Автор рисунка: BonesWolbach
Глава 1.

Пролог

Тьма расстилается вокруг, воют варги, бьют барабаны… Я дожевываю свой обед – а точнее, перекус – ногу неосторожного хоббита, сваренную по особому рецепту повара Гуктора, прежде чем снова пуститься в путь. Уже два дня и две ночи я преследую этого… Эльфа что ли? Вроде бы да, эльфа.

Вообще, у нас с этим все просто – если худой и бледный, как будто из могилы восстал, а из шлема ушки торчат – значит, точно эльф. Если мелкий и без обуви бегает, значит, ободранный гоблин. Ну или полурослик. Гнома распознать проще всего – это пыхтящая бородатая консерва, гремящая своим железом на полмили. Тарков, в общем то, тоже легко узнать – с ними наш брат сталкивается чуть ли не каждый день. Так, что-то я отвлекся…

Так вот, история эта начиналась вполне себе обыденно. Была суббота, обыкновенный рабочий день. Я с парнями танцевал вокруг костра по указанию нашего главного шамана, который стоял по близости и остервенело бил в свой бубен, каким то чудом вытаскивая из него ритмичные звуки (призывал моровое поветрие на свободные народы, но увы, неудачно, вызвал обычный дождь), ему подыгрывали барабаны – короче, все, как надо.

И вдруг вижу – таращится на нас кто-то из кустов. Точно не варг – у них глаза другие, горящие злобой и яростью. Короче я, не будь дурак, круги нарезать вокруг костра перестал и пошел посмотреть, ктой то там сидит. Мой уход товарищи даже и не заметили – а может, и побоялись. Шаман-осквернитель у нас не только суеверный, но и суровый, за нарушение обрядов без уважительной причины может и обидится. А бьет он метко не только в свой бубен.

Ну так вот, подхожу я, значит, к кустам. Глаз уже не видно, тихо все. Но чую, что что-то тут не то! Принюхиваюсь. Как назло, ветер подул, причем не на меня. Ну, думаю, показалось. Уже уходить собрался, и вдруг – хрясь! Ветка треснула у кого то под ногами. Я клинки обнажил, зарычал и, размахивая ими, ринулся в кусты. Пройдя через колючки, грязь и кучу живших там насекомых, разумеется, кровососущих, вылез наконец из этой зелени. Видок, должно быть, у меня еще тот был, если даже большие пиявки, что плещутся в лужах с помоями рядом с нашим лагерем, безразличные почти ко всему, шарахнулись от меня во все стороны. А метрах в тридцати, радостно и чуть ли не вприпрыжку, уже мчался вражеский лазутчик. Вспугнул я его, но не убил. Босс не одобрит.

«Стой! Стрелять буду!» — на всякий случай крикнул ему я, но бегущий не обратил на меня внимания. Пуганый значит уже. Сунув клинки в ножны, я достал из за спины лук и побежал следом, на ходу осыпая сволочугу стрелами. Старт у меня вышел хороший – метров десять я у него выиграл, но не более. Стрелял я отвратно, да тем более еще и на бегу, но компенсировал это дело количеством выпускаемых стрел. «И если уже не качеством брать, так числом» — орочья народная мудрость, отточенная веками.

Бегущая фигурка вдруг дернулась и упала, скатившись с холма, на который только-только поднялась, скрывшись от моего взора. Но это уже не имело значения. Я торжествующе закричал и побежал уже во всю прыть к своему честно заработанному мясу и возможно – к повышению. Но при этом совершенно забыл об осторожности и перестал смотреть под ноги. Хотя откуда мне было знать, что тут мог быть чей то старый капкан? Мой красивый бег внезапно прервался, ногу пронзила боль, и что то черное очень быстро приблизилось ко мне. Неужели я узрел великую тьму? А, нет, это земля. Я понял это, едва попробовал ее на вкус, сам того не желая. Что уж поделать, разгон был хороший…

Бежать куда-то сразу расхотелось. Повалявшись так какое-то время, я наконец убедил себя, что спать еще не время, да и вообще, меня там обед ждет, а я тут валяюсь, землю с червяками жую… Выплюнув дрянь изо рта, я приподнялся на руках, перевернул свое тело и сел. Первым делом надо бы снять капкан. Слава Ангмару, он был простой, как три медяка, и снять его удалось сразу и почти без лишних мучений. Разжав ловушку руками, я осторожно вытащил оттуда ногу, после чего зашвырнул капкан подальше. Теперь стоило заняться раной. Которой, к слову, почти и не было – так, царапина по сути. Ну, по хромаю пару – тройку дней, и пройдет. Поднявшись, я пошел к своей добыче.

И каково же было мое удивление (а так же злость на жестокий и несправедливый мир, лишивший орка его заслуженного обеда) когда я не обнаружил на земле ничего, кроме сильно примятой травы и следов крови!

Я ясно видел, что попал! Тело должно было лежать здесь, но его не было. Внимательно осмотрев «лежку» упавшего врага, я понял, что он сбежал. Причем, сам, разве что только на ногу левую прихрамывал. Ну, теперь мы хотя бы в равных условиях. Гонка инвалидов, елы палы…

И вот так началось мое эпичное преследование. Узнают парни – засмеют! Два дня и две ночи погони и вот наконец, близится конец этой «веселухи» — еще бы, стрела в ноге – это не капкан. Моя «рана» прошла на утро третьего дня и теперь я неумолимо начал настигать врага, который был ранен куда серьезнее меня. Сбиться со следа я не мог – наследил он, как табун лошадей (конина она, конечно, вкусная, но человечина куда слаще) – то тут, то там я натыкался на его следы, кострища от лагерей, но более всего меня вел запах его крови. А последнее ведет куда лучше, нежели отпечатки ног. Не удивлюсь, если он еще и рану забыл перевязать.

Свободные, они ж в лечении ран ничего не смыслят.

Брызгают какими то благовониями, которые только их бабам на запах и годятся. Да мало того – еще и внутрь принимают! А ведь от этой дряни можно только травануться или задохнуться, если понюхать вздумал. Вон Ужах как то решил подправить здоровье за их счет, так потом носился в кусты каждые несколько минут. С тех пор мы его Вонючкой и прозвали…

То ли дело наши осквернители! Уж они то знают толк в лечебном деле. Тут тебе и поистине целебные слизи, и жгучие смеси отборных ангмарских трав, и боевое пойло, от которого вмиг после вчерашнего прочухиваешься. На вкус, конечно, так себе, но мы же на войне. Могут еще и лечебных кнутов и люлей дать, чтоб работал или воевал лучше.

Запах крови становился все сильнее, как, к слову, и мой аппетит. Наконец я увидел на дальнем холме дымок, слабо вьющийся из костра. Кто сидит перед ним – не разобрать, как я не вглядывался, но явно не наш. Подобравшись поближе и принюхавшись (нос у меня что надо! Особая порода, как говорит мой хозяин) я учуял запах съестного. В животе на этот бесчестный прием в ответ забурлило. Неудачное ты время выбрал, чтобы поесть, свободовец, ох неудачное!

Впрочем, излюбленную орочью тактику – с воплями и именем вожака на устах бежать в лобовую – я отложил до лучших времен. Вот если бы со мной был еще один… Короче, тут надо подкрадываться. Ежели повезет, первый удар будет последним. Можно, конечно, и из лука попробовать, но я ему более не верил. Вот вернусь и пусть шаман его заговорит. Хотя, зная нашего осквернителя, он скорее еще один дождь вызовет.

Хоть позиция у лазутчика и была хорошая, да только, похоже, он всех орков держал за слабоумных, не способных к какому либо умному маневру болванов. Вся равнина перед ним очень даже хорошо просматривалась, но он был занят обедом, да и к тому же вон в том леске, что примыкает к его холму, он тем паче меня не заметит. Пока поздно слишком не будет, хе-хе. В который раз похвалив себя за сообразительность, я пригнулся и стремглав побежал к небольшому лесу, благо он был очень близко.

Ползти пришлось очень долго. И мало того, что долго, так еще и шумно! Признаюсь, всякий раз я вздрагивал, когда подо мной ломалась очередная ветка или мне во след ревел очередной медведь. Постоянно мерещились то стрелы, что готовы сорваться и вонзиться мне в грудь, то отряд недовольных таким поворотом дел сотоварищей лазутчика, что целятся сейчас меня…

Но всего этого не было – только мои страхи. Вскоре я уже был у подножия холма, на котором сидел мой враг. Шурша кустами, я медленно поднялся вверх… и едва не дал деру, едва услышал голоса, явно не орочьи. Поднялся выше, чтобы получше расслышать – вдруг там что то важное?

Говорили на всеобщем – что неудивительно, учитывая то, что в войне участвует немало других народностей за свободных, помимо эльфов. Ну и людей, которыми сейчас активно занимается Мордор. У всех должны быть свои наречия, и чтобы хоть как то понимать друг друга, у них должен быть общий язык.

 — …Оставаться там дольше было опасно – меня в конце концов заметили и едва не убили. Я едва ушел от орков, что преследовали меня.

 — Давай уже к делу. Что ты узнал?

 — Враг стягивает к Подножию Грэм большую часть своих сил. Они готовят крупное наступление, возможно даже, что на Глан Врайг. Наши защитники сильны, и я уверен, что они сдержат натиск врага. Но вот окрестности будут разграблены, и, боюсь, Тирит Роу мы не удержим. Но между тем Дар Газаг, орочья крепость неподалеку от Седой Котловины, окажется уязвима. Навсегда отбить мы ее не сможем – слишком уж близко она к главному лагерю орков, но серьезно потрепать сумеем. И тем самым нанесем врагу серьезный урон.

 — То есть, ты предлагаешь оставить Тирит Роу и отступить к Глан Врайгу, а пока орки будут брать незащищенную крепость, атаковать один из главнейших их фортов?

 — Именно так. В момент их атаки на наши позиции Дар Газаг останется практически беззащитен. Если отправить туда один из наших лучших отрядов, можно будет даже избежать потерь.

 — Хм… Интересно. Нам известно, что там заправляет довольно опасный для нас тиран… Если его убить, то боевой дух орков, без сомнения, значительно упадет. Хорошо. Но надо будет еще проверить туда маршрут, дабы мы раньше времени не открыли себя. У тебя, я смотрю, нет коня? Возьмешь один из моих, пока тебя не учуяли варги. Поедешь со мной…

 — Благодарю вас, мэм.


Обратно я добирался в два раза осторожнее (то есть, просто осторожнее, в ту сторону я бежал, не разбирая дороги) чем в прошлый раз. Я нес очень ценную информацию. И, безусловно, мой командир захочет все это узнать…

А может, и вознаградит.


Дымный чад от костров поднимался вверх, превращая и без того загаженный до нельзя воздух в почти не пригодный для дыхания. Впрочем, орков, а так же прочих прихвостней и слуг Ангмара это нисколько не смущало.

Лагерь у подножия Грэм был важной стратегической точкой, оплотом вторжения в Эриадор, и понятное дело, охранялся соответственно. Еще ни один лазутчик врага не сумел пробраться туда, хотя многие и пытались. Теперь их головы висели на огромном деревянном тотеме Акулуна, Главнокомандующего всеми силами Ангмара на Эттенских высотах.

Собственно, поэтому Скутум и выбрал это место для разговора со своим лазутчиком, который, как он говорил, принес важные вести.

 — Ты уверен?

 — Д-да, босс. С-свободные народы собирают войска для внезапной атаки на Дар Газаг, так я и слышал. — ответил худой, постоянно пригибающийся к земле и чего то вынюхивающий зеленокожий орк-следопыт.

 — Свободные народы? — Скутум фыркнул. — Эти жалкие тарки и землегрызы нам не угроза. Армия Ангмара пронесется по их землям, сметая все на своем пути, а эти "свободные" займут после нашей победы подобающее место. Станут рабами!

 — У крысенышей вкусное мясо...

 — Молчи, червь! Эта еда не тебе предназначена. Хочешь жрать – иди, дави слизней на обед. А теперь проваливай! Но не далеко, ты мне еще понадобишься.

Лазутчик вмиг испарился из палатки, бормоча себе под нос ругательства в адрес этого жестокого мира.

Скутум, впрочем, не стал обращать на его дерзость внимания — его ноги и скрытность ему еще пригодятся, а башку срубить — дело пары секунд.

Итак, эти жалкие немощи, "Свободные" народы, хотят драки? Ну что же, мы зададим им такую трепку, что они от нее вообще не оправятся! Как коса, наши силы пройдут по их землям, неся лишь смерть и разрушение. Поход же наш мы начнем с уничтожения их жалкой "армии", что пойдет на Дар Газаг. То-то им сюрприз приятный будет!

— Скутум! – Раздался властный громкий голос Грорга, урука из Карн Дума, клана Краджарн, коего прислали оценить старания Ангмара по ведению войны.

В палатку, где, собственно, до этого и состоялся разговор надсмотрщика и его слуги, вошел чернокожий, облаченный в массивный доспех, покрывающий почти полностью тело, урук.

— А, вот и ты, немощь! Слушай сюда, есть дело… наши колдуны, наконец, прибыли и готовятся испытать новое заклинание… Что оно делает – они точно не знают, но вроде как должно бы забросить отряд или несколько в тыл врагу.

Скутум хмыкнул. Если бы все эти испытания работали как надо, тарки бы уже давно пали.

— Так вот, им нужен доброволец, который и будет нашим первым десантом. Посуди сам. Ты наконец заслужишь признание, которое я давно заработал, а я подружусь с ними. Тебе хорошо и мне хорошо, сечешь?

— Секу, Грорг. И, собственно, я уже нашел добровольца. Трат! Дуй сюда, жалкое отродье! Ты мне уже понадобился.

Полог палатки откинулся, и в палатку вбежал лазутчик, что до этого принес весьма важные вести. Вбежал и тут же пал ниц.

— Ну что, Трат. Поздравляю, теперь ты доброволец и переходишь под непосредственное командование надсмотрщика Грорга. Будешь его глазами и ушами там, куда тебя закинут наши колдуны. Если жив останешься.