Автор рисунка: Devinian
ГЛАВА 2 «Сюрприз за сюрпризом» ГЛАВА 4 «А жизнь идёт»

ГЛАВА 3 «Шок и трепет»

ГЛАВА 3 «Шок и трепет»

Артур достал из-под стола самодельный щит и прикрылся им. Гриша тут же выхватил его у друга и нагло прикрылся сам. Артур хотел было отнять у приятеля эту железяку, но заметив, что внимание принцессы целиком приковано к Рэйнбоу Дэш, немного утихомирился.

 — Бе… бр… беременна? — неуверенно спросила Селестия.

Артур впервые увидел как у аликорна грива дыбом встала. Селестия смотрела на Рэйнбоу Дэш крайне озадаченным взглядом.

 — От кого? — спросила светлая.

 — От Гриши конечно, — покраснела радужная.

 — Я живу тысячи лет и точно могу сказать, межвидового потомства не бывает. Если это шутка, то скажи сейчас, ибо я такого юмора не понимаю, — прошептала Селестия.

 — Врач подтвердил беременность, всё верно, — пояснила голубая.

Селестия посмотрела на техника, который словно черепаха, спрятался под панцирь щита. На миг я подумал, что через секунду лучшего друга детства постигнет неминуемая кара, но этого не произошло. К счастью не произошло.

 — Это просто невозможно, ваша биология несовместима. Прошу прощения что встреваю во всё это, но Рэйнбоу, были ли у тебя отношения с другими жеребцами? — спросила могущественная.

 — Что вы, Гриша мой первый и единственный! — возмутилась радужная и тут же виновато поджала ушки.

Глазки пегаски нервно бегали, словно пытались своим взором хоть за что-то уцепиться, но явное волнение не давало пони хоть как-то сконцентрироваться. Всегда гордая, самоуверенная кобылка была сейчас маленькой перепуганной девочкой, краснеющей от неловкости ситуации, а может даже и от стыда.

 — Будем объективны. Дитя, ты не можешь носить плод человека, это невозможно, я уже не знаю как ещё тебе объяснить. Мне кажется, в вашем союзе произошёл раскол, вы же часто ссорились, возможно ты, укротительница облаков, нашла мимолётное утешение в объятиях другого жеребца… — недоговорила светлая.

Тут пегаска из невинной кобылки разительно преобразовалась в багровую бестию. Её прежняя уверенность вернулась, а мордашка озарилась лучами злости.

 — Да как вы смеете обвинять меня в измене! Если вы принцесса, это не значит что вы можете знать всё и обо всех! — раскричалась радужная.

 — Ты не так поняла… — глазки аликорна беспокойно забегали.

 — Я всё так поняла! Видеть вас больше не могу, Ваше Высочество! — последние слова пони произнесла с особым цинизмом и вылетала на улицу, при этом грубо разбив окно.

 — Я не хотела её обидеть, — поникла светлая.

 — Принцесса, всё слишком запутано, не корите себя, — поддержала Твайлайт.

Правительница встала из-за стола и подошла к выходу, не обращая внимания на Гришу, может потому что она уже устала от этой нервотрёпки, может просто про него забыла.

 — Не знаю что ужаснее, беременность от человека или от незнакомого жеребца. Мне нужно о многом подумать, прошу прощения, но я более не могу остаться, — не дожидаясь ответа, светлая вышла из дома.

Все молча проводили её глазами, ещё некоторое время продолжая смотреть на закрытую дверь.

 — Что, правда беременна? — воскликнула Рэрити.

Кобылке никто не ответил. В воздухе витала крайняя степень всеобщего дискомфорта. Твайлайт на время позабыла о своей «счастливой новости», которую так жаждала донести до наставницы и, как её подруги, переваривала услышанную информацию. Гриша не подавал признаки жизни, словно боялся, если пошевельнется, то лишится головы… или другой части тела, что в какой-то степени было обосновано. Закалённого в «боях» Артура уже трудно чем удивить и хоть он пребывал в недоумении, но с интересом смотрел на разбитое окно, которое пару минут назад вынесла радужная пегаска.

 — Принцесса Селестия действительно настолько мудра, о чём постоянно трещат окружающие? — раздался металлический голос из-под щита.

 — В её мудрости можешь не сомневаться, — ответил Артур.

 — В таком случае, мне больше не о чем говорить с этой голубой изменницей, — техник выполз из-под щита и спешно отряхнувшись, вышел из дома.


Макс, технический работник, который проводил Эдика до его каюты, поспешил вернуться обратно в сектор и продолжить выполнение своей работы. Каюта Эдика практически ничем не отличалась от просторной двухкомнатной квартиры. Стильный интерьер, каждый уголок благоустроен мебелью и бытовыми вещами, а главное, изумительные прямоугольные окна в стенах, вытянутые по горизонтали. Через их толстое стекло был виден безграничный простор необъятного космического пространства, усеянного мириадами звёзд. Ошеломляющее зрелище и в то же время, пугало парня до чёртиков. Фантастическая картина вызывала чувство безмятежности, одиночества и умиротворения. Глубины холодного космоса таили в себе множество загадок и одной из них была цель, пункт назначения космического крейсера, что до сих пор вызывало непонимание у будущего сотрудника Альянса, работающего под прикрытиям на Хранителей.

На застеленной кровати Эдуард заметил толстую папку с документами. Открыв её, он увидел кучу бумаг с инструкциями, правилами и наконец, с должностными обязанностями. Судя по документам, Эдуард руководитель аналитического отдела. Иными словами, он и его подчинённые, которых целых… пять человек, будут принимать стратегические решения по правильному применению ресурсов, что были на корабле, но подробностей было мало. Документы гласили, что основная работа начнётся как только корабль достигнет места прибытия, о котором, опять таки, ни слова. Видимо, миссия проекта держалась в секрете, но Эдик надеялся узнать больше от других коллег.

А вдруг перелёт займёт десять лет? Парень хотел сделать благое дело, но не тратить на него полжизни, находясь в заточении возможных врагов. Если корабль отправится в странствие, то обратного пути уже не будет. Связи с хранителями тоже не будет. Лишь волшебный медальон, что подарила Селестия, ютился в его кармане — единственная ниточка связи с союзниками из другого мира, но только при крайней необходимости, так сказала сама принцесса. Если цели Альянса хоть как-то затронут Эквестрию, то Эдик незамедлительно свяжется с правительницей и предупредит её об опасности, а пока… это лишь боевой, вооружённый до зубов космический лайнер, ничего особенного. К тому же Эквестрия находится в другом мире, измерении и кораблю до неё не долететь, во что верил сам Эдуард.

Внезапно по полу и стенам прошла сильная волна вибраций, после чего отключился свет. Пара секунд и загорелись красные аварийные лампы пониженного энергопотребления и несколько белый светодиодных, дабы краснота не ела глаза. Эдик отложил документы и спешно вышел из каюты. Неприятность коснулась не только его апартаментов, коридор тоже освещался резервным освещением, но не красным, а едва заметным светлым, лишь редкие красные «мигалки» отбрасывали кружащее свечение на всё подряд. Сирены не было, голос ИИ тоже не раздавался из динамиков, который бы обязательно сообщил о происходящем. Зловещая тишина…

 — Эй! — крикнул парень и лёгкое эхо улетело куда-то в глубины коридора.

Людей не было видно. Не желая сидеть на месте и борясь с желанием запереться в каюте, Эдик неуверенно пошёл в сторону выхода из жилого блока. На этом этаже находились каюты «мелкого» руководства, в которое парень вошёл и их было не так уж много, всего пару десятков. На выходе из блока, парень попал на развилку коридоров и снова ни одной живой души! Лишь непонятное шипение в технических трубах и надоедливые красные мигалки.

Как ни старался, тихо идти Эдику не удавалось. Жёсткая подошва туфлей со звонким стуком соприкасалась с металлическим полом. Тогда парень решил не заморачиваться, и под бешенный ритм сердцебиения добежал до лифта, который даже не думал отзываться на кнопку вызова.

«Ну конечно, электричества нет, тьфу!» — сам на себя разозлился парень.

Он пытался понять почему на таком продвинутом корабле не продумали нормальный источник альтернативной энергии на случай сбоев. Практически бегом Эдуард дошёл до лестницы и спустился на пару этажей ниже, где находилась основная развязка коридоров. Прежде чем открыть дверь с лестничной площадки, он прислушался. За дверью раздавался приглушённый шум, понять который он никак не мог. Надеясь что это не инопланетное вторжение, парень резко открыл тяжёлую дверь и выпрыгнул наружу… то, что он глупо поступил, он понял уже после того как выскочил в коридор, но к счастью, никаких злобных пришельцев там не оказалось, а лишь перепуганные люди, которые метались туда-сюда.

 — Что случилось? — Эдик остановил одну женщину.

 — Не знаю! Говорят что-то с подачей общего питания… не знаю! — особа быстро потопала дальше.

Сгорая от желания разобраться в происходящем, Эдуард направился в машинный блок, который был в пяти минутах ходьбы по коридору, и если всё действительно плохо, то он начал прикидывать где же могут находиться спасательные капсулы…

На входе в машинное отделение, он наткнулся на огромные аварийные двери, которые не успели закрыться до конца, оставив тем самым крупную щель в центре. Юрко пробравшись через перегородки, парень попал в технический блок. Как и его брат Гриша, Эдик питал слабость к технологиям, машинам. Иногда он жалел что выбрал экономический путь развития, а не научный.

Но до сектора энергопитания он не добрался — путь ему перегородили четверо вооружённых солдата.

 — Кто вы? Что тут делаете? — спросил один из них.

 — Я начальник аналитического отдела и желаю знать что происходит! — крикнул парень, косясь на красные мигалки, что висели на потолке.

 — Ана… какого? У вас есть пропуск? — спросил второй.

 — Что? — переспросил Эдик.

За его спиной послышался топот и к ним приблизилась горстка каких-то учёных в белых халатах.

 — Мы к ядру, живо дорогу! — пыхтел что постарше.

 — Этих пропустить в красную зону, — приказал командир отряда.

Неся какие-то чемоданчики, учёные миновали охрану и скрылись за углом коридора. Эдик же решил не искушать судьбу и не желая быть растреленым, поспешил покинуть машинный блок. К великому ему счастью, у входа стоял рабочий Макс.

 — Ох, может ты объяснишь, что за чертовщина творится? — нервничал Эдик.

 — Да не пугайтесь, ёпт! Короче, эта фигня с электричеством уже третий раз происходит. Третья раз за полгода. Там чёта с ядром не то, точно не знаю, в общем обычный сбой. Щас всё поправят и будет зашибенно. Иногда я радуюсь что не знаю что находится за теми огромными дверями центра энергоснабжения, так спокойнее спится, — рабочий заглядывал Эдику за спину.

 — А разве на корабле нет нормальной системы резервного питания? Его что, китайцы строили? — Эдик возвёл руками в воздухе.

 — Ваще да, кстати в основном китайцы, типа они работать очень любят и все дела. Ну ты не дрейфь, сделано всё чётко и резервняк на корабле есть, только он почему-то не робит когда происходит такая фигня с энергией. Прикинь, я же механик и электрик, а меня даже близко не подпускают как к ядру, так и к резервняку! Только проводку ремонтирую, да двигатели обсуживаю и всё! Хотя и этого слишком много… — рассуждал Макс.

Мигалки отключились и коридор снова осветился обычным освещением. В стенах что-то тихо загудело, зажужжало, что говорило о том, что всё снова заработало. За спиной Эдика раздался громкий механический шум, вынудивший его обернуться. Массивные аварийные двери машинного отделения пришли в движение и разъехались в разные стороны, тем самым полностью освободив коридор уже с обычными сдвоенными дверьми, ведущими в технический сектор. Максу явно было безразлично на казус с энергией и он ушёл по своим делам, а вот Эдик понимал, что для фантастического корабля такие сбои неприемлемы. Как же он хотел в этот момент оказаться одним из учёных, имеющих доступ к ядру, узнать что же за источник энергии питает корабль размером с город и стоит ли ему восхищаться им, или же сразу рвать когти с этого судна и куда подальше.