Автор рисунка: Stinkehund
"Прошлые обиды" “Переход”

"Рыцарь"

Fallout Equestria: Магия прогресса

Глава III
“Рыцарь”

От ветра, что гулял между высотными домами, был слышен лёгкий гул, нечто, напоминающее взлёт летательного корабля пегасов, но никто из присутствовавших никогда не видел и тем более не слышал такой техники, так что они скорее сравнивали этот звук с вентиляцией, гонявшей воздух по трубам. Порой ветер становился громче, порой уходил на нет, но то, что продолжалось слышаться всегда, это выстрелы раздающиеся со всех сторон.

Лёгкий моросящий дождь не переставал идти уже целый день, облака закрывали солнце, и казалось, что уже ночь, хотя был даже не вечер. Погода не была на их стороне, делая этот день ещё более угнетающим.

Сидрей пробежал между поржавевшими машинами, что были разбросаны по улице, именно разбросаны, как будто кто-то проехал на бульдозере, руша всё на своём пути. Передвигаться по таким завалам было сложно, но он уже привык. Дождь не проходил через броню, но изрядно затруднял видимость, небольшие капли растекались по забралу шлема, из-за чего приходилось постоянно протирать его тряпкой. Специально для таких случаев Сидрей намотал кусок ткани вокруг ноги, что не была занята ПипБаком.

В некоторых местах, где здания загораживали тусклый свет, идущий из облаков, было практически ничего не видно, и это даже можно было сравнить с тоннелями техобслуживания стойла, если бы конечно не сырость и не озноб.

Обогнув рекламный щит, загородивший пол улицы, он направился к группе пони, сидевших в импровизированном укрытии, из обломков армированного бетона, упавших с верхних этажей соседнего дома, хотя это и были все его верхние этажи. Сидрей подошёл к земпони в броне, из-за которой был различим лишь цвет его синей гривы. В данный момент находясь посреди двух широких, но не высоких зданий, не было видно боя, и казалось, что это просто пони — туристы остановились здесь, чтобы отдохнуть в пути.

Синегривый сидел около бетонной плиты, вздымающейся на два метра вверх. Пони смотрел в свой ПипБак перелистывая страницы текста и изображений схематичных карт. Около него были разложены серебристые ящики с символикой стойла. Рядом стоял пони-единорог, облачённый в такую же чёрную броню, смотревший за плиту при помощи перископического устройства, надетого на своём копыте.

Добравшись до укрытия, Сидрей встал по стойке смирно и начал доклад:

— Сэр, на запад идёт прямой широкий проспект, — ровно отчеканил он, и уже собирался продолжать, как вдруг тот пони, которому он изъяснялся, резко встал и одним быстрым рывком повалил того на землю. В тот же момент позади Сидрея словно взорвалась земля, подняв облачко пыли, и оставив после себя светящуюся жёлтым цветом выемку оплавленного песка.

— Давай скорее сюда! — прокричал на Сидрея его спаситель, уводя ближе к куску бетона, за которым сам сидел только что.

Два пони быстро проползли за укрытие и остановились там. Пони-единорог тем временем повернулся к ним и произнёс:

— Семнадцатый этаж, третье окошко слева.

— Понятно, — ответил синегривый, потом обратился к Сидрею. — Прекрати действовать как на учениях в стойле, иначе точно не доживёшь до следующего утра.

Синегривого звали Кэрвин, он был командиром первой группы. Умел быстро принимать правильные решения в трудных ситуациях. Ему даже шло быть военным. Казалось, что у него всегда есть план, что он всегда знает как нужно поступить. Из-за чего и был очень хорошим командиром, ибо сейчас, никто не имел никакого понятия, что нужно делать. “Если у врага есть численные перевес, и всё против тебя, то нужно воспользоваться тактикой внезапного нападения” — как то сказал он, когда дела были совсем плохи. С не большим отрядом он тогда ворвался в здание музея, где засел отряд гончих, и быстро зачистил их небольшую стоянку, дав пути отступления остальным пони.

У Сидрея бешено колотилось сердце. Вероятность того что броня сможет распределить энергию выстрела была пятьдесят на пятьдесят. Буквально всего мгновение назад он мог бы умереть, и тогда… Тогда бы его не стало и он не смог бы больше ничего сделать, он не смог бы выполнить свой долг перед стойлом, он не смог бы помочь другим пони что так же вышли на поверхность и пытаются выйти из города.

Только спустя какое то время он смог восстановить дыхание, и попытался что то сказать Кэрвину, но тот начал первым:

— Субординация это хорошо, но чёрт побери! Мы тут не строевой занимаемся. От твоих действий зависит не только твоя жизнь, но и судьба всей группы. Так что действуй быстрее, без этих сэров.

— Ага, понятно, — тихо ответил Сидрей.

— Так что там с западным направлением?

— А, да. На западе, думаю, можно пройти. Свободная улица полкилометра, дальше завал, но не большой. Собак не заметил. Видать не успели ещё там основаться, но возможность засады не исключаю.

— Понятно. Выбора у нас особо и нет, так что все равно идём этим путём. А пока видел, откуда стрелял снайпер?

— Так точно.

— Он как раз эту дорогу и держит, чудо, что ты до сюда добежать успел, видать, он был отвлечён на нас и тебя не сразу заметил.

— Да, повезло, — ответил Сидрей. — А с рациями что, связи до сих пор нет?

Отсутствие каких либо сигналов и невозможность связи в самой группе сильно мешала пони. Именно из-за этого приходилось самому приходить к штабу чтобы получить новые указания, или же сообщаться при помощи посыльных, но солдат и так не хватало, так что данный вид связи использовался редко.

— По всей видимости они глушат весь город, — начал Кэрвин. — А может и не они. Тут полно очагов радиации, возможно, это и являются причиной сбоев в связи. Так, ладно. Скоро сюда подойдут отряды В и С, так что тебе нужно избавиться от этого снайпера. Пока жди здесь, я даю тебе в подмогу Медлоу.

— А разве он не в паре с Хигстоном? — поинтересовался Сидрей.

— Уже нет, — сухо ответил Кэрвин, — Хигстон погиб двадцать минут назад.

При выходе из стойла, пони имели чёткий план действий того, что нужно сделать, чтобы выбраться из города, и в первые же минуты, весь этот план провалился, потому что ни кто не был бойцом и не имел навыков выживания на пустошах. При первой же встречи погибло много пони, что посеяло хаос в рядах стойловских выходцев. Но Кэрвин быстро взял всё в свои копыта, перераспределив силы, создав небольшие группы с равными огневыми возможностями для быстрой координации действий. И так уж получилось, что Медлоу бывший напарником Сидрея оказался в другом отряде. Но теперь они опять вместе, хотя это особо и не вызывало радости, ибо причина этого события была не столь радостной.

— Совсем скоро они должны быть здесь, — произнёс Кэрвин и посмотрел в сторону, откуда должны были прийти два отряда.

Небольшой промежуток между двумя домами, освещённый переносными фонарями, изогнутая улочка, не дающая прямого прохода на соседнюю улицу, из-за чего не было видно, что там сейчас происходит. Отряды В и С находились сейчас по ту сторону, и сдерживали натиск адских гончьих, чтобы те не захватили эти здания и не смогли подойти ближе, пока главный отряд А разведывал местность.

Послышались приближающиеся выстрелы и взрывы. Шум стрельбы постоянно наполнял город, и уже воспринимался как фоновый, но сейчас, когда бой подходил вплотную, вызывал озноб у Сидрея. Ему было страшно. Смотреть на адскую гончью в оптический прицел, это совсем не то, что встретиться с ней лицом к лицу. Когда она может одним рывком, одним взмахом своей когтистой лапы разорвать тебя пополам. Это наводило ужас на Сидрея. Его коленки немного затряслись, но, заметив это, он всё же смог успокоить свои непослушные ноги, и взять себя в копыта. Прижав поближе к телу свою винтовку, он начал целиться в тёмный переулок, ожидая когда кто ни то оттуда выйдет.

Долгие секунды ничего не происходило. Совсем рядом раздались ещё два взрыва, и уже из общего шума были различимы крики приближающихся пони. Вот из переулка выбежал единорог. Сингстон Норс, его так звали, Сидрей узнал его, это был командир группы С. Он развернулся и, глядя в ту сторону, откуда только что прибежал, крикнул что-то неразборчиво, помахав на себя копытом. Вскоре из проулка выбежали ещё пони. Среди них было много раненых, перебинтованных, большинство всё ещё были в силах передвигаться самостоятельно, кроме одного, что шёл прислонившись боком к соратнику. Вслед за ними вышел пони-единорог, волоча за собой в телекинетическом поле сферическое устройство, диаметром в полметра, внизу находились сошки, а по середине шла кайма на которой держался пульт управления с зеленоватым экраном. Устройство было в сплошных вмятинах, с несколькими пробоинами в его металлическом корпусе. После того как его вынесли, волна ужаса прошла по мордочкам пони.

Сидрей рванул с места к прибывшей группе. Он подбежал к раненому, что не мог передвигаться самостоятельно, и подпёр с другого бока, помогая оттаскивать его к штабу. Положив пони на землю около медицинского оборудования, чтобы ему сразу могли оказать помощь, Сидрей опять двинулся к проходу между домов, чтобы помочь отступающим.

Из-за угла показался ещё один единорог, несущий такую же сферу как и предыдущая, но та была в более хорошем состоянии. Потом вышли два пони с миниганами, и пони с металлическими контейнерами, прикреплёнными к бокам заместо обычных седельных сумок.

— Проход заминирован, это задержит их на какое то время, — запыхавшись сказал один из последних пони.

— Хорошо, — ответил Норс и направился к Кэрвину. — Взрывом от реактивного снаряда был повреждён излучатель группы С, мы еле спаслись.

— Эти штуки нужно беречь. Ты молодец, что не оставил сломанный там. У нас осталось всего два рабочих, если сломается ещё один, то мы просто потеряем возможность передвижения.

Тем временем главный инженер отряда уже начал чинить прибор. Он снял верхнюю защитную крышку, и на его лице появилось облегчённая улыбка.

— Повреждены провода, ни какой важной аппаратуры не задето, справлюсь за несколько минут, — прокомментировал тот увиденное.

Если бы не эти излучатели, то псы начнут выпрыгивать прямо из под земли, это единственное что сдерживало тех от ближнего боя. Так что новость немного успокоила Сидрея, но кое-что ему всё ещё не давало покоя. Он оглянулся по сторонам, рассматривая вновь прибывших пони. Половина была без шлемов, многие решили избавиться от них в первое же время, ибо забрало постоянно давало блики и намокало водой, что мешало обзору. Среди них не было того, кого он искал.

Крутясь на месте, он всё ещё пытался высмотреть в толпе нужного ему пони. Как вдруг один из тех, что были в шлемах, подошел к нему и ткнул копытом в бок.

— Эй, что то потерял что ли?

— Вых-тыж-ё! Медлоу, как я рад тебя видеть.

— Я тоже.

— Как ты меня узнал?

— Ты тут один с этим самодельным костылём ходишь.

— Моя винтовка уже успела себя хорошо показать. Так что не надо.

— Мне тут ещё сказали, что теперь ты со мной в паре.

— Не я с тобой, а ты со мной, не путай тут, — шутя возразил Сидрей.

— Ой да ладно. Ну и какое у нас задание?

— Вынести снайпера, что будет мешать нашему продвижению.

— Ладно, как мы это сделаем?

— Думаю пройти через завалы и попасть в дом напротив, там найти лестницу и забраться как можно выше.

— Почему они не помогают нам?! — раздался крик.

Сидрей повернулся к пони, лежавшему с остальными ранеными.

— Почему они не помогают, — уже тихо сказал тот, смотря в верх.

На этом пони не было каких-то серьёзных видимых ранений. Сидрей подошёл к врачу и спросил:

— Что с ним?

— Передозировка Дэша, — сухо ответил тот. — Этого стоило ожидать. Мы уже почти сутки не спали, так что, чтобы поддерживать себя в бодрствующем состоянии, приходится вкалывать боевые наркотики, но это вызывает побочные действия. — Доктор говорил ровно и фактически без эмоций, когда Сидрей пристальней посмотрел на него, то заметил мешки под глазами.

— Да, — словно прочитав мысли, ответил тот. — Сам я их пока не употребляю. Хотя они и повышают общий тонус организма, они затупляют мышление, а я ещё должен заботиться о других пони, и по возможности не допускать ошибок. Сейчас вколю ему немного нейтрализатора токсинов, потом адреналин. Так он продержится ещё немного времени, часов двенадцать, думаю. — Сидрей знал этого пони ещё в стойле, и холодная расчётливость не была присуща ему. Но в данной ситуации, наверное так себя и надо вести. — Сколько инъекций ты уже сделал себе?

— Одну, полчаса назад, кажется.

— Хорошо, следующую делай как минимум спустя шесть часов, в твоём случае это через пять, но не раньше, иначе это может сказаться на психике, хотя тут и без того можно свихнуться.

— Хорошо, — ответил Сидрей.

Мы все здесь умрем.

Доктор тем временем достал из своей сумки металлическую ампулу, отвернул колпачок, под которым оказалась игла, и вколол её пони. Лекарство начало действовать, и тот закрыл глаза, проговорив перед тем как вырубиться:

— Почему?

Сидрей взглянул в чёрное небо, туда куда смотрел тот бедолага, что практически сошёл с ума. Будет ли от него ещё толк.

Маленькие капли дождя падали прямо на забрало. Высоко над городом сверкнула большая молния, озарив светом тучи во все стороны вплоть до горизонта, из-за чего стали различимы пять теней крылатых пони. Уже не первый раз их замечали. Но те ещё ни разу не выходили на контакт, просто летали и наблюдали. Постоянно появляясь то тут, то там, они просто патрулировали город.

— Почему вы не помогаете? — спросил Сидрей их.


— Почему?

Сидрей снова задал тот же вопрос, склонив голову над мертвым пегасом, которого только что убил. Он так же не надеялся получить ответ, ибо это было невозможно ни тогда, ни сейчас. Стоя в помещении бывшего супермаркета, находившегося между двух городов на бесплотной пустоши, он снова вспомнил те события, его снова одолела та злость.

— Больше никого, — произнесла Рудридж войдя с улицы.

— Да, похоже, это последний. — Сидрей отвернулся от тела и взглянул на рейнджершу. Та стояла прямо напротив него, взгляд был спокойным, но всё же казалось, что она хочет что то спросить. — Смотри, там в углу лежат кое-какие вещи, броня, оружие.

Рудридж посмотрела в сторону, куда указал Сидрей. Пыль от произошедшего здесь боя ещё не успела улечься, но пони всё же смогла разглядеть то, что он имел в виду.

— Это часть арсенала из моего форпоста. На броне явно видна символика Стальных Рейнджеров.

— Я тоже это заметил.

— Значит, они были здесь.

— По всей видимости тому летающему аппарату, коим они пользовались, не хватило мощности чтобы перевести матричный мэйнфрейм, и они остановились здесь, чтобы сбросить лишнее. А пегасы... Они наверное засекли летающее судно и решили за ним проследить.

Рудридж даже после увиденного украденного имущества с форпоста не выражала никаких эмоций.

Возможно, она уже справилась с потерей, а если это так, то она гораздо сильнее меня, — подумал Сидрей.

— Тут костёр. — Кобылка указала в горстку пепла обложенную кирпичём. — Ещё немного дымит, кто то провёл тут ночь.

Действительно, зола испускала небольшие ниточки дыма, что поднимались к верху и развеивались сквозняком. Сидрей отошол от трупа пегаса и направился к костерку. Подойдя он поворошил его копытом, в самом низу показались небольшие красные угольки.

— Возможно они делали тут привал. Но почему они не летели сразу до своей базы.

— Не забывай что небо под контролем пегасов, если они с ними не в заговоре, то значит они должны скрываться от патрулей Анклава. — Заключила Рудридж.

Да кстати на счёт Анклава. Они использовали энергетическое оружие, это редкость на пустошах, думаю, надо снять с трупов то, что мы сможем унести. Оно нам может ещё пригодиться. На улице было лишь двое?

— Да. Я пожалуй пойду гляну что они с собой носили.

Рудридж направилась к выходу. Дойдя уже до дверного проёма она неожиданно встретилась с Лирикой. Та выглядела очень взволнованной и немного нервной.

— Это было обязательно? — Спросила она смотря на Сидрея, и необращая ни какого внимания на стоявшую рядом Рудридж.

— Что обязательно?

— Убивать их!

Сидрея возмутил этот вопрос.

— А разве нет. Они пытались убить нас. Мы убили их.

— И сколько это будет продолжаться? С обоих сторон есть хорошие пони, которые просто не могут, пока что, повлиять на происходящее. Ты не должен убивать всех. Нужно остановиться, ибо бесконечная война ни к чему хорошему не приведёт.

Лирика была явно не в себе, и почти ж то уже переходила на крик, еле сдерживая себя. Сидрей же был спокоен как всегда.

— Да больно пофиг. Вот убьём всех сверху, и будет хорошо. А то вы там совсем зажрались. Отреклись от всех остальных. Хотя бы кто ни то помог пони вышедшим из стойла, когда это было так нужно?... Нет!

Лирика стиснула зубы, но ничего больше не сказала и просто вышла наружу, оставив рейнджершу и выходца из стойла на тех же самых местах где они и стояли.

— Зря ты так, — обратилась к Сидрею Рудридж.

— Что? Разве ты не думаешь, что пегасы бесполезны, и делают Эквестрию только хуже.

— Да я не о том. Просто ты сказал “ВЫ”.

Сидрей взмахнул головой. Переходить на личности было действительно ошибкой, но сейчас он не хотел признавать себя не правым, да и ещё и виноватым.

— Я пойду собирать энерго-оружие, и ты тоже займись делом, — произнёс он и направился к телу пегаса, что лежал посередине комнаты.

Почему он там находился. Тут нет укрытий. Сидрей просто ворвался внутрь супермаркета и убил Анклавовца, пока тот даже не успел отреагировать. Кто знает, кем был этот пегас, может, он вообще не хотел тут находиться, не хотел воевать, выполняя лишь приказы вышестоящего командования.

Нет, не стоит их жалеть, — остановил свой поток мыслей Сидрей. — Они не достойны этого.


Лирика сидела на дороге, прислонившись к наклонённой немного в бок бензоколонке. Краска почти что уже вся облезла, циферблата давно нет. рядом красовался плакат с надписью: “Супермаркет там, где вам это необходимо, самый большой выбор продуктов у нас. Супермаркет Кейк”. Действительно там где нужно. Это здание частенько давало приют для караванов торговцев, одиноким путникам или же небольшим группировкам, а больших тут ни когда и не встретишь.

Пегаска, с хмурым видом, смотрела в небо, где должно было быть солнце, но сейчас это лишь светлое пятно на фоне серых облаков. Сидрей вышел на площадку перед супермаркетом и увидел её. Сначала появилась мысль подойти извиниться, но у него не было ни одной идеи, что нужно сказать.

Немножко поодаль стояла Рудридж с разложенными боеприпасами, что она собрала. Рядом лежала энергетическая винтовка, и пара энергетических пистолетов. Сидрей так же нашёл одну винтовку и пистолет. Он подошёл к рейнджерше и положил оружие на землю перед ней.

— Не густо конечно, — произнёс он. — Думал у Анклава больше вооружения.

— Ага, довольно скудный развед отряд попался. — Ответила Рудридж. — Но тут и Стальных рейнджеров не много, так что возможно они там тоже видят особой нужды держать здесь большие силы.

С трёх трупов: три лазерных пистолета, две плазменных винтовки и две плазменных гранаты.

— Воспользуешься винтовками? Их как раз две, можно прикрепить к твоему боевому седлу заместо автоматов.

— Нет, энергетическое оружие не моё. Мне же нужна скорострельность.

Рудридж провела копытом по стволу своего автомата.

— Ну как знаешь. Ты поднималась к снайперу?

— Ага. Но ничего хорошего у него взять нельзя. Похоже, твой выстрел сломал его оружие. = Кобылка пожала плечами. — Это была снайперская винтовка ДКС-500, запчасти от неё к твоей, думаю, не подойдут.

— Понятно. Но все равно у нас теперь появилась неплохая огневая мощь. Теперь будет легче дойти до цели. — Сидрей посмотрел в сторону Лирики. — Как она?

— Можешь сам подойти спросить. — Рудридж глянула на единорога, делая ему вызов.

— Не думаю, что у меня получится.

— Ладно, я потом с ней сама поговорю. А пока расскажи, почему тебе так не нравятся пегасы?

— Они вроде как всем земным не нравятся.

— Ну это да, но тебя, я чую, они задели как то по-особому.

Сидрей посмотрел на свою собеседницу. Пару секунд он думал над вопросом, потом ответил:

— Всё из-за дождя.

— Из-за дождя?

— Знаешь, когда я вышел из стойла. В первый день, точнее весь день шел дождь. Я, да и никто, думаю, из остальных не были привычны к погоде. Я лично никогда не видел дождя, и, честно говоря, он меня раздражал. Ещё во время боя над нами всё время летали пегасы. И ладно, что они не могли помочь нам, поддержать огнём с верху. Хотя это тоже меня выводит из себя. Но что больше всего задело — это то, что они не могли прекратить этот чертов дождь. Он закончился лишь ночью следующего дня.

— Пегасы больше не следят за погодой.

— Да, теперь они заботятся лишь о себе.

— Но не Лирика, не забывай это. Она сама сюда спустилась, по своей воле.

— Да, я это понимаю. Она совсем другая, она одна стоит больше, чем все эти пегасы анклавовцы.

— Скажи ей как-нито это.

— Как-нибудь, — тихо ответил Сидрей, потом взял кусок прочной мешковой ткани, что нашёл в супермаркете и начал заворачивать в них плазменные винтовки, чтобы затем повесить себе на спину.

— Нужно отправляться дальше, соберем вещи и в путь, я понесу винтовки. Пистолеты и боеприпасы возьми к себе.

— Хорошо, — Рудридж подняла плазменные пистолеты и положила в свой вещмешок, так же взяла те боеприпасы, что подыскала к своим автоматами. Когда вещи были собраны, она направилась к Лирике. — Скажу ей, что пора идти.

Сидрей продолжил упаковку оружия, затянув ремни, чтобы новый груз не трясся при ходьбе и не мешал, если вдруг придётся с кем-нито воевать. Разместив мешок по другую сторону от своей винтовки, он ещё раз проверил удобность закреплённого груза, потом посмотрел на спутниц.

Рудридж уже долго беседовала с Лирикой, и похоже она нашла с ней общий язык. Через некоторое время Рудридж глянула на Сидрея, чем показала, что они готовы идти. Но перед тем как двинуться в путь, он всё же решил обыскать труп того бедолаги, которого убил солдат анклава. Рассмотрев с близи его тело, ничего нового он не заметил. Старая кожаная куртка, вещмешок, ружьё — обычное снаряжение для жителя пустоши. Но всё же не стоит недооценивать незнакомцев, или же как бы непонячно это не звучало — трупы незнакомцев. Возможно, он нёс с собой что-то ценное, или же он сам не подозревал, что у него есть что-то дорогое. Хотя тут подразумевалась не его денежная составляющая, а ценность другого характера.

Сняв с павшего пони его вещмешок, Сидрей аккуратно развязал верёвку, что стягивала его верхушку, и стал по одной доставать оттуда вещи. По началу попадалось простое барахло: сигареты, губная гармошка, вполне приличном состоянии, кольт и патроны к нему, консервированные яблоки, узелок из тряпки. Но весила эта тряпка больше чем обычная ткань. Тогда Сидрей развернул её и увидел золотую медаль.

Сидрей нахмурил брови. Ему где-то уже попадалась эта редкая вещичка. Нужно было лишь напрячь память. Шериф одной из деревень, в которую он как-то раз заходил, носил её. Городок Ветряная Мельница, он находился совсем недалеко отсюда, приблизительно четыре часа пути. Жителей там немного, да и само место особо ничем не славилась, просто тихий уголок на пустоши. Но всё же, откуда у этого пони медаль? Шериф решил поделиться с ним одной из своих самых ценных вещей. Или же более разумное — он убил и ограбил шерифа, а значит, что это бандит.

Сидрей сильно топнул от озарившей его догадки.

Если он бандит, то анклавовец правильно поступил, убив его. А сам же Сидрей оказался тут злодеем.

Завернув находку обратно в ткань, он положил её к себе в карман на седельной сумке.

— Что там? — спросила его подошедшая Рудридж.

— Ммм... ничего интересного, немного крышечек. — Он посмотрел на рейнджершу. Лирика же стоявшая в нескольких метрах, сразу отвела глаза.

— Вы готовы? — обратился он к спутницам.

— Да, всё в порядке, — ответила Рудридж.

— Тогда идёмте. Нам уже давно пора.

Всю дорогу Сидрей с Лирикой не перемолвились ни словом. Пегаска вообще старалась идти поодаль. Только Рудридж шла непринуждённо и могла общаться с ними обоими, хотя по натуре своей была не из говорливых. Пройдя так полдня, они вышли на холмистую местность, с часто встречающимися гладкие, чёрные булыжниками различных размеров.

Редкие деревья, вскоре перешли в густой лес. Но как и везде, ни на одной ветке не было ни одного зелёного листочка. Их мрачные тёмные стволы поднимались в верх, к более светлому, но такому же бесцветному небу, распускаясь множеством потемневших и поломаных от старости ветвей. Зеленоватый мох лишь немного окутывал их корни, давая немного красок этой монохромной картине.

На обочинах изредка встречались поржавевшие самоходные и обычные тяговые повозки. Время не пожалело их как и всё что было вот так раскидано по пустошам. Металлические корпуса насквозь проела ржавчина, стёкол не было в помине, лишь пластиковые детали сохранились в более менее целостном состоянии.

Сидрей шёл в переди и продолжал думать о Лирике. Останется ли она с ним, когда они дойдут до форпоста рейнджеров, или уйдёт от него по своим делам. Думал о том, кем же был тот пони, и что случилось с Праймхенд, шерифом города. Хочет ли он это узнать. Узнать наверняка, был ли он прав, атаковав солдат анклава, или же сильно ошибался. Нет. Он точно был прав. Ибо анклав — это зло, которое нужно истреблять.

Через некоторое время они подошли к развилке. От шоссе отходила в сторону более узкая дорога, уходившая вглубь леса. Никаких знаков там не стояло, ни одного указателя, что хотя бы что то говорил бы об этом направлении.

Сидрей остановился. Рядом с ним встала Рудридж, взяв на изготовку своё оружие, поодаль остановилась Лирика.

— Что встал? — тихо спросила рейнджерша.

— Мне нужно зайти в Ветряную Мельницу, у меня там есть кое-какие дела, — ответил Сидрей.

Рудридж посмотрела на него вопросительно.

— До них порядка часа ходьбы. Итого мы потеряем максимум два с половиной часа максимум, это не так уж и много.

— Ну если тебе очень нужно.

Сидрей кивнул в ответ, и вся троица свернула с шоссе, отправившись к Ветряной Мельнице. По дороге туда часто встречались поваленные деревья. Но те были оттащены в стороны освобождая узкий проход, по которому мог пройти пони и смог протащить за собой повозку.

Сам путь немного напоминал тропинку из сказки. Трухлявые деревья, запах болота, чёрные вороны, летающие над головой. А в конце их должна была обязательно ждать ведьма или дракон. В ведьм Сидрей не верил, а вот дракона встретить можно. Хотя всё же дорога не была столь пугающей, когда всё на пустоши выглядит таким же образом.

Как и говорил Сидрей, через час ходьбы они вышли к кольцу деревянных домов выстроенных вокруг бетонной стены, за которой находилось двухэтажное здание и весьма высокая металлическая мачта с тарелками на вершине. Когда-то это была ретрансляционная станция стратегического назначения, сейчас же антенна не работала. Само здание и территория около него дали дом для многих пони. Но в данный момент не было видно ни единой души.

Первое кольцо деревянных сарайчиков было отведено под склады для всякой всячины, что нужна обычным жителям пустоши, что не занимаются грабежами и разбоями. Второе кольцо состояло из пяти жилых домов. Это были небольшие постройки из дерева комнаты на две максимум.

Обычно подходя к городу, сразу слышишь суматоху жизни, что там идёт, но тут царила гробовая тишина. Пройдя первую постройку, Сидрей заметил следы от выстрелов и обгорелую землю. Окна дома по правую сторону от него, были разбиты.

— Этот город ведь не всегда такой тихий? — спросила Лирика, озаряясь по сторонам.

— Отнюдь, — коротко ответил Сидрей.

— Если тут была бойня, где же тела? — заметила Рудридж, после добавив. — И где мельница?

Тел действительно не было. Как самих жителей, так и нападавших. Но для этого могла быть куча причин.

— Нужно пройти к центру и зайти за стену, там главное здание. Если кто и есть в городе, то он должен быть там, — тихо произнёс Сидрей и двинулся дальше.

Когда он обошёл ещё один дом под ногами что то заскрежетало. Это оказалась рассыпаная кучка гильз. Он остановился и наклонил голову чтобы разглядеть их поближе, узнать калибр. Но вдруг что-то упало в паре метров от него в песок. Металлическая колба с светящимся синим индикатором.

— Граната! — успел прокричать Сидрей и сделал шаг назад.

Тихий хлопок, после чего вокруг места взрыва возник искрящийся голубоватый шар, который поглотил всех троих. Шерсть по всему телу встала дыбом, азащитный костюм слегка нагрелся.

Ещё одна граната упала чуть дальше, после чего повторилось такое же световое шоу. Сидрея ослепило, и он инстинктивно попятился боком к стене дома около него, чтобы хоть как-то начать ориентироваться в пространстве.

— Ахахахахаха! — раздался сумасшедший смех откуда-то слева.

Спереди послышались выстрелы. Всего лишь один автомат, по идее слишком мало для засады. Потом раздался грохот сзади, в нём сразу было различимо боевое седло Рудридж. Так же неожиданно как началась, стрельба стихла всего через пару секунд.

— Скорее открывайте ворота! — прокричал какой то жеребец.

— Где он? — раздался ещё один голос.

— Убежал в лес!

Зрение начало возвращаться. Сидрей осмотрелся. Рядом с ним стояли Рудридж и Лирика, они были невредимы, так же как и он, и это было чрезвычайно странно. Из открывшихся перед ними ворот выскочил рыжий пони с одним автоматом в боевом седле.

— Давайте скорее сюда! — прокричал он.

Не задавая лишних вопросов, троица сразу же побежала к нему. Преодолев границу стен они быстро обернулись назад, чтобы проверить не преследуют ли их. Двое пони закрыли за ними железные двери. После чего к ним подошли ещё несколько городских. Всего Сидрей насчитал семерых: четыре взрослых вооружённых пони, одетых в обычные деревенские куртки с вставками из кожи радаллигаторов, две кобылки и жеребец возраста лет пятнадцати. Это точно были жители города.

Почти всё пространство внутри было заставлено всевозможными вещами: деревянные ящики, металлические бочки, стоги сена, покрытые брезентом, телега с накиданным на ней барахлом. А внутри самого дома по идее должен жить сам Праймхэнт, там же находится медпункт деревни. Так было, когда Сидрей был здесь в предыдущий раз, приблизительно месяца четыре назад.

Молодой земпони подошёл к прибывшим и сразу же заговорил:

— Вы пришли сюда, потому что встретили моего отца, вы пришли сюда помочь нам по его просьбе?

Должно быть, это сын Праймхента, — подумал Сидрей, после чего ответил:

— Нет. Мы сюда пришли, ничего не зная.

Ответ явно расстроил жеребца, и тот убежал в здание. Троица проводила его взглядом. Чувствуя, что гостям нужно хоть что-то объяснить, к ним подошла фиолетовая кобылка с синей гривой зачёсанной назад в хвост. На ней было надето довольно не лохое платье для обычной жительницы пустоши. Сидрею показалось, что она чуть выше рангом, чем остальные.

— Здравствуйте, — начала она. — Думаю, вам нужны объяснения.

Троица кивнула в ответ.

— Меня зовут Бонни, я врач этого города, и жена шерифа Праймхента. — У неё был немного хрипловатый, но очень добрый голос. Кобыла напомнила Сидрею детского врача из стойла. Должно быть здесь она была уважаемой пони, не только потому, что была связана с главой поселения. В ней чувствовалась сила. — Вчера, поздним вечером на нас напали. Они молниеносно ворвались в город и начали стрелять по всем, кто тогда находился на улице. Я же была тут. Выбежав я увидела ужас творившийся в городе. Пони бегали в хаосе, слышалась стрельба и крики. Мой муж сразу же взяв ружьё, выбежал наружу за ворота. Он кое-как смог отбить пару домов, и дать отступающим пони шанс укрыться за стенами. Потом, зная, что долго не продержится, он отступил. И мы закрылись здесь.

Четверо пони погибли, но большинству удалось спастись. Сейчас нас тут восемнадцать. В основном дети и кобылки, что никогда не держали в копытах оружие. Сейчас вы видите перед собой почти что всю нашу боевую силу, плюс два пони на крыше, они заметили, как вы приближаетесь, и мы успели подготовиться вас встретить.

— А кто нападавшие? — не смог удержаться Сидрей.

— Рейдеры, — со злобой ответила та.

Сидрей задумался на секунду. Этого он совсем не ожидал.

— Они обкидали нас импульсными гранатами. Откуда у них такое оружие?

— Мы не знаем. — Кобылка пожала плечами. — Мы ни разу не встречали рейдеров в этом районе. В основном мы тут и живём потому, что здесь спокойно и тихо, по крайней мере, так было.

— Сначала я подумал, что это какая-то группировка наёмников, — присоединился к разговору пони в кожанке с множеством карманов, из одного торчали кусачки, что могло сказать о его принадлежности к механике. — Они обкидали нас импульсными гранатами, которые вывели из строя турели на здании ретранслятора, но потом они начали их швырять их просто так, пытаясь убивать ими пони, что имело мало толку.

— Значит, это просто безмозглые рейдеры.

— Интеллект никогда не был их сильной стороной, — добавил ещё один земпони. — Они взяли нас неожиданностью и количеством.

— Утром Праймхэнт решил отправиться на форпост стальных рейнджеров, в надежде, что они помогут. Я говорила что это дурацкая идея, что он не сможет пройти мимо рейдеров, но он меня не послушал.

Бонни склонила голову. Было видно, что она уже смирилась со смертью своего мужа.

— Я нашёл его медаль, у одного пони, в полдня пути от сюда. Но вашего мужа я не видел.

— Он никогда с ней не расставался. Значит, он погиб, — сказала пони и пошла в здание, добавив на ходу. — Извините, я вас покину. Если что, вам всё расскажут, что хотите узнать.

Задержаться на пару часов здесь не получится.

Сидрей взглянул на часы ПипБака. Ошибку того, что не воспользовался им ранее, не заметил приближающегося врага, он уже себе простил. В тот момент его голова была забита мыслями о Лирике.
"Чёрт возьми, мне нужно сосредоточиться".

Двадцать две минуты седьмого. Если бы они пошли к форту, то уже были бы там.

— Почему мы смогли дойти до вас, не встретив ни одного рейдера? — спросил он одного жителя города.

Это был земной пони с синей шкурой и короткой коричневой гривой. Из оружия он держал при себе длинное копьё, коими охотился на радаллигаторов, но и огнестрельное оружие тоже виднелось — шестизарядный револьвер в кобуре.

— Не знаю. Как наступил день, они отступили и затаились в лесу. А вас пропустили... может быть, чтобы поиграть. Судя по тем сумасшедшим крикам, что доносились всю ночь из леса, они очень любят веселиться.

— А сколько их вообще, рейдеров?

— Этого нам тоже не известно. Они всё время просто бегали между домами, большая часть, думаю, даже из леса не вышла, но предположительно десятка два, может больше. Знаете, вчера они практически не нападали, так сказать примерялись с силами, а сейчас, думаю, нам конец.

— Ну, это мы ещё посмотрим. — ответил Сид, потом обратился к пони, который, как он думал, был местным инженером. — Эй ты, как тебя зовут?

— Олдхэнт.

— Привет Олдхэнт, меня зовут Сидрей. Ты видать местный инженер. Где тут у тебя мастерская?

— “Инженер” слишком громко сказано. Я просто следил за тем немногочисленным оборудованием, что здесь было, а вообще я простой житель, так же занимаюсь охотой на болотах как и все. Но мастерская есть, правда в данный момент от неё нет толку, вся аппаратура погорела.

— Ну так где? Я хочу глянуть своё снаряжение.

— Подвал. Ты сразу увидишь дверь туда, как зайдёшь, справа.

— Понятно, спасибо, — ответил Сидрей, потом повернулся к своим спутникам. — Я пойду кое что проверю, а вы пока подождите здесь.

— Окей, — ответила Рудридж.

— Пойду к Бонни, может ей понадобится помощь с ранеными, — сухо произнесла Лирика.

— Ты знаешь медицину? — удивился Сидрей.

— Ну нам пегасам на облаках делать нечего, вот изучаем всякое. — Пройдя мимо Лирика сразу же скрылась за дверью в здании ретранслятора.

— Язвит, это хороший знак, — с улыбкой сказала Рудридж.

— Что-то я не вижу ничего хорошего.

Войдя вовнутрь здания Сидрей увидел перед собой большое помещение, заставленное самодельными койками из тех же ящиков, что лежали снаружи. Электричества не было, взамен ему пони расставили свечи.

Так как сооружение не предназначалось для содержания столь большого количества пони, всем приходилось тесниться. Второй этаж пустовал, но не без причины, в отличии от первого там были окна, которые хорошо простреливались. В основном в здании находились жеребята и их матери. По всей видимости большинство жеребцов погибли, защищая город.

Справа от входа, как и говорил Олдхэнт, виднелась дверь, ведущая в подвал. Внизу размещался трансформатор, множество металлических ящиков, верстак и куча инструментов. Света так же не было, так что пришлось воспользоваться заклинанием освещения. Сидрей на мгновение зажмурил глаза, на его роге появилась икра, которая разгорелась, залив светом небольшое помещение подвала. Когда он открыл глаза, уже не было темно, а над его рогом светилась маленькая сфера.

Подойдя к верстаку, он первым же делом положил на него свою энерго-магическую винтовку. У жителей деревушки было очень скудно с оружием, так что орсинал одного Сидрея был гораздо мощнее чем все их стволы. Но была одна проблема. Передёрнув переключатель на батарее, он начал ждать. Но ничего не произошло, ни привычного гула при перезарядке, ни индикаторной подсветки.

— Чёрт! — проговорил он, с силой ударив копытом по верстаку.

Две импульсные гранаты, что взорвались в непосредственной близости с ним, вывели из строя главную питающую схему. Нужно было проверить наверняка. Достав из седельной сумки набор отвёрток, что таскал с собой, он принялся откручивать крышку распределителя. Много времени это не заняло, и через полминуты перед ним появилась та самая обугленная плата. Он достал её магией и покрутил перед глазами. Сразу было видно: ремонту она не подлежит.

— Дела плохи? — Раздался голос сзади.

Сидрей обернулся назад и увидел того самого жеребца, которого встретил при входе на территорию ретранслятора. Он спустился по лестнице и подошел ближе.

— У тебя энергетическое оружие, а это значит, что ему не хило досталось.

— Ага. Погорела самая слабая часть. Но её можно легко починить, если есть нужные детали.

— Боюсь, у нас тут ничего не найдётся. В нашем городе вообще мало электроники было. Все занимались охотой на...

— На болотах. — Закончил фразу Сидрей.

— Да, там. Мы все тут тем только и занимаемся, что охотимся. Ну и ещё пару браминов есть. Скука в основном.

— Как и в большинстве мест. — Сидрей кашлянул. — Так как тебя зовут? Я знаю, что ты сын Праймхента, соболезную.

— Вирджин. И всё нормально. У вас есть запасные детали?

Хотя совсем недавно узнал о вероятной гибели своего отца, выглядел он лучше ожидаемого.

— К сожалению, нет. Ты сказал, что гранаты вывели из строя моё оружие, разбираешься в электронике?

— Не больше, чем наш местный мастер. Прочитал пару книг, да и всё. А вы, я гляжу, знаете что делаете. Вы учёный?

— Почти. Пару лет не хватило на защиту докторской.

— Чего?

— Не доучился я. — Сидрей откинул в сторону сломанную деталь. — У вас есть какой-нито запас схем, или ненужного оборудования?

— Нет ничего, — покачав головой, сказал Вирджин, потом опять с интересом продолжил расспрос. — Так ты сможешь починить свою винтовку?

— Ну да. Я её собрал, и сделал так, чтобы можно было найти нужные запчасти где угодно... где угодно, где есть хотя какой-то выбор этих самых запчастей. В этом же случае, боюсь, это невозможно.

— Круто. То, что ты сам её сделал. Я вот хотел бы тоже научиться разбираться в электронике, и починить ретранслятор, чтобы создать такую же радиостанцию как у ДиджейПонЗ.

— А разве тут ловит его частота?

— Эх, — с грустью вздохнул жеребец. — Вот именно, что нет. Я только слухи о нём и слышал, от заходящих к нам торговцев.

— Ты молодец, — подбодрил того Сидрей. — Хорошая мечта. Когда разберёмся с рейдерами, отыщи пару книг по электронике, или закажи у торговцев, и восстановишь ретранслятор, многие пони будут тебе благодарны.

— А вы уверены, что мы сможем победить?

— Конечно. Бывало и хуже.

Сидрей достал из мешка две плазменные винтовки анклава и тоже положил перед собой. Мощное оружие. Пробивает лёгкую броню на ура. И если они работали — это дало бы неплохие шансы на победу. Переключив тумблеры энергонакопителей он получил такой же результат, как и от своего оружия.

Сидрей с грустью выдохнул.

— У них сломались батареи? — Поинтересовался Вирджин.

— Нет. Боеприпасы защищены от электромагнитного излучения, так же как и гранаты, а вот само оружие уже не работает.

— Надеюсь, у вас есть альтернатива, ведь у нас тут мало оружия.

У Сидрея оставался лишь один револьвер, и это была крайне плохая замена былому вооружению.

— У вас тут есть гранаты?

— Никак нет.

— А вчера были?

— Неа.

— Это хорошо.

— Почему же это?

— Ну потому, что у меня есть четыре. То есть у моей группы. Знаешь что, сбегай и найди мощную кобылку, что пришла со мной, ту что с автоматами. И скажи ей, чтобы пришла сюда. У меня есть кое-какие идеи.

— Скоро буду. — Жеребец развернулся и мигом ускакал по лестнице в верх.

Сидрей достал из сумки две энергоячейки к винтовкам и положил перед собой. Зажав одну в тиски он отковырял защитную крышку, оголив контакты, ведущие на клеммы. Пока он это делал, Вирджин уже привёл Рудридж. Попросив Рейнджершу достать две плазменные гранаты, что они взяли у анклавовцев, он положил одну перед собой.

— На эту идею меня натолкнуло безрассудное поведение наших врагов. Когда мы сюда пришли, они обкидали нас импульсными гранатами. Толку конечно было мало, но они изрядно ослепили нас. Так что я сделаю так же.

Взяв одну гранату, он вынул запальник и припаял к нему энергоячейку.

— Увеличив мощность взрывателя, мы увеличим общий радиус взрыва. Я думаю, это будет метров пятьдесят.

— Такой большой взрыв? — Удивилась Рудридж. — А что будет с поражающий силой?

— Умница, — похвалил её Сидрей, от чего та даже заулыбалась. — Поражающая сила практически сойдёт на нет, возможно подожжёт кого, но не это главное. Для нас важно световое излучение. Ведь утром рейдеры перестали пытаться нападать на деревню так?

— Ага, — ответил Вирджин.

— Значит, ждём их ночью. А если удастся ослепить их во время темноты, то эффект продлится очень долгое время, и это даст нам огромное преимущество.

— Довольно здорово, — произнесла Рудридж. — Но рейдеры безмозглые создания, они могут разбежаться по лесу, а потом опять собраться когда придут в норму.

— Поэтому мы должны дать им возможность прорвать защиту, и дать войти на территорию ретранслятора. — Сидрей собрал последнюю гранату. — Теперь нужно рассказать план остальным.

Поднявшись на первый этаж, они собрали всех пони, кроме двух дозорных, что находились на крыше. Сидрей начал объяснять свой замысел:

— Вас слишком мало, чтобы пойти в наступление и выбраться от сюда. Но с нашим прибытием у вас появился шанс. В предыдущие нападения вы не использовали гранаты, из-за чего рейдеры подходили вплотную, сейчас же они у нас есть. Но чтобы эффективность их была максимальной, нужно чтобы враги вошли на территорию ретранслятора. Желательно, чтобы они там были все.

— А сколько у вас гранат? — поинтересовался один пони.

— Четыре.

— Негусто, — раздосадно ответил Олдхент.

— Да, поэтому я и придумал этот план. Вы должны заменить тот металлический засов, что сейчас используете на воротах, на деревянную палку, лучше на черенок от метлы. Рейдерам не составит особого труда взломать ворота. Потом мы запрёмся в здании и подождём некоторое время, пока они все не соберутся во дворе. Я конечно же понимаю, что мы не сможем убить всех рейдеров сразу, и поэтому мы так же используем световые гранаты. И нам придётся выйти наружу, чтобы вступить с ними в ближний бой.

— Это очень рискованно, — сказала Бонни. — Сейчас мы хоть в безопасности, а когда подадимся и впустим на территорию… Думаете, у нас всё получится?

— Да. Думаю, да. Если у врага есть численные перевес, и всё против тебя, то нужно воспользоваться тактикой внезапного нападения. Конечно же, если больше нет других способов выжить. Как я считаю, этой ночью они возьмут ретранслятор, так что мы не сможем просто так отсидеться.

Вскоре после долгого обсуждения все пони согласились с планом. Перед нападением многие решили отдохнуть, ведь до ночи оставались считанные часы, и лучше набраться сил перед боем — возможно, у них уже не получится поспать до следующего утра.

Как оказалось, в деревушке больше не было оружия, кроме того, что уже носили с собой его защитники, так что у Сидрея так и остался один лишь револьвер и пачка патронов к нему, а это двадцать четыре штуки и плюс шесть в обойме. Основной ударной силой была Рудридж. Он не стал просить у неё лишний автомат, ибо для неё он совсем не лишний, и пользоваться она умеет им гораздо лучше него. К винтовкам, по предложению Сидрея, были приделаны ножи. Он так же достал из сумки свой нож, которым пользовался лишь в конструктивных целях, что то отковырять или подтесать.

Бой должен быть кровавым, скорее всего придётся встретиться с рейдерами вплотную. Всего наружу должно выйти шесть пони из этой деревни и Сидрей с Рудридж. Бонни со своей подругой вызвались пойти на крышу откуда будут кидать гранаты.

Шанс выжить был.

Перед ожиданием боя Сидрей решил выбраться на крышу, как раз сменить дозорных, ведь в предыдущую ночь им было хуже, чем ему.

Лес плотным кольцом окружал деревушку. Теперь, когда солнце почти село, он казался гораздо более пугающим, чем днём. К тому же теперь Сидрей точно знал, что там и вправду живут чудовища. И пусть это всего лишь пони. Но, что может быть страшнее, чем воевать с себе подобными.


Время шло к полуночи, а рейдеры всё еще не предпринимали никаких действий. Весь вечер выдался тихим. Лишь иногда ветки деревьев поскрипывали от ветра, так же редко из леса раздавались крики безумцев, напоминая о своём присутствии.

Сидрей тем временем перелистывал список своих вещей на ПипБаке. Этот мини компьютер был очень полезным, храня наименования предметов, что сейчас носил с собой стойловский пони.

Две сломанные плазменные винтовки; энергомагическая винтовка “Сидрей”, за неимением собственного названия она носила имя хозяина; шестьдесят четыре заряда к лазерному пистолету; сто двадцать семь зарядов к энергетическим винтовкам, могло быть больше, но две батареи пришлось использовать для создания световых гранат; две спарк-батареи — послужат в качестве ещё пятидесяти выстрелов для винтовки Сидрея.

— Эххх, — протянул единорог, слегка помотав головой. Такая огневая мощь пропадает зря. Он уже начинал скучать по своему оружию.

Дальше по списку пошли обычные предметы, еда и медикаменты: три магических бинта; один РадЭвэй; две банки консервированных персиков; пачка засахаренных яблочных бомбочек; малый набор инструментов РобКо, стоимостью аж в две стони крышечек, Сидрей нашёл его на пустоши, и это была одна из самых ценных его находок; пустой блокнот; карандаш; ключ, Сидрей не помнил от куда он и решил что выбросит его, но потом, когда будет свободное время чтобы лазить по карманам; синяя заколка.
“Баланс: 1031 крышка”.

Ну и ещё конечно же нож и револьвер, что он держал сейчас наготове.

Негусто, — подумал Сидрей. Вещей у него действительно было крайне мало. Если его убьют, что он оставит после себя… Дома у него не было, так что это всё что он сейчас имел. Единственное что после него останется, это один радостный пони, который найдёт его небольшие денежные сбережения.

И с чего это я думаю об этом, раньше как то все равно было, — промелькнуло в голове у Сидрея.

Снизу послышалось глухое постукивание копыт по металлической лестнице. Кто-то поднимался на крышу. Сидрей обернулся, чтобы увидеть своего компаньона. Это оказался Вирджин.

— Ты их видишь? — поинтересовался жеребец, осторожно подползая к Сидрею.

— Нет, они по-прежнему ведут себя тихо, если можно так сказать.

Из леса опять послышался сумасшедший вопль.

— Они в предвкушении, — прокомментировал Сидрей. — Ну и пусть, пусть врываются, мы-то им устроим.

Некоторое время они провели в тишине, всматриваясь в лес.

— У этой деревни есть своя история? — спросил жеребца Сидрей. — В каждом поселении, где я задерживался на достаточно долгое время, я узнавал истории тех мест. Что здесь было до войны? Кто здесь был первым, после?

— А, ну-у-у, конечно, — начал робко Вирджин. — Деревня наша называется Ветряная Мельница из-за ретранслятора, кодовое название которого и есть Ветряная Мельница. Многим кажется это название странным. Нас частенько спрашивают, где же эта самая мельница. Но как ты понял, кроме болот тут ничего и нет.

— Ага, первый раз я и сам был удивлён, увидев здесь радиомачту заместо хлева с мукой.

Вирджин усмехнулся и продолжил:

— А первым после войны, тут оказался мой дед. Он вышел из стойла, номера я не помню, из вещей своей прошлой жизни он ничего не оставил. Он был исследователем, и был одним из первых, кто решил из центральной Эквестрии уйти на север, что за долиной Марипони. Потом он повстречался с моей бабушкой, и вскоре они решили осесть здесь. Он приметил это место потому, что оно находилось в стороне от главных дорог, в болотах можно было найти много еды для пропитания, в основном радаллигаторов. И с тех самых пор вся моя семья живёт здесь. Как основатели города, мы живём в главном здании, на втором этаже. Правда сейчас там выбиты все стёкла и вообще мусорно, но раньше тут было весьма мило.

— А ещё у нас есть своя достопримечательность. На втором этаже, вы наверное не заметили, там есть настоящий доспех старой империи. Этой станцией заведовал солдат, который ранее служил в Кантерлоте, в молодости он был очень хорошим бойцом, за что ему дали золотую медаль гвардейца, и так же этот пост, на котором он мог бы жить со своей семьёй. Правда, что произошло с ним после войны, мне не известно.

— У вас есть доспехи кантерлотской стражи?

— Ага. Новенький, если можно так сказать. Мой дед любил историю, точнее читать о жизни, что была до войны, и поэтому решил сохранить этот реликт. А медаль использовал как знак отличия шерифа города, хотя сначала-то тут и не жил никто кроме нашей семьи. Но потом со временем пони начали селиться здесь всё больше и больше, пока здесь не появился настоящий город.

— Видать, у него тоже была душа гвардейца, как и у твоего отца, — произнёс Сидрей. Магией открыв свою седельную сумку, он достал оттуда свёрток. Протянув его Вирджену, он произнес: — Совсем забыл в суматохе. Вот, держи.

Жеребец взял узелок ткани, развернул его и увидел золотую медаль.

— Твой отец вышел в лес в надежде, что сможет привести помощь. И ему это удалось — благодаря нему я здесь, и я постараюсь не подвести его, я спасу всех. — Секунду промолчав, он ещё добавил: — Ну не то, чтобы я такой крутой, но вот Рудридж, она да. Сразу-то наверное не заметишь, но она из Стальных Рейнджеров, а они умеют драть задницы всякому отребью типа рейдеров.

— Я тоже не хочу подводить своего отца, — серьёзно ответил Вирджин. — Я тоже буду драться. Я хочу выйти вместе с вами.

— Это очень опасно. Рейдеры хоть и сумасшедшие, но в ближнем бою, как раз таки, это даёт им большую силу.

— Я уже взрослый. Я понимаю, что у вас в стойле были другие обычаи.

Сидрей глянул на свой ПипБак, а Вирджин продолжил:

— Но на пустошах возраст не важен, если мы проиграем, то мне конец, и конец всем, кто здесь находится.

Он был прав. Когда Сидрей вышел из стойла, у них работали старые законы распределения возраста, если нет восемнадцати, ты ребёнок и не должен воевать. Но пустоши все равно, сколько тебе лет. И взрослеют сейчас гораздо раньше, чем в былые времена. У жеребца на ноге висела кобура с пистолетом, значит он мог о себе позаботиться.

— Ладно, пойдёшь с нами.

— Ахахахахахаха!!! — раздался сумасшедший смех из леса.

— Ну держитесь! — пригрозил ещё один.

— Всех поубиваем! — По голосу можно было определить, что это кричала кобылка.

— Кажется началось, — тихо прокомментировал Сидрей. После этого грянул град пуль, вытёсывая искры и выбивая бетонную крошку из стен здания.

Оружия у рейдеров явно было полно. Сидрей не ожидал такой огневой мощи, но от плана отказываться нельзя, ибо это единственный шанс на победу. Пули забили по мачте над головами пони. Оставаться наверху лучше не стоило.

— Спускаемся, — крикнул Сидрей.

Перекатившись по крыше, он вместе с Вирджином спрыгнул в проём, ведущий на второй этаж. Из-за непрекращающегося вражеского огня не было времени спускаться по лестнице. Упав на пол, они опять легли, чтобы в них ненароком не попали.

— Чёрт. Не ожидал я от них такой прыти.

— Предыдущую ночь они вели себя гораздо тише.

 — Знаешь что, — начал Сидрей. — Где тут у вас этот доспех?

— В соседней комнате, за этой дверью, — с лёгкой одышкой ответил жеребец.

— Думаю, настало самое время тебе его надеть.

— Разве мне можно? — По настоящему удивился Вирджин. — Это очень старая реликтовая вещь, в нём ходил настоящий герой. Думаю, я не достоин.

— Разве? — Сидрей улыбнулся. — Разве есть пони достойней того, что собирается защищать свою семью, не взирая ни на какие опасности. Разве не для таких пони был созданы эти доспехи, и разве не этим занимались эквестрийские солдаты? Надевай его, выжми максимум из того, что ты можешь сделать, и постарайся не умереть.

На первом этаже остались только те, кто участвовал в операции, все остальные спустились в подвал. Сидрей присел на ящик и принялся ждать момента, когда им всем придётся вступить в ближний бой. За стенами не смолкали крики, выдававшие всё более и более отвратные фразы. Вскоре послышался треск, а потом шум открывающихся ворот. Это означало, что враги уже проникли на территорию. Сидрей посмотрел на свой ПипБак. Экранчик показывал множество красных меток с той стороны, где должны находится ворота. И столько же по всему периметру в целом. Следя за передвижением врагов, он ждал нужного момента. Крики усилились. Теперь рейдеры находились прямиком за стенами последнего укрытия пони. Стали слышны звуки ударов о дверь и скрежет от лезвий всевозможного холодного оружия, когда те пытались расковырять стены.

Присутствующие пони начали изрядно нервничать. Но спешить было нельзя. Перевес сил был слишком большой, и нужно было подобрать правильный момент. Если повезёт гранаты положат половину нападавших, с остальными прийдётся разбираться так.

— Вылазь мясо!

— Мы все рано вас достанем!

— Вам не спастись, ахахахаха!

Наконец, Сидрей встал и обратился к двум городским кобылкам:

— Вам пора на крышу. Когда заберётесь наверх, не вставайте. Вообще не смотрите вниз. Кидайте гранаты навесом. Две к воротам, две на задний двор. После сразу же взводите световые, считаете две секунды и бросаете вверх, в сторону ворот. И тут же прячьтесь. А дальше по возможности, если можете, то отстреливаете отступающих.

— Понятно, — ответила Бонни, потом обратилась к подруге. — Пошли.

Сидрей ещё раз осмотрел присутствующих пони. Кожа радалегаторов что они прикрепляли к своей одежде может послужить неплохой защитой в ближнем бою. Но у рейдеров имелось не только холодное оружие. Даже если те ослепнут на время от взрыва плазменных гранат, стрелять могут и не прекратить.

Вирджин стоял рядом. На нём были надеты старые, но всё ещё блестевшие доспехи Эквестрийской Гвардии. Состоящие из металических пластин опоясывающих тело и передние ноги, они были более декоративными чем боевыми. Пулю остановить не смогут, но зато дадут защиту от режущего оружия. Жаль только что шлема нет, видно он был давно утерян.

Все пони, узнав, что Вирджин тоже хочет сражаться, выразили одобрение, поприветствовав его в рядах бойцов. Даже его мать не была против.

— Ты очень похож на своего отца, — сказала та напоследок.

Сидрей не понимал пони, живущих на пустошах. Как можно было так просто отпускать своего сына на войну. Беспокоилась ли она? Конечно беспокоилась. Но по внешнему виду пони порой бывает очень сложно сказать, что у них на душе.

Лирика поднялась из подвала. Сидрей не ожидал её увидеть.

— Ты что тут делаешь?

— Я тоже хочу с вами.

А вот она не умела скрывать свои чувства. Хотя всё же очень старалась. Она боялась как и все здесь, но так же как и все она смогла побороть свой страх. Но всё же ей там не место. И поэтому её нужно было помягкому отговорить от этой затеи.

— Фигиздва. У тебя оружия нет, — возразил Сидрей.

— Как нет, а это? — Пегаска посмотрела на свою ногу где был прикреплён лазерный пистолет.

— Он не работает, микросхема погорела. Так что обратно к остальным. — Сидрей сказал это довольно грубо, но потом добавил более ровным тоном. — Тут не так много пони знают медицину, так что твоя помощь понадобится позже.

Череда взрывов проголосила о начале операции. По стенам прошла лёгкая волна, помещение немного задрожало, из-за чего вся краска покрылась трещинами, а с потолка посыпалась пыль. Отряхнув чёлку, Сидрей магией оплёл засов на двери и принялся ждать следующего знака. Яркий свет полился из всех щелей что вели на улицу. Всё, пора. Единорог с силой распахнул дверь и выбежал наружу. За ним тут же направились остальные.

Вокруг лежали тела, или же куски тел, сложно было понять, кто мёртв, а кто ещё нет. Долго не мешкаясь, Сидрей скользнул в З.П.С. Пространство озарилось небольшими пунктирными метками, выделяя живых врагов и наводя прицел. Выбрав три головы, Сидрей отправил пули своего шестизарядного револьвера в цель, благо все они попали. Но это был максимум, на который хватало его навыков использования лёгкого оружия. Заклинание закончилось, и он снова вышел в обычное течение времени.

Волна криков и нецензурной лексики обрушилась на него. Кричали со всех сторон. Рейдер единорог пробежал мимо, держав в магической хватке автомат.

— Ска! Я ни черта не вижу! — прокричал он. После чего сразу же получил пулю от одного из пони, стоявших сзади Сидрея.

— Действуем по плану, вперёд!

Сидрей двинулся за ворота. Рудридж и ещё несколько пони пошли за ним. Двое остались за забором, и принялись зачищать территорию. Пока что рейдеры были в замешательстве — они не пытались стрелять. Сидрей планомерно продвигался вперёд разряжая пистолет.

Плазменные гранаты взорвались в воздухе как и рассчитывал Сидрей. Кобылки его не подвели и сделали всё правильно. Большая часть от энергии взрыва ушла на световую вспышку. Но всё же не вся плазма успела сгореть в воздухе. Часть её смогло долететь до земли. В некоторых местах то тут, то там горела трава, на крышах виднелись борозды тлеющего дерева, повозка с каким-то барахлом начинала медленно разгораться. Всё это немного освещало город.

— Где вы, падлы! — Пони в чёрной куртке с приделанными к ней металлическими пластинами появился из-за дома. На его спине крепилось боевое седло. Прищуривая глаза, он увидел движущуюся тень и открыл огонь. Но это оказался ещё один рейдер. Того сразу подкосило, но автоматчик не желал останавливаться и начал хаотично водить стволами из стороны в сторону.

Сидрей сразу прыгнул в сторону и упал на спину, уворачиваясь от пуль. Град свинца пролетел над ним. Осталось лишь надеяться, что этот сумасшедший ни в кого не попал. Рядом застрочили два автомата. Рудридж выбежала на линию огня, решив убрать настырного пони. Выпустив длинную очередь во врага, она сразу же нацелилась в другое место. После такого шквального пуль действительно было бы сложно выжить.

Сидрей поднялся на ноги. Где-то рядом он уронил пистолет. Но найти его беглым взглядом не получилось. Всё-таки на улице было довольно темно.

Взяв на изготовку альтернативное оружие в виде ножа, Сидрей принялся искать, где найти хоть какой-то огнестрел. Под стеной одного из домов он заметил кобылку, сжавшуюся калачиком. Большой ирокез из гривы, явно давал понятие к какой группировке она относится, но сейчас при ней не было ни какого оружия, она была просто напугана. Сидрей часто думал от куда берутся рейдеры, кто они, что нужно сделать чтобы стать одним из них, можно ли потом стать нормальным пони, каждый ли из них заслуживает смерти. Скорее всего через пару минут она встанет и опять начнёт носиться по округи с пистолетом наперевес. Но убивать её ножом Сидрею точно не хотелось.

Два рейдера — один с автоматом, другой с каким то заострённым куском железа — выбежали из-за угла и направились к одинокому единорогу, с одним лишь ножом в облачке магии. По всей видимости, они находились слишком далеко, или им просто повезло отвернуться в момент взрыва плазменных гранат. Быстро сокращая расстояние они приближались к Сидрею. Выстрел откуда-то сзади прошёл сквозь шею рейдера с автоматом. Упав, он начал дёргаться, пытаясь вздохнуть. Другой же подпрыгнув навалился на Сидрея. Лезвие его самодельного мачете остановил маленький нож; от места, где они сошлись, выбился скоб искр. Рейдер двумя копытами придавил свою жертву к земле. Долго выдержать такую тяжесть только магией единорог не мог, но используя лишь её, чтобы манипулировать ножом, появлялась возможность пользоваться копытами, или же в этом случае ПипБаком. Ударив пару раз рейдера по голове, он добился того что, тот пошатнулся, и это позволило свалить пони на землю, после чего полоснуть ножом по шее.

Затратив секунду на то чтобы перевести дыхание, Сидрей посмотрел назад, чтобы увидеть того, кто его прикрыл. Около горящей повозке, на фоне огня стоял Вирджин, держа телекинезом пистолет. Его доспехи сверкали красным, отражая свет от огня. Смотрелся он вполне неплохо.

Но поблагодарить своего спасителя Сидрею пока не представилось возможности. Рейдер со всего разбега влетел молодому жеребцу в бок. Было не понятно сделал ли он это специально, или же просто ослеплённый носился тут меж домов. Но когда они оба упали на землю, рейдер выхватил пистолет. Сидрей тут же метнул телекинезом свой нож, попав тому в спину. Из-за расстояния нож потерял свою кинетическую силу, да и магическая хватка ослабла, так что ранение получилось не столь серьёзным. Зато это отвлекло его, и очухавшийся Вирджин сразу же разрядил в пони, наседающим над ним, обойму из пистолета.

Опять встав на ноги Сидрей двинулся к уже мёртвому автоматчику и взял его оружие. Звуки стрельбы тем временем не прекращали доноситься со всех сторон. Где то слышались одиночные, звонкие выстрелы от винтовки, совсем рядом раздалась череда из шести глухих плевков пистолета, за зданием ретранслятора послышался рокот автоматов.

Рудридж, вон ты где, шустрая, — подумал Сидрей.

Взяв оружие, он мельком глянул на ПипБак. Число красных меток весомо сократилось, но всё равно их было в пару раз больше, чем жёлтых. Так же экранчик выдал количество пуль в обойме, равное четырнадцати. Сидрей глянул на тело пони у которого взял автомат, но на том не было ни одного кармана.

Ладно, этого хватит, — решил Сидрей и направился к месту, где было больше всех врагов, туда, где всех громче стреляли — за ретранслятор. Либо там действительно была куча рейдеров, либо Рудридж просто устраивала салют из=за прихоти ради — что мало вероятно.

Пробираясь между домами, Сидрей увидел тело одного из городских пони. Тот был мёртв. Не стоило и надеяться обойтись без потерь в такой ситуации, но всё же терять бойцов из своего отряда было тяжело, хотя они и не были знакомы.

Около леса появилась фигура тихо бродящего пони. Обвешенный какими то шипами тот походил на новогоднюю ёлку, непонятно как вообще таким можно ходить чтобы случайно не убить себя. Сидрей скользнул в З.П.С. и отправил одну пулю этому горе вояке в голову. Так же, с того же места, заклинание прицеливания обнаружило ещё один силуэт стоявший в тени. Этот рейдер, как и другой, думал что если будет себя вести тише, то его не заметят.

Расправившись с двумя лёгкими целями, Сидрей вышел к границе деревни и начал её обходить по широкому кругу.

Посматривая на ПипБак, чтобы ни кто не зашёл со стороны леса, Сидрей медленно продвигался к группе красных меток.

Отойдя от горящей повозки стало довольно темно, но не на столько чтобы спотыкаться об каждый камень. Вблизи ещё можно было нормально разглядывать изредка встречающиеся препятствия в виде ящиков, пеньков и небольших заборчиков, являющимися по всей видимости загонами для каких то мелких тварей, но сейчас в них никого не было.

Длинная автоматная очередь опять раздалась спереди. За ней послышались хаотичные выстрелы, и три красные метки задвигались в сторону Сидрею. Перед ним как раз лежало корыто с водой. Спрятавшись за укрытие он решил устроить засаду, пытающимся убежать рейдерам. Стоило ему только лечь на землю, как показался первый из врагов, что был посередине, двое других должны были выбежать почти сразу же за ним, после чего обойти залёгшего единорога с двух сторон.

Сидрей отправил две очереди в первую цель, первой он промахнулся, так что пришлось дополнительно тратить столь нужный сейчас боеприпасы. Вторым выбежал рейдер что двигался ближе к лесу, открыв моментально огонь из своего автомата. Пули забили по корыту, поднимая столбики воды, благо не пробивая его насквозь. Через секунду появился ещё один. Рейдер двигался около стены ретранслятора, похоже просто стараясь как можно дальше отойти от кобылки, что походу совсем не жалела патроны. Но убегая от одного защитника деревни он натолкнулся на другого.

Сидрей прицелился в убегающего пони, и начав стрелять за ним, провёл стволом вперёд, подкосив рейдера. Красная метка погасла, но осталась ещё одна и совсем близко. Очередь из автомата прошлась уже по полупустому корыту. Пара пуль прошла на вылет, но Сидрея не задело, он уже немного перекатился в сторону, ибо враг обходил его сбоку.

Заметив что стрельба стихла слишком быстро, Сидрей поднялся чтобы прицелиться в врага. В пяти метрах перед ним стоял довольно крупный единорог, на ряду с телекинезом тот походу обладал ещё и недюжинной силой, хорошо что он перезаряжал автомат, а не шёл в копытопашную. Прицелившись в него Сидрей спустил курок, который отдался глухим звуком. Магазин был пуст. Нужно было срочно найти что то ещё, пока тот здоровяк не закончил своё дело.

Практически моментально он приметил труп рейдера, который выбежал первым, державшего во рту пистолет. Оружие засияло в голубой дымке и полетело к Сидрею. Здоровенный единорог тем временем нашёл запасной магазин, в своей сумке на спине, и отсоединив от автомата пустой уже приставлял целый. Но ему это не удалось.

Здоровенная пасть выпрыгнула из леса, к которому так близко стоял рейдер. Во тьме с начало было непонятно что это, просто какая то стена зубов. Схватив жертву, чудище тут же развернулось махнув шипастым хвостом. Огромный по меркам Сидрея аллигатор, метров в пять длиной, одним щелчком практически оторвал голову рейдеру и утащил его с собой в лес, тут же скрывшись в темноте.

Стойловский пони моментально отпрыгнул назад и плюхнулся на свою задницу.

Твою же Селестию, как тут вообще жить можно… — с ужасом возникла мысль в его голове.

Встав и немного оклемавшись, Сидрей подумал что гигантская зверюга должна насытиться тем что схватила, ибо единорог действительно был упитанный, и двинулся дальше.

Как оказалось с другой стороны ретранслятора к нему уже подходила Рудридж с ещё двумя защитниками деревни. Рейдеры закончились. Пройдя ещё раз по кругу, Сидрей убедился в отсутствии красных меток. Трупов было полно. Если провести беглый обсчёт, то можно насчитать двадцать пять тел нападавших, скорее всего это была практически вся их группировка, так что повторного нападения можно не ждать.

Из деревенский погиб один пони. Ещё один пони был ранен ножом, его тут же унесли в здание ретранслятора, где оказали медицинскую помощь. Вирджин был здоров. Как только всё закончилось его мать сразу побежала его обнимать, ну а потом конечно же пошла оказывать помощь раненым.

Относительно крайне малая цена за победу.

Сидрея наполняли смешанные чувства. Радоваться ли тому что они выиграли эту битву или нет. Нет. Убийство других пони всегда оставляло тёмный отпечаток на его души. Все в его группе были живы. Деревенские спасены. Но сколько ещё так может продолжаться? Сколько ещё выдержит Эквестрия?

Взойдя в здание ретранслятора он поднялся на второй этаж и лёг спать. Если повезёт он сможет выспаться.


Троица отправилась в дорогу утром. И так уже потеряв много времени, нужно было наворачивать упущенное. Взяв с собой автомат, пару пистолетов, и немного боезапаса, чтобы хватило дойти до своей следующей цели, они вышли на дорогу.

— Я обязательно починю ретранслятор, — сказал напоследок Вирджин.

— Постарайся, — ответил Сидрей. — ДиджейПон3 довольно забавный.

Другие жители деревни тоже провожали их. Думая уйти по тихому, все равно пришлось с каждым обниматься и стучаться копытами. Хотя это всё же немного приподняло настроение.

Пройдя по лесной дороге путники вновь вышли на шоссе. Сидрей шёл впереди, за ним Рудридж, следом Лирика. Пегаска с ним так и не заговорила, хотя ночью она всё же не смогла скрыть радости увидев его живым.

Лес вскоре закончился, и перед глазами путников возникла большая долина, уходящая до самого горизонта. Слева возвышались заводские постройки. Гигантские ангары с множеством труб, вздымающихся к небу. Справа на небольшом холме находился замок, ещё далёкой довоенной эпохи. Его стены были выложены из больших серых булыжников. Сверху, как и полагается, находились бойницы. Через неравный интервал то тут, то там вырастали башенки с черепичными крышами. Из-за расстояния разглядеть более мелкие подробности было пока что невозможно.

Шоссе плавно огибало крепость с левой стороны, заканчиваясь мостом через реку. На другом берегу виднелись силуэты высотных зданий, города из которого когда-то вышел Сидрей. Полуразрушенная наземная магистраль выходила из заводских районов, огибая замок с другой стороны, уходила вдаль.

Сидрей остановился, смотря вперёд в сторону своего былого дома. Его мордочка не выражала никаких эмоций. Хотя в глазах можно было прочитать сильную грусть. Две кобылки остановились рядом, так же не говоря ни слова.

Год назад он целыми днями обходил все окрестности около города, в надежде найти хоть кого-то. Зациклившись на своей цели, он больше ничего не замечал. Сейчас весь этот пейзаж открылся для него целиком. И, как оказывается, тут есть что-то по-своему красивое. Смог ли он это увидеть из-за прошедшего времени, или же по какой другой причине.

Так же, ничего не говоря, он двинулся с места и пошёл дальше по направлению к замку.

Пройдя под магистралью, и выйдя на открытую местность, перед их взором опять появился замок. Рудридж произнесла:

— Это форт Альтос-Хил. Мы дошли до него.

Справа, вдалеке показалась толпа пони. Пастух и ребятня, приглядывающие за браминами. По всему полю встречались небольшие строения в виде лачуг сколоченных из досок. По всей видимости в них кто то жил. Было очень странно наблюдать беззаботных пони, гуляющих здесь по соседству с городом, заселённым кровожадными тварями.

Лирика в отличии от остальных была тут впервые и шла позади, разглядывая окрестности.

— Сидрей, — начала Рудридж. — Так почему ты решил зайти в Ветряную Мельницу? Ты сказал, что у тебя там есть дела, но я не заметила, чтобы ты вёл какие-то деловые отношения с кем-то из тех пони.

— Помнишь того бедолагу, что убили анклавовцы.

— Конечно.

— Ну вот. Я хотел узнать, кто он. Я нашёл у него вещь, что принадлежала одному из пони, живущих в Ветрянной Мельнице.

— То есть, тебе не давал покоя вопрос, правильно ли ты принял решение напасть на анклав или нет? — Совершила умозаключение Рудридж. На краешке её рта появилась незаметная улыбка. Она уже знала куда идёт разговор.

— Да, так оно и есть.

— И кем же он был?

— Не известно, его там никто не знал. Он мог быть и бандитом, и простым путником.

— Да. Но кем бы он не был. Чтобы узнать кто он, ты пошёл в этот городок и спас его жителей. Хммм...

— Что? — Заинтересовался задумчивостью Рудридж, Сидрей.

— И всё это ты делал из-за ссоры с Лирикой. Хотел узнать была ли права она или нет. Она посеяла в тебе семя сомнения. И опять же является основоположной причиной твоих действий. Знаешь, походу она тобой манипулирует.

— Какая она коварная, ведь так и знал, — с улыбкой произнёс Сидрей. — Но дойдя до форта, думаю она уйдёт. Как-то не сложилось у нас.

— Нет, я так не думаю, — спокойно произнесла Рудридж. — Ты её спас, да ещё и неоднократно. Подарил ей свободу. Даже если ты допускаешь ошибки, то стараешься их исправлять. Ты помогаешь пони, не требуя ничего в замен. Она видит в тебе рыцаря. Ты ей нравишься, это видно по тому, как она смотрит на тебя, как себя ведёт рядом с тобой.

Сидрей удивлённо посмотрел на Рудридж.

— Да откуда ты это всё взяла?

— Я тоже кобылка, так что знаю.

Сидрей больше ничего не сказал. Таким образом, думая каждый о своём, они шли в тишине вплоть до входа в форт Альтос Хил.

_________________

Заметка: — .

Новая способность: Вы не обрели ни какой новой способности, потому что ничего не сделали, вам нужно поучиться стрелять у Рудридж…

… Ладно так и быть: +1 к настроению.

Навык: Красноречие (60) — пони начинают вам доверять.