Цена бессмертия

Скромная фестралочка Грей Маус в поисках лекарства для души принцессы Луны. Оставив в родном Старспайре друзей она отправляется в далекую страну оленей Кервидерию, где порядки не менялись тысячи лет. Местные жители хранят древние знания и наверняка смогут помочь. Но всё ли так безоблачно под сенью Величайшего Древа?.. Фанфик является прямым продолжением романа "В сердце бури" и, как следствие, еще более ранних произведений цикла. Рекомендуется ознакомиться сначала с ними.

Другие пони ОС - пони

Обнимашки-Согревашки

В Эквестрию пришла ужасная зима и ты замерзаешь под одеялом. К счастью, Пинки Пай готова выручить тебя согревающими обнимашками. К сожалению, вскоре дело принимает вполне очевидный оборот.

Пинки Пай Человеки

Её Сюрприз (To Her Surprise)

Не легко найти то, что заводит тебя по жизни, особенно, когда живешь на ферме камней. Большую часть детства Пинкамины безрадостная повседневность была наполнена серыми небесами и печальными вздохами. И так бы продолжалось целую вечность не повстречайся она с неким белым пегасом. И вот тогда все и завертелось.

Пинки Пай Другие пони Миссис Кейк

И засияет радуга...

Санбим - так зовут главную героиню рассказа. Единорог, есть своя собственная семья. Мужу приходится много работать, чтобы зарабатывать деньги на жену и детей. И однажды он приносит домой весть. Нет, его не уволили и не повысили. Его отправили на войну. Но Санбим подозревает, что с этой войной что-то не так...

Эплджек Эплблум Принцесса Селестия Биг Макинтош Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

6 Дней в Вечно диком лесу

Наш главный герой по имени ТандерШард попадает в Вечно дикий лес где он должен выполнить важную мисию

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Зекора ОС - пони

Письмо

Спайк пересылает Твайлайт письмо с собственной припиской.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Вестколд

Провинции и республики живут на материке Вестколд. Одни воюют с другими, третьи торгуют с четвертыми. Этот мир живет обычной жизнью. Но происходит нечто, вызывающее ярость и отраву дружбы королевств. Мир располагается на очень контрастном материке. Тут есть и ледяные пещеры на севере, и тропические пляжи на западе. На северо-востоке в Кровавых Горах живут Орки - пониподобные существа, изуродованные и измученные темными богам, пони, поддавшиеся искушению. На севере стоит королевство Маунтфрост. Ледяные пещеры послужили домом для живущих здесь пони. У подножия вулкана находится провинция Бладлирок, где под фиолетовым знаменем живут захватчики Островов Феникса, на которых в рабстве живут пони республики Санд. Вообщем, государств тут много, как и маленьких и угнетенных, так и больших и свободных. И именно в этом мире будет идти повествование моего рассказа.

ОС - пони

Я тебя люблю… Я тебя тоже нет

Любовь...

Флаттершай Твайлайт Спаркл

One Last Letter (Перевод + Небольшой рассказик)

Небольшая зарисовка на тему этой песни + попытка художественного перевода.

Все за Королеву!

События свадьбы в Кантерлоте в прошлом, Каденс и Шайнинг Армор правят Кристальной империей, но принцессу не оставляют в покое события далекого детства...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Автор рисунка: BonesWolbach
Серия девятая. "Сталь, лед и искра" Серия одиннадцатая. "Как возникают парадоксы"

Серия десятая. "Рождение и Смерть"

— Какой странный блеск у тебя в глазах, Дерпи, — Доктор прищурился, но кобылка отвела взгляд.

— Тебе показалось, наверное. Мой взгляд – такой же, как и всегда! – она усмехнулась. – Когда мы уже вернемся в ТАРДИС? Мне надоело шататься по этому рынку!

— Пока я не найду все запчасти для стабилизатора Временной Воронки, мы отсюда не уйдем. Впрочем, я почти все купил, осталось только… О, вот и она! Изумительно! – он кинулся к лавке, в которой инопланетный торговец с десятком щупалец на месте рта и щетинистым гребнем на спине разместил на продажу какие-то технические приборы.

Пока Доктор забалтывал торговца, серая пегаска в который раз прокручивала в голове свой план. Если все пойдет, как надо, сегодняшний день станет лучшим днем в ее жизни… И в жизни светло-коричневого жеребца-галлифрейца, семенящего к ней с чем-то зажатым в зубах и выглядящим, как куча беспорядочно смотанных проводов.

— Уф! Ну, вот и все! Теперь можем возвращаться, — сказал он, скинув кучу проводов в седельную сумку Дерпи. – Если, конечно, ты не хочешь еще тут задержаться…

— Нет! Умоляю, пойдем!

— Ну, если ты так настаиваешь, — он состроил смешную рожицу, передразнивая хмурую кобылку. – О чем ты задумалась? Такое ощущение, что это тебе, а не мне предстоит вручную восстанавливать этот дурацкий стабилизатор, чтоб ему провалиться за горизонт событий!

— Да так, просто… Просто воспоминания, — она смотрела куда-то сквозь жеребца. Сколько лет они уже путешествовали вместе? Из-за постоянных перемещений во времени она потеряла счет дням и годам. Сколько прошло с того момента, как они впервые встретились там, в Понивиле?

— После тебя, — Доктор галантно отвел копыто в сторону. С затуманенным взором пегаска зашла в синюю будку, едва не споткнувшись о порог.

ТАРДИС… С ней она провела едва ли не столько же, сколько с ним. Дерпи буквально чувствовала ее Душу. Где-то там, среди бесконечных коридоров, пульсировало, наверное, ее Сердце. Кобылка давно перестала считать ТАРДИС машиной, она относилась к ней как к просто еще одной странной форме жизни. А с недавних пор они в каком-то смысле породнились…

— Отвертку, пожалуйста! – мордочка Доктора высунулась из кучи хлама, которая, кажется, была очень важной деталью, пока жеребец не пролил на нее чай. Дерпи пришлось вынырнуть на время из забытья, отыскать глазами звуковую отвертку и передать ее Доктору.

Сколько раз эта отвертка спасла ему жизнь? И сколько раз его жизнь спасла серая невзрачная пегаска?

Сколько раз его жизнь спасал кто-то другой?

Дерпи знала одно: было бы очень хорошо, если бы впредь его жизнь спасала только она. Ну и иногда – отвертка. Зажегшаяся маленькая зеленая лампочка на одной из стен заставила пегаску вздрогнуть. Все готово…

— Доктор…

— Да, что такое?

— Ты закончил с этим… стабилизатором?

— Секунду… Только… — раздался тихий хлопок, и жеребец вынырнул наружу, покрытый толстым слоем пыли. – Вот, теперь готово. Знаешь, стоит как-нибудь провести здесь генеральную уборку! Я все откладываю ее на следующую жизнь, но этот порочный круг нужно все же когда-то прервать.

— Давай… эм… — кобылка замялась и опустила глаза. – Давай…

— Я могу многое, Дерпи, но мысли читать пока не научился, — он подошел ближе, мягко поднял копытом ее голову и заглянул в глаза, пытаясь понять, что смущает пегаску. – Что ты хочешь предложить, а?

— Чай… Давай выпьем чаю!


— Доктор, ты помнишь… свое детство? – чтобы задать этот вопрос Дерпи ждала, пока весь чай будет выпит. Вдруг Доктор поперхнулся бы или, скажем, вылил весь чай ей на голову? Он иногда бывал довольно эксцентричным. Особенно, когда ему задавали вопросы, на которые он не хотел отвечать. Но сейчас жеребец отреагировал абсолютно спокойно.

— Да, я помню. Это было прекрасное время, чистое, ничем не омраченное. Это было время, когда я жил на Галлифрее…

— А ты можешь… ну…

— Рассказать?

— Ага.

— Я плохо помню свои первые дни. Вообще мало что помню из первых лет. Все самые яркие воспоминания связаны с Академией Рассилона. Моя учеба там – это время бесконечного веселья и удивительных открытий. А еще у меня были чудесные друзья, — он немного погрустнел. – Они звали меня Тета Сигма. У нас у всех были прозвища, да… Ты помнишь Мастера?

Дерпи подавила волну ужаса, начавшую разливаться по ее телу. Она еще не встречала пони настолько коварного, каким был Мастер. Кобылка коротко кивнула.

— Он был моим лучшим другом. Мы звали его Кощей. А еще были Магнус, Мортимус, Раллон, Ушас, Фэнтз, Бастк, Ванселл, Джелпакс, Дракс, Милления… Лучшие ученики Академии.

— А ты — ты был отличником?

— Ну, скажем так, я был худшим из лучших. Но, все же, не самым глупым, — не без некоторой гордости улыбнулся Доктор. – Правда, я так и не закончил свою учебу…

— Тебя выгнали?

— Ну, нет, не совсем… Я завалил пару экзаменов, а потом… сбежал. Ну, знаешь, как это бывает. Ты же тоже практически сбежала.

— Но я ведь могу в любой момент вернуться обратно!

— А если бы не могла? Что тогда?

— Ну… Ладно, хорошо, я сбежала. И ты сбежал.

— Многие сбежали. Мы были молоды, умны – и думали, что нам все по зубам. Но вышло иначе… Ты видела, что стало с Мастером. Раньше он был совсем другим.

— А остальные тоже изменились?

— Не все. Многие просто пропали. Кто-то вернулся на Галлифрей. Кого-то прогнали оттуда навсегда. Но все они живут здесь, — он притронулся копытом ко лбу. – Моя память хранит воспоминания о лучших моментах нашей совместной жизни. Для меня все они – юные галлифрейцы с чистыми сердцами, готовые бороздить просторы Вселенной, открывая для себя ее тайны.

— Ты невероятный пони, Доктор! – Дерпи широко улыбнулась и потянулась за маффином – Я всегда это говорила. Это говорит каждый, кто тебя встречает. И порой ты себя недооцениваешь…

— Будь у тебя два сердца, набор регенераций и корабль для перемещения во времени и пространстве, о тебе тоже все вокруг говорили бы как о «невероятной пони». Во мне нет ничего необычного! – с этими словами он отобрал маффин у пегаски и целиком засунул его себе в рот. – Я самый обыфный!

— Неужели… Неужели ты и правда забыл? — Дерпи удивленно смотрела на жующего жеребца.

— Забыл фто?

— Твой день рождения, Доктор. Он сегодня. Сегодня исполняется ровно тысяча лет самому удивительному жеребцу во всей Вселенной, а он этого даже не помнит…

Последний кусочек маффина никак не хотел проглатываться. С широко раскрытыми глазами Доктор молча взирал на кобылку, не зная, что ей ответить.

— Тысяча? Целая тысяча лет? Стоп… А кто тебе это сказал? – маффин наконец соизволил проглотиться.

— Ты… будешь удивлен, Доктор.

— Я уже удивлен, знаешь ли. И если ты… — он резко замолчал.

— Если я – что?

— Что… Что ты мне в чай подмешала?! – глаза жеребца полезли на лоб. – Во имя Галлифрея, молю, скажи, что это видение, которое пришло ко мне из-за просроченного маффина! – его копыто указало на что-то позади Дерпи. Пегаска медленно обернулась.

— О, привет! Ты как раз вовремя! – улыбнулась она стоящему рядом пони, как две капли воды похожему на Доктора. – Теперь можно все объяснить. Доктор, это… — жеребец с безумными глазами и зажатой в зубах звуковой отверткой пятился к другому концу зала.

— Что ты задумала, Дерпи?!

— Доктор, это я… — копия Доктора заговорила его голосом.

— Нет! – жеребец усиленно замотал головой. – Доктор — это я!

— Ты не понял, Доктор. Я — ТАРДИС.


— Нельзя было меня как-то морально к этому подготовить? – нервными, быстрыми глотками жеребец пил свежезаваренный чай.

— И как, например?

— Не знаю. Ты же не глупая кобылка, что-то да могла придумать. Но сейчас это не важно, — он поднял глаза на сидящую напротив собственную копию. – И почему именно мой облик? К двум Дерпи, например, я бы отнесся гораздо более… спокойно.

— Мне показалось, ты всегда хотел именно этого, — отозвалась ТАРДИС. – Поговорить с кем-то, похожим на тебя. Разве я плохо справилась?

— Нет, что ты, — он кисло улыбнулся. — Все просто прекрасно. Но я хотел бы услышать объяснения происходящему.

— Думаю, это полностью моя вина. Я наблюдала за вами. Наблюдала за Дерпи. Она отличается от твоих прошлых спутников. И я… Я рассказала ей о твоем дне рождения.

— Она появилась прямо из воздуха! Моя точная копия! Сначала я испугалась, но после того, как она представилась… — Дерпи задумалась. – Я всегда чувствовала, что ТАРДИС – не просто машина. Но я не могла и представить, что она может ТАКОЕ.

— Погодите, погодите, — Доктор прервал поток размышлений пегаски. — Даже я не знаю свой точный возраст! Откуда такая информация? И по какой системе отсчета? Эквестрия, Галлифрей, какая-нибудь-другая-планета-из-миллиардов-в-этой-Вселенной?

— Твое биологическое время. Когда ты меня украл…

— Одолжил!

— Не важно. Я зафиксировала все, что могла, о тебе. Провела полное сканирование – в тот самый момент, когда ты впервые коснулся рычагов управления. Я узнала и твой возраст тоже – и начала отсчет. Это была твоя первая реинкарнация. Каждая новая переставляла биологические часы на новое время, но я вела свой отсчет. И сегодня тебе исполнилась тысяча лет.

— И такой пони, как ты, заслуживаешь подарка… — Дерпи покраснела. – Мы с ТАРДИС посовещались, и…

— И решили подарить мне безумный испуг? Если так, у вас получилось!

— Не будь таким черствым, Док, — ТАРДИС в образе Доктора поднялась на ноги. – Порой, когда тебе оказывают знаки внимания, надо просто с благодарностью их принять. Вставай, тут недалеко.

Доктор, подозрительно поглядывая на Дерпи, встал и направился вслед за своей копией. Они подошли к входным дверям.

— И что? Двери? Не улавливаю суть, уж извините.

— Доктор… — Дерпи положила копыто на дверь. – У тебя есть все время и пространство.

— И мои двери в том числе. Было бы глупо дарить тебе то, что у тебя есть, — усмехнулась ТАРДИС.

— Именно. Как я уже говорила, у тебя есть все. Поэтому было очень сложно придумать тебе подарок… Мы с ТАРДИС посоветовались, и… Ну…

— Давай уже, кобылка! – ТАРДИС попыталась подтолкнуть Дерпи, но ее круп прошел сквозь нее. Ее воплощение в виде Доктора было лишь искусной проекцией.

— Смотри! – копыто Дерпи распахнуло двери. Снаружи были лишь бесконечные просторы космоса.

— Что? Куда смотреть? Это просто космос, звезды… — Доктор выглядел обескураженным.

— Смотри!

Жеребец всмотрелся в космический пейзаж, пытаясь разглядеть в нем что-то необычное. Но ничего необычного там не было. Просто звезды… Звезды, которые двигались с непостижимой скоростью!

— Это – моя часть подарка, Доктор, – прошептала ТАРДИС. – Сейчас ты все поймешь… Ты замечательный пони, и я рада, что меня украл именно ты. Может быть, позже, мы еще поговорим. Надеюсь, к тому времени ты научишься мной управлять должным образом… — с этими словами копия Доктора растворилась в воздухе.

Звезды двигались все быстрее и быстрее. Одна из них пролетела недалеко от ТАРДИС. За ней – вторая. Через мгновение последовала следующая, потом – еще одна.

Время ускорялось. Года пролетали за секунды. Движение звезд складывалось в причудливый рисунок. Перед глазами Доктора кружились в причудливом вальсе шесть звезд – единая система, связь которой незаметна при обычном течении времени. За ними танцевали другие звезды. Созвездия, галактики и скопления галактик кружились в такт.

В ТАРДИС заиграла музыка.

Блаженная улыбка тронула губы Доктора.

— Знаешь, что это за мелодия?

Дерпи отрицательно покачала головой.

— Я в юности баловался сольфеджио… Написал пару оркестровых композиций. Одну из них даже однажды исполнил Галлифрейский оркестр…

— Ты писал музыку?

— Да, было дело. Так вот, это – не она. Я без понятия, что это за мелодия. И пусть это останется для меня тайной… Должны же быть для меня тайны во Вселенной, верно?

А звезды все танцевали…


— Это… та бабочка, что я тебе подарил, да? Я только сейчас заметил… — Доктор опустил глаза на шею пегаски, где красовалась синяя в белую крапинку бабочка. – Ты же сказала, что не будешь одевать ее.

— Не буду одевать без подходящего повода. И сейчас – повод вполне подходящий. Тебе нравится? – кобылка инстинктивно поправила бабочку.

— Да, конечно… Только ты в ней какая-то необычная… Не та Дерпи, что я знаю.

— А какая?

— Дерпи из параллельной Вселенной. Дерпи-повелительница времени.

— Дерпи-Доктор?

— Возможно…

— Во имя Галлифрейского неба, где моя тайми-вайми отвертка и сэндвич? Я не могу спасать Вселенную, пока не поем! — Дерпи наигранно нахмурилась.

— А что, похоже. Из тебя вышел бы неплохой Доктор… Только вот Доктор – это я! – он состроил кислую рожицу и показал пегаске язык.

— То, что тебе тысяча лет, не дает тебе право вести себя, как жеребенок!

— Ты что-то сказала? Я слышал только «маффины, маффины, маффины».

— Ну все… Сейчас я тебе покажу! – Дерпи приготовилась к прыжку.

— О, ну и что же ты мне сделаешь? Я – Повелитель Времени, я – надежда Вселенной, я – погибель для зла, я — ужас, летящий… Ахаха, прекрати! Хватит, умоляю! – Доктора разрывало от смеха. Кобылка накинулась на него сверху и принялась щекотать кончиками крыльев что есть сил.

— Ну что, кто теперь Доктор?

— Хаха… Я!

— Ну, так-то да…

— Тогда хватит меня щекотать!

— Ммм… Нет!

Звонкий смех разлетался по всей ТАРДИС. Не переставая брыкаться, компаньоны перекатились в соседний зал. Наконец, устав щекотать жеребца, пегаска перекатилась на спину. На какое-то время все стихло, кажется, даже обычные звуки ТАРДИС пропали. Только дыхание двух пони и стук их сердец.

— Я тут вспоминала… Как давно мы вместе путешествуем, а?

— Сложно сказать. Особенно если учитывать те отрезки времени, когда ты находилась в Понивиле. Лет… пять? Да, возможно.

— Долго…

— Я ни с кем так долго не путешествовал, это точно. И вообще – ни с кем похожим на тебя, Дерпи.

— Это комплимент или оскорбление? – кобылка вопросительно вздернула бровь.

— Скорее комплимент. Я в них не силен, извини.

— Доктор…

— Да?

— Тот подарок…

— Прекрасный подарок. Самый лучший, что я когда-либо получал!

— Это был подарок от ТАРДИС, не от меня. Я думала, что же я могу тебе подарить от себя…

— Что ты, какие еще могут быть подарки, Дерпи? Я и того не заслуживал.

— И все же, я долго думала над этим. Все время и пространство – подвластно тебе. Если тебе что-то будет нужно, то ты просто слетаешь, куда надо, и возьмешь это. Но…

— Ты правда хочешь мне что-то подарить? Честно, я весьма признателен …

— Молчи, Доктор! Я пытаюсь сформулировать мысль! – кобылка заткнула ему рот копытом. – Понимаешь, в мире есть вещи… Особенные вещи. Которые так просто не возьмешь. Они не покупаются и не продаются. Это удивительные вещи. Дружба, например. Дружба – это магия, верно? Но магия особая, магия-сама-по-себе, никому не подвластная. Она либо есть, либо нет… Когда я думала о тебе, пыталась понять, что у меня с тобой связано, какие мысли… Я поняла: ты одинок. Защитник Вселенной, спаситель Эквестрии, вне декораций космических баталий – самый одинокий пони на свете. Все, кого ты встречаешь, обречены с тобой расстаться. С кем бы ты ни завел дружбу – все исчезнут.

— Ты хочешь подарить мне дружбу? Это… мило, но разве мы уже не друзья? Я ни с кем не был так близок, как с тобой, Дерпи, — и, думаю, ты действительно стала мне настоящим другом. Прости, если я расстрою тебя этим, но свою дружбу ты мне уже подарила…

— Глупенький Доктор, я знаю, что мы друзья! – ее мордочка приблизилась к его мордочке. – Я хотела подарить тебе нечто иное… нечто большее…

Кобылка улыбнулась. Ее глаза нежно смотрели в глаза жеребца. Мордочка приблизилась еще на миллиметр ближе.

— Доктор, я… Я…

Уши пегаски заложило от ужасного взрыва. Ее отшвырнуло в сторону стены, позвоночник отозвался жгучей болью. Доктору было не лучше. Взрывная волна обрушила одну из колонн в зале, и та придавила жеребцу задние ноги. Превозмогая боль, он попытался выбраться из-под завала, но безуспешно. Послышались чьи-то голоса.

— Идиоты! Вы могли покалечить их! Я не ясно приказал? Они нужны мне живыми, живыми! – первый голос скрипел сквозь радиопомехи – похоже, его обладатель находился в другом месте.

— Простите, хозяин. Они живы. Я вижу их, — второй говорил без выраженных интонаций каким-то замогильным басом. Голос приближался, краем глаза Доктор уже мог различить скрюченную зеленую ногу. Затем в поле зрения попала вторая – не менее уродливая голубая. Еще две – металлические — походили на детали мясорубки. Пересилив себя, Доктор приподнял голову – и тут же опустил, переводя дух.

Быть может, это последствия болевого шока? За тот короткий миг его взору предстало, пожалуй, самое омерзительное существо во Вселенной. Беспорядочное нагромождение частей тел самых разных существ и механических деталей, вместе образующее что-то, по форме напоминающее пони. Что за безумный разум мог породить такое?

— Вставай, — существо наклонилось к Доктору и заглянуло ему в глаза. От него исходил удушающий запах разлагающейся плоти и машинного масла.

— Если вы не заметили, я сейчас не в том состоянии, чтобы встать, и даже если бы был – то вряд ли предложил вам выпить со мной чаю… Скорее я отправил бы вас в ближайшую черную дыру, — осклабился жеребец.

— Вытащите его! – существо обратилось к кому-то вне поля зрения Доктора. Через секунду он почувствовал, как придавившая его колонна поднимается вверх. Чьи-то копыта подняли его на ноги. Перед глазами все плыло, и когда жеребца отпустили, ему пришлось приложить все свои силы, чтобы не упасть.

— Кто… — из его горла вырвался сухой кашель.

— Не имеет значения! – голос, прорывающийся через радиопомехи, исходил из устройства, встроенного напрямую в голову существа, стоящего перед Доктором. Отведя голову чуть в сторону, он заметил, что рядом были еще как минимум три таких же создания, не менее отвратительных, чем первое. – Позже вы все поймете. А пока – выполняйте все, что скажут мои слуги – и останетесь живы.

— Кто… вы… такие? – жеребец откашлялся еще раз. Силы постепенно возвращались в его тело. – Кто вы такие?!

— Ваши вопросы излишни, Доктор. Не утруждайте себя, никто на них не ответит.

— Доктор… — послышался тихий стон. Дерпи пришла в себя и чуть не упала в обморок снова. Над ней склонилось что-то страшное, отвратительное, мерзкое, — но ей было не до этого. Доктор справится с чем угодно, верно? – Доктор, где ты?

— Я здесь, Дерпи, — отозвался он. – Все будет хорошо… Только потерпи, ладно? Мне нужно обсудить пару вопросов с нашими… гостями.

— Нам нечего сейчас обсуждать, — прохрипел искаженный помехами голос. – Конец связи.

— Поднимите ее, — существо рядом с Доктором, видимо, было главным – и раздавало остальным приказы, которые те незамедлительно выполняли.

Кобылка едва держалась на ногах. Спину будто пронзили сотни стрел. Вдобавок ко всему, она не ощущала левого крыла. А ведь еще недавно ей было так хорошо…

— Следуйте за мной, — существо развернулось и направилось в сторону выхода. Шатаясь на ходу, окруженные ужасными существами, компаньоны вернулись в комнату управления. То, что Доктор принял за взрыв, на самом деле было столкновением: у дверей ТАРДИС был пришвартован какой-то космический корабль, и именно туда вели компаньонов.

— Дерпи, — шепнул жеребец пегаске, когда они поравнялись. – Отвлеки их. Мне нужно всего пару секунд… — она посмотрела на него с сомнением, но все же кивнула.

— УМИРАЮ!!! ПОМОГИТЕ! ВОДЫ! – с безумными криками кобылка повалилась на пол, забив по нему единственным рабочим крылом. Не сказать, что существ вокруг это шокировало, но они – всего на мгновение – отвлеклись от Доктора. Большего ему и не было нужно: одним прыжком он добрался до консольной панели и набрал нужную комбинацию.


— Помогите! Тону!! Маффинов! Воды! – Дерпи не переставала кричать и бить крыльями, не заметив, что она уже стоит на ногах.

— Хватит! – от резкого крика Доктора пегаска мгновенно замолкла. – Бежим, времени мало!

— Стоп… Как такое возможно? – они находились посреди зала, в котором были пару минут назад. Здесь все было в таком же состоянии, как до столкновения. Более того, Дерпи снова ощущала правое крыло – и позвоночник был как новенький! – Что ты сделал?

— Искусственный хроноспазм, петля времени, отсрочил неизбежное, БЕЖИМ! – и, схватив пегаску, он кинулся вглубь ТАРДИС. Столкновение застало их посреди коридора, и на этот раз эффект был не таким сильным.

— Кто они, Доктор? – Дерпи бежала вслед за жеребцом: проходы ТАРДИС были слишком узкими, чтобы по ним летать, в отличие от просторных комнат. – Что им нужно?

— Я не знаю… прости. Это, возможно, моя вина… Надо было закрыть двери, но я был так очарован подарком.

— Не вини себя! Сейчас не время разбирать ошибки… У тебя есть план? У тебя же всегда есть план, Доктор!

— Ха-ха, неужели кто-то во Вселенной все еще так считает? – они свернули за угол. – Любой мой план всегда создается на ходу, Дерпи, и этот раз – не исключение… Для начала доберемся до запасной комнаты управления, там – посмотрим.

— Запасная… комната? – пегаска порядком устала: ей редко приходилось много бегать. – В ТАРДИС есть еще одна комната управления?

— Я испытывал на ней свой навык декоратора… Когда еще считал, что он у меня есть. Но оборудование там такое же, как в главной комнате.

— Хорошо, а что за… штука, что повернула все вспять?

— Это механизм, целиком основанный на парадоксах. Отматывает время для всех, находящихся в ТАРДИС, на десять минут назад.

— Мы бы могли закрыть двери!

— Нельзя. Парадокс есть парадокс, все, кто был в ТАРДИС, должны снова в ней оказаться. Но потом их можно отсюда выгнать!

— И как?

— Не знаю. Для начала надо отключить хроноспазм.

— Что значит – отключить?

— Если его включить, он будет снова и снова отматывать время назад, каждые десять минут. А нам это уже не нужно. Кроме того, это — совершенный защитный механизм, и отключить его можно только двумя способами…

— Двумя?

— Вручную, либо другим парадоксом. Он избегает парадоксов, он состоит из них – и лишний парадокс может создать один гигантский парадокс, а этого допустить никак нельзя.

— И что за парадокс, например?

— У меня есть только один на уме… Тебе так хочется это знать, Дерпи? Мы почти добрались до запасной рубки.

— Я хочу знать. Вдруг это пригодится? Нельзя рассчитывать только на себя, Доктор.

— Все, мы на месте! – автоматические двери раздвинулись, пропуская компаньонов в комнату, отделанную белым мрамором. По бокам возвышались белые колонны. – Фанера, — шепнул Доктор. В центре находилась несколько видоизмененная центральная панель ТАРДИС. Главное ее отличие от обычной состояло в отсутствии центрального подвижного ротора, на месте которого стояла пластиковая заглушка.

— Парадокс, Доктор, — Дерпи не уступала. — Что за парадокс может остановить хроноспазм?

— Ну, например… — он на мгновение запнулся. – Смерть.

— В смысле?

— Чья-то смерть. Любого из захваченных во временную петлю. Меня, тех существ…

— И меня, верно?

— Этого не случится, Дерпи! Они не тронут тебя и кончиком своих копыт, обещаю!

— Ты в этом так уверен, Доктор? – скрипучий голос сквозь помехи прорывался из коридора. Доктор нажал на кнопку закрытия дверей, но эффекта не последовало. – Я заблокировал управление на главной панели, Доктор! – существо с динамиком в голове, издававшем противный скрежет, показалось в походе. – Бежать некуда, и никакие парадоксы тебя не спасут!

— Откуда… Откуда вы знаете, как управлять ТАРДИС? Знаете, меня сложно удивить, очень сложно, но вы это сделали. Кто обучил вас?

— Никто меня не учил, Доктор.

— Значит…

— Хватит! Мне надоело это! Немедленно заберите их, а если опять попытаются что-то сделать – свяжите… Или нет, свяжите сейчас. Конец связи! – шум из динамика стих. Существо противно скривило зубы и отошло в сторону, пропуская остальных.

— И какой план теперь, Доктор? – Дерпи съежилась, отступая к стене. Доктор остался стоять на месте. На его мордочке застыла хитрая улыбка.

— Вы можете знать, как управлять ТАРДИС. Вы можете застать меня врасплох. Можете связать… Но против парадоксов вы бессильны, что бы вы ни говорили! Ах, ну и, конечно же, вы не можете знать, как отключить мое личное изобретение, это да… — после этих слов жеребец рассмеялся звонким смехом, несколько нервным, но уверенным. Существует ли вообще хоть что-то во Вселенной, способное заставить его отступить?

На мгновение Дерпи почудилось, что она ослепла, но потом кобылка поняла, что снова оказалась там, откуда все началось. Доктор лежал на полу, зажатый ее ногами и крыльями. Опять. Но в этот раз было не до шуток.

— Встань… пожалуйста, — прохрипел жеребец. Пегаска немедленно отлетела в сторону, позволив ему подняться.

— Кто бы мог подумать… Еще один виток временной петли… Что поделать, что поделать.

— Бежим, Доктор! В этот раз мы можем успеть! – Дерпи была готова кинуться прочь, в коридоры ТАРДИС, к запасной панели, и там вновь испытать судьбу. Но Доктор и бровью не повел.

— Мы остаемся, Дерпи. Мы пытались бежать – это оказалось бесполезным. Теперь остается только принять бой. Дать им отпор, используя единственное наше оружие – интеллект. Ну и немножко везения. Беспроигрышная комбинация! – он подмигнул кобылке.

— В таком случае, нужно спешить. Мне кажется, мое везение на исходе…


— Давай… Еще чуть-чуть… Готово! – колонна, которая при обычном стечении обстоятельств должна была придавить Доктора, обрушилась перед проходом, закрыв бо́льшую его часть.

— Не понимаю, как это нам поможет, — Дерпи с сомнением посмотрела в сторону свежевозведенной баррикады и перешла на галоп.

— Во-первых, это их задержит. – Доктор бежал рядом с ней. Компаньоны свернули за угол, когда их повалило ударной волной от столкновения. – В этот раз у них получилось припарковаться лучше, тебе не кажется? – жеребец помог Дерпи подняться.

— А что во-вторых?

— Они решат, что мы пытаемся их задержать…

— А это не так?

— О, нет, совсем нет! Мы собьем их с толку – и применим мой только что созданный гениальный план! – Доктор нервно оглянулся. Вдали, в мерцающем свете огней ТАРДИС показались ломаные силуэты теней их преследователей. Еще один поворот, еще один коридор…

— Мы, что, запутываем их? Но они прекрасно ориентируются внутри!

— Твои слова еще раз доказывают, что ты не понимаешь всей глубины моего плана! А теперь – тише… Ни звука больше… — он перешел на тихий шаг. Еще один поворот, и…

— Мы вернулись? Но… — копыто Доктора мягко закрыло рот пегаски. Они вышли на обзорный балкон комнаты управления, находящийся чуть выше основного уровня. Сейчас в комнате кроме них было только одно из тех существ, охраняющее проход к своему кораблю.

— Тише, Дерпи… Сейчас мне опять будет нужна твоя помощь… — он покосился на существо внизу. – Ты должна сбить его. Выбить из ТАРДИС в его корабль. Как только сделаешь это – я заблокирую все двери.

— Все, что скажешь, Доктор, — пегаска улыбнулась. – Но потом с тебя – куча маффинов, окей?

— Без проблем, — он развел копытами. — По моему сигналу… — и жеребец, пригнувшись, двинулся к другому концу балкона. Оказавшись у самого края, он спрыгнул вниз, приземлившись прямо перед существом. – Давай!!

Дерпи спикировала вниз, отбросив существо передними копытами на пару метров. Доктор с силой ударил по одной из кнопок – и все дверные проемы, ведущие в комнату управления, закрылись металлическими пластинами. Остался последний шаг – нужная комбинация набрана, хроноспазм остановлен. Стоп…

— Что-то не так! – он взволнованно посмотрел на кобылку. – Мне кажется…

— Ты снова проиграл, Доктор! – сквозь помехи скрипучий голос разлетался по комнате. – Я всегда на шаг впереди. Неужели ты думал, что сможешь обмануть меня? Управление уже перенаправлено в запасную рубку. Я удивлен, что ты успел включить защитную блокировку, но… — металлические пластины с проходов поднялись обратно. – Отныне здесь командую я. А теперь – будь так добр, пройди в запасную рубку. И прихвати с собой эту кобылку.

— Они опять победили… — голова Дерпи поникла, она было двинулась в сторону выхода, но копыто Доктора остановило ее.

— Не смей, Дерпи! Не смей сдаваться! Мы еще не все попробовали, еще есть шанс. Еще один виток временной петли… Тем более, что у нас все равно нет выбора: время вышло. Слышишь, ты?! – он поднял голову, обращаясь к загадочному голосу. – Ты совершил ошибку, если решил, что мы так просто сдадимся!

Вспышка.

Они снова в зале, снова Доктор зажат ногами и крыльями Дерпи. Она снова поднялась в воздух, позволяя жеребцу встать. Но в этот раз что-то изменилось. Что-то в ней…

— Доктор, хватит! Хватит бежать! Иногда… иногда нужно поддаться судьбе и делать то, что она от тебя хочет… — капля упала на пол. – Я больше не хочу от них бежать.

— Но…

— Если бы они хотели нам навредить – они бы сделали это. Не проще ли просто сдаться? – еще одна капля разбилась о пол. – Или ты просто бережешь свое самолюбие? Доктор, захваченный в ТАРДИС из-за того, что забыл закрыть двери. Мне это надоело… прости.

Дерпи утерла выступившие слезы и пошла прочь от Доктора. Мрачные мысли захватили ее голову. Она так хотела, чтобы они были счастливы, просто счастливы… Но этому, видимо, не суждено случится. Не в этой Вселенной.

— Доктор? – она оглянулась на него. Жеребец остался стоять на том же месте. – Ты говорил, что хроноспазм отключается от парадокса, – взгляд Доктора переменился, он сделал пару шагов в сторону Дерпи. – Но ведь закрытие дверей должно вызвать парадокс, так?

— Дерпи, нет! СТОЙ!!!

С глухим щелчком двери ТАРДИС захлопнулись.

— Проблема решена! Неужели ты до этого не додумался, а? – с торжествующим видом Дерпи посмотрела на Доктора. Но он почему-то никак не желал радоваться.

— Немедленно. Открой. Двери!!! – он попытался открыть двери сам, но пегаска не пустила его.

— Но почему? Что в этом такого…

— Открой двери, или умрешь! – еще одна попытка. Крылья Дерпи закрыли ему проход.

— С чего мне умирать?

— Парадокс! Он убьет тебя, если ты будешь ему мешать!

— Так… отключи его!

— Невозможно! Пока все участники парадокса не будут внутри… Да пусти же! – пегаска на миг поддалась сомнениям, и Доктор смог добраться до дверной ручки. Копыто едва не соскользнуло, но все же ему это удалось. Еще чуть-чуть… В дверной проем ворвалась волна спертого, горячего воздуха из защитной сферы снаружи. Спустя долю секунды все потонуло в шуме столкновения.


— Что произошло?! – пегаска вынырнула из забытья и обнаружила себя, лежащей на полу с зажатым в ногах и крыльях Доктором. Опять. Да когда же это кончится?

— У меня есть… предположение, — прохрипел он. – Отпустишь – расскажу.

— А ты… не будешь меня ругать? За то, что я закрыла двери? – пегаска никак не могла решить, отпускать ли его из своих объятий, или же нет.

— Обещаю… Ты не могла знать…

— Ладно, — она разжала ноги, и жеребец выбрался на свободу, жадно глотая воздух. – А теперь – твое предположение.

— Клиническая смерть. Или сильный обморок. Или сотрясение мозга.

— То есть?

— Мы были в забытье. Может, они даже забрали нас на свой корабль, но хроноспазм все еще работает, поэтому мы вернулись сюда. Опять. Плюс в том, что мы живы, хотя твоими усилиями кого-нибудь из нас уже могло…

— Ты обещал!

— Ладно, ладно. Хватит споров. То, что ты сказала… — он смущенно отвернулся. – Ты права. Глупо рисковать просто потому, что я не хочу уступать бой на своем корабле. В этот раз мы поступим по-твоему, Дерпи. Мы… сдаемся.

— Вот как? И никаких больше попыток одолеть их? Никаких попыток сбежать?

Он лишь отрицательно покачал головой. Опечаленные, компаньоны просто сели рядом в безопасном месте и ждали своей участи. Незадолго до того, как корабль захватчиков столкнулся с ТАРДИС, Доктор вдруг поднял глаза на Дерпи.

— Так какой твой подарок, я так и… не понял.

— Ты дурак, Доктор. Может ты и гений, каких свет не видывал, но тот еще дурак, — усмехнулась она в ответ. – Я…

В этот самый момент столкновение добралось до них.

— Мы… Сдаемся, – компаньоны вышли навстречу существам. – Дайте мне выключить хроноспазм, — Доктор подошел к главному существу и с ненавистью заглянул в его блестящие, мертвые зрачки.

— Кто бы мог представить! Я-то думал, вы еще пару раз попытаетесь бросить мне вызов. Что же, ваше счастье, что вы поняли, наконец, что со мной бороться бессмысленно! – смех сливался с помехами, пробирая до костей. – Пусть отключит эту штуку, не мешайте ему!

Существа расступились, пропуская Доктора к консоли управления. Дерпи заметила, как жеребец быстро схватил что-то с одной из панелей и спрятал во внутренний карман жилета. Похоже, никто из существ этого не увидел. Тем временем, Доктор набрал нужную комбинацию.

— Ну что, закончили? Тогда прошу на борт, вас ждет увлекательное путешествие на край Вселенной… Конец связи.

Существа вновь обступили компаньонов. Вот они уже на их корабле (если эту штуку можно было так назвать). Как и существа, он состоял из плохо подходящих друг другу частей, к счастью, только механических: частей тел пони тут не было… Или это только в этой его части?

Доктор выглядел загадочно. Казалось, он едва сдерживал улыбку. Дерпи это настораживало.

— У тебя… есть план? – шепнула она ему, когда строй существ поредел.

— Лучше, Дерпи. У меня есть отвертка… — и он, наконец, позволил себе улыбнуться.

Их провели по двум кривым коридорам, и каждый раз, когда этого никто не мог заметить, Доктор что-то поправлял зубами в кармане – том самом, в который скинул отвертку. Но вот, наконец, впереди показалось чуть более просторное помещение, сохранившееся больше других – судя по огромному окну во всю стену, это была капитанская рубка. Компаньонов с силой втолкнули внутрь, дверь за ними закрылась. Кроме них здесь было только одно из существ – оно стояло у окна, вглядываясь в просторы космоса. Самое интересное: на нем не было заметно металлических частей, а это осложняло план Доктора…

— Вы здесь главный? – жеребец сделал пару шагов в сторону существа. Заслышав его голос, оно вздрогнуло и медленно обернулось. Дыхание кобылки перехватило, когда она увидела то, что должно было бы быть его головой, но на деле оказалось черепом, туго обтянутым сухой кожей, которая местами потрескалась, обнажая желтые кости.

— Молчать! — его сиплый голос зло клокотал где-то глубоко в глотке. – Теперь вы принадлежите хозяину!

— Я как раз хотел узнать, что это за…

— Молчать! Еще одно слово – и вас бросят гнить в трюме! Здесь капитан я – и приказываю здесь я!

— О, у вас тут и трюм есть? А вы в курсе, что хозяин ждет нас живыми? Что, если в трюме с нами что-нибудь случится? – эти слова заставили существо задуматься. Но вскоре в его мертвых зрачках зажегся злой огонек.

— Вы думаете, я такой же, как они? Они боятся хозяина… Но сам хозяин боится меня! Я могу убить вас прямо сейчас – и мне ничего не будет! Я сильнее хозяина! – и он запрокинул голову, издав клокочущий звук, который, видимо, должен был быть смехом.

— Но… ты этого не делаешь, значит…

— Ничего это не значит! Я ценю щедрость хозяина. Я оказываю ему услугу. Честный обмен: жизнь на жизнь.

— Больше похоже на сделку, — прищурился жеребец. – Мы бы тоже могли заключить сделку. Ты отпускаешь нас, а мы… Чего ты хочешь, а?

— Пони, ты не сможешь дать мне то, что может дать хозяин! – он сплюнул на пол черную густую жижу. Дерпи позеленела и отвернулась, часто дыша. – Хотя я был бы не прочь убить тебя – прямо здесь и сейчас… Какой сложный выбор! – он отвернулся к окну. – Отвезти тебя к хозяину – или убить тебя, ту кобылу, а потом смыться на твоем корабле? Что же выбрать, что же выбрать…

— Боюсь, ни один расклад нас не устраивает, мистер… — голос Дерпи раздался за спиной капитана. Его голова медленно повернулась… и встретила копыто пегаски! Потеряв сознание, а может и испустив дух, существо повалилось оземь.

— Вот это да… Давно же ты ничего такого не вытворяла! – Доктор с презрением отвел взгляд от тела.

— Просто я берегла это на сладкое. А теперь – давай, у тебя же был план – так примени его!

— Секунду… — он достал отвертку и аккуратно положил ее на пол рубки. – Ну, что же… Ты сослужила мне хорошую службу. Прощай, отверточка! – его копыто опустилось на отвертку, замерло на секунду – и с силой прижало ее к земле. Раздался треск, под ногой Доктора что-то вспыхнуло. – Ну, а теперь – бежим! – и, тут же забыв об отвертке, он кинулся прочь, в открывающуюся дверь.

— Что с ними? – у двери кобылка заметила обездвиженных существ, свалившихся друг на друга. – Это ты их – отверткой?

— Да, направленный ЭМИ-разряд… Вырубил всю технику на корабле, кроме системы жизнеобеспечения. Их тоже вырубил, но ненадолго. Если хотим сбежать – нужно действовать быстро! – и он свернул за угол. Пегаска едва поспевала за ним. Столько потрясений за один день. Копыто болело от удара по черепу капитана – может, у него там была не одна только кость? Она слегка отстала, круп Доктора, опережая ее, скрылся за очередным поворотом.

Он стоял там, внутри синей будки, готовый нажать на кнопку – и закрыть дверь. Еще пару шагов – и она в безопасности, с ним, близким и родным… Вот одно копыто уже за порогом. Второе, третье… Она внутри. Но почему в его глазах – страх и отчаяние? Что… что такое? Она больше не чувствует ног. Не чувствует крыльев… Он нажал на кнопку, бежит к ней, но тут ее глаза закрываются – и она проваливается в темноту. Может, теперь она будет с ним вечно? В своих снах. Вечных, чудесных снах…


— Нет! НЕТ, НЕТ, НЕТ!!!

Доктор просто не успел… Капитан был там – и ему хватило времени на один выстрел. Один выстрел – одна жизнь. Но… Вдруг она еще жива?

Нет. НЕТ, НЕТ, НЕТ… Пульса нет, дыхания нет, ее – нет.

Никакая магия на свете не способна оживить ее. Даже если он отдаст свою жизнь – за ее. Все свои жизни – за ее жизнь. Бесполезно, все без толку.

И разве не этого следовало ожидать? После всего, что было? Рано или поздно нечто подобное должно было…

Нет! Рано ставить точку! Он будет искать, будет думать, пытаться… Должен быть выход! Стоп…

Да! Ну конечно же, как он мог забыть… Она была внутри, в ТАРДИС – значит, еще не все потеряно. У него будет достаточно времени, чтобы спасти ее. У них все получится! Лишь бы сработало…

Только ввести нужную комбинацию – и все. Одна кнопка, другая…

Может, он что-то перепутал? Хорошо, еще раз. Одна кнопка. Другая. Третья.

Ничего… Может, ему это снится? Он обернулся – ее тело лежит там, бездыханное. Ни одно лекарство не излечит ее. Она спит вечным сном… Что ей снится? Может, просто лечь рядом – и уснуть таким же долгим сном?

Нет, еще раз! Одна кнопка, еще одна…

Ноль эффекта.

Что… Что это упало на приборную панель? Слезы?! Разве они еще не кончились? Разве не достаточно он плакал в своей жизни, рыдал, словно жеребенок?

Удар! Еще удар! Первая кнопка, вторая, третья, четвертая, пятая! Ты будешь работать или нет, безумная машина?!!!

Вспышка!

Неужели?

Значит, все-таки сработал. Значит, еще можно что-то исправить…


Доктор открыл слипшиеся от слез глаза. Он был не в ТАРДИС.

Но и не на другом корабле. Всюду, куда ни глянь, была лишь сухая земля. Он был… В пустыне?

Просто поднять глаза на небо – сейчас, кажется, ночь. Так холодно… Просто посмотреть на звезды, по ним можно понять, что это за система.

В небе висела такая знакомая Луна. Луна Эквестрии. Без профиля кобылицы на нем – значит, восстания Найтмер Мун еще не было…

Да какого же… Почему он здесь?! Так не должно быть! Что-то не так…

— Надо рассуждать логически, — сказал он сам себе. – Ты явно не спишь. Но ты и не в космосе, за тысячи световых лет отсюда… Значит, всему виной хронспазм. Ну или что-то, с ним связанное. А значит, что-то все-таки сработало! Она… она может быть жива! – он вновь поднял глаза к небу. Надежда вновь затеплилась в его сердце. В обоих сердцах. Только вот… Эти созвездия – с ними что-то не так. Он еще никогда не видел такого положения звезд над Эквестрией. Куда… Нет, КОГДА его занесло? – Есть здесь кто-нибудь?! Эй, пони! Грифоны! Зебры! Драконы! Да хоть кто-нибудь!

Но ему отвечали только завывания ветра…


— Доктор? В чем дело? Ты где? Доктор, покажись! Хватит прятаться, мне это не нравится… Ты же только что был здесь, в моих копытах, как тебе это удалось? Доктор? Доктор, я только хотела тебе сказать... Не пугай меня, прошу! Доктор, я…