Luna's Descent

Краткий очерк о ночи, предшествовашей превращению Луны в кошмарное воплощение тьмы. Туман прошлого слишком долго покрывал многие детали - пора их раскрыть!

Принцесса Селестия Принцесса Луна Найтмэр Мун

Сталлионградские вечера

Шпионская история, разворачивающаяся в мире МЛП. Принцесса Селестия, почувствовав магическое возмущение в соседней стране, отправляет своих шпионов, узнать их причину. Агент Свити Дропс должна проникнуть в стан потенциального противника, для выполнения этой нелёгкой миссии. Вот только соседнее государство, это зловещий Сталлионград. Сможет ли Свити спасти Эквестрию, выполнить задание и при этом не сойти с ума? Узнаем.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Лира Бон-Бон

Робинзонада Данте

Попаданец. Это и краткое описание, и сюжет, и диагноз. Всякие там Сьюшки и self-insertion'ы. Ну, вы знаете, как это бывает.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Лира Бон-Бон Дискорд Человеки Сестра Рэдхарт

Подарок на День Сердец и Копыт

Некоторым может показаться, что отношения между Мод Пай и Майдбрайером навряд ли можно назвать романтичными… Как же они ошибаются.

Другие пони Мод Пай

Выручи меня!

Жеребчик Твинки Литтл отправился купить себе кексиков, но по пути события приняли нежданный оборот.

Пинки Пай ОС - пони

А было ли вторжение?

Итак, теперь, наконец, завершён рассказ, в основном написанный в конце 2012 года и являющийся по сути "пробой пера". В те уже довольно далёкие времена затевался целый цикл очерков в стиле "гонзо-журналистики" от лица моего собственного ОСа, имя которому Vigorous "Vim" Stringer (stringer - внештатный журналист (англ, жарг.)). ОС - весь из себя аристократ, оппозиционер и журналист от скуки - со всеми вытекающими последствиями. Действие происходит во вполне каноничной, но всё же слегка альтернативной Эквестрии, подобной, скажем, маркесовской Колумбии, где имеются свои "тёмные стороны". Впрочем, затеянный цикл не имел продолжения, ибо я потихоньку занялся романом. Иллюстрации: http://photo.rock.ru/img/O7WlJ.jpg (OC by Ren) http://photo.rock.ru/img/jtSkM.jpg (By Black Snooty)

Другие пони ОС - пони

Медовый час

Что происходит, когда Октавия играет?..

Октавия

Темный лес

Подруги приходят к тихоне на чай, а в это время за окном можно созерцать величие темного леса.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек

На краю

История о судьбе ветерана Великой войны...

ОС - пони

Этюд в зелёных тонах

Однажды в дверь к Флатти постучали...

Флаттершай ОС - пони

Автор рисунка: aJVL

Повелители Жизни

Глава 30

Глава, в которой Ария побеждает свои страхи

Ария лениво повела свешанным с матраса передним копытцем и розовый спирит поплыл за ним, кружась и играясь с недоступным ему материальным предметом. Сейчас она лежала в такой позе, в какой никогда бы не позволила себе лежать – на животе, раскидав передние и задние ножки в разные стороны. Почему? Да потому, наверное, что она и следить за собой перестала, ни одного раза не подойдя больше к зеркалу. Нежить устала машинально ухаживать за собой. Быть красивой для себя одной, а не для кого-то другого. И ей даже было не важно, что серебряная решетка намордника отпечаталась на мордашке, а клыки еще несколько часов назад глубоко вошли в мягкую перину.

Нет, не прав был Норд, когда утверждал, что она вообще не покидала свою комнату. Первое время Ария еще пыталась жить как прежде и по ночам тайком летала в Филидельфию, где ловила небольших зверей, а по возвращении продолжала свое исследование. Еноты, собаки, зайцы – их души изымались и привязывались к ней магическими оковами, после чего она пыталась избавиться от них при помощи не заклинаний, а всё тех же рун. В какой-то момент ей это удалось и души маленьких животных освободились из духовного плена, вот только она заметила странный эффект: спустя буквально несколько секунд, максимум – минуту, лишившиеся своего владельца души все равно рассыпались, превращаясь в обычную энергию. Они просто не могли поддерживать свою форму самостоятельно. Словно целостность и являлась той самой платой, которую отдавал «хозяин душ» за дополнительные крохи силы, которые получал от них. Подобная метаморфоза стала для неё серьезной проблемой, потому как успеть вновь закрепить их за собой за столь короткий промежуток времени, при том, что освобожденные призраки никак не хотели сидеть на месте, оказалось крайне непросто. Следовало бы как можно скорее обсудить это с Её Величеством, но Ария не собиралась пока делиться с ней результатами этого исследования. Коварный план увести из-под носа Богини миллионы подданных уже давно созревал в её голове, тем более что Селестия, судя по всему, даже не подозревала о возможности каких-либо манипуляций со столь высокой материей.

А потом, ища очередную жертву, она наткнулась на котенка, принадлежащего кому-то из местных жеребят, и вспомнила об обещании, которое когда-то дала Кентаврине. Забрав его с собой, ведьма умертвила его, создав призрака, коего даже сумела окрасить в розовый цвет, и вот тут она, наконец, сломалась. Расклеилась, как зеленая пони сама это называла. Следовало провести с ним ту же самую процедуру, что и с другими животными, попытаться отцепить его от себя и вновь закрепить, имитируя предстоящую авантюру с мертвыми душами Эквестрии и всего мира, но, как она ни старалась, жалость к последней просьбе лазурной пони не позволила ей что-либо с ним сотворить. Она стала просто делать то, что в совершенстве умеет делать нежить – не следя за временем монотонно совершать одни и те же действия. С грустью вспоминать свою прошлую жизнь и мимоходом играть с «ручным духом». Достаточно просто, если учесть, что мертвый не мог ни проголодаться, ни устать. Её мышцы не затекали, а тело не требовало постоянно менять позу, поэтому единственным мерилом времени для неё, в какой-то момент, стали визиты Норда.

Вот и сегодня, вернувшись в комнату после несостоявшегося разговора с её земнопони она легла на кровать и попыталась сосредоточиться.

«С другой стороны, Кентаврина ведь никуда не делась, – мысленно утешала себя Ария. – Она просто проходит определенную, ключевую, стадию важного эксперимента, с которым, я более чем уверена, она справится и сумеет найти дорогу обратно в наш мир. А когда она вернется, то наверняка поймет и простит меня за то, что я с ней сделала. Конечно, простит! Иначе и быть не может… – ведьма скептически хмыкнула. – Пойдет на юг наберет армию пауков и прибьет меня… Я ведь тоже с пониманием отнеслась к поступку принцессы. Да уж вот сейчас я действительно стала «лучше понимать ту боль, которая сидит на сердце Селестии». Наверное, предавая меня, она тоже полагала, что я потом прощу её, снова став преданной и доброй её ученицей. Интересно, за сколько грехов корит себя Богиня Жизни?»

Между тем цитадель стало ощутимо потряхивать. Ария перевернулась на спину так, чтобы длинная фиолетовая грива закрыла собой лицо, и сомкнула веки. «Землетрясения вполне могут происходить в этой местности, лишь бы не слишком сильные. Не хотелось бы обнаружить себя под завалами в ближайшем будущем. Нет, у меня всё будет по-другому. Я буду ждать её по эту сторону и не дам ей заплутать в собственных противоречиях. А еще я ни за что не дам Тии нацепить на Кентаврину намордник. Она этого не переживет, – кобылица улыбнулась и поправила себя, – вернее, «не переумрет»».

Еще через несколько минут или часов её внимание привлек шум за дверью. Кто-то, громко топая, проскакал по коридору.

– В конец обнаглели, – пробормотала Ария, поглядев на дверь и напомнив себе, что надо бы приструнить свой распоясавшийся коллектив. Если бы не лень она переломала бы все ноги этому бегуну.

Через мгновение топот повторился. Затем еще и еще. Создавалось впечатление, будто они бегали кругами или играли там в догонялки. Перед её дверью! Как можно уйти в себя при таком грохоте!?

– Наверняка это всё Норд придумал, чтобы меня выманить. Ну, гаденышь…

Так и недоговорив фразу, ведьма поднялась с кровати и, быстренько надев на себя платье и сережки, быстрым шагом направилась в коридор. Пришло время отвечать за свои поступки.

Когда дверь распахнулась, первым на кого упал её взгляд, оказался Маннтек. Щупальцерылый, нацепив на себя какие-то цветастые шмотки, вооружившись копьем и прицепив на бок факел, сломя голову несся куда-то вперед. Очевидно, бедолажки от безделья решили поиграть в рыцарей.

– Ты какого Дискорда тут творишь!? – рыкнула на него ведьма, заставив пони на мгновение опешить. Придя в себя, он внезапно что-то выкрикнул на своем языке и вместо извинений побежал на неё. Вот тут уже растерялась сама ведьма. Только сейчас она обнаружила, что Маннтек набрал в весе, изменил размер и расположение черных глаз и вообще сильно преобразился. Подняв его над землей, она откинула его от себя подальше, все еще пытаясь найти логическое объяснение случившемуся, как вдруг боковым зрением Ария уловила, что к ней приближаются еще двое таких же «Маннтеков». Не зная как поступить, ведьма стукнула их лбами друг о друга и направилась вперед, где на неё бежал новый щупальцеротый. Она силой выдернула из его щупалец копье, затем хорошенько встряхнула нападавшего и притянула к себе.

– Ты кто такой? – задала она вопрос, глядя прямо в глаза нежданному гостю.

Вместо ответа храбрый солдат попытался боднуть её головой, но она, не переставая сверлить его взглядом, отодвинула храбреца немного подальше. Он не очень хотел с ней разговаривать, но его слова не имели для неё значения. Мысли кольта и так могли ей многое объяснить.

Мгновение спустя в её голову понесся хоровод воспоминаний. Была там информация и о его рождении, когда он вылупился из икринки на радость своим родителям, и о любящей семье, о счастливой жизни под узорчатым куполом – мысли и переживания на каждом этапе жизни. Даже сны. Заинтересовала её разве что его практика в использовании магического посоха. Демонстрация того, как посох не работает на свежем воздухе, но активируется в любом водоеме. Мельком взглянув на телекинетические упражнения, на метание молний и активацию магических устройств, которыми полнились подводные города, она перешла дальше. К тому месту, где случился коллапс. Совсем недавно. Месяца два назад. Оказалось, что у всего подводного королевства в одночасье исчезла магия. Все посохи, кристаллы, все генераторы магии превратились в обыкновенные камни. Магические устройства, ставшие неотъемлемой частью жизни подводного народа, замерли. Даже ласковый бирюзовый свет, освещавший морское дно, погас. Для привычных к использованию заклятий пони это стало настоящей катастрофой, ведь даже единороги, из-за близости с пегасами и земнопони, были не так зависимы от колдовства, как щупальцеротые. Именно это послужило причиной их выхода на поверхность, далеко на севере – там, где жили их зализывающие раны после горького поражения сородичи. Собственно они и предположили, что всему виной происки Чародея, который сумел сначала оставить без магии их, добравшись до ретрансляторов, а теперь вполне мог получить доступ к самому первоисточнику их силы. Точных сведений в голове рядового солдата конечно же не было, только слухи и сплетни, но даже этого хватило, чтобы вызвать огромный интерес у ведьмы, которая давно хотела найти способ перенести магию в Мир Мертвых.

Однако поддерживать с ним ментальный контакт дольше становилось опасно. Оглушенные ранее пони уже пришли в себя и готовы были вновь напасть на неё, даже не разобравшись, враг она им или друг. Её кольт, все еще окруженный красным мерцанием, против своей воли полетел в сторону противоположной стены, где сбил с ног сначала первого нападавшего, а затем двух других.

Тем временем, со стороны лестницы появлялось все больше солдат. Да и тот грохот, который доносился отовсюду, и который она изначально приняла за землетрясение, намекал на то, что количество их вовсе не ограничивается парой десятков. Счет шел на сотни, а может и тысячи, а значит, сражаться с ними было далеко не самой лучшей идеей. Недолго думая, ведьма создала стену красного пламени перед несущимися к ней воинами и пошла дальше по коридору, раскидывая попавшихся на глаза щупальцеротых в стороны.

«Проклятье, что если они уже в моей лаборатории? Книги, руны, древние манускрипты, дорогущие магические краски, они же все уничтожат! – сокрушалась кобылица. – Ах, и почему я не выставила дозорных. Почему моя группа не выставила дозорных?! Как они допустили вторжение аборигенов в крепость? Неужели сложно было соорудить баррикады на входе? Предупредить меня? Может, их и самих застали врасплох и перебили? Обидно. С другой стороны там Виолстар и Лайт Ли. У этих двух колдуний должно было хватить ума на создание барьера, правда, первая вероятнее всего испугается и забудет, что у неё вообще есть рог. А может они сделали это нарочно? Захотели избавиться от меня и натравили этих ребят, сказав, что я – гремлин. Нет, вряд ли Виол и Норд на такое способны».

В цитадели уже царил настоящий хаос и внутренний голос все настойчивее предлагал ей бежать, но, решив все-таки не бросать дело всей своей загробной жизни, зеленая пони попыталась найти другой путь на нижний этаж. Идти, а точнее шествовать, как она этого хотела, ей все-таки не позволили подступающие со всех сторон враги, и поэтому вскоре кобылице пришлось перейти на рысцу. Использовала она преимущественно отбрасывание, чтобы не расходовать лишний раз магическую силу, но, когда ситуация накалялась в ход шел весь широкий арсенал её заклинаний. Появлялись и многочисленные иллюзии, и барьеры, и молнии, и много чего другого лишь бы держать врагов подальше от себя, хоть такие эффектные заклятия наоборот лишь притягивали к себе ищущих битву дальних родственников Маннтека. К счастью, колдунов выпускающих опасные синие разряды среди этих типов не было и все, что могло угрожать ей это длинные копья, владение которыми у этой расы оставляло желать лучшего.

Спустившись по узкой винтовой лестнице, по которой ранее спускалась обслуга навеки вставшего лифта, она выбежала в коридор, где уже можно было видеть заветную дверь, а также несколько десятков бегущих пони. Создав длинный туннель из алых, выросших прямо из пола, металлических прутьев, она беспрепятственно пробежала расстояние от лестницы до двери лаборатории, где ненадолго смогла почувствовать себя в безопасности. Шум и крики остались за её крупом.

– Фух… – устало выдохнула нежить и медленно прошла в тускло освященный рунами зал.

Щупальцемордые там уже побывали, о чем свидетельствовали перевернутые столы, кощунственно смазанные символы и разбитые колбы с красками, но самые необходимые ей книги пока еще были целы. По ним разве что немного потоптались. Она закинула их в вещмешок и направилась к выходу.

– И снова я остаюсь без своей лаборатории. Когда вы, наконец, создадите мне нормальные условия для работы!? – сердито спросила она у принцессы Селестии.

Стоило бы еще заглянуть на склад, прихватив оставшиеся там свитки и редкие ингредиенты рунических красок, но такой роскоши она позволить себе не могла. Слишком опасно долго задерживаться на одном месте.

Открыв дверь, она вновь воспользовалась созданным ею туннелем, который безуспешно пытались разрушить стоявшие по обе стороны пони. «Ну, пусть пытаются» – ехидно усмехнулась Ария. Со временем прутья, конечно же, рассыплются, потому как ни одна магия не может существовать вечно без дополнительной подпитки, но какое-то время в её распоряжении имелось. Вдруг сквозь широкий зазор между прутьями просунулось копье и глубоко вошло в её бок. Громко выругавшись, ведьма обломила древко, даже не удосужившись вытащить наконечник, после чего опалила огнем своего обидчика и галопом добежала до спасительной лестницы. Увечья в её планы точно не входили.

Теперь оставалось только найти выход из этого ада и на этот счет в её голове имелись три варианта: либо бежать до комнаты Кентаврины вверх, где нападавших вероятно пока было не так много, либо выходить через парадный, что, по её мнению, являлось полнейшим безрассудством, зато выглядело бы крайне эффектно и навсегда показало бы этим парням кто хозяин цитадели, ну или же она могла пытаться воссоединиться со своей группой, ответственность за которую с неё никто не снимал, после чего покинуть цитадель через дыру в стене. Представив себе, как она появляется и героически вырывает своих пони из лап смерти, кобылица усмехнулась и потопала наверх.

«Дорогая принцесса Селестия, с грустью должна сообщить вам, что моей исследовательской группы больше нет – составляла она у себя в голове текст будущего письма. – К сожалению, они оказались безмозглыми болванами и прозевали атаку многотысячной армии агрессивных туземцев. Выжила только я».

Когда лестница осталась позади, ведьма отворила узкую незаметную дверь и протиснулась в коридор, где в неё тут же полетели копья. Все-таки зря она забежала в лабораторию. Счет шел на секунды. Ария создала вокруг себя непроницаемый барьер и попыталась оторваться от преследователей, но за очередным поворотом её уже поджидали еще щупальцеротые. Судя по всему, эти воины знали, что она еще вернется сюда и загнали пони в ловушку. Ну, по крайней мере, они так думали. Не сбавляя темпа, ведьма обратилась в огромного искрящегося от красных молний каменного монстра похожего на носорога и попыталась протаранить их строй, чтобы вырваться из окружения, и, можно сказать, ей это удалось. Натиска такой махины они не выдержали, разлетевшись в разные стороны как кегли, вот только вернувшись в свой родной облик она вдруг обнаружила еще несколько копий в своем теле.

– Ну вы перестанете когда-нибудь это делать или нет?! – раздосадовано крикнула пони. Не то чтобы ей было больно, просто жутко обидно из-за того, что её единственное и прекрасное тело снова попортили.

А когда она попыталась побежать возникла и другая проблема, острое копье в ноге мешало ей двигаться. Споткнувшись об него, она наступила на другое и в результате неуклюже бухнулась на каменный пол. В этот момент Ария поняла, что вполне может скоро узнать, куда попадает нежить после повторной гибели. Щупальцеротые с каждым мгновением становились все ближе. Достать из себя все копья она никак не успевала, но вот, когда первый из нападавших уже находился всего в паре метров от распластавшейся на полу поняши, она вскочила на ноги и бросилась прямо на ощетинившийся пиками строй врага, после чего скастовала яркую вспышку, ненадолго ослепившую всех в округе.

Когда, спустя пару секунд, зрение вернулось к ним, никто не обратил внимания на то, что щупальцеротых стало на одного больше. Командир, упустивший ту, которая, как ему показалось, и является тем самым Чародеем, что-то сердито приказал на своем языке, и солдаты принялись по очереди проверять все двери, пытаясь обнаружить беглянку. В то время как Ария спокойно поднялась на следующий этаж, откуда уже было не так далеко до заветной комнаты и, облегченно выдохнув, потопала в бывшие покои лазурной единорожки. Там она немного передохнула, сложила еще кое-какие вещи в сумку и со спокойным сердцем вылетела в оконце, навстречу луне и появляющимся на небосводе звездам.

Захваченная цитадель осталась позади. Собственно и прежняя её жизнь тоже. Сейчас Арии следовало найти способ связаться с Её Величеством и присмотреть себе новый дом. Потом новую исследовательскую группу. Или сделать вид, что она убита вместе с остальными, а самой податься куда-нибудь на Восток? Хотя… глупо было бы прерывать исследования, когда сама судьба подкинула ей столько новой информации для размышления. Раньше она всегда считала, что заряженные кристаллы сами по себе являются источниками силы и не могла понять, почему ни один из них не работал в ином мире. Сегодня же она, покопавшись в голове того кольта, узнала, что даже камням требуется какой-то первоисточник, который вполне можно отыскать и возможно даже взять с собой. Вот только что он из себя представляет?

Продолжая размышлять, ведьма остановилась у большого камня, взобравшись на который она сняла с себя платье, подстелив его под себя, достала зеркальце, косметичку, зеленую глину и принялась за свой внешний вид. Несмотря на возвышающийся за спиной замок, из узких щелей которого уже валили клубы едкого дыма, она особо не переживала за свою жизнь. Все щупальцеротые сейчас были внутри или же на площадке перед входом, слишком занятые штурмом, наблюдать же за длинной спиралевидной дорогой ведущей под гору никто даже не собирался. Здесь был только ветер.

Тело её оказалось сильно покалеченным после сегодняшнего дня и перво-наперво требовалось заделать все эти дыры, которые превращали обычную пони в отвратительное решето. С каждым мазком она все больше хмурилась и желала напавшим на неё щупальцемордым самой незавидной участи, иногда горестно вздыхала, видя, что глины становится едва ли не больше чем нормальной кожи покрытой жесткой зеленой шертской. Сложнее всего оказалась с пробоинами на ногах, потому как она и сама прекрасно понимала, что глина там от постоянного движения будет крошиться и сыпаться, вновь выставляя её увечья напоказ. С другой стороны можно было завязывать ботинки повыше…

– Спасибо хоть не в голову били, – пробормотала она сама себе.

Когда с телом было покончено, она перешла к мордашке и привела себя в порядок, подведя ресницы, затенив веки и нормально причесав гриву и хвост.

«Если учесть, что дата коллапса точно совпадает с датой гибели Чародея, – подумала она, глядя на расческу, – может он сам был источником магии для этих пони? И как только его не стало, исчезла и магия. Маловероятно, правда, ведь он здесь всего три сотни лет, а цивилизация щупальцеротых застала Луну еще до её ссылки. А что если источником магии был не гремлин, а то существо, которое его сожгло? Хоть оно и не погибло, но Кентаврина рассказывала, что, появившись из-под земли, оно улетело за облака, куда-то в космос. Быть может именно такое существо и стало бы «генератором магии» для наших единорогов. Стоило бы выяснить у Селестии, что за титана она запрятала так глубоко под землей, но сначала, думаю, мне самой стоит наведаться в этот провал. Быть может я сама смогу найти там ответы на все вопросы. Да, пожалуй, именно туда я сейчас и отправлюсь»

Кивнув себе, зеленая пони пошла в сторону леса и уже расправила крылья, готовая взлетать, как вдруг её внимание привлек странный шум, доносившийся откуда-то снизу. Словно кто-то пытался царапать гору. Подойдя к краю дороги, ведущей в цитадель, она свесила голову и посмотрела на нижний виток, где увидела какого-то щуплого земнопони. Закрепив на голове зеленый фонарик, он безуспешно пытался залезть на отвесную скалу.

«Я знаю только одного кольта, который стал бы ковыряться в монолитном камне… – с улыбкой подумала она и полетела вниз, – а если Норд остался жив, значит, возможно, и другие мои пони где-то неподалеку. Чтож вместе веселее». Она изящно приземлилась за спиной у кольта, как вдруг обнаружила, что снова ошиблась. Только на этот раз, определить, кем является этот дико отощавший бледно-зеленый жеребец, ей удалось далеко не сразу. Он не был похож ни на одну разновидность пони, которых она встречала в этом мире, а вот в мире другом их было более чем достаточно. От него веяло мертвенной прохладой, грива была даже не белая, а просто бесцветная, таким же блеклым был и он сам. Метка на боку так и не появилась за более чем три года «жизни». В отличие от неё он не нашел себе новое призвание, поэтому она все еще могла считать себя единственной нежитью обладающей кьютимаркой. Вот только сейчас это её никак не обрадовало.

Кольт резко обернулся и как робот пошел прямо на неё, не сводя с кобылицы своих глаз. Один из них был явно больше другого и источал желтовато-зеленое свечение. Как полная луна, или око того существа, которое тысячу лет наблюдало за ней с высоты птичьего полета. Колени Арии непроизвольно подогнулись. Возникло желание убежать, но вместо этого она также медленно попятилась назад. Увидеть здесь того зомби из Ньюпони тауна она никак не рассчитывала. Увидеть здесь КАРА она никак не рассчитывала. Все полузабытые кошмары вновь ожили в её голове. Планы, которые она строила в своей голове минуту назад, рассыпались, стали мелкими и ничтожными.

Она пыталась убежать от них. Нельзя убежать от Смерти. Она беззащитна против её Слуги. Против Слуги самой Смерти. Против Слуги, который… находится сейчас далеко-далеко за пределами владений своей владычицы…

Ария вдруг остановилась и на лице её появилась хищная улыбка.

– Кар, а ты ведь сейчас бессилен, не так ли?

Голос её все еще дрожал и уверенность пока была скорее напускной нежели чем настоящей, но с каждой секундой она все больше убеждалась в своих словах. Если бы у него было хоть что-то, чтобы справиться с ней, он бы уже давно этим воспользовался.

– Я? – удивился зомби, – Я вовсе не Кар...

– Я не с тобой разговариваю, ничтожество! – заткнула его ведьма, и заглянула ему прямо в глаза – Ну, я права? Ты и сам, небось, не ожидал, что попадешь в такую ситуацию, когда залазил в этот «доспех», ставший для тебя еще и тюрьмой. Атакуй же меня, покажи, что я не права!

Кар молчал. Естественно. Ему тяжело было выражать мысли без своего длиннопалого напарника, но он точно был там. Внутри Сифуса. Смотрел на неё его глазами.

– А знаешь, я даже рада, что мы наконец-то встретились, – не переставая улыбаться Ария неторопливо стала обходить зомби, который пытался дотянуться до небольшого узелка на боку, – Я столько времени хотела отблагодарить вас за ваше радушие… Кар, тебя можно заставить мучиться? Мне бы так этого хотелось.

– Эм, подожди, не убегай далеко – сипло пробормотал Сифус, кое-как добравшись до узелка и вцепившись в него зубами, – я… сейчас…

Заметив его старания, ведьма как бы невзначай активировала левый козлиный рог, и тело Сифуса пронзила кроваво-красная молния, откинув к краю обрыва и выбив узелок изо рта. Живой бы вряд ли пережил такой удар.

– Понравилось?

– Нет, – честно признался Сифус, но ведьма будто бы и не заметила его ответ, обращаясь к другому обитателю высохшего тела.

– Поверь мне, я найду способ выковырять тебя из этого зомби и еще пообщаюсь с тобой лично. Может, если я распилю его пополам, ты вывалишься наружу, а? Как скользкий и сопливый младенец. Это ведь так здорово: получить такой ценный материал для моих исследований перед самым вторжением, – ведьма театрально удивилась, – Ой, а ты не знал?

Сифус поднялся на ноги и снова пошел к узелку, Ария нахмурилась и застыла на месте, но когда до пожитков зомби оставалось каких-то пара шагов, земля под ногами пони вспыхнула и до черноты опалила его передние ноги, заставив отступить. Запахло паленой шерстью.

– Да, Кар. Ваш дом постигнет незавидная участь. Тысячи солдат и сама принцесса Селестия сравняют ваш мир с землей, а потом из черного и серого пепла воздвигнут новую и прекрасную страну, в которой таким как ты, уродам, места, увы, не найдется. Жаль, что ты этого уже не увидишь.

– Мой дом? Что вы собираетесь с ним делать? – испуганно спросил мертвый земнопони.

Вместо ответа она только хмыкнула. Возможность поиздеваться над своим давним врагом будоражила ей кровь. Редко в жизни выпадает шанс почувствовать полное превосходство над противником. Смотреть в глаза своему злейшему врагу и чувствовать его бессилие. Ведьме в какой-то момент стало так приятно, что даже полученные совсем недавно увечья, даже вечный голод, даже Кентаврина на время перестали её тревожить.

– И зачем я вообще убегала от тебя? Был ли смысл три года бояться твоего появления, если ты слабее последнего щупальцеротого, встреченного мною сегодня в цитадели. На что ты вообще надеялся, когда столько времени шел сюда, а?

– Я не могу вернуться, пока не отведу тебя обратно, – все еще не проявляя никаких эмоций, произнес Сифус.

– Ах, вот как? – она подняла в воздух узелок и, играя им перед лицом кольта, убирала его всякий раз, когда он протягивал к нему копытца. – Чтож, соболезную. Тебе поставили невыполнимую задачу. Да и вообще, не переживай – вместе с эквестрианской армией приду и я, так что самое большее через пару месяцев твоя миссия выполнится сама собой. Вот только награды за это тебе уже никто не даст.

Закончив говорить, она стукнула его узелком по голове и притянула ношу к себе.

– Эй! Верни его мне или… – запротестовал кольт, и также медленно «побежал» в атаку.

– Или что? И что же ты мне сделаешь? Укусишь, лягнешь?

Сифуса окружило алое сияние, которое подняло его в воздух, после чего, разделившись надвое, потянуло пони в разные стороны, до тех пор, пока с неприятным треском голова нежити не отделилась от тела. Естественно, что мертвее он от этого не стал и даже не изменился в лице от такой дикости. Ария брезгливо отбросила сопротивляющееся тело, затем потрясла его головой в воздухе.

– Такой ты мне куда больше нравишься. Компактный и совсем не опасный.

Водрузив живую голову на ближайший выступ, Ария потеряла к нему интерес, после чего развязала узелок, внутри которого обнаружилась небольшая костяная шкатулка с резными узорами на углах.

– И это всё? – искренне удивилась она, повертев её в копытцах.

– Отдай! – как-то по-детски наивно потребовала голова.

– Еще чего. Я думала, что там, как минимум, волшебный меч, а тут шкатулка и притом самая обычная. Зачем ты притащил с собой дурацкую шкатулку? Может там черт сидит? – ведьма постучала по шершавой поверхности и приложила к ней ухо. – Хм, не отзывается. Забавно.

Немного подумав, ведьма открыла крышку и заглянула вовнутрь…

Лишь под утро воины покинули крепость. Сказать, что они не оставили там камня на камне было бы глупо, потому как несмотря на всю праведную ярость, коя переполняла их сердца этой ночью, разрушить копытами крепкий камень и мощные дубовые доски им оказалось не под силу. Но все что можно было перевернуть, сломать и разбить было испорчено, а то, что представляло хоть какую-то ценность, было вынесено в качестве трофеев. Они хотели еще и сжечь цитадель для полного счастья, однако огонь, пройдясь по нескольким этажам, так и не смог нанести ей ощутимого урона.

Ныне, лагерь щупальцеротых располагался на равнине перед лесом, и его хорошо было видно с вершины этой горы. Именно туда и направлялись сейчас Маннтек, Норд и Виолстар. Первый, чтобы присоединиться к ним, а двое других, просто чтобы проводить его до равнины.

Сегодня был на удивление прохладный день. Маннтек и Виолстар всю дорогу о чем-то говорили, а Норд просто молчал, закутавшись в теплую попону. Он дулся на своих товарищей, а в первую очередь на самого себя, потому как, несмотря на все обещания Делфина, найти ведьму после погрома им пока так и не удалось. Саддам приложил все усилия, чтобы узнать, куда же она направилась, но из-за огромного количества запахов, с которыми и работал бывший культист, след её постоянно ускользал от него. Он до сих пор бродил там, в почерневших от копоти и грязи коридорах, но шансов на успех было немного. Земной хотел искать её вместе с ним, но Саддам не принял его помощь. Горбуну привычнее было работать в одиночестве.

– Ну, дальше я один пойду, – остановившись на одном из поворотов, произнес Манн.

– Обязательно отправь какую-нибудь весточку, когда доберешься до дома, – улыбнулась единорожка, – мне ведь тоже интересно, что у вас там произошло.

– Непременно, – ответил ей кольт, – И тебе, и Норду, и всем-всем-всем я даже думаю вас как-нибудь пригласить к себе в гости. Посмотрите прекрасную архитектуру наших городов, а заодно увидите, что такое настоящий спектакль. У вас же есть заклинания позволяющие дышать под водой?

– Я таких не встречала, но уверена, что есть.

– Тогда ждите приглашения.

Обняв на прощание шестую ученицу, Маннтек поглядел в сторону земнопони. Норд остановился в стороне, уставившись куда-то в землю.

– До встречи Норд! – весело крикнул ему кольт.

– Бывай, – буркнул в ответ земной.

– Если все-таки найдете вашу зеленую злодейку, не забудьте упомянуть об этом в ответном письме.

– Угу…

– До свидания Манн, – попрощалась с ним единорожка и напоследок еще раз крепко обняла его, после чего, застыв на месте, несколько минут смотрела ему вслед.

У него все должно было закончиться благополучно. У всех хороших парней все всегда заканчивается благополучно. В этом никто не сомневался.

– Я в замок, Норд. Ты со мной? – спросила его Виолстар, заметив, как пони наклонился и что-то поднял с земли, – Норд?

– Смотри, это же её неснимаемый намордник.