Автор рисунка: Devinian
Встречи Закат

Принц

Каждый ведёт себя так или иначе в силу определённых вещей: воспитание, личные взгляды, отношения к другим. И хорошо, если всё это известно и просто предположить, как развернётся его судьба. Но если это скрыто туманом истории, который не желает расступаться пред любопытствующими?

“Принц на белом коне? Что за извращённая фантазия”.

В Имперском городе властвовала ночь. За стенами столицы Сиродиила жизнь замерла: редкие факелы освещали главные улицы, окна домов были темны, а на самих улицах было пусто, лишь изредка можно было увидеть одинокого стражника, совершающего очередной обход.

Но было место, которое кардинально преображалось с наступлением темноты. Хоть оно и находилось за пределами основной стены города, но являлось полноценным кварталом столицы. Это был Вотерфронт – порт Имперского города.

Эта часть столицы разительно отличалась от величественных каменных строений, стен и башен центральных кварталов. Деревянные лачуги, одно- и двухэтажные ветхие домишки во множестве громоздились на небольшом клочке суши, соединявшимся с городом каменным мостом. Конечно, здесь располагался и причал – прекрасный мощёный берег, к которому во множестве приставали корабли с товарами. Однако основной частью Вотерфронта были именно узкие улочки меж деревянных домов.

Этот квартал неспроста так сильно выделялся на фоне своих более благородных братьев. Вотерфронт издавна стал прибежищем нищих, бродяг и всякого другого сброда, которому не нашлось места в цивилизованном обществе. По этой причине данное место имело весьма дурную славу среди столичных жителей, и они старались всячески избегать походов сюда. Даже Имперский легион, державший под своим неусыпным контролем город, не владел той властью, что наглядно демонстрировал в других районах.

Причиной тому была организация, известная как Гильдия воров. Шайка карманников, медвежатников и просто отчаянных личностей, промышлявших в столице Сиродиила. Существование этой подпольной группы всячески отрицалось, а её глава – Серый Лис, считался в высших кругах общества не более, чем байкой. Но вот населявшие трущобы пони знали, что всё это не выдумки, ведь именно благодаря незримой поддержке со стороны гильдии в этом, без преувеличения, опасном месте царил порядок, а все убогие и бездомные получали помощь.

У организации не было штаб-квартиры, какой, к примеру, был Университет Таинств для Гильдии Магов. Однако привычные места сбора у воров были. Одним из таких мест был кабак “Изящный водоворот”, аккуратно расположившийся в центре Вотерфронта.

Это двухэтажное здание только на первый взгляд выглядело ветхим. Внутри же всё было совсем иначе: со вкусом обставленный зал, прекрасная резная мебель, отличная еда и питьё. Заведение всегда было полно народу, причём многие из посетителей были бедными пони, еле сводящими концы с концами. Но в “Изящном водовороте” им абсолютно бесплатно предоставляли пищу. На втором же этаже обычно отдыхали члены гильдии.

В этот вечер в комнате, освещаемой лишь двумя свечами, расположились для беседы три весьма важных в воровском сообществе персоны.

– Изи Джэт, берёшь ещё одну?

– Мммм... Да.

Копыто пегаса синей масти сдвинуло верхнюю карту с колоды и подтащило к краю стола. Там она была ловко перехвачена вторым копытом и быстро добавлена к трём другим картам, стоящим на столе.

– Ах ты ж, чтоб тебя!

– Что, перебор? – ухмыльнулся сидевший напротив пегаса единорог. – Что ж, ставка снова мо...

– Эй-эй! – уже повисшие над столом монеты пригвоздила к столу когтистая лапа. – Ты обо мне не забыл, Тайди?

– Джинджэр... – единорог посмотрел в сторону грифины, тасующей свои карты другой лапой. – Не томи, показывай.

Две карты полетели на стол.

– Очко, – гордо заявила грифина. – Ставка моя.

Но через мгновение три других карты аккуратно легли поверх первых двух.

– У меня так же. Ставка пополам.

– Ну и так неплохо, – пожала плечами Джинджэр, сгребая к себе половину монет. – Главное, что я в плюсе.

– Вот везёт вам сегодня, иначе вы б уже свои третьи заначки доставали, – вздыхал пегас, глядя, как его денежки уходили в карман к сидящим за столом ворам.

– Игра есть игра, – прокомментировал Тайди Лук, тасуя колоду. – Кстати, когда новая работёнка появится? Может, какие бы то ни было особые заказики?

– Да всё одно и то же: укради, подкинь, подмени вещь у какого-нибудь богача. Ничего интересного, – грифина перекатывала монеты между когтями. – Эх, вот бы заказ от самого Лиса...

– Да, от Главного уже почти год как ни слуху, ни духу, – вновь вздохнул пегас. – Мож случилось чё у него?

– Да с ним станется! Три сотни лет не каждому прожить удастся, поэтому не будем о нём беспокоиться. Лучше сдай новый раунд, Изи.

Единорог пролевитировал колоду и отпустил её над копытом Джэта. Но карты так и не долетели – в середине полёта их обволокло фиолетовое магическое поле.

– Добрый вечер, дорогие, – из тени вышла фигура в плаще и капюшоне. Пара выразительных синих глаз смотрела на присутствовавших воров.

Которые, к слову, лишились дара речи. Лицезреть воочию легендарного главу гильдии – Серого Лиса – неуловимого вора, прожившего, по слухам, три сотни лет, не каждому доводилось.

– Итак, раз вы так страстно желаете особого заказа, то я дам вам одно поручение. Не так давно поступило предложение на один необычайно ценный меч. В данный момент от вас требуется выяснить, кто является владельцем меча, его местоположение, а также проследить за ним, дабы установить распорядок его дня. Есть вопросы?

– Какие бы то ни было наводки? – поинтересовался Тайди Лук.

– Мне известно имя этого клинка – Умбра.


Солнце медленно поднималось из-за снежных пиков, простиравшихся на всём протяжении горизонта. Голубое небо с редкими белыми облаками открывало новый день среди гряд гор Джерол.

Лучи света медленно подбирались к необыкновенному строению, соединяющему между собой небо и землю. В небольшой долине, расположившейся меж снежных крутых склонов гор, приютилась маленькая площадка, вознесённая ввысь неприступными каменными стенами. Она была застроена одноэтажными домами необычной архитектуры, расположившимися полукругом возле единственного входа в это место – высоких ворот, за которыми тянулся пологий подъём наверх.

А в небе над этим маленьким замком парило огромное здание, созданное из облаков. Обширное основание небесного строения, так же как и наземный замок, было обнесено стеной. Но это было скорее украшательство, так как прямо из этой стены поднимались крыши пристроек. Весь же массив этой крепости венчался многоступенчатой башней, на крыше которой гордо реял штандарт Империи.

Это странное место именовалось Храмом Повелителя Облаков – главной базой ордена Клинков.

По крепостной стене медленно шёл пегас – это был один из членов ордена, который был назначен в этот день в дозор. Внимательно осматривая склоны гор и близлежащие окрестности, он нёс свою службу часового.

В очередной раз обходя по периметру стену, его внимание привлёк странный объект, появившийся у подножия горы, на которой был выстроен Храм. Объект этот был неправильной формы, чем-то напоминал дверь, а из его центра било красно-оранжевое сияние.

Быстро сообразив, что к чему, клинок уже собирался взлететь к небесному строению для того, чтобы известить остальных об угрозе, но вместо этого вытянулся по стойке смирно. Причина подобного поведения приземлилась рядом с ним – чёрный, как смоль, пегас с седой гривой и множеством шрамов, видневшихся из-под доспехов.

– Грандмастер!

– А я всё думал, когда они наконец пожалуют. – Блэк Лайт устремил свой взор к подножию горы. – Блэйз, поднимай всех, нас берут в осаду.

– Э-э-э... Есть! – часовой тут же взмыл в небо, на котором уже появились кроваво-красные трещины.

– Ублюдки...


Рэйнбоу перевернулась с одного бока на другой и протяжно зевнула. До её слуха донеслось лёгкое бренчание. Рефлексы, отточенные многочисленными ночёвками под открытым небом, сработали незамедлительно и Дэш тут же вскочила.

– Конскияблоки! – от неожиданности ЭпплДжэк чуть не упала со своей кровати. – Ты эт, потише, а то разбудишь её.

Рэйнбоу посмотрела на ту постель, где, свернувшись калачиком, спала Флаттершай. Удостоверившись, что та ещё спит, Дэш улеглась обратно на своё место. ЭйДжей продолжила что-то делать со своей перевязью.

– Ты чем там занимаешься? – решила поинтересоваться Рэйнбоу.

– Да нога жутко чешется! А из-за этой штуки я достать не могу, поэтому пытаюсь её снять. – ЭпплДжэк возилась c хитрым замком, закреплявшим шину на ноге. – Зараза, никак не хочет расстёгиваться.

– ЭйДжей, а ты уверена, что это хорошая идея – снимать эту штуку? У тебя ж там перелом, все дела. Может, лучше будет к Флаттершай обратиться?

– Да эту штуку всё равно можно опять одеть, так что нормально. А что до сахарка, то пущай поспит ещё немного, она вчера меня полдня на се таскала.

– И всё-таки, это не самая лучшая идея, как по мне, – высказалась Дэш, переворачиваясь на другой бок. – Ладно, делай, как знаешь.

Рэйнбоу ещё раз протяжно зевнула и устроилась поудобнее на кровати. Всё-таки, мягкая постель не каждый день оказывалась под ней, поэтому стоило как можно дольше насладиться этим. ЭйДжей же по соседству продолжала пытать шину, а Флаттершай на соседней кровати тихо посапывала, ни на что не обращая внимания.

Сон вновь начал одолевать Дэш – сказывались последствия вчерашнего дня. За спиной продолжала тихо бренчать ЭпплДжэк, время от времени тихо ругаясь, но Рэйнбоу быстро привыкла к этому звуку, так что дрёма вновь овладела ею.

В этом состоянии ей начали являться странные образы, слишком размытые, чтобы можно было понять, кто же это на самом деле. Однако один образ постоянно маячил на грани сознания, не пропадая, как другие, со временем лишь приобретая более чёткие формы. Но окончательно сформироваться ему помешал гулкий стук металла об каменный пол, из-за которого все спавшие в этой комнате разом проснулись: Дэш разлепила глаза и повернулась к источнику шума, а Флаттершай подскочила на своей постели и начала лихорадочно осматриваться по сторонам.

– А... что... что случилось... – спросонья лепетала пегасочка. Оглядев ЭпплДжэк, она поняла в чём дело. – А... но... зачем?

– Да, понимаешь, у мя нога жутко чесалась, поэтому я и сняла эту штуковину. Но ты не парься, щас я её быстро одену, – зеленоглазая пони принялась чесать повреждённую ногу, из-за чего тут же вскрикнула. – А-ай, конскияблоки!

Флаттершай мгновенно вскочила и подбежала к ЭйДжей.

– Это плохая идея – тревожить сломанную ногу, пока кость не успела как следует срастись, – начала она объяснять, поднимая упавшую на пол шину. – Тебе следовало попросить меня – я бы помогла тебе избавиться от зуда. Ой!

Шина вновь упала на пол, но на этот раз от неё отлетело несколько частей.

– Эй-эй, что стряслось? – тут уже забеспокоилась Дэш. – Что у вас там?

– Шина... сломалась... – прошептала Шай. – Ой...

– И чё ж мы терь будем делать? – решила поинтересоваться ЭпплДжэк.

– Тебе лучше знать, блин. Сама ж разворотила эту штуку. Я ведь говорила, не трогай, лучше Флаттершай попроси, – вспылила Рэйнбоу.

– Да почём мне было знать, чё она сломается, а!? – повысила голос ЭйДжей. – Если такая умная, то могла б уж помочь, чтоб такого не случилось.

– Типа разбираюсь я в этих хреновинах, ага, – отвела взгляд Дэш. – Говорила ж тебе – не трогай, нет, ты лучше знаешь, ага.

– Пожалуйста, перестаньте, – внезапно в перепалку вмешалась Флаттершай. – Я знаю, что делать. Нам придётся ещё раз сходить к лекарю, чтобы он починил шину, а пока я использую вместо неё твои ножны... Если ты, конечно, не против.

– Да пожалуйста. У меня всё равно их две пары, бери те, что уже привязывали к ноге. – Рэйнбоу кивнула на гардероб, где валялись её вещи. – Кстати, может мне потащить её к тому лекарю? Она ж всё-таки не такая уж и лёгкая.

– Эй, у меня, вообще-то имя есть! – возмутилась ЭпплДжэк.

– Ага, а ещё ты просто отлично разбираешься в подобных штуковинах, – не преминула воспользоваться возможностью подколоть напарницу Дэш.

– Хватит ссориться! – почти закричала Шай. Из-за того, что такого ещё не происходило, это оказало должный эффект: И Рэйнбоу, и ЭйДжей умолкли и удивлённо посмотрели на Флаттершай. – Эм... То есть... Я хотела сказать... Давайте перестанем горячиться...

Поняв, что вся перепалка была разведена на пустом месте, зачинщицы потупили взгляд. Меж тем, Шай продолжила.

– Спасибо за помощь, но я смогу отнести её. Кроме того, мне кажется, что кому-то следует остаться и помочь здесь... мистеру... Эмберкайнду...

– Да чё ему там может понадобиться? – удивилась Дэш, но поймав хмурый взгляд ЭпплДжэк, добавила. – Ну не знаю, конечно, но ладно, загляну я к нему.

– Вот и славно. – ЭйДжей легко толкнула здоровой ногой радужногривую пегаску в плечо. – Кстати, мож, позавтракаем, а?


– Да, я понимаю сложившуюся ситуацию. Именно поэтому нам придётся рассказать народу о случившемся, – единорог золотой масти обвёл взглядом большой круглый стол, за которым собрался Совет Старейшин. – В нашем положении бездействие будет означать подрыв авторитета власти, в результате чего начнутся волнения.

– Но господин Канцлер! Если мы официально объявим об этом, то начнётся паника! – пожилая кобыла сильно нервничала, выступая против мнения председателя Совета.

– У нас просто нет выбора. В городах уже вовсю ходят слухи, а жители строят догадки о том, кому это понадобилось, – пегас бежевой масти недовольно покосился на выступившую против кобылу.

– Тогда куда смотрят Клинки!? Разве они не должны следить за тем, чтобы подобные компрометирующие слухи не распространялись по Империи? – возразил с другого конца стола хмурый жеребец с бледно-малиновой гривой. – Или они слишком заняты очередным сверхсложным заданием?

В зале, где проходило собрание, поднялся тихий гул.

– Уважаемые, не будем отвлекаться, – канцлер прервал споры. – Сейчас перед нами стоит задача, и мы должны её решить. Поэтому я предлагаю сделать завтра официальное заявление.

– Но ведь мы даже не уверены, мёртв ли император! – единорожка рядом с Канцлером вскочила со своего места. Тут же на неё с явным недовольством посмотрела большая часть собравшихся. – То есть я имела в виду, что мы не можем с уверенностью утверждать, что это на самом деле произошло!

– Тогда что мы будем делать? Будем сидеть на крупе и плевать в потолок? Нужно что-то предпринять, и как можно быстрее, – вспылила кобыла в возрасте, сидевшая через одно место от предыдущего оратора.

За столом вновь поднялся гул – началось беспорядочное высказывание предложений и идей, которые тонули в общем потоке. В разгар этого малополезного обсуждения двери в залу, где проходило собрание, распахнулись и сквозь них проскакал запыхавшийся гонец. Он тут же направился к канцлеру и передал ему запечатанное послание.

Сломав печать, глава собрания развернул свиток и тут же огласил его:

– Уважаемый Райт Оноробл и почтенные члены Совета! По последним поступившим сведениям из Бравила и Лейавина, установлено, что жители этих городов начинают волноваться. Всё чаще на городских собраниях перед местными графами ставят вопросы о судьбе императора и будущем наследнике. Также, активизировались группы несогласных с действиями имперской власти в тех провинциях, в результате чего произошло несколько нападений на чиновников.

Очевидно, что это является результатом подстрекательств со стороны заговорщиков, задумавших разрушить Империю. В данный момент ведётся активная разъяснительная работа с наиболее рьяными, а в те районы направлены три отряда Имперского легиона для подавления возможных выступлений. Подпись: рыцарь-протектор Имперского легиона Шайнинг Армор.

Прозвучавшая информация лишь усилила споры между собравшимися, но хорошо поставленный голос канцлера тут же прервал всё обсуждение.

– Итак, как вы могли узнать из данного письма, ситуация начинает ухудшаться. В подобном случае я выдвигаю предложение об обнародовании информации о смерти императора и переходе всех властных полномочий к Совету Старейшин. Есть возражения? – Члены совета, ещё полминуты назад бурно обсуждавшие различные варианты, на этот раз не нашлись, что сказать. – В таком случае объявляю собрание закрытым. Завтра мы выберем время для оглашения, а также назначим ответственных за рассылку информации в регионы.

Собравшиеся начали вставать из-за своих мест и выходить из зала, сбиваясь в небольшие компании и что-то обсуждая. Канцлер же остался на своём месте, наблюдая за уходящими. Как только последний член Совета покинул комнату, к единорогу поспешил гонец.

– Уважаемый Райт Оноробл, глава ордена собирает всех членов для того, чтобы сделать некое важное заявление. Собрание будет проходить сегодня на закате, – шёпотом сообщил посыльный.

– Передай Аркейну, что я приду, – гонец развернулся и поспешил из зала, но канцлер успел его остановить. – Благодарю за своевременное появление. Если бы не оно, это сборище аристократов никогда не решилось бы что-то сделать. И кстати, хорошая подделка. Хоть почерк увидел лишь я, но сходство просто поразительное. Ещё раз спасибо.

– Рад стараться.


– Заходите-заходите, у меня уже открыто. – Хэрбал в своей обычной манере поприветствовал гостей.

В его небольшой дом, сквозь покрывало, закрывавшее дверной проём, вошла Флаттершай, неся на спине ЭпплДжэк. Посмотрев в сторону прибывших, хозяин дома слегка удивился.

– О, доброе утро. Какие-то осложнения?

– Эм... понимаешь...

– У нас тут эта штука развалилась. – ЭйДжей продемонстрировала сначала сломавшуюся шину, а затем ногу, из-под бинтов на которой виднелись ножны.

– Однако ж...

Хэрбал отложил ступку в сторону и подошёл к гостьям. Внимательно осмотрев испортившуюся вещь, он задумчиво произнёс:

– Кажется, я смогу её починить. А даже если и нет, то у меня есть запасная, – он показал на кровать. – Устраивайтесь поудобнее.

Шай помогла ЭпплДжэк забраться на постель для пациентов, а сама присела рядом на полу. Лекарь же вернулся за стол и продолжил что-то толочь. В комнате повисла странная тишина, которую нарушало лишь постукивание пестика в ступке. Наконец, Флаттершай решилась спросить.

– Прости... А это надолго?

– Для начала мне стоит проверить состояние ноги, а затем, если надо будет, сделать мазь для ускорения сращивания кости. Да и починка не по моей части, так что да, всё это может порядком затянуться, – подытожил Хэрбал. – А тебе куда-то надо отлучиться?

– Ну... в общем-то... – неуверенно начала Шай, но её прервала ЭпплДжэк.

– Сахарок, если те над куда-т сходить, то ступай, со мной ничё не случится, – увидев сомнение во взгляде Флаттершай, ЭйДжей улыбнулась своей спутнице. – Не беспокойся, всё будет хорошо.

– Т-тогда я пойду... – пегасочка быстро встала и скрылась за дверью.

На улице же она без промедления направилась к Университету Таинств. Нигде не задерживаясь и не замедляя темпа через пятнадцать минут Флаттершай оказалась на пороге главного здания магов Сиродиила.

В приёмной ей повстречалась та самая единорожка, что помогла ей вчера. Она приветливо помахала ей, но Шай не обратила на это внимания и двинулась к библиотеке. Молодая волшебница с шёрсткой цвета морской волны недоуменно посмотрела ей вслед, но ничего по этому поводу не сказала, лишь плюхнувшись обратно на стойку, за которой дежурила.

Библиотека Университета приветствовала Флаттершай полумраком, в котором вырисовывались огромные стеллажи с фолиантами. Оглядевшись, пегасочка подошла к кафедре, за которой читала Твайлайт Спаркл, которая, посмотрев на гостью, начала:

– Что необходимо для мистера Эмберкайнда на этот раз?

– Я здесь по своим делам, – пояснила Шай. – Я хотела бы узнать кое-что об одной вещи.

– За этим в библиотеку и приходят, – слегка надменно произнесла Твайлайт. – Итак, что это за вещь, если ты уверена, что информация о ней есть у нас?

– Вот. – Флаттершай достала из перемётной сумки серебряную серьгу и продемонстрировала её. – Надеюсь, вы сможете помочь.


В Кровавом зале Арены Рэйнбоу упражнялась с манекеном, оттачивая на нём свои навыки. Умбра высекал искры, когда соприкасался с металлом и оставлял неглубокие царапины на дереве. И хотя Дэш не демонстрировала той силы, что ей давал легендарный клинок, но подобное занятие заставило её слегка вспотеть. Во время её тренировки мимо неё часто проходили другие гладиаторы, косясь в её сторону.

Все были наслышаны о произошедшей вчера бойне, когда из семнадцати претендентов на звание гладиатора осталась лишь одна. Конечно, такие случаи не были крайней редкостью, хотя чаще всего отбор проходили от трёх до пяти кандидатов. Но недавнее побоище было целиком и полностью заслугой этой радужногривой пегаски, в результате чего к ней теперь было приковано повышенное внимание.

После очередного удара по манекену, Рэйнбоу остановилась и перевела дух, а пока она это делала, на мишень приземлился чернопёрый грифон.

– Эй, выскочка, ты такими темпами сдохнешь даже не выйдя на свой следующий бой, так что окстись и иди отдохни, – язвительно начал Мастер меча.

– Лети отсюда куда подальше, куриные мозги! – огрызнулась в ответ Дэш. – И без тебя знаю, что делать.

– Эй, я же о тебе беспокоюсь, бестолочь. Ты разве не думала, что будет с теми, кто поставит на тебя в следующем бою, а ты даже доползти до ямы не сможешь, а? – продолжал унижать пегаску грифон.

– Слушай сюда, курица недоделанная: либо ты прекращаешь тут кудахтать и летишь отсюдова, либо я делаю из тебя новую мишень для тренировок.

– Ой-ой, как страшно. Сначала выиграй хотя бы с пяток настоящих схваток, а затем поговорим, – грифон взлетел и направился к другим бойцам, которые устроили спарринг в противоположном углу зала.

– Чёртов мешок с перьями...

– Не обижайся на него, малышка, – за спиной Рэйнбоу раздался приятный голос. Развернувшись, Дэш обнаружила рядом с собой зебру с необычной белой гривой. – Гейдж всегда занимается подобным, когда видит таланты. Это, по его мнению, должно раззадоривать их, чтобы они лучше выкладывались в настоящем поединке.

– Вот уж что у него точно получается, так это злить меня, – отмахнулась Дэш.

– Когда ты сможешь доказать, что ты действительно способна стать одной из лучших, то обрати внимание на речь Гэйджа, у-ху-ху.

– Кстати, а кто здесь одни из лучших? – заинтересовалась новыми подробностями Рэйнбоу.

– О, тут всего несколько сколь-нибудь талантливых гладиаторов. Сейчас большинство их них бездельничает, так как они слишком зазнались, чтобы уделять тренировкам хоть немного внимания. – Каэла огляделась по сторонам. – Но сейчас я покажу тебе кое-кого интересного. Пойдём за мной.

Зебра двинулась мимо тренировочных площадок, направляясь к стене зала. В том месте, где она остановилась, поверх кладки были установлены металлические балки для укрепления стены, на камнях во множестве имелись сколы и трещины, а пол был усеян мелкими камнями и пылью. Оглядевшись по сторонам, Дэш спросила:

– И что? Я здесь не вижу ничего, кроме старого куска стены.

– У-ху-ху, ты не понимаешь, малышка. Это сделал один из чемпионов Арены.

– Что!? Раскрошить каменную стену? Да ты смеёшься.

– Но отнюдь, это так. И даже то, что он бизон, не уменьшает его просто устрашающую мощь, – ухмыльнулась зебра. – Помнится мне, в одной из битв он с такой силой приложил своего противника, что тот очутился на трибуне. Уже мёртвым, у-ху-ху.

В этот момент мимо Дэш и Каэлы прошёл статный земной пони в дорогой одежде. Он учтиво поклонился и двинулся к лестнице, ведущей к главному входу на Арену. Посмотрев на неизвестного жеребца, Рэйнбоу фыркнула.

– А это и есть один из тех зазнавшихся талантов?

– У-ху-ху, похоже тебе ещё не приходилось слышать о нём. Это – Великий чемпион. Гладиатор, который не проиграл ещё ни одного поединка.

– Я тоже ещё не проиграла ни одной битвы, между прочим! – самоуверенно заявила пегаска.

– Глупышка, он не проиграл ни одной битвы на протяжении вот уже восьми лет, – зебра посмотрела вслед удаляющемуся гладиатору. – Каждый чемпион бросал ему вызов, но каждый проигрывал.

– Даже бизон, что сделал вот это!? – Дэш ткнула в разбитую секцию стены. – Кто этот хрен вообще такой?

– О, а вот это очень интересная история...

– Эй, выскочка, тащи свой круп на арену – твой бой начинается, – гаркнул сверху чернопёрый грифон.

– Наконец-то! – обрадовалась Рэйнбоу. – Ладно, потом расскажешь об этом вашем Великом чемпионе.

Пегаска поправила свои лёгкие гладиаторские доспехи и порысила к выходу на арену. Гэйдж приземлился рядом с Каэлой и посмотрел вслед удаляющейся гладиаторше.

– Слышь, Королева, ты чё ей тут рассказывала?

– Ничего особого, просто проводила небольшую экскурсию по её новому дому. Рассказала о самых интересных личностях, ничего более, – спокойно ответила зебра. – И вообще, Гэйдж, мог бы сам показать ей Зал и перестать наконец называть меня так.

– Ага, делать мне больше нечего, – буркнул Мастер меча. – В любом случае, там кто-то звал Смотрительницу, так что у тебя появилась работа.

– О, ну надо же, – наигранно удивилась Каэла. – Тогда пойду узнаю, что от меня нужно было. А ты сходи поболей за мою новую фаворитку, дорогой.

– Слетать посмотреть, как она помирает на арене, эт запросто, – ехидно улыбнулся грифон.

– Ты неисправим, Чёрный Король, – вздохнула Смотрительница.


Хэрбал Рэмеди внимательно осматривал разбинтованную ногу ЭпплДжэк и едва заметно кивал.

– Ну чё там с переломом? – поинтересовалась пациентка.

– Всё, в общем-то, хорошо. Сращивание костных тканей процесс не быстрый, но простимулировать его я могу, – лекарь кинул взгляд на сломанную шину, лежащую на столе. – Не в последнюю очередь благодаря фиксирующим повреждённую конечность механизмам.

– Извините уж мя за то, что так вышло, – сконфузилась ЭйДжей. – Прост снять хотела, чтоб почесать ногу, а то зуд был невыносимый.

– А, не бери в голову. – Хэрбал вернулся к столу, где начал что-то искать. – Лучше расскажи мне, где вы устроились.

– Да, нас нанял кол-лек-ционер какой-то. Дал комнату в своём доме, там и живём. Собссно, а почему вам эт интересно? – полюбопытствовала ЭпплДжэк.

Рэмеди, успевший к этому моменту достать склянку и сорвать несколько листков с различных растений, хмуро поглядел на свою гостью. Поняв, что она сказала не так, ЭйДжей быстро поправилась.

– То есть, почему тебе эт интересно?

– Ну, я всё-таки довольно долго знаю Флаттершай, поэтому и решил узнать, как она сейчас живёт. – Хэрбал принялся толочь сорванные листья в ступке. – К тому же, хоть у меня и не такой уж и большой дом, но приютить у себя парочку пони я в состоянии.

– А сахарок рассказывала, что ты наоборот ничем таким не занимаешься.

– Как всегда, не хочет никого ничем обременять, – вздохнул хозяин дома. – Как была скромной до невозможности, так и осталась.

– Да уж, есть в ней такое, – улыбнулась ЭпплДжэк. – Кстати, а кто вчера к те приставал и чё эт за щёголь их разогнал?

Хэрбал отложил в сторону инструменты и посмотрел в сторону своей пациентки. В его взгляде ясно читалось нежелание что-либо говорить об этом. Не произнеся ни слова, он вернулся к работе.

ЭпплДжэк же, не получив ответа, попыталась ещё пару раз начать разговор на эту тему, но каждая её попытка заканчивалась неудачно, поэтому она оставила это и решила просто полежать на кровати, наслаждаясь прохладным ветерком, что гулял по дому лекаря.

В такие минуты кажется, что течение времени в мире остановилось и ничего не происходит. Мгновенье настолько прекрасно, что его не хочется отпускать. Однако любая идиллия рано или поздно заканчивается.

Уши Хэрбала едва заметно дёрнулись, уловив какой-то звук с улицы. Жеребец поставил ступку на стол, поднялся и подошёл ко входу. Через несколько секунд сквозь проём вошёл стражник. Увидев прямо перед собой хозяина, он надменно начал:

– Добрый день, уважаемый гражданин. Как поживаете?

– Очень смешно, Эдж, – сухо поприветствовал гостя Рэмеди. – Зачем пожаловал?

– Да всё за тем же, – ухмыльнулся стражник. – Всё за тем же. Гони деньги, Хэрбал.

– Как я уже сказал вчера, я заплатил все сборы за этот месяц. А теперь, если тебе не трудно, избавь меня от своего присутствия, у меня есть работа. – Рэмеди повернулся, чтобы вернуться к столу.

– Эй, Хэрбал! – окликнул его Эдж.

– Ну, что е... – копыто, закованное в сталь, отправило лекаря к месту работы.

– Какого сена! Эй ты! – возмутилась ЭпплДжэк.

– Итак, гражданин, надеюсь вы вспомнили, что забыли заплатить один важный налог за прошлый месяц? – не обращая внимания на негодовавшую пациентку, надменно спросил стражник.

Рэмеди, поднявшись на ноги, дотронулся до щеки, куда ударило копыто. Удостоверившись, что челюсть не сломана, он спокойно ответил:

– Эдж, иди отсюда, пока с тобой ничего не случилось, – сплюнув кровь, он продолжил. – Ты же знаешь, что может случиться.

Приторно-язвительная улыбка на морде Эджа в одно мгновение сменилась яростным оскалом. Он подскочил к Хэрбалу, крепко приложил его по шее, а затем подставил подсечку, в результате чего хозяин дома распластался на полу перед стражником.

– Слушай сюда, дрянь, – кое-как сдерживая гнев начал он. – Мне срать и на него, и на тебя. Мне срать вообще на всё, что творится в этой ёбаной дыре. Мне важны лишь деньги.

Ударив пару раз по рёбрам, так, что Рэмеди скривился от боли, Эдж продолжил:

– Ты либо даёшь мне то, что я хочу, либо остаёшься калекой. Что выбираешь?

– Эй!

Стражник обернулся в ту сторону, откуда его окликнули. В этот самый момент ЭпплДжэк что есть силы лягнула того, кое-как пытаясь устоять. Удар был достаточно сильным, чтобы сбить вымогателя с ног, отправив того на встречу со столом и всем тем, что стояло на нём. Однако из-за сломанной ноги ЭйДжей повалилась на пол вслед за стражником, сквозь зубы выругавшись.

– Эдж! Что у тебя там за шум? – с улицы послышался голос второго стражника.

Зайдя внутрь, Флэйк увидел пред собой следующую картину: на полу лежали хозяин дома, его пациентка, и Эдж, а вокруг них в беспорядке валялись разбитые склянки, сломавшиеся горшки с растениями и коробочки с лекарствами. Но если Хэрбал и ЭпплДжэк не предпринимали попыток встать, имея серьёзные травмы, то вымогатель поднимался на ноги, постоянно ругаясь.

– Сука! Ты совсем охуела!? – стражник уже был вне себя от ярости. – Ты знаешь, что за нападение на блюстителя порядка полагается месяц в тюрьме?

Подойдя к распластавшейся ЭйДжей, Эдж не сдерживаясь пихнул ей под рёбра.

– Тож мне, блюститель... Только и можешь, чё деньги вымогать, продажная шваль, – отвечала ЭпплДжэк, стараясь не обращать внимания на побои.

– Продажная шваль? Ах ты сука! Вот очутишься в тюрьме, я тебе устрою незабываемое время, блядь, – не прекращая избивать беззащитную пони, матерился стражник. – Да, точно, я тебе устрою незабываемое время. Ты запомнишь каждую ночь, сука.

– Эй-эй, Эдж! Прекращай, немедленно, – попытался остановить напарника Флэйк. – Это уже слишком. Эдж!

– Иди на хер!

– Ты чего этим вообще добиваешься? Прекрати! – не прекращал попыток образумить товарища стражник.

– Чего я добиваюсь!? Эта скотина меня лягнула! Поэтому я не успокоюсь, пока не заставлю её молить меня прекратить! А потом я оттащу её в тюрьму, где сделаю её...

– Ты сделаешь что? – новый голос, вклинившийся в разговор, в один момент создал идеальную тишину в доме.

Повернувшись в сторону входа, Флэйк и Эдж увидели там жеребца с ниспадающей серой гривой, одетого в дорогую одежду.

– Полагаю, что в данной ситуации я вынужден вмешаться, – заявил загадочный гость. – Я вызываю вас на поединок.


“А эта дрянь посерьёзнее предыдущих трёх будет”. – Дэш уворачивалась от серии выпадов своего оппонента – крепко сложенной кобылы, орудующей длинным мечом.

Атаки либо уходили мимо цели, либо их принимали на себя пластины гладиаторского доспеха. Рэйнбоу уже порядком устала за целый день сражений на Арене, и теперь каждое её действие занимало больше времени, чем обычно.

“Нужна моя помощь?”

“Да я и сама прекрасно справлюсь”, – самоуверенно заявила Дэш, отказываясь от услуг Умбры.

“Как знаешь...”

Подловив момент, Рэйнбоу оттолкнула клинок врага и контратаковала. Но и противница была не лыком шита – пропустив мимо себя Дэш, она с разворота полоснула своим мечом по боку пегаски. На левом бедре Рэйнбоу появилась новая рана.

“Падла. Ну ладно, сейчас я тебе устрою”. – Дэш расправила крылья и взмыла в воздух.

Зависнув на мгновение, Рэйнбоу стремительно спикировала на врага. Удар достиг цели – Умбра рассёк плоть на правом плече гладиаторши. Но даже получив ранение, она смогла ответить, вновь достав мечом бедро взмывающей в небо Дэш.

В этот момент дала о себе знать вчерашняя рана на спине. Из-за неё Рэйнбоу пришлось изменить свою тактику и приземлиться вместо того, чтобы продолжить атаки с воздуха. Её оппонент не преминул возможностью воспользоваться этим и тут же атаковал. Дэш пришлось блокировать удары мечом и пластинами брони, так как места для уклонения не было – враг быстро теснил её к стене ямы.

После очередного парирования противница не убрала клинок, чтобы продолжить выпады, а что есть силы навалилась на Рэйнбоу, стараясь опрокинуть её. Дэш, ожидавшая такого приёма, приняла вызов. Однако преимущество было на стороне врага: пегаска уже вымоталась в предыдущих боях, но даже будь это первый её бой, она вряд ли смогла бы выдержать напор – противница была крупнее и сильнее пегаски. Понимая, что это всё может кончиться для неё печально, Дэш собрала последние силы и оттолкнула врага назад.

В поединке наступила краткая пауза: оба гладиатора переводили дыхание, восстанавливая силы.

“Эй, Умбра”.

“Я слушаю...”

“Похоже, твоя помощь не помешает...” – нехотя признала Рэйнбоу.

“Наконец-то...”

В следующее мгновение Дэш сорвалась с места и, почти летя, атаковала противницу. Та парировала удар, но невероятная сила, переданная Рэйнбоу от Умбры, моментально сбила её с ног. Кувыркнувшись в пыли, она быстро поднялась и изготовилась к обороне, но пегаски не было видно на арене. Тогда гладиаторша взглянула в небо, откуда на неё тут же спикировала Дэш. На рефлексах выставив блок мечом, она попыталась отразить удар, но легендарный клинок без проблем сломал его, поразив её плоть. Кобыла с криком упала наземь.

Публика на трибунах взорвалась овациями, приветствуя победителя. Однако бой был ещё не закончен. Побеждённый боец лежал в пыли, исходя кровью, над ней склонилась Рэйнбоу. Понимая, что к чему, гладиаторша подняла левое копыто, признавая своё поражение и прося снисхождения. В следующее мгновение её нога лежала рядом с ней в пыли.

“Мне просто нужна твоя душа...” – раздалось в сознании кобылы.

Умбра торчал из груди поверженного врага. Дэш тяжело дышала, смахивая пот, перемешавшийся с кровью врага, публика молчала.

– Вот это поединок! Поприветствуем победителя! Эта отчаянная особа выиграла пять битв подряд, доказав нам, что она действительно нечто особенное! А сейчас будет небольшой перерыв, после которого вы увидите главный поединок сегодняшнего дня! Непобедимый Великий чемпион Арены примет вызов от Неумолимого клинка, зебры-ловкача Фамба!


В Кровавом зале Гэйдж, сидя на манекене для тренировок, жонглировал несколькими кинжалами и увесистым кошелем с монетами, ожидая, пока Дэш закончит умываться и подойдёт к нему. Смыв с себя кровь и освежившись, Рэйнбоу подошла к ждавшему её грифону.

– Сегодня был неплохой день, выскочка. Тебе даже удалось меня слегка удивить, – начал Мастер меча. – Знаешь, может из тебя и выйдет что-то толковое.

– Ага, спасибо, очень приятно, – вяло ответила пегаска.

Ей на голову грохнулся мешочек с золотыми. Зажмурившись на мгновение, Дэш злобно посмотрела на грифона, продолжавшего жонглировать.

– Да, это твоя плата, – Рэйнбоу пошла к шкафу, чтобы переодеться, стараясь удержать кошель на голове. – Не расслабляйся, выскочка, иначе легко расстанешься с жизнью.

– Пошёл ты...

К Гэйджу тихо подошла Каэла.

– Слышала, она снова что-то устроила?

– Можно и так сказать. Каждый её оппонент теперь будет кормить червей.

– И что в этом такого необычного? Неужели ты успел забыть Бладхорна? – поинтересовалась Смотрительница.

– Да забудешь тут его, глядя на эту хренову стену, – один кинжал полетел в сторону укреплённого участка кладки. – Меня больше парит то, что она намеренно убила молящего о пощаде гладиатора.

– Ой, Гэйдж, вот уж не думала, что услышу такое от самого Чёрного короля... – улыбнулась зебра.

– Чёрт, Каэла, да иди ты! – оставшиеся у грифона кинжалы полетели в стоящую напротив него мишень.


У главных ворот Арены караулила Пинки Пай. Желая как можно скорее встретиться с Дэш, она постоянно прыгала на месте от нетерпения. Но радужногривая пегаска всё не появлялась.

– Ну где же она!

В проходе, ведущим в Кровавый зал, показалась Рэйнбоу. Косо поглядев на привратника, сидевшего на огромном сундуке, она направилась к выходу. Заметив её, Пинки тут же подскочила к ней.

– Привет-привет! Как же хорошо, что я тебя дождалась!

– Привет, э-э, Пинки. – Дэш собралась и постаралась выглядеть пободрее.

– Слушай-слушай, сегодня такие классные поединки были! У меня аж дух захватывало! Как ты побеждала раз за разом! И того пегаса, и единорожку, ух! Всё ещё вспоминаю, как ты уворачивалась от ледяных глыб, что она в тебя метала. А последний бой так вообще был загляденье! Ты была просто неподражаема, особенно в конце!

– Разумеется, ведь я же Рэйнбоу Дэш! – наслаждаясь комплиментами, заявила пегаска.

– Ой, а ведь сейчас ещё не слишком поздно! Как насчёт того, чтобы пойти повеселиться? – предложила Пинки.

– Повеселиться? – неуверенно повторила Рэйнбоу.

– Да! Я знаю одну таверну, где наливают такой классный сидр, что, я уверена, другого такого больше нигде не найти!

– А вот эт навряд ли – знаю я одну фермершу, так вот она готовит самый лучший сидр!

– Ух ты! А можно ты меня познакомишь с ней и дашь попробовать самый лучший сидр? – в голубых глазах Пинки промелькнула искорка надежды.

– Сейчас она уже этим не занимается, к сожалению, – вздохнула Дэш. – Но ты можешь показать мне ту таверну, где наливают классный сидр, его выпьем.

– О да, о да! – розовогривая пони запрыгала на месте сильнее прежнего. – Пойдём, пойдём, я покажу!


– Эдж, может не стоит?

– Флэйк, фаткнись и нападай.

– Нет, Эдж. Ты это начал, ты и решай.

– Трус. Фадно, я тебе пофом уфтрою, – стражник отвернулся от своего напарника. – Ну фто, красафчик, готов фдохнуть?

Сдув прядь волос, что упала на глаза, незнакомец коротко кивнул. Перехватив поудобнее меч, Эдж ринулся в атаку. Произведя удар, он обнаружил, что лишь рассёк воздух перед собой. Казалось, его оппонент даже не сдвинулся с места. Не обращая внимания на промах, стражник вновь атаковал. Но и в этот раз атака не достигла цели.

Попытавшись понять что происходит, Эдж посмотрел туда, где минуту назад стоял его противник, а в следующее мгновение клинок незнакомца прошёл точно между пластинами брони и впился в плечо блюстителя порядка.

– Блять! – Эдж подался назад.

Но он даже не успел изготовиться для защиты – лезвие меча так же стремительно проникло сквозь доспехи и поразило другое плечо. Стражник рухнул на землю, а над ним появился оппонент, готовый быстро прервать его жизнь.

– Стой! – Флэйк попытался сбить серогривого жеребца с ног, но тот быстро отскочил, не нанеся последний удар. – Я понимаю, что этот идиот превысил свои полномочия и должен получить по заслугам, но пытаться убить его – преступление. Поэтому я не позволю тебе сделать это.

Достав свой меч, он бросился в атаку, но ему удалось сделать ещё меньше, чем Эджу: даже не успев нанести удар, он рухнул, получив удар в сочленение доспехов на ноге. А следующим ударом противник пронзил бедро Флэйка, заставив того взвыть от боли.

– Погоди! – неуверенный голос ЭпплДжэк донёсся до ушей сражающихся.

В небольшом дворике, расположенном за домом Хэрбала появилась светлогривая пони, которую тащил на своей спине Рэмеди. Оба выглядели крайне скверно, но своё состояние волновало их сейчас в последнюю очередь.

– Грэй, я знаю, что у тебя правила, честь и прочее, но остановись. Это не сделает тебе славы, – вступился за валявшихся на траве стражников Хэрбал.

– Ты и так преподал им урок, – продолжила ЭйДжей. – Не убивай. Подумай о том, что есть те, кто ждёт их, кто любит их, кто считает их семьёй.

Серогривый жеребец посмотрел в глаза ЭпплДжэк. Увидев в них то, что он не думал там найти, он убрал меч в ножны и поспешил удалиться. Но перед тем как скрыться, он развернулся и поклонился Рэмеди и ЭйДжей.

Сразу после ухода незнакомца, Хэрбал сделал пару неуверенных шагов и как можно более аккуратно лёг на траву.

– Эй-эй, ты как? – забеспокоилась ЭпплДжэк.

– Жить буду, не беспокойся, – отмахнулся лекарь. – Лучше о них стоит побеспокоиться.

– Об этих вот швалях? Да они ж тя чуть калекой не оставили, а ты о них беспокоишься? – изумилась ЭйДжей.

– В таком случае можно было б просто позволить Грэю их убить, – заметил Рэмеди. – Если я им не помогу, то они загнутся, эт точно. Помогать нуждающимся – меньшее, что я могу сделать. Даже если эти нуждающиеся такие вот ребята.

– Конскияблоки, странный ж ты однако, – вздохнула ЭпплДжэк. – И всё-таки, кто это твой Грэй?

– Эх, похоже, что после такого молчать уже бесполезно. Грэй – это Серый принц, Великий чемпион Арены. А теперь давай уже подумаем об оказании помощи этим горе-вымогателям.

– Погоди-погоди, Грэй кто?

В этот момент за углом послышались шаги, а после во двор вошла Флаттершай. Увидев лежащих на земле ЭпплДжэк, Хэрбала и ещё двух пони, закованных в броню Имперского легиона, она вскрикнула:

– Что тут случилось?

– Сахарок! – обрадовалась появлению подруги ЭйДжей.

– Флаттершай, не поможешь мне перетаскать новых пациентов ко мне в дом?


– Да, этот сидр оказался и впрямь неплохим. – Дэш вспоминала вкус напитка, медленно направляясь к дому.

– Просто неплохим? Но ведь он же классный! – запротестовала Пинки, идущая рядом.

– Нет, ты не пила по-настоящему классный сидр, – уверенно заявила пегаска.

– Ну, так не честно! Ты постоянно упоминаешь про этот самый-лучший-из-всех-возможных сидр, но потом говоришь, что его больше нигде не попробовать!

– Увы, но это так... – вздохнула Рэйнбоу. – Я бы сама не отказалась попробовать его ещё разок.

Народа на улицах становилось всё больше: день медленно подходил к концу, поэтому ремесленники и торговцы завершали свою работу и отправлялись отдыхать, а простые горожане завершали свои дела и собирались вместе для того, чтобы обсудить последние слухи.

Дэш и Пинки не спеша шли по улицам города, постоянно болтая. Во время очередного такого разговора кто-то окликнул Рэйнбоу из толпы:

– Яблочко!

Осмотревшись по сторонам, Дэш приметила Флаттершай, несущую на спине ЭпплДжэк. Помахав им, она двинулась к ним.

– Пойдём, Пинки, познакомлю тебя кое с кем.

Посмотрев на небо, розовая пони замотала головой.

– Ой, извини, но мне нужно срочно бежать в одно место. Извини-извини-извини.

– Да ладно-ладно, всё хорошо.

– Спасибо, что не сердишься. Я буду с нетерпением ждать твоих новых боёв! Всё, я поскакала. Пока-пока!

Проводив взглядом Пинки, Рэйнбоу двинулась к ожидавшим её спутницам. Поравнявшись с Шай, Дэш начала:

– Ну, как прошёл поход к лекарю? – увидев новую шину, Рэйнбоу кивнула самой себе. – А, удачно, значит.

– Н-не совсем... удачно... – начала Флаттершай, но её тут же перебила ЭпплДжэк.

– У лекаря было много работы, поэтому он прост дал новую штуку взамен сломавшейся. Всё нормально, так что не над париться. А как помощь Эмберкайнду?

“Чёрт! Я ж ведь забила на это и пошла на арену. Что ответить-то?”

– А, ну, нормально, в общем. Ничего сложного, конечно, но утомил он меня своими просьбами. Вот, решила после всего выйти, пропустить стакан, другой, – кое-как выкручивалась Дэш.

– А с кем эт ты прощалась только что? – продолжала интересоваться ЭйДжей.

– Ну, это, я её в таверне встретила, когда отдохнуть пошла. С ней посидела, поболтала, потом она со мной пошла, а тут вы появились. И вообще, давайте уж домой, а то я чертовски сильно за сегодняшний день устала, – сказав это, Рэйнбоу ускорила шаг и направилась к особняку Эмберкайнда.

Флаттершай попыталась догнать Дэш, но ЭпплДжэк сделала знак, чтобы пегасочка чуть притормозила.

– Сахарок, мне кажется, чё она чё-т недоговаривает.

– Н-но мы сами от неё скрыли кое-что...

– Может и так. Да только она точно о чём-т умолчала. Но вот о чём...


Огромный дворец с острыми шпилями, поднимающимися в закатное небо, возвышался над городом, поделённым пополам. Золочёные улицы, сверкающие в лучах солнца парапеты, фонтаны невероятных форм одной части города невероятным образом соединялись с тёмными, зловонными подворотнями, по которым были разбросаны статуи, изображавшие самые изощрённые способы пыток. Это был Нью-Шеот – столица Дрожащих островов, личного плана Безумного бога.

Во внутренних помещениях дворца царил полнейший хаос: мебель, расставленная на потолке, невиданные растения, выполнявшие роль лестниц, картины, статуи и другие украшения, которые постоянно изменялись, ни на секунду не оставаясь прежними. А в главном зале этого храма безумия находился он – Шеогорат, безумный бог, владыка и покровитель этого мира.

Поигрывая тростью своей грифоньей лапой, он обводил взглядом помещение. Оно было как будто разделено пополам. И если правая его часть была нарочито яркой, вычурной, и так и притягивала взгляд, то левая половина была полна уныния, серых красок и вызывала лишь тоску и печаль.

Высокие двери зала распахнулись и в помещение вошёл жеребец в потрёпанном походном плаще. Не обращая никакого внимания на обстановку вокруг него, он направился прямиком к трону, на котором восседал хозяин этого места.

– Эй, Шеогорат! Что это значит? – с явным недовольством в голосе начал гость. – Мы же только недавно встречались и обсуждали планы. К чему ещё одна встреча?

– О, Сангвин, а я тебя не заметил. – Безумный бог прекратил играться с тростью и сосредоточился на беседе с новоприбывшим. – Тут такие неожиданные события произошли. В общем, план действий изменился.

– Да блин, и ради этого ты вытащил меня сюда? – не унимался бог-весельчак.

– Ты же всё равно скоро должен встретиться со своей пассией, поэтому я и позвал тебя.

– Ну и что тебе надо?

– Мне нужно, чтобы твоя очаровательная последовательница убила её, – абсолютно спокойно пояснил Шеогорат.

– Так-так, полегче. Это ещё зачем? Разве всё разворачивается настолько плохо, что приходится прибегать к таким мерам?

– С чего бы начать? С того, что Дагон начал действовать? Или упомянуть то, что моя маленькая фаворитка начала терять голову? А может вспомнить, что Вайл всё ещё любуется собою в зеркале?

– Ладно-ладно, я всё понял. – Весельчак устало вздохнул.

– Можно подумать я предлагаю тебе что-то непотребное, Сангвин. Кто там у нас проявляет в смертных тёмные стороны их души? – поинтересовался Безумный бог, слегка улыбнувшись.

– Да хватит тебе уже, хватит. Всё, я пойду, а то опять опоздаю.

Через мгновение гость исчез, оставив вместо себя бледно-красную дымку. Как только Сангвин исчез, с потолка спланировала тень и уселась на трость Шеогората. Это оказался большой чёрный ворон с проницательными глазами.

– Передай своей хозяйке, чтобы она поторапливалась. – Безумец попытался дотронуться до птицы, но та взлетела, разнеся по залу громогласный голос:

– И без тебя знаю.

Примечание

Запись в личном дневнике Дивайт Фира

7 день Месяца Огня очага, 3 эра 427 год

Сегодняшний день обещал быть ещё одной скучной чередой часов в моей слегка затянувшейся жизни. Наблюдение за заражёнными корпрусом, несколько небольших опытов в лаборатории, скучные споры с Альфой, поедание стряпни Бэты, словом, очередной день моей ничем не примечательной жизни.

Но в том-то вся и прелесть, что только обещал. Буквально с утра ко мне зачастили гости. Ну, вообще-то их было всего-навсего трое, зато каких! Вначале ко мне нагло заявился Скай Косадес, местный начальник шпионов Императора. Интересный тип, конечно, поговорить с ним всегда можно, особенно если предложить Балморской сини. Но сегодня он заявился не один – на спине он притащил какую-то пегаску. Ну да, у нас в Морровинде надо умудриться, чтобы не встретить пегаса, однако тут был особый случай. Оказалось, что эта незадачливая дура заразилась корпрусом и, конечно же, Скай сразу же полетел ко мне.

А мне, в принципе, не в тягость, даром я, что ли, Корпрусариум содержу. Однако этот шпион-наркоман удумал что-то новенькое: вылечить эту заражённую! Да, такую глупость можно услышать только от кого-то, работающего на власть. Ну, мне, по крайней мере, будет чем заняться в ближайшую недельку.

Скай остался у меня на некоторое время, надо же всё-таки и его проверить было на заражение. Но он был здоров, как бизон. А пока я его обследовал, узнал немножко об этой дуре, что он притащил. Оказывается, что это какая-то заключённая, которую отправили сюда и подрядили для помощи Клинкам. Ох уж эти шпионы... После небольшой беседы Скай полетел обратно, не забыв прихватить у меня Сини, наркоман. Ну, по крайней мере, он подкинул мне интересный экземпляр для экспериментов.

Кстати об экземпляре. Заражённая довольно молода и выглядит вполне сносно, как для носителя корпруса. Хотя не об этом думать стоит. Надо бы подумать, как лекарство сделать. Но её разноцветная грива мне определённо нравится. Но что-то я зациклился на втором госте, стоит рассказать и про третьего посетителя. И эта персона явно заслуживает отдельного внимания.

Моё общение с Азурой и Дагоном дало мне множество новой информации о даэдра в целом и Принцах в частности, да и пару новых трюков выучить у них было хорошей идеей, но не об этом речь. А о том, что сколько бы я ни расспрашивал их о Шеогорате, то всё, что я слышал было: “Безумец”. Я, конечно, думал, что они просто насмехаются надо мной, смертным, который захотел узнать о Принцах, но сегодня я понял, насколько они были правы.

Да, ко мне пожаловал сам Шеогорат, Безумный бог. Уж не знаю, что ему приспичило, но его вдруг заинтересовала та заражённая, что сегодня появилась в моём доме. И ведь он даже не выказал каких-либо предложений или идей, просто ни с того ни с сего заявил, что ему интересна эта персона и исчез так же внезапно, как и появился. Действительно, Безумец.

Ну а остаток дня прошёл в разговорах с Дэльтой и Уупсой о том, куда же стоит пристроить нашу новую постоялицу. В итоге сошлись на том, что стоит обустроить ей отдельную комнату в Корпрусариуме. От тварей подальше, а к нам поближе. Интересный выдался денёк, ничего не скажешь. Думаю, следующая неделя принесёт мне много чего интересного.