Автор рисунка: BonesWolbach
Глава III Глава V + Эпилог

Глава IV

Глава IV

Когда Бэйкед Эппл, Эппл Фритер и Пепин заметили, как к ним приближалась яростная фигура бородатого дяди Штрейфлинга, их инстинкт самосохранения в единой мысли начал выискивать пути немедленного отступления. Вокруг было много пони, но все они показались неприступной стеной. Штрейфлинг приближался все ближе, и казалось, ничто не спасет юношей от яростного урока злого дяди.

Но, как и в первом случае, их неожиданно спасла Эпплджек. В точности, как и в первом своем спасении от Штрейфлинга, ребята тут же согласились на любые предложения девушки, но на этот раз Эпплджек так просто их не отпустила.

Не прошло и минуты, как вся троица оказалась на высокой деревянной площадке полной музыкальных инструментов, самих музыкантов и микрофона и разноцветных шариков. Общее логическое мышление троих друзей дало подсказку, что это была сцена и что они на ней сейчас будут играть. Вместе с ними, также чудесным образом избавившись от своего родственника, оказался Эпплбаттон-Боутонт.

— А теперь конкурс песен и танцев, господа готовьте свои ножки и голоска, это будет весело! – Провозгласила Эпплджек.

Два десятка танцоров собрались около сцены и приготовились к танцам. Музыканты долго не начинали свой конкурс, пока чья-то ловкая игра на скрипке не принесла в общий коллективный разум нужный музыкальный ритм. Танцующие, непосредственно, приступили к парным танцам.

Эппл Фритер тут же получила барабан, а Пепин гармошку. Поскольку брат и сестра вполне хорошо обращались с этими инструментами, они быстро вошли в общий такт музыки. Бэйкед и Эпплбаттон-
Боутонт, не получив инструментами, с ужасом догадались, что в этой оркестре им была выдана роль поющих. Включенный микрофон так же внес свою долю в доказательства их участи.

— Вы нашли книжку? – Тихо спросил Эпплбаттон-Боутонт, неловко пританцовывая на месте.

— Если бы нашли не бегали бы от дяди. – Так же ответил Бэйкед.

— Логично. И что же нам делать?

— Петь и плясать парни! – Крикнула им Эппл Фритер и толкнула их барабаном к микрофону.

— Эм... у кого есть текст со словами? – Спросил Эпплбаттон-Боутонт, прикрыв микрофон копытом. – Я не успел ничего выучить, так как воспользовался случаем и сбежал от матушки.

— Импровизируй Эпплбатон-бубон! – Крикнула Эппл Фритер.

— Вообще-то я Эпплбаттон-Боутонт и я…

— Пой уже!!!

Не дожидаясь своего партнера, Бэйкед выхватил у него микрофон и продемонстрировал полное искусство импровизации, спев на месте:

Мальчики девочки послушайте вы песню,

Уверен, что для вас она будет интересной!

Крутой сюжетный поворот, не тоскуйте!

А пока мы ее поем, давайте же танцуйте!

Раз-два-три посмотри, все выселяться,

А мы пытаемся в своих проблемах разобраться,

Что же делать, как же быть? Мы вообще в порядке?

Скачем от своей родни, словно зайцы на грядке!


Начало самой первой и важной в жизни Сильвестрис и Сиверс гонки. Сестрички, привязанные друг к другу по левые и правые копыта, приготовились к старту. Рядом с ними ожидали команды к старту их главный противник – Кальвиль со своим не самым спортивным партнером Эппл Палпом. Девочек не волновали новые правила гонок, их интересовала только победа к этой вечной борьбе между кузенами.

— И помните, главное — веселиться! – Сообщила Эпплджек – На старт!

— Приготовьтесь стать цыплятами. – Тихо проязвил Кальвиль.

— Внимание!

— Приготовься учить наши стишки. – Ответила Сильвестрис.

— Марш!

Старт был дан и сестрички в первую же секунду вырвались вперед, оставив за собой Кальвиля, чья обуза в виде Эппл Палпа резко притормозила его ход. Девочки бежали вперед, не останавливаясь и не оборачиваясь, чувствуя скорую победу. Спустя час, когда они дошли до первой точки, силы девочек, вместе с недавним энтузиазмом, резко иссякли.

Тонусом для следующего рывка послужила ругань Кальвиля на Эппл Палпа за спинами. Сильвестрис и Сиверс, собрав в себе остальные силы, приступили к выполнению череды полосы препятствий, которая так же успела не только истратить энергию девочек, но и посеять сомнения в победе.

Но Сильвестрис и Сиверс не сдавались. Ни один круг вокруг дерева, ни одна преграда и не одна скороговорка не остановила сестер. Когда они увидели вдали финишную прямую, в девочках пробудилось второе дыхание и чувство победы. Кальвиль и Эппл Палп спешили за ними. Эппл Палп больше падал, Кальвиль больше ругался, тем самым создавая не самую лучшую комбинацию для командного настроя.

Медленным бегом они направились к финишу. Они уже чувствовали запах победы, который подозрительно походил на запах свежего яблочного пирога. Изголодавший от гонки Эппл Палп также почуял его. Желание вкусить блаженный десерт пробудил в неповоротливом пухлом жеребенке богатырские силы. Поднявшись и прокричав «Пирог!» Эппл Палп ринулся к финишу, к удивлению сестричек и к ужасу Кальвиля.

— Стой, идиот, стой! – Кричал Кальвиль.

Эппл Палп, таща за собой Калвиля, обогнул сестер, приближаясь к яблоневому дереву у самой финишной прямой. Сильвестрис и Сиверс не сдались и ускорились. К очередному удивлению сестер и ужасу Кальвиля, между деревом и балки на другой стороне гоночной дорожки образовалась веревка, которая мигом столкнула Эппл Палпа и Кальвиля в ближайшую лужу грязи.

Не успел Кальвиль выбраться, как с дерева на него посыпалась целая кавалькада воздушных шаров, наполненных медом. Апофеозом стала брошенная разорванная подушка, чей пух превратил Кальвиля и Эппл Палпа в странное подобие на птиц.

Сестрички перепрыгнули через своих противников и приземлились точно на финишной черте. Счастья девочкам не было предела. Сильвестрис и Сиверс, освободившись от веревок, радостно визжали, обнимались и цокали друг другу копыта.

Кальвиль, оплевываясь от пуха, старался выкрикнуть проклятье, но Эппл Палп, игнорируя свое положение, попятился к яблоне, за которой оказалась чей-то оставленный яблочный пирог, по пути таща за собой озлобленного кузена. Джуниор, спрыгнув с ветки яблони, счастливо улыбнулся брату.

— Я все правильно сделал, Кальвиль?

В ответ Джуниор получил хорошую оплеуху от Кальвиля, которая мигом оставила на его щеке след из грязи, меда и пуха.


Узнав о планах братьев Кальвиль, Бенедиктин проследил за Джуниором до места его ловушки. Свою подлость братья решили устроить у самой финишной прямой, тем самым ударив по самым обидным местам сестричек. Решив новь продемонстрировать самому себе свою хитрость, Бенедиктин рассмотрел поле битвы для создания плана.

Финишная прямая была в нескольких метрах от большого стола с яблочными пирогами, у самой танцевальный сцены, где уже начинался конкурс песни и пляски. Пироги манили своим ароматом, ожидая своих дегустаторов на блестящих железных подносах. Вспомнив, что старший Кальвиль выбрал себе в партнеры сладкоежку Эппл Палпа, Бен решил испортить выходку братьев своей же шуткой.

Но подойдя к столу, для конфискации пирога, Бенедиктин заметил своего сына и миссис Рэд Шафран. Оба озлобленных вершителей жесткого семейного кодекса медленно подходили к сцене, расталкивая будущих танцоров. На самой площадке уже находился, Эпплбаттон-Боутонт, Бэйкед Эппл и его друзья.

Юноши находились на сцене, словно на плахе и Бенедиктин поспешил к ним на помощь. Пока музыканты репетировали ноты, Бен подбежал к сцене, осторожно забрал у скрипача скрипку со смычком и приготовился к воскрешению своего таланта. Скрипка ловко крутанулась на копыте Бена и плавно приземлилась на его плече, почувствовав профессиональную накалку скрипача. Бенедиктин нежно положил голову на инструмент. Почувствовав приятное и родное ощущение, старик смахнул с себя слезу ностальгии, взял смычок и ловко заиграл по ее струнам.

Звонкая и веселая мелодия мощной энергией пронеслась по музыкантам из скрипки Бенедиктина. Музыканты, один за другим, начали подхватывать ритм музыки. За ними последовали и танцоры, закружившись на сцене.

Штрейфлинг и Рэд Шафран, к своему ужасу оказались в центре танца и тем самым оказались окруженные общим энергичным движением. Чтобы выжить в этом танце, им пришлось присоединиться к нему. Бенедиктин еле сдерживался от смеха, увидев неуклюжий танец своего сына и строгой кузины. Ребята тем временем импровизировали на сцене:

Раз-два-три посмотри, все выселяться,

А мы пытаемся в своих проблемах разобраться,

Что же делать, как же быть? Мы вообще в порядке?

Скачем от своей родни, словно зайцы на грядке!

Побежали мы туда, а потом обратно,

А потом пошли туда и не понятно,

Что же делать, как же быть, мы в конец запутались!

Так поддержите танцем нас, а то уже намучались!

Раз-два-три посмотри, все выселяться,

А мы пытаемся в своих проблемах разобраться,

Что же делать, как же быть? Мы вообще в порядке?

Скачем от своей родни, словно зайцы на грядке!

Увлекшись, Бенедиктин вспомнил о своем долге перед сестричками и с ужасом посмотрел в сторону трассы. Девочки уже приближались к финишу, не подозревая о подлости Кальвилей. Бен тут же отдал скрипку своему хозяину (который в отсутствии инструмента просто хлопал копытами в такт музыки) и поспешил на помощь.

— Папа? – Вдруг остановил его голос Эппл Крамбл.

Бенедиктин спешил, единственным проходом до столика с пирогами был через танцевальный зал. Бен морально подготовился. Эппл Крамбл не успела даже начать свою оздоровительную нотацию, как неожиданно оказалась партнером отца в суматошном и веселом танце.

— Папа что ты делаешь?

Ловко передвигаясь и прекрасно танцуя, Бенедиктин резко поменял Эппл Крамбл на другую партнершу. Дочь скрипача, не понимая, что происходит, оказалась ввергнута в общее веселье пляски. Крича, но продолжая танцевать, она скрылась с глаз Бена среди разноцветной танцующей родни. Бэйкед и Эпплбаттон-Боутонт тем временем, войдя во вкус, продолжали петь:

Дорогая моя родня, вы уж простите,

Но ради Селестии иногда вы отпустите,

Ветру в поле погулять, дать ногам свободу,

Ну а мы уж не забудем, про всю заботу!

И Раз-два-три посмотри,

Какие танцы!

Раз-два-три посмотри

Не стесняйтесь!

Повторяем вновь и вновь, и снова-снова,

Почувствуй танец, ритм, настрой и силу слова!

Раз-два-три посмотри, все выселяться,

А мы пытаемся в своих проблемах разобраться,

Что же делать, как же быть? Мы вообще в порядке?

Скачем от своей родни, словно зайцы на грядке!

Переходя от одной партнерши к другой, Бенедиктин успел дойти до стола и ловко столкнуть свежеиспеченный пирог в сторону финиша. Пирог плавно пролетел все расстояние от стола до дерева и, в совершенстве точности расчета Бенедиктина, вонзился своим подносом в крону яблоки.

План сработал. Почуяв запах, Эппл Палп рванул к финишу, опередив девочек, тем самым избавил их от участи оказаться в грязи. Увидев победу своего расчета, Бен искренне был рад, что математика и музыка были его нераздельными спутниками.

Победы сияла, как стальной поднос. Сестрички Сильвестрис и Сиверс наконец-то победили своих нахальных братьев, а Бэйкед со своим друзьями успели сбежать к концу конкурса и все это благодаря скромному и незаметному вмешательству Бенедиктина. Бен улыбнулся, предвкушая, какая из этой истории выйдет запись в мемуарах.

Сердце старика резко изменило его планы. Боль вновь охватило грудь Бена, на этот сжав сердце в стальной шипастый кулак. Старик покачнулся, почувствовав боль и легкую эйфорию, которая тут же сменилась на слабость, тошноту и тяжелое дыхание. Каждый медленный и больной удар сердца все ближе тянул Бенедиктина к земле. Бен держался, как мог, не сдаваясь, даже когда сознание покинуло его.


Эквестрийская медицина вновь доказала свое достойное звание как лучшая медицина в мире. Бенедиктин медленно открыл глаза, почувствовав приятное ощущение от целебной магии и странный привкус лекарств. Доктор осматривал старика в небольшой палатке. Яблочный аромат принес больному Бену пару новостей о случившемся во время его отсутствия.

Праздник продолжался, несмотря ни на что, но вместе с Беном, вся встреча словно пережила инфаркт. Все старания Эпплджек сделать это собрание самым лучшим, вместе с попытками Бенедиктина помочь родным обернулись крахом. Пони жутко устали от новых увеселений Эпплджек, а веселый, но все же сложный танец под музыку Бена окончательно превратило праздник в фиаско.

У Эпплджек оставался последний шанс в виде незабываемой поездке вокруг яблочного сада. Вся семья собралась у входа в сад, ожидая своей очереди, когда первая повозка ринулась вперед. Если у Эпплджек и был шанс спасти встречу, но Бену повезло меньше, когда он услышал ругательства всех тех пони, которых он так тщательно спасал, не жалея здоровья.

— Это очередное доказательство, что вы ужасно воспитаны! — Кричал Штрейфлинг на Бэйкеда.

— Но…

— Никаких но! Я сначала думал, что вина в том, что тебя избаловали! В наше время молодые жеребцы слушаются старших и не перечат их слову!

— Но ведь…

— Сначала я думал, что тебя избаловали родители или дедушка Бенедиктин, он всегда любил баловать тебя, когда ты был жеребенком. Но сейчас я понял, что корень зла исходит от твоих друзей!

— Что! – Голос внука словно изменился.

— Да, так и есть! Они и их хулиганские примитивные деревенские характеры превратили тебя в рецидивиста! Ты и твои друзья посмели перечить мне, когда я благодетельно предложил тебе лучшую невесту на юге! Ты и твои друзья чуть было не погубили дедушку Бенедиктина, своей музыкальной выходкой!

— Так послушай меня, дядя! Я, конечно, понимаю, что ты считаешь себя пупом земли и что твоя борода это символ твоей бесконечной мудрости, но позволь мне сказать вот что! – Крикнул в ответ Бэйкед, защищая честь своей родни.

— Что?!

— Ты считаешь моих друзей хулиганами, хотя они единственные, кто искренне желают мне добра, без всякой там выгоды! Я и Джэнтел Соул любим друг друга и отнюдь не, потому что наш роман может принести семейству Эпплов еще пару мешков с золотом! Ты не смеешь управлять мной! Я вот что тебе я кажу – ты не смеешь управлять мной!! Я тебе не сын, я тебе не цепной пес и ты мне больше не дядя!

— Ты! Ты?! Помяни мое слово, юноша, я отправлю тебя в самую дальнюю академию, на самом краю Эквестрии, где тебя научат уважать старших!

— Чудно, главное, что там не будет тебя!

Ветер принес Бену и другую новость о провале его плана. Сильвестрис и Сиверс оказались обмануты Кальвилем и Джуниором, обвинив тех в жульничестве.

— То есть, как так не считается? – Спорили девочки.

— А вот! Уговор был в том, что если вы победите меня и Эппл Палпа в честной гонке! А вместо этого вы обманом заставили моего брата пойти против меня! – Ответил Кальвиль.

— Да, вы обманули меня, потому что вы глупые! – Проявил свою смекалку Джуниор.

— Это не честно! Мы вас победили!

— Уговор есть уговор! Когда вы подрастете, то поймете о чем я!

— Но это не честно!

— Ох, твоя маленькая глупая головка ничего не понимает? Ну, ничего! Может, когда-нибудь, вы поумнеете. Лет так через сто, когда мы с братом уже будем гениями — миллионерами!

Завершающим актом стал спор между Эпплбаттон-Баутонтом и своей грозной матери.

— Но матушка!

— Никаких «но матушка»! После праздника записываю вас в Королевскую Академию, Эппл Палпа в молодые курсанты, а тебя в Пограничную Стражу! Военная дисциплина быстро выветрит из ваших голов пороки азарта и чревоугодия!

Бенедиктин закрыл глаза и опечалился. Он чувствовал вину перед всеми этими пони. Его попытки помочь им лишь усугубили их проблемы. Когда в палатку вошла Эппл Крамбл, Бен уже был готов выслушать и принять все ее слова.

— Папа, это было очень-очень-очень-очень-очень-очень-очень глупая затея! Ты мог умереть! Мы о тебе заботим, беспокоимся, а ты ведешь себя как молодой тунеядец! – Тараторила Эппл Крамбл, вытирая слезы. – Пойми, папа, ты уже не молод! Хватить прыгать и убегать. Эти дни ушли! Сейчас, единственное, что тебе нужно — сидеть и дописывать свои мемуары, чтобы было что вспомнить.

Бен сдался. Слушая дочь, чье переживание и любовь он игнорировал весь этот день, он начинал верить в ее слова. С самого своего ухода из оркестра, по состоянию больного сердца, он все время пытался доказать себе, ей и всему миру, что его еще рано списывать со счетом. И каждый раз его пытки заканчивались провалом. Этот день, как никто другой, доказал ему, что его время закончилось. Лишь одинокий музыкант удерживал надежду старика, тихо напевая на своем банджо где-то вдали:

Верить и достигнуть мечты!

Верить и бороться до конца!

Конечно сдаться сложно, скажешь ты,

Погасить надежду проще, чем держать ее в уздах!

Бенедиктин хотел все исправить, он мысленно помолился о шансе, но решив, что это может привести лишь в очередному провалу, смирился. И словно по мгновенью волшебной палочки, родня начала куда-то собираться.

Бену помогли подняться, дабы он сумел посмотреть на прекрасный сюрприз от Эпплджек: с кронов дальних деревьев единой радугой поднялась чая разноцветных фруктовых летучих мышей. Подобного не видел никто из Эпплов, и поэтому красота полета этих существ очаровала всех в округе.

Эта «радуга» словно стала всепрощающем знаменем и шансом, как для Эпплджек, так и для Бенедиктина. Даже не смотря на то, что эта «радуга», видимо заметив что-то похожее на яблоко в головном уборе одной из тетушек, налетела на повозку, тем самым испортив ее колеса.

Повозка полетела в сторону гордости ранчо «Сладкое яблоко» — огромного красного амбара. Все пони в повозке успели эвакуироваться, прежде чем та с грохотом разрушила амбар. И с этого момента началось маленькое воскресенье в этом, казалось, испорченном семейном празднике.