Автор рисунка: Devinian
Глава третья Глава пятая

Глава четвёртая

Твайлайт опаздывала.

Или, точнее, намеренно опаздывала. Вместо того, чтобы идти встречать брата в условленном месте, она слонялась за линией зданий, нервно расхаживая взад и вперёд.

То и дело Твайлайт беспокойно поднимала копыто, чтобы поправить гриву или распушить хвост, или убедиться, что шёрстка на теле лежит ровно.

Твайлайт чувствовала себя немного усталой, отправившись вчера спать гораздо позже, чем обычно, делая очень шаловливые вещи. Другими словами, она посреди ночи прокралась в подвал библиотеки, укрываясь подальше от Спайка, чтобы не быть застуканной, и яростно мастурбировала, предвкушая в фантазиях то, чем собиралась заняться со своим братом.

Но фантазии были далеки от реальности, и Твайлайт сомневалась, что ей хватит наглости действительно пойти на это. Фантазии были хороши. Фантазии были горячи. Но ведь это же был её брат. Неужели она действительно собиралась его соблазнить?

Закусив нижнюю губу, Твайлайт ещё несколько раз прошлась взад и вперёд, после чего сделала глубокий вдох и наконец пошла окольным путём вокруг линии домов к месту, где они с Шайнинг Армором должны были встретиться. Она наполовину надеялась, что Шайнинг уже устал её ждать и давно ушёл, но, свернув за угол, она увидела его, сидящего там, ждущего и, опустив голову, глядящего на корзинку, стоящую перед ним.

Твайлайт нервно помахала копытцем Шайнингу, когда тот поднял взгляд. Её брат улыбнулся и помахал в ответ.

— Твайли! Я уже начал думать, что ты вообще не придёшь.

Твайлайт нервно посмеялась его словам, мягко кивая и подступая ближе к брату.

— Просто... Я была... Ну, знаешь. Занята. — И, слабо посмеявшись, попыталась сделать невинное личико.

Шайнинг Армор мягко кивнул и, поднявшись на копыта, левитировал корзинку к груди.

— Нет никаких идей, куда бы ты хотела пойти?

Счастливо улыбаясь, Твайлайт наклонилась к корзинке и глубоко вдохнула. И мимоходом почувствовала мощную волну запаха брата.

— Как вкусно пахнет, — промурлыкала Твайлайт, и только после этого поняла, что имела в виду не только запах выпечки из корзинки.

— Кейденс сама испекла их, — сказал Шайнинг Армор с улыбкой.

Твайлайт улыбнулась этому и показала головой в направлении вниз по склону горы.

— Там вдоль реки есть очень тихая лагуна, где я была бы не прочь устроить пикник.

Шайнинг Армор мягко кивнул, вставая рядом с ней.

— Веди, — сказал он с лёгким поклоном.

Твайлайт улыбнулась в ответ, поворачиваясь и начиная идти вниз по тропинке, ведя своего брата к месту, где они собирались устроить пикник.


Твайлайт уже почти отказалась от глупой затеи соблазнить своего брата. О чём она только думала? Это была просто великолепная фантазия в помощь мастурбации, но в действительности же было глупо, очень глупо на такое решаться.

Твайлайт была уверена в этом, пока не поняла вдруг, что шла перед Шайнинг Армором как раз под нужным углом для его взора. Глянув назад через плечо, она застала его пялящимся на её круп и, склонив голову в сторону, заглядывающим ей под хвост. Чуть дёрнув хвостом, как будто невзначай, она одарила его прекрасным видом на свою киску. И была очень довольна жаром, вспыхнувшим на его щеках, когда он нервно отвёл взгляд.

Шайнинг Армор хотел её. Она была совершенно в этом уверена.

Через несколько минут ходьбы они наконец достигли лагуны — бассейна тихо кружащейся воды, заливающейся с речки с одной стороны и вытекающей обратно с другой. Твайлайт побрела к лужайке и счастливо улеглась на травку, положив голову на копытца. Весь вид вокруг загораживал плотный древостой, и нужно было бы пройти в нескольких шагах от поляны, чтобы увидеть вообще хоть что-нибудь, происходящее внутри. Практически воплощение приватности.

Шайнинг Армор подошёл к сестре и, поставив корзинку перед ней, левитацией стянул покрывало, после чего расстелил его на траве и осторожно на него лёг.

— Ух, хотел бы я твою шёрстку, — сказал он с завистью в голосе.

— Мою... шёрстку? — спросила Твайлайт неуверенно.

Шайнинг Армор твёрдо кивнул.

— Именно, Твайли. Это прекрасный цвет, и не абсолютно белый, — сказал он с мягким смехом, отряхивая грудь копытом. — Моя шерсть очень быстро пачкается.

— Но ведь белый — это очень царственный цвет, — ответила Твайлайт с мягким кивком, протягиваясь вперёд, чтобы открыть корзинку. Она подняла глаза на мгновение, приглядываясь к брату. — ...И очень тебе идёт.

— Ты тоже классно выглядишь, сестрёнка, — сказал Шайнинг Армор с лёгкой улыбкой и жестом копыта предложил ей выбрать что-нибудь из выпечки. — Кейденс сказала мне, чтобы я даже не думал съесть хоть одну булочку, прежде чем начнётся пикник, так что я просто умираю с голоду.

Твайлайт ярко улыбнулась и, левитировав одну булочку, прижалась к ней носом, вдыхая аромат. Булочка была золотисто-коричневого цвета, прекрасно испечённая и посыпанная корицей. Она пахла изумительно.

Не долго думая, Твайлайт сунула её себе в рот и начала счастливо жевать. Шайнинг Армор наклонился к корзинке, чтобы тоже насладиться булочкой, и, выбрав одну попышнее, сжевал её за два укуса.

Парочка всё обменивалась любезностями, проделывая скорую работу по уничтожению всех Кейденсовых вкусностей. И пока они это делали, Твайлайт всё сложнее и сложнее становилось удерживать свой ум от неприличных мыслей. По-началу она решила просто насладиться пикником со своим братом, но сейчас... сейчас она ничего на свете не хотела больше, чем соблазнить его, почувствовать, как в её тело вторгается его толстый член. Она чувствовала, как её киска начинает теплеть и увлажняться, как мягкие внешние губки, покрытые нежной плюшевой шерстью, разбухают, наливаясь кровью и её возбуждением, приоткрывая свои блестящие розовые глубины.

Шайнинг Армора, казалось, занимали примерно те же самые мысли, когда она, мельком взглянув на него, поймала брата пялящимся на неё с вожделением в глазах, он осторожно перекатился на живот, чтобы, видимо, скрыть определённую опухлость.

Твайлайт насладилась мыслью о том, что братец сейчас прятал от её глаз свой растущий член, думая непристойные вещи о ней. Твайлайт попыталась заставить себя думать о чём-нибудь другом, так как уже чувствовала, как её влага медленно стекает по клитору вниз и капает на траву. Её внутренние мышцы рефлекторно сжались в острой тоске по кое-чему внутри них.

Никто из них не заметил, как грациозно взлетело над ними розовое сердечко и, рассыпавшись, растаяло в воздухе. Твайлайт моргнула. Шайнинг Армор поднял голову.

Украдкой глянув по сторонам, Твайлайт перекатилась на круп и, полыхая щеками, намеренно раскрыла задние ноги, полностью открывая себя брату. Одно копыто скользнуло назад, чтобы придержать её вес, другое же, прижавшись меж задних ног, начало нетерпеливо натирать уже блестящие от влаги губки влагалища.

— Ш-шайнинг, я хочу тебя, — тяжело прошептала Твайлайт, полуприкрыв глаза, её тон был жаждущим, обольщающим и робким одновременно. Её копыто настойчиво тёрло её разгорячённые складки прямо перед вытаращенными глазами жеребца. — Я тайком пробиралась в подвал библиотеки, только лишь бы ублажить себя копытом, глупо фантазируя о том, как ты трахаешь меня. Ты же хочешь меня, Шайнинг?

Шайнинг Армор трудно сглотнул, пялясь широко распахнутыми глазами на свою родную сестру, трущую копытом свою довольно заметно текущую киску практически вплотную к нему. Он очень старался смотреть ей в глаза и следить за тем, что она говорила, но его глаза сами убегали вниз смотреть на то, что она себе делала. Он был вынужден смотреть на то, о чём только фантазировал ранее: горячие розовые складки киски своей сестры, столь охотно обнажённые для него.

Твайлайт слабо проскулила, натирая себя копытом всё сильнее и закусив нижнюю губу, её веки скользнули вниз, закрывая глаза, когда она принялась бешено тереть себя копытом, быстро делая его мокрым от текущих с неё жидкостей. Единорожка испустила очередной мягкий стон, слившийся с мягким страдальческим "Ша-а-айнинг..."

Жеребец смотрел на это, полуприкрыв глаза, сам уже начиная учащённо дышать. Содрогнувшись, он перекатился на бок, не отрывая от неё взгляда, пристально наблюдая за тем, как та обрабатывает себя, и раскрылся ей в ответ. Его собственное возбуждение становилось всё более очевидным: меж задних ног рос и креп пятнистый серо-белый член.

Твайлайт приоткрыла один глаз и ахнула, начиная тереть себя копытом ещё сильнее, трепеща от размеров растущего перед нею мужества.

— Ох-х Селестия милостивая... Не могу дождаться почувствовать его у себя внутри...

Уши Шайнинг Армора прижались к голове, и он задрожал ещё сильнее, наблюдая, как его родная сестрёнка мастурбирует прямо перед ним. Для него было просто невозможно не возбудиться от такого зрелища. Закусив на мгновение язык, он вытянулся, его рог начал светиться. Голубое свечение охватило его член и начало быстро, жадно двигаться вверх и вниз по его уже жёсткой длине. Жеребец испустил слабый стон, а его ноздри раздулись, когда запах сестры, мастурбирующей столь близко к нему, начал захватывать все его чувства, ещё сильнее затуманивая разум.

Постанывая от удовольствия, Твайлайт с нескрываемым интересом смотрела на то, как её брат обрабатывал себя своей магией прямо у неё на глазах. Её взгляд прошёлся по всей длине его напрягшегося члена, любуясь мягкими изгибами и тем, как он слабо пульсирует в такт с сердцебиением жеребца. Несколько капель смазки сбежали с головки его жёсткой длины, заставляя глядящую на это Твайлайт тихо простонать и, облизывая губы, тереть себя всё сильнее.

Твайлайт закусила нижнюю губу чуть ли не до крови, стеная и задыхаясь от удовольствия, её грудь вздымалась, а копыто всё сильнее тёрло её изнывающую щёлку. Её задние ноги дрожали и рефлексивно взбрыкивали, а поддерживающее её вес копыто затряслось, когда она, зажмурив глаза, несколько раз двинула бёдрами, трахая переднее копыто своей сжимающейся вокруг несуществующего объекта мокрой киской. Издав сдавленный крик, единорожка затряслась от захлестнувшего её тело оргазма, из её щёлки потёк ручеёк кобыльих маслянистых жидкостей, проливаясь на мягкую травку меж её задних ног.

Задыхающаяся и раскрасневшаяся Твайлайт немного расслабилась, медленно поднимая копыто к своей мордочке. Она вдохнула свой пьянящий аромат, водя копытцем перед носом, как бы оценивая запах, затем, прижавшись к нему, сделала долгий, глубокий вдох и принялась медленно и соблазнительно его вылизывать.

Шайнинг Армор наблюдал всё это вытаращенными глазами, его собственное тело начало напрягаться, его бёдра стали сами толкаться в магическое сжатие вокруг жаждущего члена, головка которого уже начинала раздуваться, пророча скорую кульминацию, его возбуждение стремительно росло от столь соблазнительного вида родной сестры.

Твайлайт тихо выдохнула, наблюдая с полуприкрытыми глазами за тем, как её брат магически наяривает свой член прямо перед ней. С мягким стоном она толкнула себя вперёд, опускаясь на грудь и живот, и подползла ближе к жеребцу. Её нос был в нескольких сантиметрах от распухшей головки его члена, она наблюдала за ним, низко постанывая от мускусного запаха её сексуального брата в такой близи.

— Ш-шайнинг, остановись! — тяжело пролепетала Твайлайт, надавив ему на живот копытом, чтобы привлечь внимание.

Шайнинг Армор издал низкий стон разочарования, стискивая зубы и развеивая свою магию. Жеребец осторожно перевернулся и сел, тяжело дыша на младшую сестру, его рот был приоткрыт, а с головки члена сочилась смазка, капая на покрывало.

Твайлайт посмотрела на брата долгим взглядом, трудно сглатывая, подготавливая себя к следующему шагу. Наконец она встала и сузила глаза, глядя на него. Потом шагнула вперёд, толчком опрокидывая жеребца на спину. Со слабым "уф" тот завалился назад, но, глядя на неё снизу вверх, и слова не высказал против.

Улыбаясь, Твайлайт встала поверх него и, наклоняясь вниз, растворила его бёдра копытцами. Её язык уверенно скользнул по белому животу и собрал каждую капельку смазки, сбежавшей с его члена. Единорожка испустила низкий стон, когда мускусый вкус затопил её чувства, и, содрогнувшись, вперилась в брата взглядом.

— Я хочу взять его в рот, — сказала Твайлайт своим самым наисоблазнительнейшим голосом.

Член Шайнинг Армора буквально подскочил от её слов, выстреливая очередной струйкой смазки, и на этот раз Твайлайт была там, чтобы поймать её. Даже без малейшего намёка на колебание единорожка опустила голову и, обхватив губами столько раздувшейся головки его члена, сколько могла, жадно закружила языком по источнику смазки.

Чувствуя, как брат напрягается под ней, Твайлайт улыбнулась вокруг той малой части члена, что поместилась у неё во рту. Его головка уже начала раздуваться, и оказалась куда толще, чем Твайлайт ожидала. Даже широко открывая рот, она не могла полностью её захватить. Так что вместо этого Твайлайт обхватила губами как можно больше его головки и жадно закружила языком по тому малому кусочку плоти, откуда сочилась его клейкая смазка.

Оперевшись одним копытом о землю для устойчивости, Твайлайт подняла другое к жадно подёргивающемуся члену Шайнинга и с быстро нарастающим увлечением начала гладить его, толкая жеребца к тому, чтобы излиться ей рот, просто жаждя попробовать сперму родного брата на вкус.

Шайнинг Армор слабо простонал, когда его сестра принялась так его обрабатывать, глаза жеребца закатились назад, и всё тело буквально дрожало от наслаждения.

— Ох йо-о, Твайли, — пролепетал он, задыхаясь, всеми силами стараясь сфокусироваться на ней, чтобы запечатлеть в сознании образ своей красивой сестры, отсасывающей ему с такой страстью, с таким желанием. Хрюкнув, он зажмурился, его бёдра автоматически пытались толкнуть член ей дальше внутрь.

Твайлайт замычала от восторга, чувствуя, сколь хорошо её брат отзывается на оказываемое ему внимание. Её книги рассказали ей, что именно жеребцам нравится, как лучше ублажить их орально. Она хотела начать качать головой взад-вперёд, нежно щекоча зубками его раздутую головку, толкая его всё ближе к неизбежному оргазму, но это было невозможно, так как она просто не могла открыть рот достаточно широко.

Слабо постанывая от мускусного вкуса, затопившего её чувства, Твайлайт провела свободным копытом от его члена по своему телу прямо к своей киске и с жаром задвигала себе между ног. Она была безумно возбуждена тем, что делала; гораздо сильнее, чем она ожидала.

С наклонённой вниз головой Твайлайт могла видеть только широкие просторы груди и живота родного брата, и больше ничего. Тяжко дыша, Твайлайт отодвинулась немного, чуть сдвигая свои бёдра ближе к крупу брата, и оттянула на себя его член, сама же принимая сидячее положение. В новой позиции ей было немного менее комфортно, чем лежать на брате, но когда он лежал так на спине, а его член смотрел прямо вверх, вновь обхватив его конец губами, Твайлайт могла смотреть брату прямо в глаза. Жадно мыча с раздутым членом во рту, она держала с ним соблазнительный, пламенеющий зрительный контакт. Тлеющий взгляд Твайлайт передал многое брату: её похоть, её желание, её нетерпение. Она очень точно сказала ему глазами, сколь много она наслаждалась этим и сколь страстно желала, чтобы он извергся ей прямо в сосущий ротик.

Твайлайт с удовольствием чувствовала, как горячо пульсирует толстый член, опирающийся ей на язык, и уже готовилась вот-вот принять густую сущность своего брата. Но Шайнинг Армор не последовал цепочке ожиданий Твайлайт, и вместо этого оттолкнулся от земли, сгибаясь в сидячее положение, и, поймав губами её рог, начал его быстро сосать.

Очевидно, это был далеко не первый рог Шайнинга, решила какая-то часть ума Твайлайт. Наверняка, он множество раз практиковался на Кейденс, чтобы стать настолько искусным. Но та часть разума была лишь шёпотом на фоне пронзительного визга удовольствия, затопившего все остальные мысли. Твайлайт содрогнулась и выгнулась, когда брат задвигал головой вверх-вниз по её рогу, жадно обсасывая и кружа по нему языком. Неистово задрожав, Твайлайт начала быстро и жадно тереть копытом свою пылающую киску, не в силах противиться ощущениям, взвивающимся в её теле и быстро толкающим её к самому краю.

Шайнинг Армор усилил натиск, водя языком по сестриному рогу всё более решительно и сжимая его у себя во рту сильнее и сильнее, решив довести её до кульминации в тот же самый момент, когда наступит его собственная. Но мощная пульсация в его напряжённом члене почти достигла своего апогея, и даже сдерживаясь изо всех сил, он собирался вот-вот взорваться.

Твайлайт тяжко простонала в головку его члена, сглатывая накопившуюся во рту смазку, освобождая мордочку, прежде чем продолжить ублажать брата. Каждое биение нетерпеливого члена Шайнинга во рту у сестры вознаграждалось целым шквалом пылких лобзаний его кончика, побуждающих брата излиться спермой в её жадно сосущую мордочку.

Бессильно мыча и сотрясаясь, кобылка первой достигла своего пика, её рог засветился во рту у брата, выплёскивая магию из её тела. Её бёдра сжались вокруг копыта, намертво прижатого к клитору. И с выступившими на глазах слезами она невнятно проскулила, сокрушённая мощным оргазмом, пронёсшимся по её телу. Её мокрая киска сжималась снова и снова в рефлексивных спазмах, истекая соками, капающими на покрывало под ними.

Шайнинг Армор радостно замычал, довольный оргазмом своей сестры, когда металлический привкус магии пробежал по его языку. И через какую-то пару мгновений он сам напрягся, а член его расширился и жадно задёргался.

Глаза Твайлайт широко распахнулись от первой густой струи, столь внезапно выстрелившей ей в рот и разбившейся о язык, покрыв горячей спермой брата всё внутри. Внезапное осознание, что она принимает в свой собственный ротик — в себя — сперму родного брата, заставило её содрогнуться в ещё одном оргазме, стеная и рефлекторно сжимая бёдра вокруг копыта. Она не могла уже сглотнуть, а Шайнинг Армор абсолютно не сдерживался, извергаясь ей в ротик быстрыми, настойчивыми толчками. Рот Твайлайт очень быстро наполнился тяжёлыми и липкими потоками мужества, выстреливаемыми ей в мордочку. Кобылка слишком тяжело дышала, чтобы сглотнуть, и потому сделала единственное, что смогла придумать, не выпуская члена: она открыла рот ещё чуть шире и обрушила на его пульсирующую головку целый шквал страстных вылизываний. Тяжёлая белая сперма горячими рывками снова и снова выстреливала в её жадно раскрытый ротик, и, очень быстро заполнив всё доступное пространство внутри, начала сочиться из уголков её рта и, стекая по подбородку, капать на покрывало.

Твайлайт застонала, чувствуя, как брат наполняет её мордочку своей тяжёлой спермой, как с каждым новым толчком всё больше и больше семени проливается с уголков её рта. Снова и снова сперма наполняла её мордочку, топя язык единорожки в неописуемом, опьяняющем вкусе чистой первобытной мужественности.

После того, что казалось вечностью, рывки стихли до медленных струек, и Твайлайт со всё ещё открытым ртом медленно отстранилась.

Шайнинг Армор медленно выпустил её рог изо рта, после чего облизал губы, чувствуя на них странный вкус, всё ещё пощипывавший ему язык, и тяжело дыша на свою родную сестрёнку. Низкий стон издал он при виде Твайлайт, во всё ещё открытом рту держащую просто неприличное количество его спермы, просачивающейся по краешкам её мордочки и капающей вниз на покрывало.

Глаза Твайлайт открылись, и, глядя в его глаза с лукавой ухмылкой, она закрыла рот и проглотила. Ей понадобилось сделать три глотка, чтобы очистить мордочку от его дара, после чего она снова открыла рот, чтобы показать ему, что ей действительно удалось проглотить всё.

— Какой же ты вкусный, Шайни, — почти бездыханно сказала Твайлайт. — Яркий и первобытный...

Шайнинг Армор пялился на свою сестру, его уши прижались назад, а рот чуть приоткрылся от тяжести дыхания.

— Т-ты представить себе не можешь, насколько это сексуально, — задыхаясь, пролепетал он, с трудом находя в себе голос.

— Кажется, представляю, — сказала Твайлайт и мягко, соблазнительно хихикнула.

Похотливо зарычав, Шайнинг Армор бросился на сестру, толкнул на землю и принялся с жаром целовать её живот.

— Пришло время вернуть тебе услугу, — прорычал он, начиная жадно покрывать её поцелуями всё ниже и ниже.

Твайлайт моргнула и, слегка поёрзав на спине, улеглась поудобней. Она радостно хихикнула, поняв намерение брата, и резко вдохнула от удивления и восторга, когда он резко раздвинул её задние ноги и горячо провёл языком по её дрожащей мокрой щёлке.

Шайнинг Армор улыбнулся своей младшей сестре, забуряясь носом меж её задних ног и вдыхая её изумительный аромат прямо из источника. Низко, жадно замычав, он склонился и вновь провёл языком по этим чудесно податливым, мягким внешним губкам, наблюдая, как они слегка раздвигаются под давлением его языка. Видеть, как они вот так растягиваются, было настолько возбуждающе, что ему просто не терпелось вонзиться между ними и начать её так трахать, чтоб она визжала в голос. Но сначала ему нужно было её подготовить.

Урча, жеребец прижался мордой к её промежности, его губы раскрылись, и язык проскользнул вперёд, чтобы медленно и уверенно пройтись по её разгорячённой влажной киске от низу до самого верха, в самом конце намеренно резко махнув языком по клитору.

Твайлайт выгнулась и слабо пискнула от этого, копытца взметнулись к её мордочке, дабы заглушить звуки, она мягко задрожала в наслаждении и автоматически ещё шире раскрыла задние ноги своему брату, предлагая ему себя всю.

— Да-а, Ша-айнинг...

Шайнинг Армор слабо покраснел от столь похотливого тона своей сестры и принялся вылизывать её с ещё большей охотой, намеренно толкая языком в щель её розового влагалища. Сильными мышцами своего языка он немного приоткрыл вход в свою сестру; как раз достаточно, чтобы можно было пройтись по открытой внутренней плоти, которая обычно остаётся нетронутой. Он почувствовал, как Твайлайт напряглась в удовольствии, мягко постанывая, её тугая киска становилась ещё более влажной, если такое вообще было возможно.

Улыбаясь, жеребец положил копыта на вздымающийся живот своей сестры, затем долго и уверенно провёл языком по внешним губкам её киски до самого клитора. Потом приостановился, ожидая, пока Твайлайт посмотрит на него.

Твайлайт приоткрыла глаза, тяжко дыша. Их глаза встретились, и по морде Шайнинг Армора медленно расплылась лукавая ухмылка. Без всякого предупреждения он атаковал её клитор, обняв его губами и начав усиленно сосать, через пару мгновений он пустил в ход язык целым шквалом мощных вылизываний, чередуя так две разные стимуляции.

Глаза Твайлайт резко распахнулись, и она с размаху вонзила себе в рот копыто и закусила его, чтобы удержать себя от визга в небеса, единорожка так выгнулась, что её холка почти оторвалась от земли. Всё её тело содрогалось от просто беспощадной оральной атаки, и через считанные секунды она кончила. Твайлайт вскричала в экстазе и, вцепившись копытами в гриву брата, во всеобъемлющей похоти прижала его голову к себе, жадно толкая бёдрами ему в морду и стеная в наслаждении. Маслянистые ручьи кобыльих жидкостей омывали морду родного брата, пропитывая насквозь её похотью.

Шайнинг Армор широко улыбнулся сестре, его глаза сузились, светясь вожделением. Он облизнул губы и, напоследок проведя языком по её истекающей киске, тяжело дыша отстранился.

— Твайли, ты даже представить себе не можешь, как же я хочу сейчас тебя трахнуть, — задыхаясь, сказал Шайнинг Армор, одним копытом возвращаясь к медленному поглаживанию своего жёсткого члена.

Твайлайт вздрогнула, её разум был словно в тумане от горячего запаха брата и от его вкуса, а так же от множественных оргазмов. Но она знала, что очень хотела его член. Очень хотела его глубоко-глубоко внутри у себя, чтобы он вошёл в неё, имел её. С лукавой улыбкой Твайлайт чуть потянулась и затем приглашающе раздвинула ноги.

Шайнинг Армор набросился на неё и, утопая на груди своей сестры, стал страстно, неистово её целовать; тяжкий вес его члена упёрся Твайлайт в живот, зажатый меж их телами.

Твайлайт слабо содрогнулась, глазами скользнув к головке его члена между ними, и с низким стоном намеренно изогнулась, чтобы потереть свою сгорающую от желания киску об его основание.

— Я хочу, Шайнинг, чтобы ты вставил его в меня, — прошептала Твайлайт, обнимая его за плечи. Она чуяла себя на его морде, и от этого ей ещё сильней хотелось, чтобы он уже начал трахать её.

Жеребец охотно кивнул и, притянув сестрёнку к себе, слился с нею в пламенном поцелуе, страстно обнимая её и проникая ей в рот языком. Закрыв глаза, Твайлайт слабо простонала сквозь поцелуй и задрожала от наслаждения.

Шайнинг Армор обернул копыта вокруг её меньшей фигуры, сдвигаясь назад, так чтобы его толстая головка скользнула вниз по её формам вплоть до остановки меж задних ног, где уперлась во внешние губки сгорающего от желания влагалища. Твайлайт втянула в себя воздух и немного напряглась. Шайнинг Армор чуть сдвинулся и без предупреждения с низким рыком похоти разом вошёл в свою родную сестрёнку.

Твайлайт выгнулась под ним, её глаза распахнулись, рот приоткрылся в крике удивления и восторга, а копыта плотно сжались вокруг его плеч и шеи. Он был таким огромным внутри неё! Она стиснула зубы, когда он чуть отодвинулся и вошёл ещё дальше в неё, растягивая её столь тугое влагалище вокруг своего жёсткого члена.

Жеребец слабо застонал, сжимая младшую сестру в объятиях ещё чуть сильнее, подымая бёдра над её собственными, затем, стиснув зубы в похотливом восторге, вонзился в кобылу ещё на пару сантиметров глубже, растягивая её ещё дальше вокруг своей пульсирующей мужественности.

— Ух бл-ля, Твайли... Т-ты такая у-узкая...

Шайнинг Армор сделал паузу, задыхаясь, лишь на первый десяток сантиметров оставшись внутри своей младшей сестры, опершись щекой на её грудь и, тяжело дыша, просто медленно двигая бёдрами назад-вперёд в неё.

Твайлайт слабо простонала, затем притянула брата к груди и, протянувшись мордочкой вперёд, горячо провела языком по краешку его уха. И прошептала в него чистейшую грязь:

— Ш-шайнинг... Ты ведь не собираешься останавливаться? Ты сейчас внутри своей родной сестрёнки... Не сдерживайся сейчас, Шайнинг. В-выеби меня. Выеби меня жёстко и кончи в меня, я хочу почувствовать всё это тепло и липкость у себя внутри!

Глаза Шайнинг Армора широко распахнулись от грязнейшего призыва своей сестры, его член нетерпеливо запульсировал, а по телу пробежали мурашки. Твайлайт тяжко вдохнула, и затем наклонилась, чтобы жадно поцеловать его, её голос поднялся почти до крика:

— Еби меня!

Жеребец сменил позицию, подгоняемый грязной формулировкой требований своей сестры, не в силах не вторить её желаниям. Его щёки слабо покраснели от восторга с её слов, когда он, крякнув, схватил её вокруг талии и начал делать именно то, что она просила. Мощные бёдра Шайнинга начали молотить назад и вперёд, вытягивая и вновь погружая член в подёргивающуюся узкую сестрину пещерку. Твайлайт застонала и выгнулась под ним, толкая свои бёдра ему навстречу в унисон его движениям, заставляя его с каждым заходом вонзаться в неё всё глубже и глубже. Обхватив копытами его грудь, она подгоняла его, бессвязно шепча и бормоча: “б-быстрее”, "г-глубже", "с-сильнее".

Мягкие, сдавленные стоны раздавались из дрожащего рта кобылы, трахаемой старшим братом, чувствующей, как его толстый член растягивает её нетерпеливое, мокрое влагалище, вонзаясь глубоко, очень глубоко в неё. Через каких-то несколько стремительных толчков жеребец достиг в ней самых глубинных пределов, растягивая её до предела физических возможностей. Глаза Твайлайт распахнулись, и она вся напряглась, её жадная киска начала мощно сжиматься на каждое вторжение члена старшего брата, страстно выдаивая из него содержимое.

Шайнинг Армор прокряхтел в бессильном восторге, достигнув в ней глубинного предела, чувствуя, как его дёргающаяся головка мягко упирается о её самые глубины, заставляя кобылу напрягаться и выгибаться в наслаждении. Тяжело дыша, он закопался носом в её груди, горячим дыханием лаская её через шерсть. Их глаза встретились, и он глубоко вдохнул, делая паузу, меж ними пронёсся невысказанный вопрос.

Беспомощно постанывая, Твайлайт с энтузиазмом закивала на его невербальный вопрос, нетерпеливо молотя об него бёдрами.

— Еби-и меня! — неистово взмолилась она, жадно прижимая его к себе копытами. — Пожа-алуйста, Шайнинг!

На что жеребец, дико улыбнувшись, плотно обхватил свою сестрёнку посерёдке, выскальзывая назад, и принялся трахать её с первобытной, пламенной страстью. Его бёдра врезались в неё снова, и снова, и снова, непрестанно загоняя жадный член глубоко внутрь неё, неудержимыми вонзаниями растягивая её глубины. Её дрожащие, постоянно сжимающиеся внутренние мышцы не могли даже замедлить его могучих толчков. Горячие тоненькие струйки смазки начали бить в ритмично сжимающееся влагалище Твайлайт, смешиваясь с её собственными внутренними соками.

Оба единорога задрожали, чувствуя приближение своих оргазмов, их движения стали дикими и отчаянными. Их рога начали светиться, искрясь магией.

Кряхтя, Шайнинг Армор загонял себя в свою младшую сестру снова, и снова, и снова, держа голову так, чтобы быть вплотную нос к носу с Твайлайт. Он глядел ей в глаза с выражением похоти, любви и желания, входя в неё мощно и очень быстро. От столь сильных его вонзаний его сестра даже слегка колыхалась вперёд-назад при каждом ударе.

Их рога соприкоснулись.

Взрыв магии осветил всё вокруг, и двое единорогов напряглись, их глаза закрылись, когда разряды электрической магии вдруг связали их рога. Они оба задрожали не в силах пошевелиться, поражённые мощнейшими оргазмами, пробежавшими электрическими волнами сквозь их тела.

Шайнинг Армор напрягся, удерживаясь глубоко внутри младшей сестры, бессвязно крича, когда головка его члена раздулась глубоко внутри Твайлайт, растягивая её глубочайшие стенки, пульсируя и дрожа. Струя за струёй из него начали вырываться всплески тяжёлой мужественности, разбиваясь о внутренние стенки кобылы быстрыми, дикими вспышками. Через мгновение его тяжёлая сперма, заполнив всё, начала обтекать вокруг его раздувшейся головки, захороненной глубоко внутри тела единорожки, и всё продолжающиеся рывки начали течь наверх, обволакивая обхваченный её внутренними стенками член, просачиваясь из его сестры наружу и стекая на её фиолетовый хвост.

Твайлайт вскричала в небеса, прежде чем уткнуться мордочкой в шею брата, прижимая его к себе ещё сильнее и рефлексивно вжимая бёдра в него, выдаивая его своим нутром. Ощущение того, как его раздувающаяся головка растягивает самые её глубины, сделало её совершенно дикой. Она кончала снова и снова, её напряжённые мышцы ритмично сжимались и стягивались вокруг члена родного брата, выдаивая из него всю густую сперму, которой он так охотно с нею делился, пока каждая выдавленная струйка его тяжёлой, густой, липкой сущности, заполнив её всю, не стала вытекать наружу из её использованного влагалища.

Через несколько долгих мгновений оба единорога обмякли, тяжко дыша и растянувшись на земле в объятьях друг друга. Шайнинг Армор с мягким стоном приподнял копыто, чтобы попытаться смахнуть слипшуюся гриву с глаз, и сдался после третьей неудачный попытки, просто отдыхая на груди родной сестры, членом всё ещё глубоко внутри её использованного влагалища.

Твайлайт точно так же простонала, ослабляя хватку на плечах брата, выпутала свои копытца из его гривы и просто распласталась под ним на покрывале, закрыв глаза и наслаждаясь теплом тяжёлой спермы Шайнинга, наполняющей её до самых краёв.


Аликорница любви смотрела на них из-за линии деревьев; слабо хихикнув, она убрала копытце с точки меж задних ног и взглянула на влагу, скопившуюся на нём. Афродизиаки в пирожках сработали на ура, а небольшая "помощь" её магии довершила дело. И что было ещё лучше, ей удалось воочию наблюдать запретное единение.

Кейденс тяжело осела на землю, ожидая, пока ноги перестанут трястись, дабы покинуть брата с сестрой, поглядывая на то, как они отдыхают в эйфорийном блаженстве. Это было поистине красиво в её глазах. Любовь есть любовь, в конце концов. И то, что эта любовь была запретна, делало её только слаще.