Так держать, Менуэт. Часть 2: Щупальца, мумии и прочее дерьмо

Приключенцы... Ага, звучит гордо. Совершенно не похоже на “чуваки, прорубающиеся с мачете сквозь джунгли, пока москиты жрут их крупы". Вы отправляетесь в приключение, хотите найти несметные сокровища, и вам нужно доставить целую гору разных вещей в какую-нибудь Селестией проклятую дыру на другом конце мира... Ну, вот тут я и появляюсь. Меня зовут Менуэт. Клянусь, я лишь хотела жить спокойной жизнью с небольшими намеками на приключения. Теперь же мне приходится сражаться с мумиями, зомби, щупальцами, непредставимыми мистическими мерзостями, наемниками с Манэгаскара и сборщиками налогов. И во всем виновата Винил. Снова.

Трикси, Великая и Могучая Лира DJ PON-3 Дэринг Ду Колгейт Марбл Пай

My Little Pony: the lost "Cupcakes" fan-art

Как-то раз спросил друга-брони, известна ли ему какая-нибудь крипота, связанная с "MLP". Он сказал, что есть такая, скачивал месяца три назад. После прочтения я поинтересовался ресурсом, но друг ответил, что сайт не помнит, ссылку ему кидали в Контакте, и сейчас тема с той перепиской удалена.Но своё авторство он отрицает и прямо заявил, что я могу постить этот рассказ когда, где и как угодно. Так что автор, равно как и достоверность этой истории... ХэЗэ, ХэЗэ, может автор откликнется и подтвердит )

Пинки Пай

Эксперименты Зекоры

Жить в Вечно диком лесу сложно. Но многое повидавшей зебре алхимику - Зэкоре всё по плечу. Она уже очень хорошо там обжилась и единственная серьезная проблема которая ее беспокоит - это отсутствие ее крепких , мускулистых земляков. Что же случится если самый беспокойный из них напросится ей в ученики? Читайте сами:) Пожалуйста оставте коментарий, а то я даже не знаю понравилось ли хоть кому то мое творчество и зацените второй мой фанфик: "Магическая фотография для чайников" или повесть об совершенно обычном пони.

Зекора ОС - пони

Я твоя мать

Старлайт пришла отомстить. Но злодейке просто необходимо высказаться. Или к чему приводят путешествия во времени.

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Дневник

Реальность — это то, что воспринимает за таковую созерцатель.

ОС - пони

Почти у цели...

Когда за одним столом собираются четверо самых известных злодеев Эквестрии, можно ожидать чего угодно. Но не волнуйтесь: пока что у них в планах нет ничего разрушительного. Просто иногда им, как и обычным пони, хочется расслабиться, собраться в уютном месте и рассказать несколько историй… например, о своем противостоянии с Элементами Гармонии. Кто же из них был ближе всех к победе? Это еще предстоит выяснить. И кто знает, какие сюрпризы при этом всплывут...

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Богиня по совместительству (и Церковь Почты)

У кого в наши дни есть время быть Богом? Молитвы приходят в режиме 24/7, и дресс-код тоже является обязательным. У Рэйнбоу Дэш определенно нет времени на подобное. Ей нужно платить по счетам, да и всем остальным заниматься. Кроме того, она, конечно же, не годится для того, чтобы стать богиней. Однако пони, которые утверждают, что ее контроль над погодой божественен, к сожалению, с ней не согласны. Они дали ей забавное копье и тогу, которая не совсем по размеру. У них есть свой собственный храм, и они очень серьезно относятся к религии. И оказывается, Рэйнбоу Дэш не единственная пони, недавно пережившая Возвышение...

Рэйнбоу Дэш

Школа Зимнего Водопада

Ещё одна книга о необычной школе

ОС - пони

"В погоне за тенью."

В Эквестрии вот уже 400 лет правит злой король тиран, свергнувший принцесс, а главной силой в некогда прекрасной стране является Торговая компания продающая рабов. что ждёт в этом жестоком мире беглого раба? Сможет ли он изменить новую Эквестрию?

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Вещи, которые лучше не знать

Семья Эппл была одной из самых уважаемых в Понивилле, ибо именно её члены когда-то основали этот городок. Всё началось с яблочной фермы «Сладкое Яблочко» и вольт-яблочного джема, снискавшего особую популярность и привлёкшего в тогда ещё маленькое колониальное поселение поток народа. На этом Бабуля Смит обычно заканчивает свой рассказ. Но никогда она не бросит ни единого слова о матери и отце троих жеребят, что остались на её попечительство совсем одни, когда большинство членов семьи Эппл либо разъехалось, либо скончалось от старости. Ибо это запретная тема не только в их семье, но и во всём Понивилле... Однако любопытная и настырная кобылка Даймонд Тиара хочет провести собственное расследование. Но она ещё не ведает, что есть вещи, которые лучше не знать...

Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит Диамонд Тиара Другие пони

Автор рисунка: Noben
Глава 3. Фантазии и реальность. Глава 5. Планы и результаты.

Глава 4. Путь и прибытие.

Крэлкин почувствовал, как к нему кто-то прикоснулся и потрепал за плечо. Он недовольно промычал себе что-то под нос и отмахнулся, но все повторилось вновь. Он понял, что незнакомец намеревался его разбудить, во что бы то ни стало. Открыв глаза, он увидел перед собой изумленную мордочку Принцессы Селестии. Она смотрела на него и что-то говорила, но жеребец слышал только шум. Зрение никак не хотел приходить в норму, сфокусироваться на одной точке, и венценосная постоянно разбегалась в разные углы двумя изображениями. Он широко зевнул, и в уши пробился слабый голос августейшей:

– Ты почему не в своей комнате? Что ты тут делаешь? – сыпала она вопросы.

– Я? – переспросил земной пони и бросил взгляд в окно. Слабый свет пробивался сквозь серые тучи, и казалось, что не прошло и минуты с тех пор, как он распрощался с Луной. Он улыбнулся, вспомнив о подруге, и закрыл глаза.

– Крэлкин, ты меня слышишь? – спросила Селестия и снова потрепала его за плечо.

– Ага, – выдавил жеребец.

– Что ты тут делаешь?

– Сижу, – выдохнул чужак.

Слова неохотно срывались из его уст, и даже, чтобы выговорить малейшую вокабулу [от лат. vocabulum – слово], сейчас от него требовались неимоверные усилия.

– Почему ты тут сидишь? Рядом с тронным залом? – не унималась кобылка.

– Луна… – выдохнул земной пони и стал ерзать на полу, чтобы лучше умоститься. – И магия…

– Луна? Магия? – недоуменно переспросил аликорн.

– Ага, – словно в трансе проговорил сонный собеседник.

– Тебе ехать через полчаса, а ты в таком состоянии, – посетовала принцесса. – Ты не спал всю ночь?

– Ага, – вновь повторил Крэлкин.

– Отоспишься в повозке, – заявила августейшая.

– Ага.

– Пошли я тебя проведу во двор.

Белый жеребец нехотя поднялся и приоткрыл один глаз. Они стали болеть, а в ушах послышался тихий писк. Он неспешно поплелся за потентатом, зевая во весь рот и бросая вялый взгляд на стражников, которые смотрели на него с недоумением. Ему казалось, что до своей цели они идут слишком долго, будто Селестия специально водит его кругами, но вскоре показалась дубовая дверь и пегасы в золотых доспехах, вытянувшиеся по стойке смирно рядом с ней и охраняющие проход от незваных гостей. Правительница кивнула им, пожелала доброго утра, открыла дверь магией и вывела гостя из замка. На пони тотчас же налетел ветер, лизнув их бока холодным языком, и Крэлкин непроизвольно вздрогнул.

– Подожди тут остальных, все скоро подойдут, – попросила принцесса.

– Спать, – промямлил жеребец и закрыл глаза.

– Через двадцать минут ляжешь спать, – пообещала кобылка.

Земной пони тяжело вздохнул и плюхнулся крупом на ледяной камень. На затворках засыпающего разума, он услышал перестук копыт по площади и грохот тяжелой, массивной двери. Он остался один посреди огромной придворцовой площади и слушал лишь разговор ветра. Сознание провалилось в пустоту. Спустя мгновение он открыл глаза и понял, что лежит. Устроившись поудобнее, он опять закрыл глаза и немедленно заснул.

Проснулся он уже от перебранки, которая прорвалась в его уши и сонный разум и расшевелила окостеневшие мысли. Он не прислушивался и не пытался понять, о чем, собственно, речь, но по голосам мог точно сказать, что препирались Айрон и Шайнинг. Приоткрыв один глаз, белый жеребец уставился на пони и увидел Альтуса, стоящего в стороне и смотрящего куда-то в небо.

– Пусть просыпается, мы уже и так долго его прождали, – говорил Треп.

– Он, может быть, всю ночь в библиотеке работал, а мы в это время спали, – отвечал единорог.

– Мы завтра или послезавтра будем на месте, нужно от него добиться вразумительного плана действий, – наседал пегас. – Мы с драконами будем сражаться, – страдальчески закончил он.

Альтус вздрогнул, услышав про план, и Крэлкин слабо улыбнулся.

– Будет тебе план, – сказал принц.

– Вы хоть представляете, что значит дракон? – не унимался ловец. – Это тонны веса. Это острые, как бритва, когти. Это крепкие, как алмазы, зубы. Это непробиваемая чешуя. Это физическая сила, с которой нам всем вместе взятым не потягаться. Если ты думаешь, что почти победил меня, то сможешь укротить дракона, то ты сильно ошибаешься. Дракон – не мелкая сошка, как я.

– А кто сказал, что ты мелкая сошка? – недоуменно вопросил белый жеребец, профессионально выслушав тираду.

– Я знаю свои силы, – выпалил Айрон, – и без четкого плана мы не выстоим и минуты. Они слишком сильные.

– Не беспокойся, – пытался успокоить его правитель Кристальной Империи, – я уверен, что Крэлкин уже знает, что нам делать.

– Хорошо бы… – неуверенно потянул Треп.

– Хорошо бы… – сонно потянул вслед за пегасом чужак и широко зевнул.

– И где ты был всю ночь? – напряженным голосом осведомился болотный пони, подскочив к чужаку.

Тот прикрыл глаза и расплылся в блаженной улыбке. Нежная истома расползлась по телу, и он позволил себе вновь предаться сну.

– Где ты был? – еще раз спросил ловец с той же интонацией. – Еле глаза открываешь! – посетовал он. – Ты меня вообще понимаешь? – спросил Айрон, выдохнув фразу практически в самое ухо жеребца, и дотронулся до лба Крэлкина. Тот моментально встрепенулся.

– Да-да, я тут, – сказал земной пони нервным голосом и осмотрелся. На него смотрело два пегаса, и бывший маг тряхнул головой.

– Отстань от него, пусть отдохнет, – подал голос Шайнинг.

– Я просто хочу узнать, где он был, что так устал, – продолжал гнуть свою палку Треп. – От его головы зависят наши жизни.

– Наши жизни… – меланхолично потянул жеребец.

– Где ты был?

– С Луной, – просто ответил Крэлкин.

– С Принцессой Луной? – удивился Айрон.

– Для тебя – принцесса, для меня – Луна, – сказал уставшим голосом чужак и протяжно зевнул, до боли в скулах. – А теперь я спать, – сказал он и закрыл глаза.

– Все, уже не поспишь, ехать пора, – с легкой злобой проговорил Айрон и довольно осмотрел темную тучу, расползшаяся по небосводу синим океаном. Земной пони открыл один глаз и проследил за взглядом надоедливого пегаса.

– Небо хмурое, – заметил Альтус.

– Сегодня очень важный день для всех пони, – произнес Шайнинг. – Поэтому облака должны висеть над городом ровно столько, сколько это будет требоваться. Многие пегасы привлечены к этой ответственной миссии: управление погодой. Наверное, даже команда «Вандерболтсов», хотя, это как распорядилась Принцесса Селестия.

– Команда «Вандерболтсов»… – повторил Крэлкин, словно в трансе, и перевел заспанный взгляд на единорога, который тоже смотрел ввысь.

– Самая известная и лучшая пилотажная группа, – послышалось от ловца, и тот уставился удивленными глазами на белого жеребца. Земной пони встретился с ним глазами.

– Что делают? – безучастно спросил чужак, поддавшись мимолетному интересу, зажегшемуся в недрах подсознания.

– Они спортсмены, показывают разные трюки в воздухе, – неодобрительно сказал Треп.

– Ааа, – без энтузиазма потянул белый жеребец, и возглас плавно перешел в еще один зевок.

«Спортсмены? – подумал он на затворках сознания. – Я думал, что все пони занимаются полезными делами. И что такого полезного делают они?»

– Они тоже будут участвовать в уборке зимы, – пояснил Шайнинг, словно прочитал мысли земного пони, и тот посмотрел на него изучающим взглядом.

«Странно, просто угадал? Рог не светится…»

– Кто знает, – отозвался Айрон загадочным голосом. – Возможно, и будут, может быть, нет.

Крэлкин кивнул и сомкнул вежды [трад.-поэт. – веки]. Солнечный свет усилился и стал резать глаза жеребцу.

– Когда полетим? – осведомился он.

– Скоро, сейчас все уже прибудут, – сказал Треп и судорожно осмотрел небо.

Бывший маг скользнул быстрым взглядом по всем пони, чтобы определить, кого среди них не было, и только сейчас увидел, что стражников, дежуривших у дверей замка, не было, как не было ни одного пони в округе, кроме их четверки, собравшейся лететь неизвестно куда. «Вроде бы все на месте, – подумал он и опять закрыл глаза. – Или будет кто-то еще?»

– Надо попросить у Принцессы Селестии… взять эти… книги… – произнес он, вспомнив просьбу, о которой хотел попросить старшую сестру из королевской семьи, но забыл из-за трудов Изабора. Хотя он начал сомневаться, что это было именно та просьба, которая бродила в его голове.

– Шайнинг позаботился о книгах про драконов, – в задумчивости отозвался болотный пегас. – К тому же, ты никуда не пойдешь, а то еще заснешь по дороге.

– “Позаботился”? – переспросил жеребец. Мозг на мгновение прояснился, но спустя несколько секунд кратковременная вспышка сознания начала затухать, уступая место забвению и колющей тьме. Он хотел посмотреть, на книги, но никак не мог собраться с мыслями и отогнать объятья Морфея.

Крэлкин уселся, полагая, что это хоть как-то растормошит его, но все было тщетно: он закрыл глаза, повесил голову и задремал посреди площади у мраморных ступенек, ускользая от реальности в свои выдуманные миры. «А что есть сон? – пронеслось у него в голове. – Сон – это реальные вещи, возведенные в степень нереальных ситуаций. Интересно, какой сон я увижу? И вспомню ли я его потом?»

– Крэлкин! – окликнул его знакомый голос.

Белый жеребец очнулся и уставился на нарушителя спокойствия, но не увидел перед собой пегаса. На его круп упало что-то увесистое. Он оглянулся и увидел коричневую неприметную сумку, доверху наполненную книгами. Чертыхнувшись, он сбросил с себя поклажу, мотнул головой и начал перебирать литературу, зевая и с трудом открывая слипающиеся веки. Он наскоро просматривал оглавления и отбрасывал в сторону все учебники и труды без исключения. Тройка пони с недоумением смотрела на его неуклюжие действия.

– Я позволил себе собрать книги, которые тебе могут пригодиться в нашей миссии, – сказал Шайнинг, подхватывая с пола источники знаний и удерживая их недалеко от земного пони в лиловом облачке магии.

Белый жеребец ничего не ответил, лишь выкинул еще несколько книг и кое-какие все же затолкал обратно в сумку. Он закинул легкую поклажу обратно на круп и посмотрел на Шайнинга.

– Благодарю, – сказал он после продолжительной паузы, уделив время новому зевку. – Но я предпочитаю работать с той литературой, которую выберу сам… Если от этого зависит моя жизнь. В других ситуациях я бы позволил себе более глубокое изучение данных материалов… наверное… но не сейчас. Вот это я почитаю, – проговорил он, кивнув назад, – остальное – в библиотеку.

С неба спустилась четверка пегасов, тянущих за собой достаточно большую открытую двухколесную повозку, обтянутую белой тканью. Разномастные пони помедлили, удивляясь чему-то, сказали, что они от Принцессы Селестии, и по ее приказу должны доставить их группу к границе Эквестрии.

– Маршрут мы знаем, так что об этом не беспок… – Желтая пегаска с огненной гривой застыла и с недоумением и напряжением посмотрела на Крэлкина. Пепельный пони, стоящий рядом с ней в упряжке склонил голову набок, переводя взгляд с одного жеребца из новоиспеченной команды на другого. – Это шутка такая, наверное, да? – спросила кобылка.

– Опять пегасы, – буркнул сонно чужак, и, влезши в повозку, развалился ближе к упряжи крылатых пони.

Мягкая обивка приняла его в свои объятья и мгновенно заставила забыться его утомленное тело и разум. Лишь последняя мысль пролетела в глубине разума бывшего мага: «Хорошая маскировка. Словно пегасы тянут облако. Тяжелое облако». Как только дума затихла, он захрапел, однако тут же был растормошен и приведен в сознание. Перед ним стояла огненногривая пегаска и неодобрительно смотрела на него.

– Погоди, так это мы тебя должны тянуть в Гегори?

– Меня, – едва заметно кивнул жеребец.

– Но…

– Что, Спит, не ожидала такого? – спросил пепельный пегас и усмехнулся.

– Принцесса Селестия доверяет ему столь ответственную миссию? – изумилась желтая пони.

«”Доверяет ему”? – переспросил сам у себя Крэлкин. – Она думает, что я ничего не могу сделать? Да кто она такая, чтобы судить обо мне своими мерками? Почему все думают, что я ни на что не годен? Почему все хотят сказать, что на опасной миссии мне не место? Да я справлюсь лучше вас всех вместе взятых!» Внезапно он ощутил прилив сил, поднялся и с негодование уставился в глаза пегаски:

– Да какая разница, кого тянуть? Меня или какого-то другого пони?

– А вдруг у тебя какая-то зараза, и ты заразишь всех остальных? Метки у тебя нет, так что…

Крэлкин ударил себя копытом по лбу, прервав речь кобылки. «Опять старая песня… Как же они меня достали с их эфемерной болезнью и боязнью потерять кьютимарку. Да пусть у них всех эти метки пропадут пропадом, они же ничего не дают. Рисунки на заднице, очень мило». Жеребец выскочил из повозки:

– Летите сами, драконов победите, героями станете. А раз победителей не судят, то потом объяснитесь перед Селестией…

– Принцессой Селестией, – поправил его Айрон.

– Вот иди и лижи зад своей принцессе! – рявкнул земной пони, уставший, что его вечно заставляют произносить официальной титул коронованной особы.

– Выбирай выражения! – гаркнул в ответ ловец.

– Без тебя разберусь, когда мне и что говорить. Уж не тебе меня…

Внезапно Треп оказался перед чужаком и посмотрел проникновенным и неестественным взглядом тому прямо в глаза. Крэлкин почувствовал, как падает в темный колодец. Вокруг все пропало, свет померк, а перед глазами стояли только неровные стены бездонной дыры. Его обуял страх смерти, и он взмахнул передними ногами. Ударив себя по голове, он вскрикнул и принялся растирать ушибленное место. Видение рассеялось. «Что это было? Иллюзия? Разве пегасы так умеют?»

– Развивать такую скорость без последствий может только один пегас, – прокомментировала кобылка. – Айрон Треп.

Болотный жеребец улыбнулся, но промолчал.

– Без последствий? – спросил земной пони, мотнув головой и уставившись на Спит, полагая, что информация может быть полезной.

– Он не может вызывать Сверхзвуковой радужный удар, – пояснила та.

– Без разницы, – отмахнулся разочарованно чужак. – Просто летите.

– Без тебя не полетим, – отрезала пегаска.

– Вот извинитесь, тогда поговорим, – сказал Крэлкин.

– Нам Принцесса Селестия говорила охранять тебя с удвоенной силой, – потянула огненногривая пони. – Это потому, что у тебя такой несносный характер или потому, что у тебя нет кьютимарки?

– Да сдалась вам эта кьютимарка! – рявкнул жеребец, и подскочил, готовый дать отпор любому, кто еще раз заговорит о метке.

– Не обращайте на него внимания, – перенял инициативу Шайнинг проникновенным и твердым голосом правителя. – Он действительно очень важен для предстоящей миссии, однако он довольно груб и неразговорчив, но у него острый ум, что чрезмерно важно для нашего небольшого задания. Тем более, он командир нашего отряда. Мы обязаны его слушаться.

– Он? – изумилась пегаска, широко распахнув глаза. – А как же Вы, Принц Шайнинг? Вы были Главнокомандующим кэнтерлотской королевской охраны. Вы намного лучше, чем он. Неужели этот земной пони намного умнее Вас в ведении боев?

– Это приказ Принцессы Селестии, – легко парировал единорог выпад в свою сторону.

– Но он даже не пегас и не единорог, – причитала желтая пони, смотря на королевскую особу заискивающим взглядом.

– Это приказ Принцессы Селестии, – просто повторил тот.

Немного пошарив глазами, кобылка вздохнула, пригласила всех в повозку, а сама впорхнула на свое место и застегнула упряжь. Умащиваясь на свое место, Крэлкин заметил, как к ним подлетела темная, словно ночь, пони и окликнула пегасов. Он узнал свою подругу из семьи правителей, но полагал, что она должна была сейчас спать, потому списал появление августейшей на мираж и свою усталость. Спит остановилась и посмотрела на подлетевшую. Узнав в ней королевскую кровь, она тут же расстегнула упряжь и склонилась в учтивом поклоне. Ее примеру последовали остальные пегасы и даже Шайнинг.

– Луна? – недоуменно спросил Крэлкин, не веря своим глазам и укореняясь в мысли, что его подруга не выдумка его истощенного мозга.

– Да, – неуверенно сказала кобылка. – Я хотела бы тебе пожелать удачи в первой такой ответственной миссии и…

Земной пони спрыгнул с повозки и засеменил к аликорну под заинтересованными взглядами. Остановившись в шаге от правительницы, он присел и улыбнулся.

– Все будет хорошо, – сказал он.

– Просто вернись, я тебя буду ждать, – проговорила венценосная особа и, усевшись как жеребец, сграбастала того и прижала к себе. Крэлкин обнял ее в ответ, хоть это было не совсем удобно.

– Луна, ты понимаешь, что от моей миссии зависит многие жизни, – сказал он ей почти на ухо, чтобы их никто не слышал. – Так что я не могу подвести никого.

– Не бери на себя то, что не сможешь унести, – попросила принцесса.

– Для этого у меня есть команда. Может, мы не друзья, но стремимся к одной цели.

– Просто вернись назад, – попросила пони.

– Прости, – выдавил чужак и отстранился. – Я должен идти.

Он развернулся и тяжелой походкой направился к повозке. Неуклюже забравшись в нее, он оглянулся на Луну и слабо улыбнулся ей, однако кобылка смотрела на него напряженным и грустным взглядом. Пегасы уже впряглись обратно, и спустя несколько минут тянули увесистую поклажу вверх, пробиваясь сквозь тучи. Наконец, Кэнтерлот скрылся за толщей облаков, и Крэлкин лег, переживая разлуку с пони, которые ему запали в сердце. Луна и Твайлайт: они были разными, но в то же время их объединяло нечто – пришелец из другого мира признал в них друзей.

– Что это было? – спросил пепельный жеребец.

– Тебя как зовут? – ответил вопросом на вопрос чужак.

– Соарин.

– Махай крыльями, Соарин, и не суй нос туда, где и без тебя разберутся, – недовольно ответил командир.

– Грубиян, – сказала голубая пегаска с зеленой гривой.

– Ага, – вяло бросил земной пони и широко зевнул.

Он улегся на мягкий настил повозки, свернувшись калачиком, закрыл глаза и моментально погрузился в дрему. Где-то издалека он услышал, как Айрон Треп сказал Альтусу лететь вместе с ним недалеко от повозки. Огненногривая пегаска протестовала, говоря, что их четверка будет лететь достаточно быстро, и она не хотела потерять кого-либо из группы, а, тем более, медлить. Началась перепалка между Трепом и пегасами, готовая разлиться в море непонимания. В разговоре даже проскакивали неявные вызовы на ненужные состязания. Но вдруг вмешался Шайнинг и напомнил, что при потере Крэлкиным возможности отдавать команды и следить за порядком в группе, этими функциями должен был заняться он. Поэтому он приказал пегасам в упряжке оставить бесполезный разговор и держать путь по курсу, а Айрону наказал оставаться в повозке вместе с его учеником.

Крэлкин проснулся, когда солнце уже начало клониться к горизонту. Он мотнул головой и осмотрел свою команду. Айрон и Альтус спали, Шайнинг читал книгу, удерживая ее перед собой в лиловом облачке магии. Четверка пегасов махала крыльями тихо и смирно, не произнося ни слова. Внизу быстро пролетали плотные облака. Сильный ветер вплетался в гриву земному пони, и он нехотя склонился, закрываясь бортиком от воздушных потоков. Единорог увидел это, тут же развернул над повозкой щит, и ветер моментально стих.

– Спасибо, – поблагодарил жеребец и внезапно вспомнил: – Я же забыл у Селестии взять карту, маячки и костюмы…

– Она мне передала все, о чем ты просил, – сказал принц, не отрываясь от книги.

Земной пони недоверчиво посмотрел на бывшего Главнокомандующего и спросил:

– Точно?

– Могу все предоставить, – заверил его брат Твайлайт.

– Все не нужно, нужна только карта.

Шайнинг открыл свою седельную сумку и извлек оттуда красный продолговатый кристалл. Крэлкин недоуменно посмотрел на него, потом на вещицу. За кристаллом правитель извлек камушек поменьше, зеленого цвета, на веревке. Кулон моментально перекочевал на шею чужака, и тот с недоумением воззрился на драгоценность, скосив на нее глаза. В довершении, к просящему подлетел красный камень и опустился рядом.

– И чего это? – озадаченно спросил чужак.

– Это карта, – невозмутимо ответил единорог. – Дотронешься до нее ключом, изумрудом, который у тебя на шее, она откроется.

Земной пони вновь скосил глаза на подвеску и спросил:

– А чтобы закрыть, надо опять дотронуться этим ключом?

– Да, – подтвердил Шайнинг.

Крэлкин схватил зубами кулон и прикоснулся к большому кристаллу. Продолговатый камень выпрямился на полу и, сверкнув, раскрыл зеленый круг карты. Земной пони критично осмотрел ландшафт и заметил, что он двигался. «Компас не взял, а жаль». Он дотронулся до рисунка. Изображение подернулось и пропустило копыто. Жеребец недоуменно вытянул ногу из иллюзии и уставился на единорога, который уже снова читал.

– Я не могу эту карту подвинуть, – с упреком сказал он.

– И не сможешь, она показывает местность в радиусе пяти километров, – пояснил принц.

– Всего пять километров?! – недовольно вскрикнул чужак.

«Для полетов – это не расстояние».

Альтус недовольно простонал во сне, поворочался немного под пристальным взглядом друга и замер.

– Мне такая карта не нужна, – заявил земной пони. – Мне необходима полная карта. Я стратегию не составлю вот с этим. – Он ткнул в красный кристалл.

– В любом случае, это все, что есть.

Бывший человек вздохнул и прикоснулся кулоном к большой драгоценности. Она сверкнула и потухла.

– Покажи остальное.

Шайнинг отложил книгу и магией подтянул к себе белые седельные сумки с изображением щита на них. Оттуда он извлек десять маленьких красных камней, сверкающих на солнце и четыре тряпичных костюма. Чужак бросил беглый взгляд на камни и принялся осматривать костюмы, проверяя материал и запах. «Драконы – хищники, у них должен быть очень сильный нюх… Хотя может быть и слух, либо зрение… Но в любом случае, от нас не должен исходить специфический запах».

Рассмотрев все, что хотел под пристальным взглядом принца Кристальной Империи и, будучи удовлетворенный тем, что увидел, он указал на горстку камней и спросил:

– Как они крепятся к дракону?

– Никак. Дракон их должен съесть.

«Эти пони… эти пони…» – Крэлкин глубоко вдохнул и выдохнул, успокаивая нахлынувшие чувства. Он был взбешен тем, что Принцесса Селестия так безответственно подошла к его операции. Он думал, что она, как очевидец громадных битв и полевой стратег в прошлом, ответственно подойдет к его просьбе, но теперь укоренялся в мысли, что тотальная гармония, в которой она держит целую страну, захлестнула и ее саму.

– Ваше Высочество, – как можно спокойнее проговорил земной пони, – Вы хоть один раз были на серьезных военных операциях?

– Я бывал в достаточно крупных переделках.

– Опасность, сопряженная с потерей жизни?

– И такое было, – заверил собеседника единорог.

– Как часто Вы бывали на шпионских миссиях?

– Никогда, мы в страже должны были оказывать прямое военное сопростив…

– Сколько раз Вы следили за опасным хищником? – бесцеремонно перебил чужак правителя.

– Ни разу, если появлялся хищник мы его…

– Можешь не продолжать, – сказал Крэлкин ледяным голосом. – Вот теперь мы точно умрем.

– Почему?

– Да хотя бы потому, что операция наполовину зависит от слежки за перемещением этих тварей! – взревел земной пони.

Пегасы в упряжи оглянулись, но промолчали, не желая вмешиваться в назревающий конфликт, тем более что он их не касался. Альтус и Айрон раскрыли глаза, резко сели и с непониманием озирались вокруг.

– Вы безответственные идиоты! – продолжал сетовать белый жеребец. – Надо было самому собираться, самому все проверять! Ни на кого в этой Эквестрии нельзя положиться! – Он повернул голову и бросил через плечо. – Снижайся!

Спит, Соарин и другие пегасы проигнорировали его.

– Снижайся, я кому говорю?! – вновь заорал новоиспеченный командир. – Я не повезу этих пони на верную смерть!

– А кто тебе дал право тут командовать? – недовольно спросила огненногривая кобылка. Мы тебе не подчиняемся.

– Спросим Принцессу Селестию? – прошипел жеребец.

Воцарилось молчание. Бывший человек тяжело дышал, вдыхая холодный воздух, и ждал. Пегасы продолжали лететь вперед, не обращая внимания на отданный приказ. Остальные пони в повозке сидели каменными изваяниями.

– Ты меня слышишь?! – рявкнул Крэлкин и повернулся к пегасам. – Вы повезете меня одного! – Его вновь проигнорировали, и он с силой ударил копытом в щит. – Опускайся!!!

– Я поеду с тобой, – сказал спокойно Шайнинг, и чужак метнул на него взгляд, полный негодования.

– Ты первый уберешься из этой повозки! – заверил его командир и сел, сложив копыта на груди и уставившись в пол. – Это же надо быть такими идиотами… А я планы начал строить… Дурак. Не лучше этих пони.

– Я заставлю съесть дракона этот камень, – уверено заявил единорог.

– Ты? – слабо спросил жеребец. – И что дальше? Камень твой пройдет через пищеварительный тракт и выйдет из организма с пометом. И я потеряю дракона на карте.

– В книге сказано, что процесс пищеварения у драконов занимает около недели, – стоял на своем принц.

– Вы в игрушки летите играть?! – возопил Крэлкин с новой силой. – Будьте вы все неладны! – Он ударил копытом по мягкому настилу. – Хоть один из вас понимает всю тяжесть ситуаций: Альтус. Вы же…

– Если думаешь, что ты такой исключительный, – подала голос одна из кобылок, тянущих повозку, – то ты ошибаешься. – Земной пони посмотрел на нее мутным взором. – Мы все прекрасно представляем, что такое драконы, мы все боимся их, но кто-то должен выполнить эту работу. Командиром назначила тебя Принцесса Селестия, и я всецело доверяю ее решению. Я выполню любой твой приказ, даже самый безрассудный не потому, что ты мой непосредственный командир, а потому, что я тебе доверяю, как наша принцесса.

– Ты встречалась с драконами? – недовольно осведомился жеребец, пытаясь вразумить выскочку.

– Конечно, – сказала пегаска, и голос ее дрогнул. – Из-за них мы с семьей потеряли дом и друзей и были вынуждены перебраться в другое место. Я понимаю, что такое страх, и что значит терять то, что тебе дорого, но это жизнь. Порой она неумолима, забирает все самое ценное, что у тебя есть. Иногда она будет преследовать, куда бы ты ни держал путь. Жизнь свела меня с драконами, и я до сих пор трясусь только от одного упоминания слова: “дракон”. Но как бы я не боялась, я не могу позволить им забрать дом у тех пони. Они заслужили жить в Мире и Гармонии. Ведь Гармонию тоже кто-то должен поддерживать.

Крэлкина передернуло, как только он услышал последнюю фразу. «Значит, один из членов скрытого альянса пони везет меня на верную гибель. Насколько он доверяет мне и Селестии, что он скрывает? И неужели слежка за мной так необходима? Все же, Старсвирл слышал мое послание? В любом случае, этого не изменить. Жизнь, как она сказала, должна продолжаться, не важно, умер я или кто-то другой».

– И что ты предлагаешь? – с вызовом спросил он. – У меня нет ничего, что бы я мог противопоставить тем зверям.

– У тебя есть острый ум и умение сострадать ближнему. Что еще необходимо хорошему пони?

– Да причем тут хороший я пони или плохой? – возмутился жеребец и уставился пронзительным взглядом на пегасов. У всех морды были напряжены и серьезны, не выражающие никаких эмоций. Они смотрели ровно вперед и махали крыльями, словно по указке искусного кукловода. «Это голос не пегаски. Но кто это говорит со мной через нее? Майт? Старсвирл? Или кто-то еще?»

– Это многое решает, – молвил неизвестный через кобылку. – Если бы ты был злой, то я первая, кто погнала бы тебя из команды. Но ты не такой. Ты достаточно сильный, чтобы завершить это дело и справиться со всей болью.

– У меня нет… – начал чужак, но был мягко перебит:

– У тебя есть все, что необходимо, просто воспользуйся тем, что у тебя есть.

– То есть, мне стоит продолжить операцию, во что бы то ни стало, даже не заботясь о тех, кто сейчас рядом со мной? – с отвращением проговорил земной пони, чувствуя запах смерти.

– Ты не сможешь не заботиться, – заверил его незнакомец ласковым голосом. – Ты слишком добрый. А операцию довести до ума придется, и если не тебе, то Принцу Шайнингу – точно. Сохранить всем жизни у тебя шансов намного больше.

Земной пони чуть слышно застонал. Он увидел, как морды пегасов вернулись в прежнее состояние: они осматривали облака, плывущие под их копытами, едва слышно переговаривались, движения их стали живыми, наполненными пороками плоти. Крэлкин закусил губу и посмотрел вверх, на чистое голубое небо. Солнце опустилось к краю туч справа и стало закатываться за горизонт. Жеребец несмело дотронулся копытом до кулона и посмотрел на карту, отпечатанную магией в красном кристалле.

– Мы хоть на ночь опустимся? – спросил он гробовым голосом.

– Нет, – бросил Соарин.

– Мне критически необходимо подумать, – сказал пони. – А в полете меня отвлекает постоянная качка. Да и вам необходимо отдохнуть. Если понадобится, то я привлеку вас к нашей небольшой стычке с драконами.

– Я бы не хотела этого, – сказала огненногривая пегаска и спустя несколько секунд командирским голосом объявила: – Спускаемся на ночевку.

И четверка пегасов нырнула вниз. Повозка едва заметно ускорилась, но крылатые пони везли свой груз очень аккуратно, даже рывки были плавными. Крэлкин попросил снять щит и подставил гриву под сильный ветер. Он пристально наблюдал, как работали мышцы крыльев желтой кобылки, и непроизвольно наслаждался последними спокойными деньками.

– Значит, ты командир пегасов? – спросил он у огненногривой пегаски, как только повозка выровнялась у самой земли.

– Да, – сухо отозвалась та. – Спит Фаер, капитан команды “Вандерболтс”.

– Приятно познакомиться, – криво усмехнулся жеребец.

– Как же судьба свела тебя с Принцессой Селестией? – с интересом спросила пони.

– Давай без этого вопроса, – попросил чужак и почувствовал, как колеса прикоснулись к земле.

Как только пегасы затормозили, все тут же выбрались со своих мест и принялись растирать и разминать затекшие конечности. На месте остались только Крэлкин и Шайнинг. Единорог невозмутимо продолжал чтение, не обращая внимания на галдящих за спиной жеребцов и кобылок. Земной пони осматривал местность на предмет хищников и вообще опасностей.

Они остановились посреди поля, раскинувшегося на десятки километров, рядом с большими валунами. Серый, тусклый и грязный пейзаж предстал его глазу мутной лужей. Потоки подтаявшего снега, кое-где проглядывалась черная земля. Вокруг не было ни души, и только ветер пел свою тревожную песню, разнося ее по просторам.

Убедившись, что ни ему, ни его команде ничего не грозит, Крэлкин улегся на дно повозки и прикрыл глаза.

«Мне нигде не скрыться от глаз организации Майта. Оказывается, что они еще могут подчинять сознание существ, которые находятся на достаточно большом отдалении. Я бы даже сказал, что на огромных расстояниях. Не думаю, что у них есть пегасы в организации, но даже если и есть, то насколько ли я серьезная птица, чтобы подниматься так высоко вместе с, как минимум, двумя единорогами и контролировать сознание четырех пегасов из упряжи? Значит ли это, что они могут также контролировать меня? Или, по крайней мере, без труда отслеживать мое местонахождение… С каждым разом информация все более удручающа и удручающа».

До наступления темноты Крэлкин читал, бросая недовольные взгляды на игры пегасов. Один раз он заметил на себе заинтересованный взгляд принца и спросил, что ему нужно.

– Ничего, – ответил тот. – Просто размышляю над тем, что ты сказал.

– По поводу? – насторожился жеребец.

– Как бы ты ни хотел, но ты очень сильно походишь на мою сестру, – улыбаясь, проговорил правитель Кристально Империи. – Ты такой же молчаливый, замкнутый, ни с кем стараешься не заводить лишних разговоров.

– Это лишь обертка, на самом деле мы разные, – вновь заявил чужак и уставился в книгу.

Как только наступила ночь, и читать стало невозможно, бывший маг выбрался из повозки и отошел поодаль, прихватив с собой карту. Ему приглянулись камни, и он устроился около них. Он услышал краем уха, как Шайнинг спрашивал Айрона, каких драконов он встречал и как с ними боролся. В особенности его интересовало, как тот убегал. Также единорог задавал ловцу уточняющие вопросы, сверяясь с книгами, однако вскоре Спит Фаер увлекла Трепа за собой, оставив жеребца в одиночестве за чтением литературы. Земной пони любезно отказался продолжать чтение под светилом в виде рога правителя, и теперь слегка жалел, что покинул дивный мир изучения драконов.

Даже кромешная темнота не сбавила энтузиазма пегасов: они шумели, распевая какие-то свои песни, и вспоминали былые подвиги. Потом началась перебранка между желтой кобылкой и ее болотным собратом, которая закончилась скоростными гонками под улюлюканье остальных крылатых пони. Бывший Главнокомандующий вновь принял командование и утихомиривал пегасов, которые то и дело норовили разразиться новой словесной перепалкой, грозящей перелиться в очередные воздушные баталии.

Крэлкин помотал головой и расположился на подтаявшем снегу. Шерстка на животе моментально промокла, и он вздрогнул. Карта расположилась перед ним, но он пока что не хотел ее активировать, размышляя, как он сможет использовать то, что ему предоставили. Сзади кто-то подошел, чавкая снегом. Земной пони обернулся и различил нежно-красного жеребца.

– Не против, если я присоединюсь, а то у меня от них голова уже болит? – спросил Альтус и, не дожидаясь ответа, уселся возле друга.

– Конечно, – безучастно ответил тот, продолжая пялиться на продолговатый кристалл.

– Чего это такое? – без интереса спросил спортсмен.

– Карта, – сухо проговорил Крэлкин. – Глупая карта.

– Почему? – со слабым интересом осведомился собеседник.

– Для тебя пять километров – много? – словно в трансе спросил бывший маг.

– Ну, час ходьбы где-то, – потянул пегас. – Если бежать, то минут двадцать или…

– А если лететь? – спросил друг.

Альтус задумался, и земной пони вздохнул.

– Эта карта показывает всю местность в радиусе пяти километров, – объяснил белый жеребец. – Мало, критически мало. Потому что мы имеем дело с авиацией.

– С драконами, – поправил ученик Айрона.

– А какая разница? Драконы летают и могут бить дальними атаками, – напомнил Крэлкин. – Наземные силы тут бесполезны, разве что комплексы для уничтожения воздушных сил, но тут этого нет. Тут военной техники вообще нет.

– Почему ты так думаешь, может…

– Да ладно тебе, – отмахнулся друг, – открой глаза. Зачем пони вообще ракеты или пороховое… ну, или хотя бы холодное оружие? У них есть магия, а она сильнее во всех смыслах. К тому же, зачем им это даже развивать? Они не хищники, и убивать им не нужно, чтобы прокормить себя и семью. Они не воюют ни с кем около тысячи лет, так зачем знания об умерщвлении, если нет противников? Они живут в тотальной Гармонии, так зачем им оружие убийства, если везде одни друзья? Даже стража Селестии и та – лишь формальное образование, неизвестно зачем собранное. Возможно, даже для вида, ибо перед другими странами все же необходимо показывать, внутреннюю боевую мощь. Но я один смог с ними справиться, а я просто использовал голову.

– Но неужели…

– Все межгосударственные конфликты у них решаются на уровне правителей стран, и информация о них никогда не просачиваются к простым гражданам. Отчего же им быть жестокими, когда вокруг все хорошо уже не одну сотню лет? Отчего им развивать оружейное дело, если оружие применить некуда? Они уверены в завтрашнем дне, а я не могу так жить, понимаешь?

– Нет, не понимаю, – признался пегас. – Если тут все так хорошо, то почему нельзя просто приспособиться? Ты же жил по локоть в крови, так…

– Я никогда не убивал… – с нажимом проговорил Крэлкин.

– Только калечил, – криво усмехнулся Альтус.

– Но жизнь я ценил: как твою, так и противников, – недовольно отозвался земной пони.

– Так почему не жалеешь себя? – спросил друг.

– А какой в этом смысл? – вздохнул белый жеребец.

– Смысл – жить, – с уверенностью произнес пегас.

– Глупый ответ, – с грустью сказал Крэлкин. – Как и эта карта. Вроде бы есть, но толку мало.

– Странный ты стал в последнее время, – проговорил собеседник и посмотрел вверх. – Рвался в этот мир, чтобы тут остаться, а теперь что? Хочешь умереть? Так зачем нужен был тот цирк?

– Для того чтобы остаться, я сделал ряд ошибок, за которые сейчас и расплачиваюсь. Цена слишком высока и достаточно неявна. Я не могу сейчас подвести Эквестрию вообще и Селестию в частности.

– А как же Твайлайт? – изумился крылатый пони. – А Луна?

– Опять ты за старое? – недовольно проворчал белый жеребец. – Не хочу даже говорить об этом. Ты о себе-то подумал?

Альтус не ответил. Лишь поднялся, отошел на десяток метров и стал делать комплекс упражнений для крыльев. Крэлкин пристально следил за ним, и заметил, как друг смущался, однако продолжал свое занятие. Чужак хотел лучше изучить техники полета, которые передал своему ученику Айрон, пытаясь найти в них слабину, но ничего не бросалось в глаза. Потеряв любой интерес к занятию пегаса и поняв, что Альтус вырос, как представитель нового мира, пони активировал карту и стал рассматривать местность. Около центра горели синие и красные точки, показывая местоположение костюмов и маячков.

Крэлкин просидел всю ночь у камней, даже не пытаясь приблизиться к повозке, в которой отдыхали остальные пони, и вслушивался в тишину. Перед ним мерцал рельеф местности, расползшийся в разные стороны идеальным кругом. Он смотрел на него пустыми глазами и лишь вздыхал. Как только первые лучи солнца прорвались через облака и разлили золотистый свет по земле, желтая кобылка с огненной гривой встала, зевнула и с места рванула вверх. Белый жеребец проводил ее уставшим взглядом и увидел, что огромная туча пошла дырами.

– Странно, – пробормотал он. – Осадков-то не было.

По округе лениво расползлось тепло, даримое небесным светилом. Посмотрев на повозку, Крэлкин увидел, что все спали, кроме Соарина: он поднял голову и сонными глазами осматривался. Земной пони дотронулся изумрудом до красного камня, и карта исчезла. Подхватив зубами продолговатую драгоценность, он неспешно проследовал к повозке и положил камень рядом с Шайнингом.

– Подъем! – послышался громогласный возглас сверху, и Крэлкин широко зевнул.

Альтус подскочил и тут же отпрыгнул в сторону. Остановившись, он недоуменно оглянулся и что-то проворчал себе под нос, недовольно смотря в сторону зависшего в нескольких метрах над землей капитана “Вандерболтсов”. Шайнинг встрепенулся и посмотрел вверх сонным взглядом. Остальные пегасы, кроме Айрона и его ученика, быстро поднялись и выстроились в шеренгу у повозки. Каждому члену своей команды Спит Фаер дала сухой паек и сказала, что через полчаса они вновь будут лететь.

Ловец животных еще лежал, не обращая внимания на возгласы и копошение вокруг. Чужак залез на освободившееся место и, пробравшись ближе к упряжи, уселся и стал прикидывать, как он сможет сохранить себе жизнь. «Надо будет обязательно встретиться с командиром отряда стражи, которые охраняют поселок. Может, удастся у них несколько единорогов получить под свое командование».

Вскоре повозка поднялась вверх, вылетела над облаками на слепящее солнце и полетела к цели. Заметив небольшой поселок издалека, Крэлкин попросил у Шайнинга карту и немедленно открыл ее. Изображение подернулось и показало населенный пункт, к которому они стремились и пустыню вокруг, лишь поодаль в километрах трех были расположены две небольшие отдельностоящие горы. В воздухе чужак почувствовал запах гари и, принюхавшись, определил, что запах не был похож на горелую древесину.

Повозка рухнула поодаль от черты маленького пустого городка. Если бы не огромное поле, на котором работали разноцветные граждане, земной пони бы подумал, что это заброшенный город-призрак. Буйная зелень, проснувшаяся от зимнего сна, на улицах придавали поселку еще более обветшалый вид. В непосредственной близости легкий запах гари стал отчетливей, и теперь поморщился даже Айрон.

Как только колеса повозки коснулись твердой почвы, пегасы, летевшие в ней, выпорхнули. За ними выскочил единорог, дождавшись полной остановки средства передвижения. Крэлкин тоже прыгнул на мокрую землю и несколько раз ударил ее копытом, проверяя на прочность. Оглянувшись, он вперил взгляд в белого жеребца и немедленно проговорил:

– Шайнинг, найди нам две гостиницы. Одну для нашей группы, другую – для пегасов. – Если не будет двух гостиниц, то найди для нас какое-то другое место.

– А мы тебе чем не угодили? – возмутилась Спит Фаер.

– Вы слишком шумные, а мне надо сосредоточиться на работе, – ответил чужак. – Два места для ночлега, Шайнинг.

– Хорошо, – сказал тот и направился в город.

Крэлкин его окликнул:

– Подожди Альтуса. У него тоже задание в городе есть.

– У меня? – удивился нежно-красный пегас.

– Да, найди нормальную карту местности и населенного пункта. Чем больше и подробнее будет карта – тем лучше. Можешь взять две, или несколько маленьких. Мне нужен полный вид на местность.

– Понятно, – сказал тот и кивнул.

– Мы можем идти? – спросил единорог.

– Да, пожалуйста, – ответил капитан. – И старайтесь не отходить далеко друг от друга, неизвестно, какие тут нравы.

– Нормальные тут нравы, как и во всей Эквестрии, – парировал правитель Кристальной Империи.

Пони двинулись в город по каменистой почве. Альтус летел рядом с шагающим попутчиком, стараясь держаться низко над землей. Крэлкин проводил их взглядом и повернулся к пегасам.

– А зачем тебе карты? – вопросил болотный жеребец. – Принцесса Селестия же дала тебе карту.

– Эта карта и выеденного яйца не стоит, – ответствовал земной пони. – Можешь ее забрать, если она тебе понравилась. В любом случае, облети окрестности и определи, откуда вероятнее всего будут нападать драконы. Ты в этом деле специалист. Если найдешь драконов, и они увяжутся за тобой, не вздумай лететь в город.

– Хорошо, – сказал он, шутливо отдал честь, вызвав одобрительный хохот команды “Вандерболтсов”, и стремительно взмыл в небо.

«Итак, все задания розданы, все пони выполняют посильную работу, а мне необходимо встретиться с командиром стражи. Где же они могут находиться?» Крэлкин бросил быстрый взгляд в недра повозки и увидел маленький том “Драконы. От рождения до смерти”, который ему любезно предоставил Шайнинг для проведения свободного времени.

– Спит Фаер, мне нужно отлучиться, так что ты пока за главную, – сказал жеребец, оглядываясь и пытаясь предугадать, где сидят стражники Кэнтерлота. – Я скоро буду.

– И куда ты собрался? – недоверчиво спросила кобылка.

– Поговорить надо кое с кем.

– Ты здесь кого-то знаешь?

Крэлкин выбрал направление, бросил скупое: “Нет” и засеменил, не желая терять времени на лишнюю болтовню. Он прошел по скользкой, едва уловимой тропке, обогнув город, и вскоре был у цели. К его удивлению стражи, на предполагаемом месте не было. Пристально осмотрев все вокруг, он решил сходить на поле и спросить у местных жителей, где он сможет найти пегасов и единорогов из защитного отряда. Шел он недолго и уже издали увидел блестящие доспехи на пегасах, которые сверкали в редких солнечных лучах. Воздух наполнился запахом свежей листвы и влажной земли. Запах гари близ полей практически не ощущался.

Подойдя ближе к шумной разноцветной братии, Крэлкин неодобрительно покачал головой и крикнул во все горло:

– Капитана отряда стражи ко мне! Живо!

Пегасы в золотых доспехах с небольшими лопатами в зубах замерли, переглянулись и посмотрели на нарушителя спокойствия. Несколько земных пони с наполненными до краев сумками семян, бросили недоуменные взгляды на чужака и отправились дальше заниматься своими делами. Спустя несколько минут из стены разномастных граждан выбрался единорог в броне и предстал перед бывшим магом.

– Что вы себе вообще думаете? – осведомился Крэлкин. – Мало того, что Вы и Ваш отряд не выполняет поставленную задачу, так еще и силы тратите. А если сейчас драконы нападут?

– Кто ты такой? – недовольно обронил капитан стражи и осмотрел пришельца с головы до кончика хвоста.

– Я от Принцессы Селестии, – моментально отозвался жеребец. – И я пришел узнать…

– Раз уж ты от Принцессы Селестии, то предоставь доказательства.

– Коли ты ставишь вопрос ребром, то я сейчас приведу сюда драконов и посмотрю, как вы справитесь с ними, – пригрозил тот. – А отчет о Вашей превосходной работе направлю прямо во дворец.

– Ты не посмеешь, – прошипел единорог.

– Вам приходило письмо от принцессы, что должна приехать группа по уничтожению драконов?

– Письмо не приходило, – недовольно отозвался собеседник, – но мне говорили на инструктаже, что такая группа будет.

– Я ее командир, – заявил чужак.

– Ты? – недоверчиво спросил пони в доспехах. – И кто же тебя назначил им?

– У меня нет времени с тобой пререкаться. Ты хочешь избавиться от драконов или нет?

– Все хотят, – недовольно сказал подчиненный Селестии.

– Мне необходимы два единорога для проведения операции, – тут же заявил Крэлкин.

– Два единорога? – опешил стражник. – Кто сказал, что кроме меня тут есть еще единороги?

– Никто, я просто надеюсь на это.

Около капитана защитного отряда приземлились два пегаса в броне и недоуменно посмотрели на незнакомца.

– А это кто? – спросил один из них.

– Командир отряда по решению нашей проблемы, – раздраженно сказал единорог.

– Земной пони? – удивился второй крылатый страж.

– А что-то не так? – спросил с недовольством Крэлкин.

– Просто необычно, – пожал тот плечами.

– Позовите Руэлла и Герберта, – приказал капитан своим подчиненных и те, отдав честь, взмыли в воздух.

– Особенности их магии? – тут же спросил чужак.

– Они специализируются на защитной магии, – моментально отчеканил собеседник. – Руэлл превосходно ставит защитные стены и большие купола, Герберт использует различные заклинания роста растений, чтобы избегать прямых столкновений.

– Щиты мне неинтересны, – задумчиво проговорил земной пони. – Как на счет атак?

– Стандартные арсенал заклинаний кэнтерлотской стражи. Их учат еще в академии.

– Хорошо, об этом я у них еще расспрошу. Герберт, насколько я понял, может выращивать растения?

– Да, в основном деревья.

– Атаковать с их помощью?

– Нет. Он просто заставляет растение расти в разы быстрее и скрывается за ними, как за стеной.

Из разноцветного моря работников фермы вынырнули два пони. Пока они подходили, Крэлкин критически их осматривал, заметил у обоих рог, и увидел, что один из них несет на спине небольшие сумки, набитые чем-то до краев. Единороги подошли к своему командиру и, отдав честь, обратили взгляды на оценивающего их земного пони. Бывший человек безмолвствовал, молчали и члены защитного отряда, напряженно смотря друг на друга.

– Значит, вы Герберт и Руэлл? – спросил Крэлкин, и жеребцы кивнули. – С этого дня вы переходите под мое личное командование, пока я вас не отпущу.

– Простите? – спросил единорог с седельными сумками.

– Поможете этому земному пони и его отряду справиться с драконами, – сказал старший по званию стражник.

– Он капитан того отряда? – спросил второй подчиненный.

– Мне нужно будет посмотреть на ваши способности и решить, что делать дальше, – оповестил чужак. – Вас проверят мои пони.

Охранник с сумками посмотрел на своего командира.

– Герберт, не смотри на меня такими глазами, – попросил тот, словно подчиненный был ему по-своему дорог. – Считай, что это приказ Принцессы Селестии.

– А что, если он…

– Он земной пони, ничего с вами не случится, – отмахнулся единорог. – А теперь марш выполнять приказ.

– Так точно, – хором отозвались подчиненные и посмотрели на нового командира.

– Пойдем, – сказал чужак и направился за город.

Спустя минут двадцать Крэлкин привел двух новых пони к стану, где остановились пегасы. Он шел аккуратно, стараясь не поскользнуться на размытой растаявшим снегом грунтовой дороге. Единороги не разговаривали, однако о чем-то перешептывались между собой. Заговорить с жеребцом без кьютимарки они даже не пытались. А тому и не нужны были ненужные вопросы и рассказы. Он прокручивал в голове план и не хотел отвлекаться ни на что.

Как только впереди показалась четверка пегасов вместе с повозкой, подопечные помедлили, а потом один из них выкрикнул что-то нечленоразборное, вырывая Крэлкина из мыслей. Он посмотрел назад недовольным взглядом и увидел, как жеребцы сникли. Спит Фаер встретила чужака холодно, осведомилась, кто новые единороги, и, получив исчерпывающий ответ, потеряла всякий интерес к стражникам, но стражники смотрели с восхищением на нее и ее команду.

Спустя пять минут подошел Шайнинг. Охранники с недоумением смотрели на бывшего Главнокомандующего и учтиво поклонились, как только тот оказался достаточно близко. Крэлкин увидел, как напряглись новые члены команды, и улыбнулся принцу. Тот коротко кивнул своему командиру и, подойдя к земному пони, отдал честь. Стражники открыли рты и не могли проронить ни слова, пока Шайнинг отчитывался перед чужаком.

– Задание выполнено. Я снял два номера в одной таверне на улице Горячего песка на четырех пони каждый в разных концах постоялого двора.

– Где Альтус? – осведомился бывший человек.

– Он пошел в местный трактир, – отрапортовал августейший. – Сказал, что там добудет всю необходимую тебе информацию.

– Опять его куда-то понесло, – недовольно пробормотал командир. – И все же, почему ты заказал номера в одной гостинице, я же просил…

– Мы – единственные постояльцы.

– И что?

– Никакие посторонние звуки не будут мешать тебе, если не нарушать определенный шумовой режим.

– Резонно, – согласился земной пони и бросил через плечо: – Спит Фаер, если ты или твои пегасы будут сильно шуметь, то…

Пегаска моментально подскочила к жеребцу без метки и встретилась с ним глазами.

– То что? Думаешь, что сможешь указывать мне и моей команде, что делать, а что не делать? – с подозрением вопросила она.

– Ты все сама прекрасно понимаешь, – отозвался чужак, не сбрасывая недовольной интонации и не отводя взгляда. – Или, может, ты лично будешь с драконами сражаться вместе со своими подчиненными? Если честно, мне не нужно такое бремя. С радостью переложу все на твои крылья под твою ответственность.

– Принцесса Селестия сказала, чтобы ты с ними разбирался, – парировала кобылка.

– Именно из-за Принцессы Селестии я вообще ввязался в эту авантюру. Отбой будет не позже одиннадцати часов вечера, – без эмоций оповестил Крэлкин. – Все свои склоки можете разрешать подальше от таверны.

Спит Фаер фыркнула, бросила уничтожающий взгляд на земного пони и вернулась к пегасам, обдав командира холодным воздухом из-под крыльев.

– Шайнинг, можно будет там заказать еще один номер? – спросил чужак, поежившись от холода. Он еще провожал взглядом капитана команды “Вондерболтс”.

– Конечно, вся гостиница свободна, – без промедления отозвался единорог.

– Ладно, знакомьтесь – это новые члены нашей команды. Руэл и Герберт. Если все будет хорошо…

– А разве может быть иначе? – спросил Армор.

– Не перебивай, – кисло отозвался жеребец и посмотрел на принца. – Если все будет хорошо, то я отпущу их послезавтра.

– Стычка с драконами? – напряженно осведомился бывший Главнокомандующий.

– Да, в скором будущем, – подтвердил Крэлкин. – Будем надеяться, что все пройдет, как я планирую. Главное дождаться Альтуса и Айрона. Они немаловажные фигуры на этой небольшой шахматной доске.