Чудесный денек в Эквестрии

Твайлайт делает ошибку в заклинании и случайно ранит Дэш. Такое уже случалось прежде. Подозрительно много раз...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл

Акизен

"Мы привыкли жить в своем "маленьком мирке", вдали от опасностей и неизвестности. Мы думаем, что знаем о нашем мире все, но знаете, что я вам скажу? Это ложь, самая мерзкая ложь в вашей жизни. И моей тоже. Есть места, которые бросят вызов вашей воле и разуму. Есть места, которые давно забыты всеми, без исключения. Есть места, где всегда светит солнце и нет даже дождей! Я знаю такое место. Это Акизен, и в этой книге, я расскажу вам все, что узнал сам о Великой Пустыне."

Другие пони ОС - пони Дэринг Ду

Рокировка

Принц Блюблад сталкивается с неприятностями, но не теряет нравственных ориентиров и просто всех убивает.

Принц Блюблад

Падающие звезды

В Омске идёт дождь.

Принцесса Селестия

Счастье на троих

Поняши идут на ярмарку и кое кто из них влюбляется.

Пинки Пай

Падение империи Твайлайт: Потерянная наследница

Самая великая война Эквестрии от лица Фларри Харт. Сумеет ли наша героиня пережить апокалипсис или её ждёт гибель?

Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца Флари Харт

Последнее сияние фиолетовой звезды

Попробуй увидеть себя лежащей в грязи, неспособной втянуть воздух ртом, булькающим от непрекращающегося потока крови, и ощущающей как глубоко в сердце гаснет последняя искра надежды. В один прекрасный день на Твайлайт напал убийца. Раненая и обессиленная, чувствуя близкое и предмогильное дыхание смерти, ей предстоит вспомнить свое ужасное прошлое. Только от нее зависит, переживет ли она этот день... События фанфика разворачиваются после самого начала 7 сезона сериала.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна ОС - пони

Все дело в шляпах

Эпплджек скорбит по утрате одного из 67.986 напоминаний о своем усопшем отце.

Рэрити Эплджек Другие пони

Пифия Эквестрии

Твайлайт Спаркл неожиданно приобрела новые способности.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Сектор "Эквестрия"

В этом фанфике рассказывается о появлении в Эквестрии необычного существа из другого мира. Необычность заключается в том, что гость является так называемым "Искусственным интеллектом" - неживым разумом, заключенным в высокотехнологичную машину, которая создавалась для ведения наземных войн. Первоначальные стремления таких машин уже давно потеряли актуальность из-за потери контакта с создателями, и их общество ступило на тропу независимого развития. Главный герой рассказа - механоид пятого поколения, один из немногих, которые намного обогнали своих предшественников в развитии.Механоид впервые видит живых разумных существ и пытается установить с ними контакт, а заодно найти способ вернуться домой.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Спайк

Автор рисунка: Stinkehund

Ветер Времен

Неведомый враг

Глава, в которой Ария знакомится с кровожадной и жуткой расой, живущей по ту сторону стены

С каждым шагом земля становилась все мрачнее и мрачнее. Обгорелые деревья, пожухлая черная трава и мертвая земля, которая более никогда не даст всходов. «Наверняка все местные живут за счет одного лишь каннибализма» — мрачно подумала Ария, эти мысли радовали её ведь именно такие сторонники ей и были нужны. А что до неё самой? Она все же рассчитывала на то, что зомби не прельстит их в роли закуски. Первое время она летела над всем этим безжизненным лесом, но, испугавшись пропустить кого-нибудь из представителей этой древней расы врагов Эквестрии, все-таки пошла пешком.
Эта картина завораживала её, злодейский разум уже представлял, как все земли пони обратятся в нечто подобное. Как сотни ужасных пауков будут лазать по стенам домов-гигантов Ньюпони тауна и доставать оттуда вопящих жителей. Ей не нужна была причина для ненависти. Еще будучи в мире мертвых она лелеяла в себе какую-то обиду и хоть, из-за постоянных нашептываний Морфея, она уже не могла ничего вспомнить ей достаточно было того факта что она есть. Между тем светало, и на землю опустился холодный, влажный туман. Знакомая картина. Она вспомнила те десятилетия, кои провела среди мертвецов и содрогнулась. Почему они все там так счастливы? Все кого она видела, постоянно прибывали в какой-то дреме. Они могли сто раз встретить её и каждый раз начать рассказывать одно и то же, да и тема для разговора в основном была одна. Как я провел день. Вернее вечность, ибо счет времени в том мире невозможен. Частенько Смерть приводила к ним новичков, таких же страшных, как и все остальные, они и были её основной отрадой в том жутком мире. Но с новоприбывшими можно было вести диалог всего дня два, не более. А затем они все забывали и обращались в счастливых кукол. Вернее даже сказать не счастливых, а расслабленных, будто бы они нажевались успокоительных. Но самое страшное это тот глаз. Она еще раз вздрогнула, посмотрев по сторонам, и постаралась отогнать от себя эти мысли. Теперь все это позади и она снова в мире живых. Сама судьба даровала ей выход из того жуткого места. Чтобы окончательно убедить себя в том, что она все еще здесь, а не провалилась куда-нибудь во владения Смерти, пони лизнула ближайшее дерево. Вкус золы... Неприятно, но сносно. В мире мертвых вкуса нет ни у чего. За то время что она там провела, Ария чем только не развлекала себя: копала ямы, грызла деревья, дразнила кошмаров и таскала головы у живых мертвецов, наблюдая за их реакцией. Её часто вызывали на разъяснительные беседы и там ей говорили, что она должна «обрести покой»...
Ни одного паука. Даже паутинки. Жуткий туман рассеялся, избавив пони от навязчивых воспоминаний. А ближе к обеду пейзаж стал меняться самым престранным образом. Под ногами появились редкие зеленые пучки травы. Зимой?! Не слишком большой повод для переживаний, если бы травы не становилось все больше. Ария удивленно посмотрела на обгорелое дерево, единственная живая ветка покрылась почками готовыми вот-вот распуститься. «Может, недоглядели... Природа в любом случае так просто не сдается» — подумала пони. Но чем дальше она шла, тем зеленее и теплее становилось вокруг, и вот выжженная земля закончилась, как собственно и мертвый лес, а на смену ему пришли коренастые, но невысокие деревья с темно-зеленой листвой и пушистыми семенами, которые срывались от малейшего ветра, оседая на земле нежными облачками. Ария сердито пнула попавшееся под ноги скопление семян, отчего те взметнулись в воздух и облепили её с ног до головы. Пришлось отряхиваться и вытаскивать их из длинной фиолетовой шевелюры и хвоста, после чего она оценила свой вид как «достойный бездомной нищенки». Ничто уже не поднимало ей настроения. Паутины так и не появилось, место, куда она попала, вовсе не казалось жутким, а напротив уже слышалось чириканье странных птиц и шелест маленьких животных в траве. У ближайшего дерева она, наконец, решила устроить привал и хорошенько продумать свои дальнейшие действия. Остановившись в его тени, Ария сложила под собой ноги и немигающим взором уставилась на редеющий лес впереди...

...Она смотрит на небо, но видит там лишь огромный зеленовато-белый диск с черным зрачком. Он смотрит прямо на неё. Пони убегает, но куда бы она ни направилась, он всегда её видит. Сверлит своим взглядом. Мимо неё проносятся деревья. Слишком медленно. Надо ускориться. Она начинает, что есть мощи махать крыльями, но ничего не выходит, она никогда не бывала пегасом и крылья плохо слушаются её. На деревьях виднеются странные вороны, каждый из которых с интересом разглядывает беглянку большим белым глазом. Быстрее, впереди здание. Она вбегает в него и закрывает за собой дверь. Оглядывается. Сквозь щели в двери око продолжает следить за ней. Она вбегает в комнату. Тут её не достать... Она смотрит на зеркало и вскрикивает. Око здесь. Смотрит на неё, отражаясь в зеркале от открытого окна. С силой она ударяет копытами по зеркалу, и оно рассыпается на тысячи кусочков, в каждом из которых виднеется глаз Кара. Вечного смотрителя мира мертвых...

...Ария вздрогнула. Нет не сон. Скорее видение из прошлого. Будь у неё живое сердце, сейчас оно билось бы в груди как пойманная в силки птица. Пони помассировала виски и успокаивающе прошептала:
— Больше они тебя не потревожат дорогая. Ты сейчас вне приделов их досягаемости.
Вечерело. Останавливаться более не хотелось и, не теряя времени, она вышла из леса. На земли пауков, как она себе их представляла, все это никак не походило. Рядом с лесом проходила вымощенная камнем дорога. По бокам излучали мягкий свет уличные фонари. Видимо кто-то, каждый вечер проезжал здесь и поджигал их, чтобы освещать путникам дорогу. Она пошла по дорожке и вскоре увидела впереди город, ярко освещенный огнями. Внешне он выглядел весьма странно: похожий на горку из пирамид, где от самой крупной, центральной отходили десятки более мелких, вплоть до совсем небольших. Вблизи он оказался еще чудеснее. Здания были кем-то покрыты весьма искусной резьбой с множеством прямых углов. По обе стороны от главной улицы городка виднелись различные статуи, давшие ей понять, что живут здесь все-таки пауки, правда, выглядели они как-то не жутко. Задумчивые истуканы держали в руках книги и трости. Некоторые играли роль гаргулей, удерживая верхними лапами каменные водостоки. Журчала вода. Видимо где-то находились искусственные водоемы или фонтаны. А вскоре показались и местные жители. Они держались в тени, удивленно глядя на гостью, разве что их красные глазки сверкали в темноте. Ария замедлила ход. «Что ж, по крайней мере, пауки существуют. Осталось только повести их за собой...» — подумала она. Кто-то тихонько зашушукался, вдруг на свет вышло мелкое восьмилапое существо и смело приблизилось к Арии:
— Теплая зверюшка! — заворковало нечто, прицепившись холодными лапами к её ноге.
Пони скривилась от отвращения. Очевидно, это был паучий младенец. На морде, помимо восьми маленьких глазок, располагался еще беззубый рот с едва отросшими жвалами. Брюшко паука укутывалось в какую-то теплую ткань зеленого цвета.
— Фу! Уйди пиявка — под нос прошипела Ария и оттолкнула его, но тот перевернулся и, встав на ноги, вновь прицепился к ней. С морды его не сходила счастливая улыбка. Она закусила губу и вновь аккуратно стряхнула его с себя. Бесполезно.
— Пойдем сынок, представители иных рас вовсе не игрушки — из тени выбежала паучиха-мать и отцепила настырную мелочь. На свет вышли и другие представители этой расы. Ростом они едва ли были больше пони, разве что брюхо вполне могло вместить в себе жеребца. Глаза не выказывали практически никаких эмоций, красные и небольшие они белыми точками зрачков изучали пони. Рот самцов был прикрыт хелицерами на манер усов, у самок же клыки почти отсутствовали. Некоторые из пауков ходили в больших тюрбанах ярких расцветок, другие держали в тепле брюхо, обмотав его узорчатыми тканями. Жуткие лапы покрывали серебряные и золотые украшения. Никто из них не выказывал никакой воинственности. «Ну. Мирное население может присутствовать даже у пауков. Почему нет? Жизнь не стоит на месте и не только пони подвержены влиянию прогресса. Наверняка у них есть и армия, а это значит, что мне удастся использовать их в своих целях, вероятно». Она хотела было что-то сказать, но потом решила не торопить события, дабы не попасть впросак. Все-таки они назвали её «представителем иной расы», а значит, они ничего не знают о пони. Пауза немного затянулась и кто-то из пауков поинтересовался:
— А кто вы будете? Честно сказать никогда не видели подобных существ. Вы умеете говорить?
— Ну... да.
— О Боги! Она говорит на нашем языке — воскликнул некто. Остальные тоже о чем-то загомонили.
«Вообще-то это вы говорите на моем» — поправила она, нахмурившись.
— Может вы дракон? Карликовый.
— Я не имею ничего общего с расой драконов, — Ария поплотнее прижала кожистые крылья к телу.
Она предстала перед ними не в самом лучшем своем виде. Усыпанная колючками, взъерошенная и вымазанная в золе. Ей даже стало немного обидно за развитую расу пони: «Вдруг еще подумают, что мы все там такие... дикие». Между тем они все плотней обступали её. Кто-то даже чуть-чуть коснулся её хвоста, это начинало её нервировать. «Они изучают меня как какую-то диковинку! Какая наглость?! Они должны либо бояться, либо почитать меня. Я вам не игрушка, аборигены!»
— Может она разновидность химеры?
— Или нечто схожее с грифонами?
— А может... а может...
— Отойдите от меня. Я пони! — крикнула она, повернувшись вокруг своей оси так, чтобы очистить вокруг себя площадку. Вокруг неё даже заблестели красноватые всполохи. Хотя пауки и так шарахнулись от неё как от прокаженной. Ария поняла, что сказала что-то не то и слово «пони» для них все-таки хорошо знакомо...


Нежить зажмурилась. Пауки облепили её и в мгновение ока укутали в липкую паутину. Ария запаниковала. Не такой реакции она ожидала, хотя и предполагала, что не стоит так быстро раскрывать все карты. Вообще последнее время все идет как-то наперекосяк. Может все дело в этом месте? Не зря ведь Златогривый Единорог Людовик возвел ту стену в далеком прошлом.
Её куда-то несли, причем, они явно не церемонились с немертвым грузом. Пони даже не пыталась брыкаться, ведь она прекрасно понимала, что в одиночку ей не под силу одолеть толпу пауков. Что-то хлопнуло, затем её кинули на какую-то твердую поверхность и долго везли по ровной дороге. «Что заставило их так быстро поменять свое ко мне отношение? Какая буква в слове „пони“ вызывает у них антипатию?» — тут телега подскочила на кочке, перемешав все мысли в голове у Арии. «С другой стороны это прекрасно, раз они держат на нашу расу такую злобу, тем проще будет вести их за собой. Осталось лишь остаться в живых и...». Её выгрузили и снова понесли. Кто-то что-то говорил, но разобрать слова было невозможно из-за плотной пленки из паутины. «Надеюсь, они меня не сожрут» — подумала Ария и уже представила, как в её тело заливается кислота и все её внутренности обращаются в кашицу, правда с кашей, скорее всего, будут проблемы.
Её бросили на пол, затем поставили вертикально и разрезали кокон. Пони, не ожидавшая такого поворота событий, не удержалась на ногах и упала на кафельный пол. Когда она подняла взор, то увидела над собой старого паука с длинными «усами», его тело покрывало одеяние из красного бархата обшитого золотой нитью и украшенного искуснейшим узором. С головы свисало весьма много украшений, видимо он занимал высокую должность у этих существ. Она приподнялась и попятилась назад, но там стояли двое закованных в железо воинов. «Я выгляжу жалкой! Надо сохранить хоть каплю достоинства» — подумав так, Ария выпрямилась и пригладила волосы на голове. Старик еще какое-то время смотрел на неё, а потом негромко произнес:
— И зачем вы привели ко мне это несчастное существо?
— О, Ясноокий! Это существо сказало горожанам, что оно — пони, — стражник с некоторой опаской посмотрел на поняшу.
Паук надолго задумался. Затем аккуратно приподнял локон её волос, позволив ему плавно скатиться по своей лапе. Арии показалось, будто он не просто смотрит на неё, а почти сканирует своими красными глазами. Потом вздохнул и вновь заговорил:
— И вы ей поверили. А если я скажу вам что я пони, вы и меня так скрутите? Или вы не знаете, как выглядят пони? Эта путница не имеет ничего общего с той жуткой расой.
Голос его был монотонным, в нем читалась внутренняя сила и одновременно усталость. Казалось ничто не способно выбить его из колеи. Хоть он и был не прав в данном случае, но его рассудительность очень приглянулись Арии.
— Но тогда кто это, о Свет, блистающий ярче солнца?
— А разве не видно? Она гостья в нашей стране. Разве не так?
— Так, о Господствующий над всеми стихиями!
Подобное раболепное отношение со стороны стражей все-таки немного сердило её.
— Тогда почему хозяева этой страны так бесцеремонно встретили нашу гостью? Разве этому учили нас наши отцы? — стражники сильно смутились, все их ноги одновременно задрожали, а старик тем не менее продолжал. — Разве они завещали нам пленять уставшего путника вместо того чтобы предложить ему еду и кров?
— Нет, о Могущественнейший из могущественных!
— Тогда может жители этого города, хотели выставить меня плохим господином перед другими владыками? Может вы хотели, чтобы по возвращении домой она сказала, что страна наша обиталище дикарей и достойна лишь поругания?
— Нет, о Величайший заступник и защитник!
— Тогда и ведите себя как истинные хозяева. Покажите ей наше гостеприимство! — с этими словами паук присел на передние лапы и склонил перед ней голову. «Нет, он мне определенно нравится!» — Ария стояла, не шелохнувшись, но услышала, как позади неё звякнули доспехи и стражи повалились на пол, отвешивая ей поклон.
— Простите нас странница. Надеюсь, мы сумеем исправить это досадное недоразумение. Дайте ей все чего она захочет! Оденьте и накормите.


Вот это действительно был королевский прием. Её окружила толпа придворных служителей, каждый из которых делал свою работу. Сначала с неё сняли мерки, чтобы сшить новую одежду, узнали все о её вкусах. Затем отвели в сауну, где в большой емкости с теплой водой она смогла тщательно помыть свое тело, используя диковинные ароматные лосьоны, крема и шампуни (причем, зачем паукам нужны были последние она так и не поняла). Все время с ней был кто-нибудь из прислуги, кто выполнял все её прихоти. Затем она приняла глиняную ванну и сходила на массаж. Из-за полной нечувствительности мертвого тела она, конечно, не могла ощутить на себе профессионализм паучьих массажистов, но отказываться от такой услуги все равно не собиралась. После этого её отвели к придворному парикмахеру и косметологу. Он хоть и не сразу, но сообразил, каким образом надо работать с лицом пони. Было там и множество других мероприятий, по завершению которых ей выдали, только что с иголочки, великолепный черный наряд, обвешали серебряными украшениями и привели в тронный зал, где её ожидал уже знакомый ей паучий султан. Затем все слуги бесшумно покинули зал, оставив их наедине. Еще раз окинув её взглядом, он ухмыльнулся и спросил:
— Совсем иной вид. Теперь вы довольны? Что вы теперь скажете своему султану, когда вернетесь на родину?
Она и правда чувствовала себя великолепно, и, сказать по правде, даже и забыла зачем собственно она пришла в эту чудную страну. Она поклонилась старику:
— Я скажу что ваша страна прекрасна, а правитель и правда самый лучший из тех каких только можно пожелать... — слова как-то сами вырвались из её губ. Паук неспешно пошел вперед, она отправилась следом:
— Никогда не говорите своему султану, что видели султана лучше него. Это расстроит его, и он будет прав, если накажет вас.
— Я вообще не очень хорошо отношусь к своему э... султану — призналась Ария.
— Правда? — прикинулся изумленным паук, — разве может принцесса Селестия вызвать ненависть у кого-то из своих подданных?
«Вот как?!». Вопрос немного выбил Арию из колеи, она некоторое время размышляла, затем негромко спросила:
— Значит, вы её знаете?
— Естественно! — они подошли к окну — Скажу больше. Я вижу её каждое утро с восходом солнца. Правители, могут быть какими угодно, но Боги... Они для всех одни.
— И вы отлично знаете, что я пони.
— Определенно, да
— Тогда почему вы обманули своих слуг?
Между тем они дошли до длинной галереи, где по обе стороны располагались великолепные настенные фрески. Паук и пони неспешно прохаживались по коридору, и Ария разглядывала эти изображения. Странно, но на каждом из них изображались гигантские конеподобные существа на четырех ногах, изрыгающие пламя из полных кривых зубов пастей. На одних пламя сжигало бегущих пауков, на других им приносили жертвы, очевидно фрески олицетворяли собой некую древнюю легенду. На последней картине большой паук с анкхом на брюхе изгонял демонов прочь. Проследив за её взглядом, паук поинтересовался:
— Вам все еще интересно знать, почему я их обманул или вы спросите меня, о большем обмане?
— Пожалуй, второе...
— Видите ли, когда-то давным-давно, две наши расы были созданы врагами. Так было задумано существами даже более высокими, чем сама Селестия. Как и при каких обстоятельствах не важно, но наше знакомство на ранних этапах развития привело бы к кровавой многолетней войне. Но Богини сестры не желали такой участи ни для одной из живущих в Эквестрии рас. И вот, прежде чем мы успели начать с вами войну, они явились моим предкам и рассказали им свой план. Надо было лишь сделать так, чтобы пони и пауки никогда не пересеклись. Не знаю, что именно сделали они для этого, но вот нам предстояла весьма непростая задача — промыть мозг целой расе. Из-за короткого срока жизни отец должен успеть передать все свои знания сыновьям и это сыграло нам на руку. Мы придумали легенду о том, что далеко на севере, где приходит зима, расположен ад и живут жуткие, огромные существа — пони, испепеляющие все на своем пути. Придумали, что когда-то давным-давно они поставили нашу расу на колени, пока на помощь нам не пришел избранный паук, силой своих заклятий изгнавший демонов с наших земель и воцарившийся над всеми другими племенами паучьей расы. Затем мы начали медленно вживлять эту легенду в умы наших сограждан, уничтожая все другие сведения, добавляя в легенду факты. В городах появлялись статуи с именами героев, коих и на свете то никогда не было. Все церкви фанатично стали исповедовать новую религию, где мир был создан одним лишь Богом и был лишь Султан наместник его на земле. Все несогласные погибли в многочисленных междоусобных воинах того времени. И вот, через несколько поколений легенда прочно вжилась в умы нашей расы. А все любопытные кто ходил к ущелью натыкались на выжженную безжизненную пустошь, высокую стену с огромной тварью за ней и громыхающие орудия, после чего все сомнения в том, что дальше есть лишь ад, отпадали сами собой. Прошла уже не одна тысяча лет как в землях наших царит мир и покой.
— Мхм... — Ария ненадолго задумалась, переваривая услышанное. — Но стены теперь нет, и пушки давно не стреляют. Может это знак что пора бы отбросить старые страхи и одолеть врагов вашей великой расы?
— Странный вопрос. Вы предлагаете мне наплевать на заветы предков и начать войну с пони? —

понять, рассержен он таким вопросом или нет, было невозможно.
— Ну, Вообще да. Знаете ли вы, что ныне территории занимаемые пони гораздо обширнее ваших. Огороженные непролазными скалами вы словно живете в изоляции. Разве это справедливо?
Ария понимала, что это её шанс. Сейчас надо было постараться, чтобы этот старик принял её сторону. Целое паучье воинство практически было у неё в кармане, и судьба обязана была дать ей шанс.
— Видите ли, сударыня, не мне обсуждать решения Богов. Мой народ не испытывает нужды, тогда почему я должен рисковать их жизнями. Почему я должен проклинать Богов благодаря коим моя раса процветает и благоденствует? Во имя чего? И вообще — он вдруг весело улыбнулся — заболтались мы тут с вами, нас уже ужин ждет!
Паук проворно побежал по коридору, затем повернул к лестнице ведущей выше и исчез за ней. Пони помчалась следом и оказалась в просторном полном народу зале. Столы ломились от яств, свечи ярко освещали внутреннее убранство. Вокруг них уже собрались многочисленные гости, видимо вельможи и родственники султана. Когда она вошла, все взоры устремились на неё. К ней подбежал маленький паучок паж:
— Проходите. Ваше место между Султаном, Словно звезды блистающим, и его супругой.
Ария подошла к столу. Все как по команде прекратили разговоры и заняли свои места. Началась долгая церемония, когда каждый из присутствующих желал чего-нибудь семье Султана и их дорогой гостье. Причем, каждый раз обращаясь к правителю, они придумывали новое величание, произносимое после обращения. Ария все ждала, когда их словарный запас оскудеет, и они начнут повторяться, но видимо в свободное время они только и занимались что составляли величания. Когда ритуал был завершен, султан благословил стол, и все принялись за еду. Твердой пищи практически не было. Вместо этого столы были завалены всевозможными супами и соусами, она прекрасно понимала, что не сможет это съесть, поэтому повернулась к султану и тихо зашептала:
— Поймите. Именно этого и добивалась от вас принцесса Селестия. Она видела в вашей расе соперника, а потому...
Рот внезапно перестал ей повиноваться. Будто бы онемел, а паук обернулся и молча, постучал передней лапой по голове. Как бы намекая на то, что она выбрала не самое подходящее место для таких бесед. Через пару секунд чувствительность вернулась к ней.
— Вы сказали, что наше угощенье вам понравилось? — поинтересовался он.
— Да — буркнула пони-нежить.
Пир затянулся почти до утра. Все это время она так и не сумела поговорить с султаном о военном походе. Вместо этого её постоянно пытались чем-нибудь угостить, называли красавицей и расспрашивали об её родном мире. В последнем вопросе ей здорово подсобил сам правитель, который помогал ей всякий раз ускользнуть от ответа или сменить тему. Когда этот ад, наконец, закончился, её отвели в отдельные покои, где и предложили отдохнуть перед обратной дорогой. В богато обставленной спальне даже были две клетки с попугаями неразлучниками. Они и стали для голодной пони ужином.
Утром ей предстояла трудная задача. Изменить взгляды на жизнь всего одного паука...