Медовый месяц

Молодожёны мистер и миссис Моргенштерн решают провести свой первый медовый месяц в небольшом коттедже на окраине Понивилля. Что же может пойти не так?

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Звёзды

Ты лежишь на траве и попиваешь кофе. Сверху тебя — необыкновенный мир, состоящий из звезд, галактик, планет и спутников. Ты наблюдаешь за всем этим, испытываешь некое удовлетворение, понимаешь, что космос — это нечто. Еще раз отпиваешь из кружки. Рядом с тобой пристроился маленький дракончик, помощник, который, не скрывая, уже сладко посапывает. А потом — падающая звездочка. Что ж, космос — это правда нечто.

Твайлайт Спаркл Спайк

По домам

Интервью с Винил Скрэтч

DJ PON-3

Мёртвый мир

На века замерший город мёртвого мира. И почему я раз за разом прихожу сюда?

ОС - пони

Все братья - сёстры

В обычных обстоятельствах, Динки была бы очень рада новому брату или сестре. Однако, всему есть предел. Ночью появился новый братик? Почему бы и нет. Новые братья и сёстры появляются каждый день, причём некоторые из них ещё и старше тебя? Тут явно что-то не так…

Другие пони

Почему я Пинки Пай?!

Ладно, я не знаю точно, сможет ли кто-нибудь увидеть это, или прочесть, или просмотреть, или… ещё что-нибудь сделать с этим, но я пытаюсь хоть как то использовать умение Пинки ломать четвёртую стену (если оно вообще у неё есть), чтобы доставить вам это сообщение. Если вы меня слышите: мне нужна помощь. Я в Эквестрии, я человек, но не в этом проблема. Проблема в том, что я каким-то невероятным образом застрял в теле Пинки Пай. Да, звучит это странно, и поверьте мне, это и вправду странно. И прямо сейчас мне очень нужна ваша помощь… потому что все местные пони считают меня психом!!!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Зекора Другие пони ОС - пони Человеки

Друг мой, враг мой

"Война определяет не тех, кто прав, а тех, кто остался." Приписывается Расселу.

ОС - пони

Упавшее небо

7-я часть цикла "Мир Солнечной пони". Принцесса Селестия оказывается на земле, попутно теряя все свои волшебные силы и умения. Это, конечно, печально, но с другой стороны теперь можно расслабиться и устроить себе самый настоящий отпуск. Тем более, о ней есть кому позаботиться.

Принцесса Селестия Человеки

Кибернетика

Можно ли играть в "Бога"? Что случится, если ты создашь совершенно новое создание вселенной... ты сможешь выдержать такую ответственность? А что произойдёт с твоим творением, если далёкие планы на будущее пойдут под откос, спонтанно швыряя его судьбу по ухабам жизни? Кого ты создал, демона или ангела?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Иззи, ты задолбала!

Санни получает письмо от Иззи с просьбой о помощи и без долгих раздумий приезжает к ней. Она настроена выручить подругу из любой передряги, однако проблема оказывается очень сложной и специфичной. А для её решения придётся пойти на многое!.. И желательно случайно не взорвать чей-нибудь дом.

Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Ветер Времен

Ни шагу назад

Глава, в которой бойцы Стены Единорога готовятся к грядущей битве с неизвестным противником


Утренний колокол. Его монотонный гул вещал о том, что отдых закончен, и солдатам пора вновь возвращаться к тяжелому физическому труду и многочасовым тренировкам. Жаль, что он голосил для всех, включая тех, кто едва успел сомкнуть веки после ночного вылета. Линк накрыла лицо подушкой, все бесполезно. Она не могла не подняться на ноги и, как всегда отсчитав три удара, пони вскочила с кровати. В голове еще вертелись обрывки неприятного, «ржавого» сна, который еще не успел начаться, а уже перепутал в голове все мысли. Тело будто бы деревянное, во рту гадкий привкус. В таких случаях она всегда жалела о том, что вообще легла в койку. Отец каменотес учил её, что лучший отдых, если нет возможности нормально поспать, длиться пять-десять минут, тогда тело успевает расслабиться, но в тоже время еще не затекает. Она давно уже не видела свою семью. Да и смирилась с тем, что, скорее всего, более их не увидит.
Длинные ярко-красные волосы упали на лицо. Воину не нужна длинная грива, но пони просто не могла остричь их. Они слишком много для неё значили, да и зачем избавляться от того, что даровано самой природой. Поэтому ей приходилось каждое утро заплетать их в толстую косу и складывать так, чтобы удобно было работать. Так было и на этот раз, и вот коса готова, хвост заплетен, а на спине закреплена серая с черным ткань, с золотым узором — символ каждого воина Стены, который они должны были носить под броней, зафиксировав несколькими белыми веревочками. Все делалось в оперативном режиме и, когда Линк, наконец, открыла глаза и огляделась вокруг, большинство пегасов еще находились в комнате.
Не задерживаясь на пустую болтовню, она умылась, пешком, как того требовал устав, вышла из казармы и побрела к оружейному складу. Путь туда стал значительно дальше, ведь после того как стену подорвали огонь спалил большую часть сооружений, а так как их бывшая казарма осталась нетронута огнем туда переселили менее морозостойких единорогов. Пегасов же кое-как расположили на третьем этаже командирского блока, где жадное пламя вылизало все подчистую, включая крышу. После жизни на облаках подобная вентиляция над головой не слишком их заботила, правда некоторые из пегасов все же высказывали свое негодование по этому поводу. На складе её встретил охранник. Славный пони, после взрыва его едва успели вытащить из-под завала, прежде чем он угорел от дыма. Тем не менее, он навсегда остался заикой:
— Д...д...доброе утро Линк! — поприветствовал он её — твоя б...б...броня еще не успела остыть, а т...ты вновь сюд...д...да пришла.
— Мхм... — промычала в ответ пегас и прошла в темное сооружение. Сегодня она официально могла ничего не делать. За тот внеурочный вылет посреди ночи она была освобождена от своих обязанностей, но это сказал Айронхед, а вот его «миниатюрная копия» Блэктаил, наверняка начал бы её терроризировать своими долгими речами на тему того, что, мол, время не ждет и пауки явно скоро нападут и прохлаждаться ну никак нельзя. Вообще, после того как он потерял свою сестру, пони видимо немого тронулся умом, он ставил себе в вину то, что именно по его инициативе она переехала жить на склад. Они уже перекопали всю груду из бетона и покореженных кусков арматуры, но найти её тело так и не удалось. Разве что среди обгорелых останков был найден именной шлем, который они и похоронили. Стилрейн стала единственной жертвой событий того жуткого рассвета. Это сильно подорвало мораль солдат, ведь доселе ни один из них не сталкивался со смертью вот так близко, конечно все они знали о том, что они — рыцари, что они боевая мощь Эквестрии и могут умереть в битве. Все это было для них заученным материалом. Но ведь, ни один из них, даже Айронхед, никогда не теряли своих родных или друзей. Линк вообще обратила внимание на то, что в крепости давно забыли, что есть война. И это извечное ожидание, в котором из поколения в поколение жили сменяющие друг друга рыцари, было скорее сродни простой дани традициям. Не удивительно, что официальные власти Кентерлота перестали вкладывать в крепость деньги. И вот теперь командиры в спешке пытались вернуть заплесневелому гарнизону былую славу. Правила становились с каждым днем все жестче, а проводимые тренировки более не ограничивались элементарными упражнениями и чисткой древних доспехов.
Вот и Линк более не желала оставлять свое звено без присмотра. Подойдя к своей стойке, она подняла свой тяжелый бронзовый шлем с копьем на лбу, красными летными очками и прорезями для дыхания, и посмотрела на свое отражение. Отполированная поверхность шлема с матовым искусным узором показала ей нахмуренного пегаса со светло-кофейной шерсткой. Ни одного шрама. Да и на шлеме ни царапины. Она положила его на место и надела тяжелые боевые ботинки, затем зафиксировала броневой пояс, накинула длинную серо-черную мантию, на которую водрузила тяжелую броню и закрепила на груди треугольный таран сложной конструкции, который и превращал её и других пегасов в «утюги», как их постоянно называла Фиолина. Им, наконец, разрешили в них тренироваться. До этого сложные комбинированные удары им запрещалось испытывать на практике, ведь раздобыть другие такие доспехи уже было невозможно, их давно не производили. Эта броня передавалась из рук в руки десятки раз, и за все это время она не потеряла своего первозданного блеска. Сей факт не слишком вдохновлял рыцаря.
— Линк? — окликнули её. Судя по голосу, это была Винтерскай, ярко-голубой пегас, всегда летящий по правую сторону от воительницы. Она уже надела свою экипировку, разве что шлем продолжал висеть на боку, отчего её распущенная синяя грива наполовину скрывала лицо. Заметив, что Линк обратила на неё внимание, пегас продолжила:
— Как вчерашний вылет? Видела кого-нибудь?
— Нет, только выжженная земля и снежные сугробы на вершинах гор. Зря побеспокоили, им «показалось» — иронично произнесла она.
— Ну, слава Селестии. Понимаешь, я просто боюсь, что если на нас нападут слишком быстро я не смогу воевать с полной отдачей. Вчера я так ни разу и не попала по мишени спиральным ударом!
— Не переживай, у нас еще весь день впереди — улыбнулась Линк и как сестра похлопала её копытом по плечу.
— Это верно. Нам повезло, что в нашем звене есть ты. Не знаю, откуда дочь пегаса из шахтерского городка знает так много боевых приемов, но благодаря тебе мы лучшее звено в гарнизоне.
— Ага. Еще бы вы меня не позорили, и нам бы вообще равных не было — в шутку сказала пони — Кстати, а где Фаеркнайф?
— Не знаю, вроде бы еще в казарме. Позвать её?
— Давай.
Винтерскай помчалась на поиски третьей пони их боевой группы, а Линк неспешно вышла на улицу. Её знания действительно оказались как нельзя кстати сейчас. Ведь там, дома, только благодаря семьям пегасов удавалось проламывать прочные монолитные куски породы. С похожими таранами они синхронно и на большой скорости врезались в помеченные геологами точки, отчего скала рушилась и давала возможность остальным пони заниматься своим делом. В летной академии её, за это, первое время часто дразнили. Все-таки постоянные удары головой о камень работа явно не для интеллектуалов. Но ей было плевать, она не стремилась быть лучшей, но и в число отстающих никогда не попадала. А упаковать весельчаков в мусорные ведра для неё не составляло большого труда, так что вскоре все насмешки прекратились. Правда выпускной экзамен она все равно провалила, не сумев набрать нужную скорость на итоговом выступлении, и работать с погодой ей оказалось не суждено. Теперь же все иначе. Все пегасы Стены равняются на неё, а служить с ней в одном звене считают за честь.
Когда она подошла к стрельбищу там уже начали выстраиваться солдаты, а строгие сержанты оценивающим взглядом осматривали новоприбывших, делая замечания по малейшему поводу. Огромная площадка имела все, что только может понадобиться для полноценной тренировки. Место каждого рода войск было заранее огорожено от других, чтобы во время учений пони не мешали и не калечили друг друга. Где-то вдалеке уже испытывали свои заклятия единороги, слышался цокот копыт и скрежет металла, видимо кто-то решил пораньше посостязаться в рукопашном бою, над головой пролетели пегасы — они тоже разминались перед вылетом. Линк заняла свое место. Три кружка с цифрой «5» нарисованных белой краской на каменной площадке были для их звена точкой старта. Вскоре появились и её верные соратники. Винтерскай, как всегда с туманным взором и Файеркнайф... с ней явно было что-то не так. Обычно веселая и бодрая, сейчас она опустила голову и немного пошатывалась. Даже её короткая оранжевая грива как-то потускнела.
— Ты в порядке? — поинтересовалась Линк.
— В полном. Это пройдет — пегас попыталась изобразить бодрость, но получилось у неё плохо.
— Уверена, что сможешь летать сегодня? Мы не звери заставлять не будем
— Верно — добавила Винтерскай. — Я же говорила, что тебе лучше отлежаться немного. Ты сама не своя!
— Со мной все нормально — сквозь зубы прошипела Фаеркнайф и заняла свое место в левом кругу. Её талантом была огненная линия, которая оставалась в том месте, где она пролетала. Жаль только что тяжеловес из неё был никакой, она вечно начинала опережать группу вначале, а к концу полета уставала и наоборот задерживала звено и Линк даже ставила вопрос о том, чтобы заменить её. Но нехватка кадров сделала свое дело, да и Айронхед считал, что надо уметь работать с любым материалом, поэтому был категорически против всех внутренних перемещений. Зато теперь их удар о землю венчался эффектным взрывом.
Они выстроились на старте. Минут через десять гомон закончился. Все замерли. В полной тишине раздались шаги шестнадцати копыт. Это Айронхед со своим верным помощником Блэктаилом и в сопровождении двух бронированных рыцарей явились на смотр войск. И возможно, Айронхед уже давно был стариком, но грозный вид его: соколиный взор, седые закрученные на концах усы, крепкое, хоть и не покрытое мощными мускулами тело и великолепная броня, края коей покрывались золотой нитью — все это вызывало у его солдат трепет. Тем более что все прекрасно знали о том, что Айронхед, в молодости, одолел дракона. Они молча, шагали между рядами разнородных войск.
В сумме солдат было совсем немного, их количество едва переваливало за сотню, а потому располагались они очень свободно. Сначала стояли легкие и быстрые пегасы в серо-черных летных комбинезонах с легкими кирасами на груди, всего два звена. В прошлом именно они должны были выполнять все мероприятия по разведке, но этих бедолаг было слишком мало и из-за постоянных вылетов их и так никогда не было видно в крепости. Далее шли тяжелые пегасы, семь звеньев, причем первые два когда-то несли на себе еще и бомбовую нагрузку, поэтому на их броне отсутствовали тараны, а вместо них по бокам располагались тяжелые подсумки. Теперь туда грузились обычные камни. Далее должны были располагаться противовоздушные соединения пегасов с шипами на броневых ботинках и груди, но из-за теоретического отсутствия летающих пауков эти рода войск даже не планировались. Более плотным строем в одну линию выстроились простые пони. В легкой и средней броне теперь почти никто не ходил. Зачем? Если элитных доспехов с лихвой хватало на всех. После гибели Стилрейн замуроваться поплотнее пожелал практически каждый, кроме офицеров. Сержанты не оставили свою броню и так и продолжали стоять в комбинированной броне из кольчуг и бронзовых сегментов, укрытые сверху тяжелыми плащами. Многие пони использовали сейчас закрепленные на правом боку копья. Другие же оставили у себя режущее лезвие-рог на шлеме, все-таки оно считалось более благородным оружием. Такая броня украшалась еще и тоненькими шипами, отчего многие, завидев бойцов в такой амуниции, принимали их за посланников Луны. Потому собственно модель этой древней брони и назвалась «Черный рыцарь». Стрелков по причине отсутствия боеприпасов также не было вовсе, хоть когда-то они и составляли костяк обороны Стены. Ныне большая часть этих доспехов попросту сгорела в недавнем пожаре, а те, что остались, пылились штабелями в дальнем углу рухольной. Ну и в самом конце на большом расстоянии друг от друга располагались единороги. Те из них, чьи способности никак не могли помочь им в бою, стояли отдельно и проходили стандартную подготовку. Их тела укрывались длинными темными мантиями с золотой оправой и лишь легкая, почти декоративная, броня несколько сковывала их движения. Ну а те пятеро, которые обладали особыми талантами, сильно выделялись из общей массы. Их было видно издалека благодаря яркой и богатой расцветке их мантий и дополнительных атрибутов, соответствующих их основной силе. Например, семнадцатая ученица Селестии, а также супруга Блектаила — Эммануэль умела испускать из своего рога прямые солнечные лучи высокой температуры, поэтому её одеяния были исполнены преимущественно в бело-золотой расцветке, где помимо символа Стены еще и красовалось солнце. Голову ей укрывал облегающий капюшон, выделяющий тонкие черты лица единорога и узкие глаза. Никто не произнес ни единого звука. Линк, затаив дыхание, ждала, когда смотр закончится и начнется планерка. Айронхед занял позицию с другой стороны площади и кивнул помощнику. Тот прошелся по рядам войск и вручил сержантам их сегодняшние поручения.
— Смирно! — проголосил Блектаил, когда вернулся на свое место. Все пони выпрямились на своих позициях. Сегодня не было никаких комментариев. Им не сказали, чего они добились и что им еще предстоит сделать. Все и так знали, что не добились они ничего, а делать надо еще слишком много. Постояв так еще немного, Айронхед снова кивнул, и помощник крикнул заветное «Вольно!». Получившие задания пони освободили площадку, другие же приступили к тренировке.
— Готовы? — на всякий случай спросила Линк. Затем, надела на голову летный шлем и взлетела в небо. Подниматься в воздух с такой ношей для многих пегасов было крайне трудно, но она делала это легко и непринужденно. Неторопливо они по спирали взлетали все выше, пока, наконец, площадка для тренировок не превратилась в маленький прямоугольник. Рядом держались обе её боевые подруги, вдалеке она видела другие звенья. По традиции показав всем своим однополчанам язык, она полетела вперед, её тени бросились следом.
Ни один ценитель полетов не пожелал бы летать в доспехах. Нет никаких знакомых любому пегасу ощущений: ни ветра в ушах, ни развевающихся на ветру волос, даже свежий воздух достаточно слабо циркулировал в летном шлеме. Не было той свободы, которую дает полет. Да и повернуть куда вздумается, не получится, хотя...
— Условные цели на третьем, четвертом и шестом квадрате. Мы попали под огонь противника! Рассредоточиться — И резко крутанувшись в воздухе, Линк ушла вниз, затем ускорилась и полетела влево от своей группы, периодически сменяя траекторию полета. Как же они поступят? Она не оборачивалась, битва конечно учебная, но зевать все равно не стоило, ведь помимо них в воздухе летают и другие пегасы, а она не хотела лишних аварий. Пролетев так до самой границы и сделав еще несколько маневров в воздухе, она замедлила полет и, наконец, позволила себе зависнуть в воздухе и подождать группу. Винтерскай буквально через секунду оказалась за её спиной. Файеркнайф задерживалась. Не в её духе. Она поискала глазами свою левую прикрывающую, так и не найдя её среди летающих в небе точек она повернулась к своей спутнице. Та удивленно покачала головой.
— Атакуем в два захода! — Что ж боевые потери. Не всегда все должно идти как по маслу. Мысли о пропавшем пегасе сейчас мало её волновали. Они конечно же все узнают, но чуть позже. Сейчас идет битва. Хотя Винтерскай видимо так не считала и то и дело сбивалась с темпа или же делала не те маневры, которые требовала от неё Линк. «Дурочка! Тебя бы убили давно, если бы ты так стала переживать из-за пропажи подруги в реальном бою!»
— Сосредоточься! — крикнула ей Линк когда, пролетала мимо.
Первая цель была установлена на куче обломков. Небольшая белая мишень, для удара хватит и одного пегаса. Они вновь крутанулись в воздухе и разлетелись в стороны. Когда они сблизились Винтерскай, наконец, смогла ей ответить:
— Там что-то происходит у земли!
— Неважно! Снижайся и не уходи в штопор, а то не вылезешь из-под обломков! Встречаемся перед третьей целью, будем бить парой, — пегас стала снижаться, затем пошла на вираж, с которого рассчитывала попасть по цели. Линк вновь осталась одна. Рыцарь должен уметь владеть собой, но кто бы мог подумать, что лишь единицы могут похвастаться этим качеством на самом деле. Она поднялась еще выше, вскоре под ней появилась вторая цель. Где-то вдалеке послышался удар тяжелого предмета о каменную груду. Приземлилась. Уже хорошо. Чуть-чуть перелетев цель, Линк резко сделала вертикальную петлю в воздухе и, немного скорректировав движение, расслабила крылья. Гравитация взяла верх и уже через секунды она набрала огромную скорость. Мишень становилась все ближе, эту цель она изначально брала себе, ведь она располагалась в узком ущелье между двух скал в том месте, где когда-то висел мост. Пять, четыре... три... Она втянула шею, чтобы случайно не принять всю силу удара на голову, иначе при неудачном стечении обстоятельств можно сломать позвоночник. Две... одна. Удар! Все перевернулось вверх тормашками. Знакомая боль в челюсти и в носу. Многие сначала путают это с переломом, просто они никогда не получали таких ударов, когда действительно ломается челюсть и первое время боли наоборот не чувствуешь. Броня выдержала. Еще бы, ведь мастера прошлого отлично знали, как сделать такую броню, чтобы она никогда не подвела своего владельца. Линк открыла глаза. Идеальное падение — в самую точку. Пони приподнялась и, восстановив равновесие, вновь взлетела в воздух. Под ней осталась глубокая воронка. В воздухе к ней вновь присоединилась Винтерскай, выглядела она подавленно. Все ясно:
— В следующий раз сосредоточься и меняй маршрут ДО того как разовьешь слишком большую скорость! Полетели, у тебя есть еще один шанс.
Осталась третья цель. Самая крупная в списке, но именно поэтому Линк и решила ударить по ней вдвоем. Она не планировала разучивать с ними синхронный удар в этот раз, но раз уж выпала такая возможность... Мишень располагалась в «шестом квадрате», позиции условного врага на вершине склона, а потому следовало взять еще выше, залететь туда, где даже в таких доспехах уже становилось весьма прохладно. Они достигли вершины, затем её подруга застыла в воздухе и начала снижение. Линк кивнула. «Встречай меня земля!» — мысленно сказала она и, как только её тело оказалось вниз головой, посмотрела в окуляры Винтерскай. Та все поняла без слов и они скрепили меж собой бронированные ботинки, волчком устремившись вниз. Как в странном танце, только немного подташнивает. В красных летных очках Винтерскай, она видела свое отражение. Их лица были очень похожи в этих дурацких касках. Под ними можно было спрятать кого угодно, даже подземного пса. И, казалось бы, момент этот должен был быть прекрасным, но грубые цвета бронзы и металла сильно его портили. Ближе к завершению этого пируэта Винтерскай начала отцепляться, но Линк помогла боевой подруге и землю они встретили единым целым. Она услышала, как ломаются доски, из которых была сколочена мишень сегодня ночью, потом последовал скрежет камней и земли, трущихся о металл и вот, падение прекратилось. Они поднялись на ноги и стряхнули с себя комья земли.
— Превосходно! Честно говоря, я жутко боялась, что ты задержишься на высоте, а потом расплющишь меня в лепешку. Завтра еще закрепим успех на тройном прыжке, и самое сложное будет позади — Линк стянула с

головы шлем и, весело улыбнувшись, обняла пегаса. Та тоже улыбнулась, правда несколько отстраненно.
— Что-то не так?
— Я опять промахнулась — в сторону пробормотала Винтерскай.
— Бывает. Посмотри на других пегасов! Там звенья и втроем в одну цель попасть не могут. Наши рыцари самые небоеспособные в Эквестрии! А мы с тобой должны доказать всем что это не так. Не печалься, по крайней мере, ты не финишировала еще до выхода на позицию, как некоторые летящие по левую сторону от меня.
Линк рассмеялась, но внезапно в деревянную конструкцию влетел еще кто-то. Плавно приземлившись на ноги, он вышел на свет, падающий от огромной дыры в потолке. Легкий пегас из разведки. Видимо он очень торопился, причем, судя по лицу, явно не с хорошими новостями:
— Срочное сообщение. Пегас 334 из вашей летной группы разбилась.
Смех замер в горле. Стало как-то ужасно неуютно. Войны ведь все-таки еще не было, а уже жертвы.
— Насмерть? — дрожащим голосом спросила она.