Автор рисунка: Devinian
ГЛАВА 4 «А жизнь идёт» ГЛАВА 6 "Будущее наступает"

ГЛАВА 5 «Шум»

ГЛАВА 5 «Шум»

«Внимание! Начинается подготовка двигателей. Рекомендуется на некоторое время воздержаться от перемещений по кораблю. Займите устойчивое положение» — раздался голос из красного громкоговорителя.

К этому времени Эдик уже успел пообедать и направлялся в свою каюту. В этот раз он воздержался от поездки в лифте и пошёл по лестнице. Перила ему показались вполне удачными помощниками во время предстоящей тряски и остановившись, он приготовился за них схватиться. Лестница была сплошь металлическая, лишь перила деревянные, а пол был такой же как и в коридорах — сетчатый.

«До запуска осталось: десять, девять, восемь...» — продолжал говорить голос.

Эдик всё же взялся за поручни и причел на корточки, радуясь удачно выбранному месту.

«Пять, четыре, три, два, один,» — завершился обратный отсчёт.

По перилам прошла лёгкая дрожь и через несколько секунд затихла. Эдик откровенно разочаровался, думал что тряхнёт конкретно, и с ехидной ухмылкой отпустил перила. В этот момент произошло именно то, чего он так ждал: мощная вибрация начала сотрясать стены и пол, от чего парень потерял равновесие и кубарем покатился вниз по лестнице, при этом матеря себя за то, что выбрал в качестве убежища лестничную площадку. Тряска была такая сильная, что Эдику показалось, что через пару минут корабль развалится на части. Был слышен шум деформации металла, грохот чего-то падающего и резкий рывок… всё завершилось так же внезапно, как и началось. В том числе и вырубился свет, сменившийся красными аварийными лампочками.

 — С ручника забыли снять, — недовольно пошутил Эдик, неуверенно поднимаясь на ноги.

Тело всё ныло, особенно вывихнутый средний палец, от вида которого парень едва в обморок не упал. Тут его внимание привлёк хрипящий динамик. Он издавал шипение, словно ненастроенное радио. Но что-то в этом звуке было такое, от чего у диверсанта волосы встали дыбом. Что-то неестественное, потустороннее. Эдик подошёл к стене поближе и потянулся ухом к динамику, надеясь понять природу звука. Шум, шипение, пробирающее до мозга костей. От него отдавало холодом, некой глубиной. Помехи? Да. Но что-то в них было не так. Парень затаил дыхание и ещё больше прислушавшись, привстал на цыпочки.

 — Помогите! — прошептал нежный голос из громкоговорителя, заставив бедолагу повалиться на спину, едва не доломав вывихнутый палец.

Эдик был в растерянности… нет, в ужасе! Так ещё он никогда не пугался и в этот миг пожалел что вообще ступил на этот загадочный корабль. Он всегда любил науку, хоть никогда в неё не углублялся, но сейчас она пугала его куда больше, тех ядерных бомб, которые боится весь мир, ведь известно, что пакт об уничтожении ядерных ракит лишь пустая бумажка, на самом деле, в лесах и полях крупных стран спрятаны сотни ракет, ожидающих своего коронного выхода в свет. Но вспомнив о динамике, Эдик посмотрел на него словно на какого-то загадочного монстра, но он молчал. Не было шума, голосов, только зловещая тишина, в которой всё ещё ощущалось что-то невероятно страшное, чему Эдуард так и не смог дать объяснение.

 — Че… чего? — неуверенно произнёс он.

В этот момент включился основной свет и аварийное освещение вырубилось.

«Сбой энергоподачи устранён, повторный запуск двигателей через три, два, один,» — включился компьютерный женский голос ИИ и как только он договорил, корабль вновь затрясло, но через пять секунд тряска мгновенно прошла.

«Двигатели активированы, корабль в пути. Желаем вам удачи» — проговорил голос.

Эдик неотрывно смотрел на динамик, пытаясь понять, почудился ли ему мистический голос или это было так же реально, как всё вокруг происходящее. На лестничной площадке ему больше не хотелось оставаться, да и палец ныл невообразимо сильно. Снова встав на ноги, Эдик спешно сошёл на этаж и маневрируя по коридорам, добрался до медицинского сектора.

 — Что у вас с рукой? — спросил незнакомый врач, говоря на ломаном русском.

 — Мне нужна Лена, медсестра, — пыхтел Эдуард.

 — Она… она в процедурной в конце коридора. Но я могу вам помочь, — растерянно говорил седой врач, но парень проигнорировал его и пулей влетел в процедурную, где шатенка считала какие-то банки.

 — Вы меня напугали! — подпрыгнула девушка, едва не разбив одну из склянок.

Ничего не говоря, Эдик показал ей средний палец, но… здоровой рукой.

 — Что? — нахмурилась девушка.

 — Ой, — Эдик показал ей другую руку с вывихнутым пальцем.

 — Это всё из-за тряски? Что же вы не приняли меры безопасности? Ладно, идите за мной, вам поможет наш костоправ Роберт Дауни Третий, — девушка проводила его к кабинету врача.

Постучавшись, пара прошла внутрь, где сидел тот самый седой мужик и скрестив руки на груди, сделал недовольное выражение лица, мол, я же предлагал уже помощь.

Ничего не говоря, он подошёл к Эдику, схватил того за больной палец и резко дёрнул. Парень заорал так, что у самого уши заложило.

 — Вы ненормальный? — возмущался Эдуард.

 — Не стоит благодарности. Быстрая работа, меньше стресса. Леночка вам наложит наноповязку и через пару часов всё пройдёт, — врач сел обратно за стол, пока Эдик смотрел на свой вправленный палец.

 — Благодарю, Роберт, — девушка выпроводила парня наружу.

Эдик попытался пошевелись пальцем, но от одной лишь мысли он начинал невыносимо болеть.

 — Пойдёмте, я окажу вам помощь. Роберт, как и все врачи на корабле, невероятно талантливы, жаль я не одна из них, — вздохнула девушка.

 — Почему? Если вы здесь, значит Альянс увидел в вас значительную пользу, — спросила Эдик, заходя в процедурный кабинет.

 — Альянсу я вообще безразлична. Мой дядя здесь довольно влиятельная персона и провёл меня сюда по блату. Сначала я была счастлива, но на фоне других врачей я просто… обычная медсестра, даже другие медсёстры имеют по несколько учёных степеней и теперь я так хочу вернуться в родную клинику. Ох, зря я это начала, извините, — говорила девушка, накладывая повязку.

 — Вы замечательная медсестра и не надо думать по-другому. Это я вам говорю как пациент, — похвалил Эдик.

 — Готово! — довольно улыбалась девушка.

Эдуард посмотрел на перевязанную руку и собрался уходить, как решил задать шатенке вопрос, который не давал ему покоя.

 — Лена, вы… ты вовремя сбоя питания ничего странного не слышала из динамиков? — спросил Эдик.

 — Было шипение, но не думаю что это странно, ведь в ядре очередной сбой произошёл, — озадачилась девушка.

Парень задумчиво почесал нос.

 — Да, обычное шипение.., — Эдик вышел из процедурной.


Селестия не поверила своим глазам, когда телепортировалась в чайный домик. Обомлела и Луна. Гриша и Рэйнбоу занимались страстным «примирением» в кровати и не сразу заметили остолбеневших аликорнов.

 — Кусай! Кусай моё крыло! Сильнее! — шептала пегаска, а техник покорно выполнял её указание.

 — Сестра, мне кажется мы не вовремя, давай позже зайдём, пока они нас не заметили, — раскраснелась синяя.

 — Кхм! — демонстрационно покряхтела правительница.

Луна недовольно посмотрела на старшую сестру, а парочка благополучно упала с кровати. Рэйнбоу испуганно прижала ушки к голове, а Гриша, будучи встревоженным и недовольным, встал в полный рост и подошёл к принцессам.

 — При всём уважении, но вы могли бы и за дверью появляться! — крикнул Гриша.

 — Ох, так вот как вы выглядите без одежды, любопытно, — хихикнула Луна, отворачивая мордашку в сторону.

Гриша заметил что стоит перед принцессами нагишом, поспешил напялить брюки и в спешке повалился на пол, отчаянно пытаясь надеть штанину.

 — Впервые у меня возникло желание вырвать себе глаза… и тебе человек, оторвать… — грозно начала правительница, но не договорила.

 — Селестия, мы не за этим сюда пришли, не забыла? — перебила Луна, скромно топтавшееся на месте.

 — Но, — начала светлая.

 — Селестия! — недовольно произнесла синяя.

 — Рэйнбоу Дэш, я пришла по твою душу, — начала аликорн.

 — Что? Что вы хотите со мной сделать? — перепугалась радужная.

Луна легонько толкнула сестру в бок.

 — Так, Сели, хватит пугать подопечных, — прошептала синяя.

 — Дэш, я прошу извинения за то оскорбление, что неосознанно нанесла тебе. Я не ведаю о чудесах подобных, что приключились с тобой и не имею право обвинять тебя в измене. Простишь ли меня, дитя небес? — напряжённо говорила светлая.

Рэйнбоу перестала подгибать ушки и с интересом посмотрела на недовольную принцессу, словно сама была виновата во всевозможных грехах.

 — Да, всё зашибенно, Ваше Высочество, — пегаска покивала головой.

 — Отрадно слышать. Я желаю счастья вашему союзу и раз вас теперь связывает больше чем узы любви, то настоятельно рекомендую обвенчаться, ибо ребёнок должен расти в крепкой семьё в соответствии с законами Эквестрии. А теперь прошу меня извинить, мне ещё предстоит вырвать себе глаза. Благ вам, — с иронией произнесла светлая и исчезла в вспышке света.

 — А сестра молодец, заметили? В такой-то ситуации и так сдержанно себя повела, она явно к вам привыкает, — Луна косилась на полуодетого парня.

 — Ваша Крылатость, вы не могли бы нас оставить? — неуверенно спросил Гриша.

 — Ага, — вздохнула синяя, продолжая смотреть на парня.

По мордашке Рэйнбоу было заметно, что ещё чуть-чуть, и по синей физиономии скоро пройдётся голубое копыто ревности, чего Гриша просто не мог допустить.

 — Принцесса Луна, вам пора! — настаивал парень.

 — Оу, извините, задумалась. Гриша, у меня в голове возникло много странных вопросов исходя из увиденной ситуации, — хихикнула Луна, краснея как Селестия после загара на жарком солнце.

 — Так, принцесска, оставьте ваши вопросы при себе! — разозлилась Рэйнбоу и встала на дыбы.

Но Луна не обиделась на дерзость Рэйнбоу, а лишь истерично хихикнула.

 — Простите… я… порой, у меня сносит голову, правильно выражение, да? Просто я… у меня… я хочу… ещё раз извините, — писклявым голосом протараторила Сумеречная принцесса и исчезла в вспышке синего света.


Уже целый час Артур и Твайлайт спорили, обсуждали, как же быть с дальнейшей свадьбой. Сцена Селестии с Рэйнбоу расшатала нервы бедной единорожке, та даже шёпотом боялась говорить слово «свадьба», а лаборант всячески её успокаивал, но как-то бесполезно выходило, настолько волшебница была взволнована.

 — Если хочешь, я сам ей скажу! — предложил Артур.

 — И останусь я без жениха, нет! — пони обняла парня.

 — Да ничего она мне не сделает, — улыбнулся Артур, сам смутно в это веря.

 — Я боюсь, очень боюсь за нас… вдруг принцесса на меня обидится и перестанет разговаривать? Вдруг пони нас не примут? Вдруг… — тараторила кобылка.

Артур приложил к её губам указательный палец, тем самым заставив затихнуть её нежный голосок. Парень улыбнулась и кобылка не удержалась, и улыбнулась в ответ.

 — Я люблю тебя, моя маленькая пони, — произнёс Артур.

 — Я тоже люблю тебя, мой высокий человек, — хихикнула единорожка.

 — А давай сделаем проще? Не нужно устраивать пиры, просто придём во дворец и прямо скажем принцессам о свадьбе, заодно вручим им приглашения, идёт? — предложил Артур.

Волшебница неуверенно забегала глазками. Артур ощутил как её хвостик крепко сжал его левую ногу, а сердечко явно забилось чаще.

 — Хорошо, давай так и поступим, — согласилась единорожка, обнимая шею парня передними ногами.