Автор рисунка: BonesWolbach
"Прошлые обиды"

“Старый город”

Глава I
“Старый город”

Сидрей пробирался через остатки какого то ранее большого небоскрёба. На нём как всегда была одета броня из стойла и энерго-магическая винтовка. Поверх он носил старый, серый плащ, вроде и тряпка на танке, но она неплохо маскировала среди руин, и более того, если встретишь каких-нибудь стальных рейнджеров, они не будут к тебе особо приставать, а просто примут за бродягу. Этот пони конечно мог легко устранить проблему в виде бандитов или рейдеров, но связываться с всякими хорошо вооруженными группировками не хотелось. Да к тому же кто знает, кто они, чего хотят. Может просто поздороваться, а ты им пучок плазмы. Уж лучше сразу не давать особого повода вступать с тобой в контакт.

Здание, в котором он сейчас находился, сократило свою высоту примерно в четыре раза. Его верхние этажи сползли в бок, рухнув на соседние постройки, оставив после себя лишь десятиметровый остов. Сидрей любил забираться повыше, ведь оттуда открывались хорошие виды, ну и ещё там гораздо больше шансов найти что-то ценное и интересное.

Как и ожидалось от здания державшего в себе офисы страховщиков, в нём не было ничего нужного для выживания, да и вообще ничего ценного. Деньги хранятся в банке, а тут лишь куча счетов, документов на собственность, исков, и ещё всяких бумаг, которые только на растопку костра сгодятся. Сидрей отошёл от очередного стола, окинул взглядом комнату. Вокруг располагалось ещё куча одинаковых рабочих мест с столиками и шкафчиками.
“Нет, тут делать точно нечего” — промелькнуло у него в голове.

Где то вдалеке послышались выстрелы, Сидрей не обратил на них внимание. В Эквестрии всегда стреляют. Нет дня, чтобы пони, населявшие эту когда-то великую страну, не израсходовали ни одного патрона.

Проверив офисы беглым взглядом, чтоб не упустить какой-нибудь сейф или ящик с патронтажем, раскиданные сейчас повсюду, даже в довольно странных местах, пони подошёл к краю ещё уцелевшего балкона и стал думать, как бы перебраться на соседний дом, не спускаясь вниз.

К сожалению, никаких рухнувших балок, по которым можно было бы перебраться на другую сторону. А окна того дома, на который он позарился, были забиты, двери вообще завалены кусками бетона и прочего мусора. По любому в такой крепости есть что-то, до чего не дотрагивалось копыто пони уже двести лет. Тем более надпись на крыше гласила, что это собственность какой-то довоенной компании, занимающейся выпуском электронного оборудования. Скорее всего электронного, ибо на верху находились лишь четыре буквы “ЭЛЕК”, остальные попросту упали.

Сидрэй немного постоял в раздумьях, размышляя о своих следующих действиях. Но от проработки планов его отвлёк чей то разговор. Голоса доносились с дороги. Единорог тут же подбежал к окну и спрятался за подоконник, сразу доставая из-под плаща свою винтовку и нацеливая ствол в сторону улицы.

Внизу шёл караван. Впереди двигались двое вооружённых пони, один единорог с револьвером, другой земнопони с боевым седлом не самой лучшей конструкции. В середине находились трое с ошейниками, через которых была продета верёвка, связывавшая их между собой. Прикрывал группу ещё один земной пони в самой лучшей экипировке с боевым седлом, к которому прикреплялось два автомата.

Это были работорговцы. Явление на пустоши нередкое. Стоит ли их убивать, являлось спорным вопросом. Рабство это конечно плохо, но с другой стороны, все уже привыкли к этому. К тому же рабы, зачастую, это павшие пони, которым возможно подчиняться кому-то будет гораздо лучше, чем просто умереть на пустоши, или же это отряд какой-то банды, захваченной в плен, тем самым с этими пони обошлись весьма хорошо, оставив их в живых.

Тем кто выходил из убежища, было чуждым любое проявление рабства, и все по началу хотели что-то сделать, чтобы избавиться от этого явления пустоши. Но это всё локальные случаи, ни на что не повлиявшие. Сидрей был из стойла 41, в котором жили по особым законам однако даже он задумывался над тем, чтобы открыть войну рабовладельцам. Но если начать всех убивать, это не пройдёт не замечено, и вскоре за твою голову назначат награду, что приведёт к твоей скорой кончине. Сейчас голос разума опять взял над Сидреем вверх.
“Останься за укрытием, не шуми, пусть они пройдут, потом пойдёшь исследовать штаб квартиру какой-то там ЭЛЕК компании, главное не высовывайся и...”
Поток мыслей прервался, когда Сидрей получше разглядел одну из рабынь в оптический прицел своей винтовки.
“Не может быть! — он ещё пристальней начал рассматривать кобылку. — неужели она?”
Это была одна из пони, живущая когда то вместе с ним в стойле 41. Они не были знакомы, он знал только её имя. Даже если ты живёшь в подземном убежище без возможности выйти наружу, где твоё пространство ограничено, все равно невозможно дружить со всеми и всех знать. Тем более, стойло 41 было не маленьким, на момент инцидента его население составляло 352 пони.

Но это была та самая пони. И пусть, что они почти не разговаривали, это была практически его семья.

Караван замедлил шаг, идущие впереди пони начали о чём то разговаривать, их беседа перерастала в спор, но караван все равно продолжал идти.
“Чёрт я не могу просто так их отпустить. Я не могу просто так отпустить её”.

Сидрей прицелился на идущих впереди пони.
“Я нахожусь на хорошей позиции, они ничего не смогут сделать, если я открою огонь. Главное, не опустить момент”.

Караван продолжал движение, ещё немного — и он скроется за зданием. Шанс будет потерян.
“Давай сделай это, и никаких проблем... Ах, чёрт!”
Сидрей вскочил на копыта, убрал винтовку под плащ и побежал к уцелевшей лестнице, по которой он сюда поднимался. Спустившись, он пошёл в направлении каравана, не слишком шумно, но и не слишком тихо, чтоб те сразу его заметили. Приблизившись на расстоянии когда можно спокойно говорить, он решил завести беседу:

— Привет.

— Ты кто такой? — Сразу начал единорог, видимо он у них за главного.

— Я просто путник, иду в том же направлении что и вы, в Принсектон. — Сидрей незатейливо улыбнулся, продолжая понемногу сближаться с караваном. — Я, конечно, мог бы идти сбоку или тихо следить за вами, но какой смысл.

— Так стой на месте, для начала. То, что нам по пути, не значит, что мы вот так просто тебя подпустим.

— Я один, не беспокойтесь. К тому же, я такой же наёмник как и вы, сопровождаю торговые караваны на этом маршруте.

— А что один идёшь? — опять начал опрос единорог. Ничего неожиданного, конечно, в этом не было, в пустоши мало кто кому доверял.

— Просто в Сомервилле слишком долго ждать следующий караван, а все мои сбережения в Принсектоне. Что мне на одном месте сидеть, без денег и работы. А там есть куча знакомых. — Сидрей уже поравнялся с группой пони, которые стояли на месте и продолжали смотреть по сторонам. — Кстати, вы, наверное, по-любому знаете их. Я работал на Хелену, Мансфилда, Гридвила...

— Эй, я знаю Гридвелла, — произнёс земнопони сзади.

— Да, с ним раз шесть бродил, славный старпёр, хоть и жмот. — Теперь они знают, что я здешний, а не просто кочующий бандит. — Я ток до города с вами дойду, ничего такого.

— Ладно, — опять заговорил единорог. — Оружие есть?

— Конечно есть, но вам не отдам. Да не бойтесь, вас трое, а я один, мне на вас лезть не хочется.

— Смелый и рассудительный, — усмехнулся главный. — ладно, пойдёмте.

Сидрей поравнялся с идущими впереди работорговцами. Из-за плаща не было видно, что именно он с собой тащит, так что те скорее всего подумали, что это обычное полуавтоматическое ружьё, которое не будет конкурировать с их вооружением.

Ещё раз просмотрев всех пленных, Сидрей убедился что это она. Роксия, светло жёлтая земпони с голубой гривой, опущенной на глаза. На ней была лёгкая плащ-накидка, свисающая до копыт. Она шла, смотря себе под ноги, не обращая на него внимание, что как раз сыграло на пользу. Так же Сидрей поближе рассмотрел конвоиров. Их метки совпадали с их работой — у одного стреляющее ружьё, у второго нож и череп, а у главного деньги и наручники.

— А откуда рабов ведёте?

— Не твоё дело, — ответил резко единорог.

— Да я узнать хотел, какое у них состояние, мне, конечно, не нужны, но есть много знакомых, кто не отказался бы купить здорового жеребца или кобылу.

— Эти здоровые, чистые, как видишь, даже одежда почти новая, — начал главный расписывать свой товар, почуяв возможность удачной сделки. — Эту вот ведём от прошлого хозяина, видать надоела ему. Сгодится как сексрабыня. А те двое могут выполнять тяжёлую работу.

— Ну да, состояние их и вправду хорошее, целёхонькие совсем.

— Я и говорю, хороший товар, мы их не били, так что переломов, синяков нет, — единорог сделал паузу после чего посмотрел на рабов и огрызнулся. — Только вот один сбежать попытался, пришлось пристрелить, теперь ещё как бы в минус не попасть из-за этого отродья.

После этих слов повисла тишина длившееся около полминуты.

— Ну так за скока отдаёте?

— Три тысячи крышечек.

Таких денег у Сидрея не было. План разойтись по-тихому рухнул. Но теперь, по крайней мере, он точно знал, что это плохие работорговцы, те, что относятся к пони не как к кому-то живому, а как к вещи, и поэтому могут без зазрения совести сломать или выкинуть её.

Новый план был такой же как и старый — убить конвоиров. Но теперь есть одно большое отличие, они его видят, и нет никакого преимущества. Даже если убить первого, и если винтовка успеет перезарядиться, убить второго, сзади пони с боевым седлом выпустит такой град пуль, что мало не покажется.
“Да скорострельность у него будет повыше чем у плазменной снайперской винтовки... А вот это уже похоже на план”, — подумал Сидрей.

— Покурить есть?

Сигарет у Сидрейна никогда не было, потому что он не курил, но сейчас это ему бы очень пригодилось.

— Чего, — услышал он в ответ.

— Ну покурить, у меня сигареты закончились ещё на полдороге. Вы не думайте, я вам потом целую пачку куплю когда до Принксектона дойдём.

— Ловлю тебя на слове. — С ехидной усмешкой ответил главный, и достал одну сигарету из кармана на куртке.

— В долгу не останусь.

Взяв сигарету, Сидрей зажёг её и стал медленно раскуривать.
“Лишь бы не закашлять сразу, иначе это будет странновато”.

Так они прошли ещё немного. Караван продвигался всё ещё по городу, кругом были лишь полуразрушеные дома и поломанные машины. Есть место, где спрятаться, если начнётся перестрелка, но это является как плюсом так и минусом. Если спрячутся рабы, то хорошо. Если работорговцы, то это может очень затянуть бой. Но как бы там не было надо действовать.

Сидрейн притормозил, и направился к идущему сзади пони с самым лучшим боевым седлом из троих. Проходя мимо рабов, он прокашлялся, высунув из рта сигарету с помощью магией, из-за чего его рог немного засветился, но также он перещёлкнул энергонакопитель на винтовке. Именно за этим ему и понадобилась сигарета, иначе его использование магии было б очень заметно.

Батарея испустила тихий непродолжительный гул. Никто из работорговцев этого не заметил, но заключённый идущий по середине кажется понял в чём дело, возможно уведёт остальных с линии огня, когда всё начнётся.

— Эй, а я ведь тебя знаю, — заговорил Сидрей, обращаясь к земнопони с боевым седлом. В тоже время проходя мимо Роксии, та всё ещё смотрела себе под ноги, просто тихо идя в перёд.

— Разве? — удивился земпони. — Где это мы встречались?

Сидрей не ответил, подойдя как можно ближе он магией выкинул сигарету и нажал на спусковой крючёк, выстрелив работорговцу в голову. Энерго-магическая пуля дважды пробила череп выйдя с задней стороны, оставив после себя сквозное отверстие, что сигнализировало о кончине врага, но его тело не успело упасть. Сидрей подхватил его магией и направил в сторону других конвоиров, перехватив управление боевыми сёдлами, и тут же открыл огонь.

Раб находившийся по середине, как и ожидалось не подвёл, уволокя остальных в сторону. Пули прошли мимо них и попали в земнопони с более плохим боевым седлом, но единорог успел отскочить, спрятаться за укрытие и достать свой пистолет.

Тихий гул на винтовке сигнализировал о перезарядке. Сидрей отбросил мёртвое тело и достал своё оружие из-под плаща, целясь в остов машины за которой спрятался главарь. Не прошло и десяти секунд, как тот решил высунуться, чтобы выстрелить пару раз для устрашения, но выстрел винтовки достиг его раньше, и последний работорговец с дыркой в голове упал обратно за своё укрытие.

Бой закончился за считанные секунды после начала. Это было очень рискованно, вот просто так вступать в перестрелку с противником, превышающего тебя количеством, но это стоило того, ведь он спас...

Роксия наконец то осмотрелась кругом, Сидрей посмотрел ей в глаза и понял, что это не она.

— Ты не Роксия, — произнёс он с досадой.

— Нет, — ответила та, смотря на него с удивлением.

Это действительно была не она. Ему пришлось просто так убить троих пони. И ради чего? Так всегда бывает, когда даёшь волю эмоциям, надо быть более сдержанным, но как узнать, когда именно ты делаешь глупость чтобы себя остановить? От размышлений его отвлёк другой бывший раб.

— Спасибо, что спас нас, — произнёс пони, что был по середине, он уже отвязал верёвку от своего ошейника.

— Да, без проблем.

Сидрей направился за машину, где лежало тело главаря. Как бы там ни было, зря убил их или нет, но трупы обыскать надо.

— Меня зовут Олд Грин, — опять начал раб — Это Оклэн Кисер, — указал он копытом на другого жеребца. — А как тебя звать?

— Сидрей, — ответил пони в плаще и начал обыскивать тело мёртвого единорога. Содержимое его карманов было скудным, всего пол-сотни крышечек, контракты, пачка сигарет, из которой он давал прикурить, патроны, которые не подходят к энерго-магической винтовке. Достав пульт управления ошейниками, он передал его рабам.

— Приятно познакомиться, Сид, — единорог перехватил пульт своей магией. — Тебе их оружие нужно?

— Нет, забирайте всё.

Двое рабов сняли боевые сёдла с своих ранних хозяев, нацепили их на себя и уже направились прочь от этого места. По видимому у них были свои дела, и больше задерживаться здесь не хотели.

— Спасибо ещё раз, и если будешь на западе, обращайся к группировке “Сторожевые псы”, я расскажу, что ты спас нас. — Прокричал Олд Грин, уходя со своим напарником по улице в сторону заката.

Сидрей ничего не сказал, просто помахал в ответ копытом.

Псы. Он не слишком их любил, даже более того, относился к ним с ненавистью, но это касается алмазных псов, что вышли из долины Марипони. Конечно, они не имели ничего общего с этой группировкой, но всё же название вызывало у него неприязнь.

Отвернувшись от уходящих пони, он заметил что та земнопони пока что никуда не собиралась, сняла свой ошейник и стояла рядом.

— А ты не сними?

— Как то не слишком люблю псов.

— Хех, — усмехнулся Сид, да, было забавное совпадение. — Ну так куда ты?

— В Лидсвил, это городок к северу от Принксектона.

Путь туда займёт день, половина которого надо будет пройти через старый город. Эти руины носили именно такое название, конечно, когда-то до войны это был большой процветающий мегаполис с миллионным населением, но теперь его первоначальное название мало кто знал. Место довольно безопасное по сравнению с другими уничтоженными до военными городами. Хотя была возможность наткнуться и на бандитов, и на рейдоров, они сейчас везде, но по крайней мере тут нет мутантов, лишь кривокрылы, но если ты не заглядываешь в их гнёзда то и они тебя не тревожат.

— Ладно я провожу тебя.

— Да я и не просила, — по началу смутилась земнопони, но потом добавила. — Ну, а вообще, от компании не откажусь, если, конечно, тебя не затруднит.

— Не затруднит, мне практически по пути, да может, работу какую найду, давно там не был.

Поднял пистолет убитого ранее единорога и протянул ей.

— Держи, а то без оружия как то плохо ходить.

— Спасибо.

— Не за что. Пошли...Пойдём через эту улицу. — Он махнул копытом в бок от дороги. После чего они выдвинулись по указанному направлению.

Некоторое время парочка шла в тишине. Земнопони всё ещё обдумывала произошедшее, ведь это действительно было странным. А Сидрей думал о том какого чёрта он творит.

До темноты было ещё часа два, так что можно ещё идти, но потом всё же лучше найти какое-нибудь укрытие на ночлежку.

— А кто такая Роксия?

— Да так, знакомая, просто похожа на тебя.

— Близкая знакомая?

— Нет. Жили когда то в одном мест. Вот, подумал, неужели она. Решил поговорить, а работорговцы навряд ли бы мне дали, так что вот.

— Странно это, — она нахмурилась. — Ради какой то, как ты говоришь мало знакомой, ты перебил отряд работорговцев, спас троих пони и ничего у них за это не попросил.

— Сам удивляюсь, — с усмешкой сказал тот. — Но коли ты не Роксия, то может назовёшь своё имя, походу идти долго, а ты нарываешься на длинную беседу.

— Лирика Шоверс.

— Приятно познакомиться. Я же, Сийдрей Ричердсон... ну вообще зови меня Сидрей, или Сид, или Рэй, смотря что тебе по вкусу.

— Я думаю Сидрей ничего, — потом после паузы добавила. — Ричердсон редкая фамилия, что-то старое похожее на графов.

— Это от предков, они были графами.

— Понятно... А перекусить ничего нет? — мастерски сменила она тему разговора.

— Ой, да, конечно, — улыбнулся Сидрей.

А ведь что ещё могут просить только что освобождённые рабы, как что-то перекусить. Как он сам не догадался предложить еду даме? Похоже, за год скитаний по пустоши совсем забыл все манеры.

Немного подняв свой старый плащ, он дотянулся копытом до сидельной сумки, открыл её и магией высунул пачку засахаренных яблочных бомбочек. “Разрывной вкус свежих яблок” гласила красная надпись на упаковке. Ну, конечно, свежими они уже не были лет двести, но все равно являлись самым вкусным деликатесом довоенной эпохи сохранившейся по наши дни.

Они шли дальше. Лирика с хрустом уплетала пироженые, она выглядела счастливой, спасённая, а теперь ещё и сытая. Сидрей высматривал место для будущего ночлега. Собственно, забуриться можно в любой из здешних домов, они уже никому не принадлежат, просто хотелось чего то более уютного чем эти серые небоскрёбы. Вот он осмотрел один из этих обелисков старой эпохи. Большое, с квадратным основанием здание, его каркас находился снаружи что придавало ему надёжный вид. Проведя взглядом к его крыше, единорог заметил одну очень существенную деталь в его архитектуре, отличавшую этот небоскрёб от остальных.

На его вершине лежал воздушный корабль. Он свисал с обоих сторон крыши что указывало на его существенные размеры. Металлические балки оплели его, словно не хотели отпускать, иначе тот снова взлетит в небо. Это был довоенный боевой корабль пегасов, и он там лежал с самой войны, но скорее всего уже после того как упали бомбы, иначе небоскрёб не выдержал бы взрыва и этого веса одновременно.

— Ого, — произнёс Сидрей. — Вот это штуковина.

— А? — отвлеклась Лирика от вытряхивания крошек из пачки с яблочными бомбочками.

— Посмотри.

Она глянула вверх.

— Да это большой десантный корабль. Ничего себе, сколько времени он там стоит?

— Ты знаешь, что это? — удивился Сидрей.

— Около моего старого дома лежал такой, мы использовали его как амбар. Когда-то на таких вот машинах пегасы перевозили земных пони и единорогов. Также он обладает оборонительным вооружением.

— Я слышал, что пегасы могут передвигать повозки при помощи своей магии и спарк батарей, но чтоб поднять в воздух такое.

— Ну, для этого нужны... — Земнопони прищурилась и осмотрела находку. — Сейчас их там нет, но раньше он обладал захватами для облаков, чтобы поддерживать себя в воздухе.

— И всё это ты знаешь?...

— Потому что от нечего делать читала инструкцию, найденную в том старом корабле около дома.

Сидрей с любопытством продолжал смотреть на вершину небоскрёба.

— Пойдём туда, переночуем на первом этаже, а может, и там.

— Не, там я ночевать точно не буду, — резко возразила Лирика.

— Ладно спать будем где-то пониже, но кораблик осмотрим.

Они направились к дверям, те оказались вполне в рабочем состоянии и открылись без особых усилий. Как и большинство зданий этого города, оно содержало кучу офисов. Возможно из-за отсутствия тайных научных организаций здесь не было страшных мутантов убийц, которыми кишит вся пустошь.

Пройдя к лифтам Сидрей начал пытаться открыть двери, протискивая между ними кусок вешалки, поднятой около входа.

— Ты хочешь поехать на лифте? Так я тебя огорчу, тут нет электричества, поэтому и двери не открываются.

— Хехе... Я это делаю за другой целью.

Вскоре он всё же раздвинул двери. Как и ожидалось в подвальном помещении лежали остатки лифта. Сидрей просунул в шахту ту же железяку от вешалки и начал дубасить по стенкам, из за чего шахта наполнилась металлическим звоном.

Посмотрев на недоумевающею Лирику, тот ответил:

— Как я считаю, лучше сразу узнать кто живёт в этом здании, а не на полпути к вершине, чтоб потом улепётывать отсюда, запыхавшимися после подъёма. А теперь тихо.

И они начали прислушиваться к ответным звукам. Тишина, значит, никого.

— Ну, а теперь идём на лестницу, хотя, если хочешь, можешь остаться тут.

— Хорошая разминка в подъёме на пятидесятый этаж, перед сном. Что может быть лучше?

— Я знал, ты меня поймёшь.

Подъем оказался чуть сложнее, чем ожидалось. Первые десять этажей прошли на ура. На втором десятке уже почувствовалась усталость, а на третьем темп преодоления пролётов весомо снизился. Дело затягивалось. Лирика снова от скуки завела распросительный разговор.

— А ты ведь из стойла. Ведь да?

— А ты как догадалась?

— По многим пунктам: странные поступки, интерес к пегасам, и ещё я видела твою форму, она, так сказать, выглядит потрёпанной, но по-новее того, что носят на пустоши, и, конечно же, твой ПипБак.

— К пегасам?

— Ага. Я так подумала, что жить под землёй и не видеть неба довольно сложно, и чего точно там нет, так это летунов, ибо никто из крылатых не захочет всю жизнь провести там. Поэтому те, кто выходят из стойл, не видевшие пегасов, очень ими интересуются.

— Да, ты права, я никогда не видел пегасов, так же, как и солнца.

— Ну, тут много кто не видел пегасов и солнца. Хотя я пару раз видела, то есть пернатых этих. Они редкие и называют себя дашитами, типа повстанцев среди остальных.

— А, да, об этом слышал. Но всё это я стал узнавать о них лишь тут, на поверхности. У нас там, знаешь ли, был скудный выбор книг. Существовали определённые правила, по которым надо было жить.

— Правила? Говорят, в каждом стойле есть какой-то подвох. А ты из какого? И что вас отличало от остальных, зачем вообще вышел?

— Как-нибудь в другой раз. — Понурился Сидрей.

— Ну ладно. Я думаю, у вас там хорошо.

— Для детей да, живёшь и растёшь в безопасности, ходишь в школу, играешь с другими детьми. Но когда вырастаешь, начинаешь понимать, что так можешь и умереть там, не увидев неба

Сидрей замолчал, погрузившись в воспоминания.

— Ну всё, пятидесятый., — снова отвлекла его Лирика.

На последнем этаже все стены были в дырах, сквозь которые свистел ветер. Со всех сторон то тут, то там доносились стоны арматуры. Дверь на крышу пришлось выбивать копытами, стуча по ней порядка минуты, пока наконец то не появился достаточный просвет, чтоб пролезла пони. Состояние здания наверху было вообще плачевно. Корабль разрушил половину последнего этажа, удобно разместившись среди балок. Его корпус был гладким, без единого люка по бокам, так что попасть внутрь можно было лишь сзади, пройдя перед этим по ещё уцелевшему наружному каркасу здания, а это была дорожка в несколько метров длины и двадцати сантиметров толщины.

Сидрей нервно сглотнул, в то время как Лирика, не задумываясь, протрусила вперёд и уже добежала до задних створ, начав их открывать.

— Ну, ты идёшь? — спросила она.

Единорог ещё раз посмотрел вниз. Хоть его познания магии было выше среднего, но самолевитации он был не обучен.

— А ты знаешь ещё одну особенность стойловских пони? — спросил он её.

— Боязнь высоты, да?

— Она самая.

Створа люка открылась, упав на балку, сделав что-то типа платформы. Теперь надо было пройти немного меньше расстояния, и, по крайней мере, было видно, что там дальше есть, на что можно упасть.
“Сделай это быстро! — подумал Сид про себя и двинулся в перёд. Так же мысленно закричав: — Ааааааа!”
Он пробежал до платформы сразу, повернул и убежал внутрь корабль.

— Ох ты ж мать!

Поток ругани, который он хотел озвучить, остановила открывшаяся перед ним картина. Весь пол грузового ангара был покрыт скелетами. В основном это были жеребята. Все они были облачены в лохмотья, в которой узнавалась школьная форма, у стен лежали сидельные сумки, из некоторых торчали книги. Также среди тел присутствовали несколько скелетов взрослых пегасов.

— Крхм, — прокашлялся Сидрей. — Пошли-ка в рубку.

Они поднялись по маленькой лесенке на второй уровень. Перед ними открылась рубка управления с несколькими креслами, заставленными мониторами. Окна давали обзор на сто восемьдесят градусов, они были ещё целыми, но правая сторона их была покрыта сажей. Ещё два скелета пегасов в старой военной форме лежали в этом помещении.

— Вот я и увидел первых в своей жизни пегасов, — произнёс единорог, после чего посмотрел в противоположную сторону от окон. — Если эту машину строили пони, то двигательный отсек должен быть... А, вот.

Сидрей направился к небольшой двери. Лирика просто стояла задумавшись, смотря на тела. Потом, подойдя к окну, она посмотрела наружу, в облака. Увиденное в корабле на неё произвело более сильное впечатление, чем на Сида.

Через некоторое время замигали лампы, мониторы включились один за другим. Пони прошла к одному из них, что находился около капитанского кресла. Она села и начала лазить по терминалу. Просмотрев различные данные, Лирика открыла файл последних переговоров.

— Говорит десантный корабль Хэлдрот, у нас спасательная миссия, на борту двадцать жеребят, терпим бедствие, вызываем подмогу.

— Воздушный центр вас слышит, советуем покинуть корабль и подниматься за облака.

— Мы не можем покинуть корабль, нам надо доставить этих жеребят в безопасное место. У нас вышел из строя один двигатель, мы не можем набрать высоту, просим помощи.

— Говорит воздушный центр, покиньте корабль и поднимайтесь за облака, у нас нет больше дел на поверхности.

— Да какого чёрта! Вы видели, что тут происходит! Половина города в огне, мы падаем, нам нужна помощь!

— Говорит воздушный центр, покиньте корабль.

— Да у нас тут пони, они погибнут. Вы меня вообще слышите?

— Пегасам больше нет дел до поверхности! Нам надо заботиться о том, что осталось у нас.

— Да Дискорд вас всех побрал. Выеби вас рог Селестии, мне больше некогда с вами разговаривать, пошли вы все.

Короткая череда помех прервала запись.

Лирика, больше не в силах сдерживаться, зарыдала, уткнувшись мордочкой в монитор.

Эти пегасы могли улететь, закрыть на всё глаза и спастись. Но они этого не сделали, оставшись верными Эквестрии, спасая земных пони, что является сумасшествием по меркам сегодняшнего Анклава. Заместо того, чтобы спасти свои жизни, они остались тут умирать вместе со всеми. И кто знает, какая была их смерть, убийственная радиация, или медленная удушливая кончина от потоков смога, идущих из горящего центра города, куда упала жар-бомба.

Сидрей вышел из машинного отсека, закрывая по пути свои седельные сумки. Лирика встала из капитанского места с заплаканными глазами.

— Что-то произошло? — Поинтересовался единорог.

— Они все погибли здесь, отказавшись бросить остальных, — выдавили она из себя.

Это показалось очень странным.

— Эээ, ну, много кто погиб тогда. Если рыдать каждый раз, когда увидишь скелет на пустоши, то твои глаза вообще просыхать не будут.

— Эти пегасы ослушались приказа покинуть поверхность, они пытались помочь даже зная, что погибнут.

— Это было давно, когда все пони жили дружно, тогда это считалось нормой.

Он подошёл ближе и протянул копыто, но Лирика сразу отшатнулась от его жеста. Он отошёл от неё.

— Давай лучше пошли от сюда, я всё, — сказал единорог, направившись к выходу.

— Что всё?

— Я забрал энергоячейки с турелей, теперь спускаемся вниз. Тут делать нечего.

Лирика ничего не сказала в ответ, просто пошла за ним. По всей видимости, Сидрей за год скитания по пустоши уже успел проникнуться ненавистью к пегасам, за то, что они когда-то сделали, и его эта картина нисколько не трогала. А вот снять энергетические заряды с подвесных турелей на корме — очень полезно. Ради этого он сюда и хотел подняться. Ведь обслуживание его винтовки обходилось не дёшево, покупать у торговцев боеприпасы к ней растратно, уж лучше самому сделать их из подручных материалов, благо знания позволяли.

Спуск вниз забрал гораздо меньше времени, чем подъём, они даже не переговаривались больше. На втором этаже в одном из офисов устроили привал, перекусили легкой закуской из автомата, что стоял на первом этаже, и легли спать. Один день позади. Ну а дальше ждала целая жизнь. Жизнь что начала менять своё русло, подстраиваясь под многочисленные события что ждут их впереди.


Лирику разбудила музыка. Поржавевшее радио лежало на подоконнике с примотанной к нему проволокой спарк-батареей. Это была мелодия из позапрошлого века. Динамики уже не передавали того яркого букета звуков составляющие композицию, но даже так эта музыка зачаровывала.

За окном был день. По светлому пятну в облаках можно было сказать, что солнце встало совсем недавно. Изредка лучи проскальзывали через завесу и сверкали в редких, чудом уцелевших окнах.

Сидрей тем временем стоял напротив автомата с едой, он поднял его крышку и доставал содержимое.

— О, сахарные яблочные бомбочки. Замечательно. — Тихо произнёс он с ноткой сильной воодушевлённости. Это была хорошая находка, ведь надо было чем-то заменить предыдущие пирожные, он всегда их таскал с собой на резерв, на случай неожиданной компании, вроде той что он заимел днём ранее.

Лирика посмотрела на то как единорог обшаривает запасы двухсотлетней пищи, потянулась немного, высунув копыта из своей накидки. Она лежала на импровизированной кровати из подушек, предназначенных для кресел. Вполне неплохая кровать. Потом снова посмотрела на приближающегося Сидрея и начала вставать.

— Я как-то не особо хотел тебя будить, так что предоставил это радио, — сказал тот, приближаясь. Потом положил перед ней пачки с чипсами и печеньем. — Сегодня у нас опять сухая закуска.

— Вполне сойдёт, — она улыбнулась ему и принялась открывать пакеты с завтраком.

— Думаю если пойдём сейчас, то дойдём до Лидсвила к вечеру, а то и днём — сказал он, и принялся уплетать морковные крекеры.

По-быстрому перекусив, они снова отправились в путь по руинам старого города, до выхода на пустошь оставалось ещё немного. Идти по развалинам следовало осторожно, каждый дом или груда мусора могла быть чьим то домом. Хоть и было известно, что здесь не обитали мутанты, но вдруг кто-то из них не знал этого правила и пришёл сюда переночевать. Какой-нибудь аллигатор или блотспрайт. А вообще, живность стоит бояться меньше, чем просто других пони.

Они шли по большой чистой улице до тех пор, пока дорогу не загородил упавший дом. Его обломки были слишком большими, чтобы взобраться на них. Так что пришлось обходить сбоку, но здания там тоже не отличались целостностью. Недолго думая, путники решили подняться по обломкам на второй этаж соседнего дома, пройти сквозь него и выйти на другую сторону улицы, где, как они надеялись, будет почище.

Здание, в которое они забрались, оказалось банком. Правда, все ящики внутри были открыты и их содержимое валялось на полу, всевозможное барахло что только можно представить, всевозможное барахло кроме денег.

Пройдя по коридору, Сидрей заметил сейф в одной из комнат. Сильно поцарапанный, даже опалённый, но не открытый. Он сразу подошёл к нему и подёргал ручку на себя. Никакого результата. Тогда он просто встал и с умным видом стал его рассматривать.

— А открыть не пробовал? — спросила его Лирика подойдя сзади.

— Пробовал, он заперт, — с досадой ответил единорог.

— Я тебя не об этом спрашивала. Ты пробовал его взломать?

— Он механический, это слишком низко для меня. Я спец в электронике, но не в этом. Вот, может, взорвать... Или стрельнуть так, чтоб крышка отлетела. — Он поднёс копыто к подбородку, и нахмурил брови.

— Да ты посмотри, он уже оплавлен, кто-то до тебя пытался это сделать.

— Ща, погоди, — с уверенностью сказал он.

Сидрей наклонил голову к замку, чтоб сблизить его с своим рогом. Тот засветился голубоватым светом. На лице проскочили нотки усердия. Но сейф так и не открылся.

— Да он по -любому сломан, пошли дальше.

Сид уже отвернулся и собирался направиться к выходу.

— Да стой ты, — окликнула его Лирика. — У тебя заколки есть?

— Не-а.

— Ладно, поищи в тех шкафчиках.

Через минуту было найдено две заколки. Лирика взяла одну в зубы потом отвёртку и начала ковыряться в замке. Сидрей смотрел с любопытством. Он никогда не видел как взламывали замки. Он больше был мастер по электронике, лазить в терминале или чинить магическое оружие. Но вот что касается даже простой винтовки или ружья — это было не его.

Щёлк.

— Вуаля, — с радостью произнесла Лирика, отходя от сейфа и открыв копытом его дверцу.

— Ну что же. Ты вскрыла. Всё содержимое твоё.

В сейфе оказалось стопка документов на собственность, сотня довоенных денег, пистолет калибра девять миллиметров, хуже того, что взяли до этого у работорговца, и пачка патронов к нему. Но это все равно была неплохая находка. Взяв оружие и деньги, они вышли из комнаты.

Здание, в котором они находились, оказалось словно срезанное по диагонали снизу вверх. Путники это заметили, когда прошли его середину. С одной стороны оно было целёхоньким, а с другой выглядело как и положено двухсотлетнему реликту — полный разгром. Пройдя до края, они остановились, так как со стороны доносились звуки приближающего каравана.

Сидрей часто гулял по городу, и он в большей части случаев продвигался не по тропам, а около них; если замечал других пони, то прятался и наблюдал с стороны. Не стоит встречаться с незнакомыми группировками одному, так и в рабство легко попасть, или просто оказаться в какой-нибудь канаве, где тебя уже ни кто не найдёт.

ПипБак показал восемь жёлтых точек. Но, как известно из опыта, жёлтые ещё не значит дружелюбные.

Группа пони приближалась, всё шло хорошо, они их тут ни за что не заметят. Если конечно придерживаться плану сидеть тихо и не шуметь.

БАХ БАХ БАХ

— Жрите свинец, падлы! — послышался знакомый кобылий голос.

Лирика стояла, высунувшись из окна, и разряжала пистолет в сторону пони. Сидрей сразу подбежал к ней, сбил с ног, после чего по тому месту прошла очередь из пуль.
“Ну почему в последнее время всё идёт через Ж?”
— Какого чёрта ты делаешь? — закричал на неё Сид.

— Это работорговцы, я их узнала, — в глазах лирики было что то сумасшедшее в данный момент.

— Аррр!

Сидрей достал плазменный пистолет, высунул его из-за укрытия и разрядил в сторону уже красных точек на радаре.

— Сиди тут и не высовывайся, сумасшедшая, — ещё раз он огрызнулся на неё, и протрусил к другому концу комнаты.

Позиция была неплоха, второй этаж, шесть окон, из-за отсутствия следующего этажа это даже походило на стену старой крепости с бойницами.
“Ну вот какого чёрта, — думал он. — Какого чёрта ей на месте не сидится.”
Остановившись у проёма он выглянул и прицельным огнём ещё раз разрядил пистолет в пони, бегущего в укрытие. Один заряд попал ему в ногу, но не убил, тот только с криком упал за бетонную плиту. Как только пистолет сигнализировал о законченной батарее, Сид прижался к полу, и в его сторону опять полетел град пуль. Полуприсев, он пробежал в другую сторону комнаты, где, немного отдышавшись, взялся за свою винтовку.

Поднявшись, он включил ЗПС и навёл её на ещё одного пони внизу. Использовать такой способ прицеливания его вынудили непрерывно летящие в него пули. Время приостановилось, Сидрей спокойно прицелился в голову и произвёл выстрел. Пучок плазмы вылетел из дула, направился в работорговца и угодил в дорожный знак, стоявший на пути между ними.

— Грёбаный ЗПС!

В стену за единорогом ударил тяжёлой выстрел из крупнокалиберного оружия.
“Ну вот у них ещё и снайпер есть. Я никогда не нападаю на пони, превышающие меня количеством в несколько раз, мать его!”.

— Время уносить ноги!

Он кинулся к выходу из комнаты, но с той стороны послышался неразборчивый мат и ругательства от пони, шедших его убивать.

— Замочите этого грёбаного стрелка! — донеслось с улицы.

— Сейчас ты получишь ублюдок! — раздался крик уже снизу.

Дело дрянь, нужно бежать и как можно быстрее.

Сидрей пробежал к правой стене высотой в полметра, не останавливаясь прыгнул на неё и глянул в низ. Всего то два этажа, ну хоть что то.

— Давай за мной, — крикнул он Лирике, потом прыгнул на сточную трубу, обхватил её копытами и начал спускаться вниз.

Достигнув земли, он пробежал чуть в сторону, и глянул наверх. Пони стояла уже там, где и он, когда начинал спускаться.

— Прыгай, я подхвачу тебя.

Она без раздумий оттолкнулась от стены, Сидрей тут же поймал её в кинетическое поле, созданное его магией, и мягко опустил на землю. После чего они вдвоём побежали по улице. Стоило им добраться до другой стороны, как по ним уже начали стрелять, из-за чего пришлось опять вбегать в небольшой дом, ранее бывший ресторан.

Убедившись, что Лирика спряталась, Сидрей взялся за свою винтовку. Сейчас врагов было чуть меньше, так как не все ещё подтянулись и можно было наконец-то прицелиться без ЗПС. Это заклинание, конечно, хорошее, но не гарантирует сто процентной точности, оно подходит больше для новичков или для более скорострельно оружия.

Взаб!

Он попал в одного преследователя, тот сразу же упал, но в окнах появилось больше пони и опять открыли по нему огонь.

— Тут больше нет выходов! — проинформировала его Лирика. — Извини.

Она опустила глаза в пол.

— Еще не время сдаваться, дуй наверх. — Он кивнул поняше в сторону лестницы.

Она сразу же двинулась в том направлении, а Сидрей ещё раз выстрелил из винтовки и тоже побежал за пони. Второй этаж, третий. Из окон виднелась крыша другого смежного дома, можно в лёгкую перепрыгнуть.

— А ну, прекратили огонь! — с улицы донёсся тяжёлый металлический голос. И после его слов стрельба и вправду стихла.

— Хоть одна падла стрельнет — всех порешетим.
“Обана, не уж-то...”
Сидрей осторожно выглянул в окно.

По дороги шёл патруль из трёх стальных рейнджеров, вооружённых, как и полагается для этих пони, тяжёлыми пулемётами и ракетной установкой. Работорговцы стояли на другой стороне дороги и потихоньку прятались от греха подальше, в то время как эта троица не спеша продвигалась по улице.

По ходу, работорговцы взвесили свои шансы на победу и решили отступить. Хотя они и могли уложить троих рейнджеров, но потери среди своих были бы велики. Поэтому единственное, что они могли, это стоять там и с огромной злобой в глазах, смотреть в сторону Сидрея и Лирики.

— Хммм, — промычал единорог. — Давай-ка осторожно вылезем в окно и идём параллельно с патрулём. — Он посмотрел на поняшу, которая сразу согласилась с его предложением.

Выбравшись на крышу, они увидели, что с ней, почти впритык, расположена навесная железная дорога. С разбегу не составило труда перебраться на ней и тихонько идти за рейнджерами. Главное не высовываться и следить чтобы работорговцы не продолжали преследование. Как показал ПипБак они остались на своих местах.

— Так какого чёрта там было, едри тебя Селестия, — шёпотом произнёс Сидрей, обращаясь к Лирике. Его брови в тот момент сгрудились делая злобную физиономию.

— Это работорговцы которые до этого держали меня в плену, — виновато произнесла та.

— Ну и что?

— Если бы ты жил с этими ублюдками целый год, терпя унижения и побои, ты бы меня понял, — произнесла это она и отвернулась в сторону.

Ну, вообще, Сидрей понятия не имел как это — быть в рабстве. Если судить по рассказам, что он слышал, то наверное это было конечно ужасно, и, скорее всего, те пони заслуживали смерти. Лирика тем временем похоже опять начала плакать.
“Ну блин, сейчас она заревёт и нас услышат” — На Сидрея неожиданно накатило чувство вины.

— Ладно, ничего, всё в порядке. Просто в следующий раз предупреждай если захочешь кого то убить, и я тебе даже возможно помогу в этом.

Пони обернулась к нему и вытерла слёзы копытом.

— Да правда, я сам рад поубивать этих гадов, просто сначала надо как-то подготовиться перед тем, как начинать войну с ними.

— Спасибо, что понял.

— Эй, смотри-ка.

Сидрей прополз к краю платформы и начал наблюдать за произходящим внизу. Лирика поступила так же. Один из стальных рейджеров подошёл к бетонной плите, подцепил её армотурой и отодвинул в бок, та оказалась всего лишь деревянной дверью закрывающей пещеру под собой. Двое из группы прошли вниз, после к ним присоединился и последний, предварительно закрыв за собой проход.

Сидрей и Лирика тихо наблюдали за этим, после чего ещё некоторое время просто лежали там.

— Может, уйдём отсюда? — предложила поняша.

Сидрей вопросительно посмотрел на неё.

— Ну, типа, разве они не должны нас убить, если узнают, что мы знаем, где находится их секретное убежище?

— Логично. Но думаю это не стальные рейнджеры.

— Это почему?

— Обычно в силовую броню встраивают локаторы ушки на макушки, они бы уже давно нас заметили.

— Откуда ты знаешь, что они бы нас увидели?

— Потому что я вижу их, мой ПипБак всё это время их отслеживал, правда, сейчас они спустились под землю и я их потерял. Давай подождём немного и понаблюдаем.

Они затаились, наблюдая за тайным выходом лже-стальных рейнджеров.

Сейчас они находились практически в пригороде, здания тут не превышали трёх этажей, и поэтому железная дорога, хотя, скорее всего, это была линия метро, была одной из самых высоких мест в округе. Где-то сзади послышалась музыка, то, что её испускало, приближалось, но по мотиву этой композиции не сложно догадаться, от куда она исходила. Спрайбот пролетел под ними и двинулся в лишь самому себе известном направлении.

Ждать оказалось совсем недолго, через считанные минуты, закованные в железо, пони вышли и направились в ту же сторону, откуда пришли, предварительно опять закрыв своё убежище и замаскировав его мусором. Дождавшись, когда те скрылись из вида, Сидрей встал и начал спускаться вниз.

— Пошли, надо заглянуть туда.

Дойдя до импровизированного люка, Сидрей достал свой лазерный пистолет. Лирика последовала его примеру и взяла на изготовку своё оружие. Они подняли дверь и начали спуск. Кругом было довольно тихо. Стены сделаны из кусков бетона давали пещере довольно прочный вид. После они уже перешли в просторное помещение коллектора. На потолке горели несколько ламп, давая хорошее освещение. Стены были уставлены деревянными ящики, на которых лежали более маленькие металлические с боеприпасами, также кое-где валялись автоматы, и даже несколько пулемётов. Из комнаты вели ещё две двери, одна полностью заржавелая, походу не открывавшаяся уже очень долгое время, а другая вполне рабочая, по виду, скорее всего, ведущая в кладовую.

— Похоже на оружейный склад, — заметила Лирика, оглядываясь.

— Тсс, — прошипел Сидрей, указывая копытом на дверь. — Там кто-то есть.

— Эй! Кто здесь? — послышался кобылий голос из указанного направления.

Сидрей и Лирика сразу подбежали к стенам по разные стороны от двери и прислонились к ним боками, взяв на изготовку пистолеты. На ЛУМе была одна жёлтая точка, и хотя по всем правилам гостеприимства пустоши, то есть когда к тебе вламываются в дом ты стреляешь, она не стала красной.

— А кого надо? — ответил вопросом на вопрос Сидрей.

— Выпустите меня отсюда, скажу.

Хмм.

— А вы заперты? — Сид посмотрел вопросительным взглядом на Лирику, та ответила ему таким же взглядом потом приложила копыто к морде.

— Да, конечно. Так вы освободите меня?

— Нет уж, сначала скажите, кто вы, — вступила в разговор Лирика.

 — Я паладин стальных рейнджеров.

— Мы только что видели, как трое вышли отсюда, так зачем они тебя заперли? — Сидрей задал вопрос, на который он уже знал ответ.

— Это самозванцы, они взяли мой патруль в плен и затащили нас сюда.

— Ладно, открываем. — После Сид обратился к Лирике. — Теперь твоя очередь, ковыряйся с замком.

— Вообще-то я уже нашла ключ. — Она подошла к двери и открыла её.

Оттуда к ним вышла земнопони c фиолетовой шкурой и жёлтой гривой, одетая в белую обтягивающею одежду с прошитыми в ней полосками проводов. Это комбинезон, предназначенный для удобного ношения силовой брони. Даже несмотря на то, что она провела неопределённое время в плену и сейчас находится в помещении с незнакомыми пони, одна из которых наставила на неё ствол, она встала прямо как по строевой стойке. В её глазах читалась смелость и решимость.

— Мы сразу поняли, что это не стальные рейнджеры, — сказал Сидрей, потом посмотрел на Лирику и жестом приказал опустить оружие. — Спустились сюда, чтобы посмотреть, есть ли тут что интересное, а тут вы. Может, объясните, что тут происходит и что за кретины держат у себя Паладина в кладовой?

Сидрей решил, что этой пони надо выговориться, и что разговор с ней надо заводить по-военному, сразу ближе к делу. Да к тому же и вправду, кто в своём уме, ну, конечно, кроме рейдеров, нападает на Стальных рейнджеров?

— Я Рудридж Гайс. Два дня назад, не могу сказать точно, сколько времени прошло, так как всё время сидела тут, я и ещё два паладина вышли на очередной патруль. И вот, когда мы проходились через город к нам, подваливают эти упырки в костюмах из фольги, ну, то есть, я сейчас понимаю, что это даже не доспехи на них были, это склеенные из не помнишь чего муляжи, но издалека выглядели, что не отличишь от настоящего.

Она подошла к ящику и ударила по нему ногой, из-за чего наваленные на него патроны разлетелись в стороны.

— Аргх! Чёрт! — она резко обернулась к Сидрею. — Это боеприпасы из форта! Я должна идти.

После сказанного она подбежала к боевому седлу с двумя автоматами, установленными, на нём и начала его на себя надевать. Лирика подошла к единорогу и тихо произнесла ему на ухо:

— Мы что, так просто её отпустим?

— Ну, держать её в плену нет никакой пользы, и, к тому же, посмотри, она спешит.

— И ты не хочешь узнать, что тут происходит?

— Просто жду когда она наденет боевое седло, не хочу отвлекать.

Лирика поджала нижнюю губу и понимающе закивала. Тем временем Рейнджер уже укрепила на себе оружие.

— Я так понимаю, ты думаешь, что те, кто взял тебя в плен, захватили твой форт? — Начал Сидрей и подошёл поближе к Рудридж.

— Да, я считаю, что они захватили форт и, кто знает, что собираются сделать с остальными рейджерами. И поэтому я иду туда и деру им задницы. И ещё я прошу у вас помощи.

Сидрей и Лирика переглянулись между собой.

— После, мы заплатим вам, — добавила она.

Сидрею не особо нужны были деньги, и вообще он никогда за ними не гнался, в отличие от многих пони на пустоши, у него не было желания разбогатеть. Его идеология была больше сравнима с теми же стальными рейнджерами. Когда-то он даже думал присоединиться к ним. Но, во-первых, это не так просто, они не рекрутируют всяких там бродяг, да вообще стараются держаться особняком. Ну, а во-вторых, у них слишком много правил, всех их соблюдать довольно сложно. Но даже так он испытывал некое восхищение перед этими стражниками старой Эквестрии.

Она предложила ему деньги. Брать их не хотелось, это было как-то плохо, но его не покидало желание помочь ей. Глупое желание помогать незнакомым пони, которое вылезло из его подсознания день назад. Тогда, по воле случая, он не смог ему противиться. Сейчас из того же подсознания появился голос разума, который начал доводить логические выводы о том, что все его поступки глупы и отсюда надо уходить. И Сидрей с ним согласился.

— Мы поможем.
“Что?”
— Мы поможем вам, — повторил кобылий голос.

— Спасибо, мы, стальные рейнджеры, запомним это, — сказала Рудридж, кивнув головой в знак признательности.- Выдвигаемся немедленно.

И вот Сидрей уже идёт по городу в сопровождении только что освобождённой рабыни и ещё одной только что освобождённой. Всё началось с того, что он хотел спасти Лирику, потому что это была дань памяти. Ради этой пони он совершил первую глупость. Ладно, это было объяснимо. Но теперь он из-за той же пони шёл на войну против не помнишь кого.

Он посмотрел на своих спутников. А ведь если заглянуть в себя, то ему хотелось этим заниматься. Что-то всегда останавливало его. Нерешительность, страх, эгоизм?.. Но сейчас он делает то, что так давно хотел. Теперь, словно застывшее давно сердце, начало снова биться в его груди. Ему стало хорошо. Он снова ожил, нашёл цель в жизни.
“Что я радуюсь-то?”
— Ну, так что же произошло? — Поинтересовался Сидрей у рейнджера. — Как они вас взяли?

— У них были импульсные гранаты. Подойдя поближе, они взорвали их, мы в отключку, а им хоть бы хны, ну, конечно с лже-бронёй то. А у нас все схемы закоротило, и вот, пока мы лежали, они нас достали из силовой брони и связали. Потом отвели туда, в коллектор. — Она сделала паузу. — Они забрали Гарденса и Коплер. Они их убили, но перед этим узнали коды доступа в форт.


Форт представлял из себя трёхэтажное здание, принадлежащее Министерству Магии. Со всех сторон его окружал забор из проволоки, но пройти через неё нет никакой сложности. Территория вокруг здания была обширной и пустой. Когда-то там был парк и даже фонтан со статуей, стоит только представить, как тут было красиво до войны. Научные сотрудники выходили на прогулки во время обеденных перерывов, спокойно гуляли по парку. Но сейчас это всего лишь открытое серое пространство с грязными дорожками и кусками камня заместо статуи. Для форта неплохое местечко, его легко оборонять, можно просматривать большое расстояние вокруг себя.

— На крыше нет патруля, — проинформировала их Рудридж. — И системы безопасности не работают, но это даже хорошо.

Под главным входом в здание висела турель с опустившимся вниз дулом.

— Они взяли форт и не перепрограммировали оборонительные системы, это странно, разве они не должны были это сделать первым делом? — высказал своё мнение Сидрей.

— Эти слабоумные уроды с пустоши? Да на что они вообще способны? Надо идти и перестрелять их там, — сказала полная решимости Рудридж.

— Нет, постой. Они не так просты, как кажутся. И мы не знаем их точного числа. Тем более, ты сейчас не в своей силовой броне, по живучести ты такая же пони с пустоши, как и все.

— Я не простая пони с пустоши! Я паладин, я стальной рэйнджер, в отличии от вас, я хорошо обученный и подготовленный к таким ситуациям солдат.

— Как скажешь, но просто так я туда вваливаться не буду, нужен план получше.

— Ладно, ты у нас снайпер, ведь так? Значит, ты займёшь позицию где нибудь здесь, а мы выманим их на тебя.

— Вот это мне по душе, но, — Лирика в то время стояла в стороне, Сидрей подошёл ещё поближе к Рудридж и сказал тихо. — Лирика пускай лучше останется со мной, она немного непредсказуема, перепады настроения, все дела.

— Оки, доки. — Строго произнесла она детскую фразу. — Я иду к форту, выманиваю их наружу, прячусь за фонтан, и жду, когда те выйдут, а ты пристрелишь их. Лирика, ты прикрываешь нашего снайпера.

— Я согласна.

План обговорён, пора приступать к действиям. Рудридж начала прокрадываться к зданию Министерства Магии. Ворота на периметре не были даже закрыты, что очень облегчило её задачу. Сидрей и Лирика забрались на большую кирпичную дымовую трубу, находящуюся в паре сот метров от цели. На её вершине была круглая площадка, где они и разместились. Это место давало хороший обзор всей территории перед фортом. Достав свою винтовку, единорог посмотрел на рейнджера, которая помахала ему копытом, сигнализируя о начале, потом он перевёлся на главный вход. Лирика уселась рядом и начала наблюдать за окнами.

— А почему ты не взяла оружие? — спросил единорог шёпотом, не переставая смотреть в прицел.

— Пистолет мне больше по душе, — тоже шёпотом ответила она.

— Я к тому, что боевое седло тебе очень бы подошло, все земнопони ими пользуются.

— Умммм.

Их отвлекли звуки выстрелов.

Рудридж прошла очередью пуль по окнам, стреляя так, чтобы ничего особо там не разрушить и не убить своих если они там.

— Эй, вы! Суки, я вернулась! И я отомщу за всё, что вы сделали! — прокричала она и снова открыла огонь.

Ответа ждать пришлось не долго. Вскоре из здания высунулся один лже-пони-рейнджер в броне, но без шлема, и открыл ответный огонь. Рудридж спряталась за фонтан, тот был маленький, так что пришлось лежать как можно ближе прижавшись к земле. Из здания вышел ещё один, уже в шлеме, и тоже начал постреливать в сторону нападавшей, не так, чтоб попасть, а лишь бы она не высунулась оттуда в то время, как другой пошёл в обход.

Теперь настало время Сидрея. Он надеялся, что из здания выйдут сразу трое, чтоб точно знать, что они все здесь, но раз уж ситуация стала разворачиваться таким образом, то надо стрелять. Первой жертвой он выбрал пони, что всё ещё оставался в дверях. Нажатие на курок — и пучок плазмы двинулся в цель. От попадания его шлем, сделаный из просто связаных между собой кусков металла, разлетелся, настоящий же выдержал бы попадание, но этот просто рассыпался, а голова внутри него взорвалась, окрасив стены в красный цвет.

Другой пони увидев произошедшее, начал отступать, пятясь назад и оглядываясь по сторонам. Сидрей выстрелил, на этот раз попав в бок, сбив врага с ног, тот упал не подавая признаков жизни.

Рудридж встала из-за укрытия и направилась к входу. Неожиданно окно на втором этаже, ранее заколоченное досками, разлетелось, и оттуда высунулся третий. Точнее даже не он, а ствол гранатомёта. Ренджер сразу отскочила в бок от падающих на неё щепок и перегруппировалась, но стрелять по нему не могла, ибо тот всё ещё оставался в помещении.

Сидрей нацелился на последнего пони, и уже был готов спустить курок, как вдруг гранатомёт озарился белым светом и в его сторону полетела чёрная точка.

Сидрей вскочил, глянув на Лирику. Та тоже поняла, в чём дело, и что-то ему кричала, но он уже не обращал на это внимания. Ситуация была безысходной, единственное, до чего он тогда додумался, это встать с другой стороны трубы. Ракета, оставляя за собой белый шлейф, достигла цели, хоть и немного промахнувшись, и ударила в середину постройки. Взрывом, состоящим из кирпича, трубу разорвало пополам, а её осколки полетели в разные стороны. Верхняя её половина, вместе с двумя пони на ней, немного накренилась в бок, и, ничем не поддержимая снизу, начала быстро падать.

Сидрей в панике снова осмотрелся кругом. Он уже не чувствовал твёрдого пола под копытами. Повсюду была пыль и ничего не было видно, он хотел увидеть Лирику, но он не нашёл её взглядом.

Это уже было.

Единорог начал сотворять заклинание щита. Еле заметная, светящаяся, плёнка обволокла его тело. Потом последовал удар об землю и он потерял сознание. Мир вокруг почернел, но спустя мгновение снова стал ясным.


Сидрей и его напарник, единорог по имени Медлоу, поднимались по лестнице на крышу многоэтажного дома. Они были в костюмах, таких же, что надет на нём по сей день, отличием было только то, что он носил ещё шлем с чёрным забралом. Здание это было побито временем и потеряло все стёкла, которые раньше защищали его внутренности. Сейчас ветер безнаказанно гулял по его коридорам. Лестница, по которой они шли, открыта со всех сторон, и если наклониться за перила, то можно увидеть улицу, на которой разгоралась битва.

Группа пони из стойла 41 уже вторые сутки пытается вырваться из этого злого, проклятого места, и это у них почти получилось. Остаётся лишь добраться до моста, перейти его и попасть на пустошь. Но когда спасение было так близко, всё опять пошло насмарку. Адские гончьи устроили тут блокпост и не давали никому покинуть пределы города.

Группа из дюжины пони заняла позицию на другой стороне дороги, некоторые поднялись в здание, чтоб оттуда вести оборону, другие снизу пытались отбросить противника, и наконец-то взять желанный мост.

Сидрей поднялся на крышу и занял там снайперскую позицию, чтоб отстреливать затаившихся псов. Эти монстры, рождённые, искалеченной войной Эквестрией, были одними из самых жутких существ, населявшие её. Они обладали чрезмерной проворностью, живучестью, могли прокладывать себе проходы через землю и даже через бетон. К тому же, они обладали интеллектом и использовали смертельное магическое оружие. Пони внизу надо было быть начеку, чтоб никто не подкрался к ним сзади или снизу. Сидрею надо опасаться плазменных выстрелов посылаемых ему снайперами псов.

Дело было дрянь. Из центра города подошло подкрепление с псом-альбиносом. Он был закован в тяжёлую броню и нёс с собой кучу оружия, в том числе плазменный магический пулемёт. Выйдя из-за дома на открытую местность, он открыл огонь по пони.

Первой же очередью испепелило два пони что прикрывали тылы. Они даже не успели ничего сделать, их тела попросту превратились в кучки искрящегося пепла. Остальные бросили наступление и начали оборонятся от нового противника.

Сидрей нацелился в голову псу, на которую был одет металлический шлем с зазубринами. Но эта тварь не хотела просто так умирать. Этих выстрелов, что посылала ему винтовка не хватало, чтоб свалить монстра с ног, но зато тот отошёл назад и скрылся за зданием.

Остальные псы, что пришли с ним рассредоточились по разным сторонам улицы, и тоже вступили в перестрелку. Некоторые гончие начали подниматься на здания, откуда могли простреливать позицию Сидрея.

— Сид! — закричал Медлоу, он наклонился через поребрик на крыше и стрелял из лазерного автомата вниз. — Нам надо валить. Если постараться, то мы сможем допрыгнуть до соседней крыши и оттуда сиганём в воду. Я, а потом ты, поддержим друг друга магией, мы сможем выбраться.

— Мы не можем уйти, этот пёс порвёт там всех.

По трубам вентиляции сзади попали пару плазменных выстрелов, оставив на них два чёрных пятна. Сидрей перевёлся на гончую, что была на крыше другого дома, и выстрелил, сбив её с ног, но, походу, та всё ещё оставалась жива.

Снизу все пони, что были на улице, забежали в здание, где отрезали себе все пути к отступлению, хотя в данной ситуации уже и так никто не надеялся выжить в этой бойне. Но они всё ещё оборонялись, они не хотели сдаваться, как не хотел сдаваться и Сид. Пока они держали эту улицу, у них был шанс, пока жив он, пока живы пони в том доме напротив, пока жив отряд, что держал ещё один дом и крышу.

Из-за дома снова вышел пёс-альбинос. На этот раз он сменил оружие. Это была базука. Но базука гораздо больше остальных, что видел Сидрей до этого. Экспериментальный переносной гранатомёт для стрельбы жар-фугасами, мать его. Кто-то из солдат стойла 41, находящийся в том же доме, где и наш единорог, открыл по нему огонь с этажей ниже. Своей первой целью монстр выбрал того, кто два раза попал в него плазмой.

Снаряд, разгоняемый ракетой, направился в полёт через всю улицу и моментально достиг цели. Пробив несколько стен дома на пятом этаже, он взорвался внутри. Сначала появился медленно растущий плазменный шар, который пожирал несущие стены, из-за чего верхушка здания накренилась.

Сидрея вместе с его напарником потащило в другую сторону от места, где была их позиция. Они пытались скорее за что ни то ухватиться, Огненный шар снизу перестал расти, но стал изменять цвет с ярко-красного на белый и немного уменьшался в величине. Сидрей тем временем всё же смог зацепиться за крепление спутниковой тарелки, но на стороне Медлоу не было ничего, он проскользил до края и слетел вниз.

— Медлоу! Нет! — В отчаянии прокричал Сидрей.

Взрыв ядерного фугаса тем временем сколапсировал. Ударная волна разошлась во все стороны, разбрасывая куски арматуры. Поднимаясь вверх, она разрушала один этаж за другим, проламывая плиты, пока наконец не дошла до крыши, где находился Сидрей. Его тело подбросило вверх и в сторону, запустив от эпицентра взрыва.

Он потерял всё. Никто больше не выжил в этой битве. Вся его семья, все его друзья и знакомые, он больше их никогда не видел.


— Грлох, блум, врох.

У Сидрея сильно болела голова, в глазах то и дело появлялись белые вспышки. Сильно болел бок и задняя нога. Вдруг в горло полилась какая-то тёплая вкусная жидкость. Он проглотил её и мир начал медленно проясняться.

— Давай, пей, пей, — приказал кобылий голос.

Лечебное зелье, как и положено ему, начало моментально действовать, залечивая мелкие раны и поднимая общий уровень здоровья организма. Кажется ни одна нога не сломана, так как они все шевелятся, это хорошо, видно, Сидрею очень повезло. Но если его спасло защитное поле, плюс его броня, и все равно после этого он не смог бы подняться на ноги без лечащего зелья, то что произошло с Лирикой?

— Фуххх, ты живой, — с облегчением произнесла Лирика, и паника на её лице спала.

Сидрей наконец то увидел своего спасителя. Живая, ни единой царапины.

— Я живой? Ты живая?

Она вопросительно на него посмотрела. Потом отступила назад с чувством вины.

— Я думал ты погибла, что тебя там расплющило нафиг, — продолжил Сидрей. Картина начала складываться воедино, как говорится по правилу Брони Окамы, самое простое объяснение и есть истина.

— Ты пегас, — утвердительно сказал он.

— Да, это так, извини что не сказала.

— Эммммм... Для начала, я рад что ты жива. Но нам надо всё же поговорить. — Он встал на ноги. Голова всё ещё гудело, но это не страшно.

— Я думаю нам надо идти к форту, Рудридж там одна, — начала та.

— Выстрелов больше нет, я думаю те гады все мертвы, так что бой закончен. Можешь спокойно всё рассказать, ну, или не всё. Но всё же, нам надо побольше узнать друг о друге.

— Ладно, — произнесла она.

Сидрей тем временем нашёл свою винтовку и повесил её на крепления, расположеные на его броне, после чего они медленным шагом выдвинулись по направлению к форту.

— Я попала на пустошь приблизительно полтора года назад. Там, наверху, Анклав продвигает строгую политику, что никто не может пролететь вниз за облака, они говорят, что вся земля заражена, что Эквестрию населяют лишь мутанты, если спуститься, вас моментально убьют. И, к сожалению, их слова были отчасти правдивы, но, как бы там ни было, все равно большая их часть — ложь.

Есть пегасы, называющие себя дашитами. И я тоже одна из них. Как я считаю — если у тебя есть силы, возможности, ресурсы помочь другим пони, ты должен это сделать, иначе вся твоя жизнь будет прожита зря. Я и ещё несколько моих друзей, что разделяли моё мнение, в один из дней, просто собрались и полетели вниз.

Как оказалось мы допустили огромную ошибку, просто так вот начиная действовать без подготовки. Но мы попросту не знали. Практически сразу на нас напали рейдеры. Одного из нас ранили, потом мы начали отступать, но эти твари не хотели просто так отпускать добычу.

Лирика ненадолго замолчала, подбирая слова. В то время они уже проходили ворота.

— Всех убили. Мне еле удалось спастись. Меня спас какой-то караван. Они перестреляли всех тех рейдеров. Но как оказалось потом, я оказалась им должна за своё спасение. И поэтому меня отвели в город, где продали в рабство.

— Так вот почему ты не летала раньше. Ты не хотела, чтоб я узнал, — произнёс Сидрей. — Ты боялась, что я окажусь таким же как те пони. Но я никогда не причиню тебе вреда. Я клянусь что такого не произойдёт.

— Я не летала не только по этому. Одно их моих крыльев сломано, это сделали давно, чтоб я не сбежала.

— Вот ж сучьи дети, — перебил её Сидрей. — Теперь-то я точно понимаю, почему ты начала палить в тех пони. Извини, что не поддержал тебя тогда. Сейчас я б их тоже всех перестрелял. Постой, а ведь у меня есть лечебное зелье!

— Уже нет, — остановила она его.- Я дала его тебя, когда нашла. И, к тому же, кости уже срослись, простыми средствами тут не поможешь, нужно хирургическое вмешательство. И сейчас всё, что я и могу, так это медленно планировать, хотя и это получается с трудом. Но все равно — спасибо.

Сидрей даже не знал, что на это ответить. Он просто покачал головой из-за злости и недоумения, как пони вообще могут дойти до такого. Похоже, сейчас он был даже более расстроен из-за всего этого, чем сама пегасочка.

— Да ладно, не всё так плохо, — сказала она с улыбкой, она остановилась у входа в здание. — Вот смотри, у меня есть ещё одно полностью здоровое крыло.

Плащ распахнулся с одной стороны. Грандиозным взмахом она распрямила крыло, поднимая его к небу. легкий ветер огибая его заставлял перья на кончиках немного отклонились назад. Для пони, ни разу не видящего пегаса, ранее жившего под землёй и лишь мечтающего когда-нибудь выбраться на поверхность, это произвело огромное впечатление. Это было величественное зрелище.

Лирика быстро убрала крыло обратно под плащ и произнесла:

— Ну, теперь твоя очередь, рассказывай свою историю.

Сидрей пожал плечами, потом глянул через дверной проём в помещение и вошёл внутрь, Лирика последовала следом. В холле было весьма чисто, на полу лежал красный ковёр, вправо и влево вёл коридор, а посередине расположилась лестница. Единорог выбрал направление на второй этаж, где ранее был гранатомётчик.

— Как и тебя, меня постигла та же неудача при выходе из стойла. Мы были на вражеской территории. Так что как только открылась дверь, мы попали на поле битвы. Главн... кр ... — Сидрей задумался. — Смотритель решил вывести нас двумя группами. В той где был я, должна выйти первой и отвлекая на себя внимание пойти на восток, а вторая, основная, в противоположную сторону.

Он рассказал немного о том, как они с трудом проходили улицу за улицей пытаясь выжить, но не проходило и часа чтоб их количество не уменьшилось. Потом он довёл свою историю до того времени, когда его подорвали ядерным фугасом.

— Я упал в реку, вода смягчила моё падение. Помню, я пытался плыть, но я не особо это умею. Мою плавучесть поддерживал лишь костюм. Потом я потерял сознание, а очнулся уже в какой то хижине. Меня выловил рыбак, живший ниже по течению. Он обколол меня антирадином из моих запасов, выходил, как смог. Как только более-менее пришел в сознание, я пошел к городу искать своих. Но так никого и не встретил, лишь нашёл несколько мёртвых товарищей на окраинах. Взял их оружие, похоронил тела. И вот с того времени, я больше ни кого из своих не видел.

Дальше он рассказывать не стал, так как они встретили Рудридж.

— Вы живы, это хорошо, — сказала та, подойдя к ним. Посмотрела на грязного и помятого Сидрея, потом перевела взгляд на чистую Лирику. — Извините что не пошла искать вас, надо было замочить того “едрирога” с гранатомётом, потом проверить, чтоб в здании больше никого не было.

— Да ладно, ничего. Какие сейчас планы?

— Ну, я покричала своих, но никто не отозвался. Так что следует пройти в комнату безопасности, и там просмотреть записи с камер.

— Веди.

Они прошлись ещё на один этаж выше, где в большом зале находился пост наблюдения. Небольшая комната с кучей мониторов. Рудридж прошла к креслу и начала искать записи, содержащие в себе последние события.

Сначала они просмотрели, как захватывался форт. Лже-рейнджеры отключили охранные системы после чего вошли внутрь и при использовании большого количества импульсных гранат положили всех стражей. Так же после этого вывели из строя половину видеокамер, не давая большего обзора происходящего. Всё внимание было уделено тем немногим, что уцелели. По таймеру прошло всего немного времени, как в одной из лабораторий на первом этаже появились пони, одетые в форму. Эта одежда не принадлежала ни одной известной группировке.

— Здесь есть звук? -спросил Сидрей.

— Да, в лабораториях должны записываться все события.

Они начали слушать. Не происходило ничего интересного, пока в помещение не вошёл единорог в белом халате.

— Готовьте вынос оборудования, вы займитесь матричным мэйнфреймом.

Половина пони разошлась в стороны.

— Что делать с пленными?

— Уведите в подвал.

Услышав эти слова, Рудридж сразу подскочила и убежала из комнаты. Сидрей же пристально смотрел в монитор. Для него увиденное там было гораздо больше, чем просто кража. Его внимание приковал к себе тот самый учёный. Мерсард Прайс. Он знал его имя, потому что знал этого пони. Глава научного отдела стойла 41. Он живой, он был здесь, а раз так, то возможно выжил кто-то ещё. Но какого чёрта он делал тут?

— Когда мы отбудем, вы должны взорвать это место.

— Будет сделано.

После он вышел из комнаты, двое пони, облачённые в броню рейнджеров, остались там.

— Он сказал взорвать. Но он не дал строгих рамок, когда именно нам это сделать.

— Ага.

— Ну, так может сначала перетаскаем всё ценное в наш схрон? А потом выполним приказ?

— Всеми копытами за.

После сказанного два пони тоже ушли. Больше камеры не показывали ничего.

— Чёрт возьми, я знаю его! — начал Сидрей. — Я знаю этого пони, но я думал, что я один спасся.

— Ты имеешь ввиду, что этот в белом из твоего стойла? — нахмурившись, спросила Лирика

— Именно.

— Это хорошо или плохо?

— После увиденного здесь — не уверен, но... Я думаю, хорошо, ведь тогда есть шанс, что он не один спасся. Но теперь надо найти его, чтоб расспросить. Но как это сделать?

— Для начала, я думаю, надо найти Рудрудж, она что-то не возвращается.

И вправду, она ушла несколько минут назад и от ней ни слуху, ни духу, а ведь та могла уже вернуться. Сидрей и Лирика вышли из комнаты на поиски подвала. Он оказался, как и ожидалось, под главной лестницей. Спустившись туда, они попали сначала в одно большое помещение, оттуда вели несколько дверей. Из одной что была открыта доносились лёгкие всхлипы. Парочка прошла туда.

Рудридж сидела, обхватив свою голову копытами, рыдая и всё время повторяя:

— Я стальной рейнджер, я не должна плакать.

Перед ней лежали десять тел пони. У них были связаны копыта и в затылке каждого была окровавленная дыра от выстрела. Их всех привели сюда, сняли костюмы, и пустили по пуле в голову.

Надо было что-то делать. Хоть Сидрей и не был хорошо знаком с ней, но оставлять её здесь одну было нельзя. Он подошёл к пони, сидящей перед телами, и обнял её за плечо. Та сразу прижалась к нему. Лирика молча стояла в проходе.

Они пробыли в такой тишине некоторое время, пока Рудрудж не заговорила:

— Не могли бы вы выйти? Я хочу попрощаться с моими друзьями.

— Ты в порядке? — Спросил её Сидрей твёрдым голосом, ожидая её ответа. Когда-то так же к нему подошёл командир его отряда, когда убили его друга. Тогда нельзя было давать бойцам впадать в депрессию, как и сейчас.

— Да. Я потом выйду к вам, — ответила она тихим голосом.

— Хорошо, мы будем тебя ждать, — произнёс он уже с заботой.

Он вышел из комнаты, прошёл к лестнице и сел на пороге. Лирика присела рядом.

— Мы не должны быть всё время рядом с ней? — поинтересовалась она.

— Нет. Пускай немного времени побудет одна. Потом она выйдет, а если нет, то нам придётся зайти туда и вытащить её силой. — Он замолчал, потом обратился к Лирике. — Я не понимаю. Ты говоришь, что хочешь помогать всем пони. Но когда вокруг творится такой хаос, когда ты сама провела в рабстве полтора года, ты всё ещё хочешь помогать пони? Как ты не сдалась?

Она улыбнулась в ответ, после заговорила:

— Это элементарно. Я могла бы сдаться давным давно, бросить все свои идеи о спасении Эквестрии, стать такой же, как и все, проникнуться пустошью. Но тогда я бы просто умерла. Тогда бы меня просто не стало. И кому будет пользы если меня нет? Вот поэтому я всё ещё верна своим принципам, я хочу помогать пони, и у меня этого никому не отнять. Вот ты рассказал мне свою историю. Ведь ты понимаешь, насколько большой поступок совершил тот рыбак, что спас тебя?

Сидрей посмотрел на неё.

— Он спас тебя, хоть мог и просто снять броню и забрать оружие. А ведь она стоит немало, думаю, он смог бы получить за неё крышечек больше, чем зарабатывает за месяц. Я уж не говорю про твоё оружие. Он просто сделал доброе дело, помог незнакомому пони. Спас тебя. Ты же спас меня. Потом мы вместе спасли Рудридж. И я это всё к тому, что добрые дела не остаются без последствий. Каждый пони может изменить Эквестрию к лучшему, даже если он один. Каждое доброе дело вызывает цепочку событий, которые улучшают этот мир и распространяются по нему. Мы делаем мир лучше, я, ты. Да любой пони может это.

— То есть ты останешься такой навсегда, будешь помогать другим, даже если ты находишься вот в такой вот куче дерьма? — спросил её Сидрей.

Лирика посмотрела ему в глаза. На её мордочке читалось не печаль, не злость, не радость... Надежда.

— Да, безусловно, — ответила она.

— Ты очень умная пони.

— Ой, я вообще-то имела не слишком-то высокие оценки в школе, — смутилась она.

— Ты потрясающая.

Тут Лирика уже не знала что ответить. Но и не пришлось, к ним вышла Рудридж. Она выглядела уже лучше, вытерла все слёзы.

— Ты готова? — спросил Рудридж Сидрей.

— А?

— Ты готова, идти и замочить тех, кто это сделал? — Повторил он свой вопрос. Сидрей знал, что она тут не останется, что она жаждет мести, и поэтому отправится на поиски этих пони.

— Да, я готова. Но сначала дайте мне собраться, надо подготовиться. Я выдвигаюсь в штаб квартиру Стойл-Тек, а в данный момент Цитадель стальных рейнжеров. Вы можете взять тут все, что захотите.

— Всё не так просто, мы идём с тобой.

Сидрей обьяснил ей, что он знает одного из нападавших, но он не знает чем тот занимается и зачем он сотворил такое, ему лишь надо узнать у него, что случилось с его семьёй. Рудридж сразу согласилась принять их помощь. Потом она ушла в свою комнату, чтоб взять свои вещи. Сидрей и Лирика ушли в оружейную. Надо было проверить в каком состоянии плазменная винтовка после такого падения.

— Не хочешь себе взять какое-нибудь боевое седло? — Поинтересовался Сидрей у Лирики. — Ну, то есть один пистолет — это мало.

— Боевые сёдла земнопони не подходят пегасам. Анклав носит специальные костюмы, а тут я ничего подходящего не видела.

— Ну, тогда вот, держи, — Сидрей протянул ей свой лазерный пистолет.

— Постой, но ведь ты же любишь лазерные пушки. Как ты будешь управляться с обычным пистолетом?

— У меня это всего лишь детский каприз. А тебе этот пистолет нужен гораздо больше, чем мне. Держи, — он протянул пистолет ещё ближе.

 — Спасибо.

Лирика взяла оружие и поместила в кобуру на переднем копыте, свой револьвер она отдала Сидрею, тот взял его и произнёс:

— Кстати, извини, что согласился за тебя идти. Просто раз уж ты пегас, то ты не жила в Лидсвилле. А значит, тебе не зачем туда идти, и уж лучше ты пойдёшь со мной. А когда доберёмся до Цитадели, то там, безусловно, найдётся врач который сможет вылечить твоё крыло.

На лице Лирики появилась улыбка. Сидрей продолжил чинить своё оружие.

Через некоторое время к ним пришла Рудридж. На ней не было силовой брони, даже обычной, просто повседневная, светло-серая одежда рейнджеров, на которую она начала надевать боевое седло.

— Что случилось с бронёй? — Спросил у неё Сидрей.

— Все магические матрицы из доспехов были изъяты, теперь это просто гора железа, не предназначенная для ношения.

— Они забрали все магические матрицы?

— Да, из всего, даже из некоторого оборудования. Ещё они унесли матричный мэйнфрейм. Этот форт тут и был построен из-за этого механизма. Он здоровый и перевозка его крайне затруднительна, поэтому было проще основать тут форт стальных рейнджеров, чем перемещать куда либо это громадину.

— Матричный мэйнфрейм? — поинтересовалась Лирика.

— Это особый компьютер, — ответил Сидрей. — Он способен запоминать магические матрицы силовой брони, ПипБаков, турелей и ещё всевозможный электро-магического оборудования. Но ещё он мог создавать новые.

— То есть, он создавал магические заклинания? По типу, как жар-бомба?

— Да, принцип работы похож, — ответила Рудридж. — Но они всё же разные, он не может создать жарбомбу. Зато может запрограммировать кристаллы, с помощью которых возможно улучшить любую винтовку, пистолет или гранатомёт на твой выбор.

— А как они смогли его унести? Есть идеи?

— Думаю они использовали какое то летательное средство, иным путём они б не смогли его от сюда утащить. — Она закрепила на себе боевое седло с двумя автоматами. — Так, теперь мы готовы выдвигаться.

Сидрей встал, надев свою винтовку. В оружейной не было никакого магического оружия и боеприпасов к нему, лишь боевые сёдла и крупнокалиберные патроны, ещё был гранатомёт, но нести его без силовой брони будет сложновато. Так что он взял отсюда пять гранат. Все запасы санчасти так же были украдены, но у трёх нападавших они нашли по лечебному зелью и ещё некоторые медикаменты, которое разделили между собой.

Сидрей обратился к Рудрудж:

— Что, ты собираешься сделать с этим местом?

— Я сожгу его. Пусть он будет последним пристанищем своих защитников. И ещё я не хочу, чтобы тут поселилась какая ни то мразь типа рейдеров.

Сидрей понимающе кивнул. После чего они втроём вышли на улицу. Отойдя от здания на приличное расстояние, Рудридж достала пульт из сумок, положила его на землю и нажала на кнопку. Здание вспыхнуло изнутри, языки пламени сразу повалили из всех окон, окутывая его в огненный кокон. “Покойтесь с миром”. Ещё немного постояв и посмотрев на поминальный костёр, они молча пошли к границам города, на пути к открытым пустошам Эквестрии.

_________________

Заметка: Следующий уровень.

Новая способность: Магический скелет — вы способны магией усилить своё тело, тем самым увеличить прочность костей, сберегая себя от переломов и прочих мелких травм.