S03E05
ГЛАВА 3 «Шок и трепет» ГЛАВА 5 «Шум»

ГЛАВА 4 «А жизнь идёт»

ГЛАВА 4 «А жизнь идёт»

Нехорошо получилось, — вздохнул Артур, помогая Твайлайт убирать остатки пиршества.

Подруги отправились искать Рэйнбоу, понимая, что в таком состоянии она опасна сама для себя.

 — Гриша повёл себя как дурак, — недовольно пробормотала волшебница.

 — Но принцесса Селестия сказала… — не договорил человек.

 — Она лишь предположила, причём как-то не уместно, — перебила фиолетовая, магически расставив мебель по своим местам.

 — А вдруг и правда эта сорванка погуляла на стороне? Может мы зря её защищаем? — спросил Артур.

Твайлайт недовольно посмотрела на возлюбленного.

 — Ты тоже стал плохо соображать? Дэш олицетворяет элемент Верность, значит, «погулять на стороне» он не могла. Я верю своей подруге и всегда буду верить, даже если всё вокруг пойдёт наперекор законам природы, — кобылка плюхнулась на круп, от чего её чёлка несколько раз подпрыгнула.

 — А ты тоже можешь от меня… можешь? — ошарашено спросил Артур.

 — Похоже, что могу, — неуверенно ответила Твайлайт.


Целый день Эдик провёл на корабле, заводил новые знакомства, пытался выяснить миссию проекта, но никто просто не знал в чём она заключается. Тем не менее все верили в светлое будущее, которое принесут человечеству. К чему такая секретность для «своих» же, парень не понимал, но слишком уж благими казались намеренья высшего руководства относительно всех людей, что невольно заставляло задуматься.

Связь с Хранителями установить не удавалась, как по мобильному телефону, так и по секретной дальнобойной рации. Ничего удивительного, космос же, как-то далековато от телефонных радиовышек…

Люди были довольно дружелюбны и приветливы. На корабле собралось очень много смышленых учёных, инженеров, биологов, биохимиков, физиков, математиков… иными словами, представители всей науки и даже эксперты по уфологии. Состав корабля был многонациональный, в основном русские, украинцы, американцы, британские учёные и японцы. Китайцев было тоже не мало, но они были задействованы как технический персонал. Основными языками были признаны русский и английский, к счастью, Эдик знал оба языка, ведь родился в России и пять лет прожил в США. Лишь китайцы продолжали говорить на китайском, что вызывало лёгкий, а порой невыносимый языковой дискомфорт. Из разговора с экипажем Эдик понял, что на борту находится около четырёх тысяч человек, плюс восемьсот на трёх сопровождающих небольших кораблях… ну как небольших, размером с Титаники.

Корабль обладал настоящей инфраструктурой: жилые блоки, зоны отдыха, рабочий сектор, технические блоки, военные сектора, лабораторные зоны, красные зоны, в которые входили ядро, часть машинного отделения, военный сектор, палуба командования, рубка. Высшее руководство, кстати, даже не появлялось… нигде. Для них был отведён громадный сектор, где они и обитали, даже не видя своего экипажа. Лишь изредка их кто-нибудь видел, и то это лишь слухи.

За последующие три дня Эдик и четверти разрешённых зон не успел обойти, корабль был воистину огромен. Дабы люди не померли с голоду, на корабле разместили огроменный склад прессованной провизии рассчитанной на пятьдесят лет полёта. Еда была не ресторанная, но вполне съедобная.

Эдик так бы и бродил по кораблю без дела, ведь его работа должна начаться по месту прибытия, пока по громкоговорителям объявили, что через час корабль отправится в путь и все должны быть предельно готовы к возможным толчкам, тряскам и шуму. Эдик попытался вообразить размер двигателей крейсера, но «оперативная память» его мозга не справилась с фантазией и выдала воображаемый «синий экран», что несколько удивило парня.

Людей интересовала продолжительность полёта, но никто даже не удосужился хоть примерно этот момент пояснить. Пару недель, лет веков… а вдруг только правнукам суждено увидеть завершение пути? Вселенная огромная и никто даже примерно не знает её границ, если таковы вообще имеются.

Эдик зашёл в лифт чтобы спуститься на пару этажей вниз, где находилась столовая. Экипажу выделены определённые часы на завтрак, обед и ужин. Разумеется, столовую можно посещать в любое время и покупать разные вкусняшки. Да, именно покупать — на корабле введена собственная валюта. Такая мера необходима для контролирования различных общественных волнений и пресечения бардака, ведь полёт людей на корабле тысячи, а путь может быть очень долгий. Экономика примерно такая же как и на Земле.

Едва парень успел нажать кнопку нужного этажа, как услышал…

 — Подождите, я опаздываю! — к лифту бежала молодая девушка.

Эдик не сообразив нажать кнопку «стоп», просто просунул руку между закрывающимися дверьми. Обычно автоматика от такого жеста аварийно открывает двери, но автоматика же… не всё всегда работает идеально. Двери плотно зажали правую руку Эдика и застыли. К счастью лифт не поехал, а то бы диверсант остался бы без руки. Эдик безуспешно пытался освободиться, но двери зажимали его только сильнее.

 — Вы там как? — послышался встревоженный голос девушки.

 — Такое ощущение, если я шевельну хоть пальцем, то моя рука раздвоится на две части, — пояснил Эдик встревоженным голосом.

 — Вызовите диспетчера! — посоветовала шатенка.

Парень искривился и левой рукой нажал на кнопку вызова помощи.

 — У аппарата! Лифт не едет? Минуту, сейчас запущу, — говорил голос из потолочного динамика.

 — Нет-нет! Не пускай! Я между дверьми застрял! — испугался диверсант.

 — А, так бы сразу! Один момент, — сказал моно голос.

Громкий щелчок и двери плавно открылись. Парень в первую очередь начал осматривать руку и к своему сожалению, обнаружил на ладони несколько неглубоких порезов. Девушка зашла в лифт, недоверчиво косясь на открытые двери.

 — Вам нужно оказать помощь, — сказала она и нажала на кнопку верхнего этажа.

 — Пустяки, промою водой и всё, — отмахнулся Эдик.

 — Даже от одной царапины можно получить заражение, тем более не забывайте в каком месте мы находимся, здесь можно ожидать чего угодно. Как вас зовут? — говорила шатенка.

 — Эдуард… Эдик, — представился парень.

 — Я Лена, медсестра. Вам очень повезло что мы встретились, — улыбнулась девушка.

 — Ну раз вы настаиваете, — Эдик решил не сопротивляться.

Через несколько минут пара прошла в медицинский сектор, где находилось самое передовое оборудование. В комнате, куда они прошли, стоял какой-то стол с множеством проводом и механизмов, словно на нём собирают каких-то киборгов.

 — Напоминает кабинет стоматолога, — усмехнулся парень.

 — Вы не первый кто так говорит. Это устройство способно на многое, да вы сами сейчас всё увидите, — пояснила девушка, садясь за компьютер.

Парень собрался в него лесь, как девушка сказала, что достаточно положить на него руку, что Эдик и сделал. Устройство загудело и к его руке быстро подъехал какой-то манипулятор с иглой, которая застыла напротив его ладони. Короткая вспышка и манипулятор встал на место, а вот на руке даже следа порезов не осталось.

 — И это всё? — удивился Эдик.

 — Да. К сожалению, так можно лечить только несерьёзные раны, нанороботы оказались не так умны как мы планировали, — вздохнула девушка.

 — Спасибо. Теперь с каждым порезом я буду обращаться к вам, — заулыбался парень.

 — Обращайтесь, но я не всегда смогу так помочь, кабинет не мой… у меня вообще нет кабинета и лучше нам пойти пока врачи с обеда не вернулись, — Лена подошла к выходу.

 — А зачем вы так рисковали? — удивился парень.

 — Я люблю помогать людям, это моё призвание, — скромно улыбнулась шатенка.

 — Вы очень добры, ещё раз спасибо, — Эдик вышел из кабинета.

 — До свидания, Эдик, — улыбалась шатенка, скромно теребя кончики волос.


Вернувшись домой, Гриша застал на кровати взъерошенную пегаску. Судя по порванному одеялу и подушке, которую он подобрал у входа, Рэйнбоу выпускала нервы. Гриша был рад что не попал под её «горячее копыто».

 — Ты слышал? Она считает меня изменницей! Приблудницей! — крикнула пони.

Гриша положил подушку на стул и сел на неё.

 — Ты представляешь что будет когда этот дурацкий слух пойдёт по Понивилю? А что будут говорить в моём родном городе? Это конец моей карьеры и значит, конец жизни! — нервничала пони.

 — Тебя только это беспокоит? — спросил Гриша.

 — Ещё я боюсь за нашего ребёнка, расти в таком стрессе! Я не дам его… или её в обиду! — вскрикивала радужная.

 — И всё? — спросил Гриша.

Пегаска спрыгнула с кровати и грозно посмотрела на парня.

 — Что ты ещё хочешь услышать? — крикнула она.

 — Для начала имя истинного отца твоего ребёнка, — спокойно ответил техник.

 — Что!? — удивилась радужная.

Гриша промолчал.

 — Ты совсем чокнулся, человекор? Отец ты и если боишься ответственности так и признайся в этом, трус! — разочарованно произнесла кобылка.

 — Принцесса сказала, что я не могу быть отцом, ты сама слышала, — бубнил Гриша.

 — Угораздило меня полюбить идиота… Принцесса Селестия сама не знает что происходит и ляпнула первое попавшееся! У тебя своя голова есть, хоть раз попытайся ею подумать. Мы через столько прошли, наши отношения закалялись через самые настоящие испытания судьбы и после всего этого ты мне не веришь? — возмущалась голубая.

Гриша вспомнил через какой ад отношений они прошли, от чего он невольно дёрнулся.

 — Ты хочешь снова закатить крутую ссору? Может, ты меня разлюбил… опять? — иронично спрашивала пони.

 — Так отец я? — говорил Гриша, словно спрашивал сам себя.

 — Ох, до этого мула начало что-то доходить, хвала природе! — вздохнула радужная.

 — Но я не понимаю, все факты указывают что такое невозможно! — техник начал по новой.

 — Засунь свои факты в [ЦЕНЗУРА!] и живи с ними! Дурак! Идиот! Кретин! — злилась пони, тихонько, но сдержанно всхлипывая.

Тут техник понял, что не всё можно объяснить наукой… да просто объяснить, порой нужно просто верить, доверять тем кого любишь. По её блестящим глазкам он видел искренность. Она не пыталась виновато отвести взор или выдумать нелепое оправдание. Она обижалась и это было по-настоящему. Гриша встал со стула и обнял брыкающуюся сорванку, та даже противиться не стала.

 — Ох, у тебя железные нервы раз у тебя хватает на меня терпения. Прости что не верил тебе, — произнёс Гриша.

 — Я рада что ты осознал свою ошибку, сам принял правильное решение. Надеюсь, мы больше не вернёмся к этой теме, а то я тебя покалечу, — прошептала пони.

Гриша удивлённо посмотрел на улыбающуюся мордашку.


Наведя идеальную чистоту, Артур и Твайлайт решили выветрить тревожные мысли и прогуляться по деревне. Недавно прошёл лёгкий дождь и затем пегасы очистили небо от облаков, позволяя яркому солнцу разбавить дождливую влажность. В воздухе витал запах озона и непередаваемая свежесть. Прогулка действительно пошла возлюбленным на пользу, позволяя им хорошо провести время и расслабиться после череды напряжённых событий. Парочка забрела в местное уличное кафе. Твайлайт удобно устроилась за столиком, а вот Артуру с его ростом, было совсем некомфортно, но по привычке он просто сел на пол.

 — Чего изволите? — любезно поинтересовался официант, подходя к необычной паре.

 — Мне малиновый пунш, а моей девушке персиковый нектар, ведь правильно? — Артур посмотрела на единорожку, на что она довольно кивнула.

 — Сейчас всё будет, — сказал официант и странно косясь на влюблённых, ушёл в здание кафе.

Артур понял почему жеребец так необычно посмотрел на него, поняла и Твайлайт.

 — Уже который раз… все удивляются нашему союзы, шепчутся. Я не знаю о чём они говорят, но понимаю, мы им не по нраву, — опечалилась пони.

 — Ты преувеличиваешь. Они не привыкли к такому. Нам потребовалось время что бы принять другу друга и мы счастливы. Им тоже нужно время, я уверен, они поймут, — говорил человек.

 — А если не примут? — совсем поникла волшебница.

Артур подтянулся к возлюбленной и нежно её поцеловал.

 — Мне плевать что они решат, главное мы вместе, — произнёс парень.

Единорожка улыбнулась глазками и повеселела. парень ощутил как его ногу ласкает хвостик единорожки. В этот раз, чародейка потянулась его поцеловать, на что Артур ответил взаимностью. Парень подсел к ней поближе, провёл по спинке рукой и пару раз поцеловал в шею. Единорожка ахнула от удовольствия и задышала чуть чаще.

 — Прекрати, на нас же смотрят, — прошептала пони, взглядом указывая на влюблённую парочку пони, которые сидели за соседним столиком и с открытыми ртами наблюдали за ласками двух разных существ.

 — Да пускай, — усмехнулся Артур.

 — Ты что хочешь… это… прямо здесь? — тихо произнесла фиолетовая, заливаясь румянцем.

 — Что-то я увлёкся, ты кружишь мне голову, — посмеялся Артур.

Единорожка похлопала влюблёнными глазками, от чего парень впал в некий экстаз.

 — Я больше не могу здесь находиться! — сказала незнакомая кобылка и соседняя парочка встала из-за столика и спешно удалилась.

Твайлайт грустным взглядом проводила влюблённых. Артур видел в её мордашке неловкость, разочарование и начал понимать, что в обществе пони им не гулять как обычная любящая пара, но надеялся, что когда-нибудь пони перестанут смотреть на них с отвращением.