Автор рисунка: Siansaar
Прощение Живее всех живых

Неудачная встреча

Встреча выпускников закончилась ближе к полуночи. Все угощения были съедены, а напитки выпиты. Все разошлись по домам, чтобы спокойно лечь и поспать до завтрашнего дня. Дима нёс спящую Свити Белль на руках, а сама она приобнимала его за шею, как маленький ребёнок. Он молча нёс её обратно в бутик, глядя в небо. Небо было ослепительно чистым. Вот звёзды ярко сверкают. И Луна освещает ночной городок и путника, который нёс свою любимую обратно домой. Добравшись до бутика, Дима осторожно открыл дверь. Закрыв за собою дверь, он почувствовал, как единорожка больше прижалась к нему и сладко вздохнула. Диму в жар бросило от нахлынувших потоков чувств к ней. Но нужно было добраться до её комнаты и лечь на кровать. Тихо пробираясь на второй этаж, Свити Белль вновь сладко вздохнула. Дима по-быстрому уже добрался до комнаты и аккуратно положил её на кровать. Он закрыл дверь и лёг на кровать в своём смокинге, не снимая его. Он закрыл глаза. Ему было радостно от того, что было вечером. Встреча с друзьями, извинения Тиары и Сильверспун. Даже некое афиширование его отношении к белой артистке его радовало. Всё шло хорошо. Только чего-то не хватало...

— Дим?

Открыв свои глаза, он увидел смотрящую и лежащую на нём Свити Белль, которая незамедлительно подарила ему страстный поцелуй. Спустя две минуты, она оторвалась от его губ и нежно смотрела на него. Дима был в блаженстве. Но его забеспокоило то, как Свити смотрит на него. Он заметил, как её рог светился белым ореолом и так же были подсвечены пуговицы от смокинга, которые расстёгивались. Он снова посмотрел на единорожку, а та в ответ коварно улыбнулась. Дима догадался, что будет дальше.

Его ждала интересная ночь...

====================

— Ну почему я, генерал? — нудил радист.

— Смоктуновский, ты не только хороший радист, но и прекрасный разведчик. Только благодаря тебе, мы начали военную операцию по освобождению Курильских островов от япошек. И не вздумай перечить мне. Это приказ.

Генерал был на взводе сразу же, как только увидел место назначения. В командном пункте находились Смоктуновский, сам генерал Виктор Вячеславович и его первая помощница Света. Генерал проверял своё обмундирование с особым трепетом, зачем и наблюдали радист и Света. В его глазах читалась полная и окончательная уверенность. Он думал, что они нашли его, но радоваться раньше времени не стоило. Только одному Всевышнему известно, что их будет ожидать на планете.

— Включить внутренний канал связи, — приказал генерал. Как только его включили, генерал начал свою речь:

— Внимание, внимание. Звездолёт "Москва". Говорит ваш генерал Виктор Вячеславович. Только что мы выбрались из гиперпространства и оказались на орбите неизвестной нам планеты. Я в составе небольшой группы вместе с радистом-разведчиком Смоктуновским и моей первой помощницей Светой собираюсь высадиться на ней, чтобы провести рекогносцировку местности и найти провизию. Неизвестно, насколько мы задержимся на планете. Поэтому я назначаю капитана Епифанцева старшим на звездолёте и товарища Бестужевых новым радистом. Приказываю им приступить к своим обязанностям сразу же, как только мы отстыкуемся от звездолёта в сторону планеты. Конец связи.

Генерал со своей командой двинулись в шлюзовой отдел сразу после его речи. В этом отделе их ждал челнок, рассчитанный на группу из шести человек. Это был челнок пассажирского класса. На нём не было никаких оружейных установок. У каждого из команды было по табельному пистолету Макарова, который мог переключаться из одиночного режима стрельбы в скорострельный. Сев в челнок, команда закрепилась на своих местах.

— Ну чтож, товарищи, удачи вам на корабле, а нам удачи вдвойне, — сказал на прощание генерал персоналу.

Дверь от челнока закрылась и через минуту он отстыковался от звездолёта. Сам челнок вела Света, которая считалась неплохим пилотом. Пока они приближались к планете, генерал и Смоктуновский смотрели на неё через иллюминатор.

— Ты уверен, что нам будет достаточно одних Макаровых, Смоктуновский? — спросил генерал, смотря на оружие, закреплённое на поясе.

— Абсолютно, генерал. Не стоит зря волноваться. Эта планета ещё никем не была открыта или заселена. Никаких признаков современной цивилизации я тоже не обнаружил. Только сигнал от вашей капсулы идёт оттуда. Максимум, кого мы можем встретить, так это каких-нибудь местных аборигенов, которые нам ничего не сделают. Я даже не уверен, что они там есть.

— Советую всем крепко держаться за что-нибудь, — раздался голос Светы с кабины пилота, — Нас сейчас будет трясти.

Челнок входил в атмосферу планеты. Его трясло так сильно, что даже зубы у Смоктуновского тряслись в акт челноку. Генерал еле-еле сдерживался, чтобы не заржать в полный голос от этого зрелища. Ему вспомнились те старые годы, когда он ещё молодым солдатом находился на границе с Грузией. Сам он был ещё тем оболтусом и вытворял несусветные вещи. Челнок перестало трясти, и они летели сквозь густые тучи.

— Я начинаю посадку, — сообщила Света и она направила челнок к небольшой поляне внутри леса.

Приземлившись, генерал и его команда вновь проверили всё своё обмундирование и приготовились вступить на чужую землю. Челнок раскрылся и они вышли. Осматриваясь по сторонам, они заметили, что место посадки окружал лес, который выглядел отнюдь неприветливо. Посмотрев на небо, генерал решил, что сейчас раннее утро. Ещё только светало.

— Сколько сейчас времени? — спросил он.

— Думаю, где-то около шести-семи часов утра, — ответила пилот.

— Итак, товарищи, нам придётся разделиться, чтобы проверить местность. Смоктуновский, ты пойдёшь один по той тропе, а я со Светой по противоположной. Будем держать связь.

— Этот лес какой-то стрёмный, генерал. Может, мы все вместе осмотримся? — с надеждой в голосе спросил радист.

— Я не ослышался, или ты пытаешься пойти против приказа? — недовольно, но с ухмылкой на лице спросил генерал.

— Ладно, ладно, уговорили, — быстро произнёс Смоктуновский и команда разделилась.

Смоктуновский не хотел заходить в этот злополучный лес, но больше всего он боялся ослушаться своего генерала. Он смотрел в эту чащу и представлял, что его там ожидает. Он боялся, но всё же вошёл в чащу леса. На всякий случай, он взял в руки пистолет. Он решил побыстрее пройти этот лес, чтобы в нём не задерживаться. Но желание это сделать постепенно угасало, когда в лесу появились первые лучи солнца, которое только-только поднималось. Деревья не выглядели такими страшными, как пару минут назад. Где-то на деревьях запели птички. Радист теперь оглядывался по сторонам не от страха, а лишь для того, чтобы осмотреть вокруг себя этот лес. Он не был таким, как на Земле. Даже родные леса его родной Ярославской области не смогли бы поравняться с тем лесом, по которому он держал свой путь. Прошло около часа, когда Смоктуновский смог выбраться из леса. Он осмотрелся и подумал, что опять оказался в нём. Но нет — теперь вокруг него были одни яблони. Причём яблоки были на всех деревьях, которые он видел. Но выглядело всё так, будто их здесь выращивают. Неужели здесь есть... цивилизация? Он опустил пистолет и засунул его к себе за пояс.

"Не думаю, но проверить не помешает", — решил про себя радист и прошёл вглубь яблочного сада.

Он шёл не долго. Пройдя, буквально, пять минут, он увидел здоровенный деревянный амбар с белой крышей, а стены были покрашены в красный цвет. Он заметил, что по строению он был похож на амбары из американских деревенских семей. Как ранчо или что-то в этом духе. Теперь все сомнения об отсутствии разумной жизни улетучились в голове радиста. Вдруг он услышал странный урчащий звук поблизости. Он осмотрелся и никого не увидел. Но звук вновь раздался, но теперь ещё громче. Опустив голову, Смоктуновский заметил и ощутил, что это урчал его живот. Он не брал ничего съестного в рот с тех пор, как они нашли эту планету. Посмотрев на яблоки, как на средство исполнения его потребностей, он достал рукой ближайшую ветку на дереве и сорвал парочку яблок. Он сел на землю, взял одно яблоко и начал его пристально рассматривать. Он думал ещё, нужно ли есть яблоко или нет. Особенно если учесть, что яблоко чужое.

— Эхх... Обожруся и помру молодой, — решил Смоктуновский и откусил от яблока кусочек.

Таких яблок он ещё не ел в своей жизни. К сожалению, он не застал те времена, когда были на свете яблоки "Антоновка". Он если и ел яблоки, то только на корабле. Да и те не были такими сочными и спелыми, как то, которое он вкусил. Он поедал одно яблоко за другим с необычайным наслаждением. Но этому вскоре пришёл конец. Его потревожил возмущённый женский голос сзади.

— Какого сена здесь творится, Дима? Зачем ты обкрадываешь и ешь мои яблоки?

— Я не Дима, девушка, а... — оборачиваясь возразил радист, но, не договорив слова, уставился округлёнными от удивления глазами на собеседницу. Та тоже была в крайнем недоумении. Они рассматривали друг друга.

— Какого... — не успел он ничего договорить, как он получил отличный удар задними копытами по лицу, отчего он полетел в дерево и шмякнулся об него с такой силой, что все яблоки выпали бедному на голову. Он постепенно уходил во тьму, услышав её последние слова, которые она кому-то кричала:

— Биг-Мак, тащи быстро верёвку! Нужно кое-кого связать!