Звездная ярость.

Прошлое не всегда такое каким кажется и иногда надо обернуться назад чтобы не попасть в ловушку обстоятельств снова.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия ОС - пони Человеки

Похождение демикорна: Сингулярность.

Все в нем. Редактировал Knorke.И скорее всего это его последняя работа на строиесе.

Перерождение...

Ночной полёт...

Флаттершай

Теперь ты пегас или как стать пони

Пегас по прозвищу Бастер в раннем детстве угодил в компанию драконов-подростков, и те воспитали его как своего. Он настолько забыл свою истинную природу, что сам стал считать себя драконом. Но в один прекрасный день Бастер сталкивается с M6. Естественно, те не могут оставить его в покое и пытаются перевоспитать бедолагу. Что из этого выйдет?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек ОС - пони

Дорога из желтого кирпича

Рейнбоу Дэш с прим-фамилией Вендар вызывала неоднозначную реакцию как среди читателей, так и среди героев/антигероев мира Гигаполисов. Гладиатор, убийца, пьяница. Но это лишь внешняя оболочка. А какие тайны скрывает нелюдимая пегаска, чье тело и душа покрыты застарелыми шрамами? Перед вами история, которая должна пролить свет на жизнь этого неоднозначного персонажа. История, которая так не похожа на сказку...

Рэйнбоу Дэш Человеки

Sunset Shimmer: Harmony is me

В жизни Сансет происходят большие перемены; появляются новые враги; новые друзья. Продолжение читайте в фанфике.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Почти свободен

Принцесса Селестия получает очень важное задание от послов Зебрики. На следующий же день она отправляется в путь, вместе со своим таинственным стражем, о судьбе и прошлом которого вы сможете прочитать по мере появления новых глав.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Кризалис Стража Дворца

Она вернулась

Найтмер Мун вернулась из своего тысячелетнего изгнания. Хотя, она хочет представить Вечную Ночь по-другому...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Мэр Найтмэр Мун

Дневник Королевы Драмы

С позволения прекрасной Рэрити здесь публикуются главы её дневника, который она начала вести ещё в школе.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора Трикси, Великая и Могучая Черили Хойти Тойти Фото Финиш Сапфир Шорз Принц Блюблад Опалесенс Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Карамель Дискорд Найтмэр Мун Фэнси Пэнтс Флёр де Лис Мистер Кейк Миссис Кейк

Крушение Надежд

Предательство свершилось. Защитница Твайлайт ступила на путь, который не предполагает права на возвращение. Она намерена ввергнуть весь мир в огонь новой братоубийственной войны и выковать в пламени пожаров смертоносный клинок - верные лишь ей армии новой Эквестрии. И первым ударом Твайлайт становится зачистка малого анклава ушедших от старого королевства общины пони, где суждено погибнуть не только мятежникам, но и всем, кто остался верен присяге, долгу, чести и дружбе

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Автор рисунка: Noben

Повелители Жизни

Глава 13

Глава, в которой Ария придумывает план, а Норд попадает в Филидельфию

Стук повторился. Ария отстранилась от зеркала в своей комнате и повернулась в сторону двери.
— Да кто там тарабанит?!
Сначала она полагала, что это Норд мается дурью, но звук явно шел не из его комнаты. Пожаловавшись на судьбу за то, что не дает ей даже переодеться, зеленая поняша развернулась и вышла в коридор. Стучали во входную дверь. Земной в нерешительности уже застыл перед ней, не зная как поступить.
«Посетители? Здесь? Это не серьезно» — подумала она, заготовив в уме боевое заклинание. С другой стороны, если некто пришел к ним со злыми намерениями, то зачем стучится? Сквозь щели в прогнивших досках виднелся силуэт. Явно не пони. Слишком низкий и широкий для подданных Селестии.
«А если он не пони, значит...»
Ария резко открыла дверь. Обычно интуиция её не подводила. С другой стороны, встретив этого заросшего, дремучего горбуна в дорожном плаще где-нибудь на улице любой бы ошибся. Он, видимо из-за врожденного дефекта позвоночника, вынужден был смотреть на всех исподлобья ибо, даже несмотря на крупное сложение, оставался ниже других пони. В глазах его читалась внутренняя сила и стойкость. Из-под капюшона сосульками свисали скатавшиеся седеющие патлы волос. Наполовину скрытое капюшоном лицо хоть и избороздили морщины, но на перезрелый фрукт он еще не походил. Судя по всему, пришелец был единорогом, да и мог ли обычный земнопони преодолеть горный хребет. Это и единорогу-то не каждому под силу. Пришелец тяжело дышал, иногда переходя на хрип.
— Ну и урод — скривилась ведьма, — ты как сюда попал?
— Это вы! Бессмертный лич, который набирает себе сторонников, — произнес незнакомец, безуспешно попытавшись выпрямить кривую шею и встать прямо.
— Я спросила, как ты сюда попал, страшила?
Старик убрал с лица налипшие волосы и пристально посмотрел на Арию.
— Я опоздал на отбор и шел по вашим следам до самого дома, лич.
«Ого. Если горбун говорит правду и он действительно преодолел все это расстояние в одиночку, то это достойно некоторого уважения»
— Не очень-то верится. И как же ты преодолел хребет? Ты ведь не колдун, это видно.
— Я левитировал камни себе под ноги, а если уставал, то останавливался на каком-нибудь выступе.
— А летающие существа? Они тебя видели?
— Я прятался. Быть может, они меня и видели, но не обратили внимания.
— Приняли за своего? Мило. А как же магические ловушки в лесу?
— Ловушки? — незнакомец закашлялся, — видимо те твари профаны в этом деле, потому как нужно быть полным идиотом, чтобы поставить их в столь очевидных местах.
— Ах-ха-ха, и правда, никогда не понимала, кто их этому учил, — невесело рассмеялась ведьма, напомнив себе переставить капканы.
— Так вы возьмете меня в ученики, лич?
— Не староват ли будешь для ученичества? Тебе не сегодня-завтра на тот свет отправляться, так с какой стати я должна тратить на тебя свое время?
— Клянусь, что пригожусь вам! Я крепок телом, несмотря на мой возраст и многое умею.
— И что же? — прежде чем он ответил, Ария силой своего рога приподняла его попону и взглянула на кьютимарку. Там изображалась бутылка эля. Ведьма расхохоталась:
— Да уж. Прекрасный талант, а главное, какой полезный! Прости, но у меня в логове слишком мало алкоголя для таких «талантов».
¬— Это не то, что вы подумали! — от такого бесцеремонного досмотра, пони сильно рассердился, но сдержал себя. — Мой талант — разделять жидкости на составные элементы, он проявлялся у многих в моем роду и нужен был для того, чтобы понизить градус в алкогольных напитках, которые они изготавливали, но я смог развить свой талант!
— И теперь умеешь его повышать? — язвительно спросила ведьма.
— Нет. Я могу работать с любой жидкостью и химическим составом. Могу собрать в кучу разлетевшиеся по дому ядовитые пары и вернуть в колбу. Могу...
— Химические составы говоришь... — на всякий случай ведьма залезла в его воспоминания. Преимущественно всякий бред и почти всегда какая-то кобыла рядом, но при этом старикашка действительно многое умел, да и его твердый характер весьма ей приглянулся. — Ладно, оставайся. Только учти, я не буду считаться с твоим возрастом.
— Как вам будет угодно, бессмертный лич.
— Называй меня Арией, старик. И, кстати, от больных суставов очень помогают капустные листы и настойка трилистника. И то и другое ты сможешь найти в этом лесу.
Ведьма пригласила пришельца в дом.
— Разве мертвым известно о таких вещах?
— Более чем — довольно улыбнулась нежить, — А вот тебе только предстоит узнать, что такое потеря чувствительности ног, вечная сухость во рту и выпадение зубов, а если тебе особенно не повезет, и ты станешь долгожителем, то добавь к этому списку еще полную слепоту и паралич конечностей. Эх, старость... прекрасное время.
Не прекращая разговор, они дошли до её комнаты.
— Я отлично знаю все старческие недуги. Мои покойные товарищи в полной мере смогли ими насладиться, в отличие от меня.
— А ты, значит, думаешь что им не подвержен? Наивный, я тоже такой была. Твое тело как старый механизм, который работает на одном только добром слове. И хоть сейчас ты еще полагаешь, что все более или менее работает, но скоро случится так, что каждый день ты будешь вычеркивать из списка какую-нибудь свою функцию. Организм придет в негодность примерно за месяц, в крайнем случае, за год. После этого ты и сам захочешь побыстрее умереть. Это и есть причина, по которой я не хочу брать тебя. Никто не знает, как скоро это случится. Ну да ладно, попробуй здесь прижиться: выбери комнату, отдохни, а когда будешь готов, мы сможем заняться делом.
Саддам, так звали этого пони, судя по его воспоминаниям, развернулся и зашел в ближайшую к нему комнату, даже не поинтересовавшись подготовлена ли она, а ведьма вернулась к себе, плотно закрыв за собой дверь.
«Ах, как было бы прекрасно, если бы все нужные мне пони приходили сюда сами» — подумала она, вернувшись к созерцанию своего отражения.

Всю ночь что-то громыхало вдали. Словно гром, только на небе не было ни единого облачка. Норд не мог заснуть. Судя по всему Кентаврина, комната которой располагалась прямо над ним, тоже. Она часто вставала с лежанки и ходила по комнате или по коридору второго этажа. Цоканье её копыт, которое усиливалось подковами, окончательно сбило сон. Да и Ария среди ночи вдруг разбудила своего ветхого помощника и отвела его в лабораторию, где они тихо чем-то занимались, иногда покидая подвал, чтобы захватить какие-нибудь ингредиенты. Во время очередного такого хождения земнопони поднялся и встретил ведьму у склада. Она была немного потрепана, а от её длинных волос исходил неприятный запах каких-то химикатов.
— Ты очень кстати, дружок — сказала она, прежде чем пони успел открыть рот. — Я придумала тебе задание на ближайшее время: ты отправляешься в Филидельфию. Ты рад?
— Эм... Я о другом хотел поговорить, Ария.
Ведьма прошла в комнату, где были разбросаны книги и свитки.
— Ты ведь слышишь эти звуки? — негромко спросил он.
— Ближе к делу. Какие звуки и что ты от меня хочешь?
— Тут происходит что-то нехорошее, вернее не тут, а там, за лесом.
Ведьма на секунду замедлилась, но потом опять углубилась в поиск какой-то бумажки в комнатке.
— Ты помнишь тех странных пони, которых мы встретили у столба? У меня болит сердце.
— Немудрено, ты трижды или четырежды бывал во вредном для здоровья мире.
— Я не о том! Там за лесом, возможно, страдают пони. Чуть другие, но очень похожие на нас с тобой. Мы обязаны вмешаться!
— Неужели? — она подняла в воздух какой-то листок. — Вот он, моя лапочка! А я уж испугалась, что размок во время ливня.
— Ария, мы обязаны помочь им. Они воюют против жутких существ совсем одни, без какой-либо помощи!
— И при этом умудряются мне не мешать. Вообще отличные парни! В отличие от тебя. Ты знаешь, где находиться наш с тобой «фронт»? Я скажу тебе, он — налево до двери и прямо за ней. А то, что происходит где-то там за лесом, тебя никоим образом не касается, понял?
— Я все обдумал, Ария! Те пони не могут победить Чародея не из-за его силы, а из-за того, что не могут пользоваться магией в его цитадели, ведь там нет ретрансляторов. А ты можешь. Давай сразимся с ним! Я уверен, что мы сможем его одолеть.
Ария резко остановилась, а затем строго посмотрела на земного.
— Так, тебе этот пресловутый Чародей что-нибудь сделал? Он тебе мешает?
— Нет, но...
— Тогда чего ты к нему прицепился? Какое тебе дело до их разборок? Это их война, не лезь в неё. Справятся они и без твоей сопливой помощи, а если не справятся, значит это их личные проблемы, а не твои и тем более не мои.
— Но он же злой!
— Это тебе один щупальцерылый так сказал?! Говорю тебе, не влезай! Ты понятия не имеешь что там к чему, а уже собираешься куда-то бежать и кого-то побеждать. И что самое смешное, пытаешься и меня в это втянуть, имея наглость думать, что тебе удастся загрести угли моими копытами. Ты в своем уме, деревенщина? Я, между прочим, занята тут исследованиями, а не пинаю балду, думая чего бы эдакого мне учудить. А тебе завтра предстоит долгая дорога. Какие к Дискорду войны?
— Ты разве не хочешь стать героем для целой расы?
Это был, пожалуй, последний аргумент, который мог использовать Норд в этой ситуации, хоть он и прекрасно понимал, что вряд ли это подействует. Ведьма даже не ответила, только презрительно фыркнула и вышла из комнаты. За дверью он услышал топот.
— Это тот тип, который расставляет порошки по цветам радуги? — спросил грубый старческий голос.
— Он самый.
— Чего он хотел?
— Какая тебе разница, горбун.

Ведьма сдержала свое слово и ранним утром следующего дня, раздав задания своим ученикам, она повела земнопони в сторону Филидельфии, а заодно вкратце объяснила ему свой план. Он заключался в том, чтобы самостоятельно набрать себе помощников среди Эквестрианцев, выбирая тех, кто действительно будет ей полезен. Как именно она намеревалась искать нужных пони и, что главное, каким образом заставить их следовать за собой, ведьма еще не придумала, но первая кандидатура уже имелась. И жила она именно в Филидельфии. Ария рассказала ему, что встречала её всего единожды, когда посещала библиотеку и сразу обратила на неё внимание, потому как та была единственной единорожкой, которая увлекалась рунами и вполне возможно, являлась весьма сведущей в этом вопросе. Каких-либо наводок она ему не дала, сказала только, что начать поиск следует с центральной городской библиотеки, а еще, что та пони имеет на своем боку желтую метку — звездочку. Кроме того, пони нарисовала ему какой-то символ и сказала, что он должен будет показать его той поняше, если уговорит её присоединиться. Затея Норду не понравилась, тем более что путь до Филидельфии занимал немало времени, а он на тот момент был слишком обеспокоен судьбой аборигенов, чтобы так просто просиживать время в дороге. Правда, ведьма игнорировала любые его попытки вновь поднять тему её битвы со «злом», от чего вскоре все разговоры об этом утихли. Она сопровождала его до самого Понивилля, где он, стараясь не попадаться на глаза своим знакомым сел на поезд и поехал в Филидельфию.
Методика Арии, нарочно она это сделала или нет, оказалась весьма эффективной. Чем дальше он был от рокочущего, шипящего и мерцающего востока, где сошлись в полномасштабной битве кальмарообразные пони и непонятные существа Чародея, тем меньше его заботил этот вопрос. Знакомые и мирные пейзажи Эквестрии, которые он видел из окна своего вагона, помогли ему успокоиться, а мерный стук колес убаюкал его, позволив уснуть. Норда окружали милые лица, которые не против были вести с ним неспешные разговоры ни о чем. Создавалась иллюзия будто все, что с ним происходило с момента его встречи с ведьмой, лишь глупый сон, который, наконец, закончился, оставив после себя лишь дымку неприятных воспоминаний. Разве что поседевшая нога разрушала эти приятные грезы. Глядя на неё, он вновь обретал связь с реальностью и вновь думал, зачем же он на все это согласился, обменяв скучную работу в прекрасном месте на унижения и помыкания в какой-то дыре.
Так прошли его несколько дней в поезде, по прошествии которых он добрался до крупного культурного центра Эквестрии, с каменистыми мостовыми, фонтанами, статуями прославленных поней и витиеватой резьбой на каждом доме. Город этот всегда был светлым и приятным глазу, без кентерлотской пестроты и снобства, словно маленькая резная шкатулка, рядом с громоздким шкафом. Хотя сам Норд сравнить два этих города был не в состоянии, ведь и Филидельфию он видел впервые, никогда не покидая Понивилль без крайней необходимости. С другой стороны, первое впечатление незабываемо.
— Эм... Не подскажете как пройти в библиотеку? — спросил Норд у прохожего.
— Грызете гранит науки? — снисходительно улыбнулся седобородый пони, — она совсем рядом, сразу за тем музеем с запряженной тройкой перед входом. Отсюда можно даже видеть верхушку этого здания.
Земнопони поблагодарил горожанина и поскакал в указанном им направлении. Идти действительно пришлось недолго, и уже через пару минут он поднимался по винтовой лестнице в тот зал, о котором говорила ему ведьма Ария. Перед входом сидела аккуратная пони-библиотекарь, чем-то напомнив ему его знакомую Блюпайпер.
— Простите, не появлялась ли здесь единорожка с фиолетовой шерсткой и длинной светлой челкой с желтой полосой.
— Случайно не та, которая всегда в отделе мифологии и рунической магии читает?
— Наверное, она самая. У неё еще метка в виде звездочки.
— Это Виолстар. Шестая ученица принцессы Селестии, а зачем она вам? — пегас поглядела на него поверх своих очков.
— Я должен с ней кое о чем поговорить, — таинственно ответил Норд, желая чтобы его фраза не вызывала подозрений и заставляла задуматься одновременно.
— Ну, в городе вы её не найдете, она живет в Тинктоне, поселении что в семнадцати километрах от Филидельфии по западной дороге, — ответила она, будто бы и не заметив его намека. — Лучше спросите у кого-нибудь из местных, туда говорят, еще тропинка ведет через перелесок, вы сэкономите уйму времени, если пойдете по ней.
— Спасибо, уверен мне это пригодится. Кстати, а у вас книги зебры Или о Пелина есть?
Библиотекарь наморщила лоб и надолго задумалась:
— Эмм... Нет, разве что в хрониках я где-то встречала это имя. В нашей библиотеке вообще мало зебрианской литературы, как, впрочем, и в Эквестрии. Сами понимаете, огромное расстояние и трудности перевода мешают культурному обмену, тем более что зебры не печатают свои труды, переписывая их вручную.
— Мхм. Ну ладно, тогда доброго вам дня.
Норд еще раз улыбнулся ей и покинул обитель книг. Чтож, в любом случае даже если бы у них были письмена зебрианского зельевара, вряд ли Норд мог бы взять их с собой. Теперь оставалось только найти Виолстар и убедить её присоединиться к Арии. Зеленая поняша сказала ему, что это должно быть нетрудно главное рассказать ей, что ведьма тоже занимается рунной магией и напомнить про ту их встречу. Но с другой стороны оказалось что единорожка — ученица принцессы, а значит, отправлена сюда приказом её величества.
Долго искать тропинку не пришлось, потому как кто-то из сердобольных жителей поставил в стороне от дороги табличку, на которой угольком начертал слово «Тинктон» и стрелку, указывающую куда идти. Быть может, стоило все-таки уточнить маршрут ведь расстояние было вполне достаточным чтобы заплутать, но Норд решил не затягивать с этим делом, а потому каменистую дорожку с фонарными столбами вскоре сменила совершенно дикая местность с заросшей тропой и неаккуратным, но чистым ручейком, через который можно было перейти по ветхому деревянному мостику.
Задумавшись о том, что же он, совершенно незнакомый тип, будет говорить шестой ученице, Норд даже не заметил, как перелесок закончился, а следом за ним появилось широкое поле с одной лишь большой сопкой на краю, на которой кроме редких пучков травы ничего не росло. Так бы он и брел в этом направлении, если бы нос к носу не столкнулся с другим земнопони, синего окраса, с болотного цвета короткой гривой и завязанным в косичку хвостом. Следом за собой он тащил телегу полную земли, а потому едва успел затормозить и не врезаться в помощника ведьмы.
— Встретились два мыслителя в чистом поле, лбы порасшибали — изрек груженный землей кольт.
— Чего? — не понял Норд. Он рассчитывал услышать какой-нибудь комментарий попроще, а потому был несколько обескуражен.
— Идем, говорю, и дальше носа своего не видим, — добродушно ответил силач.
— А, ну да. Ты тоже, наверное, о чем-то думал. Не в курсе, сколько еще до Тинктона?
Синий пони задумался, потом посмотрел вдаль и сказал:
— Если этой дорогой пойдешь, то и недели не хватит.
— Ну, вообще-то это короткая дорога. Мне её посоветовали в городе.
— Короткая дорога еще под деревьями закончилась, а этой тропой, шахтеры под гору ходят.
— Эмм. Так, я выбрал не тот путь, верно?
Сам того не заметив Норд уже последовал за новым знакомым, который неторопливо шел вместе с телегой куда-то в поле. Он показался ему немного странным, но при этом излучавшим какую-то теплоту и доброжелательность. Причем не ту, милую, свойственную всем пони... кроме ведьмы и еще некоторых объектов, а сильную, крепкую, как некоторые из тех солдат со Стены Единорога, с которыми ему довелось некоторое время быть вместе.
—Каждый путь по-своему верен. В мире не бывает неверных дорог, все они копытами протоптаны.
Правда, более понятным он от этого не становился.
— Да? Но в Тинктон я им не попаду, так?
— Если только вперед пойдешь, не попадешь. Но мы ведь не бизоны, чтоб только вперед бегать.
— Фу-ух... Так, отведешь меня до поселения?
Эта иносказательность уже начала немного нервировать земнопони. А еще он заметил, что они начали взбираться на довольно-таки крутой склон сопки. Причем тащить в гору тяжеленную телегу была не его идея.
— Отведу, — пожал плечами собеседник.
— Хвала Селестии! — выдохнул Норд.
Некоторое время они прошагали в тишине, слушая лишь шелест ветра в поле и мерный скрип колес. Со временем земля на возвышенности становилась все мягче. Видя, как старается его сородич, земной поинтересовался:
— Тебе помочь?
— Благодарствую, не откажусь.
Земной кивнул и, подойдя сзади, принялся толкать телегу. Нелегкое это оказалось дело. Тем более что вершина, казалось, только отдалялась от них.
— Меня Зок, зовут — представился силач.
— Приятно познакомиться, я Норд. Слушай, а зачем мы её в гору тащим? Там ведь это... Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет.
— Ну так то умный — рассмеялся Зок, — а нам, дуракам, все ни по чем.
— Да уж...
Земля на вершине оказалась очень сырой и если бы не глубокая колея, которая тут уже имелась, тащить телегу было бы куда тяжелее. Единственное о чем он сейчас думал — поскорее бы доползти до вершины, а там спускаться будет одно удовольствие, главное следить, чтоб телега сильно не разгонялась. Остановились они только на самой верхушке.
— Вываливаем! — крикнул синий кольт и, сняв с себя хомут, налег на тележку сбоку.
— Эй-эй, зачем это?! — едва успел произнести земной, после чего тележка перевернулась и земля посыпалась с вершины во все стороны. Будто бы её и не было.
Зок гордо посмотрел на результат своих трудов.
— Своротил-таки земнопони гору, — отдышавшись, сказал Зок.
— И что это означает?
— Что простой земнопони может перенести гору на своих плечах, больше ничего. Раньше она на том краю поля была, теперь здесь стоять будет.
Норд проследил за копытом своего нового друга. С такой вышки прекрасно обозревалась окружающая их местность, виднелись даже крыши небольших домиков Тинктона, но Зок показывал не на них, а на заросшую молодой травой впадину, на другом конце

поляны. Понять, серьезен ли сейчас его собеседник было проблематично, тем более что уж больно здоровой была сопка под ними.
«Скорее всего, он просто шутит, — решил про себя земной, — никому не под силу таскать такую кучу земли с места на место. Даже развитые города с бульдозерами и кранами этим не занимаются».
— Вот так разом и перетащил? — на всякий случай спросил он.
— Разом стог сена не проглотишь, как рот ни разевай. Мы соломинка за соломинкой все и съели.
Зок поднял тележку и, впрягшись в неё, направился в сторону домов, провожать Норда.
— Ты её что ли по тележкам перетаскал? — удивился Норд, еще раз прикинув объем работ. Настоящее безумие.
— Так и есть.
— И сколько ты на это времени убил?
— Две зимы и три лета времени погибло.
«Два с половиной года?! Потратить два с половиной года своей жизни на ЭТО?»
— Но зачем?
— Сказал мне кто-то, мол, земные хуже других будут вот и стали соревноваться пегас, земной и единорог кто гору первым передвинет.
— И как успехи у твоих оппонентов?
— Недоели. Покусали и на третий день бросили, — усмехнулся пони.
— А разве единственный оставшийся участник не побеждает в споре автоматически?
— Так не для спора ведь все делалось!
— Не слабо. Я бы так утруждаться не стал, мы ведь все-таки не летаем, да и магии у нас нет, — грустно сказал Норд, для которого отсутствие крыльев и способностей к телекинезу было больной темой.
— Не в том счастье. Мы ведь и огонь из легких извергнуть не можем. Каждому творению — свой талант.
— Ну да, только мы как-то испокон веку только садоводы и землепашцы... Скука смертная.
Зок не стал отвечать, углубившись в себя. «Интересно, о чем он сейчас думает? Что бы я думал, завершив такое же долгое и трудное дело. Которое к тому же интересовало бы только маня самого. „Какой я молодец!“ — наверное. Или: „чем бы мне сейчас заняться?“. В любом случае мне этого не узнать». Норд посмотрел ему в глаза, зеленые, почти как у него, и под цвет кьютимарки — трехлистного клевера. Разве что более туманные.
— И что ты будешь теперь делать?
— С ветром играть, кто кого пересвистит.
— А... понятно. Вернее непонятно. Что это значит?
— Значит, что свободен я.
Вместе они, наконец, добрались до поселка. Тинктон оказался очень небольшим. Куда меньше даже Понивилля — всего пятнадцать-двадцать стареньких домиков с рыжими черепичными крышами. Разве что каждый дом являлся чем-то вроде фермы или усадьбы, где за живой изгородью росли тыквы, свекла, капуста и прочие овощи, которыми местные жители снабжали рядом стоящий город. Что больше всего удивило Норда, так это прекрасный аромат, который стоял в этом маленьком поселении. Скорее всего, он исходил от каких-то овощей, но был приятнее любых цветов, которые в сравнении с его милой простотой пахли бы как-то резко и пошло. В центре поселка когда-то установили деревянную скульптуру единорожки, которая как будто бы не устояла на ногах на большом каменном шаре, наполовину вкопанном в землю. Выглядело это немного по-детски, зато здорово украшало центральную площадь.
Как оказалось, Зока здесь отлично знали, и каждый встречный доброжелательно приветствовал его, махая копытом.
— А где здесь Виолстар проживает? — негромко спросил он у земнопони.
— Оглядись кругом, найти её обитель дело нехитрое.
Норд кивнул и осмотрелся. Все дома похожи, у одного немного обгоревшая крыша, у другого покосившиеся ставни, но в целом ничего необычного. А вот участок. Тут уж действительно невозможно было ошибиться, потому как только один из них был заросшим и совершенно заброшенным, а редкие культурные растения просто терялись среди сорняков. Проследив за его взглядом, Зок утвердительно кивнул.
— Верно мыслишь.
— Ну, чтож — немного смущенно произнес пони, — тогда спасибо тебе за все, дружище. Надеюсь, еще встретимся. А мне остался сущий пустяк — любым способом уговорить шестую ученицу Селестии стать помощницей ведьмы.
— Не пожалеть ли мне что привет тебя сюда? — строго спросил Зок услышав слова земного.
— Что? — Норд понял, что зря разболтался. — Ну, она не совсем ведьма, просто я её так называю. Она добрая и безвредная. Разве что когда-то давно умерла, а теперь вернулась с того света.
— Теперь ты говоришь загадками?
— Нет, я серьезно! Не переживай так, она также служит Селестии... хотя это, наверное, тоже секрет.
— Ты не похож на волка в овечьей шкуре, но учти, если хоть один волос упадет с её гривы, ни тебе, ни твоей ведьме несдобровать.
Звучал Зок сейчас крайне убедительно. Все-таки с тем, кто в одиночку умеет тягать телегу на гору вряд ли стоит шутить. Норд нервно сглотнул. Не хотелось бы обманывать его.
— Слушай, а тебе ведь сейчас все равно нечем заняться. Не желаешь ли пойти со мной и тоже стать её помощником? Уверен, она тебя с радостью примет, а заодно ты узнаешь, что я не пудрю тебе мозги.
— Мозги не кексы, чтоб их чем-то пудрить.
— Да и Виолстар быстрее к нам привыкнет, когда ты будешь рядом. Вы ведь с ней знакомые, так я понял?
Чем дольше пони обдумывал это, тем больше ему нравилась идея взять с собой Зока. Тем более что куда проще будет убедить единорожку присоединиться к ним, если земной согласится с ней пойти. Может это подарок судьбы? В конце концов, сколько же можно ей его терроризировать.
Кольт с телегой надолго замолчал, уставившись в никуда. Затем посмотрел в полные надежды глаза Норда и кивнул.
— Ну, ведьма, так ведьма. Разве может меня скинуть с горы тот, кто полчаса назад помог мне на неё взобраться. Дай только телегу оттащу и вернусь.
— Спасибо, друг!
Норд крепко обнял его и пошел в сторону дома Виолстар. Светло-карий пони был счастлив: пусть Зок и не самый понятный собеседник, но в любом случае ему он нравился куда больше чем язвительная Ария, мрачный Саддам и Кентаврина, которая... в общем, тоже не очень. Тем более что Зок и, вполне возможно, Виолстар будут на его стороне в споре о том, чтобы помочь щупальцеротым пони.
Славные мечты. Его уже не беспокоили дела насущные, он шел к двери, но в душе был очень далеко. Среди героев спасших не Эквестрию, но вполне себе нормальную расу пони. И пусть он знал, что такие мысли редко заканчиваются чем-то хорошим, но не каждый же день за ними должно следовать наказание. В виде исключения все может пройти гладко и без эксцессов.