рядом с площадкой выстроились почти все дежурные медики.
Последняя пара села, и Тайфун, удостоверившись, что всё в порядке, развернулся и зашагал к КП, прикрываясь крылом от метели, разыгравшейся в полную силу. Вот он пропал из вида за нижним краем окна, и вскоре стало слышно, как он затопал на лестнице, оббивая с копыт снег. В помещение он вошёл уже без шлема, и Дэш бросилась в глаза его мокрая, слипшаяся от пота, несмотря на мороз, огненная грива. Все бывшие в комнате поднялись ему навстречу.
Он молча отстегнул от плечевого щитка приборчик, который дала ему Дэш, и положил его в кучу посуды на ретрансляторе, прямо в немытую тарелку — его копыто заметно дрожало; а вот голос, напротив, был спокоен, когда он вытянулся перед Кентером и произнёс:
— Разрешите доложить, оперативное звено боевую задачу выполнило. По наведению с земли была обнаружена, частично уничтожена и вытеснена с подконтрольной территории группа противника численностью двадцать восемь единиц, из которых было уничтожено шесть. Собственные потери составили две единицы. Командир звена — флайт-лейтенант Рейджинг Тайфун!
Кентер кивнул:
— Рапорт принял капитан Кентер Флайт. Благодарю за службу!
— Рад стараться, сэр!
Кентер улыбнулся, шагнул вперёд и обнял Тайфуна, похлопав его по спине. Тот, словно обмякнув, опустил голову и помотал ей из стороны в сторону:
— Было жутко, Кентер. Вы бы это видели...
Кентер отступил и достал из набедренного кармана алюминиевую фляжку. Свинтив

зубами колпачок, он щедро плеснул из неё в нетронутую им кружку с чаем и протянул Тайфуну:
— На вот, выпей.
Тот благодарно кивнул и разом проглотил половину и, переведя дух, тут же отхлебнул ещё.
— Спасибо.
— Не за что, парень. Что там с ранеными?
— Трое, в общем-то, все лёгкие, пара укусов и одно растяжение. Вортекс — у него, кстати, сегодня первая победа — неправильно сложил копыта, когда бил. Впрочем, виверне хватило. Вы бы видели, как он атаковал её! Снизу, из полупетли, в брюхо... — Тайфун сделал размашистый жест, показывая, как именно атаковал ведомый; в его глазах на мгновение загорелся боевой огонёк. Кентер усмехнулся:
— Иди-ка ты отдыхать, сегодня уже точно ничего не будет, по такой погоде даже виверны не летают. А что и как было, расскажешь потом. Молодец, кстати, что догадался отключить дальнюю связь.
Тайфун пожал плечами:
— Сделай я это вовремя... А так... Вы же знаете, в такие моменты голова работает сама по себе, потом только понимаешь, прав был или нет.
— На сей раз точно прав. Молодец. А Тандер и Близзард... Мне жаль, но ты не виноват.
Тайфун медленно покачал головой.
— Не знаю.
— Говорю тебе, не виноват. Иди, отдыхай.
Тайфун кивнул, глянул в сторону Дэш и пошёл к выходу. Та, простояв всё это время в стороне и не зная, что сказать, смущённо отвернулась. Собравшись с мыслями — дверь за Тайфуном уже закрылась — она повернулась к Спайку:
— Ну что, пойдём? Есть пара дел. Удачи, Кентер, заходи на кружку чаю, если хочешь. Всё равно тебе тут делать теперь нечего.
— Спасибо, непременно зайду, но сперва в медпункт. Надо глянуть, как там ребята.
— Хорошо, будем ждать! Идём, Спайк.
— Идём.
Дэш взяла оставленный Тайфуном прибор, и они со Спайком, помахав на прощание единорогам, которые собирались обедать, вышли на улицу. Только на лестнице Дэш вспомнила, что так и не узнала, как зовут единорожку, работавшую в паре с Дэззлом, и раздосадованно махнула копытом.
На улице творилось нечто невообразимое. Снег мгновенно залепил им глаза, и Дэш сощурилась, прикрыв мордочку копытом, а Спайк спрятался за ней, используя пегаску как защиту от ветра и снега. Наклонившись вперёд, они пробивалась через метель, и когда впереди замаячили контуры метеопоста, были готовы танцевать от радости. Мороз ослабел, но сырой ветер отнимал куда больше тепла, чем спокойный холодный воздух в ясную погоду, и за те минуты, что занимал путь от КП до метеопункта, Дэш успела основательно продрогнуть. Наконец, они ввалились в помещение, перевели дух, и Спайк проговорил:
— К рыцарям такую погоду.
— Куда-куда? — переспросила Дэш.
— Ну, это у нас, драконов, так говорится. Рыцари — это такие...
— Да, я что-то такое читала, — Дэш улыбнулась и пошла в кабинет. — Надо немедленно отослать запись. Этот «клоп», — она показала на коробочку, которую Тайфун брал с собой в вылет, — записывал переговоры виверн — ну, насколько их вообще можно записать. Ректор зачем-то очень хочет расшифровать их язык, а материалов нет совершенно, только невнятные фрагменты. Спасибо Тайфуну, настолько близко подобраться к ним и сделать достаточно продолжительную запись можно было бы только в большом бою, и он это сделал. Ну и мы с тобой молодцы, — она довольно улыбнулась. — Отправь пока вот эти отчёты, а я тем временем распотрошу его...
Дэш села и, высунув язык, углубилась в недра приборчика; Спайк вздохнул и принялся сжигать отчёт за отчётом.

Гильда встала и прошлась по комнате. Её дневное дежурство подходило к концу — в четыре пополудни её сменят. За всё это время не промелькнуло ничего интересного — относительно немногочисленный контингент королевских ВВС Эквестрии в Грифонленде был весьма лаконичен при обмене информацией по сверхдальней связи. С самого утра была отправлена лишь пара сводных отчётов, какой-то график и несколько докладов командиров подразделений. Учитывая, что почти все базы пегасы делили с грифонами, ничего нового там быть и не могло. Гильда села обратно за стол, широко зевнула и пролистала последнее сообщение. Как всё-таки наивны пони, полагая, что магические каналы связи неуязвимы для перехвата! Они даже не шифровали свои сообщения, что давало Слышащим возможность свободно читать те документы, которые они считали секретными. Да что там читать — она могла без труда сказать, откуда именно отправлялось то или иное сообщение! Ухмыльнувшись, она отложила бумагу и потянулась. Надоело. Нынче же вечером надо будет развеяться как следует!
Её приятные мысли о предстоящем вечере прервал резкий, на грани свиста, сигнал, и она надела наушники. Пошла передача, и Гильда взяла перо, готовясь стенографировать. Технические данные она пропустила мимо ушей, предпочтя потратить это время на то, чтобы запеленговать отправителя. Покрутив ручку настройки, она удивлённо посмотрела на приёмник: стрелка пеленгатора обежала по шкале полный круг, не задержавшись нигде, и пошла на второй. Гильда нахмурилась и пару раз стукнула по верхней панели массивного прибора, но это ни к чему не привело. Спохватившись, она поняла, что служебная часть сообщения уже закончилась и начался основной текст, и торопливо стала переносить на бумагу незамысловатые комбинации символов.
Не успела закончиться одна передача, как тут же началась вторая, а за ней без перерыва последовали третья, четвёртая... Большая часть пересылаемого представляла из себя метеорологические отчёты, и Гильда уже было расслабилась, когда — после небольшой паузы — началась передача, которая вогнала её в ступор.
Закончив записывать, она недоумённо посмотрела на то, что получилось, отложила перо и попробовала прочитать это вслух. Это был какой-то неизвестный ей язык — точнее, в заголовке письма было несколько понятных фраз, в которых упоминался какой-то Куратор и сообщалось, что ему пишет некий Цветик, но вот дальше... Она не знала подходящих звуков для того, что начиналось дальше, и Гильда, безуспешно попробовав пару раз, отступилась. Ещё раз посмотрев на беспомощно мотавшуюся туда-сюда стрелку пеленгатора, она свернула сообщение и, сунув бумагу в сумку, поднялась. Кажется, они всё-таки начали шифровать сообщения. И научились защищать свои передатчики от пеленгаторов. А раз это всё совпало с прибытием Дэш и Спайка...
Ей срочно было нужно встретиться с отцом.
***
— Вставай, лежебока! Уже вечер! Как спалось?
— Неплохо, спасибо. А у тебя как дела?
— Просто прекрасно! Взгляни-ка.
— Это то, о чём я думаю?
— Именно!
— Какая всё-таки она молодец! Нет, ты только посмотри, тут почти нет лакун — и это с такой примитивной технологией!
— Да, технология не блещет. Ей пришлось как-то обеспечить получасовое пребывание регистратора в непосредственной близости от активно общающихся виверн.
— И как она это проделала?
— В какой-то приграничной стычке, если не ошибаюсь; к чему тебе эти подробности? Скажи лучше, ты сможешь реконструировать текст?
— Разумеется. Кто лучше меня знает древние языки? А это очень древний язык, он происходит от одного корня с дракоником, но, судя по всему, разошлись они примерно пару тысяч лет назад... Очень, очень любопытно. Думаю, где-то через неделю у нас будет довольно полный словарь.
— Прекрасно! Кажется, мы наконец-то сможем получить хоть какую-то информацию о том, что происходит на севере.
— А разведчики?
— Даже не вышли на связь. То ли неудачная телепортация, то ли....
— Значит, только переговоры с вивернами... Как бы это устроить?
— Я ещё не думала об этом — сперва надо придумать способ, который бы позволял пони издавать такие... звуки, если это можно так назвать. Общаться, как они, затруднительно даже для меня.
— Да уж. А что твоя ученица со своим институтом?
— Твайлайт? У неё план расписан на год вперёд, да и результата бы она не добилась. Она отличный разработчик, но работа с такими.... противоестественными... заклинаниями — немного не для неё.
— Гармония... Да, конечно. И всё-таки, что же гонит виверн на юг?..
— Хотела бы я знать, сестра. Поторопись, пожалуйста. Я уже отдала приказ об установке регистраторов в глубине их территории — это поможет прояснить ситуацию...
— Ваши высочества! Прошу прощения, что прерываю вашу беседу, но Чрезвычайный и полномочный посол Объединения свободных городов Мидхерда и Нортхуфа ждёт вашей аудиенции в Белом зале!
— Ах, да, я совершенно забыла. Идём, Луна! Интересно, удалось ли им разузнать что-нибудь?