Долгий поезд

Бесконечный стук металла, безумная идея и тёмные тучи, жадно пожирающие ночной свет.

Рэрити DJ PON-3 Человеки

Дыра

Странная дыра появилась на окраине Понивилля. Никто не знает, откуда она взялась. И куда она ведёт.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Лучший подарок

Как же празднуют день рождения тысячелетние существа.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Дневник Дерпи

«Очень секретно. Прошу не читать.» —Дерпи Хувс

Дерпи Хувз

Противостояние:Альтернативный пролог

Когда в некоторой спешке и нервном напряжении(про пони писать я пробовал впервые) писались первые строчки "Противостояния", в голове было несколько вариантов начала. Этот - один из них. Быть может, он больше вписывается во вселенную основного фанфика. Но может быть, что и нет - судить не мне.

Заражение 5

Тёмные времена остались далеко позади, утеряны в тысячелетиях. Однако, на всё уходит в вечность и многое способно вернуться, суля такие ужасы и кошмары, которых даже мудрая Луна не видела в чужих снах.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Fallout: Long Road to Home

К чему приводят необдуманные решения и некоторая безбашенность? К приключениям разумеется но кроме приключений готовьтесь разгадывать грязные тайны и испытывать доселе неведанные страдания, ведь новые места - это не до дыр изученная Пустошь хоть они и похожи на неё как сестры близнецы. В какой мир занесло героя по его невежеству, кто его населяет, и как ему попасть домой? Это и многое другое предстоит выяснить тридцать первому.

ОС - пони Человеки

Прикосновение ужаса

Рассказ о том как два человека, которые стали пони, снова сошлись, в последний раз. Одного из них терзает один и тот же кошмар, который вскоре свёл его с ума, а второй пытается ему помочь...По сути это ветка моего фанфика, но к основному сюжету такое приписать никак нельзя. Поэтому этот гримдарк как отдельная ветка сюжета.

Твайлайт Спаркл ОС - пони Октавия

План Икс

Во время магической дуэли с Твайлайт Спаркл авторитет Трикси был сильно подорван,и жизнь единорожки стала горькой.Но Трикси,не желая мириться со своей судьбой,решилась на отчаянный шаг...

Твайлайт Спаркл Спайк Трикси, Великая и Могучая Кризалис

Последняя Ночь Кошмаров Пинки Пай

Пинки Пай любит Ночь Кошмаров. Она любит также одеваться, ровно как и конфеты. Больше всего ей нравится разыгрывать пони. Но однажды она зашла слишком далеко.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай

Автор рисунка: Noben
Глава IV. Слава? Глава VI. Уходящий поезд

Глава V. Free Bird

«Я думаю, герой — это кто-то,
кто понимает степень ответственности,
которая поставляется с его свободой»

Боб Дилан


Свобода... есть ли более прекрасное слово? Что я такое говорю, конечно же есть, и это любовь, но в тот год для нас слово «свобода» было самым красивым и замечательным. Разрыв контракта с Риджетом вернул нам наконец творческую свободу. Мы наконец-то могли творить то, что сами считали нужным.

И конечно же первый альбом, который мы выпустили через месяц, был весь, от заглавной песни до последней, пропитан чувством свободы. Название «Express Yourself!» было для нас не просто набором букв, которые складываются в слова, но также призывом вовсю пользоваться своей свободой, создавая шедевры музыки. В качестве сингла была выпущена десятиминутная песня Free Bird.

Честно говоря, мне до сих пор непонятно, провалился наш третий альбом или нет. Продажи были какими-то вялыми. Больше всего денег мы получили именно за сингл. Многие критики ругали альбом за отсутствие какого либо общего жанра. Сингл тоже подвергался критике. Чаще всего ругались на большую длину песни, а если быть более точным, то на длину гитарного соло (им еще повезло, что я сумел остановить Дэйса на шестой минуте...). Видимо Риджет был прав: публике наплевать на текст и смысл.

Но нам самим было наплевать на продажи альбома! Мы просто пытались повеселиться, отмечая долгожданную свободу. И поэтому концерты того времени многие до сих пор считают нашими лучшими выступлениями. Да и я вспоминаю те годы с улыбкой на лице. 13 лет длилось наше веселье, пока ужасная трагедия, о которой еще предстоит рассказать, кардинально не изменила наше мировоззрение.

Собственно описывать такой большой период в 13 лет в подробностях не только долго, но и тяжело. Ведь я уже стар и не слишком помню, почему, к примеру, после выхода нашего пятого альбома мы, в поисках вдохновения, отправились в Вечнодикий лес вместо прогулки на яхте, как предлагал Гилт. Короче говоря, из этих 13 лет я опишу только самые запомнившееся годы.

Продажи альбома «Express Yourself!», как уже говорилось, не слишком впечатляли. Мы решили не обращать на такое мелкое обстоятельство внимание, и продолжили сочинять музыку в перерывах между концертами. В следующем альбоме мы хотели рассказать публике о том, что происходит внутри нашей группы. Задачка была не из простых. Даже если отбросить огромную вероятность, что публике это будет неинтересно. Мы просто не знали с чего начать!

К счастью, толчком к началу создания альбома неожиданно послужила зависть. В нашей группе, как известно, было 2 единорога, 2 пегаса и один земной пони. Я и Дэйс были единорогами, Гилт и Джер пегасами, ну а Грэван, соответственно, был земным пони. Естественно в таком составе рано или поздно кто-то будет немного завидовать другому. Мы с Дэйсом с каждым днем все больше завидовали Гилту и Джеру. Если бы у нас были такие же крылья мы могли бы поднять уровень наших выступлений раз в десять! Нет, мы до сих пор оставались лучшими друзьями, а зависть была даже не завистью, а скорее банальным хотением, над которым мы часто смеялись.

Честно признаюсь, мы с Дэйсом думали насчет того, чтобы использовать магию для поднятия в воздух меня. Это увеличило бы зрелищность концертов. Но, к сожалению, Дэйс не мог одновременно импровизировать на своей гитаре и держать меня в воздухе, ему не хватало концентрации. Когда Дэйс в двадцатый раз не смог удержать меня в воздухе, и я упал на сцену, мы решили бросить это дело и заняться чем-то более полезным. И вот, в один прекрасный, возможно безоблачный, день я и Дэйс решили в шутку написать песню, которая могла бы обыграть всю эту ситуацию с попытками полетов с помощью магии и нашей завистью пегасам. Заручившись поддержкой Грэвана, мы начали тайно придумывать то, что впоследствии станет одним из шедевров нашей группы. Да, это была песня Catch The Rainbow. Рок-баллада рассказывающая о нелегкой судьбе простого единорога, который мечтает прикоснуться к радуге, но отсутствие крыльев мешает ему осуществить свою мечту. Ну и конечно же он сильно завидует пегасам.

Когда мы показали текст песни Гилту и Джеру, они смеялись ну минимум минуты две, но все же с удовольствием написали партии своих инструментов для песни. Вроде бы все получилось хорошо, наши друзья одобрили песню, хотя и посчитали её немножко глуповатой. Но кто же мог предположить, что создание этой песни приведет к таким интересным последствиям. Через две недели после записи Catch The Rainbow, Гилт и Джер подошли ко мне с Дэйсом и дали прочитать текст, который оказался ответом на нашу песню. В тексте рассказывалось о (вот неожиданность) пегасах, которые не могут без зависти смотреть на единорогов, постоянно использующих магию. И да, это была песня Magic, наш второй хит с альбома «Basis of Fun».

С этого началась наша так называемая дуэль противоположностей. В ответ мы с Дэйсом придумали песню Fly Away, после чего Гилт и Джер создали Impossibly. Грэван был единственным, кто не принимал участия во всем этом балагане.

Эта дуэль продолжалась ровно до того момента, когда мы осознали, что у нас создано материала на новый альбом. Мы решили назвать его «Basis of Fun» т.к. эта дуэль очень сильно нас веселила. В качестве сингла Дэйс, на пару с Грэваном, создал шестиминутный инструментал. Главное отличие его от предыдущих творений нашего гитариста, это интересная форма подачи. Это была музыкальная дуэль между гитаристом и клавишником. В этой композиции поражало огромное количество импровизаций. И это было потрясающе. Единственное, что мне до сих пор непонятно, это название инструментала. Грэван почему-то назвал его Difficult to Cure. До сих пор неизвестно, что он хотел этим сказать. Если спросить об этом у Грэвана, то он лишь загадочно улыбается.

Альбом превзошел все наши ожидания. В конце первой недели продажи этого альбома были выше в три раза по сравнению со всеми предыдущими альбомами вместе взятыми! Но самое главное, это то, что «Basis of Fun» покупали не из-за того, что там был модный хард-рок, а из-за слов и глубокого смысла. Это была настоящая победа. Различные критики ставили только высшие баллы нашему альбому, а журналисты писали только положительные рецензии. Мы наконец-то стали по-настоящему знаменитыми.

В гастролях в поддержку «Basis of Fun» мы провели два года. Еще три года было потрачено на различные фестивали и благотворительные концерты. Да, пять лет бесконечных поездок из одного конца Эквестрии в другой. В таких условиях тяжело не заскучать по дому. И мы заскучали. Я уже 8 лет не видел своих родителей. Последний раз я с ними встречался перед отъездом в свое первое турне.

Во время одного из еженедельных собраний группы, мы решили приостановить на время какую-либо деятельность и отправиться к своим родным. Так и случилось. Возвращение домой после долго и трудного путешествия... эти чувства не передать словами. Все беды и тревоги остаются позади и кажутся абсолютно незначительными.

Группа оставалась неактивной два года. Мы просто не хотели вновь отлучаться от домашнего очага, от любви своих родных. Кто знает, когда еще мы сможем вернуться? И сможем ли? Но нам надо было возвращаться на сцену. Мы должны были вновь творить.

Мы не могли забыть все те прекрасные чувства полученные от общения с родными и близкими. Поэтому, вернувшись в студию, мы начали создавать наш второй шедевр: альбом «Welcome Home». Создание альбома проходило легко, мы просто перенесли все наши чувства в музыку. Помимо этого, мы решили создать не просто сборник несвязанных по смыслу песен, а целую историю в рамках альбома. В «Welcome Home» рассказывается история одного пони, который в молодом возрасте ушел из дома, т.к. считал, что родители его не любили. Он скитался по Эквестрии 30 лет, но, попадая в различные места и ситуации, так и не смог обрести счастья. В конце концов он возвращается домой, где его с радостью встречают уже постаревшие, но до сих пор любящие и ждущие, родители. В конце альбома звучит песня Welcome Home, которая, как говорят, у многих вызывает слезы при полном прослушивании альбома.

Альбом стал таким же популярным, как и «Basis of Fun», если не более. Сингла к нему мы не выпустили, он был не нужен. «Welcome Home» нравился всем. Особенно его полюбили такие же музыканты как и мы. Деньги от продаж альбомов нам и раньше не были важны, а после выхода «Welcome Home» мы начали отправлять все деньги от проданных копий на благотворительность.

После еще четырех лет гастролей, мы опять приостановили деятельность группы. Но на этот раз по другой причине. Мы хотели создать новый альбом, но вдохновения у нас просто не было. Попытки писать музыку, руководствуясь чувствами провалились. Получилось какое-то непонятное нагромождение звуков. Что мы только не делали, чтобы найти вдохновение: и жили в старой квартире, похожей на ту, в которой началась наша карьера, и даже пытались покорять горы. Но ничего не помогало. На одном из еженедельных собраний, которое проходило, против обыкновения, у костра посреди какой-то равнины, завязался вот какой разговор:

— Кочевая жизнь тоже не помогает, — сказал разочарованно Грэван, — есть еще идеи?

— Можно сходить на какой-нибудь светский прием, — предложил Джер, — попробуем хоть раз в жизни побыть интеллигентными пони.

— Не вариант, — сказал Дэйс, — не люблю этих псевдо интеллигентов. А может опять в горы отправимся?

— Нет, — сказал Гилт, — просто нет. О, а может опять подпишем контракт с Риджетом? Море незабываемых впечатлений обеспечено.

— Ну уж нет, спасибо, — ответил я, — мне одного раза уже хватило. А как насчет того, чтобы отправиться в Вечнодикий лес?

Все недоуменно уставились на меня, а Грэван даже поперхнулся содовой, которую он в тот момент пил.

— Малькольм, — сказал через минуту Дэйс, — если ты сошел с ума, то так прямо и скажи, мы не обидимся. Может быть даже поможем чем.

— Да не сошел я с ума! Я на полном серьезе предлагаю прогуляться по Вечнодикому лесу.

— А может все-таки горы? — сказал Гилт, — или может на яхте покатаемся?

— Чего вы так боитесь? Это же всего лишь лес наполненный кошмарными существами, в котором все растет само собой, без помощи пони.

— Ну да, чего тут бояться? — ответил с сарказмом Дэйс.

— Да вы подумайте, это же одна из немногих возможностей найти вдохновение. Чувств, полученных в ходе такой экскурсии будет хватать еще минимум на два альбома. Все что мы перепробовали до этого просто меркнет в сравнении с идеей отправиться в Вечнодикий лес.

— Хм, а может ты и прав, — сказал задумчиво Дэйс.

— Я кажется, понял в чем дело! — сказал Гилт, — Малькольм заразился странной болезнью, которая сводит с ума! И не только его, но и ближайших невинных пони! Джер, Грэван! Бегите, спасайте свои жизни, я приму удар этой болезни на себя!

— Очень смешно, Гилт, — сказал я, — а теперь выключи свой генератор шуток и давай говорить серьезно.

— Не, ну правда, это уже на бред смахивает, — ответил Гилт.

— Да ладно тебе, Гилт, — сказал Дэйс, — давай отправимся! Или ты боишься понять, что единороги все-таки смелее пегасов?

Гилт и Джер переглянулись, а затем в один голос ответили:

— Не бывать этому!

— Ну раз так, — ответил Дэйс, — послезавтра мы идем в Вечнодикий лес.

— Отлично, — сказал Гилт, — мы с Джером согласны.

— Эх... ну раз все идут, то и я тоже, — сказал Грэван.

На следующее утро мы были уже в Понивиле и готовились к путешествию в Вечнодикий лес. Собрав все необходимое, к вечеру следующего дня мы отправились в лес.

Честно говоря, я ожидал чего-то более интересного. Нет, конечно атмосфера была напряженной, но почему-то быстро исчезала, стоило Дэйсу и Гилту заговорить друг с другом.

— Почему мы с Грэваном должны тащить эту штуку?! — возмутился в один момент Гилт. Они тащили за собой небольшой вагончик со звукозаписывающей студией внутри.

— Просто вы единственные из нас, кто может тащить эту штуку, — ответил Дэйс, — да еще и со всеми нашими инструментами...

— Так там еще и инструменты?! — спросил Гилт, — то-то я смотрю она слишком тяжелая...

Прошло несколько часов, а мы все шли и шли, не встретив никакой живности или чего-нибудь еще. Единственное, что раздражало, это постоянная вонь, а также отсутствие нормального освещения.

— Нам нужен второй гитарист, — сказал неожиданно Дэйс.

— Зачем это? — спросил я, — ты и так прекрасно справляешься.

— Да это-то я знаю. Здесь дело в другом.

— И в чем же? — спросил я.

— Понимаешь, Малькольм, это все ради равенства социальных классов.

— Чего?

— Я имею в виду, что у нас в группе есть два рабочих пони и мы, трое пони, элита, строго говоря. Надо уравновесить количество пони в рабочем классе, добавив в группу второго гитариста.

— Я вообще-то все прекрасно слышу, Дэйс! — крикнул Гилт.

— Я знаю, Гилт! — крикнул в ответ Дэйс.

— Тебе повезло, что я тащу эту штуку... — проворчал Гилт.

Собственно, примерно так и проходило наше путешествие по Вечнодикому лесу. Хоть там было не так захватывающе, как мы представляли, но все же я оказался прав. Ощущений от этого хватило для написания нового альбома.

Мы решили его назвать «Dark Everywhere». Все-таки нам очень запомнилась темнота в Вечнодиком лесу. Альбом практически ничем не примечателен, кроме того, что мы не давали концертов в его поддержку. Единственной достойной внимания композицией можно назвать инструментал Signs of Life. В остальном это обычный, среднестатистический альбом, который относительно неплохо продавался.

13 лет, о которых я пишу, почти закончились. Перед тем как начать рассказ о событиях, которые изменили облик нашей группы, я хотел бы рассказать последний запомнившийся момент тех лет.

Грэван всегда увлекался классической музыкой. Его главной мечтой было создание рок-концерта с элементами классической музыки. И вот однажды, его мечта исполнилась.

В один хороший вечер я сидел за столом в своем номере в гостинице и делал наброски новой песни. В этот момент в комнату вошел Грэван, держа в зубах кипу листков.

— Привет, Малькольм! — сказал он, положив листки на журнальный столик.

— Привет, Грэван, — ответил я, — что хотел?

— Малькольм, мне нужна твоя помощь.

— Ну, говори, помогу, чем смогу.

— Ты же помнишь, что я всегда мечтал создать концерт для группы с
использованием элементов классической музыки?

— Да, помню.

— Ну так вот... моя мечта исполнилась! Я нашел дирижера и симфонический оркестр, которые согласились выступать вместе с нами!

— Вау! Поздравляю, Грэван! А у тебя уже готова музыка к концерту?

— Да, конечно, — сказал он, взял кипу листков и положил передо мной, — я эти партитуры уже 9 лет у себя храню.

— Так что за помощь тебе нужна? — спросил я разглядывая партитуры.

— Мне нужно чтобы ты спел одну песню на этом концерте.

— Всего одну?

— Да. Она должна идти 12 минут. Вот её текст, — сказал Грэван, указывая на один из листочков.

— Foal in Time? Странное название для песни, если честно.

— Ты прочитай.

Ну, я и прочитал. Должен признать, что более странного бреда я в своей жизни не видел. Я даже до сих пор помню первые строчки песни, настолько они бредовые: Sweet foal in time, You’ll see the line. А дальше был еще больший бред.

Должен сказать, что я все-таки дочитал до конца, как бы мне не хотелось.

— Ну, что думаешь, Малькольм? — спросил нетерпеливо Грэван, когда я дочитал.

— Я не буду это петь, — ответил я спокойным голосом.

— Почему?

— Эм... как бы так сказать Грэван... твоя песня полный бред.

— Но почему?

— В ней нет смысла, понимаешь? Мне просто неприятно такое петь. Извини Грэван.

— Н-ничего, Малькольм. Все равно спасибо.

Он взял партитуры со стола, развернулся и ушел, не сказав больше ни слова. Насколько мне известно, его концерт многим понравился, даже не смотря на эту песню. Была правда некоторая критика, чаще всего от пони, которые считали рок и классику несовместимыми.

Вот самые важные для меня события, которые произошли за 13 лет. Как же я хотел бы, чтобы все оставалось таким, как было в течение этих лет. Но к сожалению судьба ставит другие условия существования...