Пожарная безопасность для чайников. Как заниматься любовью с вашим кирином (безопасно)

(👨🚒🎇 Спонсором данного сообщения является Пожарный департамент Кантерлота. 🎇🚒) Запомните: пожаров и вызванных огнём увечий среди пар, состоящих из кирина и пони, можно полностью избежать, если знать особенности физиологии вашего партнёра-кирина и соблюдать ряд необходимых мер. Следование ряду правил и мер предосторожности обеспечит вас безопасными и приятными моментами близости с вашей второй половинкой-кирином.

Другие пони

Моя маленькая Флатти

Сказки о волшебном мире никогда не умрут, пока есть те, кто ими наслаждается, их пишет, в них живет.

Флаттершай Человеки

Плач тьмы

Так сразу и сказал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Биг Макинтош Энджел Совелий Другие пони Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор Стража Дворца

Дело принципа

Директор Селестия терпеть не может возню с бумагами, принцесс и собственное прошлое. К сожалению, первый пункт из этого списка составляет её работу… и она отчаянно нуждается во втором, чтобы разобраться с третьим.

Принцесса Селестия

Лабиринты разума

Очнувшись после комы, вы, наверное, начнёте радоваться. Но если вам сообщат, что прошло 5 лет? Да и очнулись ли вы?

Дерпи Хувз Другие пони

Привет с далёкого Севера!

Понификация рассказа "Привет с далёкого Севера!" Ирины Пивоваровой. Кто читал, тот поймет.

Скуталу Черили

Забирай!

Найтмэр Мун желает власти. Что ж, ищущий да обрящет...

Принцесса Селестия Найтмэр Мун

Йона уметь говорить с животными?

«Эмпатия — это способность видеть глазами другого, слышать ушами другого, чувствовать сердцем другого». Альфред Адлер.

Флаттершай Другие пони

Я подарю тебе себя!

День «копыт и сердец» в Эквестрии. День, когда одни пони дарят подарки другим, своим «особым пони». Но среди всех них, есть те, кого связало бессмертие, давние обиды и общая грусть. Маленькие радости и задорные розыгрыши. То, что должно было поднять настроение, пробудило старые раны, но всё же и для них нашлось лекарство... Два близких, но при этом одиноких сердца стали стучать в унисон.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Мистер Кейк Миссис Кейк

Мечты в небесах

Жизнь кантерлотского инженера одним прекрасным днем негаданно преображает та, что в какой-то момент становится важнее всего на свете. С этого момента увлеченный мечтами о небе, Рэй Трейбс еще сильнее стремится ввысь, но сможет ли он превозмочь те препятствия, что приготовила для него реальность?

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben

Повелители Жизни

Глава 12

Глава в которой ведьма выбирает себе учеников, а с восточными землями начинает происходить нечто странное.

— ...А еще там был пегас с цепями на всем теле и железными ободками на ногах. Ума не приложу, как он при этом летает, но выглядел все равно до крайности сурово!
Ария, нацепив на себя маску безразличия, слушала повествование своего земнопони. Рассказывал он взахлеб, давясь словами, оставаясь под сильным впечатлением от увиденного им на поляне, где провел около получаса среди колдунов и культистов всех мастей.
Ведьму просто распирало от счастья, и она еле сдерживала улыбку — еще бы, судя по словам Норда, собравшиеся были пределом мечтаний любого злодея: мрачные, жуткие и очень-очень могущественные. Вместе с тем, правда, пришло и переживание — а вдруг она будет выглядеть ничтожеством на их фоне. Ей ведь нужны вовсе не гениальные заклинатели, а просто башковитые ассистенты. Но, так или иначе, пора было уже явить себя, а потому, заготовив в уме самое эффектное заклинание, она дошла до края поляны где как раз кстати лежал достаточно крупный валун в два понячих роста, который можно было использовать в роли трибуны:
— Ты стой позади меня так, чтобы никто тебя не заметил. Сейчас главное не... — слово «опозориться» она договорила одними губами.
— Не, что? — переспросил земной.
— Ничего. Не мешай мне.
Она прикрыла глаза, после чего рог её вспыхнул ярким алым пламенем, которое разлетелось во все стороны и росчерками молний окружило её тело, а затем с грохотом взмыло высоко в небо ярким столбом энергии, где и растворилось среди темных туч, которые сюда уже принесли, в честь шабаша, пегасы. Еще какое-то время земля вокруг подсвечивала красным, а когда все закончилось, взоры присутствующих уже были устремлены на неё. «Фейерверк» впечатлил их.
«Чтож, вот и необходимое внимание...» — подумала нежить и нервно сглотнула. Действительно внушительные личности, хоть и пони. Их облик создавал впечатление, будто действие происходит не в Эквестрии, а где-нибудь у драконов или кого похуже. В воздухе витало слово лич, но чаще как вопрос, а не как утверждение. Многократно усиленным магией голосом поняша заговорила:
— Приветствую друзья мои! Сегодня ночью вы — желанные гости на моем празднике. Я благодарна вам за то, что вы собрались в этом месте, несмотря на опасность быть пойманными властями этой страны. Но я могу гарантировать вам, что в данный момент все вы в безопасности и ни один волос не упадет с ваших грив! Если вы сами того не пожелаете.
Зеленая пони выдержала небольшую паузу. «Вроде бы нормальная реакция, не видно ни усмешек, ни презрения... — она вгляделась в разукрашенные черными красками лица. — Стоп! Да чего же я волнуюсь, неужели три года одиночества так плохо на меня повлияли? Я с принцессой себя чувствовала спокойнее!»
— Хотела бы я увести с собой всех вас, но, к сожалению, мне нужна всего дюжина. Двенадцать пони, достойных познать тайны загробной жизни еще до своей естественной кончины. И я уверена в том, что именно среди вас я их и найду!
«Не бойся их, Ария! Никто из них не возвращался с того света и не приводил в Эквестрию орду иллюзорных пауков... Наверное».
Молчание.
«А вдруг они и что-нибудь посерьезнее делали?! Вдруг для них моя выходка — детская шалость?»
Собравшиеся сначала неуверенно, но затем куда смелее застучали копытами по земле. На лицах многих из них засияли улыбки. В воздух полетели радостные выкрики. Кто-то даже назвал её по имени, памятуя о событиях трехлетней давности. Это помогло ведьме немного придти в себя.
— Празднуйте и веселитесь, но не забывайте о том, что я буду ожидать каждого из вас в... — она быстро поискала взглядом какое-нибудь уединенное местечко, где можно было бы проводить собеседования.
«Возможно, стоило посетить это поле пораньше и хоть как-то подготовиться к сему мероприятию» — усмехнулась она сама себе.
— Я буду ожидать вас у пруда. Не толпитесь и подходите по одному, потому как даже если мы не успеем закончить всё до утра, отбор продолжится на следующую ночь.

Пони еще что-то гомонили, а Ария уже спустилась с камня и вместе с Нордом направилась к небольшому пруду, часть которого скрывалась в перелеске. Что бы там ни говорили, но даже культистов приятнее отбирать рядом с журчащей водицей и яркой луной, отражающейся на водной глади. К тому же вода вымыла землю, обнажив скрывающиеся в её толще кристаллы, и те, игрой света на своих гранях, придавали этому месту какую-то таинственность и загадочность.
Буквально через минуту к ним подошел первый желающий обрести бессмертие. Едва представившись, амбициозный гость принялся рассказывать о своих талантах и успехах в темных делах. Он божился, что в совершенстве знает теоретическую некромантию и фактически и сам со дня на день наладит контакт с загробным миром, однако, имея наставника с того света, сделает это быстрее. Единорог много размахивал копытами и свято верил в правдивость своих слов. Ария слушала его молча, лишь изредка мотая головой в знак согласия.
Закончив свою явно затянувшуюся речь, пони некоторое время сверлил её взглядом, ожидая ответа.
¬— Думаю... мне стоит пообщаться и с другими пришедшими, — изобразив улыбку ответила она.
Единорог кивнул и поскакал к остальным.
— Здорово. Первый же посетитель и так нам подходит, — произнес Норд, когда они остались одни.
— Здорово?! Даже тысячу лет назад все знали, что некромантия это псевдомагия, а этот болван пытается убедить меня в том, что добился в ней совершенства!
— Ну, зомби все тоже считали мифом, а Сифус одним своим видом его подтвердил, — повел плечами земной.
— Зомби и нежить это не одно и то же. Зомби это оживший остов без души, а то, что ты видел, было душой покрытой новой оболочкой, не имеющей никакого отношения к прежнему телу Сифуса — просто искаженное отражение его старой формы.
— Эм, не вижу разницы, но раз ты так считаешь...
Она хотела привести ему еще пару примеров глупых легенд, но к ним подошел другой единорог. Куда суровее предыдущего, с черно-белым ирокезом на голове, и еще более захватывающей историей. Правда, его талантом оказалось вязание, а о тех дисциплинах, которые нужны были ведьме, он не имел никакого представления. Потом был третий, четвертый. Настроение её стремительно ухудшалось и фразу «Первый блин комом» уже хотелось сказать не о первом участнике, а обо всем этом шабаше в целом. В основном к ним подходили простые ряженые пони и шарлатаны. Некоторые казались даже на удивление убедительными, пока она не заглядывала в их головы и не считывала мысли. Зачастую гости имели какие-то идиотские подношения, которые по каким-то поверьям могли быть полезны нежити. Иногда появлялись и действительно хорошие колдуны, но, к сожалению для неё, их таланты никак не могли ей пригодиться. Настоящие культисты оказывались либо приспешниками раздора вообще и Дискорда в частности, либо же были как-то связаны с драконами, но ни знатоков рун, ни целителей, ни геологов или химиков, нужных для изучения нового мира, среди них не нашлось. Первое время она еще пыталась быть учтивой со своими «желанными гостями», однако в конце концов терпение её лопнуло и чтобы хоть как-то развлечь себя она принялась откровенно издеваться над ними, то прерывая их на полуслове, то подтрунивая и заставляя смущаться или выходить из себя. Страх перед ними полностью исчез — обычные пони, какими полнится Эквестрия.
К пруду подбежала очередная посетительница. Лазурная единорожка очень торопилась и даже не пыталась сдерживать свои эмоции.
— Имя? — сухо спросила зеленая пони.
— Кентаврина, — радостно ответила гостья. — А я вас видела, вы на маскарад приходили. Помните меня?
— Нет. Есть какие-нибудь таланты или ты просто так сюда притопала?
— Есть. Я в Кентерлотской академии училась, я многое умею, просто я сначала не хотела сюда идти, но когда увидела что это именно вы, а не кто-то другой, так я сразу передумала и теперь я здесь.
— Похвально. Пять «я» в одном предложении. Так училась или учишься? — ведьма с некоторым интересом посмотрела на Кентаврину.
— Я её раньше закончила... за хорошую успеваемость, — быстро ответила единорожка и покраснела. — А вы лич, верно?
— Понятия не имею, кто вас приучил так меня называть, но видимо да.
— Но вы ведь кобылка!
— И? — изогнула бровь Ария.
— А лич, это обязательно мужского пола. Женского пола это личес... личи...
— Личинка? — поинтересовалась ведьма.
— Хи-хи, нет по-другому как-то.
— Так. Сколько там еще народу стоит?
Кентаврина задумалась:
— Около сотни, вроде бы.
—Проклятье! Ладно, иди давай, — ведьма со скучающим видом махнула копытом.
— Так вы берете меня? — с надеждой спросила пони.
— Я подумаю.
Немного потоптавшись на месте, Кентаврина растворилась в темноте.
— Мы тут уже несколько часов торчим, а ты даже никого не заприметила, — проворчал Норд — Ария, тебе ведь все равно придется кого-то выбирать!
— Еще чего! Мне не балласт нужен, а нормальные помощники с полезными способностями и без сдвигов в головах.
Заметив приближающуюся к ним четверку, Ария перевела взгляд на них:
— Вы зачем вчетвером приперлись?! Я же сказала, по одному!
— Так мы это... Одно целое! Всегда вместе ходим, — гордо ответил самый крупный из пришедших.
— Тела сросшиеся что ли?
— Не. Мы рок-группа!
«Ну, это уже слишком!»
Оттолкнув земнопони, нежить поскакала в сторону импровизированной трибуны.
— Эй! Вы куда?! — опешил пони в черном.
Она не ответила, только злобно прошипела себе под нос неприличное ругательство. Добежав до камня, ведьма вновь привлекла всеобщее внимание и крикнула.
— Всё! Отбор окончен. Расходитесь по домам!
Все разговоры мгновенно стихли. Неожиданное заявление. Пони развернулась, и собралась было спуститься вниз, как в толпе кто-то спросил:
— А кого выбрали то?
— Никого! Вы все одинаково мне НЕ подходите!
Собравшиеся заволновались. Гробовая тишина сменилась разочарованными вздохами и недовольным ворчанием, особенно сильно выделился из общего фона возглас полный детской наивности и искреннего удивления.
— Как?! И даже я???
Ведьма невесело улыбнулась уголком рта и посмотрела в небо.
— Нет, что ты. Ты нам идеально подходишь, оставайся, — уверила она кого-то и встала на траву. Лицо Норда выражало крайнюю степень негодования.
«Бедняга, наверное думал, что найдет себе новых друзей сегодня. Ничего страшного, переживет как-нибудь».
— А остальные свободны!
Вскоре поляна опустела. С места не сдвинулась только одна фигурка.

К немалому удивлению земнопони, Ария, как и обещала, взяла единорожку с собой, сославшись на то, что в отличие от многих она хотя бы окончила академию магии Кентерлота, а это кое-что значит. Это радовало, потому как Кентаврина оказалась достаточно приятной собеседницей и сумела скрасить их обратную дорогу до горного хребта. Она много рассказывала о себе и также часто что-нибудь спрашивала о логове, о роде деятельности колдуньи, о жизни по ту сторону горного хребта и по ту сторону жизни. Ария почти все время молчала, расстроенная провалившимся мероприятием, однако если вопросы Норда она попросту игнорировала, то в случаях, когда её новую ассистентку что-то интересовало, ведьма очень скупо, но все-таки давала ответ.
Когда землю осветили первые лучи солнца, путники дошли до хребта. Чтобы не стать обузой, а заодно показать себя Кентаврина взобралась на каменную стену без посторонней помощи, создав магические крылья. Причем были это не маленькие мушиные крылышки, а огромные полупризрачные орлиные крылья нежно-голубого цвета. С немалой долей хвастовства она порхала вокруг окруженного алой дымкой невесомого Норда и куда более ограниченной в летных способностях Арии. Каждую минуту земной ожидал, что ведьма не выдержит и что-нибудь сделает с крылатой поняшкой, но та на удивление спокойно реагировала на её присутствие, правда, нарезать петли и спирали в воздухе все равно наотрез отказалась.
Кентаврина раньше всех оказалась на вершине, а потому, до ушей Норда еще на подлете стали доноситься восхищенные восклицания пони. «Дауж, в этом мы с ней похожи. Меня тоже очень впечатлила эта картина» — подумал земной, пока его тело подымалось все выше. Правда на этот раз, когда он увидел восточные земли, это у него радости не вызвало, как и у Арии. Вроде бы все как обычно, вот только почти третья часть столбов теперь светилась красным огнем, а точки в небе летали как-то неправильно, рывками: то поднимаясь в небо, то резко пикируя на землю. Много их было и над лесом.
— Классно да? — спросила Кентаврина, подойдя к ним.
— Ничуть, — выдохнул земной.
На душе у него стало тревожно, все-таки ближайший к ним ретранслятор тоже сиял злодейским пламенем, а ведь там были его друзья... По-крайней мере он их таковыми считал и не собирался от них открещиваться.
— Да ладно тебе. Просто у тебя нет вкуса, потому что ты — земнопони. А тебе, Ария, нравится?
— Раньше лучше было... — также не отрывая глаз от столбов и двигающихся точек, ответила ведьма, — Так, вы отдыхайте пока, а я скоро вернусь. Не светитесь!

Через минуту они уже остались одни. Пони еще некоторое время разглядывал пейзаж, надеясь высмотреть там хоть что-нибудь, что поможет ему успокоиться, но тщетно. Очевидно, сейчас на этой земле происходили какие-то важные события, которых он, из-за замкнутости ведьмы, не мог причаститься. Он печально вздохнул.
Рядом с шипением испарились крылья Кентаврины.
— А что с ними не так-то? Мне кажется, что башни смотрятся на удивление зрелищно. Даже Кентерлот не может похвастаться настолько крупными постройками.
— Дело не в башнях. Дело в том, что для обитателей этой земли вероятно настали тяжелые времена.
— Но в целом-то все равно красиво? — пытливо спросила единорожка.
— Ну... в целом да.
Удовлетворившись ответом, лазурная пони приподняла платьице, чтобы случайно не испачкать его, и легла на землю, сложив под собой ножки.
— Я всю ночь не спала. — Кентаврина устало зевнула, — еще и протопала такое расстояние. Хорошо хоть до шабаша не пришлось пешком идти, помог один хороший знакомый, дотащив на себе.
— А нам еще плестись и плестись... — земной подумал и тоже прилег. Все-таки сегодня и он достаточно набегался.
— Далеко еще, да?
— Прилично. До того леса и там еще несколько дней пути.
— Дней?!
— Не знаю, может и меньше, если Ария опять будет телепорты использовать. А если пешком, то да — дней.
— Это плохо, — насупилась единорожка. — У меня уже копыта болят от ходьбы, я устала и вообще я не думала, что мы ТАК далеко пойдем. Мы ведь уже за границу Эквестрии вышли.
— Да. Помню, когда я первый раз сюда пришел, тоже очень устал и много жаловался.
— Фу-у, ладно я — дама, но ты же кольт и к тому же земнопони! Ты вообще должен нас обеих на спине носить не напрягаясь.
— Эм... Давай лучше без этого, — нахмурился земной. — Достаточно и одной язвы, которая мне вздохнуть не дает без упрека.
— Хорошо, — легко согласилась Кентаврина. — Но тебе все равно стоит подкачаться.
Они некоторое время пролежали в тишине тревожимые только тихими завываниями ветра, который особо свирепствовал на таких высотах, но потом она продолжила свои расспросы.
— Слушай, насчет «язвы»: почему она ругает тебя все время? Пока мы шли, я успела насчитать около десятка уколов в твой адрес, с её стороны. Вы с ней разругались?
— Понятия не имею, Ария вроде бы ко всем так относится, не только ко мне. Иногда, правда, она даже слишком мила, но только если ей что-то от меня нужно.
— Но ты ведь её первый ученик и правое копыто. Разве это никак не повлияло на ваши отношения?
— Ну... вообще-то я не совсем её ученик.
— А кто же?
— Просто помогаю ей. Мне так хочется.
— А, я поняла! Ты её «очень специальный друг»? — единорожка рассмеялась. — Вообще у неё странный вкус, но в принципе тебя можно назвать симпатичным.
— Я не могу быть «специальным другом» для ожившего мертвеца, — рассердился земнопони. — Ей тысяча лет!
— Да ну. По-моему она классная. Красивая, статная и ухоженная. Если все единороги после смерти становятся такими, то я хочу поскорее попасть на тот свет.
— Сплюнь! Хочет она... такие вещи вообще не стоит говорить. Ни к чему хорошему это не приведет.
— Я говорю что хочу, — Кентаврина показала Норду язык и отвернулась.
— Между прочим, я тут уже не раз бывал на пороге смерти. В этих местах опасно. Не понимаю, кто тебя в таком возрасте вообще сюда пустил?
— А я ни у кого и не спрашивала.
— А родители?
— Пфф! Отец-то? Пусть помучается, поищет. Будет впредь знать, как мне условия ставить.
— Жестоко ты с ним.
— Угу...
Усталость давала о себе знать, и последние фразы они говорили все медленней, и все чаще прикрывая глаза. Конечно, раннее утро далеко не самое лучшее время для сна, но вымотанному организму все равно где упасть, чтобы восстановить силы.

Саддам огляделся. На поляне уже никого не было, только мусор да импровизированные столики, дающие понять, что шабаш все-таки проводился. «Эх, старый дурак. В былые времена ты бы с легкостью преодолел весь маршрут галопом за сутки, а сейчас не уложился и в почти трехдневный срок» — корил себя единорог, прохаживаясь по полю. Совсем недавно тут бурлила жизнь, и до сих пор воздух хранил в себе остатки ярких эмоций, но теперь все опять смолкло на долгие годы. Грустно это — опаздывать на судьбоносные собрания.

— Просыпайтесь! Живее, нам нужно добраться до дома пока у нас есть такая возможность.
Ария как всегда появилась в самый неподходящий момент, когда перепутанные мысли едва начали обращаться в бессмысленные сны. Казалось, он только успел закрыть глаза, но на самом деле прошло уже больше двух часов. Земнопони поморщился и поднялся на ноги. Кентаврина только немного приоткрыла глазки и спросонья похлопала ресницами, ничего не сказав.
Пока ведьма отошла в сторону, еще раз прикидывая их будущий маршрут, Норд тихонько произнес:
— Лучше бы тебе подняться. У неё не самые приятные способы прогнать сон.
— Не хочу, — сердито ответила поняша и снова опустила голову.
«Не завидую я ей, — подумал земнопони. — Лишних две минуты отдыха ничто в сравнении с перспективой повисеть вверх тормашками или получить магический заряд под ребра».
— Эй, остолоп, ты уже встал? — ведьма снова вернулась к их стоянке, — Отлично. Юная волшебница, ты тоже просыпайся. У нас нет времени нас отдых, если те ребята внизу опять начнут воевать, мы можем оказаться между молотом и наковальней.
— Ну, еще чуть-чуть!
— Нет, выспишься, когда будем в лесу.
«И это всё?!» — не то чтобы Норда обуяла зависть, но все-таки гораздо приятней было бы видеть равное отношение ко всем членам группы.
Шумно выдохнув, Кентаврина со страдальческим видом встала и расправила складки на платье.
— Ария, нам надо поговорить, — обратился к пони с фиолетовыми волосами Норд.
— Нет времени, — быстро ответила нежить.
— Но это по поводу Чародея! Мы можем помочь им.
Она не ответила, развернулась и поскакала вниз по каменистому склону, призывая остальных сделать то же самое. Дальше последовало то, что земнопони потом сравнивал с марш-броском, потому как расстояние до самого леса они преодолевали галопом. И причины такой спешки летали совсем недалеко. Хуже всего, что это были уже не виверны с всадниками, но какие-то непохожие друг на друга уродцы с неодинаковыми крыльями и какими-то псевдопропеллерами, а порой и вовсе, с одним крылом, которым они так яростно орудовали, что просто каким-то чудом держались в воздухе. Разглядеть их лучше Норд не сумел из-за разделявшего их расстояния, да и не особо хотел это делать.
Каждую секунду он боялся, что Кентаврина не справится и упадет где-нибудь, но она хоть и сетовала на усталость, ни разу не оступилась и не снизила темп бега. Так что в осиновый лес они попали без осложнений. Следовало еще поблагодарить судьбу за то, что участок, по которому пролегал их маршрут, был очень скуп на растительность и острые камни, все-таки как минимум двое марафонцев укрывали свои тела длинными попонами, а потому любой колючий куст мог бы сыграть с ними

злую шутку.
Оказавшись под тенью высоких деревьев, они перешли на шаг, а через некоторое время Ария устроила привал в одном из небольших оврагов, где они и отдыхали до наступления темноты.

Тут никогда никто не задерживался надолго. Наверное, именно поэтому все тайные встречи проходили здесь или рядом с этим местом. Много лет назад всего парой километров севернее и они проводили тот памятный ритуал у одного из самых крупных кристаллов в слепленном за пару часов стоунхендже. Возникло желание посетить тот пригорок и посмотреть, что с ним стало за эти годы, но старик пересилил себя. Зачем ворошить прошлое? Достаточно и того что этот день каленым железом выжжен у него в голове.
Старый колдун остановился у валуна где, судя по вытоптанной траве, и происходило самое важное. Здесь недавно был лич, который обещал своим будущим сторонникам встречу с умершими. А они всеми силами пытались доказать что достойны такой чести. Интересно, каким он был? Костяным конем, горящим зеленым пламенем, как гласили легенды юга или сокрытой черной мантией призрачной пони с источающими свет глазами, как рассказывали у них, на севере? Хотя какая теперь разница!
«Разворачиваться и идти в Черриополь, назад в дом пристарелых? Зачем? Вряд ли меня там кто-то ждет. Подумают, что помер, поплачут и успокоятся. Да и нужны ли они мне? Я могу найти свое последнее пристанище и здесь» — Саддам еще раз походил вокруг камня и вдруг обнаружил, что отдельно от всех вдаль уходит цепочка следов. Он пригляделся к ним, а затем активировал свой рог, после чего прямо из воздуха отделилось что-то вроде легкой дымки. Вдохнув её, он почувствовал запах ветхости, прикрытой нежными духами. Вряд ли кто-то еще мог бы источать такой странный аромат. Единорог прошел вперед и еще раз воспользовался своим таланом. В точку! Обладатель запаха и с ним еще несколько пони пошли в сторону горного хребта и если он поторопиться, то вполне может догнать их.
Не переставая использовать рог, Саддам понесся по следам путников...

Небо над головой хмурилось. Да и лес определенно стал куда менее приветливым за эти дни. Если до этого корни деревьев не давали почве уходить вниз, то теперь в некоторых местах целые рощицы оказывались под землей, так что видны были, лишь верхушки, а порой и вовсе целиком пропадали в черноте провалов. Норд надеялся, что их дом не постигнет такая же участь, во время очередного землетрясения. Кроме того, вдалеке теперь светилась красная башня обновленного ретранслятора, нагнетая обстановку.
Новая помощница вела себя достаточно тихо, лишь изредка давая короткие комментарии по поводу состояния леса. Когда они завели беседу на эту тему, Норд краем уха услышал предположение Арии о том, что всему виной сменившая свое русло подземная река, которая тысячелетия подтачивала земную твердь своими водами. Быть может ситуацию также усугубили шахты, кои явно здесь имелись, потому как некоторые из пещер плавно переходили в некое подобие штолен. На еду, вернее её отсутствие, Кентаврина не жаловалась, и оказалось, что еще в Кентерлоте перешла на травяную диету, полностью отказавшись от мучных изделий. На это ведьма с усмешкой ответила, что зашла дальше и вообще отказалась от еды ради «сохранения фигуры». Со временем единорожка и земнопони все сильнее отдалялись друг от друга. Норду не понравился её нагловатый характер, который начал проявляться особенно явно, когда она узнала о том, что ведьма использует его как слугу и подопытного кролика. Да и сама пони вовсе не стремилась более о чем-то с ним говорить, найдя себе нового собеседника в лице нежити.
Вот так примерно за двое суток они и дошли до логова.
— И ты здесь живешь?! — охнула лазурная пони, откинув назад повисший перед глазами кремовый локон.
— Да, — просто ответила Ария.
— Но... но ведь это старая полуразвалившаяся халупа, которая по размерам едва-ли не меньше моей спальной комнаты! Я даже отсюда чувствую, как от нее несет гнильем и плесенью.
— Ничем там не несет, — вступился за домик Норд. — Все вычищено и вымыто, а запахом мокрой древесины веет из леса.
— И все-таки — мерзкое зрелище. Ни за что на свете не стала бы жить в этой дыре!
— А придется, если ты, конечно, не желаешь отправиться домой, — ведьма строго посмотрела на свою ученицу и та мигом затихла, правда ненадолго.
— Но мы с тобой достойны большего, — она перевела взгляд на свою наставницу, — влачить жалкое существование в полной изоляции, посреди леса, это само по себе ужасно, а в таком месте так и вовсе кошмар.
— Мы здесь не влачить существование будем, а работать.
— Ну не двадцать четыре часа в сутки ведь.
— Как получится. — Ария пожала плечами и открыла дверь. — В любом случае не переживай, ты перестанешь замечать эту разруху уже через пару недель напряженного графика. А пока располагайся, этот земной покажет тебе твою комнату, если конечно он их действительно подготовил.
«Этот земной» естественно подготовил комнаты и быстро отвел новенькую жительницу в одну из них.
— И это комната? — скривилась Кентаврина. — в ней ведь ничего нет кроме подозрительной подстилки и пустого шкафа. А вещи где?
— Если бы ты их с собой взяла, они бы были.
— Так я вообще не собиралась с вами идти и ничего не брала с собой, кроме сумочки. Эм... Ладно, думаю, я это переживу, а есть еще какие-нибудь комнаты? Получше этой.
— Есть, но в них то же самое, — невозмутимо ответил пони.
— Тогда я их тоже посмотрю.
— Дело твое. Раз уж ты единственная ученица ведьмы, то конкурентов на жилплощадь у тебя нет. Следуй за мной.
По очереди Норд показал ей все вымытые и подготовленные к приему гостей комнаты и, после долгих метаний, Кентаврина остановилась на седьмой, там были поклеены пусть и выцветшие, но все-таки красные обои. Она еще что-то говорила по поводу дома, но пони не стал дослушивать её до конца и спустился к себе.
Его голова гудела. Он пока еще не мог понять радоваться ему появлению третьей в логове ведьмы или же грустить. С одной стороны, дом определенно оживет с её появлением, тем более что она единорог и её заботит его внутреннее убранство, но с другой, вредный характер и противный голосок, будто она всегда говорила, заткнув нос, ему уже порядком надоели. Хотя чем именно она его раздражала, он все-таки сказать не мог, или не хотел себе в этом признаваться. «Ладно, уверен мы с ней сможем притереться друг к другу. Все-таки у неё есть много и положительных черт. Даже, наверное, больше чем отрицательных. Да и Арии она понравилась, а если она рада, то и я рад».
Он посмотрел в окно. Сквозь сосны кое-где пробивал красный свет. В голове возникли образы закованных в цепи щупальцеголовых пони. Он вспомнил о незаконченном разговоре с ведьмой и собрался было идти к ней, как вдруг в дверь дома постучали.