Автор рисунка: Noben
Полдень Полночь

Закат

Через три дня Хесус был готов отправляться в путь. Пони собрали все свои вещи, отблагодарили предпринимателя, что дал им квартиру и покинули ставшие почти что родными стены. За день до этого блещущий своей харизмой Джошуа договорился с начальником железнодорожного депо Хуфингтона о бесплатном проезде шести пони из свиты мессии. И снова Хесус подивился организаторским способностям своего ученика, но расспрашивать его по этому поводу уже не стал. Спустя пару часов они уже вовсю путешествовали внутри ревущего железного монстра, несущегося с неимоверной скоростью через поля и леса навстречу главной жемчужины Эквестрии, ее столицы – Кантерлота. Под грохот двигателей и лязг колес Джошуа сидел со своей книжкой в купе, оказавшимся пустым и, насколько это возможно, аккуратно выводил в ней свои мысли на равнее с мыслями Хесуса. Он осознал, какую неимоверную силу имеет сплав этих идей. Сплав, из которого можно сковать меч Свободы и Равенства и разрубить им оковы, в кои были закованы пони! Джошуа расписывал свои многочисленные планы, в которые входило, помимо всего прочего, создание храма в честь Хесуса! На это требовалось время – но его было предостаточно.

Хесуса на вокзале Кантерлота встречали с большими овациями. На небольшой площади перед ним скопилось множество пони с плакатами, которые гласили:

«Свободу пони и власть народа!»

«Бог един! И он ведет нас за собой!»

«Хесус – наш проводник в мире лжи и тьмы. Слава Хесусу!»

Сам пророк медленно, не без усилий протискивался сквозь толпу, которая неистово требовала от него произнесения речи. Немного подумав, он попросил одного из таксистов подогнать свою карету в центр площади. После того, как его просьба была выполнена, Хесус залез на крышу кареты, и взял слово, начав свою спонтанную и короткую речь.

— Добрые жители Кантерлота! Спешу вам сообщить, что я переехал к вам в город. Переехал окончательно и бесповоротно! Надеюсь, вы примете меня у себя. Зачем я здесь нужен? У меня лишь одна цель – просветить как можно больше пони. Вы хотите, чтобы я открыл вам глаза? Вы хотите узнать правду, что от вас скрывают? Тогда я пришел туда, куда нужно! Скажите, вы верите в себя? Я заставлю вас поверить, ведь вера дает силу, а сила – залог свободы. Будьте же свободны, жители Кантерлота! Я останусь с вами!

И, под продолжительные овации он сел в такси со своими учениками и отправился прочь от вокзала. В этот раз их принял у себя местный философ и писатель по имени Голден Мэйн, владелец небольшого поместья в пригороде Кантерлота. Туда они прибыли инкогнито, чтобы хоть какое-то время остаться в покое. Первые несколько дней Хесус с учениками лишь обживались, не решаясь двинуться дальше. А позже от амбициозного Джошуа поступило грандиозное предложение:

— Учитель, я предлагаю построить храм в вашу честь! Это будет место, где вы сможете принимать у себя всех желающих, место предназначенное исключительно вам и устроенное специально под ваши проповеди!

Хесус приподнял бровь.

— Храм в честь меня? Ты сдурел? Зачем? Я что, кто-то особенный? Я ведь обычный пони, пойми меня, друг мой, я не Бог и даже не приближен к нему. Я лишь одним из первых осознал Истину, которая кроется в нас самих! Зачем же строить храм в честь простого оратора? Храмы не строят для обычных пони. Я недостоин этого.

— Вы так правы, Учитель. Что ж, позвольте мне извиниться перед вами – я слегка оговорился. Бог. Ради Бога мы построим храм, Его именем он будет наречен и ради Него, ради веры будут сходиться туда пони. Как насчет этого? Разве Бог недостоин храма?

Хесус надолго задумался. Взвесив все за и против, Хесус осознал непрошибаемость аргументов своего ученика. Парнишка был прав – Бог достоин возведения храма.

— Хорошо, я согласен. Но как, как ты собираешься сделать это?

— Сторонники, учитель, и щедрость. Вы всегда были против денег, но, поверьте мне, иногда звонкие золотые монеты способны принести пользу. Давайте организуем вашу речь, как обычно, бесплатную для слушателей, но дадим пони возможность вносить пожертвования ради возведения Храма Господня. Щедрость даст нам власть, учитель. Толпа готова ради нас пойти на что угодно. Мы можем силой своего Слова заставить их помогать. И они пойдут добровольно, зная, что делают правильный выбор. Они создадут великое. И этим же возвеличат себя.

Хесус был поражен речью ученика, но где-то в закромах мировоззрений Джошуа он отыскал нить Истины, потянув за которую, он пришел к выводу, что это удачная идея. Выдохнув, Хесус умыл копыта и отдал всю финансовую инициативу Джошуа, наставив его при этом во всем совещаться с остальными пятью учениками.

В то время, как смольный пони вплотную занялся приготовлениями к первому выступлению Учителя, Хесус начал работу над своей речью, которую он, как обычно, долго и тщательно планировал, записывая наиболее удачные выражения, чтобы не забыть их. Ивсе ему давало вдохновение – и вечера в небольшом саду с фонтанами, и долгие беседы с Голден Мэйн, и прекрасные виды гор, которые открывались из южных окон дома. Особенно красиво было на закате – бесконечно прекрасным в это время был разлив теней в этом море скал и камня. И эта пучина блаженства и тишины безумно нравилась пророку, так много времени проведшему в шумных и грязных мегаполисах. Хесус работал не покладая копыт, а где-то наверху, над облаками, денно и нощно бдели пегасы из «Вандерболтс»…

Выступление состоялось на следующей неделе. Недалеко от сцены на площади были установлены ящики, приспособленные под сбор пожертвований. Речь была долгой и проникновенной. Она произвела своего рода фурор. Пони было много, и они буквально сбивались в кучу, стараясь отдать хоть немного денег своему кумиру. Деньги для благой цели. Источник лжи… Вошел в иное русло…

Но результат превзошел все ожидания. Денег было собрано столь много, что пришлось просить охрану помочь их донести – сами ученики не могли этого сделать в одиночку. В результате в гостиной дома Голден Мэйна в тот же вечер красовалось двадцать мешков, набитых золотыми монетами. На следующий день на эти деньги Джошуа выкупил крупный участок в центре Кантерлота и пригласил выдающихся архитекторов для создания проекта храма. На это ушла неделя. На бумаге красовалось помпезное здание с башнями – это сооружение воодушевляло Джошуа и других учеников, а когда проект был предоставлен Хесусу, то тот назвал его «Слегка вычурным, но очень хорошим». После этого был дан старт строительству храма. Большая группа из ста добровольцев во главе с профессиональной строительной бригадой заложила фундамент здания. Все были настроены на тяжелую работу, и среди пони наблюдалась удивительная самоотдача. Строительство шло в скором темпе.

Новость о создании храма Бога в Кантерлоте пришлась не по душе самой принцессе Селестии, которая в течении долгого времени следила за путешествиями самопровозглашенной мессии. Действия этого пони приняли угрожающие обороты. Нужно было срочно что-то предпринять – толпа его сторонников с каждым днем росла. И если это продолжится – авторитет принцесс сильно пошатнется. Именно поэтому в полдень одного из дней в поместье Голден Мэйна постучал почтальон и выдал хозяину письмо с золотой каемкой, адресованное Хесусу. Пророк, прочитав его, позвал к себе Соарина. Тот чинно вошел в гостиную, и, оглядев лежащее вокруг золото, спросил Хесуса:

— В чем собственно дело?

— Вот, — бородатый пони протянул ему письмо, — Пишет принцесса.

На белоснежном листе красовалась надпись:

Адресовано оратору и философу Хесусу.

Именем королевской крови и дружбы, я, принцесса Селестия, призываю тебя, Хесус, завтра утром явиться в Королевский Дворец затем, чтобы поговорить со мной. Я жду вас с нетерпеньем. Вы нужны мне в одиночку, без учеников. За вами вылетит карета.

Принцесса Селестия.

Почесав затылок, Соарин ответил на вопрошающий взгляд мессии:

— Ну что я могу сказать? Вы ее очень взволновали. Она хочет понять, чего вы добиваетесь и в случае чего – изолировать вас от общества. К сожалению, нам, «Вандерболтс», доступ в Королевский Дворец закрыт. Поэтому, отправляясь туда, вы можете надеться только на себя.

— Я понимаю, — протянул Хесус, — Но я должен пойти – иначе, зачем я здесь? Плюс мне интересно поговорить с самой повелительницей Эквестрии. Да и замок у нее – красота неописуемая. Поэтому я соглашусь на ее приглашение. Возможно, мы и сможем найти общий язык.

Соарин коротко кивнул и вышел из дома. Хесус тем временем начал обдумывать вопросы, которые он хотел бы задать принцессе. Их была целая уйма. Но пророк никак не мог предположить, что отвечать ему придется чаще, чем спрашивать.

В королевском замке царили полумрак и тишина. Было прохладно и влажно, от каждого шага исполинское помещение сотрясалось длительным эхом. Через витражи где-то в десятках метров над головой Хесуса, под самым потолком, проходил свет, переливаясь в разноцветных стеклах всеми цветами радуги. Было очень красиво, но это безграничное пустое пространство как-то давило на пророка, заставляя его чувствовать себя не в своей тарелке. Он ждал в огромном холле, пока его не пригласят в покои самой принцессы, что вскоре и случилось. Открыв перед ним многотонные металлические двери, королевский страж впустил Хесуса к Принцессе.

Она стояла на балконе, вид с которого охватывал весь Кантерлот, поэтому столь масштабная стройка храма была здесь как на копыте. Селестия задумчиво смотрела вдаль, изучая свои владения. Она была в два раза выше Хесуса, ее грива голубого, зеленого и кремово–розового цвета переливалась на солнце, искря и завораживая. Она была подкована золотом, а ее кьютимарка будто бы сама излучала свет. Пророк сделал пару шагов вперед, и тогда принцесса, не оборачиваясь, подала голос:

— Я ждала тебя. Ты тот самый оратор, что творит чудеса? Скажи, что привело тебя в Кантерлот?

Хесус также вышел на балкон, поражаясь необыкновенному виду, и тихо ответил:

— Долг. Я путешествовал из города в город, и всегда знал, что мой путь завершится здесь, в столице.

— Долг? Долг перед кем? – Селестия перевела взгляд на своего гостя. Была в этих глазах какая-то пустота и безмятежное спокойствие. Никаких эмоций.

— Перед собой, — ответил пророк, — И перед Богом.

— Перед Богом? Хм. И кто же он, твой Бог?

— Он – все. Он сущность, сосредоточенная в каждой живой душе. Он создатель и покровитель Эквестрии и всего живого мира. Он – тот, кто наставляет нас и ведет наш народ сквозь пучину лжи, предательства и покора. Он – тот, кто дает надежду и веру, он тот, кто в сердце каждого может найти дружбу. Нужно лишь принять его к себе.

— Твой Бог создал Эквестрию? Ты знаешь, о чем говоришь?

— А как, как это произошло?

— Весь мир, вся сущность мироздания была создана элементами Гармонии – высшими духами Вселенной. Они и породили пони и других существ. Они породили меня и других аликорнов, дав нам власть над народом Эквестрии!

— Власть… Вот в чем кроется ваша слабость… Вы ослепли от власти. Скажите мне, принцесса, для чего вам нужны ученики? Через вас прошли десятки… Вы наблюдали, как они растут и умирают, при этом оставаясь в стороне… Вы следили за ними, но для чего? Думаете, волю всех жителей этой страны может исполнить один пони? Это не так. Только народ может править народом, при этом открыв свое сердце дружбе, а вы держите их взаперти, в неведении реального положения дел. Вы – прекрасные правители, и я не оспариваю ваши способности. Но прошу вас, дайте пони понять, что вы равны, и что в вас лишь сосредоточена сила дружбы, которую вы можете направить на благо народа! Зачем же врать им?

— Я никогда не врала своим подданным. Взгляни на них – они счастливы, осознавая свою безопасность под крылом принцессы. А ты туманишь их разум своими высказываниями!

— Я выставляю их на путь истинный.

— Истина? Тебе ли рассуждать об истине? Кто ты такой, Хесус? Откуда в тебе эти мысли? И как тебе удалось так взбаламутить мой народ?

— Я обычный пони. И я постоянно это повторяю. Я происхожу из бедной семьи. Я был плотником долгое время, помогал отцу, работал день и ночь. А затем я однажды пошел в лес за дровами, и заблудился и плутал два дня. И знаете, за это время на меня… Снизошло просветление. Я осознал всю бренность жизни, всю неправильность неравенства пони. Я понял, что счастье находится не под крылом принцессы – я понял, что оно во мне, в моей душе. Я проникся великой силой дружбы – и я открыл в себе силу магии! Я был рожден рабочим, бедным земнопони. Но я могу летать и колдовать. Не это ли равняет меня с вами? Вот почему я такой популярный. Они думают, что я особенный, уникальный, и я пытаюсь это опровергнуть, доказать, что эта сила сокрыта в каждом пони… Но не всем доступно принять ее. Слишком долго они верили в ложь. Слишком долго они верили в божественность принцесс. Слишком долго Господь не давал о себе знать…

— Ты стремишься к власти, Хесус? Ты хочешь вести этих пони за собой?

— Я не собираюсь ни на что претендовать. Я лишь хочу дать пони надежду. Они просветляются со мной. Я обещаю, что ни во что это не выльется. Просто дайте мне шанс. Шанс просветить народ. Быть может когда-нибудь, через тысячу лет, пони поймут свое предназначение и совершат нечто великое. А сейчас мы лишь хоти построить храм – дом любви и дружбы. Вы разве против дружбы, принцесса?

— Я… Нет…

— Вот и я считаю, что пони достойны того, чтобы их слушали. И я готов их слушать. Просто дайте нам достроить храм, и я даю вам слово, что мы не пойдем дальше.

— Я. Согласна. Но я требую — не дурите мой народ! Он начинает слишком сильно волноваться! Мне важна гармония в моей стране. И я призываю вас поддерживать ее.

— Хорошо, принцесса. А я призываю вас переосмыслить смысл своего существования. Это все, что я хотел сказать.

Выходя из помещения, Хесус на секунду задумался и сказал на прощание:

— Запомните, Селестия. Величайшая сила в этом мире – это сила слова.

С этими словами он покинул Королевский Дворец, оставив принцессу наедине со своей думой.

А тем временем строительство храма шло полным ходом. Все больше пони жертвовали свои деньги, благотворительные выступления проходили все чаще и чаще и теперь уже даже ученики мессии брали на них слово. В Кантерлот стекались паломники, желая во что бы то ни стало увидеться с Хесусом. А он, в свою очередь, старался принять к себе как можно больше пони. Но на всех его, естественно, не хватало, и тогда его функции выполняли ученики, которые также стремительно набирали популярность. Особенно был знаменит Джошуа – амбициозный, яркий, молодой и такой расторопный. Он был готов вести за собой миллионы. В нем была заложена великая сила оратора – и Хесусу оставалось лишь со стороны наблюдать за ним, изредка поощряя его за высокие достижения. Но пророк одинаково любил всех своих учеников, поскольку знал, что они готовы на все ради своего учителя. И они любили его. Всем сердцем любили.

Через год после начала стройки храм был наконец-то завершен. Хесус медленно шел по его залу, разглядывая прекрасную резьбу по камню и монолитные колонны. Пахло лаком и цементом. Все было искусно украшено – за этот год в храме побывало множество различных специалистов-строителей, каждый из которых почел за честь внести свой вклад в создание храма. Внутри была сооружена специальная сцена, с которой можно было произносить речи. В храме была превосходная акустика, поэтому пони могли слышать его слова без всяких микрофонов. Также там было множество скамей, чтобы слушателям не приходилось толпиться во время речей, всего зал вмещал три тысячи пони. А над кафедрой, за спиной оратора, наверху было видно круглое окно с витражами. Очень уж понравились Хесусу переливы света, которые он видел в замке принцесс.

В день открытия перед храмом собрались тысячи пони. Произнеся небольшое приветствие, пророк впервые открыл двери своего святилища для обычных пони. Несмотря на огромное количество сидячих мест, храм был заполнен до отказа, и слушатели заняли собой все пространство пола в здании. Убедившись в том, что пони готовы для выступления, Хесус начал свою первую речь в новом доме Господа. На этот раз он много говорил о «новом обществе», к созданию которого так активно приближается население Эквестрии. На поступивший из толпы вопрос о том, собирается ли Хесус распространять свои взгляды за пределами страны пони, пророк ответил так:

— Если мое мировоззрение поддержит большинство населения пони, то, возможно, я и попытаюсь заинтересовать этим другие народы. Например, можно начать… с зебр!

Речь произвела отличное впечатление на слушателей, в связи с чем потребность в новых выступлениях только возросла. Тогда Хесус начал выступать каждое воскресенье, а в течении рабочих дней он принимал у себя пони для личной беседы. Но в связи с неимоверным количеством желающих, с которым не справлялись порой даже ученики пророка, был заведен порядок приема к мессии. Теперь простым жителям приходилось записываться на встречу с ним. Это, в принципе, не мешало многочисленным паломникам посещать Кантерлот, туристическое значение которого из-за этого возросло в разы. Так как среди прибывающих было множество пони из бедных слоев населения, между ними и элитой общества, жителями столицы, порой возникали конфликты. К счастью, вмешательство отрядов «Вандерболтс», теперь в открытую поддерживающих взгляды Хесуса, позволило предотвратить серьезные стычки.

Так началась долгая эра застоя, которая длилась без малого пять лет. За это время Хесус успел издать несколько трудов, которые разошлись огромным тиражом. Его популярность распространилась до самых дальних концов Эквестрии во многом благодаря тому, что его ученики несколько раз отправлялись в другие крупные города, чтобы выступать там со своими проповедями. Их всех принимали с большим радушием, и прибытие ученика самого Мессии было большим праздником для города. Повсеместно были образованы отделения великой школы учения Хесуса, в которой опытные последователи пророка проводили свои лекции и семинары. Позже вышла газета, посвященная взглядом Хесуса, главным редактором которой стал Гольден. В еженедельнике под названием «Длань мессии» он сообщал новости о последних выступлениях Хесуса, о его взглядах и о его движении как таковом. За короткое время газета стала очень популярной. Под воздействием главенствующих структур, которые в большинстве своем оказывали поддержку новомодному движению, Соарин и его отряды фактически заняли место органов правопорядка в Эквестрии. Поэтому так называемая «гармония» в стране поддерживалась исключительно по указаниям самого мессии.

В 1011 году стало известно, что в городах федерального значения, таких как Хуфингтон и Сталлионград начали возводиться храмы в честь пророка. Движение Хесуса стало самостоятельным и сложным по структуре организмом, сети которого опутывали всю страну. Но власть по прежнему была под мощным копытом Селестии. Осенью 1012 года она издала закон «О цензуре», который во многом ограничивал возможность пропаганды хесусовского учения. Тем самым принцесса сильно подорвала доверие рядовых жителей Эквестрии.