S03E05
Глава вторая

Глава первая

Шайнинг Армор потянулся, выгибая спину и постанывая от удовольствия, и направился по длинному коридору в сторону их с Кейденс комнаты. Он только что вернулся с очередного обеда с Твайлайт Спаркл. Уже месяц как он из всех сил старался снова сдружиться со своей сестрёнкой.

С тех пор как замку перестало что-либо угрожать, у него снова начали появляться просветы свободного времени. И первым же делом, на которое он решил их потратить, было восстановление их с сестрой напряжённых отношений.

Они вместе гуляли, вместе обедали, ходили на пикники, воздушного змея пускали, в мяч вместе играли, вместе занимались учёбой, прокрадывались вместе в библиотеку (хотя в этом и не было ничего противозаконного), чтобы прикарманить книгу или две о брачных играх грифонов. По правде говоря, эта её последняя прихоть была как-то странновата, но кто-то таки заложил ей в голову эту идею, и, Селестия свидетель, Твайлайт была самой любопытной единорожкой во всей Эквестрии.

Два часа чтения о магическом потенциале наземных элементов и магнитных полей за чашкой остывшего кофе, и Шайнинг Армор почувствовал, как у него начинает побаливать шея.

Он предвкушал, как, добравшись наконец домой, завалится на их с Кейденс постель и будет лежать так, отдыхая, до самого вечера. Может быть, даже в уютных объятьях жены.

На всякий случай, если вдруг жена спит, Шайнинг Армор мягко толкнул дверь и тихо проскользнул внутрь. Хотя обычно она в их номере до позднего вечера не показывалась.

— А, братишка! — раздался радостный голос с его постели.

Твайлайт сидела на его кровати, придерживая копытцем краешек лежащей перед ней открытой книги.

— Я просто надеялась, что ты мне поможешь кое-что более подробно изучить... Я читала курс лошадиной физиологии, но у меня нет ни одного жеребца, чтобы изучить их... определённые части... — сказала Твайлайт с глупой улыбкой и недвусмысленно соблазнительным тоном. Она с ним флиртовала?!

Улыбаясь, Твайлайт вытянулась на постели и приняла более эффектную позу, расположившись при этом так, чтобы ему как можно лучше были видны её тугой живот и грудь, но изгиб тела чуть-чуть не давал взглянуть на её прелести, оставляя ему лишь манящий вид ведущего к нему участка плоти.

Шайнинг Армор стоял в дверях с отвисшей челюстью, в полном изумлении пялясь на творящееся перед ним. Твайлайт пыталась соблазнить его!

Прошло несколько долгих секунд, прежде чем Шайнинг Армор заметил очертание крыла на боку Твайлайт. Он посмотрел на её необычно длинный рог, и вдруг его озарило понимание.

— Кейденс? — спросил он в неверии.

Аликорночка мягко хихикнула, качая головой, и с упрёком помахала копытом:

— Нет-нет, братишка, ты не должен думать о Кейдэнс в такой момент.

Шайнинг Армор неуверенно подошёл ближе к кровати.

— К-кейденс... Серьёзно, что ты делаешь?

Кейденс надула губки, глядя на мужа, а потом покачала головой, закатывая глаза.

— Я пытаюсь удивить тебя чем-то милым, а ты вечно всё портишь.

— Но ты же... выкрасилась под Твайлайт! — запротестовал Шайнинг Армор, осуждающе указывая на неё копытом.

А она и впрямь потрудилась на славу. От специфического оттенка её шерсти и особой стрижки гривы, вплоть до точной копии кьютимарки Твайлайт. Одни лишь только крылья выдавали её.

— Да? — спросила Кейденс, покрутившись вокруг и приподняв копыто, чтобы осмотреть свою окраску. — Я как-то даже не заметила.

— Да что ты делаешь-то? — спросил Шайнинг Армор, глядя на аликорна не в силах понять вообще ничего.

— Я пытаюсь соблазнить тебя как Твайлайт. Это что-то типа ролевой игры, — легкомысленно ответила Кейденс, приподнимая бровь на него и чуть посмеиваясь.

— Но ты разукрасила себя, как моя сестра! — сердито упрекнул он, махнув в её сторону копытом. — Я не из таких жеребцов!

— О, ты так уверенно утверждаешь это, — сказала Кейденс, оглядывая его с головы до копыт, а затем похлопала по кровати, приглашая лечь рядом.

Шайнинг Армор долго смотрел на жену, после чего, покачав головой, сказал:

— Я знаю, что любовь — твой конёк... Но это ведь безумие. Я не чувствую к Твайлайт подобного!

— Да неужели? — спросила Кейденс, выгнув бровь и обходя вокруг мужа, пока не оказалась с ним нос к носу, задумчиво глядя ему в глаза. Потом улыбнулась и предстала перед ним в тревожащем образе сестры, говорящей голосом его жены: — Ты разве не почувствовал ту лёгкую колкость глубоко в паху, когда впервые увидел меня на постели, просящую "изучить" тебя? И разве твои глаза не облизали мои формы, скользя по моему телу, ища, не видно ли чего-нибудь?..

Шайнинг Армор шумно сглотнул и отвернулся, чувствуя жар в щеках.

— Эт-то к делу не относится...

Кейденс улыбнулась и нежно повернула копытцем его подбородок к себе, чтобы встретиться с ним взглядом.

— Шайнинг... Это естественно иметь подобные чувства к своей младшей сестре.

— Естественно? — спросил Шайнинг Армор с пустым взглядом.

— Да, естественно, — успокаивающе ответила Кейденс, нежно проводя копытом по его щеке и вниз по шее.

— Но я не чувствую к ней подобного, — не унимался Шайнинг Армор.

— Вот ты продолжаешь твердить это... — улыбаясь, сказала Кейденс, поворачивая голову и наклоняясь к его груди, чтобы приложить к ней ухо. — А я всё равно слышу, как трепещет твоё сердце, как оно ускоряет темп от одной только мысли о воплощении в жизнь твоих особо шаловливых фантазий о младшей сестрёнке.

— Кейденс, ты только послушай, о что ты говоришь! — снова возразил он, потирая висок копытом.

— Я говорю, что у тебя есть скрытое сексуальное влечение к своей младшей сестре и что иметь его — совершенно нормально. И ещё я думаю, что было бы интересно подыграть твоим фантазиям и насладиться той огненной страстью, что они в тебе вызывают, — легкомысленно ответила Кейденс.

Шайнинг Армор обессиленно покачал головой.

— Ты всё ещё думаешь, что это произойдёт?

— Я знаю, что это произойдёт, — с улыбкой промурлыкала Кейденс. — Я собираюсь уговаривать тебя, пока ты медленно не откроешь свой разум для этой идеи, потом неохотно с нею смиришься, и до тех пор, пока не начнёшь наконец по-настоящему ею наслаждаться.

— Ты можешь сказать "я же тебе говорила", когда мы закончим, — спокойно сказал Шайнинг Армор, прежде чем добавить: — Но ты всё же раскрашена, как моя сестра, к которой я не испытываю совершенно никакого желания!

— Ты всё твердишь и твердишь это! — сказала Кейденс, надувшись. — Я твоя жена, Шайнинг, ты можешь признаться мне в чём угодно.

— Я могу признаться, что у меня никогда не было подобных фантазий о своей сестре! — резко ответил он, тыкая жену в крашеный нос.

— Может быть, неосознанно... — проворковала Кейденс, ярко улыбаясь ему и совершая хвостом медленные возбуждённые взмахи. Она наклонилась ближе, мягко прижимаясь к его щеке, а затем соблазнительно прошептала ему на ухо тоном, до ужаса напоминающим Твайлайт: — Никогда не замечал за собой, что засматриваешься на мою попку, а, братец? Не хотел никогда, чтобы моё тёплое копытце задержалось на твоём боку чуть подольше? И никогда не приходилось бороться с желанием наклониться и поцеловать меня, когда мы так близко, прям как сейчас, м?

Шайнинг Армор в шоке вперился взглядом в свою жену, его глаза округлились, дыхание участилось, а щёки залила краска.

— Это, должно быть, какая-то шутка... — пробормотал он.

— Это не шутка, мой братец... Я должна учиться, а ты — единственный жеребец, которого я могу изучить, — с жеманной улыбкой сказала она, с нежностью ведя копытцем вдоль его шеи, вниз, к груди, и начиная медленно её массировать.

— К-кейденс, это так неправильно, — слабо запротестовал Шайнинг Армор, поднимая копыто, чтобы нежно и умоляюще погладить её вдоль шеи.

— Ну же, Шайнинг, — коротко сказала Кейденс своим обычным тоном, подталкивая носом под основание его шеи. — Естественное желание старшего брата защитить свою родную довольно часто и очень даже легко перерастает в основу сексуальных желаний. Это совершенно нормально, если только не стигматизируется обществом в целом.

— Но Твайлайт моя сестра! — прошипел в ответ Шайнинг Армор, глядя на свою крашеную жену.

— А я — нет... — сказала Кейденс решительно-соблазнительным тоном. — И ты можешь воплотить со мной все свои желания, не совершая ничего действительно развратного...

— Но... Я... — пытался протестовать Шайнинг Армор, но смолк, усмирённый копытом жены на его губах.

— Если ты можешь, глядя мне в глаза, сказать, что между вами нет и не было никакого сексуального напряжения, то я сама смою с себя всю краску и соглашусь на ту фантазию с перевёртышами, которую ты пытаешься от меня укрыть, — ответила Кейденс с хитрой ухмылкой.

Очень долго Шайнинг Армор смотрел на свою жену, прежде чем, вздохнув, опустить взгляд и, покачав головой, снова поднять на неё глаза.

— Дорогая, если бы мне пришлось, я бы даже солгал тебе, лишь бы поиграть с тобой в перевёртышей... но ты бы сразу поняла, что я лгу.

— Ха, конечно поняла бы, — сказала Кейденс с улыбкой, наклоняясь, чтобы поцеловать его. Едва отстранившись, она снова переключилась на голос Твайлайт: — Ну а теперь мне нужно учиться.

Шайнинг Армор уставился на жену, выглядящую, словно точная копия его сестры, а затем, скрестив копыта перед собой, глубоко вздохнул и наконец кивнул.

— Ну так в чём по учёбе помочь тебе, Твайли?

— Я обожаю, когда ты зовёшь меня Твайли, — пропела она, наклоняясь, чтобы нежно потереться носом о его подбородок. — Я должна изучить анатомию жеребца для школьного проекта... И я подумала, не изучить ли мне просто тебя. Ты ведь не против, братец?

— Вовсе нет, Твайли, что именно тебе нужно изучить? — спросил он тепло, наблюдая за ней и устраиваясь более комфортно.

— Анатомию жеребцов! — ответила она с улыбкой, наклоняясь ближе, чтобы нежно поцеловать его шею. — Для начала... твой рог!

Шайнинг Армор кивнул, затем осторожно опустил голову, представляя свой рог её взгляду.

“Твайлайт” счастливо хмыкнула, затем заглянула в свой учебник и прочитала несколько строк, после чего вновь вернулась к разглядыванию рога своего "брата".

— В книге говорится, что они очень чувствительны! — сказала она с серьёзным кивком, поднимая копыто, чтобы обернуть его вокруг рога и осторожно сжать у основания. — Это так, братец?

Шайнинг Армор рефлекторно закрыл глаза, почувствовав, как копыто сжимает его рог и начинает медленно работать вверх и вниз по всей его чувствительной поверхности. У него перехватило дыхание в горле, а его задние ноги слегка дёрнулись на кровати от подступивших ощущений.

— Ах-ха-а.

С невинной улыбкой и тихим мурлыканьем молодая "единорожица" посмотрела на своего "брата", прежде чем отпустить его рог и уткнуться назад в учебник.

— Ещё там говорится, что в некоторых случаях мужчина может достичь оргазма путём стимуляции одного лишь рога!

У Шайнинг Армора снова перехватило дыхание, и он уставился на Твайлайт, медленно моргая. И скорее пропищал, чем спросил:

— Что за к-книгу ты читаешь?

— Лошадиная анатомия! — энергично кивая, с яркой улыбкой ответила она, а затем левитировала к нему книгу, чтобы тот взглянул на обложку.

На обложке из замысловатых бронзовых букв с завитушками красовалось тиснение: "Лошадиная Анатомия: учебное пособие".

Шайнинг Армор был глубоко впечатлён количеством деталей, которым уделила внимание его жена, чтобы сделать отыгрыш как можно более реалистичным. И был просто ошарашен её навыками, когда вдруг понял, что действительно на мгновение забыл, что сейчас с ним вовсе не Твайлайт.

— Дай-ка попробую! — с невинным хихиканьем сказала "Твайлайт", наклоняясь, и, обхватив кончик рога губами, плавным движением опустилась до самого его основания.

Шайнинг Армор выпучил глаза и испустил дрожащий вздох удивления и восторга, трудно сглатывая от ощущения, как глубоко у неё во рту мягкий язык вихрем обёртывается вокруг кончика его рога и начинает его поглаживать. Мягкая, влажная плоть обхватила его рог, медленно волнообразно сжимаясь по всей его жёсткой длине, в то время как кончик её языка многозначительно задержался на самом его острие.

Только Шайнинг Армор задался вопросом, где это его сестрёнка научилась такому, тут же вынужден был в очередной раз напомнить себе, что это не Твайлайт, а его жена. И он знал, где она этому научилась; в конце концов, ведь именно он был её подопытным кроликом, когда она хотела попробовать что-нибудь новенькое.

— Т-твайли, м-милая, ты, н-наверно, хотела бы уже ос-становиться... — тяжело пропыхтел Шайнинг Армор, его щёки пылали жаром, а сам он бессознательно пытался перекатиться на живот, чтобы скрыть свой пожелавший заявить о себе набухающий член.

— Но это же весело, братишка! — с мягким хихиканьем отстраняясь назад, ответила "Твайлайт", затем снова наклонилась и оставила на кончике его рога мягкий, нежный поцелуй. Её тон был мягким и невинным, но крайне соблазнительным, когда она пробормотала словно бы для себя: — Хмм... Интересно, с чем бы я ещё могла это проделать...

Шайнинг Армор тяжело вдохнул, дрожа и слегка корчась от работы его милой “сестры”, а от её слов его румянец стал даже ярче, чем прежде; он чувствовал, как под животом у него жадно дёргается длина его каменеющей плоти.

— Братец... а у тебя есть какие-нибудь идеи? — спросила "Твайлайт", поднимая на него бровь и продолжая, осторожно водя языком, нежно облизывать кончик его рога.

Шайнинг Армор опустил уши и немного выгнул спину, изо всех сил стараясь не начать трахать кровать.

— Н-ни одной, Твайли.

— Ты уве-ерен в этом? — спросила “Твайлайт”, отстраняясь назад и надолго вглядываясь ему в глаза. — Ты же знаешь, что никогда-а не мог мне соврать, братишка. Я знаю, что есть что-то, что ты мог бы мне показать, чего не рисуют в книгах... Вот почему ты лучший для изучения! Ты научишь меня вещам, которых нет даже в книгах!

Шайнинг Армор уставился на свою соблазнительно ухмыляющуюся “младшую сестру”, ощущая, как в ушах стучит кровь. Мордочка Кейденс уже бесчисленное множество раз была у него между ног, но почему-то на этот раз всё было по-другому. От одной только мысли о том, что она ублажит сейчас ртом его ноющее достоинство, у него перехватывало дыхание, а сердце колотилось так, будто это был его первый раз. Это было просто адово возбуждающе!

— Я... Ну-у... эм... М-может быть... — пытаясь не заикаться, ответил Шайнинг Армор своей “сестре”, думая, как бы сформулировать это так, чтобы не было оскорбительным.

Кейденс взяла дело в свои копыта, заглянув ему за плечо, и, распахнув глаза, прикрыла мордочку копытцем.

— Б-братец, это то, что я думаю?

Округлив глаза, Шайнинг Армор чуть крутанулся, чтобы посмотреть на себя, и тут же понял, что кончик его пульсирующего, жаждущего члена был прекрасно виден, коричневый, со светлыми пятнами, на белом фоне его шерсти.

Проглотив желание отрицать всё и просто спрятать его с глаз долой, Шайнинг Армор мягко повернулся на бок, медленно потягиваясь, показывая во всю длину своё тело псевдосестре.

Глаза "Твайлайт" чуть расширились, и она, очарованная, надолго приковала взгляд к столь близко лежащей с ней длине его мужского достоинства, нерешительно протягивая к нему копыто.

— Б-братик, можно мне его п-потрогать?

Шайнинг Армор закрыл глаза и глубоко вдохнул, затем медленно выдохнул, слегка дрожа.

— Д-да, Твайли... можно.

С тихим мурлыканьем "единорожка" обняла поднятым копытцем его толстую длинную плоть у основания, нежно сдавливая и оценивающе разглядывая.

— Такой тёплый... и тяжёлый. Он даже больше, чем пишут в книгах!

— Как много книг ты прочла на эту тему, Твайли? — спросил Шайнинг Армор, тяжело дыша, со всё ещё закрытыми глазами.

— Целые тонны! — мгновенно последовал ответ, и её мордочка расплылась в дьявольской ухмылке. — Я даже не думала, что он может быть таким длинным, братец... Я всегда думала, что он будет как раз такой длины, чтобы достать до горла, но не длиннее...

— Ч-что ты имеешь в в-виду, Твайли? — спросил Шайнинг Армор и ахнул, почувствовав, как её бархатный язычок скользит по головке его пылающего члена, слизывая с него капельку выступившей смазки.

— Ну-у... — протянула "Твайлайт", озорно улыбаясь. — Иногда, когда очень... очень поздно...

Шайнинг Армор поднял бровь, тяжело дыша и глядя на неё в ожидании продолжения рассказа.

— Я фантазирую, братец... мечтаю о большом фаллосе... — прошептала "Твайлайт" и ещё раз, глядя ему в глаза, нежно облизала кончик его члена. — О горячем, влажном пенисе жеребца, о том, как беру его себе в рот... От этого я становлюсь такой мокренькой, братец... Клянусь, я практически чувствую его вкус. Иногда я даже тренируюсь на морковке, натирая копытом у себя меж задних ног.

У Шайнинг Армора перехватило дыхание от такой картины, а то шёлковое лизание пульсирующего кончика его болящего члена заставило всё его тело беспомощно дрожать мелкой дрожью. Он просто не мог оторвать взгляда от вида, как его собственная сестра прижимается к нему и говорит настолько грязные вещи!

— Это так в-возбуждающе, Шайнинг... В книге говорится, что он расширится на конце, когда ты уже будешь готов эякулировать! — серьёзно кивнула "Твайлайт", непроизвольно потирая носом его сочащийся кончик. — Пожалуйста, братец, скажи мне, что он расширится! Я хочу почувствовать, как твоя головка растёт у меня на языке и обстреливает тёплым эякулятом всё моё нёбо.

— О. Моя. Селестия! — с силой вдохнул жеребец, закрывая глаза, чтобы попытаться отгородиться от образа его младшей сестры, с такой жадностью спрашивающей о его оргазме, его копыта автоматически вцепились в одеяло под ним. Длина жеребцового члена нетерпеливо запульсировала, когда возбуждённость Шайнинг Армора перевалила за край возможной, и "Твайлайт" воспользовалась моментом без колебаний.

Шайнинг Армор вскрикнул от неожиданности, почувствовав, как горячий, влажный ротик обхватывает кончик его члена и спускается глубоко вниз. Мягкие губы, тёплый, бархатный язык, ребристая поверхность её нёба — все они сговорилось довести его до косоглазия; его спина изогнулась, рог начал светиться, а изо рта раздался протяжный низкий стон.

Язык "Твайлайт" начал ходить кругами по нижней части головки его члена, её мордочка опустилась ещё ниже по его длине, одним передним копытцем она начала мягко поглаживать его яйца, а другим сжала основание его достоинства. Она начала медленно качать головой из стороны в сторону, в результате чего плоть, окружающая его член, стала двигаться и сжиматься, создавая просто восхитительные трения, толкнувшие его возбуждение практически до небес.

Шайнинг Армор ахнул и рефлекторно выгнул спину, его бёдра автоматически стремились двигаться навстречу умелым касаниям вокруг его ноющей от желания плоти, его уши прижались назад, когда он чуть приподнялся, чтобы взглянуть на свою жену.

С этой раскраской и такой причёской она настолько походила на Твайлайт, что это просто пугало. Существовала, конечно, разница в размере, как и крылья. Но когда он смотрел на неё сверху вниз, на то, как она, закрыв глаза в концентрации, ласкала его пульсирующий член, словно жеребёнок, потягивающий сосок, это была именно Твайлайт.

И тут она открыла глаза, пронзив его умоляющим взглядом и улыбнувшись вокруг его жаждущего члена. Шайнинг Армор уставился на свою сестру, сосущую его член с такой жадностью, что у него просто помутился рассудок.

"Твайлайт" отстранилась с придыханием, почувствовав, как толстый кончик его члена расширяется у неё во рту, растягивая окружающие его стенки, начиная пульсировать и ритмично подёргиваться.

— Да, братишка! Он вырос! — с вожделением завизжала она, снова и снова со страстью облизывая его член вокруг распухшей головки, широко открывая рот, предоставляя своё горло и мягкий язычок его достоинству. — Кончи ради меня, братец! Выплесни всю свою клейкую сперму мне в рот, залей мою мордочку до краёв!

Бёдра Шайнинг Армора дёрнулись по собственному желанию, когда магическое прикосновение резко сжало его достоинство у основания, и он просто-напросто взорвался. Магический свет воссиял в глубине его рога, пульсируя в такт току крови, бушующей в его жёстком члене, и рывкам клейкой спермы, выстреливающим из его кончика.

Первый мощный залп врезался ей в лицо, разбрызгиваясь по лбу и стекая вниз по её рогу, морде и носу. Вторая и третья струи попали прямо ей в рот, быстро заливая язык и вытекая с уголков её рта липкой клейкой массой. Испустив низкий стон, "единорожка" заключила его распухший кончик в свой рот и, сжимая его губами, всё расширяла глаза с каждым импульсом эякулята, выстреливаемым ей в глотку снова, и снова, и снова.

Шайнинг Армор застонал и содрогнулся, безудержно дрожа и выгибая спину в самом интенсивном оргазме в своей жизни, чувствуя, как тяжёлые снаряды его спермы выстреливают в рот его сестры снова и снова. Наконец он просто рухнул на кровать с низким стоном восторга.

Ощущение копыта, тыкающего ему в плечо, заставило его приоткрыть затуманенные глаза, чтобы посмотреть на неё.

Расплывшись в улыбке, она сделала эффектную паузу, прежде чем невинно открыть рот и показать язык. Немалое количество белой, клейкой спермы сбежало с её рта и медленной струйкой по подбородку пролилось на постель. Но куда больший объём жеребцовой сущности всё же удержался внутри. Широко улыбаясь, она закрыла рот и, закинув назад голову, сглотнула, затем снова его открыла, чтобы показать жеребцу, что внутри ничего не осталось.

Шайнинг Армор понял, что если бы это не он только что заполнил её мордочку спермой, которую она ему показала, то он бы сейчас просто набросился на неё и оттрахал бы так, что сломал бы кровать. Но это сделал он, и сейчас едва мог поднять голову. Да что уж голову, сейчас он был не в силах даже глаза держать открытыми.

— Я даже не думала, что это будет так хорошо, братец! Ты должен был позволить мне сделать это для тебя гораздо, гораздо раньше!

Это подражание его сестре было последним, что Шайнинг Армор слышал, прежде чем отключиться.


Когда к единорогу медленно вернулось сознание, он пробормотал что-то невнятное, затем открыл глаза и взглянул на прижавшуюся к его боку и гораздо более похожую на себя жену.

— Ох, до чего же это был странный сон, — сказал он, потирая лоб копытом.

— Сон, братишка? — поддразнила Кейденс, целуя его в щёку.

Шайнинг Армор на миг застыл, словно мёртвый.

— Эт-то было р-реально?

— Ну... настолько же реально, как и возможность, что твоя жена раскрашивает себя, словно твоя сестра, и соблазняет тебя. Я так понимаю, тебе понравилось? — невинно спросила Кейденс.

— Это... было... странно, — слабо фыркнул единорог.

— И всё же ты кончил настолько мощно, что впервые за всё время, что мы знакомы, тебе не хватило выносливости, чтобы прийти в себя и сделать мне приятно в ответ, — укоризненно ответила Кейденс.

— Да сделаю, конечно, — ответил Шайнинг Армор, обнимая копытом аликорна и прижимая её к себе. — Но сначала спросить хочу... почему?

— Почему? Потому что ты испытываешь сексуальное влечение к своей сестре, но вы оба слишком застенчивы, чтобы открыться, — спокойно сказала Кейденс, непринуждённо махнув копытом.

Шайнинг Армор фыркнул и нежно потёрся носом о шею жены.

— Но ведь она же моя сестра, вот почему.

— Это нездоро́во — вожделеть что-то, чем не можешь обладать, — сказала Кейденс, с тёплой улыбкой и счастливым урчанием прижавшись к его щеке в ответ.

— Это нездоро́во — хотеть спариться со своей сестрой, ты имеешь в виду? — спросил он, подняв бровь.

— Дорогой, — сказала Кейденс, лаская его щеку копытцем, — ты женат на принцессе любви. Ты должен перестать относиться к основным желаниям как к каким-то табу, о которых я понятия не имею. Я вот считаю, что очень нездоро́вым было бы как раз то, что ты, будучи столь близок со своей младшей сестрой, не имел бы к ней никаких сексуальных позывов вообще. В конце концов, это заложено в самой природе жеребцов.

— И всё же эту пилюлю довольно трудно проглотить, — ответил Шайнинг Армор, нахмурившись.

— Ты думаешь, что это пилюли трудно проглатывать? — возразила Кейденс с намёком, подняв на него бровь.

— Ты знаешь, о чём я, — закатил глаза Шайнинг Армор.

— Эй, это не я тут хочу трахнуть свою младшую сестру, ты, извращенец, — сказала Кейденс, широко улыбаясь и целуя его в морду.

— Я люблю тебя, мой странный аликорн, — сказал Шайнинг Армор, наклоняя голову, чтобы, счастливо мурлыкая, слиться с женой в поцелуе.

— А я люблю тебя, мой развратный единорог. Ну а теперь... признайся наконец, что желаешь свою сестрёнку гораздо больше, чем просто в платоническом смысле, чтобы я смогла удовлетворить все твои желания, а заодно насытить собственные сексуальные девиации, — с улыбкой сказала Кейденс, взмахнув копытом.

Шайнинг Армор нервно облизал губы, а затем, покачав головой, заявил твёрдо:

— Я не испытываю никакого сексуального желания к своей сестре, совершенно.

Кейденс закатила глаза, качая головой, а затем нежно зарылась носом ему в шею.

Жеребец посмотрел на свою жену, слегка потираясь носом о её щёку, и добавил:

— По крайней мере, сейчас. Возможно... на следующей неделе ты сумеешь снова вытянуть меня из моей скорлупы, и мы попробуем это ещё разок.

Кейденс расплылась в улыбке и, даже не поднимая взгляда, прошептала ему в шею:

— Я же тебе говорила.