Автор рисунка: BonesWolbach
“Старый город” "Рыцарь"

"Прошлые обиды"

Fallout Equestria: Магия прогресса

Глава II
“Прошлые обиды”

Небольшое помещение, ни чем не отличается от всех остальных во всех стойлах, что были построены две сотни лет назад. Краска возможно и была когда то белой, как это гласила брошюра, но спустя такое время приобрела смугло серый оттенок.

— Чем думаешь заняться?

— Не знаю наверное углублюсь в изучение магических кристаллов.

— Ну, ну.

Два пони обменялись короткими фразами.

В комнате повсюду стояли шкафчики и рабочие столы с накиданной на них различной канцелярской мелочи. У стены противоположной входу, располагался большой компьютер. У двери, вешалка держала на себе тройку белоснежных халатов. За столом, импровизированного окна в коридор, сидели друг против друга два пони единорога, перед ними лежала шахматная доска с, на первый взгляд, хаотично расставленный фигурами. Небольшой агрегат с антенной находился рядом и тихо гудел вентиляторами.

— Сейчас погоди, надо еще сконцентрироваться, — сказал Сидрей.

Пешка, без какого либо физического на неё воздействия, медленно проползла на одну клетку вперёд. Ничего удивительного для единорога.

— Ага-а, — протянул его напарник по игре, и тут же переставил своего коня. — И что же именно ты хочешь сделать?

— Материализация объектов при помощи магии. Довоенная технология, как то прочёл об этом книгу, вот теперь задумался всерьёз.

— Довольно неплохая задумка. Кто книгу написал?

— Учёный один, из Министерства Технологий. Они хотели создать магическую винтовку без боеприпасов. Я сделаю тоже самое.

Мимо окна пробежала маленькая, сиреневая единорожка. Двое пони проводили её взглядом.

— И так, каких результ...

Та же самая единорожка ворвалась в комнату.

— Привет! — Проголосила она с радостью.

Обстановка в комнате, от этого ни капли не поменялась.

— Привет Мэрри.

— Привет Мэрри.

— Привет Сидрей, привет Медлоу.

Она подошла к игрокам и пристально посмотрела на шахматную доску, после произнесла:

— Слон ест ладью.

— Слон ест ладью, — повторил Сидрей.

Фигурка тихо поплыла в сторону и заместила собой вражескую.

— Ты бы до этого не додумался, — возразил соперник.

— Нет, это был естественный порядок воплощения планов моего нападения.

Мэрии присела рядом.

— Так, я гляжу, вы тут фигнёй маи-и-итесь. Ведь сейчас выходной, могли бы и в каком ни то другом месте посидеть, чем опять же на своём рабочем месте время проводить.

— С чего ты взяла что мы маемся фигнёй?

Она усмехнулась.

— А зачем здесь стоит магический эмулятор?

— Ну так он считывает мои мысли, и без каких либо физических манипуляций, двигает материальные объекты.

— Так ты же рогом светишь.

— У меня нет мозгового сканера, приходится направлять команды в него на прямую. Я ж его сам сделал. Вот, испытываем.

— В реакторной зоне стоит такой же.

— На нём нельзя играть в шахматы, — опять отразил вопрос Сидрей, посмотрев на собеседницу с умным видом.

— Эхххх, и зачем всё таки ты его сделал?

— За тем же, зачем, кто либо тут что то делает.

— От нечегоделанья, — добавил Медлоу.

Та понимающе кивнула и продолжила наблюдать за игрой.

— А чем профессор Казер занимается? — Спросила Мэрри не отрывая глаз от шахматной доски.

— Книгу пишет.

— О чём?

— Что то связанное с жарбомбами.

— Умммм, серьёзно, — она покивала головой, потом обернулась назад. — Здравствуйте профессор Казер.

Сидящий в другой стороне, незаметный, пожилой пони поднял на неё взгляд и посмотрел через очки.

— А это вы. Ну здравствуйте мисс Мэрри Лоу. — После опять уткнулся в папку бумаг которую держал перед собой. Как всегда работая, он ничего не замечал вокруг себя, и откликался лишь когда называли его имя.

— Так, ладно. Что я сюда пришла, я вас искала, знала ведь, что вы про всё забудете и не пойдёте на собрание. Сейчас уже без пяти, так что давайте, потом доиграете. — Сказала Мэрри обращаясь к своим друзьям. — Вставайте, вставайте, и вас мистер Казер это тоже касается.

В воскресенье, в стойле 41 каждый занимался чем хотел, не работали все, конечно за исключением тех профессий, без которых может возникнуть проблемы в функционировании важных систем, таких как — энергообеспечение, водоснабжение, вентиляция. Но и эти профессии не шибко то требовали внимания, поэтому можно было сидеть и ничего не делать. Ничего. Это и была главная проблема, повседневной жизни под землёй.

Заканчивался старый день, начинался новый, и на этот факт указывал лишь циферблат на часах. Ни восхода солнца, ни звёзд, ни луны, ни смены погоды, что уж там говорить об временах года. В окружающей, стойловских пони, действительности не происходило ничего. Хотя иногда, были собрания, на которых что то говорили, но обычно, опять же таки, ничего важного, так что их можно было пропустить. Но Мэрии была слишком пунктуальна, да ещё и друзей заставляла постоянно следовать правилам.

Пройдя по, запутанным для непривычного пони, коридорам они вышли в атриум. Это было помещение в три этажа высотой, окружённое балконами и окнами по всем сторонам. Жильцы стойла уже собрались там и занимали места на лавках, некоторые стояли на тех же балконах. Наша троица прошла чуть в глубь зала и остановилась там.

Тем временем на сцену вышел белошкурый пони в таком же белоснежном фраке. Это был смотритель, или же король стойла сорок один. Осмотрев своих подданных, он завёл свою речь:

— Вы хотите жить в справедливом здоровом обществе, в здоровом окружении? Вы хотите быть счастливыми, видеть светлое, наполненное солнечными лучами, будущее своих жеребят? Конечно, хотите.

Начало было немного резким, но зато это привлекло желаемое внимание, указывая на то что это собрание будет отличаться от остальных.

— Всё это время вы были правы, пони не пристало жить в пещере, пусть и обустроенной по последнему слову техники. Но это было необходимо, глупцы, развязавшие бессмысленную войну, заставили нас спрятаться. Долгие столетия мы лелеяли семена мира и процветания, здесь, под землёй.

— Но теперь я принял решение – пора семенам дать благодатные всходы. И первым ростком будущего сада будут они, трое разведчиков, что проложат наш путь процветанию, наш путь к солнечному свету. И сегодня, я объявляю о намеренность распечатать стойло.

Помещение взорвалось овациями. Каждый пони стучал копытами по полу, в знак своей радости.

Смотритель же после того как все угомонились продолжил говорить, разъясняя основные аспекты операции, рассказывая то что их ждёт, что должен сделать каждый для достижения общей цели. Но Сидрей уже перестал слушать. Потому что он услышал достаточно, услышал то чего ждал много лет. Его мысли были уже не здесь, не в этом тесном стойле, они были на верху, у неба что ждало его и всех остальных на поверхности.


Вот оно, то самое небо.

Но оно не такое как его представлял себе Сидрей. Оно было серым и тёмным, больше походящим на бетонный купол, хотя даже так оно было бесподобным. Лишь выходец из стойла, может по настоящему оценить всю его величественную красоту.

Послышались приглушённые выстрелы, после чего песок обсыпал всю морду лежащего на спине пони. Он сразу начал вытряхивать его из гривы. Рядом с ним, справа, так же лежала Рудридж целясь сквозь высокую траву куда то в сторону. Лирика, слева от него, выпалила куда то из лазерного пистолета,
“Она как всегда стреляет не думая” — подумал Сидрей.

— И так, ещё раз. Почему они в нас стреляют? — Возмущённо спросила Рудридж. Даже не известно ожидала ли она какого то ответа, или это был риторический вопрос.

— Потому что это плохие пони, — невозмутимо ответил Сид, заканчивая прочёсывать свою гриву. — Плохие пони, всегда в кого-то стреляют.

— Это не причина. Просто так, ни кто, ни на кого, не нападает, даже на пустоши ничего не случается, просто так.

Это была правда. Пони что сейчас обстреливали троих путников, якобы без причины, были те самые бандиты с которых Сидрей и Лирика обстреляли в городе. Сейчас же так получилось, что они наткнулись на них идя по дороге, те сразу открыли огонь, после чего пришлось прятаться в канаве.

Дорога представляла собой шоссе из почти уже полностью разрушенного асфальта. По обе стороны растянулось поле, с высокой травой, в которой можно довольно легко спрятаться, но если по тебе откроют огонь, то пулю ни что не остановит. Слева на другой стороне дороги валялся перевёрнутый грузовик, он мог стать хорошим укрытием, и пока что ни одна из воюющих сторон до него не добралась.

— Эй придурки! Вы напали на паладина стальных рейнджеров, вам это не сойдёт с рук!

В ответ лишь прилетела очередь пуль, угодив в насыпь сзади.

— Аррр, — прорычала Рудридж.

— Походу у них только один автомат, — заметил Сидрей.

— Либо да, либо они экономят патроны.

— Скорее всего один, — уточнил он. — только прямо перед нами стреляют очередями, с других сторон доносятся одиночные выстрелы. А это значит, что у нас есть неплохие шансы победить.

Опять выстрелы, только эти не долетели до канавы и попали в землю перед ней. Троицу опять осыпало песком.

— Нам нужно начинать немедленно, пока они ещё не додумались нас окружить, — Сидрей привстал на ноги. — Рудридж идёшь вправо и очередями стреляешь через траву отвлекая их на себя, потом заляг в какую ни то канаву. Я продвигаюсь к грузовику где занимаю позицию и выношу их по одному, Лирика меня прикрывает, если там кто то захочет ко мне подкрасться.

Решение об атаке было принято молчаливым кивком. Рудридж побежала через траву стреляя в сторону нападавших. По зарослям тут же открыли огонь, пули выкашивали траву в опасной близости от рейнджерши. Но та не вздрогнула и не остановилась, она продолжала бежать, опережая выстрелы.

Сидрей с Лирикой, убедившись что все сосредоточены на правом фланге, бросились в сторону лежавшего на боку фургона. Одним быстрым рывком они перескочили дорогу. Если бы кто то из работорговцев соизволил прикрывать тылы, то мог бы запросто остановить их. Но Рудридж хорошо справилась с свой задачей, отвлекая всех на себя. Выстрелы с той стороны не замолкали, но Сид не мог быть уверен всё ли с ней в порядке. Отбросив волнения, он забрался на грузовик, скинул винтовку и прицелился в сторону зарослей.

Словно змейки через засохшие поросли в сторону одиночного бойца продвигались три пони. Их почти не было видно, только изредка мелькали головы, там где трава имела небольшую плотность. Выстрел. В сторону Рудридж движутся две цели. Перезарядка. Выстрел. Одна цель.

Но и рейджерша не просиживала без дела, услышав выстрелы энерго-магической винтовки, она выпрыгнула из своего укрытия и подкосила очередью последнего работорговца, что бежал в её сторону.

Трое мертвы. Но по подсчётам Сидрея где то должны быть ещё двое. Площадь, на которой они вели перестрелку, была очень большой, но посмотреть на Пип Бак всё же стоило. Две красные метки подходили слева. Значит, работорговцы всё же решили их окружить, но немного опоздали с действиями.

— Лирика, слева! — Крикнул Сид и развернулся в сторону врагов.

Одновременно с пегаской он открыл огонь. Выстрел винтовки прошёл чуть в сторону. Лирика тоже не смогла ни кого подстрелить. Но зато испугавшись что их позиции раскрыты, работорговцы стали быстро отступать, перебегая так чтобы снайпер на фургоне не смог прицелиться.

Опьянённая скорой победой, и гонимая жаждой мести бывшая рабыня погналась за ними.

Два пони разделились. В то время как один пошёл вокруг фургона, другой отошёл чуть в дальше затаившись за бугром. Лирика медленно двинулась за первым. В то же время, другой пони вылез из своего укрытия и двинулся так же за ней.

Сидрей с трудом мог понять кто куда идёт. Лум уже не засекал врагов, надеяться стоит лишь только на своё зрение. И он понимал что пегаску загоняют в ловушку. Нужно убрать преследователя.
“Давай же, давай, давай, покажись” — Сидрей вёл прицелом, по тому месту, где он думал, тот находится. Через несколько секунд всё же из-за бугра показался силуэт пони в кожаной броне. — “Наконец то”.

Раздался выстрел сбоку. Пуля пробила броню Сидрея и вошла в заднюю ногу.

— Ахтыж!!

Он стиснул зубы. ранение было не глубоким. на пустошах редко кто содержал своё оружие в хорошем состоянии, так что убойная мощь у винтовок, пистолетов, и всего что использует обычные пули, гораздо ниже изначальных показателей. Что не помешало справиться с лёгкой бронёй.

Сидрей всё же смог поймать в прицел желаемого работорговца и спустил курок. Бегущая фигура в несколько десятков метров от него подкосилась и упала. После чего сам Сид тоже съехал по кузову грузовика в низ. Пуля всё ещё была в теле, а сосредоточиться так не возможно.

Шипящие выстрелы лазера раздались где то рядом.

Сидрей достал из сумки бутылёк и вылил себе на то место куда попал в него стрелок. В случаях когда ранения поверхностные, не задеты внутренние органы, не повреждены кости, то лучше использовать лечебное зелье непосредственно на ранах. Опустошив препарат до половины, он выпил остаток.

Через пару секунд подошла Лирика. Её по началу довольная мордочка сменилась на обеспокоенную когда увидела Сидрея.

— Тебя ранили?

— Ай, да пустяки, — ответил Сид. Он подумал что не стоит говорить как именно это произошло.

— Эй вы тут? — Послышался голос Рудридж со стороны.

— Да, здесь мы.

Паладин стальных пейджеров резво прискакала к ним. Она словно сияла. Сияла от пламени войны что окутал её во время боя.

— Ты как? — Спросил её Сид, всё ещё сидя отперевшись в поржавевший мост фургона.

— Я. Превосходно. У этих отбросов не было и шанса.

Сидрей подумал, что это была хорошая разрядка для пони, что только что потеряла свой дом. Хотя возможно она ни как не воспринимала это место. По её рассказам это всего лишь очередное направление, куда обычно отправляют служить на какое то время солдат братства. Но даже так, она потеряла много друзей, с коими служили.

— Да, они совсем ни на что негодны были, — Подзадорил её Сид.

Лирика тем временем тихо стояла в сторонке. Она смотрела на двух радующихся солдат. Её мысли были заняты воспоминаниями, о своей былой жизни, она чуть не забыла, где была совсем недавно, и кем она была.

— Я должна уйти.

Внимание сразу было переключено на пегаску.

— Ты о чём? — Спросил её Сид.

— Мне нужно кое что сделать. То о чём я не могу, не вправе вас просить мне помочь.

— Эй, погоди. Ну-ка поподробней, это чем мы не можем тебе помочь.

— Я собираюсь пойти в дом где жила всё это время на пустоши. И это только мои проблемы.

— Ты хочешь пойти к своему прошлому хозяину, и убить его? — Сид сделал предположение, из-за чего пегаска сначала засмущалась.

— Нет. Я хочу освободить своих подруг, других кобылок кому не повезло спастись из рабства. Я не могу себе позволить чтобы они там жили до конца своих дней, или чтобы их продали кому то ещё, но как бы там ни было я должна освободить их от того засранца что сейчас владеет особняком в Лидсвиле. И да я хочу его убить. Это моя мечта собственнокопытно лишить его жизни.

Речь получилась довольно гневной. Даже учитывая не долгий срок, что Сидрей знал Лирику, то что она злилась, оказало на него особое впечатление, что заставляет задуматься о её мотивах. По всей видимости, её не отпускает желание мести, и навряд ли отпустит, пока она не исполнит задуманное. Но то что она хочет не является актом добра, но спасение рабов уже есть таковым.
“Ей нужно помочь, и помочь в большем, чем она думает”, — решил Сидрей.

Когда Сидрей вышел из стояла, он ожидал увидеть прежнюю Эквестрию, такой какой он её знал из книг. Но реальность оказалась совсем другой. Перед ним в первый же день, предстала какая та жуткая пародия, на то какая эта страна была раньше. Исковерканный, злой, жестокий мир. Если бы тогда они встретил пони, таких как Лирика, то всё могло бы пойти совсем по другому. Но к сожалению такая пони лишь одна, и ему очень не хотелось чтоб она погибла.

— Я пойду с тобой, и помогу тебе. Тут вроде как по пути ведь, а?

— Нуууэээ, — замялась пегаска.

— Да точно, тут лишь надо пару километров на восток пройти и всё, ничего такого.

— Я тоже с вами, — присоединилась к разговору Рудридж. — Мне как раз надо немного пострелять, так сказать.
“Да уж, ей точно сейчас нужно куда то деть свой гнев”, — подумал единорог.

— Ну какие планы? — Непредвзятость Сидрея поражала, но в данный момент он лишь хотел понять с чем ему придётся иметь дело.

Лирика задумалась, после ответила:

— Прийти убить.

— Хороший план, но думаю, надо придумать, что-то получше. Расскажи ка лучше, как вообще там обстоят дела с особняком. Я бывал несколько раз в Лидсвилле, но как то особо не интересовался местной жизнь. — Сид наконец то встал, немного тряхнул ногой что была ранена. Движение боли не вызывало.

Лирика начала долгий рассказ об особняке, в котором раньше жила:

— История города началась десять лет назад. Тогда ещё молодая банда нашла это место совсем по случайности. Пони в данном районе появлялись редко, но экспансия за долину Марипони уже началась, да и убежища стали открываться всё чаще и чаще. Так что можно сказать им очень повезло оказаться тут первыми.

Небольшой посёлок, состоявший из дачных домиков, принадлежавших богатым пони, практически целых по сравнению с другими строениями пустоши. Бомбы падали лишь на большие города, и это место неплохо сохранилось.

Собрав довольно приличный хабар, они пошли к тому лакомому кусочку, что оставили на десерт. Большому особняку, что стоял чуть поодаль от других, самому роскошному среди всех. И вот там они нашли то что совсем не ожидали.

Весь подвал был заставлен коробками с довоенной едой. В одной из комнат была куча оружия и боеприпасов. И что самое главное, в особняке имелся свой водный талисман — неимоверная редкость пустоши.

Тогда банда решила остаться на этом месте и основать здесь свою штаб квартиру. А через некоторое время, в посёлок начали заселяться и другие пони. город рос. И главарь той банды уже думал даже бросить свои дела, и стать обычным жителем. Но через пять лет, его убил один из верных ему бандитов. После чего сам стал главарём. того пони зовут Корсер. — Его имя Лирика произнесла с явной ненавистью, но не заостряя на этом внимания продолжила рассказывать дальше.

— И вот этот пони решил заняться делом, а точнее работорговлей. дела он вёл мелкие, скорее покупал рабынь для себя, чем на продажу. Но всё же, бизнес свой расширял, вынашивая более глобальные планы. Сейчас у него есть два каравана, что ходят по пустошам, а в самом особняке живёт примерно ещё восемь — десять пони охранников. Так же, у него имеется система охраны, включающая в себя шесть турелей.

— Значит если брать по максимуму, то нас ожидает десять пони, плюс автоматизированная система охраны. — Прокомментировал услышанное Сидрей. — А как насчёт самого города. Что там, как себя поведут жители, если вдруг мы начнём войну у них на заднем дворе?

— Местные жители — все простые пони. Они занимаются выращиванием грибов, из которых можно делать неплохую кашу. Пасут браминов, ходят на охоту за жуками. За пресную воду они платят банде.

— Понятно. Значит от них скорее всего проблем не возникнет, но всё же мы продолжаем иметь дело с серьёзным противником. Хорошо бы отключить систему безопасности.

— Я могу это сделать, — сказала Лирика. — Я хорошо знаю план особняка, и я знаю где находится комната охраны. Нужно лишь попасть внутрь, я думаю это легко сделать, если вы отведёте меня туда как работорговцы.

— А предложение интересное, — начала Рудридж. — Только вот, ты навряд ли можешь с этим справиться. Извини конечно, но это правда. Так что лучше это сделать мне.

— Ты уверена? — спросил Сидрей.

— Попасть в особняк, свернуть паре уродов шеи, отключить турели. Я справлюсь. — Уверенно ответила Рудридж.

— Это опасно, — возразила Лирика.

— Ага. И поэтому, иду я.

— Так. Хорошо. Это уже похоже на план. — Начал говорить Сид. — Значит Рудридж отключено систему безопасности, после чего нам нужно будет разобраться, всего с десятерыми головорезами. Их больше, но на нашей стороне есть эффект внезапности. Если будем действовать быстро, то они не устроят.

— Если мы даже продадим Рудридж как рабыню. Они всё равно навряд ли впустят нас во внутрь. Они ни кого не впускают в особняк. Все сделки совершаются в городе.

— Хмм, Сид поднес копыто к подбородку. — Ну, вообще это не слишком влияет на наш план. Можно атаковать и снаружи. Только Рудридж, тебе придется продержаться какое то время одной, лучше где ни то спрятаться пока не приду я и не принесу тебе оружие.

— Звучит логично. Лирика. Комната охраны запирается?

— Да.

— Хорошо. Значит я проникаю туда и закрываю дверь, после чего жду вашего подхода.

— А ты сможешь попасть в комнату охраны? — Спросил её Сид.

— Не беспокойся, найду способ.

— Ладно. Я тебе доверяю. Лирика, ты согласна с планом?

— Да, — ответила та, после небольшой паузы.

— Хорошо. Тогда думаю можно выдвигаться, по пути рассказал по подробней об расположении комнат, где можно спрятаться, и ещё может какие мелочи, что нам могут помочь.

Обыскав тела только что убитых работорговцев, они собрали их крышки и немного боеприпасов. Сидней разобрал рабский ошейник что так же он нашёл у одного из них. Высунув взрывчатое запал, он отдал его Рудридж. Так же Рудридж надела плащ Лирики, а лира взяла плащ Сидрея, потому что он был с капюшоном и закрывал её мордочку.

Боевое седло пришлось надеть на пегаску, повязав ремни на крыльях, это было не удобно, но она сказала что всё нормально. Теперь Бывшую рабыню было не узнать, она выглядела внушительно, вооружение придавало её вид бывалой пони. А вот Рудридж стала беззащитной, да и вообще Сидрей взглянул на неё с новой стороны. Не как стальная рейнджерша, а как обычная пони, она была очень привлекательной кобылкой.

Разобравшись с вещами, они отправились в путь.


Город, представлял собой небольшое селение, состоящее из небольших дачных домиков. По внешнему периметру, они так же были соединены, пригнанными сюда когда то кузовами грузовиков, что создавало что то на подобии стены. Ворота были сколочены из больших кусков арматуры, оббитые металлическими листами. Днём они не закрывались, так что попасть во внутрь не составило труда.

За стенами жизнь шла своим руслом. Сидрей уже бывал тут пару раз, но он не искал новых друзей, и ни с кем не знакомился, так что его ни кто не узнал. Практически у самого входа была лавка, где торговали тем что здесь выращивали, так же стояла палатка с оружием, но как и положено в небольших городах, там не было ничего интересного.

Маленький пони подбежал к троице.

— Здравствуйте мистер. Вы не хотите купить лапок жука усача?

Сидрей знал, что в окрестностях водились жуки в полметра длины, их мясо считалось чем то вроде деликатеса. Видно этот пони продавал их, но скорее всего не сам охотился, а лишь направлял путников в нужные места, где можно купить этот товар. Ещё стоит подметить как он непринуждённо подошёл к работорговцу, что значило появление здесь таковых, не было редкостью.

— Нет. У меня тут дела, так что как ни то в другой раз, — ответил Сид.

— Ладно, тогда вам в бар. Там вы сможете попробовать лапки уже приготовленными, а если вам понравится, я могу показать, где их можно приобрести оптом, чтобы перекусывать в дальней дороге. — Сказав это, жеребец удалился.

— Значит, нам надо идти в бар, — прокомментировал факт Сидрей.

Пройдя по улице, они быстро нашли искомое место. Дом с приставленными к нему сразу двумя спаренными фургонами, в стенках которых были вырезаны окна. На крыше висела вывеска гласящая о предназначении этого заведения. Внутри было расставленною много небольших столиков, около стены стоял музыкальный автомат, барная стойка располагалась в том месте где был непосредственно дом. За ней сидел коричневый пони с хорошо причёсанной фиолетовой гривой. Он не посмотрел на вновь вошедших, но зато к посетителям подлетел бот.

— Добро пожаловать в бар у Флера. Что изволите заказать?

Бот медленно покачивался, из стороны в сторону, на своём гравитационном двигателе. В одном манипуляторе он держал белое полотенце, остальные не занятые просто свисали в низ.

— Ваше фирменное блюдо на двоих, — ответил Сидрей.

— Будет сделано. — Бот пролетел за барную стойку и скрылся в проходе за ней.

Сидрей заметил что в одном углу сидел пони в кожаной броне и плаще, что присуще работорговцам и наёмникам. Указав Лирике чтоб та заняла столик, он направился к пони.

— Здравствуйте, меня зовут Сидрей. Вы представитель Корсера?

— Да это так.

— Я слышал здесь ценятся хорошенькие кобылки. У меня есть очень хороший товар на продажу. — Сид указал на Рудридж.

— Хммм, да неплохая. Ну ка, подведи её поближе.

Сидрей приказал Рудридж подойти, та беспрекословно подчинилась. А работорговец начал её внимательно рассматривать.

— Какова её история? — поинтересовался он.

— Много одалживала, не смогла расплатиться во время.

— Понятно. Она и правда хороша, так что думаю отдать вам за неё восемьсот крышечек.

— Погодите ка, — возмутился Сид. — Я специально её вёл сюда, потому что знал, что тут любят красивых не порченых кобылок. Так что хотелось бы получить тысячу.

— Можете ещё её поводить. Максимум что могу дать девятьсот.

Сидрей нахмурился, но всё же согласился. Девятьсот крышечек, это такая же сумма что у него сейчас была при себе. Неплохой заработок для одного дня, не зря работорговля считается прибыльным делом. Забрав положенное ему, он отдал код от ошейника Рудридж и присоединился к Лирике.

— Гляжу всё прошло хорошо? — Поинтересовалась пегаска.

— Да. Я бы сказал неплохо. Когда он соизволит отвести её в особняк?

— Без понятия.

— Ладно, тогда просто посидим тут, и посмакуем, то что нам принесли.

Перед пони сейчас лежали две тарелки грибного супа, с ещё добавлением каких то ингредиентов. Трапеза оказалась весьма хорошей, ибо Сидрей уже давно не ел горячего. Ждать действия работорговца пришлось не долго, вскоре он встал и повёл Рудридж на выход. Немного посидев за ним вышли Сид и Лирика.

Сидрей волновался что не смог уговорить Рудридж взять с собой пистолет, его можно было бы привязать к задней ноге. Но та настояла на своём, ведь при покупки рабов их обычно полностью осматривают, не только в избежании сюрпризов, но и для оценки товара. оставалось надеяться лишь на то, что кобылка сможет вкопытную справиться с своей задачей. А пока что Сидрей и Лирика могли лишь прокрасться к внешнему периметру особняка и ждать условный сигнал.


День двигался к вечеру. Два пони затаившись лежали в небольшой канаве, около забора, окружавшего особняк. Из-за нехватки солнечного света, земля не успела прогреться достаточно, чтобы соприкосновение с ней не вызывало лёгкий озноб. Но в вечной облачности были и свои плюсы. Ночью ты точно знаешь что не будет ни каких заморозков, ибо тепло надёжно сохраняется тучами. Так что можно валятся до самой ночи, и погода практически не изменится.

Лирика не переставала смотреть в сторону особняка. Это старая довоенная постройка представляла собой большое двухэтажное здание, расходящееся в стороны не на один десяток метров. По середине была арка с колоннами, над ней балкон, под которым висели две действующие турели. Не слишком умно вешать их туда, ибо каждый знает, что захватить цель они могут лишь с довольно небольшого расстояния. Но они скорее всего их туда установили для устрашения, чтобы показать свою огневую мощь. В самом доме таких должно быть ещё больше.

Сидрей посмотрел на свою спутницу. Та с серьёзным видом мордочки продолжала наблюдать за работорговцами. Что она хотела в данный момент, что она хочет сделать, когда они ворвутся внутрь.

Лёгкое дуновение ветра всколыхнуло её чёлку, и та сползла на глаза. Пегаска дунула на неё, чтоб она опять приняла своё исходное положения.
“Нет. Я должен проследить за ней, чтоб не натворила того о чём потом будет жалеть” — подумал Сид и положил голову на передние ноги, чтобы отдохнуть. Но отдыхать пришлось не долго.

— Свет. — Тихо проинформировала Лирика.

Сидрей поднял голову и посмотрел в сторону особняка. Действительно в окне первого этажа появился фонарик. Он тускло мерцал сквозь занавеску. Это был знак. Тогда пони подтянул к себе винтовку и посмотрел в прицел.

Турели на карнизе прекратили патрулировать своими дулами окрестность. Рудридж справилась со своей задачей.

— Идём. — Тихо произнёс единорог и рысью бросился к входной двери.

Преодолев расстояние в сотню метров что отделяла их от цели, два пони вбежали на крыльцо. Сидрей глянул на Пипбак, тот показал множество отметок как красных так и жёлтых. Лирика отбросила боевое седло взяв на изготовку лазерный пистолет. Сидрей тоже подготовил легкое оружие.

— Фбой!

Ударив ногами в дверь, он с Лирикой ворвался во внутрь. Перед ними открылось большое помещение, вправо и влево уходили коридоры. Широкая лестница вела на второй этаж. Стоило подметить, что дом был убран и находился в очень хорошем состоянии. но любоваться им времени не было.

Несколько работорговцев выбежали сверху на лестницу. Сидрей не думая стрельнул по ним из винтовки, но выстрел прошёл вчиркашь по бедру одного из них, лишь потрепав одежду. Хорошо, что те не успели выхватить своё оружие, беззаботно думая, что им ничего не угрожает в доме. А выходец из убежища, тем временем, достал гранату из своей сумки и кинул в сторону ошеломлённых хозяев, после чего вместе с Лирикой двинулся в право, где находился дверной проём ведущий в другую комнату.

Прислонившись к стене он сразу глянул на ПипБак.

Четыре красные метки в стороне лестницы начали быстро двигаться.

Раздался взрыв.

Лёгкое пищание в ушах, после чего послышалось шипение падающих кусков штукатурки.

Одна метка погасла. Одна осталась на месте. Две пошли в сторону.

В показателях Лума было очень сложно разобраться, ведь весь дом сейчас кишит целями. Но если брать в учёт скорость движения указателей, то можно предположить что один работорговец остался на лестнице, а двое других пошли в обход.

— Идём, — сказал Сид.

Они побежали дальше по комнате, где сейчас находились. Это была большая столовая. По середине стоял огромный стол на котором расставлена шикарная посуда, так же по стенам были расположены шкафы с сервизами.

Ещё одна дверь вела на такую же впечатляющею по своим размерам кухню. Если на ней готовить обед, то можно накормить за раз полсотни пони.

Пули прошли чуть выше Сидрея, ударив по ящикам с посудой разнося её на мелкие кусочки. Из-за чего ему пришлось укрыться за стеной, около дверного проёма.

Работорговец, пробежал по открытому пространству в центре комнаты опустошая магазин своего автомата, и спрятался за большим кухонным шкафом, другой остался на месте, скрываясь за таким же укрытием. Сидрей взял вторую свою гранату и метнул её в них. Но что он не ожидал, так то что магическое свечение отбросит её обратно. Тогда Сид обхватил её так же своим телекинетическим полем, из-за чего граната повисла посередине, так и не долетев до своей конечной цели.

Взрывом опять отдало по ушам. Комнату сотрясло, отовсюду попадала посуда. Потолок словно прошёлся волной, осыпая всё внизу кусками побелки. Люстру сорвало и откинуло в стену, после чего в комнате заметно потемнело.

Сидрей не дожидаясь пока всё затихнет, подскочил и нацелился в сторону врагов. Глядя на него Лирика, с трудом, сделала то же самое. Через секунду их противники так же решили высунуться но были встречены шквальным огнём из револьвера и лучевого пистолета.

Из-за гула в голове было сложно прицелиться, но пегаска всё же подпалила бок тому что стоял слева, от попадания он отшатнулся и попал под огонь Сидрея. Вынести первым автоматчика было большой удачей, у второго же имелся всего лишь один пистолет. Походу он был единорогом, тем самым, что откинул гранату.

Последний выстрел этого единорога прошёл вскользь по броне Сидрея. Небольшое ранение отдало жаром. Единорог спрятался, чтобы перезарядиться. Оружие было пусто у них обоих, но Сид мог воспользоваться и другим, поэтому он резко двинулся в атаку отбросив свой револьвер, пробежал по комнате, и прыгнул на тумбу что служила укрытием работорговца. Проскользив боком, он по инерции врезался в шкафчик на стене. Тот пони не ожидал такой наглости и отшатнулся назад забыв про перезарядку своего оружия, и сразу получил выстрел из энерго-магической винтовки, что выбросил его в дверной проём.

На том месте, где стоял Сидрей, можно было спокойно разглядеть лестничный пролёт, так же с лестничного пролёта можно спокойно разглядеть Сидрея. Охранник стоявший там направил свой пистолет в его сторону, единственное что смог придумать Сид это закрыть дверь и прижавшись как можно сильнее к стене, побежал назад. Но сразу уйти с линии огня не получилось, отход загораживала тумба. Одна пуля попала в бок, после чего его подкосило и он упал, но доползти до укрытия всё же смог.

Пули прошли очень кучно, вырвав кусок фанеры из двери, оставив зияющий проём в который можно спокойно просунуть голову. Сейчас эта дыра была хорошим источником света, ибо других в комнате не осталось.

— Что с тобой? Тебя ранили? — Покричала Лирика, подбежав к нему.

— Аг... а... — Еле прошептал Сид. Он хотел было пошутить, но и простой ответ, в три буквы, вышел как то не очень хорошо.

— Сейчас.

Пегаска явно сильно волновалась. Она достала ртом из сумки лечебное зелье, копытом выбила пробку и так же ртом поднесла его к Сидрея.

Две пули тем временем со свистом пролетели через дверь, оторвав ещё кусок фанеры, и врезались в кучу осколков посуды на полу. Лирика немного вздрогнула, но продолжала держать себя в копытах. Она поднесла банку вплотную ко рту Сида. Хотя он уже и мог сам её выпить, она все равно продолжала её держать медленно наклоняя чтоб тот мог без усилий её выпить.

Сердце выходца из стойла начало колотиться сильнее. И это было не из-за ранения, он уже не раз был подстрелен, но такого не было. Смотря прямо в мордочку Лирики он подумал на сколько же она красива. Словно с заклинанием ЗПС он видел как та моргнула, как великолепно опустились и поднялись её ресницы. Пегаска же в то время смотрела куда то в сторону и не могла заметить как душа Сидрея начала оживать осветляя его взгляд. Теперь он уже излучал не только безысходность и обречённость как при первой встречи.

Секундный побочный эффект лечебного зелья прошёл.

Лум показал что стрелок с лестницы спустился и двигался к двери по большому холлу.

— Эх, что то в последнее время я стал слишком много расходовать медикаментов. — Сидрей ещё раз посмотрел на ПипБак. — Такс, прикрой меня.

Поднявшись он взял перезаряженный револьвер охранника и начав стрелять через дверь. Он пошёл в перёд. Выйдя в холл патроны закончились и к нему присоединилась Лирика, разряжая батарею своего лучевого пистолета.

— Диван значит!

Работорговец выбрал себе укрытие, что ненадолго спасло его, спрятавшись за бархатным диваном, уже немного дымившимся от попадания лазера. Даже если пистолет не мог его там достать, то с этим справится более мощная винтовка. Выстрелом разорвало подушка, из-за чего во все сторону разлетелся поролон. Магическая пуля пробила стенку и положила того кто за ней стоял.

С первой волной защитников покончено. теперь нужно наконец то спасать Рудридж. Выстрелов с другого конца особняка не слышно, это сильно волновала Сидрея.

— Как с боезапасом? — Обратился он к Лирике.

— Ещё есть.

— Пора идти за нашей, лазутчицей.

Сидрей поднял магией автомат и проверил магазин. Почти полный, но запасного, на теле его предыдущего хозяева, не оказалось.

Пробежав по холлу они достигли коридора что вёл в правое крыло. У последней двери лежал труп пони, ещё один стоят там с автоматом. Должно быть у Рудридж закончились боеприпасы, но одного всё же подстрелила, после чего закрылась в комнате охраны. В самом же конце коридора, лежала вжавшись в пол кобылка с ошейником.

Охранник заметил подкрепление и открыл по ним огонь.

Сид не успел в него выстрелить, и быстро отпрыгнул назад. “Ну ничего, я то и тут постою, а вот тебе там прятаться не куда” — ехидно подумал он, уже готовясь высунуть свой автомат магией и изрешетить своего врага. Хотя всё же проблемы были, стрелять надо все равно точно, ибо зацепишь рабыню.

Неожиданно дверь, что была на против работорговца, слетела с петель и пришибла охранника особняка к стене, после чего она же накрыла его когда тот упал. Будучи крепким пони, он попытался встать. Но паладин стальных рейнджеров действовал быстро. Она прыгнула сверху и разрядила в того остаток обоймы своего пистолета, после откинула в сторону пустое оружие.

— Что так долго? — Она посмотрела в сторону прибывшей к ней подмоги.
“А она хороша”.

— Первый этаж чист. — Проинформировал её Сидрей. — Твоё оружие находится на крыльце, давай скорей, нужно действовать быстро. — После он посмотрел на другую пони что лежала в конце коридора. — А ты спрячься давай, и не вздумай шастать по дому пока мы не закончим своё дело.

— Всё хорошо Хелгоя, — добавила Лирика. — Это хорошие пони, и они со мной.

Поднявшись по лестнице на второй этаж, они попали в просторный зал из которого вели два коридора в разные концы особняка, и один выход на балкон. Лум показал что все силы охраны сосредоточены в левом крыле, там же находились ещё три жёлтых метки.

— Рудридж у тебя гранаты есть?

— Да, парочка.

— Хорошо. Не используй их.

Рудридж вопросительно посмотрела на Сидрея. Тот же просто кивнул ей в ответ. Стальные рейнджеры ни когда не отличались своей снисходительностью к, так сказать, гражданским жителям пустоши. Сид уже понял, что она не такая как остальные, но всё же следует подстраховаться от возможных проблем.

Из конечной двери, что вела в кабинет главаря, начали стрелять в непрошеных гостей. Рудридж и Лирика уже успели пройти в сторону балкона и заняли позицию по ту сторону коридора. Сидрей Расположился напротив ближе к лестнице. Рейнджерша долго не думая, высунула один ствол своего боевого седла на линию огня и отправила им очередь в ответ, после опять отступила назад.

Град пуль, в туже секунду, срезал весомый кусок угла стены где она только что стояла. Когда выстрелы стихли на ковёр упала граната, прилетевшая с той же стороны. Сидрей махом подхватил её телекинезом и отправил в низ между пролётами лестницы.

Бдах!!!

На этот раз тряхнуло не сильно.

Рудридж опять высунула один ствол и до конца опустошила рожок. После она повернулась этим же боком к Лирике.

— Перезаряди.

Пегаска сразу отстегнула пустой магазин и поменяла его на новый..

Гранат должно уже не быть, если они поняли что имеют дело против единорога. Но и Сидрей не мог воспользоваться своими, из-за возможности убить там всех. А всех убивать не надо.

Одна жёлтая точка на Луме начала двигаться, она дошла до того места где должен быть коридор и медленно поползла в сторону.
“Они хотят использовать живой щит?” — Задал сам себе вопрос Сидрей.

— Рудридж, не стреляй.

Через некоторое время к ним вышла голубого окраса пони. Она даже не успела посмотреть на тех, с кем воевали её хозяева, как ошейник, что был прикреплён к её шее, взорвался.

Взрывом Сида снесло назад и он прокатился по лестнице, пару раз перевернувшись упал на площадку между этажами. Сам взрыв был не сильным, но после такого пируэта, нужно время чтобы оклематься.

Звуки выстрелов пошли по нарастающей, от тихого эха до звонких ударов по барабанным перепонкам.

Сидрей стёр копытом кровь со своей морды и посмотрел на верх. Так же как и он, вся в крови, Рудридж чётко стояла на своих ногах и уже стреляла из обоих стволов в сторону врага. Как стального рейнджера её лучше готовили к войне, что значило та обладала большей выносливостью чем житель стойла.

Всё же поднявшись Сид смог дойти до того места где стоял раньше.

— Руд! Ты как?

— В порядке!

— Что с Лирикой?

Пегаска в это время лежала около дивана.

— Она вроде тоже, но походу больше от неё помощи не жди.

Посередине комнаты было большое красное пятно и лежало тело только что убитой рабыни. Все стены, так же как и потолок, были забрызганы кровью. Эти ублюдки использовали пони как живую бомбу. Нужно действовать быстрее, пока они не отправили ещё одну, и не додумались повесить на следующею больше взрывчатки.

— Рудридж! Мне нужно твоё боевое седло! Давай его сюда! — Крикнул ей Сидрей.

Рейнджерша, как ни странно, без вопросов отцепила ремни, после чего Сид перетащил его своей магией, а в замен перебросил одиночный автомат что держал у себя.

Поменяв обоймы на обоих стволах, он закрепил седло на спине. После достал три гранаты, все что у него остались.

— Спрячьтесь на балконе.

Выдернув кольца сразу со всех гранат, он магией поднёс их к стене. Сам же пробежал на первый этаж и укрылся под лестницу.

Нужно было попасть на карниз здания, чтобы таким образом обойти работорговцев сзади. Рудридж могла это сделать с балкона, но Сид не хотел всё время перекладывать на неё самую сложную работу, тем более тут она действительно могла не справиться. Окно с его же стороны находилось слишком высоко над лестницей, так что попасть на улицу можно лишь из соседней комнаты, в которую нельзя войти из-за непрекращающегося огня, от тех что защищали этот особняк.

Раздался мощный взрыв, после чего сверху спустилось облако пыли. Сидрей сразу побежал обратно. На языке почувствовался лёгкий привкус побелки, из за чего пришлось сплюнуть.

Окон уже не было со всех сторон комнаты, по помещению гулял сквозной ветер, очищая воздух от последствий взрыва. А в стене же, появился необходимый проход, в нужную Сидрею комнату.

Прыгнув в дыру Сид добежал до окна, где так же не было стёкол. Аккуратно вступил на карниз, он двинулся в сторону комнаты где засели работорговцы.

Через пару шагов, можно уже различать споры, тех пони что там были. Они и в правду говорили о большом количестве взрывчатки, так используя при этом кучу матных слов адресованных тому автоматчику, что не давал им высунуться.

Окна офиса с задней стороны дома были очень большими и практически доходили до пола. Наверное тут когда то открывался хороший вид, раз строители сделали их такими, хотя сейчас они лишь смотрели в сторону серого ничего.

Сидрей быстро заглянул вовнутрь и снова спрятался. В комнате, около двери, стояли два пони в коженной броне и с боевыми сёдлами. Рядом ходил то взад, то вперёд пони, в белой рубашке излагая какие-то свои мысли. Две рабыни, обнявшие друг друга, сидели в углу поодаль от них.
“Ну что же, план есть”.

Сидрей подогнал теликинезом к себе кусок доски от стены, что взорвал в соседней комнате, и разместил напротив окна. Набрав полную грудь воздуха, он медленно выдохнул. Потом резко перепрыгнул на доску всё продолжая её держать магией, передние же ноги оставались на карнизе. Развернувшись, таким образом, он ушёл в ЗПС.

Стрельба из автоматического оружия, в данном случае боевое седло, должно сожрать всю энергию заклинания прицеливания. Поэтому Сидрей смог выбрать лишь две цели, два наёмника с автоматами. Стёкла были всё ещё целы, взрывная волна от гранат не смогла добраться до сюда, или же они просто были прочней в этой комнате. Сидрей создал слабое заклинание щита вокруг себя. Разделив свою магию на поддержание половины своего веса в воздухе и на защиту, у него уже не хватало концентрации, чтобы нажать на спусковой курок, поэтому пришлось воспользоваться методом стрельбы земпони. Сильнее сжав ручку спускового механизма, он дёрнул её в низ.

Первая очередь пуль медленно пошла в цель, разнося при этом окно. Мелкие осколки стекла разлетались в разные стороны в таком же замедленном действии, но щит останавливал их перед мордой стрелка, из-за чего те повисали в воздухе.

Сидрей отпустив ручку Сидрей перевёлся на вторую цель и сделал тоже самое.

Ещё одна часть окна разлетелась вдребезги, так же вся рама пошла трещинами, стекло посыпалось со всех сторон.

Все выстрелы достигли своей цели. На таком расстоянии ЗПС являлся сто процентным методом убийства своих врагов. Но сейчас его шкала упала до нуля.

Время опять вошло в своё русло, так же было снято заклинание щита, и град осколков упал на выходца из стойла. Главарь работорговцев нацелил свой пистолет в сторону злополучного стрелка. Сидрей сразу же выпустил из магии доску, на которой стоял, и упал в низ, повиснув на передних ногах, державшись за карниз.

Сильно помотав головой, Сид смог избавиться от осколков стекла, что завязли в его гриве. После посмотрел в низ. Не так уж высоко, хоть сейчас можно просто спрыгнуть и убежать. Но это не выход, оставлять ещё на какое то время этого больного ублюдка с рабынями, кто знает до чего тот ещё додумается. Подняв телекинезом крупный камень, он запулил его в окно, сопроводив криком:

— Граната!

Через секунду ещё раз усилием магии, Сид подтолкнул себя на верх и во внутрь. Встав на все четыре ноги, он принял боевую стойку готовясь открыть огонь.

Главарь же спрятался за столом. Старым , дубовым столом, таким что может выдержать попадание почти из любого оружия. Крепкий как сейф, ибо был тем местом где хранят важные документы и деньги.

— Я сдаюсь, не стреляйте!

Пони вышел из своего укрытия и положил пистолет.

Рудридж в это же мгновение ворвалась в комнату, осмотрел беглым взглядом обстановку она повесила автомат. За ней уже следовала Лирика. Сид мельком глянул на пегаску, что шла по коридору с лазерным пистолетом в зубах.
“Нет. Пусть у тебя, будет лишь одна мечта” — подумал Сидрей и спустил курок.

Лирика вошла в комнату, увидев что вся охрана и сам главарь мертвы, её глаза наполнились слезами.

— Что ты сделал! — Крикнула она. — Зачем ты его убил! Это я должна была... я должна...

— Извини. Он хотел он хотел выхватить пистолет. — Сухо ответил Сид.

На миг её глаза сверкнули яростью, но как только та посмотрела на двух кобылок что находились в другой стороне комнаты, она забыла обо всём и кинулась к ним. Она их знала, так же знала как и предыдущую что они встретили на первом этаже, как и ту пони что взорвалась чуть раньше перед ними.

Лирика обняла своих старых подруг и начала их успокаивать, хотя больше успокаивать пришлось её. Эмоции взяли над всеми верх. После чего те удалились в комнату что не дошла бойня что только что грохотала здесь. Рудридж тоже куда ушла. Сидрей же остался в кабинете. Он снял боевое седло, прошёл к столу и сел в большое кресло.

Разбитые окна, весь пол усеян осколками стекла и прочего мусора. на стенах то тут то там были дыры от пуль. Но вот его взгляд упал на картину что весела около двери.

Очень красивая, изящная, белая единорожка с великолепной завитой гривой цвета лазури. Она была серьёзной и в то же время милой. Впрочем как всегда. Рэрити, одна из шести министерских кобылок. Элемент щедрости.

Сидрей посмотрел на лежащего около него предыдущего жильца особняка и подумал о том, знал ли вообще он, кто эта такая. Но картину то точно повесил не он. А вот реальный хозяин поместья должно быть. Элемент щедрости.
“Стоп” — мысленно подправил Сид свой поток мыслей. — ”Особняк обеспечили провизией, и прочими стратегическими запасами. Установили дорогостоющий водный талисман что способен обеспечить пресной водой хоть целое стойло. Но жилец этого дома наверняка имел билет в одно из таких заведений. Так зачем ему потребовалось всё это, тут делать. Только если же он знал к чему приведёт война, и хотел позаботиться о следующих поколениях, коим не посчастливиться жить в Эквестрии.”
Сидрей ткнул копытом что стоял перед ним. Пароль вводить не пришлось, по всей видимости работорговцы не думали что кто то будет лазить у них по дому и красть их секреты. Все данные к сожалению датировались максимум десятилетней давности, тому сроку когда впервые нашли это место. Либо Хозяин особняка не хотел стать знаменитостью, либо все упоминания о нём стёрли новые жильцы.

В комнату вошла Рудридж. На ней опять была её униформа, но не такая опрятная, её воротник чуть болтался как заметил Сидрей. С собой она принесла седельные сумки, подойдя к столу бросила их на пол.

— Ну как там остальные? — Поинтересовался Сид.

— Вроде нормально. Плачут, радуются, потом опять плачут... Но думаю радуются больше.

— Хорошо. А ты как?

— Нормально, ни царапины. — Она подошла чуть ближе, — не поможешь застегнуть молнию?

Форма стальных рейнджеров, в данном случае комбинезон надевался сразу на четыре ноги, молния же, находилась на спине. Сидрей встал, подошёл к пони в плотную, вытянул шею и зубами взял замочек, доведя его до воротника, он опять сел в кресло. После задумался о произошедшем.

Зачем Рудридж его попросила это сделать, ведь она всегда сама раньше как то одевалась. Или же она просто хотела, чтоб единорог воспользовался своей магией. Но Сидрей был так утомлён скачками по карнизам и использованием левитации с щитом, что уже делал всё в копытную.

— Спасибо, — робко ответила Рудридж. — Я там ещё, в пристройке, несколько рабов нашла. Пятеро пони, я их отпустила, куда пошли не знаю.

Сидрей кивнул в ответ. Потом опять начал искать хоть что то полезное в компьютере. Папка с названием “Особая”, привлекла его внимание. В ней оказалось пара десятков видео файлов. Выбрав один наугад, он запустил его.

То что он там увидел, повергло его в шок. Запись камеры охраны датированная полугодовой давности. Это была спальная комната, и там была Лирика. И там был этот пони что сейчас лежал на полу.

— Вот же, чёрт.... — вырвалось у него. Сидрей выключил компьютер и отошёл к кону.

Он представлял себе что пришлось пережить Лирике с того времени когда она спустилась на эту проклятую землю. Но увидать это своими глазами, путь даже пару секунд. Сидрей задумался, а правильно ли он поступил что сам убил того урода. Потом он провёл взглядом в низ по улице. около особняка как оказалось уже собралась большая толпа.

Звуки битвы, а точнее взрывы гранат, были слышны на очень большое расстояние. И поэтому все пони что жили в Лидсвиле решили посмотреть что же творится в их городе. Пока что они просто стояли и ждали, гадали кто же выйдет из особняка: его прежние жильцы, или же новые.

— Кто там? — Спросила его Рудридж.

— Походу все. Нужно выйти к ним и поговорить.

— Погоди, я с тобой.

— Как знаешь, но учти, могут возникнуть сложности.

— А легко никогда и не бывает.

Двери особняка открылись, и перед толпой наконец то пред встал победитель. Но кто он. Наёмник что убивает пони из-за денег или новый хозяин что стоит от него ожидать ни кто не знал. Поэтому в толпе почти у каждого было оружие. Не такое хорошее как у профессиональных бойцов лишь ружья да пистолеты но даже так их боевая мол была большой по сравнению лишь с двумя пони.

Сидрей прошло по крыльцу на встречу к ждущим его горожанам, спустился по лесенки и ещё раз осмотрел собравшихся. Рудридж подошла к нему стоя чуть позади с боку, она опять нацепила на себя боевое седло и поэтому смотрелась внушительно.

— Здравствуйте, — начал Сид с приветствия. — Меня зовут Сидрей, и я знаю за чем вы сюда все пришли. Этот особняк кладезь богатства на пустоши, был здесь построен очень давно за долго как его оккупировали банды. Его построили не для кого то одного. Это дар, его настоящего хозяина, жителям пустоши. И поэтому он должен принадлежать всем вам. Вы не должны платить за воду, ибо она уже ваша.

Выходец из стояла замолчал, ожидая ответной реакции.

Пожилой пони что стоял в середине вышел в перед. Это был мер города, и как полагается он взял ответственность за проведение переговоров на себя.

— А где группировка Корсера? — задал он первый вопрос.

— Я их убил, — спокойно ответил Сид. После чего по толпе прошло волнение. — Но я опять повторяюсь, я не претендую ни на какое богатство, ни на водный талисман, что находятся в особняке.

— То есть вы предлагаете нам самим стать его хозяевами?

— Конечно. Он ваш. Я не имею ни каких планов на это место.

В глазах Ноктофера читалось недоверие к своему собеседнику. Но он всё же кивнул ему в ответ, после повернулся к толпе.

— Ладно, расходитесь.

— Вы уверенны Мистер Нок? — раздался вопрос из толпы

— Да, всё в порядке. Я останусь тут и обговорю все дела, а новости сообщу всем утром, так что нечего тут стоять, идите домой.

Толпа тихо перешептываясь развернулась, и поделившись на группы пони пошли назад в город.

— Может пройдёмте в дом? — спросил Ноктофер у Сидрея.

— Да, думаю можно. — ответил тот. — Но учтите, там не много грязно.

— Надеюсь не грязнее вас, в данный момент.

Сидрей немного пригладил свою светлую гриву, что была вся в разводах крови:

— Боюсь что грязнее.

— Ну не все же вы комнаты там взорвали?

Сиду показалось что на него сейчас рычит его отец, когда ругал за беспорядок в детстве.

— Правое крыло почти не тронуто, хотя я плохо разбираюсь в том где там что находится.

Тем временем они взошли на крыльцо. Сидрей открыл перед мэром дверь.

— Могу я вас спросить. В каких отношения вы состояли с Корсером?

— Покупал у него воду, платил налоги, не вмешивался в его дела. Это всё что меня с ним связывало.

— То есть вы не промышляли работорговлей?

— Нет, я фермер отродясь. Только совсем недавно меня ещё и мэром избрали.

Они остановились в холле, который сейчас освещала всего одна уцелевшая лампочка. На полу лежало два трупа пони, что были тут охранниками. Пороги на лестнице почти полостью разворочены взрывами. Стены что раньше были почти что объектом искусства, изрешечены шрапнелью.

— Хммм, — промычал мэр. — Я конечно тут редко бывал, но мне кажется этот дом точно видал лучшее времена.
“Он опять меня корит” — подумал про себя Сид. — “Как будто сам ни когда не воевал, хотя он фермер кто знает”.

— Здравствуйте мистере Ноктофер, — Лирика подошла к двум пони. Выглядела она сейчас немного лучше Сидрея, но все равно потрёпанно, так же как и угрожающе. В сером плаще, с лазерным пистолетом на ноге. — Я рада вас тут видеть. Надеюсь наши действия не вызвали у вас слишком много волнений.

— Ааа, Мисс Лирика. Я тоже рад вас видеть. Честно говоря думал вас, кххмм... Продали и увели от сюда пару дней назад. Чесно говоря не думал что вы тут окажетесь.

— Ну я решила вернуться, и разобраться с кое какими делами. Но ладно. Сейчас думаю лучше не обо мне говорить, а о сложившейся ситуации.

Похоже Лирика взяла дело в свои копыта. Сидрей был этому неимоверно рад, ибо сам не слишком любил политические дела, пусть даже такие маленькие как обстановка в одном городе. Долгое планирование не являлось его сильной чертой, лишь коротко-временные, быстрые решения во время боя, от которых непосредственно в данный момент зависит его жизнь.

Пони прошли в столовую. Сев за стол, перед этим стряхнув все осколки разбитой посуды, Лирика продолжила разговор:

— Мы нарушили вашу обычную, уже привыкшую вам жизнь. За что я дико извиняюсь. теперь у вас может возникнуть куча проблем, и всё по нашей воле. Но позвольте я вам кое что расскажу.

— Я долго жила тут, и знала что планировал Корсер. Он как вы знаете, очень любил рабов, и не собирался останавливаться на мелкой торговли. Его планы шли гораздо дальше, он хотел ни много ни мало, а создать тут рабовладельческий рынок, столицу рабов этого региона.

— У вас же есть дети? — Лирика обратилась к меру.

Ноктофер внимательно слушал пегаску, пока та говорила.

— Да двое, они так же живут в городе.

— Как думаете какое будущее ждало их в данном развитии дел. Конечно же не очень хорошее, конечно если вы не желаете им судьбы охотников за головами.

— Нет, я как и все отцы, хочу чтобы они прожили свою жизнь спокойно, без войны.

— Теперь у них будет такой шанс. Какой будет жизнь ваших детей, какое будущее ждёт Лидсвил, зависит только от вас.

Они ещё некоторое время обсуждали дела, и решения проблем что могут возникнуть в дальнейшем, после того как город получил независимость от банды. Лирика в основном говорила об внутреннем устое, о фермерстве и прочих внутренних делах. Сидрей же посоветовал снять турели с особняка, и рассредоточить их по всему периметру города. Так же он рассказал о схроне оружия бывшего форта стальных рейнджеров.

Просидев почти до самой ночи Ноктофер ушёл.

Сидрей получил разрешение остаться в особняке на ночь, так же мэр пообещал, что это время их ни кто не будет беспокоить. Поэтому единорог решил принять ванную и смыть с себя уже засохшую кровь, и прочую грязь. На пустоши сложно принимать банные процедуры вообще как таковые, лишь в больших поселениях можно найти место где за крышечки, была возможность, снять комнату с душевой, да и то за качество воды ни кто не ручался. А тут был водный талисман, печка для подогрева, да и ванна что достойна высокопоставленных пони.

Броня на полу, винтовка на столике и пистолет в непосредственной близости на тумбочке, немного пены, что единорог всегда таскал с собой, и вот он — долгожданный отдых. Сидрей залез в ванную и уже успел расслабиться как в дверь постучали.

— Сидрей можно с тобой поговорить? Раздался кобылий голос. Это была Рудридж. Со всей своей прямолинейностью, она не дождалась ответа, и вошла в комнату.

— Да конечно.

— Я хотела узнать, спросить. Правильно ли ты считаешь поступил, что убил Корсера, ведь он не был твоим врагом, то есть твоим заклятым врагом.

— Он был заклятым врагом Лирики.

— Да. И разве не она должна была это сделать. Ведь это было бы правильно.

— Правильно? Это подразумевает под собой правила, а от куда они взялись?

Рудридж задумалась. Сид тем временем продолжил:

— Эти правила диктует пустошь что ломает пони, исправляет их на свой лад. Все мы уже привыкли к этому, но Лирика она другая, она хочет жить по своим законам, что лучше тех по которым живём мы. Тем самым она хочет исправить это место, сделать пони такими каким они были до войны. Но даже так, ей тоже нужна помощь, то что она собиралась сделать шло в противоречие её взглядам, пусть она тогда сама этого и не видела. Поэтому я нарушил план пустоши, чтобы не был нарушен жизненный путь Лирики.

— Я знала что ты скажешь, что то на подобии. И я доверяю тебе, твоим действиям и планам, я доверяю тебе свою жизнь и пойду с тобой на смерть если потребуется. Но всё же, не забывай, что ты тоже пони, и что ты не один, ты не должен брать всё на себя. — После сказанного она тут же ушла.

Сидрей остался один.
"Беру на себя слишком много" — подумал он и закрыл глаза.
"- Это совсем не много. Я могу сделать больше. Но. Но почему я раньше жил не так как сейчас. После того что случилось, что случилось со всеми кого я знал. Как я могу вообще чего то делать.

— Какая разница что было в прошлом? — Спросил его единорог что он знал под именем Медлоу.

— Прошлое делает из меня того, кем я являюсь сейчас.

— Да ты прав. Но прошлое лишь это основа, оно тебя направляет, и ты не должен жить в нём, ты должен жить в настоящем, думая о будущем.

— Не помню, когда это делал в последний раз. Я просто боюсь. Я давно не боялся. А теперь мне действительно страшно. Я думаю о будущем, но не только своём, но и Лирики, и Рудридж. Что я должен делать, правильные ли решения принимаю. Вдруг я ошибусь. Я всё ещё чувствую себя потерянным, я не могу разобраться в своих эмоциях.

— Тебе явно нужно с кем то об этом поговорить, — ответил Медлоу.

— Но ты мёртв. Мёртв как и все остальные.

— А разве у тебя больше нет друзей кроме меня?”
Сидрей открыл глаза. Перед ним опять предстала действительность. Возможно уже не такая плохая как раньше.

Выйдя из ванной комнаты он нашёл Лирику в коридоре. Она сидела окутавшись в его плащ. Сама она тоже успела помыться. Её шкурка была чистой, причёсанной и хорошо пахла, а грива зачёсана в хвостик и лежала на боку.

Сидрей подошёл к ней и присел рядом.

— О, ты тоже, помылся, как я гляжу, — произнесла Лирика, рассматривая Сида, что тоже впервые предстал перед ней без одежды. Теперь была видна его белоснежная шкура, и грива с хвостом оказались золотистого цвета, а не как раньше тускло жёлтого.

— Да, решил не опускать такую возможность, — он улыбнулся всё ещё не перестающей его разглядывать пегаске.

— Я тут ещё решила твой плащ, почистить.

— Спасибо, — ответил Сид. — А где все остальные?

— Спят.

— Ты лучше меня знаешь, здешнее расположение комнат. Не могла бы ты сказать где и мне можно остановиться?

— Да конечно. На втором этаже правое крыло, там четыре свободные комнаты. В последней уже спит Рудридж, так что можешь занять любую другую из трёх.

— Понятно. Тебе тоже лучше пойти отдохнуть. Завтра с утра, нужно будет уходить.

— Да конечно, понимаю, нам нельзя на долго задерживаться, у тебя ещё есть свои планы.

— Не только поэтому. Я не слишком доверяю местным жителям. Не думаю что все тут рады нашему присутствию. И возможно тут всё ещё есть те кто пособники прошлого режима.

— А я верю что у них всё будет хорошо, и они изберут правильный путь.

— Я тоже, в это верю. Но, всё же, нам лучше уйти.

— Хорошо, — ответила пегаска. Через небольшую паузу она более робко добавила. — Знаешь. Спасибо тебе Сид. За то что помог мне, со всем этим, что не бросил, хотя мог. Тогда когда ты просто сказал что поможешь мне, я не могла понять зачем ты это делаешь. Но я и не хотела разбираться, я просто подумала что ты являешься хорошим шансом исполнить мою цель. И я использовала тебя...

— Нет, — остановил её единорог. — Ты не использовала меня. Всё это же делал я сам, по своей воле. Я сам этого хотел. Потому. Потому что это попросту правильно.

Лирика улыбнулась, потом посмотрела на него.

— Да, теперь я это понимаю. Ты хороший пони. Ты несёшь добро пони.

— Не перехваливай меня. Не стоит, я сам ещё в себе до конца не разобрался.

— Как бы там не было, ты на правильном пути. — Лирика встала, сняв с себя плащ положив около Сида. — Я очень благодарна тебе, за всё... И за то что не дал мне... Ну ладно пока.

Лирика быстро развернулась, пробежала по коридору и скрылась за поворотом.

Сидрей проводил её взглядом, поднял плащ, после чего направился в свою комнату.


Утром, не слишком ранним, когда уже полностью светало. Троица путников опять собралась в дорогу. Лирика попрощалась с подругами. Рудридж пополнила свой боезапас из хранилища особняка, так же и Сидрей смог найти несколько энергетических батарей для энерго-магического оружия. Но деньги они брать не стали, оставив всю наличку городу.

Выйдя за ворота Лидсвилла они направились дальше по довоенной разрушенной дороге. Кругом практически ничего не было, до ближайшего города было очень большое расстояние, так что по пути могли встречаться лишь небольшие селения. Сейчас же их окружали лишь пустые холмы да мелкие горы. Изредка встречались рекламные плакаты с рекламой различных товаров, а так же плакаты агитационного типа.

Была уже середина дня, раз остановившись чтобы перекусить и отдохнуть они продвигались дальше, разговаривая на различные темы.

— Аха, да это тот самый момент когда он съел свои шнурки. — Улыбаясь говорила Лирика.

— Я этот фильм много раз смотрел, один из моих любимых, — ответил Сид.

— А тот что на корабле видел?

— Ахахаха, да, да, и этот тоже, и ни один раз.

— Я всё не могу понять, вы о чём вообще? — Недоумевающе спросила парочку Рудридж. — Какие шнурки? Какие ещё олени, корабли, зомби?

— Ммммм, это актёр такой. Он ещё раньше чем началась война снимался в черно-белых фильмах, — ответила пегаска.

— Кино?

— Ну да, он очень известный, и у него очень много фильмов.

— И вы там на небе, и... и под землёй очень его любите?

— Ну не то чтобы все по нему сума сходили, но мне он нравится, — сказал Сид.

— Да мне тоже.

— Понятно.

— Рудридж, только не говори что вы там в братстве стальных не смотрите кина.

— Нам показывают агитационные фильмы.

— И всё. — Удивился Сидрей. -Я вроде бы слышал что рейнджеры бывает собирают объекты искусства довоенной эпохи.

— Я как то с этим не связывалась. Хотя да некоторые писцы собирают книги, и наверное фильмы тоже.

— А как насчёт картин?

— Этого не слышала.

— Слушай, Сидрей. — Обратилась к единорогу Лирика. — Я вспомнила, почему посчитала твою фамилию графской. Однажды, в подвале, я видела картину старого пони, в старой гвардейской униформе, и там кажется было подписано Ридчерсон.

— Значит ли это, то что особняк принадлежит нашему Сидрею? — Спросила Рудридж.

— Навряд ли, — ответил тот. — Ну то есть навряд ли с этим согласятся жители города. Да и к тому же, его старый владелец собрал там запасы первой необходимости, и установил водный талисман точно не для себя, ибо сам же имел билет в стойло. Значит он хотел отдать свой дом тем кто будет больше в нём нуждаться, он завещал его пустоши, тем пони кто будет тут жить после войны.

— А желание помогать людям? Передаётся по наследству? — Опять спросила Рудридж.

— Я помогаю людям? — С серьёзным недоумением ответил Сид.

— Дурында, — улыбаясь, произнесла рейнджерша. Мордочку Лирики тоже озарила улыбка.

Наследство? Сидрей подумал о своём стойле. Каждый первый ребёнок в семье получал фамилию Ридчерсон, идёт ли она от отца, или от матери. С фамилией так же пони получал высокий титул, и право жениться на ком угодно, даже в разрез с правилами поддержания популяции стойла. Сидрей проверял свою родословную, как оказалось его предки были разумными пони.

— А знаете? Есть всё же одна странная вещь. — Начал говорить единорог, слегка задумавшись. — В моём семействе, всегда любили рассказывать о кобылке министерства по имени Рэрити. именно её портрет я обнаружил в офисе что был на втором этаже особняка.

Сидрей усмехнулся, потом опять продолжил:

— Эта кобылка была элементом щедрости. Она совсем не жалела себя, всё время старалась помочь другим. Отдавала последнее, ничего не прося в замен. Из шести министерских кобылок, об ней практически ничего не известно. Хотя и занималась рекламированием других, и даже учитывая её красоту и аристократическое поведение, она не любила быть в центре внимания. Я находил лишь маленькие статьи, в книгах и газетах, что лишь мельком упоминали её имя.

— Ну а моя любимая кобылка министерств — это Эплджек, — Сказала Рудридж, после того как Сидрей закончил.

— Хех, ну это и понятно, — ответил тот. Потом обратился к Лирике. — А твоя любимая — Рейнбоу Дэш.

— Ты тут из себя оригинала не корчи, — возразила пегаска. — Да Рейнбоу Дэш является моим кумиром, но я то на неё не похожа.

— Я тоже не похожа на Эплджек. Всё время говорить правду, как вы себе это представляете. И на поле боя так себя вести. Эй! Враги! Я сейчас атакую слева... Пффф. — Она резко остановилась и посмотрела в даль. — Стойте! Там кто то есть.

В той стороне куда она указывала копытом находилась заправка с небольшим супермаркетом пристроенным к ней. Здание очень обветшавшее, краски почти ни где не осталось, та армутура что находилась с наружу, было ржавой. Так же как и рекламный щит с Спаркл Колой. И вот как раз на нём находилась чёрная тень.

Сидрей как всегда решил воспользоваться оптическим прицелом винтовки. То что он там увидел, а точнее кого, оказался пегасом облачённым в чёрную броню.

— Анклав, — произнес он с призрением. – Ну как тихо, и давайте подойдём по ближе.

Троица мигом сошла с дороги, и крадучись по канаве, скрываясь за всевозможными укрытиями типа камней и холмов, подошла к заправки на расстояние примерно в сотню метров.

Сидрей опять скинул свою винтовку и начал целиться в пегаса что расположился на верхушке рекламного щита, патрулируя окрестности. готовый в любую секунду свести курок, он пристально разглядывал крылатого солдата.

— Ты же не собираешься его убивать? — Взволновано спросила Лирика.

Сидрей продолжал смотреть в прицел:

— Похоже патрульный, остальные должно быть внутри.

— Не надо, прошу тебя, — снова начала пегаска. — В анклаве не все пони плохие. Они просто служат своему правительству.

Рудридж смотрела на единорога, ожидая его действий.

— Сидрей?

Он тяжело вздохнул, потом произнёс.

— Ладно. В бой вступать не будем. Я думаю стоит отойти к автобусу в заде нас, и от туда немного понаблюдать за ними, пока не улетят.

Сидрей повесил винтовку на спину. Но когда они уже хотели переходить на сменить укрытие, на дороги, с другой стороны от заправки, показался пони в обычной одежде, с сумками и полуавтоматическим ружьём на боку. Он медленно шёл по дороге, не подозревая что за ним наблюдают, сразу несколько вооружённых пони из разных группировок.

Сидрей замер на месте смотря в сторону путника, так как же смотрели на него Рудридж и Лирика. Так же как наблюдал за приближавшейся к нему цели солдат Анклава.

Пони не спеша дошёл до площадки перед заправкой, возможно он мог бы просто пройти это место, но по воле рока, ведомый планом что ему прописала пустошь он посмотрел в сторону супермаркета, на верх рекламного щита.

Выстрел плазменной винтовки в ту же секунду оборвал его жизнь.

— Нет, не прощу, — тихо произнёс Сидрей, вскидывая винтовку и выходя на позицию для удобной стрельбы. Рудридж взвела автоматы в боевой режим выбегая на дорогу.

Сид не промахнулся. Магическая пуля достигла своей цели, и пегас упал в низ. на стоянку машин под ним. Единорог же тем временем продолжал двигаться к супермаркету. Из дверей на звуки снаружи вышел ещё один пегас, его тут же окатил град пуль с боевых сёдел стальной рейнджерши.

Лирика с ужасом в глазах, без сил что либо сделать, продолжала смотреть в сторону новой жестокой битвы, что развернулась на просторах пустоши.

_________________

Заметка: Следующий уровень.

Новая способность: Виртуоз — теперь вы можете использовать сразу несколько заклинаний что не отразится на мощности каждого из них.