Пепел

Что мы знаем о наемниках? Выполнят любую работу, только заплати. Но что мы знаем об этом наемнике? Ровным счетом - ноль. Он пытается найти мораль в прошлом? Хочет ли он измениться? Чего он добивается своими действиями?

Рэрити Эплджек Другие пони ОС - пони

Высокие технологии в мире магии

Слишком отстал мир Магической Британии от реалий современного мира. Это подозревают некоторые волшебники, это знает новый директор Хогвартса, успевший пожить в мире маглов, где магию успешно заменяет технология. Одна из этих успешных технологий в мире маглов - связь. В мире Магической Британии с ней всё обстоит очень плохо. Доступные волшебникам средства связи совсем не справляются с возросшими потребностями. Ситуацию надо как-то менять. Директор Хогвартса уверен, что нашёл решение.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Трикси, Великая и Могучая Энджел Другие пони ОС - пони Человеки

Новые Невероятные союзники

Спин-офф к фанфикам "Невероятные союзники" и "Приговор времени". Знакомство с упомянутыми фанфами совершенно не обязательно. Что делать в мире, где герои уже победили? Злодеи уже побеждены и унижены, неприятные жители убиты, злодейские планы разрушены. "Невероятные союзники" уже разворошили все разворошаемое и стали могущественней некуда. Население только-только отдышалось пожиная плоды их победы, как пришли новые «герои». Осталось ли что-нибудь для них?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда Трикси, Великая и Могучая Лира Другие пони ОС - пони Доктор Хувз Октавия Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Старлайт Глиммер Темпест Шэдоу

Мой напарник – Дерпи-2

Дерпи - напарник детектива

Дерпи Хувз

Night Apple

Однажды Эпплджек приходит к Твайлайт за советом насчет отношений Флаттершай и Биг Макинтоша и, в итоге, понимает, что испытывает к желтой пегаске некоторую влюбленность. Но, не получив взаимности в чувствах от Флаттершай, Эпплджек решает попытать счастья с другой, более темной личностью - Флаттербэт.

Флаттершай Эплджек Биг Макинтош Другие пони

Stargate: Shangri-La / Звёздные врата: Шангри-Ла

После долгих лет унижений и насмешек археолог и исследовательница Лира Хартстрингс делает находку, которая подтверждает все её теории. Вместе со своей лучшей подругой Бон-Бон и одноклассницей Кейденс она сталкивается с тайнами и чудесами, которые способны перевернуть мир. *** После обнаружения очередной зацепки в базе данных Древних была сформирована вторая международная команда. Под руководством генерала Картер и доктора Джексона они отправляются исследовать очередную сеть Врат, обнаруженную в галактике на границе Местной группы. Эта экспедиция заставит пересмотреть многое из того, что казалось им известным. *** Приключения продолжаются, и невообразимые союзники столкнутся лицом к лицу с опасностями, по мере того как наследство Древних продолжит раскрывать последние главы своей истории.

Лира Бон-Бон Человеки Принцесса Миаморе Каденца

Рассвет

Проходят года, Твайлайт, аликорн с вечной жизнью, никогда не сможет забыть тех, кто были ей дороги. Каждую ночь она страдает, зная, что ничего не изменится.

Твайлайт Спаркл

Путь к спасению

Пони пробрались в мир людей (И как обычно сами люди понятия не имеют как это произошло...)! И кто бы мог подумать - мир изменился на глазах! Исчезло всё что мы знали о нашем старом мире... Главный герой - хейтер (!). Ему не нравиться что творится вокруг, и у него яркое желание всё это остановить, и в этом ему помогут...ПОНИ! Изменит ли хейтер свою позицию? Почему ему помогают те, кого он ненавидит больше всего на свете? Эпичная история начинается!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Найтмэр Мун Человеки Кризалис Король Сомбра Стража Дворца

Five nights at Pinky's 2

Совет: Никогда не устраивайтесь, пони, на работу к Пинки Пай. Особенно, если предстоит работать под одной крышей с кучей злобных аниматроников.

Мастер Тайм Представляет: Ночь Кошмаров

Внимание! Данный фанфик является стёбом и пародией! После поединка Твайлайт Спаркл с Найтмер Мун Эквестрия была разрушена мощным заклинанием лавандовой единорожки.. Пони почти исчезли с лица Эквуса, и остались лишь грифоны да минотавры. Кто вернёт все на круги своя? Главный герой путешествует по времени и пространству, спасая различные реальности от катаклизмов. В очередной раз выполняя свою "работу" он натыкается на весьма интересную реальность. Процесс её спасения получается весьма необычным....

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони Найтмэр Мун Человеки

Автор рисунка: BonesWolbach

Технологические артефакты

Глава 5. Планы и результаты.

Крэлкин стоял вдалеке в окружении трех единорогов и судорожно следил за красными и синими точками на иллюзорной карте, данной Принцессой Селестией. Горы, которые были в километре от него, упирались в небо острыми иглами. Они стали убежищем для четырех драконов, распространяя в округе запах гари. Сейчас чешуйчатые существа перемещались внутри одной из гор в небольшой пещере. «Возможно, они дерутся, – заключил жеребец, смотря на мельтешение красных огоньков. – Это было бы превосходно. Уставшие, они будут более уязвимы для моей атаки. Возможно, я даже сделаю все, что запланировал… Но нельзя уповать на случай или физическую усталость, надо просто придерживаться четкого плана».

В ночь перед операцией, когда драконы спали, Шайнинг пробрался к ним и под страхом смерти вложил каждому хищнику в рот по небольшому камушку. Крэлкин его отговаривал, клялся, что отправит назад в Кэнтерлот, как только Спит Фаер и ее пегасы проснутся, зарекался, что не позволит участвовать в схватке, но принц пообещал, что все будет хорошо, надел защитный костюм и растворился в ночи.

Командир отряда напряженным взглядом наблюдал за перемещением синей точки, ожидая, что она погаснет. Он уже был готов отчитаться перед Селестией за смерть своего подчиненного и объясниться перед Каденс за кончину ее возлюбленного, как заметил, что четыре красных огонька остались на месте, а синий стал двигаться назад. Он облегченно вздохнул, дождался единорога, еще раз его выругал и отправился спать.

С утра Крэлкин не преминул вновь отчитать Шайнинга за вчерашнюю проявленную инициативу и еще раз объяснил, что необходимо делать каждому из небольших отрядов, на которые он разделил десятерых пони. Пожелав Айрону и Альтусу удачи и проводив их, улетающих на свои позиции, взволнованным взглядом, жеребец обратился к командиру команды “Вандерболтс”. Спит Фаер была проинструктирована отдельно в день приезда, но земной пони решил напомнить ее задачу. Пожелав удачи и ей, он вышел с двумя единорогами под уже теплое солнышко, надев защитный костюм, который передала ему Принцесса Селестия. Крэлкин захватил с собой сумку, в которую уместились карта и небольшая металлическая палочка в виде трезубца, которую для него сделал бывший Главнокомандующий по его просьбе. Он еще хотел извлечь смертельное заклинание из старой руны человеческой магии и готов был воспользоваться им, но лишь в самом крайнем случае.

Щурясь от солнца, белый жеребец посмотрел на горы и его сердце сжалось. «Если Айрон ничего не напутал про драконов, то все должно получиться, но если нет? Костюмы хоть и хорошие, но все же обеспечивают около минуты защиты от огня огнедышащих существ, а это мало, критически мало в данной ситуации. Надеюсь, что Альтус не подведет, и его не втопчут в землю разъяренные хищники еще на первых минутах схватки».

Синие точки на карте двинулись вперед, и тут же навстречу стремительно и бодро вылетели красные огоньки. Крэлкин говорил Трепу, что бой необходимо вести на открытой местности, но никак не в закрытом помещении и надеялся на его благоразумие. Единороги напряглись, когда увидели первый столп огня, вылетевший из горы и трех огромных чешуйчатых созданий, последовавших следом за пламенем. У земного пони подкосились коленки от страха, но он понимал, что, как командир, должен показывать твердость духа и характера. Однако ему было непросто успокоить взбунтовавшиеся чувства.

– Началось, – прокомментировал чужак и сжал зубы. – Шайнинг…

– Да, сейчас, – моментально отозвался принц, и зрение Крэлкина обострилось в несколько раз.

Бывший человек увидел трех черных драконов, словно те были вблизи, и две небольшие фигуры пегасов, кувыркающиеся в воздухе меж огромных чешуйчатых туш. Крылатые пони выписывали фигуры высшего пилотажа и старались держаться на равных с противниками. Драконы блестели на солнце чешуей, переливаясь всевозможными цветами радуги, рычали, но не атаковали в полную силу, и это взволновало командира.

«Что они задумали? В таком темпе Альтус выдерживает, но что будет, если они ускорятся? Движения хоть у драконов и быстрые, но для Альтуса смертельно опасные, подпади он под один из ударов. Они играют со своей добычей, вот только и добыча под моим командованием может стать охотником.

Айрон не сильно напрягает крылья. Есть шанс, что хотя бы он выстоит до конца. Альтус не так давно стал тренироваться с ловцом животных, и не факт, что выдержит что-то серьезнее настоящего темпа драконов. Тем не менее, у него за плечами довольно большой опыт ведения боев и больше шансов на победу в равных условиях, нежели у Трепа, но сейчас его опыт бесполезен».

– Я все равно не понимаю, зачем тебе это, – подал голос правитель Кристальной Империи.

– Я не верю, что драконы забрели сюда случайно, – повторил чужак. – Что угодно, но только не случайность. Они летели вдоль границы и остановились только здесь. Если опять скажешь, что этот городок находится на периферии, то отправишься вперед и будешь помогать Айрону.

– Я готов, – моментально отозвался Шайнинг.

Земной пони не ответил, лишь напряженным взглядом следил за своим старым другом. Нежно-красный пегас буквально утопал в реке пламени, которой дракон отбивался от надоедливой мошки, но Альтус был проворнее, по крайней мере, пока. С тех пор, как спортсмен попал в мир Эквестрии, он стал лучше во всех смыслах: нашел подругу, сбросил с себя грязь старого мира и вырос, как летающий пони. Но сейчас Крэлкин понимал, что никакие его приобретения, кроме способности быстрых принятий решений, не помогут выиграть битву за свою жизнь.

– Как я вообще согласился на это? – сетовал про себя Альтус, смотря на трех вылетающих из горы хищников и морщась от неприятного запаха. Айрон летел впереди и искусно уклонялся от огня. Красный пегас вздохнул и рванул вперед. – Я тебя убью, Крэлкин! Я тебя убью, если выживу! – с негодованием шептал он себе под нос. Сердце канонадой беспорядочных ударов билось в груди, стремясь выпрыгнуть наружу.

– Альтус, давай! – крикнул Треп, показавшись из моря огня и вновь пропав в волнах пламени.

– Твою же мать! – ругнулся спортсмен и налетел на одного дракона, ударив того копытами в затылок. Зверь взревел и бросился за обидчиком. Едва увернувшись, пегас почуял запах паленых волос и оглянулся. За ним из хвоста тянулся шлейф из дыма. – Еще и эти штуки мешают! – с негодованием бросил он, краем глаза заметив защитные чехлы на крыльях. – Хорошо, что эти… подковы есть… или как их назвать?

Земной пони отобрал у единорогов защитного отряда их золотые подковы, и целый день гонял Альтуса, чтобы он привык к новым ощущениям и весу ноши. Пегасу было неуютно падать перед своими собратьями, он ругался, рычал, но понимал, что это жизненно необходимо. Сейчас ему это помогало, и чужак, резко изменив траекторию движения, саданул нападающего в живот. Дракон взвыл и ударил крыльями об воздух. Сильная волна воздуха пришлась в пони, и тот, поддавшись движению ветра, ушел из-под удара чешуйчатого хвоста, расправил крылья и теперь снизу наблюдал за действиями дракона.

Краем глаза он видел, как Треп невдалеке развернул свою битву, искусно, словно шутя, лавируя меж драконов и осыпая их ударами копыт, закованных в металл. Хищники рычали, испускали больше огня, но, казалось, лишь входили во вкус кровавой игры. Пегас видел, что противники был настроены серьезно, но что-то в их движениях было неестественно, словно они не нападали в полную силу, а играли с возмутителями спокойствия, как с добычей.

Он начал вспоминать, что говорил ему Крэлкин перед тем, как отправить на сражение. Он с Айроном сидели в светлой комнате постоялого двора, слушал и впитывал каждую крупицу знаний, которая слетала с уст земного пони.

– Запомните, что драконы – существа индивидуальные, – говорил командир. – Нельзя точно сказать, где у какой особи находятся уязвимые места. Болевые точки у каждого представителя их вида тоже сугубо индивидуальные.

– Как это? – не понял спортсмен.

– А так, что они разной чувствительности. У одного хищника чувствительны одни, у другого – совершенно другие.

– То есть, никакого универсального метода, чтобы усмирить этих существ, нет?

– Нет, – подтвердил Крэлкин.

– Очень радужно, – мрачно проговорил Альтус.

– Зачем ты нас собрал? – осведомился Треп.

– Затем, чтобы вы смотрели на их особенности строения скелета, – с расстановкой проговорил белый жеребец. – Поясница, шея и живот – ваша цель. Незащищенный ребрами позвоночник очень уязвим.

– Можно сломать, – оживился красный пегас.

– Ты такой наивный, Альтус, как и всегда, – сказал бывший маг и скривился. – Сломать… Во-первых, у них толщина позвоночника больше, чем ты сам в обхвате. Во-вторых, они жрут в основном драгоценные камни, которые усиливают их кости. Сломать им что-либо – даже не думай. Просто бей в области, на которые я указал, и ты нанесешь больший урон.

– Про кости понятно, а почему ты выделил живот? – с недоумением спросил ловец.

– Потому что он не защищен чешуей, – терпеливо объяснил командир. – Чешуя у драконов тоже укреплена минералами, пробить ее можно, но много вреда не нанесешь. Гораздо эффективнее бить четко в цель. За животом скрывается система пищеварения, она, хоть и переваривает камни, но не думаю, что имеет утолщенные стенки. Полагаю, что там просто очень агрессивная среда. Любой удар, который придется по животу, может их поранить изнутри, если вы чудом попадете в острый не переваренный камень. В любом случае, живот их не защищен чешуей, так что и удары будут гораздо эффективнее. Обратите внимание на выпирающие кости, удар по ним тоже может вызвать боль.

– А как их убить? – спросил Альтус.

– Это не ваша задача, а моя. Так что просто постарайтесь не умереть.

Уловив момент, красный пегас нырнул под дракона и вновь попытался ударить в живот, но тот легко и грациозно увернулся. Чужак отметил, что скорость противника была такая же, как у ловца животных, за которым он никогда не успевал. Замешкавшись, пони почувствовал сбоку жар, и огненный столб поглотил его с головой. Едва не угодив в эпицентр, он вылетел из-под атаки с широко открытыми глазами и гулко ухающим сердцем и тут же попал под сильный удар хвоста.

Кувыркаясь в воздухе и все еще пребывая в непонимании, он переживал снова и снова момент, когда пламя окутало его. Жеребец видел огонь, чувствовал жар, слышал запах паленых волос, и не мог поверить, что все это происходит с ним. Стихия окутала тело пони, и всего несколько сантиметров отделяло ее от своей жертвы.

Красный пегас зацепился крыльями за воздух и выровнялся. Попытавшись сбросить с себя страх и скованность движений, он не смог это сделать, но сдаваться или отступать уже было поздно. Пляска смерти началась и теперь никто не сможет остановить этот кровавый вертеп.

Окинув взглядом поле боя, Альтус увидел, что появился последний, четвертый дракон. Черный, как смоль, он буквально поглощал лучи солнца своей чешуей. Пронзительно крикнув, хищник ринулся в атаку. В качестве цели он выбрал более слабого противника, и, сконцентрировавшись на красном пегасе, раскрыв веером когти.

«Под когти попадаться ни в коем случае нельзя, – вспомнились спортсмену наставления его друга. – Мало того, что они сильные и укреплены минералами, как и кости, но и усилены магией. Когти драконов всегда горячие, и режут даже камни, что позволяет им драться между собой. Попадешься под них – разрежут, как горячий нож масло».

Сердце пегаса остановилось, и он увидел, ухмыляющуюся морду дракона. За первым хищником устремился второй, и Альтус открыл глаза от испуга, застыв на месте. Он не сообразил, как крылья сами взмахнули, заставив бренное тело уйти из-под атак врагов, как он отлетел в сторону и завис на месте. Мотнув головой, пони увидел открывшуюся спину противника и, рванув вперед. Твердые копыта, облаченные в золотые подковы стражников, встретили чешуйчатую преграду. Альтус сощурил глаза и моментально посмотрел вверх. Второй хищник уже был в нескольких десятках метров и приближался с неумолимостью рока. Через доли секунд пегас, оттолкнувшись от тела первого соперника, стремительно полетел на второго врага, уклоняясь от когтей и огибая открывшуюся пасть. Драконы столкнулись, и воздух наполнился шипением и огнем.

«Необходимо бить в уязвимые места, только туда, чтобы вызвать как можно больше негодования у этих тварей. Но куда бить, если у них все тело покрыто камнем? Чешуя, чешуя… Должно быть у них где-то место без чешуи… Живот – не то… Не достаточно много боли. Но куда? Они проглотят меня, если я… Точно! Рот! Нёбо!»

Из пасти одного противника ударил огонь в пегаса, и тот уклонился. Жеребец уставился на хищников и увидел решительность в их движениях. «Игры кончились», – пронеслось у него в голове, и он в страхе бросился от них. Треп сражался невдалеке, постепенно отдаляясь от гор, уклоняясь и нанося ответные удары. Альтусу было видно, что противники Айрона лишь играли. С красным же пегасом наигрались.

– Айрон! – проорал он и привлек внимание своего учителя.

Тот понял без лишних слов и рванул в сторону преследовавших хищников. Один из драконов отстал от спортсмена и переключился на ловца, выпустив струю пламени. Альтус спустя несколько секунд понял, что остался один на один с черным, как смоль, хищником, развернулся, пролетел вдоль пламени. Спустя мгновение копыто врезалось в мягкие ткани нёба хищника. Челюсти противника машинально сомкнулись, и из закрытой пасти вырвался истошный вой. Альтус тоже завопил, почувствовав, как зубы зверя врезаются в его плоть.

«Вот и все? – подумал он и затравленно осмотрелся. В глазах на мгновение потемнело и живот скрутило. Крыльями пегас взмахивал лишь усилием воли, сдерживая рвотные позывы. Айрон уже сражался с тремя драконами, и было заметно, что их игры тяжело даются пегасу. – Неужели все? Нет, я не могу так просто сдаться. – Он попытался вырвать ногу из захвата, но лишь взвыл от новой порции боли. – Нужно ударить куда-то...»

Пасть дракона расплылась в улыбке и зубы сильнее сжались. Альтус занес копыто и нанес удар в зубы хищника, но эффекта это не произвело. Пегас почувствовал, как его зажатую ногу лизнул огромный шероховатый язык, и в его душе все похолодело. Он с ужасом уставился в желтый глаз противника и увидел в нем насмешку и свою смерть.

Недолго думая, он, сжав зубы, расправил крылья, поднялся телом, и через боль дотянулся до глаза хищника и саданул по нему задним копытом. Дракон взвыл, разжав челюсти. Альтус вытащил ногу из пасти и отлетел в сторону. Нога болела, с копыта стекала теплой струйкой кровь и падала куда-то вниз. Чешуйчатый зверь прикрыл поврежденный глаз лапой и выплюнул красную жижу из пасти.

Крылатый змий нахмурился, напряг крылья и моментально скользнул к пони. Толкнув его корпусом, он потеснил жеребца, плюнул огненным шаром и, не дождавшись, пока пламя пролетит положенный путь, устремился в атаку. Альтус наблюдал за действиями противника и не успевал. Не успевал на какие-то доли секунд, словно он был на очередной тренировке с Айроном, где ему всегда было мало времени для контрвыпада или уклонения. И его медлительность сейчас грозила смертельными ранами и вечным забвением. С трудом увернувшись от когтей, которые едва дотянулись до золотых подков и высекли из них искры, пегас явственно услышал, как хищник фыркнул.

Зверь вновь скользнул к пегасу и занес лапу для удара. Жеребец поздно сообразил, что произошло, и в голове застыла только одна мысль: «Только бы не попасться под когти». На рефлексах он пролетел вперед и подставился под удар, избегая встречи с когтями. Его прибило к земле, но Альтус тут же расправил крылья, вылетел из-под противника сзади и контратаковал, метя в шею. Задние копыта встретились с драконом, но результата не воспоследствовало.

Внезапно его тело окутал огонь, и спустя секунду пегас уже удирал, изо всех сил махая крыльями и стараясь не попадаться под пламя. Игры драконов ужесточились, и Айрон уже не мог выдержать их темпа, отставая от увеличивающегося ритма хищников. Несмотря на большую массу, драконы передвигались в воздухе также быстро и грациозно, как Треп. Они с легкостью уклонялись от атак незадачливых пони, подставляли твердые части тела и из их ртов доносился утробный смех.

Заметив, что чешуйчатые существа заигрались, красный пони прекратил атаковать, рванул вперед, избегая постоянных атак и уводя противников от их логова. Айрон последовал за ним, и спустя несколько минут два пегаса открыли единорогам и командиру путь в логово драконов.

Крэлкин увидел, что драка переместилась в сторону, подхватил карту, стукнув по ней кулоном, бросил в сумку и со всех ног бросился выполнять свою часть работы. Подчиненные поспешили следом за ним. Шайнинг напряженно смотрел на танец смерти драконов и пегасов и хмурился. Земной пони тоже посматривал на потасовку, но ничего не говорил, лишь мысленно просил, чтобы Альтус выжил в той огненной реке крови.

– Сними этот дальний взгляд, – нетерпеливо потребовал чужак, и принц, сверкнув рогом, вернул ему нормально зрение.

– Герберт, перед входом необходимо вырастить густые деревья, чтобы задержать драконов, если те сунутся обратно.

– Так точно! – отозвался единорог.

– Руэл, следи за врагами. Неизвестно когда они закончат с пегасами. Мне необходимо полная уверенность в завершении нашего дела.

– Ты думаешь, – подал голос Шайнинг, – что драконы…

– Отставить разговоры, – жестко перебил Крэлкин. – Именно поэтому я руковожу операцией, а не ты.

Спустя три минуты земной пони осматривал подходы к пещере, из которой вылетели драконы. Справа он увидел протоптанную узкую дорожку и поспешил по ней наверх. Стоя уже у входа в полутемное помещение, он обернулся к единорогу с седельными сумками и скупо бросил:

– Ставь защиту.

Герберт кивнул и, высыпав из сумок немного семян, засветил рог. Крэлкин прошел вперед и услышал, как что-то массивное уперлось в своды пещеры. Обернувшись, он увидел, только Шайнинга.

– Где остальные?! Почему они не с нами?! – воскликнул командир.

– Они хотят помочь пегасам, – беспристрастно заявил белый единорог.

– Возвращайся и приведи их назад! – прикрикнул чужак. – Неизвестно, что там и как будет! Это огромные хищники, которые спокойно справляются с Айроном! Я этот план разработал не для того, чтобы два неизвестных мне стражника ломали его, как хотели! Вперед! – рявкнул он.

Вздохнув, принц развернулся, направил рог на деревья, ударил заклинанием и выскочил через образовавшуюся брешь. Земной пони недовольно фыркнул и, не теряя времени, устремился вглубь горы. Спустя несколько шагов, он едва не свалился в большую яму с покатыми склонами. Глаза, еще не привыкшие к темноте, едва различали абрисы неведомых силуэтов. Внизу что-то едва заметно светилось. Спустившись, командир увидел перед собой огромный камень, излучающий слабый голубой свет. Сзади послышался стук копыт, и три единорога направились к командиру. Рог правителя Кристальной Империи светился, разгоняя полумрак.

«Отругать бы этих пони… Но что это даст? Они не руководят никаким отрядом, никаким взводом, ничем, потому урок, который может быть послан, не принесет всходов. Все же я не понимаю Селестию. Держать такой сильный орган управления и единорогов с уникальными способностями и не использовать в полной мере – как минимум глупо».

Уже при свете земной пони критически осмотрел светящийся изнутри кристалл и увидел на нем отпечатки зубов. «Вот и причина, почему эти хищники пришли сюда. Они просто хотели поесть. Но что это за камень, который привлек их из таких далей? И зачем было нападать на деревушку? Они-то достаточно далеко. Ну, не пускали бы жеребят сюда, да и сдались они им. Нет, тут что-то другое».

– Редчайшая разновидность александрита, – проговорил один из стражников.

Крэлкин развернулся и моментально рявкнул:

– Что это за камень?

Руэл встал по стойке смирно, устремил взгляд куда-то вверх и отчеканил стальным голосом:

– Это редчайшая разновидность александрита, – повторил он. – Этот камень самый ценный во всей Эквестрии, добывается всего на десятке каменных ферм. Поставки из поселка Гегори единичны и особой ценности не имеют.

– Много этого камня идет на экспорт в Империю Грифона, – добавил Шайнинг. – Он обладает особыми свойствами, потому так ценен. Драконами он очень любим.

– Значит, тут была организована добыча этого минерала? – спросил командир.

Руэл кивнул. «Неудивительно, что драконы напали на поселок, причем не все, а лишь один из них. Пони, вероятно, хотели отправить немного драгоценности в Кэнтерлот, а хищники прознали об этом и банально не захотели ни с кем делиться. Странно, что они никого не убили. Наверняка хотели лишь припугнуть рабочих, только и всего, Селестия же раздула из этого почти общенациональный скандал. Надо уходить, но как же интересно узнать про этот минерал…»

– Какие свойства у камня?

– Я точно не знаю, но твоя карта создана из него, – сказал августейший. – Он очень и очень ценен.

Крэлкин посмотрел на седельную сумку, в которой находилась карта, и нахмурился. «Надо бы торопиться, как бы ни была интересна информация, иначе Альтуса я могу в скором времени и не увидеть».

– Ладно, потом поговорим. Руэл, Герберт, сможете отнести этот камень в поселок?

– Зачем?! – воскликнул бывший Главнокомандующий.

– Затем, чтобы драконы отсюда убрались! – гаркнул в ответ земной пони. – Тебе необходимо создать огромную иллюзию.

– Иллюзию? – недоуменно переспросил единорог.

Крэлкин вытащил карту и моментально активировал ее. Синие и красные точки еще перемещались по проекции. «Это хорошо, они живы. Необходимо поторопиться, чтобы их спасти. Но хватит ли сил у Шайнинга – неизвестно. Надежда только на него и его несказанный потенциал».

– Руэл, Герберт, доставайте этот камень и будьте готовы бежать со всех ног в Гегори, – скомандовал Крэлкин, переводя на них взгляд. – Там необходимо спрятать его куда-то под землю. Наверняка эта гадость излучает какой-то специфический вид энергии.

– Так точно, – отчеканили стражники.

Они оббежали кристалл, встали по разные стороны, и в следующую секунду камень окутало двойное облачко магии. Единороги закрыли глаза и сосредоточились, однако драгоценность не сдвинулась с места. Тогда они усилили свое воздействие, но и это не принесло никакого результата. Воздух наполнился гулом, началось несильное движение воздуха.

– Он глубоко, – сказал Шайнинг, профессионально осматривая картину. – Я помогу.

– Тебе еще колдовать очень сильную магию, ты это чего задумал? – с недовольством спросил земной пони.

– Я справлюсь, – заверил его августейший и подключился к другим рогатым жеребцам.

Спустя добрый десяток секунд минерал шевельнулся, и огромный тусклый шар подскочил к потолку пещеры и завис там. Бывший Главнокомандующий отпустил драгоценность и улыбнулся своему командиру, но Крэлкин лишь фыркнул, но ничего не ответил, смотря, как с гигантского синеватого куска минеральной породы осыпаются камни и земля. Стражники посмотрели вверх и облегченно вздохнули.

– Теперь вам необходимо уходить и как можно быстрее, – обратился Крэлкин к единорогам в доспехах. – Как только прибудете на место, сразу переходите под командование своего капитана. Скажите ему, чтобы поднимал всех и готовился к обороне. Возможно, вскоре к вам наведаются драконы, если план не удастся. И прекращайте помогать пони на полях – это не ваша работа.

– Так точно, – без энтузиазма ответили жеребцы и засеменили к выходу за временным командиром и правителем Кристальной Империи.

– Шайнинг, ты побежишь со мной, но как только я скажу, что необходимо уходить – тотчас же уходишь. Понял?

– Но…

– Никаких “но”. Ты либо выполняешь то, что я говорю, либо отправляешься в Гегори.

Единорог коротко кивнул. Крэлкин вышел через лаз меж деревьев и попросил двух стражников подождать внутри. Окинув взглядом небо, он увидел воздушное сражение, происходящее в отдалении между пегасами и драконами. Сощурив глаза, чужак прикинул примерное расстояние и азарт хищников и пришел к печальным результатам: жестокость игр зверей была видна невооруженным взглядом.

– Я на тебя надеюсь, – сказал чужак брату Твайлайт, и тот вздохнул.

– Может быть, поменяешь план?

– Кровь смоет только кровь, – словно в трансе проговорил Крэлкин. – С силой может бороться только сила. А магии противостоять только магия. Мне, конечно, лестно, что ты обо мне заботишься, но это все не имеет значения сейчас. Я здесь не привыкну, а спасать этих пони необходимо. Пусть сегодня я пожертвую своей жизнью, но это будет лучше, чем умрет много живых, ни в чем неповинных существ.

– Разве ты в чем-то повинен? – изумился жеребец.

– На мне больше грехов, чем ты можешь себе представить, – изрек бывший человек.

– Но…

– Иллюзия, – напомнил командир.

– Что я там должен буду показать? – упавшим голосом осведомился принц.

– Для драконов – смерть пегасов и меня с камнем, убегающим от города. Мне необходимо, чтобы в реальности я был в ином месте. Прямые атаки по мне не должны попадать, но иллюзия должна бежать невдалеке, метрах в ста. Тебя и других единорогов видно быть не должно.

– Хорошо, – сказал Шайнинг, пристально посмотрел вдаль на противников, и рог его вспыхнул ярким светом, ослепив на мгновение земного пони.

Альтус удирал, что было сил, помня про план своего друга. «А что, если он неправ и драконы действительно пришли сюда, чтобы жрать пони?» – судорожно размышлял он, посматривая назад и уклоняясь от драконовых атак. К жару он уже привык и ничего не имел против очередного огненного шара, вылетающего из пасти хищника и пролетающего рядом с ним, опаляя бока, лишь дышать было трудно. Зато летать было довольно легко, чем он пользовался сполна.

Рана на передней ноге болела, но шевелить он ей мог, хотя и не предпринимал попыток. Кости не сломаны и сухожилия целы, однако при любом взмахе крыла запекшаяся кровь неприятно тянула кожу и шерстку, открывая рану. Нередко в месте ранения боль пронзала иглой, и тогда пегас дергался и едва не попадал под атаку.

Его соперники вернулись к игре. Играли они уже жестоко, в глазах и действиях сквозила уверенность, что пони им не ровня, и с ними можно наиграться вдоволь. Альтус чудом умудрялся в последний момент отодвинуться от несущейся на него туши и получал оплеуху большим перепончатым крылом. Несильно, только чтобы показать, как понимал чужак, превосходство над ним, как над более слабым. Он сердился на себя, пытался делать виражи и бить в ответ, но все было тщетно: драконы легко уклонялись от его атак или подставляли жесткую чешую.

Внезапно он почувствовал прилив сил, его распирала жажда мести. Нога перестала болеть, и он посмотрел на нее: рана затянулась, вернулась былая подвижность, даже кровь исчезла с шерстки. Золотые подковы стражников окутал синий огонь, и пегас озадачено посмотрел на своего учителя. Айрон с непониманием посмотрел в ответ и коротко кивнул. Чешуйчатые звери остановились на несколько секунд, смотря на перемены своих жертв, и стремительно атаковали.

Чужак подождал, пока огромная туша налетит на него, и за миг до удара грациозно подвинулся влево, виртуозно достал веревку из седельных сумок и ринулся в контратаку. Противники под его напором расступились, и он, игнорируя их, напал на дракона, с которым сражался Треп. Он нырнул под расставленные когти, и веревками обмотал перепончатые крылья, стягивая их между собой. Рык разнесся над равниной, когда зверь начал падать вниз. Спортсмен ухмыльнулся и уклонился от атаки, словно знал, откуда будет удар и как он будет проведен.

Айрон действовал жестко, сродни хищников. Он нырнул вниз, съездив по мордам двум драконам и уводя их за собой. Красный жеребец попал под струю огня, и вместо того, чтобы вылететь за ее предел, полетел прямо в пасть атакующего и со всей силы ударил того в зубы. Один из клыков отломился и зверь, взревев, прорезал воздух лапой, метя в пегаса. Пони парировал. Когти встретились с подковами, высекли искры, но оружие эквестрийской стражи устояло. Оттолкнув лапу противника, спортсмен использовал замешательство дракона, ударил его в нос и отлетел. Тонкая красная струйка потекла к губам, и хищник облизнулся.

«Что это за чувство? – изумился Альтус, рассматривая огонь на копытах и напрягшегося противника. – Откуда взялась эта легкость полета и решительность? Я же две минуты назад боялся и не мог даже чешую пробить, а тут зуб дракона сломал… Стоп, сломал? Крэлкин же говорил, что я не смогу ничего сломать дракону.

Я стал быстрее, проворнее и сильнее, да и Айрон тоже словно восстановил силы. Неужели этот ботан что-то подсыпал нам с утра в еду? Очень на него похоже бросить кого-то вперед, дав какой-то неведомый козырь даже самому владельцу этого козыря. Но, тем не менее, даже если это он, то я и Треп легко победим драконов, даже без помощи единорогов и их магии».

Окрыленный своей небольшой победой, Альтус рванул вперед, чтобы добить противника, как почувствовал, что что-то острое, длинное и теплое пронзило его живот. Его подбросило, и чувство жара ушло, оставляя место леденящему холоду. Вокруг все замедлилось, и взгляд его невольно скользнул вниз. Болотный пегас лежал на земле и не подавал признаков жизни, а над ним зависли двое хищников, словно переговариваясь.

Крылья Альтуса невольно сложились, и тело его устремилось вниз, повинуясь законам природы, но не хозяину. Краем глаза он увидел, как его учитель исчез в пасти дракона, и спустя мгновение другой хищник заглотил и его. Почувствовав, как кости хрустят под напором острых зубов, жеребец потерял сознание.

Судорожно вдохнув холодный воздух, красный пегас открыл глаза и осмотрелся. Драконы были невдалеке, двое из них потирали животы и выглядели довольными. Справа от него висел ловец, мерно махая крыльями, и пристально смотрел на хищников. Дернув ногой, он почувствовал сильную боль и вскрикнул. «Нога была ранена, как и до чудесного исцеления, – подумал он. – Так что же произошло?»

– Шайнинг превосходно знает свое дело, – заявил Айрон, когда хищники стали улетать назад в свое логово.

– Чего? – удивился красный жеребец, не понимая, о чем говорит его учитель.

– Говорю, что Шайнинг не зря был выбран Главнокомандующим в свое время. И не зря стал правителем целой страны.

Альтус не ответил, понимая, что он, как и его противники, попал под сильную магию принца Кристальной Империи.

Крэлкин несся со всех ног подальше от поселка, ощущая увесистый камень у себя на спине, который не собирался никуда падать, что бы жеребец не вытворял. Для него это было странно, но он ничего не говорил, понимая, что его тело – всего лишь иллюзия, плод воображения Шайнинга. Единорога нигде не было, и это настораживало белого жеребца, хоть он и понимал, что это только магия, но не представлял, что один маг мира пони вообще способен на подобную мощь.

– Драконы меня заметили? – спросил он на бегу.

– Нет еще, – ответил тяжелый голос Шайнинга.

– Магия слишком сложная? – с легкой озабоченностью в голосе осведомился земной пони.

– Да, – подтвердил собеседник. – Пожалуй, что я единственный, кто вообще взялся изучить ее.

– Это хорошо, – похвалил того бывший человек. – Чем больше в голове уникальных знаний, тем ценнее ты, как пони в глазах иных.

– Эти знания нужны только для защиты, – холодно парировал августейший. – Драконы начали преследование.

Крэлкин обернулся и увидел, как четыре хищника, блестя черной чешуей устремились за ним. Он прибавил ходу, запах гари, от которого он убегал, вновь начал нарастать. Чужака потянуло направо, и он подчинился, подвинувшись на несколько метров. Рядом, где только что бежал пони, пролетел столб огня, грозя сжечь вора.

– Неужели этот камень такой ценный для этих зверюг, что они убьют меня за него? – спросил жеребец.

– Они просто защищают свое, – ответил Шайнинг.

– Прямо как люди, – недовольно проворчал себе под нос бывший человек.

Внезапно его вновь потянуло направо, и он снова подчинился. Обернувшись, беглец заметил, что хищники уже практически подобрались к нему и готовы вырвать драгоценность из холодных копыт наглеца. Три открывшихся пасти разверзлись огненными реками, и над глазами жеребца что-то сверкнуло. Он скосил взгляд вверх, но ничего не увидел. Три струи пламени ударили в магический щит. Защита подернулась белым свечением и сломилась под натиском. Огонь окутал пони, и стих, не пробив защиту костюма Принцессы Селестии.

– Твой щит? – осведомился пони.

– Нет, твой, – послышался голос бывшего Главнокомандующего.

– Как это мой? – не понял Крэлкин.

– Ты единорог, – без тени сомнения сказал венценосный.

– Я – земной пони.

– Для драконов – единорог. И сейчас для себя ты тоже единорог.

– Но я же не могу ничего наколдовать.

– Через меня ты можешь сделать все, что угодно.

– Очень интересная идея завуалировать свои способности, – сказал земной пони.

Драконы нагнали его, и когтистая лапа одного из них ударила в жеребца. Рог новоиспеченного единорога сверкнул, и тот оказался вдалеке от места атаки. Копыта продолжали нести своего хозяина, не чувствуя ничего под собой. Хищник взревел и вновь ударил огнем. Чужака потянуло в сторону, и опять дальняя атака не возымела результата.

– Было близко, – простонал Крэлкин.

– Не беспокойся, пока я поддерживаю магию, драконы тебя не ударят, – заверил принц.

– Нам еще далеко?

– Нет, но…

– Что?

– Я все равно не думаю, что твоя идея хорошая.

– Не важно, – бросил земной пони. – Покажи карту.

По мановению рога, перед пони развернулась карта местности. Города уже не было видно, синие точки практически закатились за край. Оставались только огоньки в центре. Быстро прикинув, насколько далеко Шайнинг увел его, он поразился скорости перемещения и не поверил, что за десять минут он смог пробежать около четырех километров.

– Слишком быстро, – заявил Крэлкин.

– Быстро что? – переспросил принц.

– Перемещаемся быстро, – пояснил пони. – Подозрительно это.

– В самый раз для драконов. К тому же, они не такие умные, чтобы заметить такие мелочи. Для меня такой темп нормальный, у тебя же я активировал албидо стилла, чтобы усилить мышцы и их выносливость.

– Ты можешь контролировать даже албидо?

– Это неважно.

«Насколько же сильный этот единорог? Неужели он находится на уровне аликорнов? Тогда он получается самый сильный во всей Эквестрии, а не его сестра. Или же Твайлайт? Тогда насколько сильна она? Превосходит ли их сила мощь Селестии, Луны или Каденс? И какова же истинная сила аликорнов? Страшно, если бы наши миры столкнулись. Хватит лишь пяти пони, чтобы полностью уничтожить все армии мира и установить тоталитарный режим Мира и Гармонии в демократизированном обществе людей. Хорошо, что я прыгнул не в пространстве и это развитие событий не может быть априори».

Драконы нагнали жеребца, как только синие точки Айрона и Альтуса лениво сползли с карты. Ложный рог сверкнул и переместил хозяина влево, уходя из-под атаки. Карта свернулась, освобождая обзор бывшему магу. Огонь, который ударил в пони сразу же после пространственного перемещения, встретил барьер в виде толстой невидимой стены. Крэлкин прыгнул вправо, и пламя сломило преграду.

– Придется дать отпор, – с недовольством сказал Шайнинг.

– Что?! – возопил земной пони.

– Ты всего лишь иллюзия, – напомнил бывший Главнокомандующий, – так что не волнуйся.

Поддельный единорог зарылся копытами в землю и прыгнул на противников. Из рога его вырвался мощный поток энергии, заставляя драконов расступиться. Крэлкин почувствовал, как через все его тело проходит каскад силы. На копытах, кончиках ушей и языке чувствовалось покалывание, шерстка на спине вздыбилась. За секунду сквозь него прошла непонятная волна, и с боков и спины вырвались в разные стороны молнии, ударившие в противников. Некоторые заряды устремились в небо и там растаяли.

Подбежав к одному из драконов, жеребец засветил рог и ударил в лапу, на которой тот стоял, практически в упор. Зверь взвыл, поднялся в воздух, но пони прицелился и выпустил сгусток энергии в живот. Ударом хвоста дракон отбил атаку, а земной пони почувствовал, как его за камень схватили, и копыта оторвались от земли. Подняв его над землей, поклажу стали трясти, избавляя драгоценность от живого балласта.

«Почему камень держится на спине? Он же не закреплен ничем», – размышлял Крэлкин. Тряска прекратилась, и пони увидел другого дракона, тянущегося к нему зубами, намереваясь отодрать его от минерала. Рог жеребца непроизвольно сверкнул, и он упал на землю, оставив ношу в зубах хищника и уходя из-под смертельной атаки. Передние копыта обдало холодом, и он метнул быстрый взгляд вниз. Подковы светились синим пламенем. Скользнув к хищнику, укравшему драгоценность, он подскочил и нанес удар со всей силы. Его ногу что-то схватило, потянуло вперед, усиливая удар. Зверь взревел, как только в живот ему впилась конечность жеребца, и выронил камень. Крэлкин подставил спину под свою ношу, сверкнул рогом, перемещаясь в пространстве, и устремился вперед.

– Что это было? – с некоторым испугом спросил он.

– Ты неплохо дерешься, – оповестил Шайнинг своего командира.

– Я ничего не делал.

– Я вел твое тело в точности с твоими мыслями, – проговорил в задумчивости венценосный. – Ты неплохой маг, достаточно искусный. Я бы не подумал, что когда-то встречу такого тактика, как ты.

– Не понял, – сказал бывший человек и нахмурился.

– Все твои действия ты обдумывал, а я лишь переводил это на иллюзию. Как по мне получилось достаточно неплохо.

– Только вот толку нет от того, что мы задержались. Сколько времени бега до места?

– Реального? – уточнил принц.

– Конечно реального.

– Три минуты. Я уже вижу Спит Фаер и ее отряд.

– Отлично, теперь только вперед. Пусть иллюзия только уклоняется и уводит хищников в сторону.

Крэлкин зарылся передними копытами в землю и пригнулся, и увидел, как над ним пролетел один из драконов. Задние ноги непроизвольно поднялись в воздух и распрямились в ударе. Подковы нашли противника, летящего следом за ним, и попали точно в цель. «Я бы никогда не смог так отражать нападение, имея всего пару глаз». Поддельный рог сверкнул, и белый жеребец прыгнул в пространстве вперед. Развернув за собой щит, он почувствовал, как пламя драконов ударилось в него, прожигая себе путь.

Отпрыгнув в сторону, Крэлкин уводил огнедышащих существ как можно дальше, перемещаясь на большой равнине с помощью магии, выставляя магические щиты и вяло контратакуя. Драконы перестали играть и стали ожесточенно нападать, однако жеребец, используя сворачивание пространства, выбирался из самых опасных ситуаций.

Внезапно иллюзия рассеялась и жеребец остановился. Ноги и спина неприятно ныли, он тяжело дышал. Перед ним стояла пегаска с огненной гривой. Она с тоской во взгляде смотрела на него. Осмотревшись и увидев драконов в нескольких километрах, Крэлкин наскоро достал карту, дотронулся до нее кристаллом и, убедившись, что все сделано правильно, передал две драгоценности единорогу.

Земной пони перевел дыхание и на секунду закрыл глаза.

– Приятно было познакомиться, Шайнинг, – сказал он. – Тут наши пути расходятся. Наверное, навсегда. Драконы больше не должны нападать на деревню, хотя я не ручаюсь за это. В любом случае, я сделал все, что мог из того, что у меня было.

– Полетели с нами.

– Нет, чтобы завершить миссию правильно сейчас мне просто необходимо встретиться с драконами мордой к морде.

– Зачем тебе это? – встрепенулся капитан команды “Вандерболтс”. – Думаешь, что строишь из себя крутого?

Крэлкин смерил кобылку презрительным взглядом, но ничего не ответил.

– Шайнинг, позаботься о Твайлайт.

– Позабочусь, – заверил его единорог. – И все же…

– Передай отчет Селестии и задержись в Гегори на несколько дней. Мало ли чего.

– Будет сделано.

Земной пони увидел, как драконы стали оглядываться.

– Времени мало, – быстро бросил он. – Чем быстрее вы покинете это место, тем лучше для всей операции. Спит, поднимись как можно выше, уйди от взгляда драконов. Не нужно, чтобы они вас видели.

– Хорошо. Шайнинг! – рявкнула она.

Единорог вздохнул, отдал честь своему командиру и вскочил в повозку.

– Щит в костюме насколько использован? – спросил бывший маг напоследок.

– Он полностью заряжен, – сообщил принц. – Надеюсь, что мы еще встретимся.

– Надейся, – гробовым голосом отозвался жеребец.

Повозка стремительно взмыла вверх. Крэлкин проводил ее взглядом и посмотрел на драконов. «Они начинают понимать, что произошло, хотя… Возможно, не понимают, просто принимают. Что же теперь вы предпримите? Вернетесь назад в свои края или полетите в сторону Гегори? Черт, почему все так скверно сложилось? Еще и эти пони…»

Чужак посмотрел через плечо за горизонт. «Драконов надо обезвредить. Но как? Что бы сделал Майт? Наверняка бы ударил всей мощью магии, не жалея ни себя, ни драконов. Но у меня же нет магии. – Он уставился на копыта. – Ладно, допустим, есть, но я не собираюсь подыхать здесь, надо просто инсценировать свою смерть».

Земной пони окинул взглядом пространство и увидел невдалеке груду наваленных камней. «Черт, ну, это хоть что-то… Интересно, после чего осталась этот бессмысленный архитектурный шедевр? Ладно, это не имеет значения. Похоже, другого выбора у меня нет, так что придется развернуть небольшой театр там, где его можно развернуть. Надеюсь, что драконы достаточно глупые – Он вытащил из седельной сумки металлическую палочку в виде трезубца, которую ему сделал Шайнинг, и сжал в зубах. – Полагаю, это крайние меры, но постараюсь до этого не доводить».

Крэлкин сбросил пустые сумки и бросился в сторону драконов, пристально наблюдая за противниками. Он понимал, что они гораздо быстрее и проворнее его, но у него была целая минута защиты от дальних атак зверей, и это обстоятельство грело его сердце. Настроенный на грандиозный проигрыш в своем небольшом состязании, он приминал пробивающуюся зелень твердыми копытами, решительно несясь навстречу своей возможной гибели.

Как только драконы увидели его, они издали истошный рев и бросились к вору. «Наверное, они понимают, что их драгоценность у меня», – улыбнулся жеребец. Резко изменив траекторию своего движения, он побежал во весь опор к мнимой защите и там уже был готов завершить начатое дело. Хищники нагнали его, когда пони пробежал всего половину расстояния до намеченной цели. Струя огня окутала его, и он почувствовал жар всем телом, однако даже не думал выбегать из него, используя пламя как щит.

«Раз. Два. Три…» – считал он в уме, отсчитывая время использования своего доспеха. На седьмой секунде пламя рассеялось, и, бросив назад быстрый взгляд, чужак с трудом уклонился от выпада острых когтей, отпрыгнув в сторону. Морды хищников выражали презрение, а кровожадный оскал говорил, что они хотят мести. Драконы еще раз обдали беглеца огнем и, поняв, что это не приносит видимого результата, пустили в ход клыки и когти.

Лавируя между выпадами когтистых лап, пони пробирался вперед. Он чувствовал, как горячие когти разрезают воздух рядом с ним, как сердце гулко ухало где-то в груди, а в голове застряла лишь одна мысль: «Только бы успеть». Однако он не сбавлял темп, несмотря на свою нервозность и желание отдохнуть и сбросить напряжение с одеревеневших мышц. «Даже Гресмит меня так сильно не доставал… Но тогда у меня была защита. Была…»

Внезапно он почувствовал, как сверху свалилось ему на спину что-то огромное и тяжелое. Ноги подкосились, и жеребец упал в грязь, проехавшись вперед на животе по траве и ранясь мелкими камушками. В рот забилась неприятная жижа, на зубах чувствовался песок. Сзади послышался рев, потрескивание, а по бокам стали сыпать красные искры. Груз пропал также внезапно, как и появился, и земной пони увидел, как когти слева с неминуемостью рока приближаются к нему.

Даже не успев осознать, что случилось, он уже отлетал в сторону от хищников, болтаясь в полете беспомощной куклой. Воздух, как только лапа и пони соприкоснулись, взорвался искрами. Драконы пребывали в недоумении, жеребец тоже, но как только его приняла земля в свои ласковые объятья, он вскочил и опрометью бросился к камням. Хищники тоже оживились и кинулись за ним.

Крэлкин, подбежав к сваленным булыжникам, юркнул меж них. Внезапно он почувствовал, как заднюю ногу пронзила боль, и взвизгнул. Дракон потянул из укрытия жертву за схваченную конечность и выдавил крик страха и безысходности из пони. Лягаясь свободной ногой, жеребец попал по чему-то твердому и хватка дракона ослабла. Выдернув ноги из пасти, он пробрался вперед и скатился вниз в узкий проход и затаился. В голове у него крутилась цифра сорок восемь, а перед глазами вспыхивали образы его скоропостижной кончины.

«Сорок восемь секунд. У меня всего сорок восемь секунд, чтобы драконы поняли, что я умер, и ушли. Но хватит ли мне этого времени? Должно хватить, не может не хватить… – Он едва дотянулся передними копытами до раны на задней ноге, попытался перекрыть, кровь, но лишь скривился от боли, закусил губу и зажмурился. – Нет, план не сработает. Если бы я был магом, то все могло бы быть иначе, но сейчас – нет. Единственное, чем я сейчас располагаю – это смертоносное заклинание, которое может принести смерть и мне самому».

В щели между камнями пробились потоки пламени, его объял огонь, и жеребец задержал дыхание, начав отсчитывать секунды до крайней точки. Стихия продержалась пять секунд и рассеялась. Крэлкин вдохнул и закашлялся от сухого воздуха. Дышать было тяжело, огонь выжег весь кислород, и жизненный газ лениво пробирался внутрь ненадежной зашиты.

– Я слышу, как он кашляет, – послышался рычащий голос снаружи.

– Давай еще, – поддержал его такой же голос.

Пространство вновь наполнилось пламенем. «Драконы умеют говорить? – не поверил своим ушам жеребец. – Тогда любой мой шорох, услышанный одним из них, может не только выдать меня, но и задержать всех четырех хищников рядом. Это скверно, это все очень и очень скверно. Надо выбрать более удобную позицию, чтобы удрать, а не дожидаться, пока меня заживо зажарят. И осталось всего двадцать четыре секунды…»

Крэлкин пополз. Закусив нижнюю губу и терпя боль в поврежденной ноге, он прикрывался звуком магии драконов, откашливался во время изрыгания пламени противниками и замирал, когда хищники прекращали свои атаки и прислушивались. Из глаз лились слезы, но сейчас на это он не обращал внимания.

– Он подох? – грубо бросил один из драконов.

Земной пони услышал, как кто-то принюхивается.

– Не знай.

– А чего ты знаешь вообще?

Началась перебранка и жеребец, воспользовавшись этим, стал пробираться дальше. Подул ветер и принес свежий воздух в пещеру.

– Эй, я чую его, – проговорил один из хищников.

«Черт, – простонал Крэлкин. – Этот ветер выдал мой запах. И что теперь делать? Вот в таких ситуациях я никогда не был… Может, потому что мне помогала магия?»

Пространство между камнями вновь наполнилось пламенем, и пони продолжил карабкаться дальше. «Десять, девять, восемь…». Огонь пропал. Жеребец замер, смотря на землю в дыре, как на спасительный, но очень опасный круг. Драконы стояли и ждали чего-то. Вновь налетел ветер. Пони чертыхнулся, как только очередная атака огненным дыханием поглотила его. Скользя по камням копытами, он досчитал до трех и уже был готов вывалиться наружу, как все стихло, и вновь послышался грубый голос:

– Да хорош уже, он должен был уже трижды свариться.

– Конина в собственном соку, – засмеялся другой хищник.

– Не подох он, говорю. Сколько раз мы его били огнем, толку нет. Это не пони – это кто-то посерьезней.

«Они не заметили, что я был единорогом, а потом стал земным пони? Странно».

– Ты опять собрался огнем туда дышать?

– Пока я не почую запах жареного мяса – да.

Крэлкин вывалился наружу, как только очередная волна огня ударила в камни. Он повернулся на бок и поднялся. Задняя нога невыносимо болела, и пони понял, что убежать не сможет. Выпрямившись, он поджал заднюю ногу и увидел перед собой массивную драконью лапу. Поднимая глаза, он скользил взглядом по черной, как смоль, чешуе хищника, а его сердце упало вниз. Сверху на него смотрели два желтых глаза. Зверь рассмеялся.

– Эй, он тут! – позвал дракон своих друзей.

– Где наш камень?! – спросил один из подлетевших противников.

– Я…

– Чего ты там мямлишь?!

– Уништошил я ехо! – рявкнул Крэлкин, держа палочку во рту, и попятился. Упершись крупом в каменную преграду, он прижал уши и сглотнул.

«Неужели это мой конец?»

– Ты лжешь?!

Земной пони поднес локоть передней ноги к морде и ткнул в него палочкой. Почувствовав боль и разрастающееся тепло в конечности, он расплылся в улыбке. «Значит, магия еще работает, значит, она связалась как-то с новым телом и перенеслась в пони. Хоть что-то в жизни я сделаю правильно». Он разжал зубы, и металлический прутик выпал изо рта. Жеребец направил копыто на одного из драконов. Хищник грубо заржал, другие что-то говорили, даже рычали. Крэлкин держал переднюю ногу, не зная, долго ли ему так надо будет стоять. Прошло несколько десятков мучительных секунд. Тепло нарастало, превращалось в невыносимый жар. Стиснув зубы, бывший маг держался только на силе воли.

– Скоро вы подохните, – пообещал он.

– Чего этот червяк мямлит?

Нога взорвалась болью, и жеребец упал. Удерживая трясущуюся конечность на цели, он увидел, как ее объяло пламя, а следом последовала вспышка. Свет ослепил его, а боль становила все сильнее и сильнее. Крэлкин раскрыл рот и неистово заорал.

Все закончилось за несколько секунд. Упав в липкую лужу, пони почувствовал пресный вкус сырой земли. В ушах гудело, в глазах ничего не было видно, лишь чернота, и он закрыл их. Передняя нога уже не болела, болело плечо. Задняя нога отдавала слабой, пульсирующей болью. Сердце выпрыгивало из груди, а дышать становилось все тяжелее с каждым вздохом. Он понял, что подошел к пределу и теперь должен был переступить через себя и свою жизнь.