Автор рисунка: aJVL

Воссоединение аниморфов

Часть 1.1

Знакомство с Сатурном

«Я вас категорически приветствую!» — Именно такими словами он привык приветствовать всех и вся, будь то друзья или же собрание представительных особ. И, как ни странно, никто ему и не думал говорить что не во всех ситуациях это прилично — он не подчинялся общим правилам и законам, если считал их необязательными для себя и подобных себе. К тому же его положение позволяло ему устанавливать собственные законы для своего народа, которые порой шли вразрез с законами людей.
И весь этот пафос лишь потому, что он был могущественным магом, в совершенстве владеющим магией разрушения, именуемой иначе магией Хаоса. Разве обязан маг Хаоса подчиняться глупым правилам, которые людишки придумали для себя?
Нет, по крайней мере он так не считал.
Но всё же могущество и власть не вскружили колдуну голову, как многим Архимагам, стоявшим у власти до него. Став главнейшим и сильнейшим магом в этом мире, он не превратился в тирана. Он остался по—прежнему неунывающим оптимистом, просто наслаждающимся жизнью. Разве что высокомерия в волшебнике прибавилось, но кто бы не возгордился при такой власти?
Как же долго он шёл к тому положению в своём обществе, которое имел сейчас? Наверное, сотни тысяч лет... Не меньше.
Конечно, ни один маг не способен столько прожить, ибо материальное тело рано или поздно начинает разрушаться. Даже самые могущественные колдуны раньше жили максимум тысячу лет, ведь на большее просто не хватало сил. Но маги, стремившиеся к власти, понимали — чтобы достичь своей цели, нужно победить саму смерть, и поэтому каждый искал свой собственный способ победы над Старухой с косой. Все волшебники, по сути, были друг другу соперниками и вряд ли стали бы давать кому либо хорошие советы. Скорее, наоборот, постарались побыстрее свести в могилу незадачливого конкурента.
И маг нашёл для себя способ. Способ не победить смерть, а обмануть её.
После того как очередному телу исполнялось пятьсот лет, он начинал готовить ритуал освобождения души. Этот ритуал представлял собой некое церемониальное самоубийство, после которого душа колдуна могла по прошествии года вселиться в новое тело, и не просто в новое, а в новорожденное.
По сути, это было похоже на простую реинкарнацию с той лишь разницей, что маг чётко помнил что с ним происходило в прошлом.
Хотя такой подход сказывался на памяти волшебника — он помнил далеко не все подробности прошлой жизни, но со временем он вспоминал достаточно, чтобы продолжить своё дело.
В десять лет очередное тело колдуна подвергалось самоинициации и к нему возвращалось былое могущество. Постепенно. Всё—таки, у юного тела свои юношеские потребности, а у юного разума свои тараканы в голове.
Обычно, полностью магическая сила восстанавливалась к совершеннолетию, но свой статус маг присваивал себе обратно несколькими годами ранее. Не все маги, конечно, были довольны что ими раз в пятьсот лет начинает править ребёнок, но осознание того, что в теле ребёнка живёт древний дух, удерживало колдунов от открытой критики.

Часть 1.2

Современная жизнь Сатурна

Ко всему прочему, он являлся не только магом, но и аниморфом.
Эти создания отличались смешением генов человека и животного. Внешней особенностью аниморфов были звериные уши и хвосты, заметно выделяющие их в толпе, из-за этого им было гораздо труднее маскироваться под обычных людей, нежели простым колдунам.
А ведь раньше это было необходимо, чтобы не попадать в поле зрения Инквизиции, считавшей своим долгом очистить мир от всего, что могло представлять угрозу людям. Да и сейчас осталось немало так называемых охотников, которые постоянно отслеживали беспечных аниморфов.
Этот хвостатый народ и маги издревле существовали вместе, поэтому не удивительно что мир был полон не только чистокровных магов или аниморфов, но и хвостатых полукровок, владеющих магией. Но если раньше во главе магов стоял Архимаг, а во главе аниморфов Повелитель, как они называли высший чин, то теперь обе ветки власти смог сосредоточить в своих руках один маг—аниморф, внешне выглядящий как человек с чёрными кошачьими ушами и чёрным хвостом. Да, тот самый.

Его магическое имя,полученное им во время самой первой инициации, в современном мире звучало как Сатурн Z.
Имя же, данное родителями при рождении, тоже не сильно менялось. Нынче его звали Вольдемар.
В этой жизни он был родом из Италии, но, когда память к магу вернулась, он переехал на свою изначальную родину, на месте которой сейчас располагался красивейший город Санкт—Петербург.
Здесь, недалеко от Петропавловской крепости, у Сатурна был собственный шикарный дом, который на сей раз он перепланировал под клуб—отель. На нижнем этаже располагался ресторан, где тусовались — по—другому не скажешь — и люди, и маги, и аниморфы всех рас, статусов и возрастов.
Просторное помещение, полное столиков, у стены рядом со входом располагалась барная стойка, у стены напротив была сцена с танцплощадкой перед ней. На этой сцене Вольдемар с друзьями порой давали концерты, исполняя песни по желанию посетителей. Назвали они такое развлечение довольно просто — концерт по заявкам. Любой посетитель мог попросить исполнить какую-нибудь песню.
Часть зала справа от барной стойки была пуста и обычно служила местом разборок неподеливших что—то между собой. Драки в этой зоне никому не причиняли неудобств, а, наоборот, были специально разрешены. Желающие даже могли делать ставки на кого-то из дерущихся.
На втором этаже располагался шикарнейший центр развлечений с боулингом, бильярдом и множеством игровых автоматов. Не было лишь автоматов казино типа одноруких бандитов — азартные игры Вольдемар не любил.
На остальных этажах располагались жилые помещения, владельцы которых постоянно менялись. Ведь при хороших условиях плата была весьма низкая, что обеспечивало огромный приток денег в бюджет этого заведения. И, разумеется, здесь был его собственный рабочий кабинет, совмещённый с библиотекой и бывший оттого весьма внушительных размеров. Здесь маг проводил большую часть времени, постоянно проводя исследования, порой, казалось бы, весьма несуразные.

За всю свою долгую жизнь он не участвовал ни в одной человеческой войне. Ибо у этого мира на самом деле были проблемы куда серьёзнее, чем перебранка никчемных людишек. Тёмные создания из разных соседних миров постоянно делали набеги на Землю — одни с целью грабежа ресурсов, которых на Земле и так было немного, другие — с целью захвата всей планеты и присоединении её к своим владениям, третьи — с целью уничтожения планеты. Периодически захватчики воевали с ликвидаторами, но для Вольдемара это не упрощало задачи.
Враги объединялись в союзы — и он тоже был вынужден искать союзников. Искал их маг повсюду — на Земле, на других планетах, в соседних мирах. И ему это удавалось. Между всеми городами союзников была проведена сложнейшая сеть порталов, в которую была встроена строжайшая система магического фейс—контроля, позволяющая использовать порталы только главам и правителям союзников, а также их заместителям и главнокомандующим армиями.
Не все аниморфы и маги подчинялись непосредственно Вольдемару. Некоторые титулованные особы жили и правили на своих обособленных территориях и были независимыми правителями. Но нельзя было недооценивать их мощь. Разумеется, независимые были сильными союзниками, первыми откликнувшимися на
просьбу Сатурна о помощи.

Часть 1.3

Визит принцессы Кьюби. Новые враги

Нынче Вольдемар безмятежно сидел в своём кабинете и занимался исследованиями новой теории касаемо предсказания событий в параллельных мирах. За дверью послышались едва различимые даже для его обострённого слуха шаги, затем раздался робкий стук в дверь. В кабинет вошла красивая девушка. Она была чистейшим альбиносом, с очень бледной кожей, алыми глазами и с белоснежными длинными волосами, убранными в два хвоста, падающих аж до талии. Белые волосы девушки на концах почему-то были окрашены в красный цвет. В тех местах, где волосы начинали краснеть, вокруг хвостов ничем не закреплённые располагались золотые обручи, а под обручами на обоих хвостах были прикреплены по три красные брошки, сделанные из настоящих рубинов.
Голову альбиноски украшали белые ушки, а сзади пушистый белый хвост лисицы слегка шевелился, двигаясь из стороны в сторону. Это была принцесса Селения Кьюби. Именно она первой заключила с Сатурном союз, а позже помогла убедить свою сестру, Эльвиру, тоже примкнуть к ним. Селения и Эльвира были почти близнецами, разве что волосы у Эльвиры чёрные, внизу переходившие в бирюзовый, и глаза бирюзового цвета.
Властная правительница своих земель, Селения постоянно робела при виде Сатурна. Вот и сейчас, видя его занятость, она в нерешительности остановилась на пороге, не зная, стоит ли отвлекать великого мага. Пока она думала, Сатурн отвлёкся сам. Встав из—за стола, он направился к принцессе и произнёс:
— Я Вас категорически приветствую!
Такое приветствие всегда придавало решительности робкой лисичке. Чуть вздохнув, она молвила:
— Приветствую... Простите, если отвлекаю, но дело, кажется, срочное.
— Излагайте. Мои дела пока могут подождать.
Селения произвела лёгкие пассы руками, и в них появился конверт, который она протянула магу.
— Егеря сообщили, что на окраине леса, недалеко от моего замка, был обнаружен странный портал, доселе невиданный. Здесь карта его примерного расположения и фотография. Может, Вы видели что—то подобное...
— Пойдёмте, посмотрим, — Сатурн взял конверт и, распечатывая на ходу, пошёл к своему столу. Принцесса медленно двинулась следом.
Распечатав конверт, Сатурн первым делом осмотрел фотографию. Тихо выдав на английском языке нецензурное выражение удивления, смешанного с некоторой тревогой, маг посмотрел на стенной шкаф со множеством книг. Сатурн проработал с этими книгами уже много столетий и научился в них легко ориентироваться. Колдун протянул руку в сторону толстых фолиантов, и с верхней полки к нему прилетел толстенный фолиант. На фиолетовой обложке красовался символ, похожий на букву «О» с точкой посередине. Портал на фотографии отчасти был похож на этот символ, хорошо знакомый всем магам.
— Неужели... — Выдохнула принцесса.
— Ну да, оно... Вот и новые враги. Прямиком из Обливиона. — Маг вдруг чему—то улыбнулся, обнажив звериные клыки. — Но это ж какое подспорье... Усилить имеющиеся в арсенале виды оружия с помощью сердец Дейдра! — При этих словах его голубые глаза с вертикальными зрачками вспыхнули синим. Колдун пару раз, задумавшись, моргнул, прогоняя непрошенное свечение, но цвет глаз пока всё равно оставался синим. — А это мысль, — коротко закончил он.
Селения непонимающе посмотрела на мага. Сатурн тем временем продолжил вещать:
— Пока что единственный портал в это непонятное измерение... Я, конечно, знаю способ его закрыть. — Он сел на стол. — Но пока наши знатоки не научились сами пробивать туда брешь, портал надо сохранить. Его необходимо всеми возможными способами оградить от мира, чтобы дэйдра не могли хозяйничать, и периодически направлять к ним небольшие отряды с целью уничтожения и добычи редчайших ингридиентов! Профит, чё... Вникаете, принцесса? — неожиданно спросил он.
— Вы... предлагаете... использовать портал как неиссякаемый источник ресурсов? — Неуверенно спросила она, на что Сатурн, щёлкнув пальцами, ответил:
— Да! Именно так. — И, подумав, добавил — А если Вы за свой лес переживаете, то обещаю лично закрыть портал как только будет найден другой. Или когда сами открывать такие научимся. — Он щёлкнул пальцами опять, телепортировав книгу с информацией по измерению, известному как Обливион, на место. — Ох, чую я, начнётся скоро веселье...

Часть 2

Параллельные миры. Приглашение на бал

Снарядив для Селении небольшой отряд солдат и рабочих во главе с боевым котёнком Фонкой, в свои 15 лет ставшей генералом в его армии, Сатурн продолжил исследование странной связи. Люди, ничем экстраординарным не выделяющиеся в одном мире, могли оказаться пророками для альтернативной вселенной. Их фантазии о других мирах не были вымыслом, описанные ими события рано или поздно происходили в том мире или в той части мироздания, про который они писали. Разумеется, происходило всё не в точности, а с поправкой на особенности данного мира.

Пророки могли оказаться где угодно, даже в числе юных фикрайтеров, пишущих свои фанфики по несуществующим, как они сами считают, вселенным. Вольдемар выделил большую группу талантливых юных магов-экстрасенсов по всем доступным ему вселенным, чтобы они отслеживали возникновение новых рассказов и направляли произведения ему, если чувствовали в них присутствие энергии вероятностей.

Любое пророчество сбывается с определённой вероятностью, обычно достаточно большой, так что энергия чувствуется. Подозрительные тексты Вольдемар предпочитал исследовать лично. Ведь любое произведение, созданное обычным писателем где-то в другом мире, могло запросто оказаться пророчеством для его собственной вселенной.

Кроме простых связанных миров, отличающихся друг от друга, существовали параллельные миры, идентичные друг другу, но всё равно между собой немного различающиеся. Если в одном из таких миров живут лишь аниморфы, то в параллельном, связанном, мире могут существовать обычные разумные животные того же вида с теми же именами и характерами. В каких—то параллельных мирах предсказание сбывалось, в каких—то сбывалось частично или итог достигался другим путём, какие—то миры оно обходило стороной. Сатурна интересовали лишь те параллельные миры, между которыми он сам мог спокойно перемещаться.

Гуляя по сети Интернет, он повидал множество рассказов, и обычных, и жестоких, и кровавых, и эротических. Порой в них таилась та загадочная энергия вероятностей, но проследить её не удавалось, ни начало, ни конец. Непонятно, из какого мира сочинение и в какой вселенной ему суждено сбыться. Поэтому особое внимание Сатурн уделял лишь тем рассказам, где чётко прослеживались либо начало, либо конец нитей энергии, а лучше и то, и то.

Нынче он сидел и, нахмурившись, вглядывался в обложку очередного фанфика. На обложке была изображена рамка из пятен крови, внутри рамки нарисована чья—то розовая мордаха с вертикальными зрачками. Мордаха улыбалась самым злобным образом, держа перед собой нож. Над всем этим безобразием красовалась надпись, сделанная в том же кровавом стиле: «Cupcakes». Энергия чувствовалась совершенно явно, вела в несколько миров, включая его собственный, и, соответственно, могла спровоцировать в них эти события. Сатурн ещё не просматривал содержание фанфика, лишь смотрел на эту картинку на обложке, о чём—то глубоко задумавшись. Из раздумий его вывел звонок мобильного телефона. Хмыкнув, маг отложил фанфик и ответил на вызов. В трубке послышался голос его помощника, мага Порядка и, по совместительству, бармена с нижнего этажа, Григория:
— Здорово, Зет! Слух, можешь спуститься на пять сек? Тут тебе письмо какое—то... Не знаю, как охарактеризовать... Радужное, что ли.
— Щито?.. — Отозвался Сатурн. — Ща буду.
Он телепортировался на первый этаж к барной стойке. Григорий тут же вручил колдуну письмо.
— Я понятия не имею, от кого оно, но, как ты любишь выражаться, тут явно что—то няшное.
Неопределённо хмыкув, Вольдемар выдал скороговоркой «блгдрю» и открыл конверт. Из конверта выпали два золотистых клочка бумаги и само письмо. Быстро пробежав письмо глазами, маг со спокойным видом изрёк:
— Офигеть... Они существуют.
— Кто?
— Пони в пальто... — Сатурн отвёл кошачьи уши назад.
— А, ну раз кони... — Не расслышал Григорий. — А в письме—то что?
— Приглашение на бал от очередной принцессы аниморфов.
— Вот никак в толк не возьму, — Григорий заметил кого—то из постоянных клиентов, переглянулся с ним, коротко кивнув, и начал готовить его привычный заказ. — С фига ли аниморфы так разрозненно жили, если сейчас снова объединяются? — Когда заказ был готов, он просто телепортировал его на стол клиенту. На барной стойке возникли деньги — плата за заказ.
— Раньше так было легче титулованных от Инквизиции упрятать. А до сего момента просто не было повода объединяться — Сатурн притянул из холодильника поллитровую бутылку кваса. — Так что новый союзник. Не знаю, как в плане мощи, но надёжный, это точно.
Григорий бросил взгляд на письмо.
— Принцесса Селестия? Знакомое что—то...
— МЛП, — коротко ответил Сатурн аббревиатурой и телепортировался к себе в кабинет, захватив приглашения и квас.

Часть 3.1

Космические захватчики

Время шло, а Сатурн так и не приступал к прочтению фанфика с кровавой обложкой. Да и к балу не особо готовился. Инопланетные захватчики, известные во всей Вселенной как строгги, решили во что бы то ни стало выяснить, как устроены порталы, чтобы наладить возможность переправлять через них собственные войска. Непросто было справиться с захватчиками из—за их особенности — повышенная саморегенерация позволяла даже тяжело раненым строггам очень скоро продолжать бой.
При смерти их тела разлагались за несколько секунд абсолютно полностью. Даже скелета не оставалось. Исчезало и всё их снаряжение, которое, надо заметить, было намертво прикреплено к инопланетной плоти. Из—за этого не было никакой возможности взять хоть какие—то образцы их тканей или снаряжения на исследование, которое помогло бы более точно выявить их слабые стороны, а также построить дополнительную защиту порталов, и близко не подпускавшую бы омерзительных полуроботов.

Да, у строггов были полумеханические тела. Вместо одной из рук, а у некоторых вместо обеих рук, были протезы в виде оружия, чаще всего бластеры, не требующие постоянного ношения с собой большого количества боеприпасов и легко перезаряжаемые. Были и пулемётчики, они же ганнеры или, по-русски, гранатомётчики, с менее мощными, но гораздо более скорострельными бластерами на одной руке и гранатомётом на другой. Особо безбашенные представители не нуждались в огнестрельном оружии и предпочитали ближний бой. Их называли берсеркерами. Одна рука была заменена на протез в виде пятидесятисантиметрового шипа, в который, однако, был встроен лайтган — по сути, электробластер, способный направить довольно—таки мощный поток заряженных частиц по прямой и без рассеивания, но чаще применяемый ими для пыток или парализации жертвы. В пылу битвы эти психи напрочь забывали, что они могут атаковать дистанционно. В другую руку была встроена внушительных размеров шипастая булава на цепи. Внутри руки находился механизм, позволяющий регулировать длину цепи и прикреплять булаву к запястью, когда не было необходимости ею размахивать.

У некоторых строггов, например, особо крупных — гладиаторов — мощные пушки типа рейлгана были прикреплены на правом плече. Приводились в действие, видимо, силой мысли гладиатора, так как в момент выстрела он не касался оружия. У тех же гигантов в левой руке был генератор силового поля, таким образом, они становились ещё более опасны. Этот энергетический щит был способен поглотить любой урон, как физический, так и магический. Фактически, они и представляли главную опасность в любом сражении с ними, хотя на первый взгляд так не кажется. Особенно после того как в игру вступают гигантские четырёхногие роботы—пауки, боевые харвестеры. Хоть в их арсенале и были самонаводящиеся ракеты, скорострельные бластеры и электрические щупальца, которые они применяли против особо шустрых противников, умудрившихся приблизиться к ним вплотную, харвестеры были довольно—таки слабы и уничтожались парой прицельных ракет, направленных в голову. С гладиаторами же парой ракет обойтись было нереально. Двумя обоймами ракет — возможно, но тоже не факт.

А ведь это был лишь малый список обычных солдат, беспрекословно, а порой тупо следовавших указаниям командиров — на Земле этих киборгов прозвали танками. Медлительные, но очень хорошо вооружённые танки ко всему прочему имели очень мощную броню. В их арсенале, помимо обычного бластера, присутствовала ракетница, за что они и получили своё прозвище. Было, однако, несколько странно осознавать, что эти танки в иерархии оказались выше гладиаторов, ибо последние были явно мощнее. Скорее всего, сказался уровень интеллекта — если сравнивать этих гигантов, танки были более механическими, если можно так выразиться. Телом гладиатора управлял биологический мозг, у танков же мозг был более приближен к компьютерному, что позволяло им обрабатывать информацию и принимать решения гораздо быстрее и точнее. Обладателям рейлгана на плече оставалось лишь смириться и подчиниться.

Казалось, что же может быть мощнее этой силы? Как выяснилось, может. Танки даже при поддержке гладиаторов были далеко не самыми мощными киборгами. По-настоящему становилось страшно, когда на горизонте появлялись супертанки. Огромных размеров, но, тем не менее, быстрые и проворные за счёт гусениц, заменявших им медлительные ноги, эти монстры обладали скорострельной ракетницей, что само по себе шокировало. И, как будто этого было мало, в рядах строггов присутствовали летающие супертанки, руководившие действиями всей авиации строггов. Все летающие захватчики были вооружены скорострельными бластерами, а супертанк, как и наземный, ещё и ракетницей.

Самым же мощным и опасным строггом был так называемый Макрон. Вряд ли это было его настоящее имя. Скорее, звание. Пока что его никто никогда не видел, так как он не вмешивался в битвы и руководил откуда-то из главного штаба Нексуса, расположенного на их родной планете Строггос в городе Церберон.

Часть 3.2

Краткое описание остальных врагов

Пока в набегах участвовали лишь рядовые, пулемётчики и берсеркеры, и магам с аниморфами легко удавалось отбить их атаки, всё ещё похожие на комариные укусы. Казалось, враги проверяют защитников на прочность, ищут слабые места в обороне. Не возникало вопроса, почему они так не щадят своих солдат. Ведь каждый день в неизвестной обители строггов появлялось множество новых существ. Такой расклад позволял захватчикам вести войну с несколькими планетами одновременно.

В частности, с планетой Монстров, которая не стремилась захватить миры — ракопауки их попросту уничтожали. Строггам же необходимы были планеты целыми и невредимыми, чтобы строить на них новые базы, разумеется, с уничтожением коренных обитателей. Ракопауков, как и строггов, было бесчисленное множество. Киборги без примеси биологических составляющих также в огромных количествах возникали заново на своей планете. Но армия этих монстров не была настолько разнообразна.

Ракопауки делились на два основных вида — пехота и авиация. Пехота абсолютно вся была одинакова — мощные частично прозрачные тела, сделанные из материала неизвестного происхождения, окутанные тонкой аурой белого свечения по краю. Их броню пробить было ещё труднее, чем щиты строггов—гладиаторов. Но было чётко известно их уязвимое место. В начале атаки авиация разбрасывала на поле боя множество чипов, по форме напоминающие полумесяц, из которых появлялась пехота.

При полной материализации чип оставался на груди появившегося пешего ракопаука и был ничем не защищён — в него—то и надо было попасть из обычного оружия — да хоть с ноги пнуть — чтобы тварь разгерметизировалась и взорвалась. При взрыве тело монстра развоплощалось вместе с пушкой, а чип дезинтегрировался. Но изучение этих тварей и не требовалось, так как от них помогало простое лазерное поле. Монстры взрывались, лишь чип касался раскалённой плоскости. Но их количество было весьма внушительно. Ракопауки стремились взять не силой, а количеством.

К счастью, планета Монстров пока была далеко и не обращала внимания на Землю. Напрягало лишь то, что когда они узнают о Земле, то объявятся здесь весьма быстро, в какой бы части Вселенной ракопауки ни находились — гиперпространственные прыжки у них практиковались постоянно и, можно сказать, стали частью жизни монстров.
Ещё одной проблемой можно было считать нападения демонов и нежити на охрану порталов в одном из соседних миров, Асхане. Люди, эльфы и наги как могли сдерживали натиск атакующих. А цель нападавших была всё та же — приспособить порталы к перемещению собственных войск. Иногда защищавшимся помогали маги серебряных городов, посылая подмогу в виде могущественных магических созданий — джиннов и повелителей гроз и бурь — титанов. Орки, главные враги демонов, предпочитали не заключать союзов, хотя нередко сражались с этими демонами рука об руку с другими фракциями. Подземные народы — гномы и тёмные эльфы — предпочитали оставаться в стороне от разборок, лишь иногда помогая тем, кто им хорошо заплатит. Гномы помогали с добычей ресурсов и драгоценностей, а тёмные эльфы выступали в качестве шпионов и ассасинов.

Немало проблем доставляли зереки в мире Лакии. Это были самые разнообразные создания, порождения Тьмы. Однако людям с ними сражаться было легче, особенно если в дело вмешивались отборные воины, обладающие удивительными способностями. В Лакии их называли Эльтерами и относились к ним с огромным уважением. Лакия была связана с неизвестным Земле миром фей, из которого на помощь Эльтерам приходили так называемые прании. У каждого Эльтера был заключён договор с одной пранией. Договор, в общей сложности, предписывал Эльтеру заботиться о своей прании, а пранию обязывал во всём помогать своему хозяину. За счёт высокоразвитых первичных пяти чувств, а также невероятно чувствительной интуиции прании стали незаменимыми помощниками в любом деле, будь то сражение или какие—либо житейские дела.

И до недавних пор список врагов ограничивался лишь строггами из той же Вселенной, где была родина Вольдемара, демонами и нежитью Асхана и зереками Лакии. Ракопауки нападать не спешили и потому не слишком волновали Архимага—Повелителя. Теперь же, пока не совсем чётко, но на горизонте появился новый неизвестный доселе враг. Дэйдра, явившиеся прямиком из мира забвения.
О них известно лишь из книг, которые были написаны несколько эпох назад. Тогда дэйдра уже пытались атаковать Землю, но были изгнаны в свой Обливион, а граница между мирами оказалась за семью печатями. В прямом смысле — самые могущественные колдуны, включая самого Сатурна, работали над особым заклинанием, которое должно было укрепить границу между их миром и Обливионом. Универсальное заклинание создать так и не удалось, поэтому приняли решение выбрать семь самых эффективных из числа тех, что представили маги, по очереди их подготовить к активации и одновременно активировать. Эффект оказался впечатляющим, но не вечным. Постепенно печати начали слабеть и теперь стали настолько слабы, что не могли удержать открытие новых порталов из Обливиона. Оставалось лишь гадать, где и когда произойдёт очередной прорыв границы и в какой момент дэйдра соберут армию для генерального сражения. Одни лишь мысли о генеральном сражении с дэйдра нагоняли панику — в отличие от всех остальных врагов эти были наиболее непредсказуемыми.

Перед началом подготовки семи печатей маги изучили дэйдра и их мир и написали множество трактатов по этому поводу. И вот теперь, когда создания, порождённые опасным измерением, опять прорывают границу между мирами, пришло время вновь вернуться к таинственным древним свиткам, дабы заранее знать о враге всё. Знание — сила.

Часть 4.1

Очередная победа

В ресторане на нижнем этаже как всегда было шумно и весело. На сцене импровизировали ушастые музыканты, играя что—то инструментальное. В месте, отведённом для драк, два подвыпивших «бойца» что—то друг другу доказывали на кулаках. Только за барной стойкой стоял не Григорий, а милая девушка с розовыми волосами и чёрными кошачьими ушками. Звали её Риона.

Спокойная большую часть времени, она крайне не любила, когда её имя путают. Первые несколько раз просто не реагировала на неправильное имя, но если не перестать её так окликать, был риск получить когтями по лицу. Однако имя её всё равно путали. Ведь она была как две капли воды похожа на Ичиго Мономию в момент трансформации, главную героиню «Tokio Mew Mew». Раньше ей даже нравилось это аниме, но после тысячного «Ичиго!» в свой адрес она люто его возненавидела.

Дверь открылась внезапно и в помещение, окрылённые триумфом, влетели Вольдемар с Григорием. Григорий тащил небольшой, но вместительный рюкзак. Несколько парней, расположившихся за столиком прямо напротив Рионы, прервали разговор и посмотрели в сторону явившихся.

— Я вас категорически приветствую, господа хорошие! — Радостно пробасил Вольдемар.
Один из парней поднялся и сделал пару шагов в сторону мага. Обладатель чуть взъерошенных бирюзовых волос, он был одет в серую жилетку с бирюзовым галстуком под цвет глаз, чёрные джинсы с бирюзовым ремнём, висящим сбоку, и чёрные рукава с бирюзовой полоской в основании и у манжета, идущие от локтя до запястья. На левом плече красовалась красная татуировка в виде цифр «01» и чертой под ними. Когда Вольдемар поздоровался с ним за руку, тот вымолвил:
— Здоров, Зет. Чего довольный такой? Съешь лимон.
— Салют, Мик. — Ответствовал Сатурн. — А вот возьму и съем. Полезно, чё. — Он посмотрел на сцену. — А чего одна инструменталка? Шёл бы, спел. Вокалоид ты или где вообще? Кстати, мося эта где?..
Речевой поток его прервала Риона, кинувшаяся ему на шею.
— Хозяин! Я так волновалась... Вы победили их? Да? Победили? Сколько их было? А добыть что—нибудь удалось? Или пустой поход?
— Много текста... — Вольдемар легонько стукнул Риону по носу, но она от него так и не отцепилась. — Победили, ясен пень. Всё—таки, это была замечательная идея, использовать портал как источник сердец.
— Хм... — Протянул Микуо. — Так скоро я получу новое ружьё? Риона, не придуши его от радости.
— Ой... — Пискнула кошечка, расцепляя объятия.
— Все получат новое оружие. Как только поймём, как сердца использовать... — С этими словами Сатурн, отведя уши назад, забрал у Григория рюкзак и пошёл к одной из дверей, находящихся со стороны «зоны драк».

Часть 4.2

Разговор в комнате демонстрации оружия

Войдя внутрь, он по привычке осмотрелся. За этой дверью находился большой просторный зал. Комната была почти полностью сделана из аквамарина, созданного искусственно специально для этой цели. Синтетические драгоценные камни не имели тех необычных свойств, как настоящие, поэтому использовались в основном для декора.
Зал был поделён на несколько комнат, вдоль стен которых стояли многочисленные полки высотой до потолка. На полках хранились образцы самых разнообразных видов оружия, брони и артефактов, использовавшихся армией Сатурна и союзными войсками. Абсолютно все они были рабочими, полноценными, в единственном экземпляре.
Обычно эта комната служила для ввода новичков в курс дела. Здесь же, в дальнем зале, располагалась тренировочная площадка, где новички могли испытывать образцы оружия, чтобы найти себе, как некоторые любили выражаться, «пуху на свой класс». Задроты...

Следом за ним вошёл и Микуо. Вольдемар, неспеша прогуливаясь вдоль этих комнат, направлялся в мастерскую, где было всё необходимое оборудование для зачарования и улучшения оружия.

— Чего творить думаешь? — Резко спросил Микуо, чем заставил Сатурна вновь недовольно прижать уши.
— Хочу хотя бы посмотреть, что с этими сердцами можно сделать.
Сатурн дошёл до комнаты и поставил рюкзак на стол. Микуо достал из рюкзака одно из сердец, совершенно не брезгуя. Сердце по форме напоминало человеческое, но было серого цвета.
— Металл, — усмехнулся он.
— Awaken, awaken, awaken, awaken... — Сатурна иногда пробивало на какую—нибудь песню, далеко не всегда соответствующую обстановке. — Take the land...
— ...That must be taken, — последние слова Микуо пропел хором с Вольдемаром.
— Да—с... Скоро будем захватывать земли, которые необходимо подчинить. — Сатурн призвал своё любимое оружие — магические клинки, выкованные им лично в древней кузнице аниморфов, по праву считающейся лучшей на Земле. — А пока надо бы подготовиться.
— Ага, подготовиться... — Протянул Микуо, задумчиво глядя на клинки. — Кстати о птичках... К балу готовишься?
Сатурн стукнул себя по лбу.
— Ёпернистый же ты театр... Совсем из головы вылетело.
И, заставив клинки исчезнуть, маг исчез в огненной вспышке и сам. Такая уж у него телепортация. Впрочем, через секунду он появился вновь.
— А ты тоже идёшь на него?
Микуо достал из кармана маленький золотистый листок бумаги, служивший приглашением на бал.
— Селестия, видимо, всем правителям раздала по два приглашения. Если б не Эльвира, фиг бы я туда попал. Что ж, оттянемся. — Микуо улыбнулся в предвкушении веселья.
— Очень на это надеюсь. — Сатурн улыбнулся тоже. — Ты Микушку не видел?
— Не—а... С утра куда—то запропастилась.
— Жесть... — Коротко ответил маг и снова исчез. А Микуо вернулся в ресторан. Вскоре на сцене музыка стихла, а затем грянула недавно появившаяся песня «20 Percent Cooler» от неизвестного доселе в тех краях исполнителя, в исполнении Микуо.

Часть 4.3

Сатурн приглашает Мику

Сатурн тем временем добрался до своего кабинета, напевая под нос что—то не слишком милое про радугу. Не особо он запомнил слова этой песни и не особо вникал в её смысл, но слова припева прочно въелись в память.
— In the Rainbow Factory... Where your fears and horrors come true... In the Rainbow Factory... Where not a single soul gets through...
— Тебя ещё не запарила эта песенка? — Послышался милый весёлый голосок из—за спины, когда он зашёл в кабинет.
— Нормальная песня, — отозвался он и обернулся. У двери стояла девушка лет семнадцати. Длинные бирюзовые волосы шёлковой волной падали вдоль спины. В больших бирюзовых глазах сверкали искорки веселья. Одета она была так же, как Микуо, с той лишь разницей, что предпочитала вместо джинс одевать чёрную короткую юбку с бирюзовой кромкой и сапоги выше колен с бирюзовой подошвой.
— Зловещая немного. Ты не находишь? — Девушка направилась мимо Вольдемара к его столу, по пути не забыв чмокнуть его в щёку.
— Про страхи и ужасы на Фабрике Радуги? Не, не нахожу, — усмехнулся он, телепортировавшись к столу.
— Ты чего? — Поинтересовалась она, заметив его задумчивость. Хотя задумчив он был довольно—таки часто, она умела отличить, действительно ли он задумался над чем—то важным или просто не знает, излагать мысли, пришедшие в голову, или повременить, и как излагать. А великий маг в присутствии девушки порой сам начинал робеть.
— Вобщем... — Протянул он, растеряно шаря глазами по столу. Не найдя того что искал, постарался не выдать скороговоркой: — Позволь пригласить тебя на бал.
Мику хихикнула, но Вольдемар примерно такой реакции и ожидал.
— А что за бал? — Заинтересованно спросила девушка.
— Бал... Как же его... — Он левитировал книжку с кровавой обложкой и притянул к себе золотистые клочки бумаги, оказавшиеся под ней. — Во! Эммм... — Он чуть отвёл уши назад, читая название. — Гранд Галопин Гала. — Он протянул ей приглашение. — Поверь, мне это название ровным счётом ни о чём не сказало, кроме того, что будет грандиозно и весело.
— А какая такая... — Мику вчиталась в имя пригласителя. — Селестия... Эквестрийская??? Та самая Селестия?
— Да—да—да, у меня уже было миллион радости по этому поводу. — Сатурн внешне остался спокоен, как танк.
— А это у тебя откуда? — Мику стянула со стола кровавый фанфик.
— Дали почитать, — невозмутимо отозвался маг. — Меня терзают смутные сомнения, что события эти могут вскоре начать развиваться... В частности, в нашем мире. — Он вздохнул. — Так что я б сейчас предпочёл немного отдохнуть за прочтением сего произведения.
— Тормознутик ты... Уже продолжение вышло. — Мику отдала ему книгу. — Не помню, как на языке оригинала, но на русском название звучит как «Ракета в безумие», что ли. Вобщем, в этом продолжении...
— Не спойлери, — прервал её маг. — Я ещё начало не прочитал... Потом откопаю эту твою ракету.
— Стоит поторопиться до бала ознакомиться. — Мику нахмурилась. — Слишком чётко энергия вероятностей чувствуется.

Часть 5.1

Аниморфная Эквестрия...

Эквестрия... Таинственная и прекрасная страна аниморфов, расположенная на одном из крупных островов Тихого океана. До недавнего времени о ней было известно лишь по одному милому и доброму мультфильму «My Little Pony», изначально создававшемуся для маленьких девочек, но нашедшему более семидесяти процентов своей аудитории среди парней от восемнадцати до двадцати пяти лет. Самому взрослому поклоннику, говорят, исполнилось 57 лет. Впрочем, не о поклонниках речь.

В средние века, как упоминалось ранее, аниморфы вынуждены были весьма тщательно скрываться. И высокопоставленные представители сего народа придумывали массу способов, чтобы спрятать свои владения. Порой эти территории были настолько обширны, что на них располагалось целое государство. К таким владениям относилась и Эквестрия, где уже не одну тысячу лет мудро правит принцесса Селестия, вечно молодая, вечно красивая.
Эквестрия была тщательно укрыта от людей несколько необычным способом. Ни по воздуху, ни по воде невозможно было подобраться к этому загадочному острову. Множество подводных скал окружали его, а при приближении корабля либо самолёта начинался сильнейший шторм. Постепенно начинался. Сначала слабый, предупредительный, так сказать. Если предупреждения игнорировались, шторм разыгрывался не на шутку. К счастью, эту зависимость люди давно просекли, вычислили, на каком расстоянии от острова можно проплыть или пролететь безопасно и строили маршруты в соответствии с этой поправкой. К счастью для них самих...

Охранная система работала на полном автомате и никогда не отключалась. В страну можно было попасть либо по приглашению самой Селестии, которое магическим образом нейтрализовало шторм, либо... никак. Лишь изредка покой страны нарушали особо могущественные маги, способные лично заглушить систему, но они зачастую вели себя нейтрально и быстро покидали пределы страны. Спрашивается, видел ли их кто—нибудь ещё после того как они узнавали тайну острова? Ну что за глупости... Конечно, видели. И даже не в составе кексиков. Маги понимали всю важность и хранили тайну до конца своих дней, унося её с собой в могилу.

В этой стране были свои законы и порядки, вплоть до того, что местные аниморфы, способные летать, даже погоду полностью контролировали. Впрочем, получалось это у них не хуже чем у самой матушки—Природы в остальных частях света. Просто, в отличие от Природы, они учитывали и мнение жителей по поводу погоды. В частности, пригоняли дождевое облако на фермерские поля, которым грозила засуха, или наоборот, чуть оттягивали сильный ливень, позволяя жителям укрыться в домах.

Мир, любовь, дружбамагия*, все дела... Казалось бы, с какого великого перепугу принцессе этой обители добра и порядка приспичило пригласить в гости могущественного мага Хаоса? А дело как раз в этих захватчиках из космоса, Обливион их побери... Кстати об Обливионе, ведь Врата могли запросто сами по себе разверзнуться в любой точке этой прекрасной страны, будь то загадочный Вечносвободный лес или какой—то населённый пункт, да и просто посреди чистого поля. Иными словами, штормовая защита была абсолютно бесполезна, как против космических кораблей строггов, могущих спуститься чётко на остров, минуя защиту, так и против дэйдра. И, разумеется, Селестия, лишь услышав призыв Архимага—Повелителя, тут же откликнулась. Произошло это незадолго до начала подготовки к балу Гала и принцесса решила, что это отличный шанс наладить отношения с правителями аниморфов, которые уже успели примкнуть к Сатурну, а также и с ним самим. И, как верно подметил Микуо, она всем известным ей правителям из числа аниморфов разослала по два приглашения.

Часть 5.2

Пророческие фанфики

Сатурн решил явиться на остров чуть раньше, дабы проверить возможность присоединения этого государства к общей сети порталов, а также пообщаться с народом и, разумеется, проследить, куда же ведут ниточки энергии вероятностей. Да, он, наконец, ознакомился с не особо милыми рассказами про этот чудесный мир и был не в восторге от прочитанного. Насколько Вольдемар мог судить о персонажах мультфильма, всё это было противоестественно до крайности. Тем не менее, ниточки вели именно на этот остров. Магу не терпелось выяснить, что же за чертовщина там происходит. Или может произойти...

Не зря Мику подкинула ему идею вдогонку к «Кексикам» прочитать «Ракету в безумие». Да, один рассказ оказался продолжением первого, но отнюдь не противовесом. Тупо убийца и жертва менялись местами. И, судя по всему, вероятность развития событий продолжения была куда выше. Это, однако, отчасти успокаивало, ибо не хотелось бы осознавать, что Пинкамина действительно много лет занимается выпечкой кексов, основным ингридиентом которых служат живые пони. А успокоить Радугу—Шустрилу, как он её в шутку называл при обсуждении сериала с друзьями, с её ночными кошмарами будет несложно. Ну, по крайней мере, он надеялся на это... Мультик мультиком, а тут уже реальная жизнь, и как поведут себя эти аниморфы на самом деле, если он рискнёт вмешаться в их жизнь, неизвестно.

И, кстати, о Рэйнбоу... Энергия вероятностей чувствовалась далеко не так явно во время прочтения рассказа «Rainbow Factory», но всё же чувствовалась. Быть такого не могло, чтобы Рэйнбоу лично руководила процессом извлечения Спектра из опять—таки живых пони. Но мага очень заинтересовала сама возможность извлечения семи основных цветов из живого существа... И эта мысль не давала ему покоя. Если создавать радугу на самом деле непросто, как описывалось в проникновенной речи Рэйнбоу, обращённой к обречённым пегасам... И если этот Спектр действительно можно извлекать из живых существ... Блин, да кого там опять принесло! Не дают на своих размышлениях сосредоточиться.

Сатурн, размышляя о создании радуги в том обособленном мире, где многое происходило искусственным путём, вовсю готовился к отъезду в своём кабинете. Из раздумий его крайне резко вырвал громкий стук в дверь. Да—с, Микуо повезло, что Сатурн нынче был в хорошем расположении духа.

Часть 6,1

Коротко о наших музыкантах

Праздник неминуемо приближался, а вместе с ним и лето. Вольдемару пришла в голову мысль сообразить небольшую музыкальную группу и таким составом пару раз выступить где—нибудь в Эквестрии. Но приглашений на всех не хватало. Сатурн со своими друзьями уже давали выступления на дискотеках магов, а также, как упоминалось ранее, часто выступали на сцене в собственном отеле.

Состав группы периодически менялся. Одни выступающие хотели поимпровизировать на каком—либо инструменте, другим приспичивало несколько песен спеть, не держа ничего в руках. Хотя пели в основном сам Сатурн, насколько хорошо это у него получалось, а также Микуо и Мику. И эта же тройка была основными гитаристами, иногда поющие без гитары, а порой меняющиеся ролями лидер—гитариста и ритм—гитариста. На барабанах понравилось сидеть Рионе с её непревзойдённым чувством такта, которое было почти у всех аниморфов. Впрочем, её иногда подменяла не менее талантливая Гуми, девушка с зелёными волосами до плеч, не расстающаяся с тёмно-розовыми очками, которые, однако, постоянно носит на лбу. А когда Риона сидела за барабанами, Гуми брала в руки клавитару*. На басу постоянно отжигал светловолосый паренёк Кагамине Лен, единственный, помимо Григория, кто никогда не менялся ни с кем местами. Григорию же нравилось стоять за диджейским пультом. Иногда и его голос требовался — низкий и басистый. Был необходим порой и ксилофон — тогда за дело бралась сестрёнка Лена Рин. А в некоторых песнях двум вокалистам одновременно приспичивало петь без гитары в руках — тогда одного из них мог подменить кто угодно, кто умел выделывать на гитаре хоть какие—нибудь музыкальные пируэты. Кстати, гитары у них были весьма интересные. С виду электрогитары, но способные звучать как обычная акустика. Сатурн лично зачаровал инструменты таким образом и встроил в них переключатель. Разумеется, у гитар не было полого корпуса, необходимого для звучания акустики, а подключать их проводами, как электрические, было далеко не всегда удобно. На чём же работали эти музыкальные инструменты? А то сложно догадаться... Магия. Так называемая основная магия, которую изучают все новички независимо от выбранного дальнейшего развития. Хаос, Порядок, Природа, Свет, Тьма... Огонь, вода, земля, воздух, энергия... Физическая магия, Разрушение, Иллюзия, Призыв... Комбинаций великое множество. Да и не о том речь.

На небольшом собрании было принято решение вначале взять семёрку, выступающую на сцене почти постоянно. Сам Сатурн — конечно же, куда же без него. Мику и Микуо — без хороших певцов точно на сцене показываться не стоило. Лен — игра на басу как работа лекаря — пока не допустит промаха, никто и не замечает, а Лен ещё ни разу не подводил. Риона — про её чувство такта уже упоминалось. Гуми — её клавитара, как и гитары, могла настраиваться на совершенно разное звучание даже во время выступления, а эта девушка уже приноровилась использовать несколько типов звучания даже в течение одной песни. Ну и, разумеется, Григорий — без талантливого диджея нынче тоже трудно. Продумали, какие песни будут — в итоге ксилофон оказался лишним, но Сатурн не устоял перед кавайными глазками Рин и включил её в список восьмой. «Пофиг, пляшем», был его комментарий по этому поводу.

*Опечатки нет. Именно клавитара http://ru.wikipedia.org/wiki/клавитара

Часть 6,2

Подготовка к отбытию

Предстояло подумать теперь насчёт приглашений, ибо их явно не хватало. Вольдемар рискнул направить Селестии просьбу о дополнительных трёх приглашениях. Ответ в виде недостающего количества зачарованных золотых клочков бумаги не заставил себя ждать. Остальных желающих было решено взять позже, если Селестия согласится подключить Эквестрию к общей сети порталов. В противном случае им попасть в эту страну аниморфов было бы весьма проблематично. Не то чтобы принцесса была против, но... На этом мысль останавливается.

Ну вот и всё. Дело оставалось за малым — благополучно добраться до острова на несколько дней раньше. Завести, так сказать, друзей в интересующих кругах (хотя было подозрение, что основной круг знакомств будет у всех один и тот же) и, собственно, на Гала заключить союз с принцессой Селестией Эквестрийской. А по сути, тупо заполнить некоторые документы. У аниморфов была какая—то мания к этим формальностям. Фактически, союз уже существовал с того момента как принцесса отправила Сатурну первые два приглашения.

Теперь друзья были несколько озадачены вопросом, как им, собственно, добираться до острова. У Сатурна из личного транспорта не было ни самолёта, ни корабля, ни даже яхты какой—нибудь. По миру он предпочитал перемещаться телепортацией. Если где—то требовалось его присутствие, ему прокладывали ориентир для телепорта на свободном участке, чтобы он не впилился в стену. А в Эквестрии пока это не практиковалось, да и координаты острова были известны приблизительно. А мудрить экстремальную телепортацию в небо на несколько километров над уровнем моря, чтобы в воздухе осмотреться и долететь куда надо, сейчас не хотелось. Будь он один — так бы и сделал, но нынче не у всех были крылья. Хотя в такой форме крыльев не было и у Сатурна, но это не мешало ему левитировать себя и довольно быстро перемещаться по воздуху. А в какой форме они появлялись — разговор отдельный.

Решение пришло, как водится, неожиданно. У самого Сатурна был мотоцикл, у Микуо какая—то скоростная машина. Понты, конечно. Но эти понты внезапно пригодились весьма интересным образом.

Однажды Вольдемар застал Микуо в развлекательной зоне. Микуо безмятежно сидел со своим ноутбуком и во что—то увлечённо рубился. Подойдя ближе, Вольдемар с некоторым удивлением узнал Grand Theft Auto: Vice City.
— Тебя что—то удивляет? — Первым подал голос Микуо.
— Да нет... — Сатурну вдруг пришла в голову интересная мысль. — Кстати, ты—то думаешь, как нам океан пересечь?
— Не—а... — Микуо был сосредоточен на погоне. 5 звёзд — а неплохая вышла погоня.
— Сохраняйся где—нибудь. Покажу кое—что.
— Да погодь... Дай закончить хотя бы это.
— Ну ладно.
Пока Микуо заканчивал миссию, Сатурн активировал себе ближайшую боулинговую дорожку. Страйки пока ему не особо давались, но он не сдавался даже в такой, казалось бы, мелочи и продолжал тренироваться. Через некоторое время Микуо его позвал обратно. Сатурн отключил дорожку и снова подошёл к Микуо.
— Машина есть? — спросил он.
— Да.
— От моря далеко?
— Нет, ща доеду. — Микуо направил машину к набережной. — Дальше?
— А дальше набираем вот что... — Вольдемар набрал на клавиатуре чит, сопровождая комментарием — S, E, A, W, A, Y, S... Теперь искупай машинку.
— Читер, блин... — Микуо усмехнулся, выполнив просьбу друга. Колёса машины приняли горизонтальное положение и Микуо спокойно добрался на ней до другого берега.
— Ну вот примерно также надо зачаровать и наши... хм... маунты*. Только не забудь переключить, когда на берег будешь выезжать.
Хацуне некоторое время смотрел на покачивающуюся на волнах машину.
— А скорость не упадёт из—за этого? — Поинтересовался он.
— Да ни разу.
Сатурн чуть оторвался от земли и прямо в воздухе принял позу отдыха, скрестив ноги.
— Помнится, в одна тысяча шестьсот кха—дцатом году... — Он ради шутки кашлянул, не называя точный год. — Я на морских коньках пересёк Атлантический океан, зачаровав колесницу именно таким образом... Правда, коней пришлось потом менять на обычных. Короче, практиковал я уже это. — Он вновь встал на пол. — Так что не ссы, доедем, — завершил он свою речь фразой, совершенно не подходящей ему по статусу. Впрочем, пункт первый: маг Хаоса всегда прав, а если он не прав — смотри пункт первый.
— Как обычно, на сверхзвуке поедем? — В Микуо вновь разгоралась жажда скорости.
— Агам—с. Только за волнами следи. Не хотелось бы цунами вызвать.

*В различных ММО РПГ маунтами называют средство быстрой езды.

Часть 7

Поездка.

P. S. Тем, кто читает меня исключительно здесь, хочу подсказать, что некоторую полезную информацию по своему рассказу я размещаю в блоге "Пони-писатели" над катом. Или можно найти меня на Табуне и посмотреть мой личный блог, пока там немного публикаций. В крайнем случае, ввести в поисковик на Табуне название рассказа.

— Надеюсь, никто из вас морской болезнью не страдает? — Прозвучал весёлый вопрос Микуо перед отъездом... отплытием... Короче, перед отбытием в Эквестрию.
— Вскрытие покажет, — совершенно не к месту прозвучал ответ Сатурна. А что поделать...? Любил он ляпнуть что-то невпопад.

Компания решила обойтись минимумом транспорта. Сатурн прицепил к своему мотоциклу коляску, и вместе с ним поехали Мику и Селения. В машине Микуо разместились Рин, Лен и Риона на заднем сидении, вперёд уселась Эльвира. Гуми поехала вместе с Григорием. Каждый транспорт был подвергнут тщательной магической обработке и теперь был оборудован переключателем сухопутного и водного режимов. Собственно, о самом путешествии добавить больше нечего, если не считать, что где-то в середине пути пришлось отбиваться от гидры, непонятно как явившейся сюда прямиком из Асхана.

Как и планировалось, добрались они до острова на пару недель раньше Гала. Вот только вряд ли их кто-то ожидал сейчас. До Эквестрии они добрались глубокой ночью. Сатурн решил особо долго не мудрить с причалом и выскочил на своём мотоцикле на остров в первом удобном для этого месте. Выскочил в прямом смысле — буквально у самого берега маг заметил булыжник, торчащий из воды, и резво направился к нему. Перед камнем он сменил режим мотоцикла с водного на сухопутный и, использовав булыжник как трамплин, долетел до берега. Благополучно приземлившись, он сделал крутой разворот и остановился, ожидая своих спутников.

Сбоку раздался сдавленный писк. К принцессе начал возвращаться дар речи после своеобразного аттракциона, устроенного Вольдемаром. Мику была потрясена не меньше.
— Не привыкли ещё... — Одной рукой он легонько щёлкнул Мику по носу, другой ласково почесал за ухом белоснежную лисичку, выводя её из ступора.
— Но это было... впечатляюще... — Пробормотала Кьюби.
Сатурн промолчал, осматривая место, где они высадились.
Дождавшись Микуо с Григорием, Вольдемар развернул иллюзионную горизонтальную карту острова размером метр на метр и сориентировал её как компас.
— Ну-с, кто куда сначала сунется? — Поинтересовался у компании Микуо.
— Стоит хотя бы из вежливости навестить столицу, — заметила Селения.
— Кантерлот... — Вставил своё слово Воля.
— Да, точно! Кантерлот. — Принцесса продолжила. — Всё-таки, по королевскому приглашению сюда прибыли. А потом до начала праздника можно и другие города посетить.
— Эх, королевская кровь, королевские манеры... — Вздохнул Воля, чуть поморщившись. Он поднял глаза к небу, уставившись невидящим взглядом на полную луну. — Но в этом что-то есть. Айда в Кантерлот, господа хорошие.
Сатурн вновь устроился за рулём мотоцикла и выдал:
— Ну, так и будем тупить, не?
Микуо это почему-то развеселило.
— Вечно же найдёшь повод поворчать. Ворчун старый... — Ответил он, садясь за руль своей машины.
— Не старый, а древний, — на автомате выпалил маг.
— А ещё и зануда, — послышалось в ответ.
Воля предпочёл промолчать, только уши несколько недовольно отвёл назад, на что тут же получил следующую реакцию друга:
— И уши попроще.
— Я тебя запомню.
— Запоминал уже. Забыл, что ли?
— Не забыл. И запомню ещё раз.

Подобные разговоры у них возникали частенько. Утихли разногласия очень нескоро, лишь после того как Эльвира высказала им всё, что думает. Чёрная лисица тоже порой вела себя далеко не так, как подобает принцессе, но, походу, у колдунов, интересующихся в первую очередь магией Хаоса, это была общая беда.
На полпути Микуо решил врубить какую-то музыку. Сатурн, весь в своих мыслях, даже не обратил внимания на это. Лишь когда Микуо его окликнул, до его слуха донеслись слова: «Wooo! Bring out the Bacardi! Twilight Sparkle, up in the party».
— Что там у тебя искрится в сумерках? — Спросил он прежде, чем Микуо успел сформулировать интересующий его вопрос.
— Сам ты искрица в сумерках... — Усмехнулся Хацуне. — Песенки с канала Brony Dance Party. Ничего, что я распечатки тех фанфиков с собой взял?
Сатурн помолчал, вглядываясь вдаль и отведя уши назад.
— Не стоило, конечно, их брать, — ответил он, наконец. — Короче, ты теперь отвечаешь за то, чтобы местные их не увидели раньше времени. Даже обложки. Больно уж красочные...

Часть 8.1

Внезапная мысль Микуо

Величественный Кантерлот, столица всей Эквестрии, по красоте не уступал Петербургу. Главной достопримечательностью города был королевский замок, врезанный прямо в скалу. В этом замке жила, принимала гостей и проводила различные мероприятия вроде Гранд Галопин Гала сама принцесса Селестия.
Этот город был построен единорогами. В Кантерлоте протекало много рек, образующих разнообразные водопады, город украшало множество башен из слоновой кости с золотыми шпилями. Интересно, конечно, откуда строители взяли эту слоновую кость, если слоны в Эквестрии не водились, а граница была на замке. Видимо, идентичный материал, сгенерированный теми же единорогами, ибо именно они из всего населения были способны использовать магию.

К утру компания преодолела значительное расстояние. На горизонте, наконец, показался замок Селестии.
— Слух, Зет... — Микуо поровнялся с Сатурном, чтобы они смогли друг друга услышать. — У меня тут возникла мысль.
— Бывает, — отозвался Воля.
— Хм... Есть ли нам смысл всем тащиться к этой Селестии?
— Поподробнее...
— Притормози.
Сатурн дал знак Григорию, что они останавливаются и сам тоже начал тормозить. Когда все остановились, Григорий подошёл к Вольдемару с Микуо.
— Что встали? — Поинтересовался он.
Сатурн молча указал на Микуо. Тот начал свою речь:
— Так вот, я полагаю, нет нам смысла всей толпой переться во дворец. Вот у нас тут аж три штуки правителей...
— Поуважительней, что ли, — резко перебила его Эльвира.
— Предлагаю им явиться к Селестии и представить нашу банду, — как ни в чём не бывало продолжил певец. — А остальные бы пока по Эквестрии прогулялись.
— Тебе так не терпится в этот Понивиль? — Чёрная лисица никогда не отличалась спокойным характером. Вот и теперь начала раздражаться заранее.
— Да почему сразу Понивиль... — Микуо чуть смутился. — Я бы в этот... Как его... Мэйнхеттен наведался. А что? Цивилизация, как-никак.
— Ага... — Наконец, подал голос Воля. — А добираться туда аккурат по сквозной дороге через Понивиль. — Мага что-то развеселило.
— Ну и хитромудрый же ты... — Эльвира одарила Микуо неодобрительным взглядом.
— Спокойнее, сестрёнка... — Селения успокаивающе положила руку на плечо сестры. К тому же...
— Тем не более, в твоих словах есть резон, — заключил Сатурн. Селения кивнула.
— Ну так тем более! — Хацуне возликовал. — Тем... более... Тем... Не более... Тьфу, запутал.
Эльвира начала было очередную гневную тираду, но получила щелчок по уху от Селении.
— Короче, я в Мэйнхеттен. — Заявил Хацуне напоследок. — Кто со мной?

Пока остальная компания решала, кто с кем и куда поедет, Сатурн с сёстрами Кьюби продолжили путь в Кантерлот. Эльвира ещё какое-то время что-то недовольно ворчала в адрес Микуо, но вскоре успокоилась. До города добрались в тишине, но бодро. Воля чему-то молча улыбался.

Часть 8.2

Немного об Эквестрии

Народ столицы оказался хоть и любопытным, но несколько высокомерным. Эти аниморфы очень отличались от тех, кого Сатурн когда-либо видел. Вообще, пони-аниморфов Повелитель уже встречал на своём пути и ничем примечательным они не отличались. Внешне выглядели как полагается: человек с лошадиными ушами, хвостом и волосами, росшими не только на голове, но и вдоль шеи, постепенно сужаясь ближе к спине. Местные же отличались самыми разнообразными оттенками шерсти на ушах, разноцветными хвостами и причёсками. У некоторых прямо из головы рос единственный рог того же оттенка, что и шерсть. Некоторые обладали крыльями того же цвета. Да-с, аниморфы-единороги и пегасы были поистине уникальными созданиями, обитающими исключительно в Эквестрии.

Основное население города состояло из коренных его жителей — единорогов. Пегасов и обычных пони здесь было крайне мало. Сама же принцесса Селестия, как и её младшая сестра принцесса Луна, являлась так называемым аликорном, сочетающим в себе черты и способности как единорога, так и пегаса. Вечно молодая и вечно красивая, она правила Эквестрией уже несколько тысяч лет. Что только ни довелось пережить её стране за этот период! И приход к власти духа хаоса и раздора Дискорда, и ссору с родной сестрой, после которой последняя превратилась в жестокую Найтмэр Мун, и заточение сестры в темницу на Луне, и возвращение её в прежнее состояние... «Развлечений хватает, в общем...» — Прокомментировал Микуо после изучения истории этой страны.

Кстати о Луне... О принцессе, то бишь. Дозорные доложили ей, что в Эквестрию прибыли гости и направляются в Кантерлот. С башен её замка видна почти вся Эквестрия. Принцесса, разумеется, поняла, что гостями могли быть лишь высокопоставленные аниморфы, которых Селестия пригласила на Гала, и смекнула, что компания наверняка первым делом посетит дворец её величества. Луна решила заранее оповестить сестру о ранних гостях, да и сама поучаствовать в приготовлении к их визиту. После возвращения она старалась подняться в глазах народа, ибо её очень невзлюбили, пока она была одержима жаждой власти в облике Найтмэр Мун.

Пока Сатурн с принцессами Кьюби неспеша шёл к главным воротам замка, он постоянно ощущал на себе взгляды, но стоило оглянуться — никто даже головы не поворачивал в их сторону. Совершенно невозможно было понять, рады ли пони появлению в их городе иноземцев или это их наоборот раздражает, ибо стоило на кого-то посмотреть, он тут же изображал дичайший покер-фейс. Ну город пофигистов, не иначе.

Часть 8.3

Официальная встреча

У ворот стояли два стража в золотых доспехах, с золочёными щитами, с мечами на поясе и с белоснежными крыльями, сложенными за спиной. При приближении к ним стражи расправили крылья, преграждая путь.
— Имя и цель визита, — монотонно поинтересовался стражник.
— Сатурн Зет, принцессы Селения и Эльвира Кьюби, — в тон ему ответил Сатурн. — По личному приглашению принцессы Селестии.
— Приглашения, пожалуйста.
Сатурн молча предъявил стражнику золотой клочок бумажки. Охранники не меняя позы скосили глаза на приглашение, затем синхронно сложили крылья.
— Проходите.
— Скучные до невозможности... — Выдала Эльвира, когда они прошли вглубь королевского сада по направлению к дворцу.
— Работа такая, — отозвался маг.

В тронном зале, как водится, в самом конце на двойном троне восседали две прелестные девушки. Их волосы и хвосты, казалось, текли подобно шёлковым ручьям. Одна была одета в белые одежды с золотыми украшениями, обладала белым рогом и огромными белыми крыльями, а её волосы переливались голубыми и розовыми оттенками. Вторая была чуть ниже ростом, одета в чёрное с серебряными украшениями, а волосы, тёмно-синие, с блёстками, напоминали ночное небо. Крылья и рог у неё оказались чуть светлее волос. Обе принцессы выглядели весьма жизнерадостными и мило улыбались гостям.

— Я вас категорически приветствую! — Завёл свою песню Сатурн. Но он никак не ожидал получить такой ответ. Правильный, скажем так*.
— Симметрично! — Радостно откликнулась Селестия. Видимо, все эти формальности, которые требовалось соблюдать при общении с представительными особами, ей порядком надоели. — Мы очень рады, что вы приняли наше приглашение.
— Мы также рады, что Вы приняли решение присоединиться к союзу, — произнесла Селения.
— Ситуация накаляется. Разумеется, мы не могли остаться в стороне от начавшегося воссоединения аниморфов. — Селестия поднялась с трона и подошла к гостям. Сестра последовала её примеру.
— Были ли уже попытки нападения на Эквестрию или вы пока просто наблюдаете? — Поинтересовался Сатурн.
— Пока наблюдаем, — ответила Луна. Её рог засветился мягким синим светом и перед ними возникла трёхмерная иллюзионная карта Эквестрии. — И наблюдения отнюдь не радостные. Мы не можем изолировать остров полностью, а это значит, что наша защита по-прежнему будет лишь вокруг, — на иллюзии вокруг острова разыгрался шторм, — но не сверху и не под землёй.
— А если бы вы повнимательнее наблюдали за строггами, вы бы поняли, что для их кораблей ваша штормовая защита — не помеха. — Вольдемар щёлкнул пальцами, добавив к иллюзии пролетающие сквозь бурю корабли инопланетных захватчиков. — Вероятность, пардоньте, крайне мала, — изобразил он соответствующий жест, — что молния сама попадёт в корабль так, что собьёт его. — Он щёлкнул ещё раз, вызвав несколько молний, одна из которых угодила в двигатель самолёта, после чего он исчез с карты.
— Immolate improved, — не удержалась Эльвира.
— Ну да, — безмятежно ответила Селестия. — Возможность сопротивления крайне мала.
— Продвинутая Вы, принцесса, — усмехнулся маг. Солнечная пони мило улыбнулась в ответ. — Короче, улучшать нужно вашу защиту. И совместно с этим тренировать армию защищаться от этой новой угрозы.
— В таком случае, нам требуется как можно более полная информация о врагах, — сказала Луна, деактивировав иллюзию.
— По строггам информации более чем достаточно, — несколько пренебрежительным тоном заявила Эльвира, за что получила лёгкий щелчок по чёрному уху от сестры.
— А по Обливиону попробуйте сперва в библиотеках порыться, — продолжил мысль Сатурн. — Древние свитки, оригинальные или доработанные и переписанные, могут оказаться где угодно. Библиотеку стоит в первую очередь проверить. А с меня потом тогда основная информация. Предоставлю сборник, который включает в себя всю найденную мной и моими помощниками информацию об Обливионе.

Хотел он ещё что-то добавить, но его опередила Селестия:

— Так быстро время пролетело. Предлагаю продолжить наш разговор за обедом. Господин Сатурн, я бы хотела попросить Вас рассказать о знаменитой сети порталов, которая, как говорят, создана лично Вами.
— Хорошо, за обедом расскажу всё подробно.

Оставшуюся часть дня правители провели во всесторонних обсуждениях касаемо союза, о возможности открыть границу Эквестрии за счёт порталов, доступных лишь высокопоставленным магам и аниморфам, а также обсуждении сил врага и его возможных действиях на территории Эквестрии и не только, о способах противостоять этим врагам и на разные другие темы, не связанные с войной. 

* Поясняю для танкистов: сие приветствие имело место быть в некоторых переводах фильмов от Дмитрия Пучкова, известного также под псевдонимом Гоблин.

Часть 9

Первая неудача строггов в Эквестрии

Тем временем, остальная часть компании, прибывшей на остров, не спеша, как им казалось, направлялась в сторону Понивиля. Ну как не спеша... Со скоростью под 200 км/ч. Хоть и останавливаться там они не планировали, Микуо всё же решил притормозить, дабы встретить некоторых интересующих его личностей. Но главное развлечение их уже ожидало недалеко от городка.

Микуо откинул верх машины и смотрел больше куда-то вдаль, нежели следил за дорогой, поэтому ведущим пришлось стать Григорию. Вокалоид прочёсывал небо глазами, выискивая что-то, что не давало ему покоя. И высматривал Хатсуне отнюдь не кого-то из пегасов. Просто что-то его сильно тревожило. Наконец, зоркость стрелка вокалоида не подвела и он увидел средь чистого неба чёрную точку, очень быстро приближающуюся к ним. Неистово засигналив Григорию, чтобы тот остановился, Микуо сам резко надавил педаль тормоза и выскочил из машины.

Призыв собственного оружия из хранилища — основное заклинание для всех боевых товарищей Сатурна, даже для тех, кто магией не владел отродясь. Микуо, однако, был и сам очень сильным магом Хаоса, но больше полагался на своё ружьё, изготовленное ушастыми мастерами в кузнице аниморфов. Не было снайпера лучше. Он был способен заставить пулю лететь по прямой очень долго, а порой зачаровывал ружьё и патроны различными усиливающими и атакующими заклинаниями, выводя свои навыки снайпера на совершенно новый уровень. Шутка ли — заставить пулю пройти сквозь препятствие или спровоцировать стихийный взрыв при попадании — огненный, либо замораживающий, либо электрический.

А в небе чёрная точка приближалась, постепенно превращаясь в челнок разведки строггов. Вот они и до Эквестрии добрались... Но пока это была лишь разведка. Стоило их уничтожить прежде чем они смогут передать какую-либо информацию по своим каналам главнокомандующим. Призвав ружьё и зарядив молнией, Микуо прицелился и выстрелил точно по двигателю. Было видно, как корабль начинает отклоняться от первоначального курса. Быстро зарядив второй электрический заряд, Микуо направил его в кабину пилота, чтобы вызвать там замыкание.

— Стой! — Вскрикнула Мику. — А если он на дома упадёт?
— Да нету там домов, успокойся, — откликнулся брат. Это он умел определять совершенно точно, поэтому зачастую руководил действиями наземной антиавиации. Ещё ни один сбитый под его руководством самолёт противника не наносил значительных разрушений при падении.

Проследив, куда разведчики приземлились, Микуо быстро запрыгнул обратно в машину, махнул Григорию, молча наблюдавшему за действиями стрелка, и они поспешили к месту падения. Когда они добрались, из подбитого самолёта уже выбрались несколько простых солдат в сопровождении двух ганнеров и одного берсеркера. Мощная компания...

Риона надела на левую руку перчатку без пальцев, которая на самом деле являлась деактивированным энергетическим луком. При активации из перчатки разворачивались четыре энергетических луча, соединённые крест накрест гораздо более тонкими лучами. Стрелы генерировались автоматически при оттягивании перекрестья тонких лучей. При определённой сноровке можно было выпускать несколько энергострел, а некоторые лучники в одиночку способны были вызвать целый ливень стрел. Но в этом случае лук очень быстро разряжался, даже при том, что заряда хватало на миллион выстрелов.

— Обожди, не активируй, — прошептал Григорий. — Заметят...

Сам же маг Порядка приготовился призвать свой знаменитый эбонитовый щит внушительных размеров, которым он успевал не только сам защититься, но и прикрыть товарищей от дистанционных атак. Микуо вновь зарядил ружьё электрическим заклинанием и прицелился в одного из пулемётчиков.

— О чём они там переговариваются? — Мику задумчиво надела перчатку с энерголуком. Обычно, основной ливень из стрел они с Рионой вызывали на пару.
— Я не уверен, но судя по жестам... — Григорий присмотрелся. — Они собираются отремонтировать передатчик и отослать сообщение.
— Да хрен им... — Микуо спустил курок. — Начинаем.

Но попасть в ганнера ему не удалось. Берсеркер среагировал слишком быстро и пуля срикошетила от шипообразного протеза. Бешеный строгг тут же резво побежал в сторону снайпера, как обычно забыв про лайтган.

— Фак... — Микуо быстро перезарядил ружьё, но он вряд ли успел бы выстрелить второй раз, если бы не Риона.
— Не так быстро! — Розоволосая кошка запустила стрелу точно в колено берсеркера.
— Тоже юмор, — рассмеялась Мику, осыпая оставшихся у самолёта строггов дождём энергострал. Ганнеры успели спрятаться под крылом, мелких же строггов смело начисто.
— Чё, особо умные... А если так? — Один из ганнеров явно не следил за Микуо, из-за чего и получил пулю в лоб.

Григорий, призвав к щиту ещё и клинок, вступил в схватку с раненым берсеркером. Даже будучи подбитым, он оказывал сильное сопротивление. И если бы не маленькая случайность, неизвестно, как скоро стало бы известно о странной особенности берсеркеров атаковать даже своих. Ганнер старательно целился в Микуо, тот готовился увернуться от выстрела. Берсеркер получил оглушающий удар щитом от Григория и отшатнулся прямо под пулю ганнера. После этого друзья с неподдельным удивлением наблюдали, как взбесившийся ещё больше строгг насаживает на шип своего же товарища. После того как тело ганнера распалось на атомы, этот псих вдруг вспомнил про настоящих врагов. Поздно. Пока берсеркер тупил, Григорий успел добраться до него и отточенным движением снести ему голову с плеч.

— А теперь резко назад! — Скомандовал Микуо, начиная творить заклинание метеорита, чтобы окончательно разнести корабль.

После компания отправилась дальше, обсуждая битву.

Часть 10

Дом под Мэйнхеттенский портал.

— Доложите обстановку, — раздался голос Сатурна из динамика рации. Мобильной связи на острове, конечно, не было, но это не мешало использовать другие средства общения на расстоянии.
— Долаживаю... — Походу, Микуо не был настроен говорить серьёзно. — Не далее как вечером вчера уничтожена была нами разведка строгговская.
— Так, а если без режима Йоды... Как мы и предполагали, с неба и в обход штормовой защиты?
— Сломался переключатель, из Йоды режима не выйти теперь. Шучу... Да, прямо с неба и свалился. Стандартный развед-отряд.
— Мы с ними мигом расправились! — Успела пропищать Риона, пока Микуо набирал новую порцию воздуха.
— И, насколько я могу судить, они никаких сообщений отослать не успели, — закончил певчий снайпер.
— А, ну тогда временно панику можно отложить. Между первой неудачной разведкой и второй усиленной всегда проходит достаточно времени. После Гала ожидаем... Как раз подкрепление будет, — сообщил маг.
— Откуда подкрепление-то? — Поинтересовался Микуо.
— Из порталов! — Радостно сообщил Воля. — Как раз до Гала установим несколько магических проходов в основных городах.
— Отличная новость! Ну ладно, до связи.

Компания во главе с Микуо как раз успела добраться до Мэйнхеттена и даже немного освоиться. Город по красоте уступал Кантерлоту, но здесь отовсюду веяло цивилизацией. Хоть Кантерлот, конечно, тоже был цивилизованным городом, в Мэйнхеттене всё же было больше привычных видов и пейзажей. Самые обычные многоэтажные дома, асфальтовые дороги с проезжей частью и тротуаром. Украшали город несколько храмов и соборов.

Один из домов в центре города оказался давно заброшенным. Его собирались уже снести, да так до сих пор всё и собираются. Никаких ограждений и запрещающих знаков не было, поэтому Микуо с Григорием решили обследовать его, пока девушки отправились в отель, чтобы снять на всех номера. Лен же пошёл смотреть достопримечательности города.

Несмотря на видимую ветхость, дом оказался ещё вполне пригодным для проживания. Парни решили, что стоит каким-либо образом его приватизировать и разработать для проведения портала. Уж больно удачное место. Позже они связались с администрацией города касаемо этого вопроса. Мэр, пожилой аниморф с седеющей гривой, не только не возражал, но даже был рад предоставить дом в распоряжение Сатурна, ибо сами они не знали, что можно было бы построить на его месте. Мэр попросил лишь проделать работу так, чтобы дом не выделялся из общей картины — местные жители это не особо приветствовали.

— Сделаем в лучшем виде, — пообещал Григорий. Микуо лишь пожал плечами, но мысленно поддержал мага Порядка.

Часть 11.1

В Понивилль!

Тем временем, в Кантерлоте...

— Не беспокойтесь, господин Сатурн! — Щебетала Селения. — Мы с Эльвирой позаботимся об установке портала здесь.
— Лады, лады, я и не беспокоюсь, принцесса, — отвечал маг. — Как и где рекомендуется устанавливать порталы, Вы нынче в курсе. Подключите Кантерлот к сети — дайте знать.

Луна тем временем что-то обеспокоенно нашёптывала Селестии. Впрочем, она часто воспринимала всё слишком серьёзно. Мудрая старшая сестра с милой улыбкой что-то также тихо ответила и Луна, вроде, даже успокоилась. Заметив, что Сатурн смотрит в их сторону с некоторым удивлением, Солнечная пони ответила:

— Сестрёнка не до конца уверена в надёжности порталов, в частности этой вашей системы пропуска. Но я уверена, система не пропустит никого лишнего.
— Ну вот пусть и не делает моси... — До Сатурна как-то не сразу дошло, что он вообще-то говорит о принцессе, да ещё с другой принцессой, причём в присутствии двух других принцесс... Впрочем, манеры одной из них тоже были далеко не идеальными. — Эммм... Я хочу сказать, что принцесса Луна может не сомневаться. Система разработана задолго до моего появления и постоянно совершенствовалась. Она почти идеальна.
— Иногда мне кажется, что делать моси — особый талант Луны, — засмеялась Селестия.

На этой мажорной ноте Сатурн попрощался с принцессами.

Да, его непреодолимо тянуло в Понивиль... Увидеть своими глазами тех, от кого он так умилялся, пока смотрел мультик. Причём не просто разноцветных поняш, а аниморфов! По правде сказать, видел он множество изображений с так называемой хуманизацией этих девчонок, но ведь никто даже предположить не мог, как они на самом деле выглядят. Так, фантазии художников... Понятное дело, что в какой-нибудь альтернативной вселенной они выглядят точь-в-точь как в мультике (кстати, надо бы проверить возможность попасть в эту реальность — было подозрение, что это и есть тот неизвестный мир, куда также тянулись ниточки энергии вероятностей).

С такими мыслями, весь в предвкушении встречи, он мчался на своём мотоцикле в сторону Понивиля.

Часть 11.2

О неэффективности метеорита

На подъезде к городку внимание Сатурна привлёк дым, клубящийся со стороны поляны. «Пожар, что ли...» — подумал маг и направился в сторону дыма. Подъехав ближе, он заметил огромную воронку от взрыва метеорита и обломки корабля строггов. Воля никогда не доверял такому способу уничтожения врага, поэтому решил обследовать место взрыва. Вполне могла остаться какая-нибудь хрень, способная привлечь новые отряды киборгов.

И, разумеется, без защиты соваться точно не следовало. Одно из защитных заклинаний Сатурна, довольно энергозатратное, но крайне эффективное, создавало прямо по контуру его тела невидимое силовое поле. Тончайшее, расположенное в нескольких нанометрах над кожей и одеждой, весьма пластичное и не сковывающее движения, но почти неразрушимое, делающее заклинателя почти неуязвимым. Почти...

Как Вольдемар и предполагал, на борту корабля присутствовал переносной телепорт. Взрыв метеорита не уничтожил его полностью. Колдун тут же дезинтегрировал устройство, затем начал внимательно проверять обломки на предмет других уцелевших частей. Но его исследования прервал мощный выстрел рейлгана. Видимо, гладиатор перенервничал, ибо луч попал не в висок, а в плечо. Мага откинуло на несколько метров, рукав чёрной рубашки порвался в клочья, обнажая правую руку до плеча... А маг-то оказался не так прост, как казалось на первый взгляд...

Почти всегда Сатурн носил чёрную рубашку, постоянно поправляя правый рукав, как будто что-то скрывал. А он на самом деле скрывал один из могущественных артефактов Тьмы, который он заполучил много веков назад, когда уничтожил прошлого владельца — Тёмного мага и жесточайшего тирана Кхенеранна. Это была Тёмная цепь, звенья которой представляли собой миниатюрные лезвия длиной сантиметра три и пять в ширину. Цепь обвивалась вокруг руки почти до плеча, впиваясь в кожу до середины ширины лезвий. При активации цепь могла удлиняться метров на десять, если требовалось, а на конце появлялся наконечник, похожий на наконечник копья. Выше последнего звена на плече располагался синий символ планеты Сатурн на фоне красного символа Хаоса — круга, из центра которого выходят восемь кривых стрелок. Подобный отличительный знак был у всех аниморфов.

Часть 11.3

Битва с гладиатором

Прорычав что-то, что по-цензурному можно было понять как «Ты ща огребаешь, гнида», Сатурн резко увернулся от следующего луча, телепортировался за спину гладиатора и, придав себе магическое ускорение, врезался в строгга плечом. Впрочем, особого эффекта это не возымело — гладиатор лишь покачнулся и попытался контратаковать уже вблизи когтистой рукой. Промахнулся, маг успел телепортироваться на исходную позицию, вновь оказавшись за спиной киборга, и, направив руку в сторону строгга, пустил поток электричества по принципу лайтгана. На этот раз гладиатор среагировал чётче и молния поглотилась щитом строгга. И тут же снова ударил луч из рейлгана — на этот раз магу пришлось выставить свой магический щит.

Пока рейлган перезаряжался, киборг с громким топотом пёр прямо на колдуна. Сатурн, чуть придя в себя после отдачи, рискнул, наконец, применить что-то экстренное. Плюнув на законы гравитации, он леветировал себя на несколько метров вверх, и, размахнувшись правой рукой, выпустил цепь прямо в рейлган. Цепь обвилась вокруг пушки и Сатурн резко дёрнул на себя, надеясь сломать главное оружие врага. Но итог оказался куда более эффектным. Пушка слетела с плеча киборга и чуть не вырубила самого мага ударом по лбу. Еле успел поймать. Гладиатор потерял разновесие из-за того, что лишился большой массы, и рухнул на колени. Подняться он уже не успел — Сатурн особо не целясь быстро направил пушку на монстра и, пока она не успела раствориться, попытался активировать. Не стоило делать этого в воздухе — отдача оказалась гораздо более мощной, и мага отбросило ещё дальше, придавив всё той же пушкой. К тому же, упасть он умудрился затылком прямо на камень.

«Охренеть... Меня чуть не одолел в одиночку какой-то строгг», успел он подумать, наблюдая, как тело гиганта истлевает с зелёным свечением, прежде чем вырубился от удара. Как выяснилось, он ему чудом смог попасть лучом прямо в голову, минуя щит.

Часть 12

Знакомство с Флаттершай и Пинки Пай

«А был ли строгг?» — Первая мысль, пришедшая в голову очнувшегося мага. Ну конечно был, вспомнил он. И колдун точно помнил, что тело гиганта развоплотилось. Значит, опасность миновала, и он мог спокойно проваляться без сознания ровно столько, сколько потребуется. Но ощущения были такие, как будто он лежит не на земле под открытым небом, а... на мягкой кровати под одеялом??? Маг вмиг пробудился и убедился, что это действительно так. Вольдемар резко поднялся, но тут же зажмурился и приложил руку ко лбу. Похоже, головой он всё-таки ударился не слабо.

— О... Ты проснулся... — Проворковал рядом нежный тихий голосок.
— Возможно... — Воля всё же заставил себя открыть глаза и осмотреться. — А может, и нет... — С сомнением промямлил он, увидев собеседницу. — Я в раю?

Собеседница оказалась очень милой девушкой, просто-таки ангелочком во плоти... И со светло-жёлтыми крылышками, сложенными за спиной. Застенчивый больших взгляд бирюзовых глаз был частично скрыт длинной розовой чёлкой. Жёлтые понячьи ушки чуть прижались к голове.

— Ты кто, ангелок? — Сатурн попытался её разговорить.
— Я Ф-флаттершай... — Ответила девушка настолько тихо, что колдун со своим кошачьим слухом чудом расслышал. Впрочем, её манера поведения была знакома ему из мультсериала. Но всё же было интересно и сравнить, насколько вымысел схож с реальностью.
— Я Вольдемар. — Сатурн решил не представляться пока своим магическим именем, дабы не смущать поняшу ещё больше. Астрономией Флатти, вроде, не увлекалась, поэтому символ планеты вряд ли узнала. Кстати о символе... До мага наконец дошло. — Пардон... А рубашку мою кто утараканил?
— Эм... — Смутилась пегасочка. — Она была не в очень хорошем состоянии... Одна моя подруга решила её починить.

Рарити, догадался маг. Только ей могло прийти в голову вручную залатать эти лохмотья, которые после битвы с гладиатором мало напоминали рубашку. Сам Сатурн мог бы и так восстановить ткань.

— А, ну зашибись... — В нём снова проснулся ворчун. — А мне в это время по городу так разгуливать?

Ответить Флаттершай не успела — где-то на первом этаже дверь с грохотом распахнулась и чей-то возбуждённый голосок радостно проверещал:

— Виии! Флаттершай! Ты где? А где твой гость? Я так хочу с ним подружиться! Он ведь тут никого не знает, а раз он тут никого не знает, значит у него тут нет друзей а если у него нет друзей, то это та-а-ак печа-а-ально!..

Разумеется, Сатурн, по сути, всех тут знал, но ради приличия решил позволить этим моськам самим представиться.

— Ну и что за комочек счастья пожаловал? — Поинтересовался он.

Ответ явился сам собой. В комнату буквально впрыгнула весёлая девчушка с кудрявыми розовыми волосами и ушками. Видимо, обнимашки у Пинки были непременным ритуалом для того, чтобы подружиться, ибо это чудо прямо с порога ломанулось к кровати и не долго думая крепко обняло мага, проверещав:

— Мы будем лучшими друзьями!
— Да ты осторожно, чудо! — Сатурн чуть откинулся назад, опершись на правую руку, чтобы не задеть розовую поняшу цепью. — Без рубашки я колючий весьма.
— Как это колючий? Кстати, я Пинки Пай! — Девушка разжала объятия.- Ты ведь Сатурн Зет, верно?
— Он самый. — Настроение мага как-то само собой поползло вверх.
— Ой, а это что? — Пинки наконец заметила цепь и уставилась на неё округлившимися глазами.
— Тебе по-научному объяснить или хватит информации, что это весьма могущественная тёмная хрень?
— Ой, да ну, по-научному. Это Твайлайт у нас наукой занимается. — Пинки снова развеселилась. — Кстати! Надо бы вечеринку закатить в честь твоего приезда! А ты уже где-нибудь остановился? Или прямо тут будем праздновать?
— Эм... Пинки... — Раздался снова робкий голосок.
— Что такое?
— Раз это Сатурн... Может, стоит... — Стесняшка понизила голос почти до шёпота. — На Вы обращаться?..
— Да ни в коем случае, — тут же отреагировал Сатурн. — Эдаких почестей ещё не хватало... В конце концов, я не ваша принцесса, чтоб меня так почитать.
— А чья ты принцесса? — Пинки обожала подобные каламбуры.
— Да не принцесса я... — Воля чуть смутился.
— То есть, ты ничья принцесса?
— Иди... к вечеринке готовься, чудо.
— О! Точно! Вечеринка!

И с этими словами весёлая поняша смылась так же внезапно, как и явилась. Флаттершай внезапно решилась на вопрос:

— Господин Сатурн, позвольте вопрос...
Сатурн посмотрел застенчивой пегасочке в глаза и, проведя рукой по её шелковистым мягким волосам, произнёс:
— Вольдемар. Можно просто Воля. И не так уж меня тут много.
— Да, прости... Воля... — К девушке постепенно возвращалась смелость. — Просто стало интересно, что означает твоя... кьютимарка?

Маг посмотрел на своё плечо.

— Как-то не привык я отличительный знак кьютимаркой величать... А то и означает: маг Хаоса Сатурн Зет.
В ответ Флатти улыбнулось своей фирменной улыбкой (squee).

Часть 13.1

Как пройти в библиотеку?

На следующее утро Сатурн чувствовал себя гораздо лучше. Неудивительно. Шестнадцать часов сна творят чудеса.

В доме Флаттершай было тихо. «Со зверьками своими, наверное, возится... Ангелок», — подумал маг. Рубашку свою в идеальном состоянии он обнаружил на стуле рядом с кроватью. Видимо, Рарити решила ничего не мудрить дополнительно с рубашкой и просто восстановила разорванный рукав на подобие уцелевшего левого. Довольно хмыкнув, он по-быстрому нацепил рубашку на себя и вышел из дома.

— С добрым утром... — Долетело до него откуда-то сверху. — Как чувствуешь себя?
— Жив, цел, орёл, — ответил он зависшей над ним Флатти. — Думаю по городку прогуляться.
— Будешь в городе — загляни, пожалуйста, в библиотеку... Туда отнесли твой... прибор...
— Какой такой прибор? — Воля по привычке поправил правый рукав.
— Ну... — Замялась пегасочка. — Большой такой... Длинный...
До Сатурна начало доходить.
— Он что... Не растаял? — Удивлённо спросил он.
— Ну... Нет, вроде... А... должен был?
— Фиг знает. А где библиотека?
— А там увидишь такое... дерево...
— Агам-с, считай, я понял. Увидимся! — Быстро произнёс колдун и поспешил в город. Флатти некоторое время смотрела ему в след с некоторым удивлением, потом вернулась к своим делам.

В самом городе на него тут же налетела Пинки Пай.

— Ну и как это понимать, мистер болезный?
— Что из того, что я сделал, как понимать? — Спокойно отозвался маг.
— Я ж вчера на вечер планировала вечеринку устроить, а ты, понимаешь, взял и продрых полдня, да ещё сегодня поздно встал. — Прозвучало в ответ возмущённой скороговоркой.
— Да ёпернистый же ты театр... Мне и так не слабо досталось в битве. Я б не пережил даже самую спокойную вечеринку.
— А, да, точно, прости... Как-то вылетело из головы. Рэйнбоу же рассказывала про твою драку с какой-то огромной хренью. Так может, сегодня устроим вечеринку?
— Сегодня однозначно да. Где тут у вас библиотека?
— Оки-доки-локи! А библиотека ВОТ. — Пинки показала на внушительных размеров дерево, полое внутри, но с зелёными листьями.

Некоторое время шли молча. Даже удивительно, как Пинки умудрилась не вымолвить ни слова.

— Кексики любишь печь? — Внезапно спросил маг на полпути к дереву.
— Люблю! А что? — Всё с той же радостью ответила розовая поняша.
— А какой в них особый ингредиент? — Продолжил докапываться Воля.
— Судя по тому, что всем становится весело... Видимо, хорошее настроение! — Пинки засмеялась.
— А разреши как-нибудь подвал твоей пекарни посетить.
— А-а, хитрый! Хочешь выведать секрет? — Она засмеялась ещё больше. — Да шучу, конечно можно. А ты действительно хочешь научиться кексики печь?
— Ещё как... — Уже более спокойным тоном отозвался маг. — Кажись, пришли.
— Тогда после вечеринки туда заглянем! — И с этими словами розовое чудо буквально ускакало в сторону «Сладкого уголка», местной кондитерской.

Часть 13.2

Разговор магов о технике и магии

Вновь поправив рукав, Вольдемар постучал в дверь. Послышалась непонятная возня, отчётливое «Да тише ты!», и дверь, наконец открылась. На пороге стоял паренёк лет 15 с зелёным ирокезом. Сатурн и раньше встречал аниморфов-драконов, весьма редких, но встречающихся далеко не только в Эквестрии. Однако Спайка он почему-то ожидал увидеть именно в форме дракончика.

— Ой, здрасьте... Вы сюда? — Дракончик растерялся, увидев незнакомца.
— Нет, блин, мимо проходил, — выдал Воля, состроив соответствующее лицо, известное по некоторым мемам. — Мне тут сообщили, что какой-то мой прибор оттащили сюда. Теперь мне самому интересно, что это за прибор и в каком он нынче состоянии.
— А, так Вы Сатурн? Проходите, проходите...

Спайк посторонился, пропуская мага. С верхнего этажа спустилась милая единорожка с синими прямыми волосами и хвостом. Ушки и рог были приятного лилового цвета. Две пряди в волосах и на хвосте отличались розовым и фиолетовым цветами.

— Здравствуйте, господин Сатурн! Я Твайлайт Спаркл. Для меня большая честь... — Начала она свою приветственную речь, но Вольдемар жестом прервал её.
— Вольдемар. Можно просто Воля. Да и не так меня много, чтоб на «Вы» обращаться. Все эти почести... Как-то не по мне.
А про себя подумал: «Блин, дурной... Ну-ка, пафос офф. Больше всего ведь хотел именно с ней встретиться»
— Хорошо, Воля... — Слегка неуверенно произнесла единорожка. — Полагаю, Вы... Ой, то есть, ты за пушкой пришёл?
— Агам-с... — Вольдемар заметил рейлган, сорванный с плеча гладиатора, у лестницы под фиолетовым защитным полем и телепортировался к нему. Не дожидаясь, пока Твай сообразит снять защиту, маг сам буквально разорвал это поле и поднял пушку.

Рейлган был цел и невредим. Сатурн полагал, что части тела, оторванные от строга, так же должны быстро истлеть, как и убитый строгг. Но, видимо, в само оружие не была встроена самостоятельная система расщепления, а разлагалось оно только если не было от киборга отделено. Сатурну повезло — он смог снять пушку с плеча гладиатора так, что не задел живую ткань, которая могла бы спровоцировать уничтожение ценного образца. Теперь же можно было детально исследовать довольно-таки мощное оружие врага.

Недолго думая, Вольдемар щелчком пальцев распахнул окно, телепортировался к нему вместе с пушкой и, вскинув рейлган на плечо, пустил мощный луч в небо. И снова он забыл про отдачу — его отшвырнуло к противоположной стене.

— Прикинь... Работает, — удивлённо выдал он, поднимаясь с пола.
— Ты в порядке? — Обеспокоенно спросила Твай.
— Ага... В случайном.
— А что это за штука?

Воля понял, что в Твайлайт проснулась жажда новых знаний и, походу, ему выпал шанс провести с ней этот день. Давно он об этом мечтал.

— Довольно-таки мощное оружие космических захватчиков строггов, именуемое рейлганом. — А в Сатурне включился режим лектора. — Как именно он работает, пока предстоит выяснить, чтобы снарядить свои отряды подобными образцами. Предположительно выстреливает концентрированным лучом фотонов по прямой, без рассеивания или почти без рассеивания, с большой силой. Насколько я могу судить, чем темнее вокруг, тем дольше перезаряжается. Видимо, может концентрировать заряд как от искусственного, так и от натурального освещения в видимом спектре.
— Ага... — Единорожка всерьёз заинтересовалась и, видимо, всё поняла. У неё даже созрел весьма интересный вопрос. — А что насчёт излучения с длиной волны больше инфракрасного или меньше ультрафиолетового?
— Вполне вероятно, что строгги приспособили свои пушки концентрировать и излучения других диапазонов. Предположение выдвинуто в связи с тем, что гладиаторы способны вести активные боевые действия в абсолютно тёмном помещении, стреляя из рейлгана гораздо чаще, чем могли бы при условии, что рейлган способен заряжаться только от видимого спектра. Но всё же в темноте они не так скорострельны.

Сказал нечто непонятное, длинное, запутанное, что сам, как говорится, без пол-литра не разобрал бы. Но Твайлайт, походу, умудрилась всё прекрасно понять. Остаток дня они провели, обсуждая различные виды строггов и типы их вооружения. Для Сатурна оказалось несколько странно, что эта единорожка, так увлекающаяся магией, вдруг настолько заинтересовалась техникой. Видимо, ей всегда было интересно, как можно упростить себе жизнь в условиях отсутствия магии.

Ближе к вечеру заглянула Пинки и возвестила о начале вечеринки.

Часть 13.3

Вечеринка!

Ближе к вечеру заглянула Пинки и возвестила о начале вечеринки.

Пока Сатурн возился со своим защитным полем для рейлгана, Твайлайт внимательно наблюдала за его чародейством. Ей всегда было интересно что-то новое. Ведь принцип колдовства у единорогов был несколько иной, чем у других аниморфов, не обделённых магическими способностями.

— Тэк-с... Готово, вроде, — изрёк он после проверки поля на прочность парой атакующих заклинаний. — Поспешим теперь.

Вечеринка, которую закатила Пинки Пай в честь визита Повелителя, была просто-таки на высшем уровне. Судя по количеству гостей, ей удалось собрать чуть ли не весь Понивилль. Явиться изволила даже сама принцесса Луна. Хотя она явилась больше для того, чтобы посмотреть, как любят веселиться представительные особы, не обременённые королевскими заскоками.

Лишь Сатурн перешагнул порог «Сладкого уголка», играющая музыка тот час стихла. Но не успел он задуматься, какой ди-джей мог догадаться так отжечь, как чуть не оглох от громоподобных оваций и приветствий. Аниморфы всей планеты с высшими почестями встречали своего Повелителя, даже если напрямую ему не подчинялись, и местные не оказались исключением. Ну что ж, раз считают себя его подданными, нужно и приветствовать соответствующе. К большим собраниям Воля привык обращаться особым голосом, в который было вложено не столько звука, сколько силы мысли. Говорить громко он особо не любил. Те, к кому он обращался подобным образом, слышали его голос как будто у себя в голове, на каком бы расстоянии от него они не находились. Разве что на слишком большом расстоянии его голос не достигал слуха подчинённых. И с чего же ещё мог Воля начать своё приветствие, как не с любимой фразы...

— Я вас категорически приветствую! — Эхом отдалось в головах собравшихся, и народ немного угомонился. — Благодарю за столь тёплый приём. Насколько мне известно, Понивилль известен своим гостеприимством. В основном, за счёт Пинки Пай... — Добавил он чуть тише. Впрочем, из-за особенностей голоса его всё равно все услышали, по толпе прокатилась лёгкая волна смеха. Пинки, судя по счастливейшей мордахе, была искренне рада, такому вниманию. Выждав некоторое время, Воля осмотрел помещение и заметил у левой стены некоторое возвышение наподобие сцены. По бокам стояли мощные колонки, диджейский стол прилагался. За столом, нацепив наушники на шею, стояла среднего роста девушка с белой кожей и сине-голубыми волосами. Голову девушки украшал белый рог, фиолетовые модные очки сдвинуты на лоб, в больших красных глазах читалось нетерпение начать эту вечеринку. На левом плече маг заметил чёрный символ двойной нотки. Никто иная как сама Винил Скрэтч собственной персоной. Улыбнувшись своей хищной улыбкой, Сатурн выдал внезапно бодро и громко: — Пришли сюда веселиться? Так давайте же веселиться!

Размахнувшись, он запустил в сторону Винил самую обычную виниловую пластинку, которую девушка ловко поймала, пару раз крутанула на пальце, поставив ребром, и с размаху уложила на свободный диск. На пластинке была лишь музыкальная композиция для разогрева. Эту песню магу приспичило спеть лично. Поймав нужный момент, Воля пропел: «YEAH, I OWN THIS BEAT!» — и телепортировался на сцену. Шестью неспешными щелчками пальцев он вызвал дополнительные цветные прожектора, как в одном известном видео, и продолжил:

— You can call me the king or the ruler,
Felon on bass, getting hoarse at the mic.
We’re getting 20 percent cooler!

Взмах руки — слева от мага на полсекунды засияли радужные буквы «20% cooler!», затем исчезли, растворившись в воздухе сияющим дымом. Аниморфы пока с лёгким недоумением наблюдали за ним. Видимо, о правителях у них уже сложилось впечатление, что эти высокопоставленные особы просто обязаны быть хоть в какой-то мере снобами, как и бóльшая часть интеллигенции. Сатурн своим поведением напрочь рвал этот шаблон.

— We had a great day out!
Calling my name like Ferris Bueller.
It’s time to wrap this up,
We’re getting 20 percent cooler!

Недолго длилось удивление народа. Ощущение, что это какое-то официальное мероприятие, а не обычная вечеринка, улетучилось без следа, особенно после того как к начавшим танцевать пони неожиданно присоединилась Луна. Позволив своим глазам на секунду вспыхнуть синей вспышкой, Воля в момент музыкальной паузы шёпотом пропел:

— We’re getting 20 percent cooler...

Да, и в очередной раз сработало старое доброе правило — будь проще, и народ к тебе потянется. Гости вечеринки уже к середине песни чувствовали себя гораздо свободнее. К концу сего короткого выступления понивилльцы просто веселились, даже особо к песне не прислушиваясь. На прозвучавшие в песне имена Твайлайт Спаркл и Рарити внимание обратили единицы, насколько Воля заметил.

Лишь стихли последние слова, тут же раздались аплодисменты. Воля хотел было уже уйти со сцены, но его тихо окликнули сзади:

— Пс!.. А что дальше-то ставить?

Маг подошёл к слегка озадаченной Винил, не забыв начать ответ с лёгкого щелчка по носу альбиноски.

— На твоё усмотрение. Ты же что-то готовила для вечеринки?
— А, ну без проблем тогда. Мы тут с Пинки кое-что подобрали для Вас.
— М-де... Посмотрим, за какое время я смогу научить этот народ обращаться ко мне на «ты»... — Куда-то в пустоту изрёк Сатурн, затем снова обратился к Винил: — Приспичит мне ещё что-то исполнить — дам знать. А пока развлекай народ как привыкла.
— Как скажешь!

Надев свои очки нормально, Винил запустила другую пластинку, а Сатурн пошёл общаться с народом. И первым делом он, конечно, направился к знаменитой компашке из шести поняш.

— Какие дела, народ? — Прозвучала ещё одна любимая фраза мага.
— Это было супер! — Тут же выдала радужная пегасочка с небесно-голубыми крыльями. На левом плече был знак в виде радужной молнии, бьющей из белого облака.
— Что из того, что я сделал, «супер»? — Со спокойной улыбкой поинтересовался Воля.
— Ну как ты ту махину одолел там, в поле!
— Ага... Одолеть гладиатора и вырубиться об какой-то булыжник — офигенно круто! — Воля вздохнул, собираясь ещё что-то сказать, но его опередила Твайлайт:
— Кстати об этом камне. Я сама ведь тоже знаю несколько защитных заклинаний, которые таким слабым ударом, как падение на камень, не пробить, и уж тем более не сомневаюсь в заклинании, которое применял ты — как рассказывала Рэйнбоу, ты ведь без проблем выдержал выстрел этой пушки.

«Эта няха порой болтливее Пинки», усмехнулся Сатурн про себя.

— В общем, когда тебя с поля доставили к Флаттершай, так как её дом был ближе всего, я решила исследовать этот камень...

«А что же ещё могло прийти в голову Твай, как не изучение...»

— И это оказалась та самая разновидность камня, которая успешно блокирует, поглощает и рассеивает любую магию. Обычно такие камни используются для... эм...
— Да понятно, для чего. Продолжай, — Сатурну доводилось наблюдать за обезвреживанием магов-бунтовщиков. Наручники, полностью или частично сделанные из поглотителя магии, были идеальным завершением процесса, поэтому он прекрасно понимал, почему Твайлайт не хотелось упоминать на вечеринке такие подробности. Наказание своих подчинённых — развлечение не из приятных.
— Ну, собственно, всё. Этот камень и рассеял твою защиту, но не моментально, поэтому серьёзной травмы удалось избежать.
— Ну везёт мне порой на случайности... Знакомиться будем или как? — Внезапно выдал он и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Вы знаете меня как Архимага Хаоса и Повелителя Аниморфов Сатурна Зет, но все эти титулы, на мой взгляд, не так уж много обо мне рассказывают. Для друзей я просто Воля, мегаоптимистичный маг Хаоса, любящий развлечения. То, что одним из развлечений для меня является жаркая битва, это дело десятое. Ну-с, а вы, поняши, что можете о себе поведать?
— Я Рэйнбоу Дэш и я самая крутая здесь. А может, и во всей Эквестрии, — тут же отозвалась радужная пони.
— ЧСВ-метр взорвался, нафиг, к Мерунесу... — Чуть усмехнувшись, тихо сказал маг.
— Что за ЧСВ? — Недовольно нахмурившись спросила Рэйнбоу.
— Кто такой Мерунес? — Заинтересовалась Твайлайт.
— Ой, а кто такой Мерунес? Это твой друг? А можешь меня с ним познакомить? А мы подружимся? — Этот речевой поток, конечно, принадлежал Пинки.
— Мерунес Дагон — Хаос во плоти, — Воля постарался уйти от ответа на вопрос Дэш. Чисто понаблюдать за реакцией... — Дэйдрический принц Разрушения. Покровитель всех существ, так или иначе связанных с Хаосом. Впрочем, с тех пор как Обливион оказался за семью печатями, его влияние заметно ослабло. Несмотря на всю его мощь, да при том, что печати нынче слабеют, я, тем не менее, НЕ собираюсь ему подчиняться. Может, однажды я займу его место. — Воля вздохнул. — Что-то я разошёлся.
— Ага, разошёлся. И так и не ответил, что за ЧСВ.
— Чувство собственной важности. — Воля хотел по привычке щёлкнуть Дэш по носу, но та успела заметить его движение и увернуться. — Ловко.
— А то. А у самого-то ЧСВ не зашкаливает? Нацелиться на место почти что бога Хаоса.
— В самый раз. Лады. Кто следующий? — Маг вопросительно посмотрел на модняшку с синими вьющимися волосами и белым рогом с символом на левом плече в виде трёх гранёных аквамаринов, скрытым полупрозрачным рукавом её блузки, затем перевёл взгляд на ковбойского вида веснушчатую блондинку в клетчатой рубашке, оранжевой жилетке без рукавов и со своей любимой ковбойской шляпой.
— Я Эпплджек, — тут же откликнулась ковбойка. — Наша семья уже несколько поколений держит здесь яблочный сад. Если интересно, наш сад в этих краях возник первым. Потом был основан Понивилль.
— Интересная история, — ответил Воля. — Поподробнее как-нибудь расскажешь?
— А поподробнее может рассказать бабушка моя, Гренни Смит.
— Надо будет заглянуть к вам в гости. — Он посмотрел на последнюю единорожку. — А ты, полагаю, местная модель?
— Ой, нет, что ты, — хихикнула она. — Но я польщена. Я Рарити, модельер.
— Большой ли спрос на вещи? — Поинтересовался Сатурн.
— Ох... Порой ночами не сплю, чтобы все заказы в срок выполнить.
— Впечатляет. Много ль драгоценных камней в запасе?
— Ну, нехватку испытываю редко. А с какой целью интересуешься, дорогуша?
— Мне порой много камней требуется для разных опытов. Это ведь не только красивые безделушки, но и проводники магической энергии. При неудачных опытах рассыпаются только так...
— Я с удовольствием поделюсь... — Начала, было, Рарити, но Сатурн закончил свою мысль:
— Периодически буду закупать небольшими партиями.
— Ох... Как скажешь.
— Славно. — Маг, наконец, сменил маску абсолютного спокойствия на радостную улыбку. — Как же я счастлив, что, наконец, познакомился с вами, девчата, — произнёс он, чем спровоцировал немедленные обнимашки всей компании юных поняш-аниморфов.

Винил подобрала поистине потрясающую музыку, Сатурну даже не хотелось лишний раз прерывать её программу своими выступлениями. Вечеринка длилась до поздней ночи, пока в «Сахарном уголке» не осталась только компания, затискавшая Сатурна, вместе с ним самим. Последней покинуть развлекательную кондитерскую изволила принцесса Луна, которая также неплохо повеселилась и, как она сама считает, стала ближе к подданным. Под конец, Пинки, как и обещала, пошла показывать Воле подвалы «Сахарного уголка». Остальные, полусонные, разбрелись по домам.

Часть 14

Мэйнхеттенский портал

— Сатурн на связи...
— Алё, болезный! Куда пропал-то? — Микуо явно переволновался.
— Да так... От гладиатора плюху словил.
— Ну ничего? Жив, цел, орёл? Момент... Какого гладиатора???
— Ибо нефиг, я тебе говорю, метеоритом чистить места высадки строггов. Но ничего, выжил. Флатти умеет ухаживать за ранеными хищниками. Ну и вечеринка, конечно. Пинки не могла не отпраздновать моё появление в городе.
— А, ну разумеется... Куда ж без этого. — Голос Микуо стал более спокойным. — Кстати, мы тут нашли место для портала в Мэйнхеттене. Подключим буквально завтра.
— Отлично. Я скоро Понивилль подключу, а сестрёнки Кьюби обещали подключить Кантерлот.
— Что насчёт остальных городов?
— Позже.
— Клаудсдейл, в частности...
— Летать научись сперва. Или хотя бы облаками манипулировать, чтоб по ним перемещаться.
— Дело нехитрое — по облакам ходить. Просто не доводилось пока... А ты откуда вещаешь-то? Эхо какое-то... Или трубка у меня полетела?
— Да нет, не полетела. Я в подвалах «Сахарного уголка».
— А-а... Помогаешь кексики делать?
— Ну да.
— Радужные?
— Тьфу на тебя... Короче, с тебя тогда помощь в установке облачного портала.
— Хе-хе. Замётано.

После разговора Микуо вернулся в заброшенный дом в центре Мэйнхеттена, где они с Григорием уже заканчивали подготовку здания для проведения портала. Внешний дизайн здания ничем не выделял его среди остальных домов, зато внутри оно претерпело полную перестройку. Требовалось не только проложить портал, но и оборудовать дом под новую базу. А именно, устроить где-то склад с оружием и прочей экипировкой, сообразить несколько залов для тренировок, в том числе для новичков, которые даже оружие себе по душе пока не выбрали. Разумеется, требовалась библиотека — но это, скорее, для магов. Прочие мелочи перечислять нет смысла. И, конечно, всему этому великолепию требовался местный управляющий, желательно маг. Ибо во всех подобных базах Сатурн выбирал на место управляющего именно мага. Как проводился отбор — разговор отдельный.

К ночи они, наконец, закончили строить основу портала.

— Ну что, дверь готова... — Задумчиво изрёк Григорий, глядя на внушительных размеров рамку, которую они с Микуо построили в самом большом помещении здания на минус первом этаже. — Осталось открыть.

Дом, как выяснилось, уходил на несколько этажей вниз. Очень удобно, особенно для подготовки склада. Кстати говоря, помещение для портала им пришлось дополнительно расширять, так как этот зал предполагал также сбор войск в случае тревоги. Выход на поверхность был сделан в виде множества мелких односторонних порталов, которые требовалось раскидать по всему городу для более быстрой и точной контратаки.

— Хорошо поработали, — отозвался Микуо. — Завтра мультикристаллы притащу. Помнишь, в каком порядке их ставить, чтоб портал заработал?
— А то... Порядок — моё второе имя.
— Да-да-да... Как же я мог такое забыть, — с насмешкой сказал Хацуне, собирая в кулак немного энергии.
— Не иронизируй, а. — Григорий тоже собрал энергию.

В следующий момент маги оказались у разных стен зала и чётко друг в друга пустили огненную стрелу Хаоса и ледяную стрелу Порядка. Стрелы пролетели до середины зала по одинаковой траектории и нейтрализовали друг друга. И подобные небольшие стычки были обычным делом в окружении Сатурна, как среди его друзей, так и в рядах армии. Ни с того, ни с сего кто-то мог атаковать кого-то слабой атакой, получить что-то подобное в ответ и разойтись миром. Даже Сатурна, своего хозяина, аниморфы не боялись так цеплять.

— А ты хоть забрал эти камни у Воли? — Возник вдруг у Микуо вопрос. — А, порядочный ты наш?
— Я думал, ты забрал.
— Когда бы я это сделал?
— Перед отъездом, например.
— Пипе-е-ец... Подготовились. — Микуо щёлкнул пальцами, вызвав сноп искр. — Завтра с утра тогда ТПшнусь к нему. Портал мне обратный только проложи.
— Хорошо. Ну что, сейчас тогда дрыхнуть?
— Ты-то дрыхни. Моя ж очередь ночного дежурства. Но, блин... Утомляет это меня. — Он провёл рукой по лбу. — Не кошак я всё-таки, чтоб ночами не спать... Надо будет ещё Волю попросить нэк сюда прислать штук шесть.
— Почему шесть? — Без особого интереса спросил Григорий.
— Мне так захотелось...
— Ладно. Спокойного тебе дежурства.
— И тебе спокойной ночи.

Часть 15

Уставшие сестрички (очень маленькая глава...)

Тем временем, в Кантерлоте сестрички Кьюби заканчивали возводить рамку портала на втором этаже королевского замка, в огромном зале, который находился прямо над тронным и не уступал ему размерами. Таким же образом были организованы выходы — множество мелких односторонних порталов.

Управляющим вызвалась быть принцесса Луна. Селестия не возражала, ибо обязанности управляющего в военное время были те же, что и у главнокомандующего армией. Луна как раз и была главнокомандующим, у Селестии же были другие заботы на время войны. Всё-таки, Солнечная принцесса, как и все светлые маги, была скорее поддержкой на поле боя, а не защитой, и уж тем более не атакой. Военный талант Селестии заключался в её искусстве исцеления. Соответственно, и её боевая метка была в виде красного креста.

— Не думала, что это будет так энергозатратно... — Эльвира выглядела так, как будто неделю не спала. — И как Сатурн в одиночку эти порталы создаёт.
— Черпает силу из кристаллов Хаоса. — Селения хоть и выглядела менее уставшей, но тоже нуждалась в отдыхе. — Попросила бы его открыть тебе доступ к ним, глупенькая. Зачем так перенапрягаться-то.
— И он прям сразу побежал открывать? С чего бы такая честь?
— Если ты не заметила, он старается откликаться на просьбы всех союзников.
— А если кристаллы пропадут, я первая подозреваемая? Нет уж, увольте...
— Эх... — Белая лисичка устало вздохнула. — Как знаешь. Я предлагала как лучше. А завтра всё равно к нему надо будет за мультикристаллами зайти.
— Зайди... — Буркнула в ответ Эльвира.
— А вот зайди-ка ты, — внезапно резко ответила Селения, Эльвира слегка обалдела от такого ответа.
— Кхе... Ну ладно. Если вот так вот...
Белая лисичка захихикала и, завалившись на кровать рядом с сестрой, обняла её.
— Ты порой такая смешная... глупышка, — проворковала она, поцеловав Эльвиру в щёку. Видимо, отправиться в свою кровать у неё уже не хватило сил, и обе лисички так и уснули, обнявшись.

Часть 16

Пыточная

Под разными предлогами Сатурну удалось исследовать «Сахарный уголок», что называется, чуть более чем полностью. По крайней мере, ему так казалось. Сюрприз подкрался незаметно...

— По-моему, ты сюда не кексики делать пришёл... — Заметила Пинки под конец, одарив Волю игриво-подозрительным взглядом. — Что же ты здесь ищешь?
— Пыточную, блин, ищу.
— А, так что ж ты сразу не сказал?! Дуй сюда!

Сказать, что Сатурн обалдел от такого заявления — ничего не сказать. Он был в дичайшем шоке от услышанного. На полном автопилоте маг прошёл в подвальное помещение, куда его позвала Пинки, и замер в нерешительности. Кошачьи глаза привыкли к темноте почти сразу, но от этого было не легче. Посреди помещения располагалась самая натуральная дыба. Рядом стояли несколько столов с какими-то инструментами.

Маг чисто по-кошачьи тряхнул головой и подошёл к дыбе. Внезапно вспыхнувший свет заставил его резко обернуться. Первое, что ему бросилось в глаза — висящий над дверью плакат, склеенный из разноцветных частей непонятного материала, на котором красовалась кроваво-красная надпись «Жизнь — это праздник». Но это был единственный ужас, описанный в фанфике. Никаких украшений из органов, надутых гелием, не было и в помине, помещение было чистым и убранным. Даже запахов неприятных не было. Это слегка успокоило и Сатурн вновь повернулся к столам с приборами. Взяв в руки тяжёлый на вид металлический тесак он слегка смутился. Слишком он был лёгкий. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что тесак был деревянный, искусно завёрнутый в фольгу, так что издали даже не возникало мысли, что это может быть бутафория. Остальные колюще-режущие инструменты также оказались подделкой.

Ничего не понимающий маг вернулся к выходу, где за ним с довольной моськой наблюдала розовая поняша. Она хихикнула и демонстративно посмотрела на плакат. Роста Сатурна вполне хватило, чтобы дотянуться до него. Он провёл рукой по бархатной ткани, чтобы убедиться, что это именно ткань, а не шкурки животных. Надпись, оказывается, была сделана очень хорошо подобранной краской.

— И это, по-твоему... смешно? — К Вольдемару вернулся дар речи. Пинки в ответ начала лишь угорать.
— Ты б видел своё лицо, — с трудом выдала она сквозь смех. — Это оказалось идеальным пособием, как тебя разыграть!
— Какое, нафиг... пособие?

В ответ Пинки изъяла из-за плаката знакомый фанфик с кровавой обложкой.

— Я его не читала до конца, побоялась травмировать свою психику, — сказала она неожиданно серьёзным тоном, но снова захохотала. — Но не могла удержаться от прикола.
— Ты, блин, маленький, розовый пипец на ножках, которому только бы поугорать!
— Да-а-а! А ты большой чёрный серьёзный кошак, над которым очень удобно прикалываться.
— Чудо... — Всё-таки Пинки добилась своего, настроение Воли после розыгрыша было на максимуме. — А теперь, будь так любезна, верни мне книженцию.
— Догони сперва! — И розовый метеор пулей умчался по коридору. Впрочем, далеко умчаться не успел.
— Засрашка... — Маг, недолго думая, телепортировался прямо перед носом Пинки и ловко перехватил, чтобы не вывернулась.
— Нечестно! — Поняша безуспешно пыталась вырваться, успевая при этом звонко хохотать.
— Ща я тебе покажу, что такое «нечестно»... — И с хитрой улыбкой Сатурн применил против Пинки самое страшное оружие... Щекотку. Впрочем, сам он от этого тоже пострадал, ибо от поднявшегося визга у него чуть барабанные перепонки не лопнули.

Через пять минут возни Воля-таки смог отобрать у Пинки кровавый фанфик. Они вернулись в «пыточную», и маг тут же уселся на дыбе. Привычка усаживаться где ни попадя... Пинки устроилась рядом.

— Фух... Не читала, говоришь, подробности?
— Не-а... Я только прочитала описание комнаты, поняла, как там всё ужасно, и завязала с чтением... Но вот из автора я бы с огромным удовольствием испекла бы кексики.
— Я б тоже... — Зрачки мага сузились в щёлки. Он вновь по-кошачьи тряхнул головой, прогоняя лишние мысли.
— Воль... Я тут краем уха слышала, что какие-то рассказы могут сбываться... Меня теперь очень волнует, сбудется ли... этот?
— Нет, не сбудется, — бодро ответил Сатурн. И добавил, помрачнев: — Сбыться может продолжение этого рассказа... Тоже далеко не радужное.
— Расскажи, пожалуйста! Это ведь тоже связано со мной и Дэши? А это можно предотвратить?
— Тише, тише... Много вопросов... — Воля вздохнул. — Только более никто не должен об этом знать. С Рэйнбоу я сам потолкую. ОК?
— О’ке-е-ей... — В глазах Пинки вновь промелькнула искорка веселья. — Если я тебе совру, кексик в глаз себе воткну!
— Славно. — Сатурн даже не сомневался, что ей можно верить. Всё-таки, прозвучала знаменитая клятва Пинки. Уж кто-кто, а сама Пинки её точно не нарушит. — Тогда слушай... Продолжение повествует о том, что Дэш всё это увидела лишь во сне... Но этот сон с определённого момента будет донимать её постоянно. И однажды она может сорваться окончательно и... — Он посмотрел на Пинки. В широко раскрытых голубых глазах всегда весёлой поняши читался неподдельный ужас. — В общем... Это может печально закончиться для тебя, — постарался он смягчить концовку повествования.
— Нет... Этого не может быть... Дэши никогда бы... — Пинки готова была расплакаться. Она судорожно вздохнула... и её кудрявые пышные яркие волосы сдулись словно воздушный шарик, став вдруг прямыми, гладкими и тусклыми.

Выслушав несколько минут всхлипов и причитаний, во время которых он безуспешно пытался продолжить что-то вещать, Сатурн обнял розовую поняшу и прошептал ей на ухо, когда Пинки затихла:

— Но есть очень верный способ избежать этого. И ты можешь мне в этом помочь.
— Как? — Пони внимательно на него посмотрела.
— Наблюдай за Дэши. — Воля, поглаживая девушку по волосам, наматывал на палец небольшие пряди, чуть оттягивал и отпускал, вновь придавая им кудрявость. — И как только заметишь, что её что-то начинает мучить или она плохо выполняет свою работу — сразу дай мне знать. Это верные признаки, что у неё начались эти кошмары. А кошмары можно изгнать. Таким образом, мы избежим всех возможных негативных последствий. А с тебя потом вечеринка в честь этого.

Сатурн неспеша проговаривал всё это и с каждым его словом волосам Пинки возвращалась яркость. После упоминания о вечеринке они вновь приобрели прежний вид, а в голубых глазах заплясали радостные огоньки.

— Я сделаю всё возможное! — Бодро пообещала она.
— И я на тебя очень рассчитываю. Помни, никого более в это посвящать не стоит.

Вырвавшись из объятий мага, Пинки изобразила ряд жестов, общий смысл которых можно было истолковать как «я — могила».

— Разве что, невзначай можешь интересоваться, как у Рэйнбоу дела и как ей спалось... — Задумчиво добавил Сатурн.
— Оки-доки-локи! — Прозвучало в ответ.

Часть 17

Прогулка в библиотеку, Пинки-чувство и обнимашки (P. S. Несколько изменена часть 13.2. Стоит перечитать)

До Гала оставалась ещё неделя. Все крупные города Эквестрии, кроме облачного Клаудсдейля, уже были подключены к общей сети порталов. Каждый портал был лично протестирован принцессой Луной. Наконец, не найдя в системе пропуска изъянов, Луна успокоилась и при очередной личной беседе передала Сатурну короткий список командиров, кому следовало открыть постоянный доступ прохода через портал. Некоторые были отмечены как те, кому следовало доверить управление системой пропусков. Среди последних колдун обнаружил имя Шайнинг Армор. «А вот и братец Твайлайт... Значит, и правду крут весьма. Надо будет потолковать с ним интереса ради», подумал маг.

Долго он думал, кого можно поставить главнокомандующим у портала в Понивилле. Хотел даже Шайнингу, капитану королевской гвардии Селестии, предложить эту должность. Но в итоге пришёл к выводу, что у Шайнинга и без того хватает забот. В итоге Сатурн рискнул доверить охрану портала юному, но перспективному магу из числа аниморфов, русскому волку по имени Яков. Мускулистый, крепкого телосложения, Яков, тем не менее, больше рассчитывал в бою на магию, нежели на физическую силу. Однако, в отличие от большинства колдунов, этот волк предпочитал носить тяжёлую броню и всегда был в первых рядах, принимающих основной удар неприятеля.

День был солнечным с самого утра. В другой раз Вольдемар изворчался бы по поводу жары, но сейчас у него были другие неотложные дела. Он спешил в библиотеку Твайлайт. Его собственная библиотека была огромной, но далеко не полной. И у Твай он надеялся найти некоторую недостающую информацию. В частности, его заинтересовали крики драконов, так называемые ту’умы из игры Skyrim. Как известно (хотя людям это вряд ли известно), игры зачастую создаются магами по мотивам событий, которые имели место быть в каком-либо из доступных миров. Если в игре появились эти ту’умы, значит, где-то была и реальная информация по ним. Конечно, следовало бы сперва посетить библиотеку в Кантерлоте, но... То ли лень ему было лишний раз в столицу Эквестрии соваться, то ли он просто хотел лишний раз увидеться с единорожкой.

Как бы то ни было, очередные приколы судьбы ожидали Вольдемара на подходе к дому Твай. Мимо него с визгом пронеслась Пинки и с разбегу прыгнула под ближайшую скамейку. Воля заметил, что хвост у неё странно дрожит. Только он вспомнил, что это то самое чутьё Пинки и что этот сигнал означает, что что-то должно упасть с неба или он сам должен как-то навернуться, как раздался странный взрыв прямо у него над головой. В следующее мгновение в него на полной скорости врезается Рэйнбоу Дэш, не успевшая выйти из крутого пике.

— Ёперный театр... Дэш! — Воля не особо сдерживал себя в выражениях. Он помог встать радужной пегасочке. Та виновато улыбнулась.
— Извините... Не удался трюк. Что-то я, походу, не выспалась сегодня.

Воля посмотрел вверх. По небу расходились радужные волны, вызванные трюком Рэйнбоу.

— А чего ночью-то делала? — Лениво поинтересовался он.
— Да так... Кошмар приснился. Не могла заснуть потом. — Дэш протёрла рукой лоб.

«Опа... Первый тревожный звоночек», отметил про себя маг.

— Что за кошмар-то хоть?
— А, не помню... — Пегасочка отвела взгляд в сторону и встретилась глазами с Пинки Пай. — Эммм... Ну я полетела дальше тренероваться.

И не говоря ни слова больше, Рэйнбоу резко взмахнула крыльями и быстро умотала. Пинки вылезла из-под скамейки и с встревоженной моськой подошла к магу. Она, конечно, заметила, каким странным взглядом наградила её Дэш.

— Ты всё правильно поняла, — тихо выдал Сатурн. — Эту ночь ещё наблюдаю. На следующую принимаю меры.

Оставив Пинки осмысливать это, колдун зашёл в библиотеку.

— Я вас категорически приветствую! — Начал он с порога. — Твай, ты тут?
— Сатурн, Вы? Ой, то есть, ты? — Послышался голос Спайка с верхнего этажа. — Твайлайт скоро подойдёт.
— Я, я... Зер гуд... В общем, пока тут с книгами её повожусь, если не против.

Ответ Спайка Воля не расслышал. Не спеша прогуливаясь вдоль книжных полок, он собрал несколько книг. Одна повествовала про могущественные артефакты, известные как Элементы Гармонии. В другой была информация по его любимым Кристаллам Хаоса. В третьей было что-то новое по Обливиону, что Сатурн не смог найти в своей библиотеке. Ещё в одной книге была некоторая поверхностная информация по ту’умам.

Когда Воля всматривался в знакомый символ Обливиона в виде буквы «О» с точкой посередине, в его голове внезапно раздался тихий хриплый смех. Колдун не пытался прогонять голоса из головы, ибо порой была вероятность услышать что-нибудь важное. Но этот смех показался ему на удивление знакомым... Внезапная фиолетовая вспышка резко вывела его из раздумий и он на одних рефлексах сделал кувырок в сторону. Перед ним стояла ничего не понимающая Твайлайт.

— Что с тобой? Ты в порядке? — Обеспокоенно спросила она. Воля почесал затылок.
— Ага... Как обычно, в случайном. Маг Хаоса же... — Он поднялся с пола. — Хотел у тебя несколько книг взять. Не против?
— Эти? — Единорожка левитировала с пола книги, которые достал Сатурн.
— Агам-с... У тебя есть информация, у меня есть информация. Обменяемся — будет у нас по две информации. В курсе, что тебе открыт нынче доступ в мою библиотеку?

У Твай был такой вид, как будто ей подарили гору сокровищ за красивые глаза.

— Здóрово, здóрово, здóрово, ЗДÓРОВО!!! — Её радости не было предела.
— С тебя обнимашки... — Случайно вырвалось у него. К такой реакции поняши он оказался не готов — Твайлайт чуть не впечатала его в стену, накинувшись с обнимашками. «Ох, Хаос... Как же мало для счастья надо», подумал он, вдыхая нежный фиалковый аромат, исходивший от единорожки.

Часть 18.1

Ангел Хаоса

Ночь... Безоблачная ночь. Лишь одно-единственное облако зависло над ночным Понивиллем. Полная луна медленно ползла по небосклону, освещая Эквестрию мягким светом. И принцесса Луна здесь была совершенно ни при чём — всё-таки, это был обычный мир, в котором смена дня и ночи были естественными.

На облаке отдыхал странного вида аниморф. Чёрная, словно обугленная кожа, светящиеся мягким голубым светом глаза без зрачков, голубые непонятные узоры по всему телу. Чёрные пернатые крылья были аккуратно сложены за спиной. Из одежды лишь чёрные джинсы и такие же кроссовки, не особо сочетающиеся с обликом. Зато удобные. Вокруг правой руки обвилась Тёмная цепь, на которой тоже горели голубые узоры. Отличительный знак в виде синего символа планеты Сатурн на фоне красного символа Хаоса, располагавшийся на плече прямо над верхним звеном цепи, особенно чётко был заметен на чёрной коже. Аниморф лениво полировал стальные когти, вылезшие между костяшками пальцев на обеих руках.

Да, это был Сатурн Z в своём тёмном облике. Разве что когти к этому облику не относились и были у него постоянно. Да, именно такие когти он в своё время увидел в фильме «Люди Икс». Будучи котом, он посчитал, что когти будут идеальным дополнением и весьма эффективным оружием. Было ему тогда двенадцать лет. Часть способностей к нему уже вернулась на тот момент, поэтому он без последствий перенёс операцию по их вживлению. А тёмный облик он получил, когда завладел цепью. Раньше процессом обращения в Ангела Хаоса и обратно управлять было весьма проблематично. Теперь же он мог менять облик по собственному желанию. Почти...

В масштабных сражениях Сатурн зачастую принимал такой облик. Хотя с крыльями он становился лёгкой мишенью, особенно для гладиаторов с их рейлганом, преимуществ было явно больше. Обострение всех чувств, повышение уровня саморегенерации, а также магической и физической защиты делали его практически неуязвимым. Разумеется, маг не только отдавал приказы на поле боя — он сам вступал в бой, старался отвлечь на себя внимание врагов, чтобы минимизировать потери армии аниморфов и магов. И ему это удавалось, ведь излюбленная тактика атакующих — убить или обратить в бегство главнокомандующего. Как же они ошибались, выбирая подобную тактику против высшего мага Хаоса Сатурна Z.

Закончив полировать свои когти, колдун втянул их обратно в руку и устроился поудобнее, глядя с облака на ночной Понивилль. Лёгкий ветерок возвестил о том, что к нему кто-то явился.

— Приветствую Вас, Луна, — тихо сказал он. Его голос приобрёл потусторонний оттенок. Как будто эхо шло впереди самого звука.
— Доброй ночи, Сатурн. — Принцесса опустилась на облаке на одну высоту с магом. — У меня к Вам просьба.
— Я весь внимание.
— В библиотеке Кантерлота я нашла слишком мало информации об этом измерении... Обливионе.
Сатурн странно хмыкнул, сдерживая усмешку.
— Весьма странно, что в такой великолепной библиотеке не сохранилось...
— Ничего смешного в этом не вижу. Эквестрия отгородилась от внешнего мира ещё до первого вторжения дэйдра и не участвовала в войне и исследовании Обливиона. Странно, что я вообще что-то нашла.
— Аргумент, да. Что ж, ловите.

В руке Сатурна возник кинжал, окутанный слабым синим свечением. Он резко провёл кинжалом по воздуху, оставив след в виде буквы «О», затем проткнул букву в центре, после чего кинжал исчез во вспышке небольшой молнии. Вокруг символа начал образовываться прямоугольник, фигура начала утолщаться до параллелепипеда, постепенно приобретая форму книги. Наконец, в руках Сатурна была знакомая фиолетовых тонов книга с символом Обливиона по середине.

— Обливион, основное издание, — произнёс он. — Наиболее полное и постоянно дополняется лично мной из проверенных источников. Сия копия, правда, может развоплотиться через какое-то время, поэтому советую потом сунуться в мою библиотеку для получения более стойкого экземпляра.

Маг отщипнул от облака клочок, расширил и уложил книгу на него, придвинув Луне. Та улеглась на своём облаке и открыла книгу.

— Полное? Премного благодарна.
— Всегда рад. А теперь позвольте откланяться, принцесса... — Начал он прощание с бесцеремонного щелчка по носу Луны. — У меня ещё одно дело намечается. Время пришло...

С этими словами маг расправил крылья и улетел, оставив Луну с книгой. Принцесса чуть усмехнулась, посмотрев вслед крылатому чуду, и вернулась к чтению.

Часть 18.2

Кототерапия

Путь Сатурна лежал туда, где кошмар рвался в реальность. Не сразу нашёл он шикарный облачный дом с радужным фонтаном, но всё же нашёл. В облике ангела Хаоса он ощущал дисгармонию ещё сильнее. В этом уютном мире происходило то, что противоречило основам его существования даже будучи лишь ночным кошмаром.

Это была вторая ночь, когда он наблюдал за Рэйнбоу Дэш. Всё оказалось именно так, как он и предполагал — радужная пегасочка вынуждена была очередной раз переживать во вне собственную смерть под скальпелем лучшей подруги. Пора было действовать. Вот только он плохо представлял, как...

Сатурну не требовалось приглашение войти в чужой дом, как, например, вампирам. Приняв обычный вид, он материализовал на себе рубашку и аккуратно телепортировался в комнату, где спала Дэш. Не слишком силён он был в магии, связанной с воздействием на сознание, но всё же смог осторожно вытащить поняшу из царства Морфея.

Рэйнбоу была уверена, что проснулась сама. Но с каким-то странным ощущением, что она не одна... Она осмотрелась. Маг даже не пытался прятаться и просто сидел на кресле рядом, чуть развалившись.

— А ты ещё кто? — Выдала она самый адекватный вопрос, который может прийти в голову сразу после пробуждения.
— Нэк в пальто... — Отозвался Сатурн.
— Воля, ты?
— Нет, блин, заточение.
— Ну ты наглый... Мог бы хоть предупредить, что собираешься заглянуть. — Поняша встала с кровати. На ней было только лёгкое ночное платье нежного голубого цвета, как её крылья. — Чего явился-то?
— Помочь, — коротко ответил Сатурн.
— Но мне не нужна ни в чём помощь.
— А вот это спорный вопрос. Но для начала... — Воля поднялся и не спеша подошёл к Дэш. Затем он протянул ей руку, в которой возник кексик. — Будешь?

Рэйнбоу шарахнулась от кексика как от огня, перелетела через кровать, попутно успев кинуть в колдуна подушкой, и уселась на пол, прислонившись спиной к кровати.

— Всё тот же кошмар? — Как ни в чём не бывало спросил Воля, откусывая кекс.
— Откуда тебе известно??? — Пегасочка обернулась, но мага на прежнем месте не было. Любил он порой со спецэффектами поиграться, хотя иногда обстановка была совершенно неподходящая.
— Ты поверишь, если я скажу, что в книге вычитал? — Ответил он, оказавшись снова рядом с поняшей.
— Проехали... А тебе какое великое дело до моих кошмаров?
— Глупышка... — Сатурн легонько щёлкнул пегасочку по носу и телепортировался на прежнее место. Нагло усевшись на кровать Дэш, он продолжил: — Из-за твоего кошмара в итоге пострадаешь не только ты.

Рэйнбоу начала успокаиваться. Встав с пола, она спросила:

— А кто ещё пострадает? И как?
— Позже об этом.
— Ну и как же ты собираешься помочь мне? Вряд ли я теперь усну...
— Хм... Для начала предлагаю кототерапию.
— Коточего? Но у нас не водятся коты. Или предлагаешь Опалэсенс у Рарити взять напрокат?
— Есть и менее царапоопасный вариант.
— Чё?.. — Девушка повернулась в сторону мага, но снова не увидела его там, где ожидала. На его месте сидел огромный пушистый чёрный кот с голубыми чуть светящимися глазами. — О... Кототерапевт нашёлся, блин.

Рэйнбоу, чуть подумав, снова устроилась под одеялом. Чёрный кот улёгся рядом, прижавшись к ней, и заурчал. Поняше было очень уютно рядом с пушистым котом. Уснула она очень быстро. Кошмары её этой ночью больше не мучали.

Часть 19.1

Новый трюк летучего кота

Свист рассекаемого воздуха... Взрыв... Сразу же звук падения на землю. И фирменное «Да ёпернистый же ты театр, а...».

Сатурн лежал, положив руки под голову и закинув ногу на ногу, в центре небольшой воронки в земле, появлению которой он способствовал всё утро. Глядя, как по небу расходятся радужные волны, он изрёк:

— Я вообще когда-нибудь освою выход из пике? Ну не судьба мне, походу, выполнить нормально этот радужный взрыв.

Где-то рядом от души смеялась Рэйнбоу, которая, собственно, и пыталась научить мага этому трюку. Кототерапия явно пошла ей на пользу.

— Не взрыв, а удар, — наконец, выдала она. — Я могла бы тебе теорию расписать, как из пике выходить, но эта теория для тех, у кого крылья.
— Распишешь потом. Были у меня где-то крылья... — Усмехнулся Воля, поднимаясь на ноги.
— Да ты же нуб! Какой, нафиг, радужный удар! — Послышался насмешливый голос сзади. Воля, не оборачиваясь, ответил:
— Мик, да не пойти бы тебе в пень...
— Не-а, не пойти... Привет, Дэш.
— Привет!
— Слух, Зет... Ты только заранее не кипятись... Кажись, я...
— Топай в «Сахарный уголок». Пинки нашла твою книгу, успев устроить мне сюрприз, — перебил певца Воля, повернувшись к нему. — И, кстати, пора бы запилить портал в Клаудсдейл.
— Тогда вечером сегодня можно начать, — подумав, ответил Микуо. — Если не убьёшься тут, пока тренируешься. Рэйнбоу, поможешь?
— С чем помочь? Сатурну убиться? — Дэш снова засмеялась.
— И с этим тоже.
— Алё, болезные! Я вам не мешаю тут надо мной угорать? — Сатурн встрял в разговор, чем вызвал ещё больше смеха.
— Да ничуть, — отозвался Микуо. — Ладно, я к Пинки. Ща вернусь.
— И уж постарайся более не терять эти книги, — выдал Воля ему вслед. Затем он телепортировался на облако, с которого пытался нормально выполнить радужный удар. Через секунду до облака долетела и Дэш.
— А что за сюрприз, о котором ты говорил? — Спросила она.
— Предпочитаю не распространяться... — Маг слетел с облака вниз и снова сделал крутое пике, разгоняясь до сверхзвуковой скорости. Да, без крыльев и разгоняться, и виражировать было весьма непросто. И снова звуковой барьер он смог перейти лишь у самой земли. Но маг, наконец, понял, как без крыльев уходить от столкновения с землёй.

Без крыльев он мог летать лишь за счёт заклинания левитации, приправленного несколькими ускоряющими. Теперь он смог найти нужную их комбинацию. Сразу после взрыва — уклон в сторону. Без контакта с землёй не обойтись — значит, кувырок, толчок и снова полёт. И для завершения мёртвая петля. По крайней мере, Воля так планировал... Но петля не удалась — не думал он, что у него получится взлететь после взрыва и потому не успел сообразить, какая комбинация левитирующих и ускоряющих заклинаний нужна для окончания трюка. Итог — потеря контроля над левитацией, смачное падение на краю кратера, который образовался от прошлых падений, и очередное упоминание таинственного ёперного театра.

— Ну что, заслуженный артист ёперного театра? — Микуо телепортировался на краю кратера.
— Будешь дальше угорать — и я ТЕБЯ заставлю выполнить соник рэйнбум, — в голосе Сатурна не было ни намёка на раздражение. Спокоен как танк.
— У меня нет крыльев.
— Левитация...
— И левитации не учился.
— Ну и... Овощ в помощь.
— Чё?
— Хрен с тобой, говорю. Ща тогда мы с Рэйнбоу в Клаудс, я тебе ориентир для ТП кину. Только не забудь, что это чисто облачный город.
— Да я ж говорил, по облакам как раз перемещаться — не вопрос.
— Ну, сам смотри. А то исполнишь ведь радужный удар... нечайно.
— Лети уже, чудо Хаоса.
— От чуда Хаоса слышу.
— Ты всё равно хаоситее, Зет.
— Долго ещё фигнёй страдать собираетесь? — Вмешалась Рэйнбоу. В ответ раздался лишь смех двух парней.
— Погнали, — выдал, наконец, Воля, и они с радужной пегасочкой улетели в сторону облачного города.

Часть 19.2

На Фабрике Радуги

По пути Сатурн излагал поняше требования касаемо места, где они с Микуо будут устанавливать портал. В итоге выбор пал на таинственную фабрику радуги, которая, однако, не была закрыта от посетителей. Фабрика представляла собой огромное здание, стены которого были сотканы из ледяных белоснежных облаков. Чары, наложенные на облака, обращали в лёд всё, что попытается пробиться сквозь них, поэтому пегасы, не работающие на этой фабрике, даже не пытались взаимодействовать с ними. Такая система делала невозможными попытки проникнуть в помещения, не предназначенные для простых посетителей или неквалифицированного рабочего персонала. «Просто день и ночь...» — Подумал маг, вспоминая описание этого места по зловещему фанфику.
Сама Рэйнбоу, ко всему прочему, работала и на фабрике, поэтому умела манипулировать такими облаками. Другое дело, что ей доводилось это делать пока лишь в качестве практики. Нынче, если будет получено одобрение властей, в частности самой Селестии, пегасочке придётся применить сей навык уже по делу.

Войдя в круглый центральный зал, куда стекались необработанные спектры, как называли здесь основные цвета видимого излучения, Сатурн осмотрелся. Помещение было в точности таким, как его изображали на ДевиантАрте*, разве что гораздо светлее, ибо стены, пол и потолок были сделаны всё из тех же облаков. Не было той атмосферы ледянящего душу ужаса, вызванного осознанием собственной скорой смерти многих обречённых пегасов. Цистерн для сбора спектра было семь, а не шесть. На каждой из них были прикреплены однотонные плакаты цвета собираемого спектра.

— А тут милее, чем я себе представлял, — рассматривая ёмкости, Сатурн призвал один из своих клинков и начал прямо в облачном полу чертить круг с шестиконечной звездой. Через десять секунд после активации символа внутри круга на мгновение вспыхнул огонь, после чего символ пропал. На месте символа стоял Микуо и тоже с интересом разглядывал помещение.
— Ну и где это мы? — Поинтересовался он.
— In the Rainbow Factory... — Нараспев протянул Сатурн.
— Ой, только сейчас это не вспоминай... А... Или мы реально на фабрике?
— Тормоз... — Усмехнулся Воля. — Короче, вкратце излагаю суть: над этим залом, благо он на верхнем этаже, требуется сообразить надстройку той же площади и высотой под планируемый портал. С Селестией договорюсь, — перебил он собиравшуюся что-то сказать Рэйнбоу. Она кивнула и маг продолжил: — Как видишь, в отличие от всех других комнат, эту нам впервые придётся построить круглой.
— Колизей, блин... — Усмехнулся певец.
— До полной картины, семь комнат, где изготавливаются эти цвета, располагаются на одном уровне с планируемой, причём вокруг неё. Видимо, для удобства в мирное время портальная комната будет проходной. Для удобства работников. Вроде, ничего не упустил... Вопросы?
— У меня вопрос... — Подал голос Микуо. — Дэш, ты его вообще слушала?
— Ну да...
— А я не особо. Много текста, как всегда...
— Мик, придушу, — с самым спокойным видом изрёк Воля.
— Да понял я. Круглая комната над этой. Из чего хоть строить-то?
— Из тех же криогенных облаков, что и всё здание.
— Ботаники... — Вымолвила Дэш. — Как вы вообще эти названия запоминаете?
— Тебе по-научному или хватит ответа «очень просто»?
— Ой, да ну, по-научному... Это Твай у нас наукой занимается.
— Где-то я это уже слышал... Короче, Дэш, начинай пока мудрить эти облака, да начинайте периметр строить. А я с Селестией потолкую.
— Я думаю, не о чем волноваться, — Сказал Микуо. — Раз уж она свой дворец позволила задействовать, то фабрику тоже должна.

Сатурн лишь пожал плечами в ответ и очередной раз выпендрился своей магической защитой, утонув в полу из ледяных облаков абсолютно без вреда для себя.

Часть 20

Королевское разрешение и просьба Селестии

Телепорт без проложенных ориентиров и без точных координат, да к тому же без энергетической поддержки — весьма затратное дело. Тем не менее, великого мага Хаоса никогда не заботили расходы энергии. Он черпал силу из кристаллов Хаоса, которые хранились в глубинах его отеля в Петербурге. В мире, где постоянно шли войны и разрушения энергия Хаоса генерировалась в таких количествах, что магам хватало сполна. Даже кристаллы были постоянно заполнены энергией под завязку. Единственный раз камни оказались опустошены, когда пришлось использовать абсолютно всю их силу для создания семи печатей. Однако кристаллы оказались вновь заполнены уже через неделю, несмотря на огромную энерговместимость. Эх, люди... Не умеют жить в мире — вот и результат. Даже появление общих врагов всей планеты не смогло заставить их остановить свои разборки между странами.

Сатурн отлетел немного от Клаудсдейля и осмотрелся. Перед его взором расстилались нетронутые луга, равнины и леса Эквестрии. Хорошо там, где нет людей. Никакого бесконтрольного использования ресурсов, никаких выбросов загрязняющих веществ. По-настоящему чистый воздух, кристально прозрачная вода, сквозь которую просматривается дно даже на больших глубинах. И это неповторимое чувство осознания, что всё это никогда не будет затронуто человеком. Природа может вздохнуть спокойно.

Внизу, вдоль реки, Сатурн заметил железную дорогу. На этом участке дорога могла вести лишь из Понивилля в Кантерлот. Пока Сатурн пытался сообразить, с какой стороны он прилетел и в какой ему нужно прокладывать портал, вдалеке послышался свист поезда. К слову сказать, для печей поездов использовалось магически сгенерированная горючая субстанция, которая при сжигании полностью превращалась в энергию, выделяя водяной пар. Пар этот, быстро остывая, не оказывал никакого воздействия на природу.

Воля спустился чуть ниже. Поезд почти ничем не отличался от тех, что строили люди. Пока поезд проезжал мимо, маг бесцеремонно заглядывал в окна вагонов, успевая при этом рассмотреть убранство. Внутри явно было уютнее, нежели в человеческих поездах. В одном из окон купе Воля заметил Флатти... Одну... В несколько откровенной позе... Или ему показалось, что в откровенной. С мыслями «Привидится же такое...» он ловко опустился на крышу последнего вагона.

Когда вдали показались знакомые башни королевского замка, Сатурн спрыгнул с вагона и ориентровочно определил, куда ему телепортироваться, полагаясь лишь на удачу, чтобы избежать столкновения со стеной. Попал он очень точно в портальный зал в замке Селестии и теперь осматривал творение сестричек Кьюби.

От созерцания его отвлёк приятный голос правительницы.

— День добрый, господин Сатурн.
— Моё почтение, принцесса Селестия, — маг повернулся в её сторону и чуть кивнул, приложив правую руку к груди.
— Я вижу, у Вас срочное дело.
— Не то что бы очень... — Воля рефлекторно поправил правый рукав. — Мне требуется Ваше разрешение на строительство дополнительного этажа под портал на фабрике радуг. По всем параметрам это лучшее место в Клаудсдейле.
— Если Вы говорите, что это лучшее место, значит, так и есть, — ответила Солнечная принцесса. Её рог на мгновение засветился, затем у неё в руках появился свиток, который она отдала Сатурну. Маг развернул его, вчитался в текст разрешения и удовлетворённо кивнул, сворачивая пергамент обратно в свиток.
— Благодарю Вас.
— Раз уж Вы на фабрике решили остановиться, могу я Вас кое о чём попросить?
— Разумеется.
— Фабрика в последнее время стала изготавливать слишком мало спектры.
— Весело... — Усмехнулся Сатурн. — Во всём мире радуга сама вырабатывается — тут же нужно искусственно создавать.
— Да, таков наш мир, — ответила Селестия. — Мы его сами создали таким и теперь сами его полностью поддерживаем и управляем им.
— Всё же, смена дня и ночи здесь происходит в соответствии с мировым природным циклом, — не удержался от замечания маг. Принцесса лишь мило улыбнулась в ответ.
— Мы не боги, чтобы брать под свой контроль абсолютно всё. Мы, трио аликорнов, просто могущественные маги, нашедшие свой способ обмануть смерть.
— Трио? — Воля удивлённо поднял бровь.
— Ох... Вы, должно быть, не знакомы с моей племянницей, принцессой Каденс.
— Ладно, потом познакомите меня с ней. Мы отклонились от темы.
— Да, верно... Так вот, я бы хотела попросить Вас найти какой-нибудь дополнительный источник спектры, если Вас не затруднит.

У Воли было такое лицо, как будто на него озарение снизошло. Затем он улыбнулся своим кошачьим оскалом.

— Считайте, что способ есть, принцесса, — ответил он. — Не особо стабильный, но приносящий немало спектры за один раз.
— Я, пожалуй, не буду уточнять, как это должно работать. Кстати, позвольте порекомендовать Вам в помощницы Рэйнбоу Дэш. На местной фабрике она лучшая работница.

Она знала... Селестия определённо знала, какой способ добычи спектра пришёл Сатурну в голову. И, как ни странно, была отнюдь не против. А до Сатурна внезапно дошло... Ему суждено предотвратить события фанфика лишь создав собственную кровавую фабрику и взяв всё под свой контроль. В таком случае он убивал двух зайцев сразу: во-первых, ни пони, ни какие-либо другие аниморфы или маги никогда не станут материалом для создания радуги. Во-вторых, решалась проблема, что делать с телами чёртовых охотников, приговорённых к казни. Вот только вставал вопрос о том, сколько аниморфов-хищников сможет обеспечить кровью один охотник. Скорее всего, это число упадёт с десяти до четырёх-пяти. Главное, чтобы этот гад оставался в сознании после некоторой потери крови.

Ещё раз коротко кивнув, Вольдемар покинул дворец Селестии тем же образом, что и явился. Разве что телепортировался ближе к облачному городу.

Часть 21

Чутьё хищника (немного жестокости)

— Какие дела, народ? — Громогласно выдал Сатурн по возвращению на фабрику радуги, где Рэйнбоу с Микуо успели возвести и выровнять половину облачной стены. Сразу ему бросилось в глаза, что к компании присоединилась ещё одна пегасочка с нежно-жёлтыми крыльями и длинными розовыми волосами.
— Круто всё, — откликнулась Дэш. — Вон, Флаттершай решила тоже помочь.
— Очень мило с её стороны... — Голос Воли, однако, не выражал одобрения. Он внимательно осмотрел часть стены, над которой работала Флатти и чуть нахмурился. — Только вот проблемка одна у нас...
— Я... ч-что-то не так сделала? — Испуганно спросила она.
— Ага... Явилась сюда не вовремя. — Резко ответил Сатурн, телепортировавшись с порога прямо к пегасочке. Без лишних слов он выпустил стальные когти и проткнул сердце несчастной. — Ты не из нашей компании, вот в чём проблема.

Микуо наблюдал подобные сцены не первый раз, поэтому остался спокоен, даже со стены не упал. Рэйнбоу же от шока сползла по стене и уселась на пол, не в силах отвести взгляд от ужасной картины. Ей показалось, что прошла целая вечность прежде чем началось что-то, что вывело её из ступора.

Воля со спокойным видом вытащил когти из груди Флаттершай и начал разглядывать кровь на них... Неестественного кислотно-зелёного цвета. На тело убитой, с которым начали происходить метаморфозы, он даже не смотрел. После непродолжительной трансформации, сопровождавшейся зелёными вспышками и бликами, на месте пегасочки лежало пренеприятного вида создание чёрного цвета с крыльями, похожими на стрекозиные. На концах крыльев, кистях рук (или лап) и в нижней части ног зияли крупные дыры. Зелёные светящиеся глаза без зрачков покинула последняя искорка жизни.

Сатурн махнул рукой, отряхивая когти, и втянул их. Затем спокойно подошёл к Рэйнбоу и провёл рукой по её радужным волосам.

— Как ты в целом, Дэши?
— Кажется... мне снова требуется кототерапия... — Промямлила она, пока Воля помогал ей подняться.
— Да не вопрос... — ответил маг, обнимая радужную пегасочку. — Извини за это представление... Уж очень не люблю я подделки.
— Пардоньте, что прерываю идиллию, — Микуо спустился со стены. — Дэш, а вы раньше этих тварей не встречали?
— Нет, вроде... А кто это? — Поняша начала приходить в себя.
— Хм... — Сатурн отпустил пегасочку и неспеша пошёл к той части стены, которую успела сделать псевдо-Флаттершай. — А какие-нибудь свадьбы в этом году были?
— Тоже нет, — Рэйнбоу недоумевающее посмотрела на мага.
— Ну а... Допустим... Нападение Дискорда состоялось?
— А это что за хмырь?

«Похоже, ничего из второго сезона не происходило... Зато Гала приближается...» — Мысли Микуо эхом отозвались в голове Сатурна. Общение с помощью телепатии у друзей практиковалось очень часто. Воля лишь коротко кивнул и ответил вслух:

— Да так, знакомый один... Презабавный, но временами не слишком приятный крендель. Метался, метался между мирами, в итоге сейчас не пойми где застрял. — Проходя мимо убитой твари, колдун кинул в мёртвое тело сгусток энергии и оно исчезло под действием заклинания дезинтеграции. — Лет тысячу уж о нём ни слуху, ни духу. А то и больше. О... Вы гляньте, чего тут эта так называемая Флатти натворила.

Рэйнбоу подлетела к стене и аккуратно коснулась облаков. Что-то она заподозрила и, чуть нахмурившись, по локоть сунула руку в облако.

— Обычные облака... — Наконец, протянула она. — Через них же кто угодно может пробраться.
— Капец... — Микуо хлопнул себя по лбу. — Как я вообще принял эту хрень за Флатти... Мог бы ауру просканировать.
— Ты-то ладно... — Дэш снова уселась у стены. — А вот как я не почувствовала подмену лучшей подруги... Флаттершай, к тому же, не умеет управляться с этими облаками!
— Хорошо быть аниморфом... Хищником. — Воля коснулся облачной стены, где были обычные облака, придавая им свойства ледяных. — Порой неприятеля только по запаху и удаётся вычислить. — Он не стал упоминать, что видел Флаттершай по пути к Селестии, ибо был не совсем уверен, что видел именно её.
— Ну и как пахнет Флатти? — Не удержался вокалоид.
— Вкусно... В отличие от перевёртышей.
— Кого-кого? — Переспросила Дэш.

Воля отошёл от стены на несколько шагов.

— Перевёртыши, мимикреды, чейнджлинги... Названий много, суть одна — меняют облик, маскируясь под любое существо размером с них, которое им когда-либо доводилось видеть. Иногда могут спалиться на том, что неправильно запомнили какие-либо детали внешнего вида. Цвет глаз, например. И, разумеется, не могут имитировать запах того, в кого превращаются. Дэши, проверь, пожалуйста, правильно я облака зачаровал?
— Нежности какие... — Чуть слышно прошептал Микуо, зная, что Воля со своим чутким слухом его услышит.
— Вот, теперь настоящие ледяные облака. Через такие точно никто не проберётся, — заверила Рэйнбоу.

Оставшаяся часть дня ушла на окончательное возведение облачного этажа, а также самого портала. Единственный раз их прервал управляющий фабрики, но, увидев разрешение Селестии, без лишних вопросов ушёл. В полночь портал был активирован и настроен на общую сеть.

После Микуо отправился в Мэйнхеттен, а Сатурн провёл ещё одну ночь с Рэйнбоу в качестве кота.

Часть 22.1

Подготовка

До Гала оставалось несколько дней. И, конечно же, Сатурну приспичило заняться очередными экспериментами именно перед праздником. О том, что что-то может пойти не так, он даже не думал. Поскольку дата сего события никогда не была постоянной, Селестия даже предложила чуть сместить праздник на случай, если Сатурн по каким-либо причинам не сможет присутствовать на Гала в назначенный день. На что маг ответил, что дату следует перенести лишь в том случае, если что-то действительно пойдёт не так.

Эксперимент, казалось бы, довольно прост, но весьма сложен в исполнении. Открытие врат Обливиона... Обливион — весьма хаотичное измерение, в котором, к тому же, повышенная температура воздуха. Чисто по логике открыть эти врата под силу только совместно с магом Хаоса, основная стихия которого — Огонь. То, что Сатурну были известны и другие разновидности магии, и то, что он мог подчинять себе любую стихию, не отменяло факта, что он — огненный маг Хаоса.

На опушке близ Вечнодикого леса на земле уже был вычерчен символ, о котором маг узнал из книги Твайлайт. Кто бы мог подумать, что в библиотеке этой единорожки может храниться такая ценная информация. Впрочем, Сатурну удалось ещё найти один из древних свитков в королевской библиотеке Кантерлота, где более подробно описывалось открытие врат. Как ни странно, необходимого символа в этих свитках не оказалось. Сатурн взял на заметку исправить это. Стиль изложения показался магу на удивление знакомым, но он не стал на этом зацикливаться.
Двойной круг. Во внутреннем семиконечная звезда, углы которой Вольдемару пришлось долго ровнять до идеальных. Семь кристаллов хаоса в местах пересечения линий звезды друг с другом исполняли роль источника энергии, ибо было неясно, насколько процесс энергозатратный.

Лёгкое дуновение ветра. С неба спустилась принцесса Луна.

— Приветствую Вас, господин Сатурн Зет! — Начала она по привычке официально.
— Моё почтение, принцесса.
— Моя сестра скоро тоже подойдёт.
— Прелестно... Неплохой выйдет круг силы.
— Кто ещё собрался присутствовать?
— Вы, Тия, Мик, Григорий, Твайлайт, Селения и Риона. Сильнейшие маги.
— Вы уверены, что Твайлайт Спаркл справится? Ведь она ещё совсем юная.
— Я в ней уверен как в себе самом.
— И ещё... — Луна чуть улыбнулась с некоторым оттенком хитрости. — Почему Вы назвали мою сестру простым именем?
С такого вопроса у Воли случился некоторый ступор. Луна засмеялась.
— Было бы над чем задумываться, — выдала она. — Чем ближе отношения, тем сильнее союз.

«Зет, ориентир» — Микуо предпочёл мысленно с ним связаться. В этот раз Воля не стал мудрить с вычерчиванием символа клинком и просто призвал с небес молнию в нескольких метрах от звезды. В месте удара молнии появился другой символ, из которого почти сразу буквально выпрыгнул Микуо. За ним с символа спокойно сошёл Григорий и телепорт растворился. Ещё две молнии, одну из которых вызвал вокалоид — Селения и Риона не заставили себя ждать. Внезапная фиолетовая вспышка возвестила о появлении единорожки Твайлайт. И в тот же миг с небес спустилась Селестия.

— Земля, прощай. В добрый путь... — Тихо произнёс Сатурн, становясь в центр звезды. Его помощники встали напротив каждого луча.

Часть 22.2

Врата Обливиона

Несколько раз глубоко вдохнув, Вольдемар закрыл глаза и начал выводить вслух замысловатую формулу на языке дэйдра. Он не видел, что происходит, но чувствовал, как рвётся граница между мирами. Конец заклинания он проговаривал уже из последних сил, потому что, несмотря на подпитку от кристаллов, управлять всем процессом и бушующей огненной энергией Хаоса очень сложно. Неизвестно, сколько прошло времени прежде чем водоворот энергии начал успокаиваться. Когда последние колебания стихли, Сатурн открыл глаза и осмотрелся.

Сам он оказался на самом верху каменной овальной рамки. Твайлайт и Риона сидели на земле, пытаясь отдышаться. Селения смогла чуть рациональнее вложить свои силы в заклинание, поэтому даже была способна устоять на ногах. Селестия с Луной с интересом разглядывали получившееся творение. Микуо с Григорием, не мешкая, призвали своё оружие и встали по обе стороны от портала, готовые отразить возможное нападение. Кристаллы Хаоса светились не намного тусклее, чем до сотворения заклинания.

— Барьер — check, — произнёс Воля, создавая в радиусе нескольких метров от портала магический щит, не пропускающий созданий Обливиона. Настраиваемые барьеры, позволяющие сдерживать определённые виды существ — весьма полезное умение, как он давно успел убедиться.

Ещё несколько непродолжительных манипуляций с потоками энергии — и к Твайлайт с Рионой вернулись силы. Селения же сама зачерпнула немного силы из белого кристалла. Воля спрыгнул с рамки и осмотрел портал.

— Теперь предлагаю оборудовать его в качестве нашего личного прохода в Обливион, — предложил он. Не встретив возражений, он продолжил: — На другой стороне также необходимо оградить портал от даэдра. Обождите здесь, я заценю, что как.

Призвав свои любимые клинки, Воля уверенно зашёл в портал. После десяти секунд кувырков в пространстве, он вновь стоял на земле. Выжженной, мёртвой земле Обливиона. Отовсюду веяло неприятной жарой. Какая ирония — маг огня, не любящий жару.

Осмотрев место, где оказался новый портал, Сатурн счёл окружение весьма удачным. С одной стороны отвесная скала, под которой оказалось лавовое озеро. С другой стороны весьма удобная круглая площадь, с которой вели несколько каменных мостиков. Обливион весь был порождением Хаоса, поэтому колдун мог черпать энергию фактически прямо из воздуха. Не заморачиваясь насчёт затрат, Воля тут же создал мощное сферическое поле, охватившее всю площадь и мостики. Никаких созданий поблизости не оказалось — уж их бы почувствовал любой аниморф, а Сатурн тем более.

Ещё раз осмотревшись, Воля вновь зашёл в портал.

— Ну-с, сколько я отсутствовал? — Первым делом спросил он, оказавшись на Земле.
— Секунд десять, — последовал ответ Микуо. — А что?
— А я там был секунд сто... Вот и выяснили примерное соотношение течения времени. Сто обливионских секунд на десять земных.
— Как там в целом?
— Довольно-таки неплохо. Это Воля говорит. Как будто специально для нас сделана площадка. Короче, приватизировал я её, будем потом обустраивать.
— А не ловушка ли? — С недоверием спросила Луна.
— Даже если и ловушка, то уже обезврежена, — Сатурн был уверен в своих словах.
— Ну а сейчас чего творить думаешь? — Поитересовался Хацуне.
— Поподробнее изучу мир. Вспомню, так сказать, старое... Был я там когда-то, да многое не помню нынче. Кое с кем из знакомых встречусь... Кажется, один попал в Обливион после изгнания. А другой приятель всегда был неотъемлимой частью сего измерения.
— А-а... Ну успехов. А я пойду, вздремну. — Вокалоид с трудом подавил зевоту.

Ещё немного потолковав об этом весьма странном измерении, компания разошлась, кто куда. Принцессы Селестия и Луна улетели в Кантерлот. Принцесса Селения, использовав заклинание крыльев, улетела вслед за ними У Микуо был подготовлен обратный портал в Мейнхэттен для него, Григория и Рионы. Воля с Твайлайт остались наедине. Тишину нарушало тихое гудение портала и щебетание птиц. Маг неспеша подошёл к единорожке.

— Обнимашки? — Поняша первой подала голос.

Некоторое время они простояли, прижавшись друг к другу. Теперь тишину нарушил Вольдемар.

— Ладно. Не на вечность же расстаёмся. На несколько дней уйду — завтра утром уже вернусь.
— Да, ты прав. Удачи тебе.
— Эх, не люблю я, когда мне удачи желают... Лучше пожелай успеха.
— Ты странный, — Твайлайт мило улыбнулась. — Успехов тогда.

Поцеловав мага на прощание, единорожка исчезла в фиолетовой вспышке, оставив его осмысливать произошедшее. Обратно в портал он вошёл с широкой счастливой улыбкой на лице.

Часть 23

Встреча старых знакомых (муза отдыхает... На некоторое время приостанавливаюсь. Не как на сессию, гораздо меньше перерыв))

Долгая прогулка по невыносимо жаркому миру обливиона вынудила Сатурна принять облик Ангела Хаоса. Впрочем, жару переносить стало даже легче, а местные твари не нападали теперь на него. Маг даже задумался, может и здесь, как в случае с кровавой фабрикой радуги, стоит всё взять под свой контроль и таким образом отвести угрозу от своего мира? От размышлений его отвлёк едва различимый звук приближения кого-то сзади. Впрочем, он уже смог определить, что за создание его преследовало. Когда оно оказалось близко, Сатурн резко развернулся и громко чихнул, обдав непонятное существо огненным дыханием.

— Надо же... У меня, походу, аллергия на драконикусов, — выдал он, почесав нос.

Перед ним стояло самое странное чудо, когда-либо существовавшее в этих мирах. Оно как будто специально было сшито из частей тела различных животных — Франкенштейн умер бы от зависти, увидев такое. Змеевидное тело, покрытое бурой шерстью, красный драконий хвост с гребнем и кисточкой на конце, лошадиная голова с серой короткой шерстью и чёрной гривой и седой козлиной бородкой. Густые брови, тоже седые. Непонятная эмоция, застывшая в красных глазах с жёлтым белком, странным образом сочетающаяся со звериным оскалом. Правый верхний клык в несколько раз был больше левого и не помещался в пасти. Украшали голову два рога — спиралевидный и олений. Лапы абсолютно все разные: левая задняя — копыто, правая задняя — от динозавра, левая передняя — орлиная, правая передняя — львиная. И вся эта конструкция удерживала себя в воздухе с помощью двух крыльев — пегасьего и драконьего.

— А ты всё такой же шутник, как я погляжу. — В придачу ко всему, создание обладало приятным мужским голосом. — Я уж соскучился по твоим шуткам, Сатурн Зет. За тысячу лет-то...
— А ты изменился, Дискорд. Новая причёска? Где застрял-то хоть.
— В Обливионе, как видишь, — существо развело лапами в стороны, подняв взгляд на кроваво-красное небо Обливиона.
— А внутренне нифига ты не изменился, — усмехнулся Воля. — В каком из миров, спрашиваю? И, кстати... Чего это ты понифицировался? Помнится, в нашу последнюю встречу у тебя была человеческая голова.

Дискорд рассмеялся.

— В каком мире жил, к такому и приспособился.
— Да не из Эквестрии ли ты часом?
— Бинго! И ты снова прав!
— А вы не подскажете, как пройти в библиотеку?
— Что, простите?
— Я говорю, путь в тот мирок не укажешь?

Драконикус описал в воздухе мёртвую петлю и приземлился перед Сатурном с хитрой улыбкой.

— Только с одним условием...
— Если попросишь освобождения, то будешь должен мне гораздо больше, чем простое указание пути. — После этих слов Сатурна Дискорд уже не выглядел таким радостным. Маг продолжил: — Ибо если из этого мира есть выход в ту реальность, я его отыщу и без тебя.
— Ну и скучный же ты бываешь порой... Прямо как моя дорогая Селестия.

Дискорд щёлкнул орлиными пальцами и в воздухе открылся синий овальный портал с человеческий рост. За ним с высоты птичьего полёта был виден Понивилль. Почти такой же, как в земной Эквестрии. Но с какими-то неуловимыми отличиями...

— Ты с Глашей часом не знаком? — Возник вопрос у мага.
— Как с тобой вообще о чём-то разговаривать, если твою реакцию совершенно невозможно предугадать?
— И что же ты не смог предугадать?
— Ну какой нормальный человек при виде двери, за которой таится его мечта, будет ещё задумываться, да к тому же о чём-то совершенно постороннем?
— Человек, говоришь, — ответил Сатурн с раздражением. Его всегда выводило из себя, когда его называли человеком. — Ты бы и так мог предугадать, что на эту иллюзию я не куплюсь, — Сатурн махнул рукой, разрезав цепью портал пополам. — Так что с твоего позволения я отыщу нормальный выход.

Ответить дух Хаоса не успел — позади раздался ещё один знакомый старческий голос.

— О-о-о! Посмотрите, кто тут! Старые знакомые! Как дела?

К компании присоединился седовласый старик с короткой бородой. Несколько нелепый фиолетовый наряд, штанины разного цвета. В руках он держал трость, украшенную сверху человеческим глазом. Жёлтые глаза с вертикальными зрачками выражали радость, смешанную с некоторым безумством.

— Оп-па! Шеогорат, ты ли это? — Сатурн был рад не меньше. Лишь Дискорд не разделял радости от встречи с богом безумия.
— Хе-хе... Узнал старика. Обещал заглядывать — и не заглядываешь. Что за непорядок?
— А вот такой непорядок, который хаос.
— Шутник, шутник. Одобряю, одобряю. А это у нас Дискорд, полагаю?
— Интересно, откуда дэйдрический принц Безумия знает меня? — Поинтересовался драконикус.
— Я много чего знаю... О! О! Слушайте, а давайте заглянем ко мне, на Дрожащие Острова? Выпьем по чашечке чая? Вы не представляете, как я соскучился по нормальному общению. Я так рад вас видеть, что готов задушить вас вашими же внутренностями! — Голос безумного бога был просто-таки наполнен радостью и весельем.
— Не будем, пожалуй, вспоминать, что из этого вышло в прошлый раз, — засмеялся Сатурн. — Кстати, очередной Серый Марш-то когда?
— Да недавно был, — Шеогорат заметно погрустнел. — Пока ты отдыхал в очередной своей могиле, я, понимаешь, заново царство отстраивал. И вот теперь ты явился и решил поиздеваться. Никакого уважения к старикам... — Последняя фраза была произнесена с явно наигранной обидой.
— Да ёперный театр, мне пятьсот пятьдесят лет тогда очередной раз исполнилось! У меня б на ритуал уже сил не осталось бы.
— Да что ты говоришь! Всего лишь пятьсот пятьдесят! — Шеогорат сделал лицо очень похожее на один известный мем. — А знаешь ли ты, сколько мне лет?
— Предпочитаю не думать.
— Вот и правильно. А теперь давайте-ка ко мне. А то от этой жары дэйдра дохнут...

С этими словами Шеогорат открыл портал прямо до своего замка. Только вот запамятовал Сатурн, что на Дрожащих Островах время течёт с той же скоростью, что и на Земле.

Часть 24

Боевые котята и внезапная Пинки (не слишком доволен я главой... Ждите обновления. Критика с обновлением помогла бы)

Медленно, но верно земной день сменялся вечером. Из здания портала в Понивилле доносились звуки борьбы, заклинаний, лязг металла и непонятное резкое някание. Иногда, во время секундного затишья, звучала гитара. Стороннему наблюдателю могло показаться, что в стенах дома разгорелось нешуточное сражение. На самом же деле, всё было куда более спокойно.

В тренировочном зале в поединке схлестнулись меч и магия. Фонка, мастер меча, с Рионой, повелительницей стихий, давно уже пытаются таким образом переспорить друг друга, чей же стиль сражения более эффективен, но в итоге, уставшие до изнеможения, объявляют ничью. За их сражением наблюдали волк Яков и аниморф-целитель, нэко Генрих, получивший призвание одного из лучших целителей лично Сатурном. Иногда котята входили в раж и могли нечайно травмировать друг друга. Целительные навыки Генриха позволяли им быстро продолжить сражение. Весьма полезное умение как на тренировке, так и во время настоящего боя. Рядом сидел не особо следящий за сражением Микуо. От нечего делать он неспешно перебирал на своей гитаре аккорды «Беспечного Ангела». После очередного перебора Яков не выдержал:

— Слушай, Хацуне, будь другом, смени пластинку. Мелодия, конечно, приятная, но не по сотому разу.

— А всего лишь тридцать два раза сыграл… — Микуо пожал плечами, начав импровизировать что-то своё.

— Специально считал? – Усмехнулся целитель.

— Ага… Скучно… — Микуо лениво отмахнулся от прилетевшего огненного шара Рионы, который «удачно» срикошетил от щита Фонки, и продолжил играть. После очередного перебора аккорда ля минор вокалоид начал играть мелодию «The House of the Rising Sun».

Темнота наступила быстро. Во время очередной передышки боевых котят в зале возникла фиолетовая вспышка. Микуо оторвался от гитары и встретился взглядом со взволнованной единорожкой.

— Твайлайт? Что стряслось? Чего взволнованная такая?

— Ребята, а Вольдемар не возвращался?

— Нет пока, — спокойно отозвался певец. Котята приостановили сражение, слушая разговор.

— Он уже там, получается, дней десять находится… У нас уж сутки целые прошли.

— Твай, это ж Обливион! Забрёл, видать, Зет в какую-нибудь область, где время нормально идёт или даже медленнее. Это измерение порой менее предсказуемо, чем… — Микуо на миг задумался, подыскивая яркое сравнение. – Чем Пинки Пай.

— Неужели всё настолько случайно? – Единорожка засмеялась от такого сравнения, вспомнив несколько случаев, где проявлялась полнейшая непредсказуемость действий весёлой розовой поняши.

— Куда случайнее, чем появление здесь этого розового чуда. Привет, Пинки.

— Привет! – Донёсся звонкий голосок от окна.

Все, кроме Микуо и Якова, обернулись на внезапный звук. На подоконнике устроилась непонятно как проникшая в зал поняша с кудрявыми розовыми волосами и откровенно смеялась над выражениями лиц друзей.

— Ты как пробралась сюда? – Созрел, наконец, вопрос у Фонки. Лениво махнув клинком, боевой котёнок убрал его за спину. У Повелителя переняла привычку ленивых движений…

— Как обычно, через дверь, — выдала Пинки на удивление короткий ответ и снова захихикала.

— Фонка, угомонись, — Яков чуть усмехнулся. – Пинки иногда заходит потренироваться. Причём, тренировка у ней начинается, как только порог переступает.

— У ней… — Хацуне недовольно поморщился. Не очень он переваривал просторечную форму этого местоимения. Яков, как ни в чём не бывало, продолжил:

— Нравится ей незаметно пробираться сюда – и ведь пробирается, как бы мы ни пытались следить.

— Ну зашибись… — Фонка пыталась казаться серьёзной, но при её природном обаянии это только вызывало ещё больше умиления у собеседников. – И вся деревня теперь знает, что у нас хреновая защита. А хозяин не в курсе, ведь так? Нет, надо ему сообщить, пусть усиливает охрану.

Микуо резко извлёк из гитары минорный аккорд, прерывая речь котёнка.

— Фонка, чудо ты няшное, — начал он, заглушив струны. – У тя чё, нет доступа к результатам проводимых тестов? В одном из отчётов русским по белому описано, что ни один тип врага, даже способный становиться невидимым, не может проникнуть в здание в обход защиты. А методы, которыми пользуется наш Пирожок, вообще не поддаются ни логике, ни моделированию, следовательно, не могут использоваться врагами. Тем более механическими, которые действуют, в основном, по определённой программе.

— И на некоторых тестах я, кстати, присутствовал лично, — подхватил Яков. – Честно, я даже рад, что Пинки на нашей стороне.

Пинки слушала с довольной улыбкой, что о ней говорят, Фонка же всё это время буравила её недоверчивым взглядом.

— А напомни-ка мне, волчара, — обратился котёнок к Якову, — сколько аниморфов уже предали нас не по своей воле? Внушение, гипноз, ещё какая-то хрень…

Поняв, что перерыв может ещё больше затянуться, Риона уселась на скамейку помедитировать, чтобы энергию восстановить. Яков вопросительно посмотрел на вокалоида, тот лишь коротко пожал плечами. Далеко не самая любимая тема разговора… Прервала молчание Пинки:

— Если вам это поможет, Воля и эти тесты тоже проводил. И по устойчивости к разным влияниям у меня оказался лучший результат! – С этими словами Пинки непонятно откуда достала хлопушку и, не особо задумываясь, взорвала её, обдав Фонку облаком конфетти.

— Оу… В наших рядах берсерк*, который, к тому же, умеет оружие прятать так, что никакой осмотр не найдёт, да и мимо охраны пройдёт как ни в чём не бывало, — Фонка спокойно смахнула часть конфетти со своей кирасы. – Но я сперва хочу лично увидеть эти отчёты с истинным знаком хозяина на них.

— Увидишь, няш. – Риона поднялась со скамейки. – Отвлеклись слишком, продолжим.

— Продолжим, — отозвалась Фонка, вновь становясь в боевую позу. Тренировочное сражение боевых котят возобновилось с новой силой.

* Вспоминаем "Heroes of Might & Magic IV" (не помню, где ещё это было) — берсеркеры невосприимчивы к любому влиянию на разум, будь то гипноз, сон, страх или забывчивость.

Часть 25

Шеогорат промахнулся

А Сатурн тем временем гостил у Шеогората вместе с Дискордом. Старым приятелям много нужно было обсудить. Под конец дня Сатурн уже собрался уходить в свой мир, пообещав дэйдрическому принцу безумия навещать его почаще. Пока Шеогорат вспоминал, как направить врата непосредственно на Землю, Сатурн решил кое-что выяснить у Дискорда.

— То есть, ты не можешь вот так просто взять и уйти из Обливиона?

— Мог бы – давно бы вышел. Ты как будто не заметил, сколько нынче врат тут пооткрывалось.

— Заметить-то заметил. И что же требуется, чтобы тебя освободить?

— Требутся, понимаешь, найти тот мир, из которого я был изгнан не совсем обычным способом. Мир, где осталось моё физическое тело.

— Хаос и Хаос… — Задумчиво протянул Воля. – Тебе ведь пофиг, где хаос творить?

— Ну… В принципе да. Хотя порой его и не надо творить.

— Вот у нас и без того творится чёрти что. А сможешь в рядах врагов хаос сеять?

— Как ты себе это представляешь? Ты даже не знаешь, в каком из миров я застрял! Как я твоим врагам хаос устрою?

— Допустим, я тебя освобожу, — прямо заявил маг. У Дискорда аж челюсть отвисла. Воля продолжил: — Но ты в таком случае будешь у меня в долгу и тебе придётся со мной сотрудничать.

— Договорились, — тут же ответил драконикус, уже начиная предвкушать, что он будет творить на свободе. Но Сатурн тут же разрушил все его мечты.

— Знаю я тебя, морду хитрую. Поклянись перед Хаосом, что будешь союзничать со мной и всем союзом аниморфов на Земле и других мирах и ни в коем случае не начнёшь сеять хаос в рядах союзников. Исключительно в стане врагов. Там уже на твоё усмотрение.

Клятва перед изначальной силой – самая сильная из всех. Любое создание, имеющее отношение к Хаосу и поклявшееся перед Ним немедленно уничтожалось без малейшей возможности перерождения в случае нарушения подобной клятвы. Но всё же свобода, даже такой ценой, была весьма желанна. Подумав несколько секунд, Дискорд решительно заявил:

— Да будет так, как скажешь ты. Хаос свидетель моих слов.

В его протянутой львиной лапе загорелся огонь. Сатурн удовлетворённо кивнул и произнёс:

— Хаос тебе свидетель.

В его правой руке тоже вспыхнул огонь и они закрепили клятву рукопожатием. Огненная вспышка возвестила о том, что клятва была принята изначальной силой.

Раздался гром и треск молний. Шеогорат, наконец, создал портал.

— Вот, — прокряхтел он. – Доставит прямо туда, откуда ты забрался в Обливион.

— А откуда ты знаешь, где тот портал? – Поинтересовался Воля.

— Ой, не задавай таких сложных вопросов, — прозвучало в ответ.

— Ну ладно. Весьма рад был повидаться. Как-нибудь ещё загляну. Кстати, Шеогорат, можно будет потом позаимствовать у тебя пару отрядов Аурил и Мазкен? Кажется, они в последнее время более сплочены.

— Да не вопрос. Они тебе так же верны, как и мне. Хоть на смерть верную их посылай — подчинятся. В каком бы мире они ни умерли, всё равно здесь в своих источниках переродятся.

— Сотни лет их перерождения как-то не очень хочется ждать. Ладно, успехов и до встречи.

С этими словами Сатурн, приняв на всякий случай облик Ангела Хаоса, шагнул в портал. Шеогорат неспеша проковылял к порталу, чтобы закрыть его.

— Ух ты ж… Старею… Совсем дурной стал.

Дискорд тут же материализовался рядом.

— Только не говори мне, что ты его не в тот мир отправил.

— Кажется, в разных мирах существует одно и то же место. Я слегка ошибся с направлением портала.

Дискорд лишь рассмеялся. Шеогорат махнул рукой и закрыл портал

— Ладно, выпутается наш герой. У меня других забот хватает. Где Хаскилл? Хаскилл! – Позвал он своего самого близкого слугу. Когда Хаскилл материализовался из чёрного тумана, Шеогорат что-то тихо ему сказал. Хаскилл, кивнув, растворился в том же дыму.

Часть 26.1

Первые знакомства в роли попаданца

Сатурну не повезло втройне. Мало того, что Шеогорат перепутал мир, так он ещё и координаты не те поставил. Да ещё сам портал сработал слишком криво – даже в облике Ангела Сатурну досталось неслабо. Началось с того, что портал оказался на довольно большой высоте. Крылья онемели, из-за чего маг грохнулся на землю. Ко всему прочему, он оказался начисто лишён магической силы, которая попросту рассеялась при переходе через границу миров. Но всё-таки, у Сатурна было предостаточно способностей, для которых магия не требовалась. Облик Ангела не исчез, поэтому падение оказалось почти безболезненным. Эта неуязвимость поглощала любой физический урон.

Некоторое время Воля бессильно провалялся на земле, раскинув чёрные крылья. Чувствовал он себя так, как будто без магии занимался весь день тяжёлым физическим трудом. Синие узоры на теле потухли и были едва заметны во тьме наступившей ночи. Рядом послышались чьи-то шаги. Вернее, цоканье… Он, забыв об усталости, тут же поднялся, но всё равно не устоял и упал на колени. Кошачьи глаза сразу разглядели в темноте рыжую пони со светлой гривой и в шляпе. Никакой не аниморф. Самая натуральная пони.

— Эпплджек? – Неуверенно произнёс он, забыв об особенностях своего голоса.

Глаза поняши округлились. На одних рефлексах она развернулась и со всей силы лягнула непонятное создание в живот. А сила у неё, к слову сказать, немалая. Впрочем, Сатурн этого удара даже не заметил. Продолжая удивлённо рассматривать пони, он поднялся во весь свой двухметровый рост. И тут же получил удар с боку, уже гораздо мощнее. Бигмак, старший брат Эпплджек, поспешил помочь сестре. Впрочем, его пинок тоже остался незамеченным.

— Да погодите вы драться-то, — выдал он на родном языке аниморфов. Одна из интересных особенностей всех высших магов состояла в том, что на каком бы языке они ни говорили, на подсознательном уровне их всё равно понимали даже те, кто не знал этого языка. И сам маг мог понимать любой язык.

Но поняше, похоже, хватило и того, что незнакомец вообще оказался непробиваем. Плохо соображая, она унеслась домой. Маг только сейчас заметил, что приземлился он в яблочном саду.

— Ну что, иди, успокаивай сестру, — обратился Сатурн к мощному красному пони.

— Агась, — ответил сбитый с толку таким поворотом событий Бигмак. Он явно не ожидал спокойной реакции от незнакомца на неудачное нападение. Чуть помедлив, он тоже пошёл в сторону дома. А Воля, взлетев на своих крыльях в небо, устроился на облаке над Понивиллем, и стал ждать утра.

Что примечательно, луна бóльшую часть времени почти не двигалась и просто висела на небе. Всё-таки, здесь движением солнца и луны управляли принцессы Селестия и Луна. У Луны была обязанность поднимать ночами сей небесный объект, но, видимо, придавать ему движение на всю ночь она порой ленилась.

Пони на улице почти не было, но в домах ещё горел свет. Маг устроился на облаке поудобнее, наблюдая за жителями. Постоянно бросалось в глаза что-то знакомое. Вот бирюзовая единорожка Лира уселась на скамейке в своей фирменной позе. Как же она напоминает Мику Хацуне… Даже выражение мордочки чем-то напоминает ту певицу с длинными бирюзовыми волосами. Рядом с Лирой расположилась бежевая земнопони с сине-лиловой гривой Бон-Бон. Спешит домой из «Сахарного Уголка» лиловая единорожка Твайлайт Спаркл. Розовая хохотушка Пинки Пай откуда-то прыгает в сторону «Сахарного уголка». Трио Метконосцев отжигают у фонтана, пытаясь опять соорудить свою пирамиду. Опа! Уже вся троица плюхнулась в фонтан. Понивилль живёт своей привычной жизнью. Никто не замечает гостя из другого мира.

Человек в параллельной Эквестрии… Какой банальный сюжет. Сколько же Сатурн успел этих рассказов перечитать. Но во всех рассказах ощущалась лишь выдумка. Каждый писатель по-своему видел мир Эквестрии. И каждый оказывался в этом мире первым из числа людей. Усмехнувшись про себя, Сатурн подумал, что по возвращению сможет написать собственный рассказ, но не выдуманный, а реальный. Конечно, этот рассказ, как и многие до него, будет принят за фантазию автора и оценён соответствующе.

Его размышления прервал резкий крик сверху на английском языке «Попался!» — и в следующее мгновение кто-то с силой врезался в него копытами. По небу расходились радужные волны. Сомнений, кто мог так успешно сделать Радужный удар не было. Но, кажется, медленная реакция мага сбила атаковавшего с толку.

— Эх, кто б мне в моём мире такой массаж устраивал… — Начал маг по-английски, всё с тем же потусторонним эхом в голосе. – Рэйнбоу Дэш, ты?

В ответ тишина. Потом захлопали крылья и к лицу Сатурна подлетела пегасочка небесно-голубого цвета с радужной гривой и самым искреннем удивлением на мордочке.

— Откуда ты моё имя знаешь? – С недоверием спросила она.

— Я знаю лишь одного летуна, который способен так легко исполнить Радужный Удар, — ответил маг, разглядывая поняшу.

Рэйнбоу явно осталась довольна. Она уже меньше боялась непонятное существо.

— А ты не такой уж страшный, — заявила она.

— О да… Представляю, как Эпплджек меня описала. Это она ведь тебе намекнула меня посетить?

Пегасочка вновь оказалась сбита с толку озвученными фактами. Видя её недоумение, Сатурн продолжил:

— Да ты поменьше удивляйся. Я много чего знаю, просто особо не распространяюсь.

Рэйнбоу ничего не ответила, продолжая рассматривать Ангела Хаоса. Наконец, у неё созрел вопрос:

— А кто ты хоть? Вроде, на человека похож, но у людей, вроде, крыльев нет. Уши другие. Хвоста тоже нет.

Воля чуть с облака не навернулся.

— А ты-то откуда про людей знаешь???

— Ну… Здесь, в Понивилле, уже давно живёт какое-то существо, называющее себя человеком. Говорит, он с Земли.

— Эпический стыд… Ну я добрею… Я искренне добрею! – Начал маг свой ответ по-русски. Потом продолжил на английском: — Я, блин, великий маг, свободно перемещающийся между многими мирами, так долго ищу проход в этот мир – и вдруг узнаю, что я здесь не первый с Земли! Это вообще как понимать?! Более того, узнаю, что опередил меня какой-то, мать-перемать, человечишка!

Выслушав сей гневный поток речи, Рэйнбоу сочувствующе посмотрела на Волю:

— Тоже не любишь быть вторым? Понимаю…

— М-де… Что-то я погорячился. – Сатурн глубоко вздохнул. – Я видел, как Твайлайт домой шла. Подготовь её, пожалуйста, к моему визиту.

— Но всё-таки, кто ты?

— Архимаг Хаоса, Повелитель Аниморфов Сатурн Зет, — ответил он на языке аниморфов, не в силах сообразить, как это должно звучать по-английски. Тем не менее, благодаря его особенности, Рэйнбоу поняла, что перед ней весьма высокопоставленное создание, и поспешила исполнить просьбу, бросив напоследок фразу, показавшуюся Воле несколько странной:

— Странно… Такое короткое имя.

— Ну да… — Почти шёпотом проворчал Воля. – Всяко короче какого-нибудь Гжегожа Бженчишчикевича.

Часть 26.2

Разговор по душам (P. S. Ещё один перерыв беру...)

Через некоторое время дверь библиотеки открылась и на пороге показалась единорожка. Она выжидающе смотрела в небо. За ней вышла Дэш и махнула копытом, мол, всё в порядке, можно спускаться. Взмахом крыльев рассеяв облако, Сатурн спустился с ночного неба. Оставшиеся на улицах жители не разбегались, но опасливо пятились назад, наблюдая за крылатым нечто. А Воля, как ни в чём не бывало, приземлился рядом с Твайлайт.

— Я вас категорически приветствую! – Снова выдал он на русском плохо переводимую фразу и продолжил на английском. – С вашего позволения, я бы предпочёл говорить не на улице.

Твайлайт, всё ещё с не очень доверчивой моськой, посторонилась, пропуская Сатурна внутрь, и последовала за ним. Рэйнбоу присоединилась к компании. Внутри Воля потянулся, одновременно вызывая вокруг себя огненный кокон. Когда огонь рассеялся, не причинив ничему и никому вреда, на месте Ангела Хаоса оказался аниморф с нормальной кожей, без крыльев, в привычном чёрном костюме, состоящем из рубашки и джинсов. Он повернулся к поняшам и начал свою речь:

— Буду краток. Я Архимаг Хаоса и Повелитель аниморфов Сатурн Зет. Искал я вход в этот мир довольно давно, нашёл буквально несколько часов назад, причём совершенно случайно. Не спрашивайте, зачем мне приспичило сюда, — прервал он жестом собирающуюся что-то спросить Твайлайт. – Скорее, ради интереса. Хотя нынче появилось у меня одно дело, но это я бы хотел обсудить позже с Селестией. А другое дело касается… — Он вздохнул, прикидывая, как бы лучше упомянуть про возможные намечающиеся кровопролития. – Впрочем, кого касается, с теми и потолкую. Если, конечно, замечу признаки некоторых неблагоприятностей. – Сатурн уселся на лестнице. – Я вас не утомил? А то заболтался что-то…

Твайлайт неспеша подошла к аниморфу, внимательно рассматривая его. Он же в свою очередь любовался единорожкой.

— Всё-таки, кто же ты? Человек? Или нечто другое? – Сформулировала она вопрос.

— Я нечто совершенно другое, отличное от этих людишек, — ответил Сатурн. – Я маг-аниморф. Наши народы… магов и аниморфов, то бишь… уже давно существуют вместе, поэтому часто появляются и такие гибриды вроде меня.

— Как-то ты не очень людей любишь, как я погляжу.

— Шаблонное восприятие мира глазами высшего создания. Но позволь заметить, что и среди людей встречаются достойные индивиды, равно как и отбросы из числа более высоких рас.

— Вот, например, Дани…

— Кто таков? – Тут же спросил Воля.

— Тот человек из вашего мира, который у нас. Мы его считаем очень хорошим и достойным. Если мы, конечно, одно и то же под этим подразумеваем.

— Ну ё-моё… Познакомьте меня с ним, чтобы я сам для себя решил, каков он.

— Кстати, он, оказывается, владеет магией. – Твай подошла совсем близко.

— О! – Воля поднял указательный палец. — Вот с этого надо было начинать. – Он слегка ткнул единорожку в нос. — Видать, инициировался случайно при переходе через границу мира. Долго не мог совладать-то с новыми способностями?

— Ну… — Твай задумалась. – Пару раз в начале было, когда он под действием эмоций что-то случайно делал.

— Укусил он меня, видимо, тоже с магией не совладав, — проворчала Рэйнбоу. Сатурн рассмеялся, совершенно не заботясь, что может напугать поняш своими клыками. – Эй! Ничего смешного в этом не вижу!

Твайлайт, впрочем, поверив в дружелюбность мага, не испугалась, но была удивлена.

— Клыки? – Выдавила она из себя.

— Ну да… Хищник всё-таки, — без задней мысли ответил Воля. Единорожка невольно отступила на пару шагов. – Да ё-моё… Не собираюсь я тут никого есть.

— Ты всеяден, как люди?

— Ну да. Просто раз, скажем, в неделю требуется мне немного крови. – Он вздохнул и чуть тише добавил скороговоркой: — Кусаю так, что жертва ни о чём не догадывается и ничего не помнит… Укусы залечиваю так, что даже шрамов не остаётся. Благо, для подобных ранений не требуется быть магистром магии Света.

Твайлайт снова подошла к магу поближе и уселась рядом. Некоторое время в комнате царило молчание. Наконец, она нарушила тишину:

— Какой-то ты слишком мирный для мага Хаоса…

— То, что я не переворачиваю города вверх ногами своей магией, ещё не значит, что я мирный. По сути, увлечение магией Хаоса лишь означает, что я в совершенстве владею атакующими заклинаниями массового разрушения, — Сатурн вытянул правую руку, и в ней загорелось пламя. Твай с опаской разглядывала этот эффект.

— Огненная магия?

— Именно. Огненная магия Хаоса – вот моя основа всех основ. – Он сжал кулак, погасив огонь. – Однако, другими видами магии я тоже владею на уровне мастера и эксперта. Это соответственно на один и два уровня ниже Магистра. Всего пять уровней владения магией, если интересно. Магистр – высший уровень.

У двери раздалось сопение. Воля своими лекциями о магии умудрился усыпить Рэйнбоу. Твайлайт захихикала, а маг спокойно сказал:

— Я, конечно, знаю, что я зануда, но настолько красочно меня ещё об этом никто не информировал.

— Ой, засиделись мы что-то, — выдала вдруг Твайлайт. – Если хочешь, можешь сегодня у меня остаться. На втором этаже свободная кровать есть.

— С превеликим удовольствием, — отозвался Воля, подумав, что сам бы вряд ли смог так запросто предоставить в своём доме ночлег незнакомцу.

Часть 27.1

Ночная охота и утренняя встреча

Сколько Сатурн ни пытался уснуть, у него это так и не вышло. Пренеприятное ощущение жажды крови как будто жгло изнутри. Да, он уже очень давно не пил кровь. Воля надеялся перед Гала поохотиться где-нибудь у себя на родине. Кто ж знал, что простая прогулка по миру Обливиона так интересно обернётся…

На кровати напротив мирно посапывала Твайлайт. Плюнув на всё, аниморф осторожно встал с кровати и неслышной тенью подкрался к спящей единорожке, взмахом руки попутно зашторив все окна, благо телекинез забирал лишь мизерную частицу энергии. Твайлайт валялась на боку, вытянув вперёд все четыре копыта. Сатурн опустился на колени со спины Твай и осторожно откинул одеяло, обнажая незащищённую шейку. Поняша слегка нахмурилась и заворочалась во сне. Воля наклонился ниже и усыпляющее прошептал ей на ушко:

— Спи… Ещё очень рано…

Твай поджала передние копыта, вызвав в душе Сатурна тихий восторг, смешанный с умилением. И тот же нежный фиалковый аромат… Маг поймал себя на том, что его мысли пошли куда-то не в ту сторону. «Педобир фигов», подумал он, любуясь спящей поняшей и слегка поглаживая её по шейке. Ещё одним взмахом руки он сделал более спокойным и глубоким сон Спайка, ночевавшего тут же. Затем, приготовив для мгновенной активации пару лечащих заклинаний, он поцеловал Твай в шею, оттягивая момент. Он специально дразнил себя, чтобы получить ещё больше наслаждения даже от небольшой порции крови. Блаженно улыбнувшись, он аккуратно вонзил клыки в артерию на нежной шейке. Сделав, как обычно, пару небольших глотков горячей крови, маг обнаружил некоторый прилив магической силы. А силу ему надо было срочно восполнять. Но абсолютный самоконтроль, выработанный за многие тысячелетия, не позволил ему заняться вампирским произволом. Далее всё шло по привычной схеме. Первым лечащим заклинанием Сатурн остановил кровь, чтобы она не фонтанировала из прокушенной артерии, следующим заставил ранки затянуться. Последним заклинанием он подправил работу лечащего. Слизнув пару капель, оставшихся на шее Твайлайт, Воля прощупал место укуса. Убедившись, что ничего подозрительного, включая возможные шрамы, не осталось, он облизнулся и снял сонные заклятия.

Еле слышимый шорох заставил его навострить уши. Он как-то запамятовал, что Рэйнбоу, будучи усыплённой его лекциями, тоже осталась ночевать в доме Твайлайт. Неслышимой походкой, присущей в основном лишь нэко, Сатурн добрался до чуть приоткрытой двери и прислушался. Хотя маг и решил, что ему показалось, он всё же предпочёл спуститься, дабы проведать Рэйнбоу. Кошачьи глаза почти сразу разглядели пегасочку, свернувшуюся калачиком в том кресле, куда её перенесла телекинезом Твайлайт. Вернувшись обратно с мыслями "Странности тут...", аниморф снова устроился в кровати, предоставленной единорожкой для него. Теперь сон не заставил себя ждать.

Проснулся Сатурн хоть и не очень поздно, но Твайлайт и Рэйнбоу в комнате уже не застал. Занавески на окнах были опять открыты. Спайк по-прежнему спал, свернувшись калачиком.

Сатурн хотел было по привычке телепортироваться вниз, но сил для этого всё ещё было мало. Всё-таки в этом мире, где напрочь отсутствует Хаос, восполнять силы ему весьма проблематично. Вздохнув, он пошёл на нижний этаж пешком.

— С добрым утром! – Раздался бодрый голос Рэйнбоу, как только Воля оказался внизу.

— С добрым, — поприветствовала его Твайлайт.

— Агам-с… Симметрично, девочки, — лениво откликнулся гость с Земли.

— И ты про симметрию… — Проворчала радужная пегасочка. – Это у вас что, местный юмор?

— Типа того. – Он неспеша подошёл к окну и поднял взгляд на небо. – Облачно что-то сегодня…

— А, не беспокойся, я за десять секунд могу это всё расчистить, — ответила Дэш.

— Погодь… Хочу одно заклинание драконье испытать.

— Какое? – Тут же заинтересовалась Твайлайт.

— Вкратце… Из параллельного мира, где расположена империя Тамриэль, дошли до наших народов знания об особых навыках драконов. Драконьи заклинания, по сути. – Воля только начал своё повествование, а Рэйнбоу уже начала зевать. – Примечательно, что большинство заклинаний надо именно прокричать, поэтому они называются драконьими криками. На языке самих драконов это ту’умы. Самый, наверное, простой, но весьма эффективный против самих же драконов – ту’ум «Безжалостная сила», состоящий из слов «Фус» — сила, «Ро» — равновесие, «Да» — толчок.

— Постой… — Перебила его Твай. – Фус-Ро-Да? Дани упоминал о нём как о какой-то глупой шутке…

— Среди людей, да и среди большей части наших народов это по-прежнему остаётся глупой шуткой. — Маг чуть усмехнулся. — Я сам лишь недавно узнал об этих заклинаниях. Весьма сложны в освоении, особенно если не обладаешь каким-либо особым голосом. Благо, я свой голос могу усиливать магически, что лично для меня сделало освоение ту’умов более лёгким.

— А что за заклинание ты хотел опробовать?

— Три слова: Небо-Весна-Лето. Лок-Ва-Кор, — сказал он по словам. – Называется «Чистое небо». Я его ещё не успел опробовать, но, вроде как, облака разгонять должно.

— Круто! – Воскликнула Дэш. – Пошли скорее, покажешь!

Пони на улице было уже достаточно много, поэтому Воля не особо заботился о том, что может криком прервать чей-то сон. Неспеша прогуливаясь по улице, он всё смотрел на облачное небо, готовясь использовать новый для него драконий крик. Рэйнбоу в нетерпении описывала круги вокруг мага. Твайлайт тоже всем своим видом показывала своё нетерпение. Кажется, ночная охота прошла незаметно, без сучка и задоринки. Вот он остановился посреди улицы, набрал в грудь побольше воздуха… По Понивиллю пронеслось громогласное «LOK-Vah-KooR», заставившее некоторых особо впечатлительных жителей в панике прижаться к земле. В тот же момент облака начали очень быстро уплывать прочь и растворяться. Воля ради интереса засёк время до полной расчистки неба и хриплым голосом изрёк:

— Во… Те же десять секунд. Блин… — Он прокашлялся, восстанавливая голос. – Вот за это не люблю ту’умы.

— А я не люблю ту’умы, потому что ими будят ни свет, ни заря… — Послышался из открытого окна ближайшего дома сердитый голос. Кто-то говорил по-английски со странным немецко-русским акцентом.

— Ой… Дани… — Прошептала Твайлайт.

— Русский, штоле? – Вырвалось у Сатурна на родном языке.

Часть 27.2

Дани (офигенное описание, конечно, каждый раз даю)

— Русский, штоле? – Вырвалось у Сатурна на родном языке. В ответ сначала тишина, затем раздалось непонятное шебуршение и в окне показалась человеческая голова, уставившаяся на него с самым удивлённым выражением лица.

— А ты ещё кто? – Спросил человек.

— Нэк в пальто… Японский знаешь – поймёшь.

— Да вижу, что не пёс.

— Чё ты такой дерзкий?

— Не более дерзкий, чем некоторые… гости.

— А ты типа местный? Человече…

— Из одного ли мы мира? – Внезапно созрел вопрос у нового знакомого.

— Ну не знаю… — Воля по-кошачьи провёл рукой по своему кошачьему уху. — Вопрос на засыпку: какова твоя профессия?

— Повар, — чуть усмехнувшись ответил человек. – А как поляка звали?

— Гжегож Бженчишчикевич, родом из Кжошчицевошице повиат Леколоды, — без запинки отчеканил маг.

— Гжегож… Тоже местный юмор, что ли? – Чуть нахмурившись спросила Твай.

— Типа того. – Сатурн вновь посмотрел в окно, но там уже никого не оказалось. Через некоторое время человек вышел на улицу.

— Тебя как звать-то, чудо? – Сразу спросил Сатурн.

— Эмгыр вар Эмрейс Деитвен Аддан ын Кари аэп Морвудд. А ты?

— Раймонд Вольдемар Вениаминович, известный также под магическим именем Сатурн Зет.

— Странно, — заметила Твай. – Вы ж, вроде, из одной страны, как я поняла. А принцип составления имён принципиально разный.

— Мы с ним из одной страны, но родились в принципиально разных, — ответил Воля. Эмгыр, чуть нахмурившись, вдруг выдал:

— Она тебя сейчас вряд ли поняла, Вольдемар. Твай не понимает русскую речь.

— Я вообще сейчас говорил на родном языке аниморфов, если ты не заметил, — получил он ехидный ответ. – И все меня прекрасно поняли. Ты не знал об этой особенности высших магов?

— А, так ты не только довакин, но ещё и маг?

— Начнём с того, что я не драконорожденный, а, скажем так, которожденный. Ту’ум освоил по приколу. Если тебе интересны мои титулы, то вкратце я Архимаг Хаоса и Повелитель аниморфов.

— Вау. Ну типа я впечатлён и всё такое, — без особого интереса отозвался Эмгыр.

— По тебе видно. Обратно на Землю хошь?

— Не-а. – Эмгыр скрестил руки на груди.

— Тогда просто прими к сведению, что обратный путь лежит через Обливион.

— Ну и нафиг мне это?

— Не знаю… Живи теперь с этим. В любом случае, это двусторонний проход. Как ушёл, так и вернулся.

— И где же этот проход?

Сатурн чуть помедлил. Попытка создать пламя в руке вызвала лишь миниатюрный огонёк.

— Вообще-то, магию огня использовать не рекомендуют, — тут же среагировал новый знакомый.

— Кому не рекомендуют? Это моя основная сила. Вернее, всё что от неё осталось. Даже на элементаля не хватит – Воля сжал руку в кулак. – Мне нужно срочно откопать где-нибудь хоть какой-то источник силы.

— Вот только элементалей нам тут не хватало! – Воскликнула Твайлайт. Довелось ей слышать о вырывавшихся из-под контроля неопытных магов стихийных элементалей и меньше всего ей хотелось столкнуться с этими созданиями.

— Я ко всему прочему мастер магии призыва и магистр огненного призыва. Любое вызванное мною создание полностью оказывается под моим контолем. Элементали, Ифриты…

— Африты, — на автомате поправил Дани.

— Да хоть дэйдра, — Воля пропустил замечание мимо ушей. – Помнится, самым мощным, кого я когда-либо призывал, был девятихвостый лис…

— Кьюби, что ли?

— Он самый… Ну, не сам Кьюби, а дух. Огромный, гад. Его сперва укрощать пришлось. Впрочем… Хватило пары затрещин, чтобы он подчинился. И это тоже огненное создание. – Маг посмотрел на Твайлайт. Она слушала с неподдельным интересом. – А ты прикидываешь, каких размеров был этот лисёнок?

— Как дракон? – Предположила она.

— Пффф… Дракону одним ударом хребет переломил бы.

Повисло молчание. Сатурн смотрел куда-то вдаль, перекидывая из руки в руку огненный шарик. Вздохнув, он снова нарушил молчание:

— Твайли… Есть Спайк? Селестии СМСку отправить…

Незнакомое слово единорожка, конечно, не поняла. Разве что по логике она сообразила, что речь о письме.

— Ну… Да, — неуверенно начала она ответ, — думаю, он не будет против отправить письмо.

— Чудно. – Маг сделал пару пасов руками, материализовав свиток. – Тогда берём и не глядя отправляем. Будь ласка, — завершил он просьбу любимым украинским выражением. Твайлайт подхватила свиток телекинезом и поцокала к библиотеке. Воля изобразил ей вслед жест «Я слежу за тобой», повторив: — Не глядя.

Часть 28.1

Обязательно для попаданца

Солнечный день. Одно-единственное небольшое облако зависло над Понивиллем. Здесь, в Эквестрии, эти одиночные облака зачастую являлись местом отдыха разных летунов. В Понивилле живёт лишь один летун, ленивый в той же степени, что и активный, обожающий дремать на облаках во время рабочего дня. И поэтому чёрный кошачий хвост, свисающий с облака вместо радужного и пушистого, несколько сбивал с толку тех пони, кому внезапно приспичило поднять взор к небу…

Аниморф Сатурн Z, Создание Хаоса, которому, казалось бы, нет места в мире Гармонии, безмятежно валялся на этом пушистом белом облаке, закинув ногу на ногу и положив руки под голову. Перед ним парил лист бумаги с крупным заголовком «Перечень дел, обязательных для брони-попаданца». Напротив четырех и пока что единственных пунктов с одним подпунктом уже стояли зелёные галочки. В пунктах значилось:

1. Явиться в Эквестрию в районе яблочного сада или в нём самом. [V]
1.1 Напугать своим появлением Эпплджек (необязательно). [V]
2. Переночевать у Твайлайт Спаркл. [V]
3. Добиться уважения Рэйнбоу Дэш. [V]
4. Дать знать о себе одной или обеим принцессам. [V]

Внезапный порыв ветра отвлёк мага от размышлений. Он опустил список и встретился глазами с примчавшейся Рэйнбоу. А у неё очень красивые глаза… Да-с, встретиться в реальности с настоящими поняшками, а не аниморфами, явно стоило того положения, в котором он нынче оказался. Не нарисованные, а живые, и такие… обнимательно мягкие, что ли.

Не заметив этого внимания, пегасочка протянула копыто для брохува, что Сатурн не проигнорировал, стукнув её копыто кулаком, и начала:

— Привет! Ты ещё не успел познакомиться с Пинки Пай?

— Допустим, она не успела со мной познакомиться, — ответил Воля, сделав ударение на слове «она». – Я-то её и так знаю.

— Странно… Она так говорила о тебе, как будто вы уже давно знакомы. Чуть ли не до твоего прихода сюда.

— А может, она реально меня знает, — маг усмехнулся. – Она ж такая непредсказуемая.

— Это да, она такая, – Дэш тоже засмеялась. – Короче Пинки хочет подружиться с тобой и завёт сегодня вечером на вечеринку в честь твоего прихода.

— Передай ей, что я с удовольствием приду.

— Обязательно! – И с радостной моськой Рэйнбоу улетела в сторону Сахарного Уголка.

Сатурн снова левитировал перед собой свой список дел и на листе сам собой образовался новый пункт:

5. Посетить вечеринку Пинки Пай по поводу собственного прибытия. [ ]
5.1 Дождаться, пока Пинки Пай скажет, что вы будете лучшими друзьями (необязательно, но неизбежно). [ ]

Вольдемар повернулся на бок, любуясь Понивиллем. Почти сразу он заметил бутик местного модельера одежды и тут же, не глядя на список, добавил ещё пункт:

6. Приодеться у Рарити. [ ]

Что-то забыл… Кого-то упустил… Ах да, тихая скромняшка Флатти. На лицо мага сама собой растянулась милая улыбка при мыслях о жёлтой пегасочке. Последний на данный момент пункт гласил:

7. Заняшить Флаттершай. [ ]

— Что бы это ни значило, — тихо произнёс Воля с улыбкой на устах.

Часть 28.2

Наблюдения кота

В ожидании вечеринки Воля, обернувшись самым натуральным чёрным котом, гулял по окрестностям Понивилля, любуясь нетронутой природой. Весь в своих мыслях, он и не заметил как забрёл в небольшую чащу. В этом укромном месте тишина нарушалась лишь журчанием воды. Выдохнув нечто среднее между «Мяяяу…» и «Няяя…», кот прошёлся ещё немного вглубь чащи, пока не наткнулся на небольшую заводь, образованную ручейком, от которого и доносилось журчание. Пробравшись поближе, Воля забрался на ближайшее высокое дерево и устроился там. Лентяй самый натуральный… С мягкого облака – да на дерево. Впрочем, это был не тот мир, где от него зависело хоть что-то. Сатурн уже придумал себе оправдание, что, не спеша искать выход из этого мира, он отнюдь не отлынивает от своих дел в мире, ему подвластном, а просто устраивает заслуженный отпуск. На Земле и без него есть кому позаботиться о безопасности планеты.

Вытянув передние лапы вдоль ветки, чёрный кот смотрел на текущую кристальную воду и лениво постукивал кончиком хвоста. Жаркий выдался денёк… Даже вечером жара и не думала отступать. Лишь здесь, в окружении деревьев, да близ водоёма, её можно было перетерпеть. Чуть потянувшись, Воля принял позу поудобнее и почти задремал под умиротворяющее журчание ручья...

Недалеко внезапно раздалось осторожное цоканье копыт. Сонливость кота как лапой сняло. Шустро осмотревшись, он приметил ветку повыше в кроне, тоже достаточно прочную, чтобы выдержать крупного кота, и укрытую от взглядов снизу листвой. Лишь кончик его хвоста скрылся в этой листве, на петляющей тропинке показалась и сама виновница беспокойства.

Фиолетовая единорожка с меткой в виде семи шестиконечных звёзд, как ни в чём не бывало, осторожно пробиралась к водоёмчику. Чёрный кот лениво наблюдал за ней из своего укрытия. Твайлайт же, не заметив ничего подозрительного, вышла на солнечную полянку, служившую пляжем. Внезапно она леветировала у себя со спины кусок шкуры… Воля встряхнул головой, прогоняя глюки. Перегрелся, походу… Ну конечно, пушистое полотенце под цвет её масти со спины стянула. Прижав обе лапы к морде на манер двойного фейспалма, кот ещё раз потянулся и продолжил любоваться.

Осмотревшись, Твайлайт осторожно расстелила полотенце на траве близ воды и подошла к самой кромке. Единорожка осторожно начала погружать копыто в воду, но лишь прохладная вода коснулась её кожи, она, чуть хихикнув отдёрнула ногу. Медленно она всё же шагнула вперёд, наслаждаясь прохладой. Плавать её явно никто не учил, Твайлайт старалась далеко от берега не отплывать, дабы не потерять дно. Её забавное барахтанье с каждой секундой вызывало ещё больше умиления у пушистого наблюдателя. В какой-то момент Воля едва не сорвался, чтобы что-то някнуть. В этом тихом месте был слышен любой шорох. О да, лучше было не привлекать внимание... Даже в облике кота. То, что Воля способен превращаться рано или поздно тут узнает весь Понивилль, да ещё и до Кантерлота слух докатится, так что не стоит рисковать. Снова прижав лапу к моське, Сатурн вздохнул. Интересная ситуация.

Поняша же, наплававшись вдоволь, вернулась ближе к берегу, и начала резвиться, умудряясь почти не поднимать брызг. «Ох, Хаос… Ну невозможно же ж быть столь бесконечно милой!», подумалось тайному пушистому наблюдателю. А Твайлайт, наигравшись, уже вылезла из воды. «Мокренькая поня», взбрела в голову мага мысль. Вновь тряхнув головой, прогоняя непрошенную мысль, он снова посмотрел на поняшу, тщательно вытиравшуюся пушистым полотенцем и становящуюся от этого пушистее. Ещё раз осмотревшись, юная волшебница так же осторожно покинула заводь. Бессильно повиснув на ветке, кот проводил Твайлайт взглядом, всё ещё переваривая увиденное. "Заняшить пушистую Твайли", — вертелся у него в голове новый пункт для обязательного выполнения, — "Просто взять... и заняшить. Без этого я отсюда точно не уйду". Когда цоканье стихло вдалеке, он осторожно спустился с дерева и неспеша пошёл в сторону Понивилля. "Надо же... Ставлю некоторые задачи приоритетнее приоритетного своего приоритета..." — после этого маг чудом смог переключиться на обдумывание своей основной цели в этом мире, которой няшности с Твайлайт, что бы под этим нынче ни подразумевалось, изначально не являлись.

...