Spark

Твайлайт Спаркл вынуждена покинуть Понивилль, чтобы лично ухаживать за Принцессой Луной, когда та неожиданно заболевает. По мере того, как болезнь Луны становится все сильнее, а Твайлайт все более намерена помочь младшей принцессе, она открывает множество секретов про Элементы Гармонии, аликорнов, и собственное прошлое.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Совелий

Mysterious Mare Do Well

Кэнтерлот. Прекрасный город, отличная архитектура, фантастические условия проживания…это все чистейшая, правда…многолетней давности. Сейчас же Кэнтерлот является рассадником преступности, хулиганы и воришки заполонили весь город и не дают спокойно жить честным гражданам. Видя такой расклад дел, Принцесса Селестия открывает Кэнтерлотскую Полицейскую Службу. К сожалению те смогли покрыть лишь небольшую часть преступлений совершаемых в городе. Однако через какое-то время в «игру» вступает еще один игрок…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк

Конфликт интересов

Пол Загрянский, лучший переговорщик в мире - он заканчивал войны и заключал международные соглашения. Однако сейчас всему его опыту предстоит серьёзное испытание на прочность - люди и пони заключают величайшую сделку в истории двух миров. Мы готовы отдать все наши технологии, все наши научные достижения, всё культурное наследие в обмен на то, что есть только у пони. И если договор будет заключён, то многие проблемы землян разрешатся сами собой. Дай-то Бог, Пол - вся планета рассчитывает на тебя.

Другие пони Человеки

Внешний мир.

Эта история повествует о том,как решения,принятые за тебя,должны будут забрать или отдать то,что они сделали

Эплджек Другие пони

Хь!

Making sense? What fun in making sense?©Discord Количество здравого или не очень смысла в тексте находится в пределах от плюс до минус бесконечности. Это Холлоувилль. Место, которое есть, и которого нет. Местно, которое не показывается. Это не Тартар и никогда не было им. Возможно. Возможно нет. Это место не совсем (не)реально и находится посредине нигде, и именно поэтому, в отличии от Понивилля, не является обычно центром активности. Что здесь есть? Старые знакомые с ООС от 10 до 99,9%. «Злодеи» и антагонисты.(не все) Здравый смысл каждый шестой вторник каждого первого месяца(в силу отсутствия календарей проверить затруднительно) Чего здесь нет? М6. Ещё здесь нет М-5 и МР-5. Нет великих добрых светлых героев. Большого(5000+ слов) количества текста. Здравого смысла. … Прочитали? Хорошо. Холлоувилль это Холлоувилль, и повествование начинается с того, как в этом странном городке появляется новый обитатель. Что будет дальше? А это мы узнаем по ходу событий. Здесь и правда нет героев, а текст не слишком поэтичен, художественен и вменяем. Качество скачет, но оно и не обязано быть постоянным для данного произведения о месте не слишком вменяемом. Вы никогда не задумывались, куда уходят антагонисты после своего якобы уничтожения/поражения? Это очень странный взгляд на этот вопрос. Глав может быть больше чем одна, а может больше и не быть, всё зависит… от чего? Этого мне никогда не говорили.

Дискорд Найтмэр Мун Кризалис Король Сомбра

Черные глаза

Просто путь из точки А в точку Б - точь-в-точь как в реальной жизни. Рейтинг R!

Принц Блюблад ОС - пони

Неудачники

Небольшая серия маленьких зарисовок на тему попаданчества, представляющая из себя поток бредовых ситуаций, происходящих в одной и той же вселенной.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Сон и Танец -Хаос и Порядок

Мгновение меж сном и явью

Принцесса Луна Дискорд

Сдохни, ананас!

Не стоит угрожать принцессе Луне, даже если ты ананас!

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Играем вечером, у Твайлайт

Настольная ролевая игра может как создавать, так и решать проблемы дружбы. И любви, к слову.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Человеки

Автор рисунка: Stinkehund

Доктор Дерп!

Серия девятая. "Сталь, лед и искра"

Доктор встречает родственную душу, но совсем не стремится наладить контакт, Дерпи преследуют неудачи, грозящие большими неприятностями всем вокруг, а один из величайших ужасов Вселенной вновь возвращается после долгого отсутствия...

— Еще раз спасибо, миссис Кейк! Тот торт из маффинов был просто прекрасен! И, прошу, еще раз простите меня… Я правда не знаю, как так вышло! Та витрина – она была шагах в десяти от меня! Ума не приложу, почему она разбилась… Ну я же не трогала ее, честно!

— Да, да, Дерпи, я верю, — устало улыбнулась миссис Кейк. – Не волнуйся, мы сделаем новую. Главное, что ты не пострадала.

— И, в свою очередь, позвольте мне также поблагодарить Вас за прекрасное чаепитие! – Доктор выглядел весьма довольным. – Давно я не ел таких вкусностей! – он снял свой жилет с вешалки в коридоре и остановился в дверном проеме, ожидая спутницу. – Дерпи, пойдем. Не будем более отвлекать миссис Кейк. Пока мистер Кейк в отъезде ей и так совсем не просто за всем следить. И магазин, и дети…

— Ну, с детьми мне помогает Пинки… — начала оправдываться кобылка.

— Тем не менее, лучше, если их мама будет проводить с ними как можно больше времени, верно? Так что, Дерпи, пойдем. До свидания, миссис Кейк.

— До свидания, Тернер.

— До встречи, миссис Кейк!

— Береги себя, Дерпи.

— До свидания, миссис Кейк! – мордочка Пинки Пай показалась из-за прилавка.

— Пинки, сейчас середина рабочего дня, ты не можешь уйти!

— Да? Ну, я знаю. Я просто подумала – раз все с Вами прощаются – значит, мне тоже стоит! А вдруг сегодня всемирный день прощаний? Я же не могу пропустить такие важные дни! Хотя, с другой стороны…

Голос Пинки Пай становился все тише и тише по мере того, как компаньоны отходили от Сахарного Уголка.

— Знаешь, пожалуй, это была на самом деле хорошая идея, — задумчивым тоном произнес жеребец. – Очень приятно порой развеяться, отдохнуть от всех этих безумных приключений, монстров… Даже от ТАРДИС! – театральным шепотом закончил он.

— Значит, я победила, так? – Дерпи, летевшая до этого на высоте второго этажа, спустилась к глазам Доктора, чтобы посмотреть в них с хитрым прищуром.

— Эм…

— У нас был уговор, Доктор. Ты обещал: если тебе понравится то, что я предложу, то ты…

— То я дам тебе самой выбрать следующие координаты, — закончил он за нее. – Твоя взяла. Но только я буду должен проверить, безопасно ли там, куда мы переместимся. Согласна?

— Глупо было бы не согласиться! – пегаска опустилась на землю около неприметной синей будки, укромно примостившейся среди пожухлых копен сена и подгнивших досок старого сарая на окраине Понивиля. – Давай скорее, мне уже не терпится!

Дерпи показалось, что в этот раз Доктор возился с ключом особенно долго. Но, в конце концов, дверь открылась, и кобылка галопом ворвалась в ТАРДИС.

— Прошу, во избежание парадоксов, ничего не трогай, пока я не разрешу! – жеребец выглядел немного более нервным, чем обычно. – Вот, сюда. Смотри, слушай и – самое главное – запоминай. Вот эти рычаги отвечают за настройку времени. Те, что расположены слева от большой красной черты – грубая настройка, те, что правее – более точная, вплоть до долей секунд. Но я их обычно не трогаю – и тебе не советую. Равно как и первые три рычага слева! Можешь выбрать миллениум, век, год – и, если захочешь, месяц. Хотя я и не запрещаю тебе настраивать день и все такое… Эй, что ты делаешь?!

Копыто Дерпи подняло один из рычагов вверх на несколько делений.

— Нет, нет, нет! Будь с ней нежнее! Дергать можно – но аккуратно! Она же все чувствует… — он с мольбой посмотрел на кобылку. – Она очень дорога мне, Дерпи. С ней я провел больше времени, чем с кем-либо во Вселенной…

— Прости, Доктор, я буду осторожнее, — опустила глаза пегаска. – Вот так лучше? – она медленно передвинула другой рычаг на одно деление.

— Да, намного, — жеребец смущенно улыбнулся. – А теперь продолжим. Когда выберешь время, нужно выбрать пространство. За это отвечает вот эта панель, — он перешел к другой части консоли. – Вселенная поделена на секторы, и чтобы настроить точное положение, нужно сначала определиться с сектором. Я предлагаю тебе не рассуждать на эту тему и остаться в нашем, согласна?

— Угу.

— Хорошо. Когда определен сектор – можно настроить точные координаты. Сделать это можно двумя способами. Первый – ручная настройка с помощью рулевой системы, похожей на систему рычагов управления временем. Большие рулевые колеса отвечают за большие масштабы, и наоборот. Но чтобы не мучатся, в базу данных ТАРДИС внесена куча уже готовых координат существующих объектов – от сверхскоплений галактик до астероидов размером с футбольный мяч. Что бы ты хотела выбрать? Куда попасть?

— Ну, не знаю…

— Хотя бы примерно.

— Может… — Дерпи скосила глаз в сторону рычагов времени. Она выбрала довольно далекое будущее – пятьсот с лишним лет вперед. Не такое далекое, как время Империи Танго, но и не слишком уж близкое. Что могло ждать ее там? – Может, выбрать какое-нибудь место, связанное с Принцессами? Только не с Твайлайт! Мне вполне хватило ее Института. И подводной базы «Покой». И Центра Космических Исследований…

— Знаешь, а вот как раз Центру я бы дал шанс! Когда Центр отделился от Института, его какое-то время курировала сама Принцесса Луна, а потом… Ни за что не поверишь!

— Что?

— Рейнбоу Дэш! Честное слово! Она решила, что космос – это очень круто. Гонки на космических кораблях, путешествия через черные дыры и все такое…

— И что было при ее управлении?

— Должен сказать, Центр изменился только в лучшую сторону. После постройки Примы основные силы были направлены на колонизацию Луны – спутника, а не принцессы, разумеется. Это был первый этап подготовки к заселению других, не искусственных, подобно Приме, а реальных планет.

— И что, на Луне выросли сады? Стали жить пони?

— О, да! И не только там. Но все же, это был только первый этап. Следующий начался именно по идее Дэш. К другим планетам отправились космические корабли для постройки искусственных спутников – баз для будущей колонизации… И вот тут-то и произошло самое интересное!

— Даже боюсь предположить…

— Инопланетяне! Пони Эквестрии впервые встретились с представителями других цивилизаций Вселенной. Разумеется, тут же вмешались другие Принцессы: Флаттершай, Твайлайт, Эпплджек. Но главным куратором по-прежнему оставалась Рейнбоу, и именно она управляла созданием исследовательских лабораторий на базах колонизационных спутников.

— И…

— И я предлагаю отправиться на любой из них! Все в твоих копытах. Впрочем, ты можешь выбрать и что угодно другое.

— Сюда! – копыто кобылки опустилось на одну из подсвеченных точек на экране навигатора. Сработав на прикосновение, программа обвела точку красным кружком.

— Прекрасно… — Доктор задумчиво причмокнул губами. — Со всем определились. И, похоже, место вполне безопасное. Ты готова к отправлению?

— Да!

— Тогда вставай вот сюда, и дерни вот за эту штуку, когда я скажу, а потом, когда я скажу еще раз – прокрути вот это до упора. Ясно?

— Да, но зачем?..

— Ну, ты видела, как я ношусь тут от одного конца к другому? ТАРДИС рассчитана на большее число пони, чем один единственный Доктор! Хотя я и справляюсь… Но ты ведь хочешь проделать все, от начала и до конца, и потому я даю тебе возможность осуществить часть действий при перелете, – он обошел консоль и потянул за большой рычаг. ТАРДИС тряхнуло, поршень в центре пришел в движение.

— Дергай на счет три… Раз! ДВА!


— Никогда! Никогда больше не буду никому давать управлять ТАРДИС! Неужели это так сложно – просто выполнять то, о чем я прошу?

— Но… Но я же дернула за ту штуку...

— На счет два! А я просил на счет три!

Дерпи хотела еще что-то сказать в свою защиту, но тут снаружи отчетливо послышался стук. Он доносился со стороны дверей ТАРДИС, как будто кто-то стучал в них.

— Ну да, конечно же… Так и знал, что что-то подобное произойдет! – Доктор подбежал к одному из мониторов над консолью и всмотрелся в него, пытаясь что-то разглядеть.

— Что… Что это такое? Этот стук издает ТАРДИС? – неумело скрывая волнение, кобылка подошла ближе к жеребцу. – Или это что-то… снаружи?

— Да, верно, — он отвернулся от экрана. – Из-за твоей невнимательности некоторые системы запустились слишком рано, еще до выхода из временной воронки, а при выходе они отключились. Поэтому ментальный блокиратор, отвлекающий внимание от ТАРДИС, сейчас не работает, и кто-то или что-то снаружи сейчас стучится в наши двери. Но что именно – я не могу сказать все по той же причине: сканер не работает. Да что там, половина всех систем не отвечает на команды!

— Я… я не хотела, честное слово!

— Это и так ясно. Но суть в том, что это никак не решает сложившуюся ситуацию.

— А мы не можем просто улететь?

— Улетая, мы можем навредить существу снаружи… Если там именно существо. И вообще… — его ухо нервно дернулось. – Погоди… — Доктор нахмурился. – Похоже, я слышу его.

Дерпи напрягла слух, но не расслышала ничего, кроме повторяющихся ударов. А потом стихли и они.

— О, это меняет дело! – жеребец улыбнулся чему-то, известному ему одному. – Все это как нельзя кстати.

— Что, Доктор? Что ты там услышал?

Но он уже подошел к дверям, оставив пегаску позади. От нажатия кнопки раскрылись внутренние двери будки.

— Эй, сообщаю всем, кто внутри! – голос раздался прямо у Дерпи в голове. Кобылка нервно вздрогнула, Доктор знаком показал ей сохранять молчание. — Если вы прибыли на наш вызов – ответьте, пожалуйста! Или нам придется отбуксировать эту штуку, она слишком близко к спутнику! – последовала пауза, после которой неизвестный продолжил свою речь. – Повторяю, если вы не идентифицируете себя, мы вас отбуксируем! Мы не берем на себя ответственность за то, что может произойти с этим… объектом при буксировке!

Доктор обернулся на Дерпи, как бы ожидая ее согласия. Кобылка кивнула, и он открыл внешние двери.

— Повторяю еще раз: ответьте, или мы… О, здравствуйте!

— Ага… Привет…

Голос в голове стих. Пытаясь понять, в чем дело, Дерпи спустилась с помоста и подошла к дверям. Снаружи, в открытом космосе парило существо, похожее на пони. Парило без какого-либо скафандра или другой защиты. Существо рассеяно улыбалось, глядя на Доктора и его компаньонку и будто пыталось начать разговор, но в нерешительности вновь закрывало рот.

— Как… Как это возможно? Здесь только что был вакуум! – существо, наконец, заговорило. Его голос был точно таким же, как тот, что раздавался в голове у Дерпи минуту назад.

— Наш… корабль создает небольшое воздушное поле вокруг, как только открывается… шлюз… Но скажите, как Вы…

— Пси-волны. Они распространяются во все стороны, и их способны улавливать любые живые существа, правда, у всех разная чувствительность к волнам. Так мы можем общаться в космосе.

— Меня, кстати, Доктор зовут, — сказал Доктор.

— А меня – Дерпи, — продолжила Дерпи.

— Очень приятно. Я Фред, — представилось существо.

— Замечательно…

Доктор и Фред медленно, словно старую, проржавевшую шарманку, завели разговор о какой-то находке, о спутнике, об исследовании... Дерпи, еще не отошедшая от чужого голоса в своей голове, не вслушивалась в их заторможенную, осторожную речь. Все внимание кобылки было приковано к волосам Фреда.

Пожалуй, это было единственным, что внешне отличало его от обычных пони. Ну, разве что еще способность находится в космическом вакууме без скафандра и кислородных баллонов и отсутствие кьютимарки – наличие ее, впрочем, по наблюдениям Дерпи было свойственным только пони Эквестрии.

Мысли пегаски вернулись к его волосам. Она видела раньше волосы Принцесс, и если волосы Фреда и можно было с чем-то сравнить, так это с ними. Но все же они и рядом не стояли.

Это был как будто единый, живущий своей жизнью организм. Отдельные локоны извивались по причудливым траекториям, сплетясь в узлы, создавая сложные геометрические фигуры. Так вели себя волосы гривы и хвоста. Короткие же волоски шерстки просто раскачивались, как раскачивается луговая трава в ветреный день.

Но больше всего бросалось в глаза то, что волосы светились. От них исходил мягкий, не режущий глаза зеленый свет. Будто внутри каждого волоска была своя маленькая лампочка.

Дерпи улыбнулась своим мыслям. Смотреть на волосы Фреда было приятно, это успокаивало и наводило на глубокие размышления. Пегаска уже вошла в некий транс, когда копыто Доктора дотронулось до ее ноги.

— Дерпи, пойдем. Нам нужно пришвартовать наш… корабль к спутнику. Фред сообщил мне координаты шлюза.

— А? Спутник? Шлюз?

— Пойдем, Дерпи. Надо закрыть двери во время ручного пилотирования.

— Я встречу вас у входа, хорошо? – один из локонов Фреда попытался залезть ему в ноздрю, но движением копыта он отогнал его прочь.

— Да, разумеется. Ну же, Дерпи, пошли!

Она отступила на пару шагов назад, не отрывая взгляда от Фреда. Он просто развернулся и полетел прочь, в сторону виднеющейся вдали сложной конструкции. Наружные двери ТАРДИС плавно закрылись, окончательно вырвав кобылку из транса.

— Кто это был, Доктор? – она подняла взгляд на жеребца, зависшего над консолью ручного управления.

— Я объясню позже. Не отвлекай меня, пожалуйста, я пытаюсь реанимировать хоть что-то…

Через пару минут ТАРДИС едва заметно качнуло. Зазвучал тихий гул.

— Готово! – настроение Доктора заметно улучшилось. – Сейчас мы просто проследуем по тем координатам и состыкуемся со спутником.

— Док…

— Да?

— Фред – он кто?

— Я бы назвал его ожившей легендой, сошедшей с книжных страниц, но тебе ведь мало такого определения, не так ли? Знаешь, в космосе распространен миф о цивилизации пони-кочевников, способных жить в вакууме. Они питаются космической радиацией, их внутренний реактор обеспечивает их энергией. И еще говорят, что это их особая магия – та, что своя у каждого вида во Вселенной – жить в вакууме. Ну и, видимо, к этому прилагается общение с помощью мозговых волн… Когда я путешествовал, я слышал пару раз рассказы очевидцев, встречавших таких пони. Но до этого дня я, как и все, считал это выдумкой…

ТАРДИС качнуло еще раз. Гул внутри стих.

— Ну, вот мы прибыли, Дерпи.

— Куда?

— На космическую станцию «Слеза». В место, где легенды становятся явью… Место, где вместе работают пони Эквестрии и одни из самых удивительных созданий на свете – астропони… — Доктор выдержал драматическую паузу. – … и, с этого момента – еще и единственный в своем роде Повелитель Времени!


— А вот и вы! – улыбнулся Фред. Доктор натянуто улыбнулся в ответ и тут же нервно обернулся в сторону ТАРДИС. Ему не хотелось оставлять ее одну в шлюзовом отсеке, но иного выхода не было. Дерпи тем временем опять попала под влияние гипнотизирующего танца волос астропони.

— Итак, Фред, исследования…

— Не спешите, Доктор. Сначала мы должны соблюсти несколько формальностей. Надо удостовериться, что Вы – это Вы, а не какой-нибудь космический пират, — Фред наклонился ближе к жеребцу и перешел на заговорщицкий шепот, — Я-то знаю, что никакой ты не пират, но разве они поверят мне? Я и сам себе не всегда доверяю.

— Позвольте поприветствовать вас от экипажа «НИКС Слеза-01»! Благодарим за своевременное прибытие! – раздался голос из дверей отсека. Там стояла атлетично сложенная кобылка в светло-голубой форме с радужной нашивкой на груди. – Я – капитан этой станции, космический маршал Блосэм Даст.

— Спасибо за приветствие, маршал Даст. Разрешите и нам представиться: я — специалист по ксенобиологии Доктор, а это…

— Я его ассистентка… Старший научный сотрудник Дерпи, — пегаска незаметно подмигнула жеребцу. Она уже научилась играть в эти конспирационные игры.

— В таком случае, я бы хотела увидеть ваши документы, — нахмурилась Блосэм Даст.

Космический маршал долго изучала протянутую ей психобумагу и, наконец, подняла взгляд на компаньонов. Фред, скучающий рядом, оживился.

— Хорошо. Еще раз спасибо, что откликнулись на наш сигнал. Простите за эту строгость с документами: многие исследования, проходящие на НИКС – секретны.

— Мисс Даст, разрешите я проведу для Доктора и Дерпи экскурсию? – Фред умоляюще посмотрел на кобылку в форме. Часть его локонов подалась в ее сторону.

— Не думаю, что стоит…

Грива Фреда грустно опала, свет от нее потускнел.

— Ох, ну хорошо! Если ты так хочешь…

— Ура!!! – астропони буквально вспыхнул от радости. – Идите за мной, я должен столько всего рассказать…

— Главное – приведи их потом в зону V, слышишь?

— Да, конечно! – он уже бежал впереди, оглядываясь на компаньонов и подгоняя их радостными возгласами.


— Значит, ты здесь совсем один, Фред? – их экскурсия подходила к концу, когда светящийся жеребец обмолвился о том, что он – единственный астропони на станции.

— Да… — часть волосков у него в хвосте быстро скрутились в узел и сразу же развязались. – Но это не так уж и плохо. Астропони… Мы обычно путешествуем в одиночку по космосу, ища «дом сердца» — место, в котором нам будет хорошо, спокойно. Мой дом – здесь. Не на этой станции, но везде вокруг нее. Вы же знаете – это особенная станция в проекте Рейнбоу Дэш.

— Особенная? – удивилась Дерпи.

— Ваш верховный космический маршал Дэш запустила сотни таких же станций, как рассказывала мне мисс Даст. Но эта – не такая, как все. Она вращается вокруг карликовой планеты Резильет в окружении тысячи астероидов. Это место – настоящее космическое кладбище, в местном астероидном облаке задерживается почти все, что пролетает мимо, и поэтому это место так интересно для изучения. Осколки самых разных миров витают на расстоянии вытянутого копыта.

Мне греет сердце мысль о том, что где-то рядом – и часть моего дома тоже. Когда-то, тысячи лет назад, у астропони был дом, родная планета… Никто не знает, что с ней стало, и каким образом наша цивилизация приспособилась к жизни в вакууме.

Я добровольно участвую в экспериментах на станции, и некоторые ученые считают, что мой организм находится в симбиозе с каким-то другим. Другие считают, что всему виной – магия. Третьи предполагают вмешательство развитых технологий. Как бы то ни было, я – и все астропони – мы такие, какие мы есть.

— Но какие именно? Вы ведь даже не знаете, кто вы на самом деле… — прошептала пегаска. Фред сделал вид, что не услышал ее.

— Тут работает много хороших пони. Я знаю всех – и потому я очень рад был встретить вас двоих. Новые знакомые, новые… друзья?

— Да, Фред. Друзья! — Дерпи прослезилась и обняла нового друга. Доктор остался стоять в стороне.

— Доктор, я понимаю, сложно заводить новые знакомства, — Фред выскользнул из объятий кобылки и протянул Доктору копыто. – Но мы можем начать с малого. Знаешь, я тут единственный жеребец – все, кто работает на станции – кобылки. Они говорят, это из-за демографического положения в Эквестрии. И именно поэтому я вдвойне рад знакомству с тобой, Доктор. Хоть с кем-то можно поговорить по душам. И потом, мне кажется, ты похож на меня… На астропони. Ты – вольная птичка, не так ли?

— Возможно, — ухмыльнулся жеребец. Копыто Доктора стукнулось о копыто Фреда.

— Йеху! Круто!! А теперь – позвольте представить вам: святая святых Научно-Исследовательской Космической Станции «Слеза», зона V. То есть, очень, ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ важная зона… Безумно важная!

Компаньоны прошли через автоматическую дверь где-то на третьем слове «очень». И, на первый взгляд, на описание Фреда зона V явно не смахивала.

По сути, это была относительно небольшая практически пустая комнатка с тусклым освещением.

— Эм… Это точно то место? – усомнилась Дерпи.

— О, да, конечно! Просто нужно сделать кое-что, — астропони подбежал к какому-то устройству в конце комнаты и вставил в него карточку, висевшую на цепочке у него на шее. По одной из стен комнаты пробежали полосы всех цветов радуги.

— Эти полосы… — Доктор подошел ближе к стене. – Это административный код, верно? Я видел по пути сюда пони с нашивками, как у маршала Даст, но с меньшим количеством цветов.

— Да, все верно, — отозвался Фред. – Каждый цвет символизирует тип объектов допуска. Все семь означают наиболее секретный уровень… — он обвел помещение взглядом. — Погодите, вы, кажется, подумали, что отсек V – это эта комнатушка? Ха, как бы не так! Узрите же истинное величие... Узрите объект RP-3000! – жеребец наигранно рассмеялся злодейским смехом и нажал на большую красную кнопку.

Элементы стены разъехались в стороны, в глаза компаньонам ударил яркий свет. Постепенно в проеме показались очертания огромного, залитого белоснежным светом ангара. Неуверенным шагом Дерпи, а за ней и Доктор вошли внутрь, осматриваясь по сторонам.

— Вау… Впечатляет! – пегаска расправила крылья и взлетела под потолок, осматривая отсек с высоты.

— Вы Доктор, верно? Подойдите ближе! – окликнула жеребца голубая единорожка в халате. Они вместе с маршалом Даст стояли в центре зала, около установки, похожей на огромную ванную, от которой исходил морозный пар, и к которой были подключены толстые, дрожащие от напряжения провода. В самом ангаре было намного холоднее, чем на станции – и причиной тому явно служила именно эта странная установка.

— Да, конечно… — он сделал несколько шагов. Единорожка повернула рычаг, гигантская ванная начала поворачиваться, вставая на торец. – Что это такое, а? Тот самый объект RP-3000? Это его я должен осмотреть, да? – вместо ответа кобылка просто кивнула. – И что же это такое? Тело представителя древней цивилизации? Или, может быть, новый вид бактерий? В любом случае, я в предвкушении, — радостно заключил он.

Дерпи потеряла высоту и едва не упала, когда услышала вскрик Доктора. Жеребец издал короткий, полный ужаса возглас, когда увидел содержимое морозильной установки.

За толстым стеклом, замурованный в глыбу льда лежал один из величайших ужасов галактики. Его бездонные стеклянные глаза смотрели прямо в душу Доктора.

— Киберпони… — сорвался тихий вздох с его губ.


— Вы держите на борту машину для убийства, маршал! Едва ли можно найти что-то еще более опасное, чем киберпони! Ничто не удержит его, никакая сила – потому что он способен подстроится под любое изменение условий…

— Доктор, даже если все, что Вы говорите, правда… Посмотрите сами: этот «киберпони» сейчас надежно заморожен. Кроме того, он не подает никаких признаков жизни, так что волноваться не о чем, — оправдывалась Блосэм Даст.

— Он просто ждет! Ждет, когда у него появится возможность освободиться!

— И… и что же будет тогда? – шепотом спросила Дерпи.

— Он доберется до всех – всех без исключения – и обратит их в себе подобных. Так велит ему его программа. Те же, кто будут сопротивляться – погибнут.

— И откуда Вам столько известно об этих созданиях, Доктор? Ни в одной из наших картотек нет ничего подобного.

— Я… я был во многих местах Вселенной и слышал многое. Кроме того, не забывайте, это моя профессия: знать как можно больше о населяющих космос созданиях. И я прошу Вас послушать меня как опытного специалиста: от этого существа необходимо избавиться!

— Но Док, это же такая возможность, и все такое… — вмешался Фред. – Пока он здесь, его можно исследовать. Может, эту его программу можно как-нибудь изменить?

— Фред прав, Доктор. Мы знали о существующих рисках, когда создавали эту станцию и начинали исследования.

— Вы можете выпустить ужасное зло на свободу. Это мое последнее слово, — сухо процедил жеребец.

— Значит, Вы не будете нам помогать? – расстроился астропони.

— Наоборот. Я сделаю все, что в моих силах. Я не могу позволить трагедии произойти.

— Ура! – Фред попытался обнять его, но тут же передумал. Дерпи засмеялась.

— Доктор, ну что может случиться? – улыбнулась она. — Подумаешь, какая-то замороженная жестянка. Наверняка она уже вся проржавела, вдоль и поперек. Нечего ее бояться, я думаю!

— Может ты и права, Дерпи. Но не стоит терять бдительность.

Он достал звуковую отвертку и вновь приблизился к криокамере, в которой покоилось существо. От взгляда в его глаза жеребца передернуло.

— Что Вы собираетесь делать? – маршал Даст с сомнением посмотрела на странное устройство в зубах Доктора. – Вам стоит пройти в исследовательский кабинет, там есть все необходимое оборудование.

— Секундофку, — процедил сквозь стиснутые зубы Доктор. Поднеся отвертку вплотную к стеклу, он запустил режим сканирования. Через несколько секунд с хмурым видом он убрал отвертку в карман.

— Что такое? Что Вы та увидели?

— Скажите, как он попал к вам? – Доктор решил не утруждать себя, отвечая на вопросы Даст.

— Мы нашли его в дальнем поясе астероидов. Он был вморожен в глыбу льда, мы сразу перенесли его в криокамеру, не размораживая. Скорее всего, он попал сюда из какой-то дальней системы. Но по составу льда ничего о его происхождении сказать нельзя.

— Очень жаль… В таком случае, покажите мне кабинет.

Пока Даст вела их через огромный зал, Дерпи подлетела к Доктору.

— Ты так напугал меня тем криком… — прошептала кобылка.

— Это была естественная реакция.

— Ты уже встречал этих киберпони, да?

— Я никогда не забуду тот день… Я… я расскажу тебе, Дерпи, но не сейчас. Это личное, сейчас не время.

Дерпи понимающе кивнула в ответ.

Исследовательский кабинет вмещал в себя кучу экранов, панелей, странных штук с лампочками, рычажками и прочие штуки, которыми пользуются ученые пони в белых халатах. Дерпи это место напомнило ТАРДИС, но как если бы внутри она была действительно размером с будку. Маршал осталась снаружи у входа, Доктор направился к одному из экранов. Фред же, хитро глядя на пегаску, подошел к ней.

— Эй, я, кажется, понял.

 — Что именно?

— Он ведь никакой не ученый, а ты не его ассистентка, верно?

— Что? Нет, ты ошибаешься! – кобылка нервно оглянулась на маршала. Та говорила с какой-то пони в очках и халате, и не мола слышать их разговор. – Доктор – дипломированный специалист!

— Он может быть кем угодно, но это того не меняет. Вы из другого мира. Я достаточно прожил вместе со здешними кобылками, чтобы понять, что ты – не такая, как они. А уж он… — Фред скосил глаза на Доктора, который в этот момент с безумным видом щелкал переключателями на одной из панелей. — Он абсолютно другой. Он больше похож на астропони, чем на простого жеребца.

— Но…

— Я никому не скажу, обещаю! Честно-честно!

— Ладно, Фред… Ты прав. Доволен?

— Да! Ну, почти... Расскажи о себе, Дерпи! Откуда ты? И откуда Доктор? Почему он такой странный? Как вы встретились? Вы ведь тоже из разных миров, верно? Что вас объединяет?

— Слишком много вопросов, Фред, — Доктор неожиданно оказался рядом с астропони. – И сейчас не время отвечать на них. Дерпи, — обратился он к кобылке, — мне потребуется твоя помощь.

— Моя? Почему именно моя? – удивилась она.

— Просто я доверяю тебе…


— Я уже говорил, что это не обычный киберпони?

— В смысле?

— Это жеребенок. Вернее, он когда-то им был, до того, как стал таким… Страшная судьба…

Они были одни во всем отсеке V – таким было непременное условие Доктора, — наедине с криокамерой, в которой лежало тело, закованное в сталь и лед.

— Кибервирус поражает все живые ткани, кроме мозга. Органы со временем заменяются на механические аналоги, кожа – на металлическую броню. Мозг пронизывают тысячи проводов тоньше волоса, усиливая его возможности, но убивая разум пони… Дерпи, знаешь, почему я попросил именно тебя помочь мне?

— Почему?

— Я уже говорил: я доверяю тебе… И сейчас я доверяю тебе свою жизнь. Если что-то произойдет здесь, пока я работаю – если случится непредвиденное…

— Ничего не случится! Все будет хорошо!

— Упрямая же ты кобылка, однако! Я не могу отвергать неблагоприятный исход. И все, что я прошу – это быть готовой оставить меня здесь и спасаться. Если эта штука оживет – немедленно убегай и заблокируй – обязательно заблокируй выход из этого помещения! Я же попытаюсь сделать что-нибудь эдакое. Ну, знаешь, что я обычно делаю в подобных ситуациях. Это почти всегда помогает, — усмехнулся он.

— Доктор, ты просишь меня бросить тебя… Не думаю, что у меня выйдет… Это же… Это предательство!

— Ничего подобно. Ситуация особенная: я не хочу, чтобы это место стало новым источником космического зла. Все, что от тебя требуется – это преданность, та самая, носителем элемента которой является Рэйнбоу Дэш. Помнишь, эта станция – ее копыт дело. Странно, да? И вот именно здесь, сейчас, я прошу тебя только об одном: быть верной своему слову до конца. Дерпи, ты выполнишь то, о чем я тебя попросил? Ты – если это будет нужно – оставишь меня здесь?

— Я… О, Селестия, за что? – пегаска встряхнула гривой. – Хорошо, безумный жеребец из синей будки. Что ж, я сделаю это… Обещаю.

— Ну, вот и чудненько! – его настроение сменилось мгновенно, будто в голове Доктора щелкнул какой-то переключатель. — А теперь – будь добра, отойди чуть подальше. Нам с этим киберпони нужно поболтать по душам!

Дерпи послушно отступила. Жеребец достал звуковую отвертку и направил ее на криокамеру, заставив ту вновь принять горизонтальное положение. Теперь она снова стала похожа на большую ванну. Аккуратным движением копыт Доктор откинул защелки и поднял стеклянную крышку, скрывающую глыбу льда с замурованным в ней существом от внешнего мира. Его мордочку обдало потоком ледяных испарений.

— Дерпи, посмотри пожалуйста на показатели – мне нужна информация с градусника и сейсмического датчика.

Здесь, вдали от исследовательского кабинета, можно было только прочитать показания приборов с маленького экранчика, примыкающего к криогенной установке. Дерпи прищурилась, сводя глаза на один уровень, чтобы разобрать текст.

— Здесь написано: «температура в норме, внутрикапсульные колебания отсутствуют». Это то?

— Эфо фо, фто нафо! Тьфу! – он вернул отвертку в карман. – Так, посмотрим… Что-то перекрывает мне доступ. Постороннее излучение… Провода… Так, так, этот сюда… — Доктор поднял голову, прослеживая переплетения проводов, поднимающиеся вверх под потолок. – Как же хорошо, что ты здесь, Дерпи! Не уверен, что на этой станции есть хоть один пегас – помнится, они занимаются работами непосредственно на поверхности планет. Хотя, тут рядом только одна безжизненная маленькая Резильет… В общем, не могла бы ты подняться вон туда и отсоединить тот толстый красный провод от переходника? – он поднял копыто вверх.

— Да, сейчас! – Дерпи пулей взмыла вверх к черному ящику под потолком, к которому подходили провода со всех сторон. – Этот? – она ухватилась копытами за толстый красный шнур.

— Да, да! Выдерни его!

— Хорошо! – пегаска изо всех сил дернулась назад, но провод не поддался. Она повторила попытку, изо всех сил размахивая крыльями – но безуспешно. – Он не поддается!

— Попробуй еще, я не могу работать, пока он там!

Дерпи обхватила провод всеми четырьмя ногами и замахала крыльями так сильно, как могла. Перед глазами поплыли цветные круги, шерстка взмокла от напряжения. Шнур никак не желал поддаваться, но в какой-то момент пегаска чуть изменила свое положение, и он выскользнул из крепления и полетел к земле. Переходник издал странный звук, но Дерпи не услышала его, так как ее отбросило к стене. Пегаска больно ударилась спиной и сползла вниз.

— О, Богини! Дерпи, ты в порядке? – Доктор подоспел мгновенно и склонился над телом кобылки, сканируя его отверткой.

— Я… Все хорошо, Док… Все нормально… Подумаешь, стенка! – она слабо улыбнулась и попыталась встать. Мышцы зудели от напряжения, но с помощью жеребца она вновь оказалась на ногах.

— Ладно, отвертка говорит, что все нормально… Но! Во имя Галлифрейских небес, Дерпи, никогда больше так не делай! Если бы с тобой что-то случилось – я бы не простил себе этого! Не надо подвергать себя опасности, показывая мне, какая ты преданная спутница. Я хочу от тебя совсем иного: чтобы ты берегла себя. Потому что когда кто-то путешествует с Повелителем Времени, он и так может погибнуть в любую секунду – и не надо увеличивать вероятность этого…

— Да, да, конечно, — Дерпи кивала, но не особо слушала его. Доктор часто заводил этот разговор, но она с самого начала понимала, на что идет. И ей это скорее нравилось – опасность на каждом шагу, но в то же время – надежный пони, который всегда рядом и всегда готов прийти на помощь.

— Просто… Просто я не всегда могу прийти на помощь, — закончил жеребец. Его последние слова пересеклись с мыслями пегаски, заставив ее обратить на них внимание.

— Не всегда? Но… Ты же Повелитель Времени, для тебя нет ничего невозможного!

— Помнишь, я обещал рассказать про прошлую встречу с киберпони? Думаю, сейчас подходящий момент… Если вкратце: я путешествовал с двумя компаньонами, это было за несколько лет до нашей встречи. В тот день… Я не смог их спасти. Я просто не успел. Они погибли на моих глазах от копыт киберпони, и я понял в этот самый миг, что этого уже не исправить. Если кто-то увидит мою смерть, это не обязательно будет означать, что я умер. Организм Повелителя Времени слишком плотно связан с самим Временем, чтобы он смог просто так исчезнуть. Но, наоборот, если я увижу чью-то смерть – это конец. Для меня смерти, которые я вижу, становятся фиксированными точками, и я ничего не могу больше в них менять. Это одно из проклятий моего рода…

Все, что я помню после того момента, когда на моих глазах не стало моих близких друзей – это как я забегал в ТАРДИС на планете, готовой через мгновение исчезнуть из Вселенной. Я позаботился о том, чтобы их смерть не была напрасной. Я уничтожил последний оплот киберпони – я думал, что уничтожил их всех… Я рассказываю тебе эту историю для того, чтобы ты всего-навсего поняла, что я не всегда смогу прийти на помощь. Я не всесилен, Дерпи. И потому – береги себя, умоляю… — он ласково посмотрел на пегаску. Та молча кивнула, сдерживая слезы тихой грусти. В этот миг она прониклась той трагедией, которую всю свою жизнь должен был испытывать Доктор. Он очень хотел бы быть всесильным Богом, но не был им. Он не мог воскресить близких мановением копыта. Сколько смертей он уже видел? Сколько еще увидит? Будет ли он свидетелем ее смерти? Дерпи уже не раз задавала себе этот вопрос, но теперь она взглянула на него с точки зрения Доктора – и ужаснулась.


— Невозможно! – отвертка выпала изо рта Доктора. В его глазах застыло удивление вперемешку с отвращением. – Выходит, она выжила… Но как?!

— Что случилось? – Дерпи испуганно смотрела на него с другой стороны от капсулы.

— Похоже, сегодня день откровений… Дерпи, ты, наверное, уже заметила, что порой я не говорю всей правды…

— Да, но от этого зависит успех твоих планов, я понимаю это.

— Не всегда… Иногда я просто не хочу расстроить тебя, но сейчас тебе все же стоит это знать. В последний раз, когда ты спрашивала меня о судьбе солперов, помнишь, я сказал, что информации о них больше нет…

— Значит, они все-таки погибли на том корабле, да? Я догадывалась…

— Не совсем. Они выжили, переселились на новую планету, отстроили город. Но они решили, что их тела слишком слабы, что они не должны поддаваться болезням и старости. Они запустили программу, результат которой ты можешь увидеть здесь, перед собой. Это солперы создали киберпони…

— Что?!

— Видишь ли, они не хотели ничего плохого – просто усовершенствовать свои тела, чтобы жить дольше, не болеть, быть сильнее. Но каким-то образом их проект обернулся против них. Все они погибли, превратившись в первых киберпони.

Я долго думал над двумя вопросами. Первый: есть ли в произошедшем моя вина? Я решил, что нет. В этом никто не виноват, решил я. Просто ошибка в расчетах, просто Вселенная все-таки отыгралась на них за их чудесное спасение. Да, их спас я, это я изменил их судьбу, но не спасти их я не мог – иначе распространился бы вирус Инфекции… И второй вопрос был: как вообще другие экусоидные цивилизации оказались подвержены кибервирусу? Он должен действовать только на солперов, но это не так. И вот он, ответ: Инфекция! – он принялся мерить шагами помост около криокамеры. — Теперь, когда в моей отвертке есть данные о ней, я обнаружил ее прямо в ядре системы киберпони. Видимо, я не уничтожил Инфекцию окончательно, она выжила и прибыла вместе с солперами на новую планету. Но я ведь лишил ее почти всех сил!

Думаю, было так: она скрылась где-то в глубине системы, и так попала в киберкостюм. Она заблокирована там, но все еще стремится захватить Вселенную… Хотя, теперь она может заражать только экусоидные виды, и только посредством кибервируса.

— Доктор…

— И, я думаю, она нашла другой путь: путь уничтожения. Тех, кого она не может захватить, она уничтожает. Все просто: контролировать максимум, остальных убрать. Изменились ее методы, но не цель.

— Доктор!

— Что? Прости, я увлекся. Это так странно – получается, все-таки доля моей вины присутствует в появлении киберпони. Если бы я не уничтожил Инфекцию, она не стала бы основой для кибервируса, а осталась бы Инфекцией. Но с другой стороны, Инфекцию победить может даже сложнее, чем киберпони! Суть в том, что я не знаю, что было бы лучше…

— Доктор!!

— И если я теперь смогу найти способ, как удалять из киберпони инфекцию – поможет ли это? Не за этим ли я здесь оказался? Дерпи, как думаешь?

— Доктор, бежим!!!

— Что? Погоди…

Все это время Дерпи, завороженная рассказом Доктора, наблюдала, как растут на экране показания температуры и вибрации внутри капсулы. И в какой-то момент она вдруг поняла, что именно это значит.

— Бежим!!! – пегаска схватила Доктора и побежала с ним к выходу. За спиной раздался треск льда и звук падающих на пол осколков, но она не решилась оглянуться. Она сделала это, только когда они пробежали через дверной проем.

Киберпони стоял около красного провода, который выдернула Дерпи. Может, это был шнур питания морозильной установки? Сейчас киберпони подключал его к своему копыту.

— Дерпи, что ты наделала! Ты должна была оставить меня там! Надо немедленно закрыть отсек! – Доктор кинулся к большой красной кнопке, управляющей закрытием дверей. Моргнул свет. Киберпони отбросил провод и медленно двинулся в сторону выхода. Нажатие на кнопку ничего не дало…

Стальные копыта гулко ступали по полу, в стеклянных глазах плавно разгорался голубой свет.

— Не сопротивляйтесь! Вы будете обновлены! Вы станете как мы! Вы станете частью… НАС!!! – раздался голос, похожий на металлический скрежет.

— Доктор… мне страшно… — прошептала Дерпи.

Не бойся, Дерпи. Я с тобой… — ответил Доктор. Но ему тоже было страшно…


Они забаррикадировались в одном из отсеков вместе с оперативной группой: Блосэм Даст, несколькими другими пони рангом ниже и Фредом. Доктор разгоряченно спорил с маршалом.

— Я предупреждал Вас, что такое произойдет! Даже я не смог ничего предпринять!

— А может, Вы освободили его, чтобы доказать правоту своих слов?!

— Абсурд! Я бы никогда не стал подвергать опасности кого-либо ради утверждения собственной правоты!

— И тем не менее, он не разгуливал по станции, пока Вы не вмешались!

В дверь, запечатанную вручную и заваленную шкафами, что-то ударилось. Киберпони сразу получил контроль над всеми дверьми на станции – это единственное, что он успел, прежде чем фаервол, по словам Блосэм Даст, заблокировал ему доступ к системе. Но, кроме автоматики, двери были оборудованы и ручными замками.

— Рано или поздно он бы все равно выбрался! Вы просто отсрочивали неизбежное! А теперь – хотя бы понимаете наконец, что необходимо от него избавиться.

— Если бы Вы просто показали нам результаты своих исследований, доказывающих это, не было бы нужды сейчас защищаться от него! Но нет, Вы зачем-то выдернули этот дурацкий кабель – и теперь нам крышка…

— Но он мешал мне снимать показания! И – я уверен, — дело совсем не в кабеле! Я разбираюсь в технике, и знаю, что криоген к установке подводит не он!

— Так, давайте успокоимся, — вмешался Фред. – Мы все на нервах тут, но нужно держать себя в копытах. Нам ведь нужен какой-нибудь план, верно?

— Верно. Но я не доверю этому безумцу участвовать в его разработке! – фыркнула Даст.

— Ну и пожалуйста! Только Вы без моей помощи вряд ли справитесь, а вот я без вашей – прекрасно! Дерпи, пойдем, обсудим нашу стратегию… — Доктор развернулся и направился вместе с пегаской в дальний угол.

— Маршал, Вам не стоит отвергать его помощь, — грустно заметил Фред. – В подобной ситуации… — раздался еще один удар в дверь, на этот раз сильнее. Часть шкафов упала, но две кобылки подняли их обратно. – Вы сами видите, что происходит. У станции даже нет никаких способов защиты от внутренней угрозы.

— У нас есть все эти пони – они прекрасно подготовлены для подобного…

— Не врите себе! Сколько уже они не держали оружия? И потом, пони – не машины для убийства; максимум, на что вы способны – обороняться, стараясь не причинить противнику большого вреда. Ваши пушки способны лишь парализовать, равно как и заклинания. Но и это не все…

— Достаточно!

— Нет, Вы поймите: это – не обычный противник. Доктор рассказал мне: его не берет обычное оружие, его броня зачарована – не нее не действуют заклинания. Он был создан, чтобы быть совершенным. И единственное, что мы можем – это либо бежать, пока не окажемся в тупике, либо предпринять что-то рискованное!

— Фред прав! – пегаска подлетела ближе. Доктор нехотя плелся сзади. У компаньонов тоже прошел нелегкий разговор. – Доктор многое знает о киберпони, и нам лучше делать то, что он говорит. Иначе…

— Так, все, с меня хватит! Кто здесь капитан, в конце концов! – маршал гневно взбрыкнула. – У нас всегда был план на этот случай – и мы должны следовать ему! – она включила рацию. – Внимание всем! Говорит маршал Даст! Объявляется полная эвакуация персонала! Радиогруппа, немедленно свяжитесь с ближайшим постом космодесанта – пусть пришлют сюда как можно больше солдат!

— Нет! Нельзя никого сюда посылать! Если они вступят в бой, то погибнут – и станет еще больше киберпони! – Доктор попытался выхватить рацию. Даст просто увернулась от него.

— Повторяю: полная эвакуация, вызвать космодесант! Конец связи!

— Как глупо… Вы же должны мыслить стратегически, маршал! Этому должны учить…

— Меня учили следовать предписаниям – и я им следую. А теперь…

Раздался взрыв. Шкафы из баррикады раскидало во все стороны, чудом никого не задев. На фоне оплавившейся двери, вдали в коридоре показался грозный, остро выточенный силуэт.

— Уходим! – Даст ринулась к единственному выходу, ведущему к другому отсеку, Доктор, Дерпи и Фред – за ней. Кобылки экипажа медленно отступали.

Дверь закрылась прямо перед носом пегаски. В другой отсек успели попасть только Доктор и маршал.

— Доктор, она зарылась! – пегаска била копытами по двери.

— Я… Я не могу открыть! Он мешает мне!

— Доктор!

— Все будет хорошо, просто временная трудность! Все будет хорошо, слышишь? Просто подожди немного, я сейчас…

Киберпони надвигался. Одна из кобылок не выдержала и, выхватив какое-то оружие, кинулась на него. Через секунду она превратилась в сгусток пара.

— Нет!!! – голос Фреда был наполнен страданием. Он знал эту кобылку. Знал всех на этой станции, боялся за жизни всех. Он хотел что-то сделать, но понимал, что если вступит в бой – то просто погибнет.

— Вы будете обновлены! Не сопротивляйтесь! Вы станете как мы! – киберпони почти дошел до них. Все в ужасе жались по углам. Металлическая голова повернулась в сторону серой пегаски. – Не препятствуйте! Вы будете обновлены!

Страх сковал Дерпи, но она была готова принять свою судьбу. Главное – что Доктор не увидит ее гибели. Просто в мире станет на одного киберпони больше, а это он уже сможет когда-нибудь исправить… Или она не умрет?

Кобылку будто ударило током от этой мысли. Что, если там, внутри стальной оболочки, где-то в глубине мозга, пронзенного проводами, будет теплится искра разума? Будет страдать, смотря на мир глазами киберпони, но не в силах что-либо сделать? А что, если…

Доктор сказал, что когда-то это существо было всего лишь жеребенком. Если он там, сейчас, если он все это видит – как же ему должно быть страшно…

Дерпи судорожно сглотнула и… запела нежным голосом.

 — Ночь опустилась, звезды зажглись,

Почему же ты все неспокоен, малыш?

Разве ты не устал от игр своих?

Разве нет рядом с тобою родных?

Все пони спят, так и ты засыпай,

Дверь в страну снов ты скорей открывай.

Все хорошо, успокойся, малыш.

Мама рядом – так почему ты не спишь?

Может, боишься чего-то во тьме?

Но ведь тьма отступает – спасибо Луне.

А может, все страхи – о завтрашнем дне?

Исчезнут они, коль расскажешь их мне.

Все пони спят, так и ты засыпай,

Дверь в страну снов ты скорей открывай.

Мама рядом – и будет всегда.

А что сон не идет – так то не беда…

Обещаю, мы будем вместе всегда.

Успокойся, малыш, мама рядом твоя…

Эту колыбельную давным-давно пела Дерпи ее мама. И теперь, на одинокой станции посреди безграничных просторов космоса, она разгоняла ее страхи, оберегала от опасности, придавала уверенности. А еще – она надеялась – если действительно где-то глубоко внутри киберпони есть жеребенок, который видит все это, ему могло бы стать чуточку легче от этой колыбельной. Дерпи и не предполагала, что своим пением она сделает что-то большее, чем просто утешит жеребенка…

Киберпони замер, будто вслушиваясь в пение. Но, когда кобылка закончила, в его стеклянных глазах вновь загорелся холодны огонек.

— Вы будете обновлены! Не сопротивляйтесь! – он сделал еще один шаг – и замер. – Не сопротивляйтесь! Не сопро… Не соп…

Что-то в нем изменилось. Металлический голос стих. Когда он зазвучал вновь, тембр был другой, и будто часть страшных скрежещущих ноток исчезла.

— Спой… еще…

Удивлению пегаски не было предела, но она постаралась сосредоточится – и спеть колыбельную снова. Завороженными глазами наблюдала она – и все в отсеке, – как киберпони тяжелыми шагами идет к двери.

— Не сопро… сопро… — ужасный голос пытался вновь прорваться, но что-то сдерживало его.

— Куда ведет эта дверь? – спросил кто-то.

— Это не дверь, а шлюз, выход наружу… В космос.

Киберпони был на полпути, когда до всех дошло, что будет дальше.

— Он откроет ее – и нас раздавит! Выкачает весь кислород! – пони начали паниковать, не двигаясь с места в страхе перед киберпони. Дерпи начала петь колыбельную в третий раз. От нервов горло пересохло, и когда она поперхнулась, киберпони остановился, как вкопанный. Переведя дух, кобылка продолжила петь – и он вновь пошел вперед.

— Доктор! – Фред подобрался к двери в соседний отсек. – Открой скорее!

— Не могу, Фред! Я пытаюсь – но он все еще блокирует меня!

— Хорошо… — он задумался лишь на миг. — Тогда вот что: как только услышишь хлопок – активируй систему экстренной герметизации – сможешь?

— Да…

— Просто сделай это – сразу после хлопка, ладно?

— Погоди… Что там у вас происходит?

— Потом, Доктор. Просто сделай это…

С другой стороны от двери светло-коричневый жеребец нервно стиснул зубы и приступил к взлому системы герметизации.

— Все пони, послушайте! – Фред обернулся к кобылкам. – Все будет хорошо. Я помогу вам. Обещаю, сегодня никто из вас не пострадает! Все, что я прошу – позвольте мне помочь вам, – кобылки молча закивали. Дерпи не обращала внимания, продолжая петь. Киберпони дошел до двери и прислонил к ней свое стальное копыто

В тот же миг Фред взорвался вспышкой зеленого света, который окутал всех в отсеке, кроме киберпони.

Шлюз открылся, раздался характерный хлопок: это весь воздух в мгновение ока из-за разницы давления оказался снаружи… И киберпони вместе с ним. Колыбельная Дерпи сорвалась в горестный вздох, когда она увидела, как стальную фигурку сминает давление. Да, он был машиной убийства, но где-то там внутри был и маленький жеребенок. Впрочем, теперь его страдания окончились, — утешила она себя.

Двери шлюза закрылись через пару секунд – и зеленое свечение вокруг кобылок пропало, вернувшись во Фреда. Из другого отсека прибежал Доктор. Но внимание всех было обращено к астропони.

Его волосы слабо шевелились и светились тусклым, едва заметным светом. Доктор склонился над ним, сканируя отверткой. Левый глаз Фреда слегка приоткрылся.

— Док… Все живы? – едва слышно похрипел он.

— Да.

— Хорошо… Тогда… Разбудите меня к обеду, ладно?


— Думаю, с Фредом все будет хорошо, Дерпи. Со временем он восстановится… И с достоинством примет лавры героя. Зря я не доверял ему, он и правда отличный пони... Ну а ты заслужила мое личное признание! Моя героиня – ты…

— Я просто спела ему колыбельную… — смутилась кобылка.

— О, нет, ты сделала гораздо большее! Ты, моя маленькая Дерпи, совершила то, что еще никто до тебя не делал: ты поверила. Поверила в то, что где-то в этой бездушной машине все еще есть живой жеребенок – и ты прониклась состраданием к нему. Я не думаю, что кто-то еще способен на подобное. Если бы был Элемент Гармонии «Сострадание», он бы принадлежал тебе.

— Я… польщена, — пегаска уткнулась мордочкой в тарелку с салатом. На станции подали праздничный обед. Фред получил его, лежа в больничной койке, но он был рад и этому. Блосэм Даст улетела в командный центр сдавать отчет о происшедшем. Поговаривали, что ее могут отстранить за некомпетентное исполнение обязанностей.

— Дерпи… Я понимаю, так сложились обстоятельства… — Доктор через стол коснулся ее копыта. – И все же, впредь, береги себя. Я уже говорил тебе такое, и не раз, но сейчас… Я долго не хотел этого окончательно признавать — и все же, наконец, признал. На данный момент, ты — самый близкий, самый дорогой мне пони. Мое сердце разбивалось не раз и не два, но если я потеряю тебя – это будет смертельный удар. Не знаю, что станет со мной.

— Я… — Дерпи густо покраснела. – Хорошо, Доктор. Конечно я буду беречь себя… И ты, тоже, будь осторожней. Ты ведь тоже мне, вроде как… Ну, дорог. Очень…

— Дороже маффинов? – тепло улыбнулся жеребец.

— Ну уж нет! – ухмыльнулась Дерпи и откусила кусочек от сочного маффина с изюмом.