Автор рисунка: BonesWolbach
Протокольные процедуры Отчетные документы

Вердикт

В ходе полевых испытаний наиболее эффективной минимальной тактической единицей была признана боевая двойка… Рекомендуется объединять в двойки бойцов разных специальностей для повышения эффективности…

Выдержка из тактического наставления отряда специального назначения ДКГ

Твайлайт с разочарованным вздохом отложила очередной фолиант в большую стопку к уже просмотренным и устало протерла покрасневшие от недосыпа глаза. За без малого шестнадцать часов, которые она практически без перерыва провела за книгами, ей не удалось найти ничего, что хоть немного бы приблизило ее к разгадке. Даже сегодня, когда в библиотеке собрались почти все подруги, за исключением куда-то запропастившейся Рэйнбоу Дэш и Эплджек, которая решила провести время с семьей, конца и края работе так и не было видно.

Тяжелый справочник с труднопроизносимым названием подлетел к Твайлайт, удерживаемый телекинетическим полем и раскрылся на оглавлении, но кобылка почти не различала того, что там написано. У них не было ни одной зацепки, поиски в таких условиях могли занять непозволительно много времени, но библиотекарша не готова была сдаться. Не могла подвести Эплджек и дать ей попасть в Тартар. Мысли ученицы Селестии невольно вернулись к Рашу, и она почувствовала, что начинает злиться. Твайлайт понимала, что поступает несправедливо: сотрудник Департамента был честен с ними настолько, насколько возможно, был предан своей работе и рьяно боролся, чтобы докопаться до истины. Но в определенные моменты кобылка начинала думать, что жеребцу ничего не стоило дать им хотя бы намек…

Мысли единорога были прерваны глухим стуком со второго этажа, когда с лестницы чуть ли не кубарем скатилась Рэйнбоу Дэш, сбив по дороге стопку книг рядом с Рэрити.

− С нашим мистером «я все делаю по инструкции» произошло что-то странное, − сообщила Рэйнбоу в ответ на вопросительные взгляды подруг. – Я рассказала ему про нападение Дискорда, а он вдруг закричал, что это было очевидно, и сорвался с места так, что мне еле удалось обогнать его. Думаю, что он уже скоро будет здесь…

Слова пегаса подтвердились буквально через секунду, когда одно из окон настежь распахнулось, впуская в библиотеку облако темного дыма, из которого появился облаченный в боевые доспехи Жнец. Твайлайт, за время его пребывания в Понивилле так и не сумевшая привыкнуть к инфернальному Альтер-эго оперативника, невольно вздрогнула, машинально отметив, что реакция подруг была такой же, однако Раш не обратил на это не малейшего внимания. Его броня почернела, потеряла структуру, потекла вниз дегтем и, тенью распластавшись на полу, быстро втянулась в кьюти-марку. В глазах жеребца, не скрытых больше красными глазницами шлема, горел яркий огонек захватившей его идеи.

− Я был полным идиотом! – громогласно заявил он, в ответ на что неожиданно появившийся рядом с Элементами Гармонии Спайк, саркастично похлопав, заявил:

− Браво! Признание проблемы – начало пути к ее решению, но нельзя ли поподробнее?

Твайлайт шикнула на своего ассистента, а Раш, будто не услышав его комментария, начал нервно прохаживаться туда-сюда перед собравшимися рядом с ним кобылками.

− Рэйнбоу рассказала мне о том, как во время нападения на Понивилль Дискорд воздействовал на вас, изменив важные черты характеров, − тихо произнес он и, остановившись напротив библиотекарши, взглянул ей прямо в глаза. – Это верно?

− Да, но при чем здесь это? – несколько растерялась Твайлайт, совершенно не ожидавшая такого поворота в разговоре.

− Да при том! – бросил неожиданно разозлившийся Жнец и с силой стукнул себя по лбу. – При том, что я мог уже давно найти решение, если бы не носился с этими инструкциями! Ответ был у меня перед глазами!

Жеребец затих так же быстро, как и взвился. Рэрити подошла к нему и легонько тронула его за плечо.

− Раш, пожалуйста, успокойся, − доброжелательно сказала она. – Объясни, что ты обнаружил.

Оперативник вздохнул, выравнивая дыхание, и благодарно кивнул белоснежной кобылке.

− Видите ли, интерфейс Вита-Таймера довольно сложен, − начал рассказ Жнец. − Для установки и последующего поддержания соединения с контролируемым субъектом используется широкий набор параметров, как физических, так и ментальных, а также своеобразный слепок уникальных личностных качеств. Таймер рассчитан на то, что характер пони может значительно измениться с возрастом, по мере обретения жизненного опыта, поэтому в таких случаях калибруется автоматически. Но если характер субъекта изменится резко, и это изменение затронет основополагающие личностные качества…

Раш неожиданно прервался, ошарашенно застыв на месте, и Твайлайт внезапно совершенно четко осознала, что он, увлекшись захватившей его идеей, зашел-таки на территорию информации ограниченного распространения, и теперь думает, что с этим делать. Впрочем, оправился жеребец довольно быстро. Помотав головой, словно отгоняя лишние мысли, продолжил:

− В общем, то, что сделал Дискорд, вполне могло стать причиной аномалий. Изменив ваши основные качества, он, по сути, создал новую отдельную личность, на которую таймер попытался автоматически перестроиться. Одно это могло вызвать сбой. Кроме того, когда действие чар Дискорда завершилось, эта новая личность исчезла, вызывая разрыв вновь установленных связей.

Кобылки воспряли духом, но их пыл остудила Твайлайт, которая хоть и была очень рада услышать хоть какую-то конкретную информацию, все еще не могла поверить в такое легкое решение проблемы.

− Погоди-ка, я уже думала о Дискорде как о причине случившегося, − сказала она оперативнику. – Но это ведь нелогично. Мы все подверглись его чарам, почему же только таймер Эплджек дал сбой?

Дарк Раш азартно улыбнулся и, указав на библиотекаршу копытом, ответил:

− Хороший вопрос! И прежде чем ответить на него, позволь озвучить одну догадку: Эплджек подверглась воздействию Дискорда первой?

− Да. Но какое отношение это имеет к… − начала говорить ученица Селестии, но запнулась на полуслове, а ее глаза расширились от осознания сути вопроса. От внимания Раша озарение фиолетового единорога не укрылось.

− Именно, − весомо произнес сотрудник Департамента. – Временная инерционность. Процесс перестройки интерфейса не мгновенен, после нарушения глубинных структур он наверняка некоторое время пытался восстановить связь. А это значит…

Жнец на секунду прерывался, что-то просчитывая.

− … это значит, что ваши таймеры скоро тоже могут дать сбой, − закончил он мысль. – Но с этим мы справимся, главное – у нас есть рабочая гипотеза. С этим можно работать.

Воцарилось напряденное молчание, пока Твайлайт, с молчаливого одобрения подруг, лихорадочно просчитывала ситуацию, пытаясь найти слабое место в их рассуждениях. Сердце ее готово было выскочить из груди, ей хотелось прыгать от радости, но… она боялась проснувшейся надежды. Боялась поверить в то, что Эплджек спасена.

Тишину нарушил Спайк, который уже успел что-то прикинуть.

− Раш, если все так, как ты говоришь, почему тогда ваши техники еще не обнаружили неполадки в этом… интерфейсе? – задал дракончик закономерный вопрос. – Разве у вас не должно быть какой-нибудь брошюрки с названием типа «10 самых распространенных поломок Вита-Таймеров» или «Починка непонятных устройств для чайников»?

− Смотри-ка, ты угадал название одного из наставлений, − хохотнул Жнец. – На этот вопрос у меня тоже есть ответ. До столкновения с твоими подругами Дискорд посещал Эквестрию тысячи полторы лет назад, верно?

Получив подтверждение, Раш сделал небольшую паузу, после чего торжественно произнес:

− Технологии Вита-Таймеров всего около восьмисот лет. В «10 самых распространенных поломках» этой причины физически быть не может!

Больше не в силах сдерживаться, носительницы Элементов счастливо заулыбались, а Пинки, заверещав, бросилась к Рашу и повисла у него на шее.

− Я не сомневалась, что ты во всем разберешься! – выкрикнула она, смеясь.


Дарк Раш стоял перед веселящимися кобылками с совершенно счастливой улыбкой, и причиной этому была не только удачная догадка о причинах аномального поведения таймера или тепло объятий Пинки Пай. Он наконец нашел причину.

Последние несколько часов стали для него очень тяжелыми. Против Эплджек и ее подруг не было ни одной улики, но что еще важнее – Жнец ни на секунду не поверил в их виновность. При этом он не смог найти сколько-нибудь правдоподобную причину неполадок Вита-Таймера, и в итоге ему уже стало казаться, что вся эта миссия с начала до конца инициирована высшим начальством Департамента, что все это – большая подстава с непонятными целями. Жеребец старательно гнал от себя эти мысли, но они то и дело пробивали брешь в его броне верности организации. А теперь… Теперь все это не имело значения. Ему удалось разобраться, таймер на самом деле мог быть сломан, а это значило, что операция была легитимна. ДКГ все-таки не перешагнул черту, за которой организация, стоящая на страже законов, превращалась в сборище пони, считавших себя выше этих самых законов.

− Ладно, я действительно рад, что у нас есть гипотеза, − сказал Раш, мягко отстраняясь от Пинки Пай, − но теперь мне нужно связаться с Департаментом и сообщить об этом.

Оперативник сосредоточился, амулет в его гриве засветился, и в сознании Жнеца вновь раздался писк, сопровождающий установку соединения.

− Диспетчерская на связи, − Естественно, на этот раз ответил не Координатор, в ментальном канале послышался голос жеребца-дежурного.

− На связи Дарк Раш, код Браво, ноль, три, четыре, − отрекомендовался оперативник. – Запрашиваю сеанс связи с командой техников, приписанных к текущей миссии.

− Причины? – Что Рашу всегда нравилось в диспетчерах Департамента, так это их абсолютная невозмутимость. Они могли воспринять совершенно любую информацию, не показывая и доли удивления.

− Уточнение процедур тридцать четвертого протокола, − ответил Жнец.

− Ждите, − Раш знал, что сейчас диспетчер связывается с начальством, подтверждает разрешение на запрос и заносит его в журнал. Он снова показался на линии примерно через минуту. – Запрос одобрен, переключаю.

Ментальный передатчик издал серию коротких сигналов, и Жнец в очередной раз услышал знакомый голос. Но если присутствия Координатора в диспетчерской он совсем не ожидал, то с этим единорогом пересечься рассчитывал.

− Неужели это сам Дарк Раш, великий и ужасный оперативник Департамента? – усмехаясь, поинтересовался Лимит. – Сколько ужасных чудовищ ты сегодня сразил? Сколько прекрасных кобылок спас?

Скосив глаза на веселящихся носительниц Элементов, Жнец рассмеялся.

− Приветствую тебя, рыцарь пера и пробирки! – торжественно провозгласил он.

Лимит был личностью во всех отношениях экстраординарной. В мире живых он был ученым и после смерти, попав на работу в Департамент, вновь ухватился за возможность заниматься любимой работой. Очень быстро единорог прослыл одним из лучших специалистов по ментальным интерфейсам, на его работу по глубинным структурам Вита-Таймеров чуть ли не молились. Именно поэтому он периодически сопровождал технические бригады и потому Раш надеялся услышать его.

− Нет, правда, приятель, зачем мы тебе? – спросил Лимит. – Ты же вроде должен быть еще на задании.

− Я и вправду на задании, и хотел узнать, как дела с проверкой таймера, − сообщил Раш, сильно надеясь, что команда специалистов не успела закончить и передать данные руководству.

− Хорошо, что спросил! Я почти закончил оформление отчета и скоро понесу на подпись, − явно довольный собой, проговорил ученый.

− Нет! – более резко, чем планировал, бросил оперативник и, глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. – Пока еще не время. Я хотел бы попросить вашу команду провести еще одну проверку.

− Ты настолько нам не доверяешь? – Тон Лимита был по-прежнему шутлив, но на сей раз оперативник легко уловил обиженные нотки. Обижать товарища Жнец точно не хотел, поэтому поспешил оправдаться:

− Ты прекрасно знаешь, что это не так! Я просто хотел, чтобы ты исследовал глубинные слои таймера. Уровень… Э… Цербер тебя сожри, ты же знаешь, что я дилетант, помог бы!

− Ты хочешь, чтобы мы проверили структуру графа ментально-энергетического прототипа субъектного интерфейса? – уточнил единорог, и Раш очень четко представил себе, как тот недоверчиво хмурится. – То есть, ты предполагаешь, что изменения произошли аж на таком уровне? Можно узнать, что навело тебя на такие мысли?

− Резкое одномоментное изменение личностных характеристик субъекта подойдет? – невинно поинтересовался оперативник.

На ментальном канале воцарилась тишина, которая буквально через пару секунд была разорвана изумленным возгласом Лимита.

− Великие Врата Тартара! – воскликнул ученый. − Да в таком случае весь МЭП-кластер слетит адской гончей под хвост! Где ты такого контролируемого субъекта откопал?

− Где откопал, там уже нет, − усмехнулся Раш и уже собрался прощаться, когда вспомнил одну важную деталь. – Еще кое-что. Пожалуйста, занеси мой запрос в протокол. Полностью, с причинами возможного отказа таймера и необходимых мерах по их обнаружению.

Больше всего оперативник боялся, что Лимит спросит, зачем ему это понадобилось, потому что тогда Рашу придется признаться – в первую очередь самому себе, − что его доверие к организации оказалось подорвано. Однако ученый не задал вопроса, просто ответил уверенно:

− Я все сделаю, не волнуйся. Удачи тебе, − и отключился.

Дарк Раш медленно повернулся к собравшимся перед ним носительницам Элементов.

− Я связался с надежными пони, − сообщил он, отключая амулет ментальной связи. – Если наша теория верна, они перекопают весь интерфейс Вита-Таймера, но найдут ее подтверждение.

− Раш, я хотела сказать… Мы очень ценим то, что ты сделал для нас… Для Эплджек, − с чувством проговорила Твайлайт. – Спасибо тебе!

− Рано меня благодарить, − проворчал Жнец, стараясь скрыть смущение: все же признательность кобылок его сильно тронула. – Еще ничего не закончилось.

− Мы прекрасно это понимаем, − согласно кивнула ученица Селестии. – Но твоих заслуг это нисколько не умаляет.

− Что ж, это моя работа, − исключительно довольный собой и не намеревающийся это скрывать, сказал Раш. – Помнишь, как я говорил? Правосудие, а не темницы Тартара.

Дружный смех звоном десятка колокольчиков рассыпался по помещению, а затем вперед неожиданно выступила Флаттершай.

− Я думаю, что должна лично поблагодарить тебя, Раш, − тихо произнесла она. – За Эйнджела.

Раш, свято уверенный в том, что его манипуляции с восприятием кролика остались незамеченными, растерялся всего на секунду, но тут же сориентировался.

− Не совсем понимаю, о чем ты, − удивленно взглянул он на пегаса.

Подруги Флаттершай понимающе переглянулись между собой, и оперативник тут же понял, что она им уже все рассказала, а его конспирация ему ничем не поможет.

− Конечно, ты поступил с ним довольно жестко, − продолжила носительница Элемента Доброты, немного нахмурившись. – Но иногда с Эйнджелом действительно бывает очень трудно. В общем… Спасибо…

Раш вздохнул было с облегчением, но тут к нему подошла Рэрити, и Жнец предположил, что разоблачения на сегодня еще не закончились. К его собственному неудовольствию, он оказался прав.

− Раз уж все поют дифирамбы нашему гостю, то и мне стоит высказаться, − объявила модельерша. – Поверьте – мне есть, что сказать.

Грандиозный разнос, грозящий ему за то, что он наговорил Свити Белль, не стал для сотрудника Департамента сюрпризом, поэтому он смиренно склонил голову, отметив все же, что в грозном облике белоснежной кобылки что-то неуловимо не соответствует ситуации.

− Сегодня днем в бутик буквально ворвалась моя маленькая сестренка, − заговорила Рэрити, медленно прохаживаясь перед подругами, словно на сцене, хотя Раш был точно уверен, что они эту историю уже слышали. – Она была жутко расстроена и плакала, не переставая…

С этими словами Элемент Щедрости остановилась перед Жнецом, взглянула ему прямо в глаза и … улыбнулась. В то же мгновение жеребец осознал, что именно показалось ему странным чуть раньше: строгость в ее голосе и движениях была напускной, наигранной, будто она пыталась казаться разозленной, сдерживая смех.

− Свити обняла меня и сказала, что сама виновата в нашей размолвке, − произнесла Рэрити. – Пообещала, что больше никогда в жизни не будет со мной ссориться. Последнее, конечно, невыполнимо, но все равно, спасибо тебе за это, Раш.

Уже отходя от оперативника, кобылка развернулась и чувствительно ткнула его копытом в грудь.

− Но в следующий раз, мистер, постарайтесь придумать историю, менее травмирующую психику жеребенка, − строго взглянула она на собеседника. – Пожиратель Душ, надо же…

− Придумать? Но… − начал изумленный Жнец, но, спохватившись, затих согласно закивав. А перед его глазами пронеслись воспоминания о том дне, когда его поставили дежурить у зоны сдерживания объектов «Венец», и он впервые увидел Древнего хищного демона Тартара. Как посмотрел в глаза и десятки ощетинившихся иглоподобными зубами пастей самой Бездны.

− Да… Я постараюсь, − хрипло произнес он и слабо улыбнулся, стараясь отбросить страшные воспоминания. – Профессиональная деформация, что тут скажешь…


Когда прохладные объятия начинающей вступать в свои права ночи охватили медленно засыпающий Понивилль, восходящая Луна осветила небольшую полянку на опушке Запретного Леса и расположившегося на ней Жнеца. Перед ним на траве лежали два практически полностью заполненных активных мема. За прошедшее с момента сеанса связи с техниками время оперативник пополнил свою коллекцию еще двумя записями: сверкающими, быстрыми вспышками мыслей Рэйнбоу Дэш и тягучими как патока, красующимися, словно на подиуме, воспоминаниями Рэрити. Экстраполятор при их обработке выдал практически неотличимый от предыдущих эмоциональный тренд, но этому Раш уже нисколько не удивлялся.

Записанные воспоминания были аккуратно очищены от шумов и полностью подготовлены к оформлению в составе отчетных документов. Жеребец сильно надеялся, что собранных им данных, вкупе с догадкой о причинах аномального поведения Вита-Таймера хватит для того, чтобы снять обвинения с Эплджек, несмотря на затеянную руководством игру.

Волна дрожи, пронесшаяся по позвоночнику холодным покалыванием, заставила Жнеца обеспокоенно взглянуть на сияющий немногочисленными, гаснущими один за другим огнями городок. Словно смеясь над его недавними надеждами, несколько сигнальных маяков сработали одновременно, фиксируя присутствие темной магии, а затем вся сеть слежения, дернувшись ментальными сигналами, отключилась. Несколько секунд Раш не мог сдвинуться с места, бесцельно смотря на пустующую энергетическую карту Понивилля, а опомнившись, облачился в броню и, подав максимальную мощность на ускорители, понесся в сторону библиотеки. Сигнатуры, в последний момент перед отключением мелькнувшие на карте маяков, были ему хорошо знакомы. И неудивительно – ведь у него была почти такая же…

Буквально ворвавшись в местную обитель знаний через окно и резко затормозив, Дарк Раш с облегчением увидел в свете ламп всех носительниц Элементов, расположившихся посреди помещения. Перед кобылками стоял небольшой заварочный чайник, от которого в воздух поднимался ароматный запах, а со стороны кухни приближался Спайк с подносом аппетитных на вид кексов.

− Знаешь, Раш, по чему я точно не буду скучать, когда твой протокол завершится? – задорно рассмеялась Рэйнбоу. – По вот таким моментам, когда ты вламываешься в здания!

− Да уж, не очень-то это вежливо, − насмешливо фыркнула Рэрити, однако оказавшаяся ближе всех к оперативнику Эплджек заметила, как он выглядит и, остановив подруг, спросила:

− Эй, Раш, что-то случилось?

− Пока не знаю, − нервно ответил жеребец, постоянно оглядываясь. – Но стоит быть настороже, могут пожаловать … гости…

Раш застыл, не в силах сдвинуться с места. Сердце его забилось, подобно птице в клетке, холодные щупальца страха тугими петлями сковали конечности, не давая сделать ни шага. Перед ним из теней в дальнем конце помещения, куда почти не доставал неяркий свет ламп со светлячками, вышли еще два Жнеца. Они появились совершенно незаметно и неслышно, Раш был готов поклясться, что еще пару мгновений назад рядом с дальними стеллажами никого не было. Но не неожиданное появление коллег так испугало жеребца, вовсе нет. Просто он узнал вновь прибывших. Перед ним стояли спецназовцы Департамента.

Испокон веков в состав ДКГ входил отряд специального назначения, подчинявшийся непосредственно Главе, в который попадали наиболее подготовленные и опытные бойцы. Их использовали при проведении самых опасных операций, вроде охоты на демонов, сражений с драконами во времена давнего конфликта или конвоирования самых опасных нарушителей Вита-Акта, и Раш прекрасно понимал, что один Жнец из отряда по уровню подготовки превосходит его самого в десяток раз.

Один из бойцов на поверку оказался кобылкой-пегасом, невысокой, стройной, можно даже сказать изящной. И смертельно опасной, потому что ее снаряжение, отличавшееся от брони Раша сильно укороченной накидкой и очень тонким и длинным лезвием Плети Цербера, способным изгибаться под любым углом, представляло собой комплект асассина – Жнеца, нацеленного на незаметную ликвидацию целей и агрессивный ближний бой. Дарк Раш, прочитавший огромное количество сводок и отчетов о работе оперативников, прекрасно помнил, сколько нарушителей правил Тартара погибали, даже не сумев понять, кто их атаковал.

Комплект второго бойца Раш никогда раньше не видел, но для того, чтобы догадаться о его назначении, не требовалось особо долгих размышлений. Утолщенная броня, покрывающая статное тело единорога, тяжелые цепи, обмотанные вокруг его мощной груди, и круглая булава, угрожающе покачивающаяся на конце хвоста – все это буквально кричало о том, что перед ним штурмовик, специалист по тяжелому оружию.

Как бы то ни было, эти выводы Рашу нисколько не помогали. Он прекрасно знал, что ни он сам, ни сгрудившиеся сзади него кобылки не смогут ничего противопоставить спецназовцам Департамента. Ему оставалось только тянуть время и надеяться на чудо.

С момента появления Жнецов в библиотеке прошла всего пара секунд, хотя накачанному адреналином Рашу показалось, что он рассматривал их несколько непозволительно долгих минут. Асассин вышла вперед.

− Дарк Раш, Департамент благодарит вас за службу, − произнесла она, и оперативник, несмотря на тяжесть положения, усмехнулся: ее приятный грудной голос больше подходил певице, не жестокому убийце. – Однако теперь это дело переходит под нашу юрисдикцию.

− Вот как… − Раш лихорадочно размышлял, пытаясь придумать выход из сложившейся ситуации, но в голову не приходило ничего путного, и он решил положиться на то, о чем мог говорить без запинки в любой момент – инструкции. – Значит, комиссия уже приняла решение по делу Эплдж… контролируемого субъекта?

− Контролируемый субъект признан виновным в нарушениях Вита-Акта, − невозмутимо ответил спецназовец. – Мы должны сопроводить ее в зону предварительного заключения.

Раш скорее почувствовал, чем услышал единый вздох ужаса, вырвавшийся у носительниц Элементов, но заставил себя не обращать на это внимания, потому что слова асассина неожиданно дали ему почву для оборонительной тактики.

− Я понимаю, − кивнул он, стараясь скрыть довольную усмешку. – Но… В таком случае, вы ведь не откажетесь продемонстрировать мне подписанное заключение?

Бойцы спецназа ДКГ внешне никак не отреагировали на заявление Жнеца, словно ожидали чего-то подобного.

− Вы можете отправиться с нами, − спокойно предложил пегас, ни одним движением не показывая, что просьба коллеги хоть сколько-нибудь их не устраивает. – Как только субъект будет переправлен, вам доставят все необходимые документы.

Раш ждал этих слов, которые однозначно дали ему понять, что никаких подтверждений никто ему предоставлять не собирается. Страха больше не было. Он прекрасно понимал, что теперь без драки не обойдется и знал, что ему не стать в ней победителем, но когда исчезла неопределенность, жеребец смирился с этим.

− Боюсь, что не могу с этим согласиться, − покачал он головой, спокойно и открыто глядя на оппонентов. – Видите ли, устав Департамента однозначно гласит, что ведущий расследование Жнец должен получить доступ ко всем документам следствия, включая заключение уполномоченной комиссии. Без него я не могу позволить транспортировку субъекта.

В этот момент Рашу показалось, что он уловил, как глаза асассина едва заметно сузились, а штурмовик слегка подался вперед. Впрочем, утверждать он не мог, уж больно быстро и плавно двигались спецназовцы.

− Попытка нарушить данные положения, − продолжил жеребец, зная, что стоит ему остановиться хоть на мгновение, и страх возьмет над ним верх, − может быть расценена как препятствие расследованию. Согласно все тому же уставу, Жнец может противостоять этому … любыми способами.

Раш был уверен, что после этих слов бойцы бросятся на него и сметут с пути в мгновение ока, однако действительность не оправдала его ожиданий. Кобылка-асассин слегка дернулась, словно растерявшись, но уже через секунду открыла воронку пространственного портала, извлекая из оперативной ячейки какой-то длинный тонкий предмет.

− Ты хочешь увидеть доказательства виновности субъекта, Дарк Раш? – поинтересовалась она, и Раш отметил, что ее голос зазвучал как-то иначе. – Так смотри!

С этими словами она резко кивнула, отправляя неизвестную вещицу в полет к Элементам Гармонии. Еще не разобравшись, что именно проделал асассин, Раш закричал «В сторону!», но среагировал слишком поздно: метнувшийся подобно арбалетному болту предмет, толкнул оказавшуюся у него на пути Эплджек в грудь и упал, стукнув по полу несколько раз.

А потом мир разлетелся на куски…

Мобильная система сдерживания демонических сущностей «Каземат» взорвалась жутким, легко превосходящим болевой порог визгом. Даже Раш, чья экипировка была рассчитана на противостояние таким воздействиям, вздрогнул и подался назад, Элементы Гармонии же, абсолютно беззащитные перед звуковым ударом, повалились на пол. Все, кроме Эплджек. Вырвавшиеся из маленького цилиндра струйки темно-серого дыма обвили тело вяло сопротивляющейся кобылки, не давая ему упасть, и, взвившись над ней, стали медленно, но неотвратимо затекать в рот и нос. Шкурка фермерши быстро тускнела, из оранжевой становясь светло-серой, от головы к спине и ногам потянулись темные извилистые полосы.

Дарк Раш смотрел на это, не в силах сделать ни шага, разрываемый на части чувствами липкого ужаса и всепожирающей злобы. Его сознание просто не могло смириться с тем, чему оно только что стало свидетелем: Департамент осуществлял подлог! Причем подлог явный, неприкрытый, при большом числе свидетелей! Слишком поздно Раш подумал, что возможно, свидетелей спецназовцы оставлять и не собираются.

− Вот видишь, Раш, − произнесла асассин, приподнимая боевую часть Плети Цербера. – Доказательства имеются. Надо только все правильно рассказать.

Не успел Жнец возмутиться, как с протяжным звоном к нему, смазавшись в воздухе, метнулась выпущенная штурмовиком цепь, обвилась вокруг его ноги и резко дернула, отбрасывая Раша к стеллажу. Сильный толчок потряс ряд шкафов, на упавшего жеребца посыпались книги. Одновременно с этим пегас взмыл в воздух и взмахнул хвостом, отправляя в сторону Эплджек несколько длинных острых игл. Они с глухим стуком воткнулись в пол вокруг сотрясающейся в конвульсиях кобылки, и в следующее мгновение над ней засиял синий энергетический купол.

Тем временем, фермерша перестала трястись и начала медленно подниматься на ноги. Ее подруги, не обращая внимания на приближающихся Жнецов, обступили яркую полусферу, но тут же в едином порыве отшатнулись. Глазами Эплджек, которые стали абсолютно черными, на них взглянуло нечто жуткое, голодная потусторонняя тварь. Существо открыло рот и, прокашлявшись черным дымом, заговорило. В голосе его не осталось ничего от кобылки, он представлял собой режущую ухо смесь глухого скрежета и посвистывания.

− Жалкие пони… Я в теле бесполезной пони… Нет… − хрипело создание, бессистемно двигая доставшимися ему конечностями, словно проверяя их возможности. Потом вдруг замерло, к чему-то прислушиваясь. – Эта пони странная… Что-то в ней есть… Да… Вкусно…

Наконец обретший тело демон обратил внимание на свою темницу и стоявших неподалеку Жнецов, что заставило его разразиться злобной тирадой:

− Стражи Тартара!.. Нет!.. Мерзкие создания!..

Асассин Департамента, не обращая ни малейшего внимания на ругающегося демона, направилась было к куполу, но дорогу ей преградили Элементы Гармонии.

− И ты думаешь, что мы позволим тебе подойти к ней? – зло бросила Рэйнбоу Дэш, вся подобравшаяся для рывка в сторону врага.

− Это незаконно, − поддержала пегаса Твайлайт, достойно встретив взгляд бойца ДКГ. – Вы не имеете права!

Асассин к дискуссии явно расположена не была, поэтому она просто активировала Ауру Жнеца, которая темной волной нахлынула на кобылок. Те дрогнули, согнулись, будто на них взвалили непомерную тяжесть, но … не отступили ни на шаг. Казалось, им удалось удивить даже непробиваемых бойцов спецназа.

− Мы… пони… привычные к вашим… штучкам… − прохрипела Рэйнбоу, вызывающе глядя прямо на стоящего перед ней пегаса.

В другой ситуации Раш бы гордился несгибаемым духом Элементов, но сейчас это упорство было столь же похвальным, сколь и глупым. Еще немного – и спецы Департамента перейдут к силовому решению.

− Что-то мне этот бой не кажется особо честным, − раздался в библиотеке еще один голос, и совершенно сбитому с толку Дарк Рашу потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что в раскладе вновь появились изменения. Из-за спин носительниц Элементов Гармонии из темноты вылепился силуэт … еще одного Жнеца. Когда он вышел на свет, расправляя широкие крылья, Раш разглядел на его шлеме две ранговые комбинации. Комплект снаряжения новичка на первый взгляд не отличался от его собственного, но руны, вычерченные на накидке и боевом лезвии, казались странно устаревшими, будто пегас использовал Образ старого выпуска.

− Итак, Департамент окончательно бросил играть честно? – как ни в чем не бывало, поинтересовался незнакомец. – Или просто никогда так не делал?

− Кто бы вы ни были, сейчас вы мешаете проведению спецоперации, − сообщила ему асассин, на которую появление нового игрока если и произвело какое-то впечатление, то несильное. – Отступите или мы будем вынуждены применить силу.

Неизвестный пегас несколько разочарованно выдохнул.

− И так было ясно, что вы не ответите на вопрос, − удрученно покачал он головой. – Да и риторический он, по сути своей.

Спецназовцы, каким-то шестым чувством поняв, что уступать им дорогу никто не собирается, плавно, но с поражающей воображение скоростью изготовились к бою. Плеть асассина вспыхнула зеленым пламенем режущего заклинания, взлетели в воздух цепи штурмовика, готовясь к броску. Неожиданный союзник Раша, впрочем, тоже оказался не так прост: лезвие на его хвосте с глухим щелчком раскрылось на две части, металлические нити потянулись в стороны, сплетаясь в почти монолитную конструкцию, и через мгновение в воздухе перед Жнецом повисли две боевые косы с утолщениями-противовесами на рукоятках. Орудия с глухим свистом рассекли воздух, удерживаемые магией незнакомца.

Не успел Раш сделать хоть шаг, чтобы встать в один строй со своим помощником, как бойцы спецотряда ДКГ бросились в атаку. Пегас-асассин резко взмыл вверх, оттолкнулся от боковой стены и устремился к неизвестному Жнецу, выбрасывая вперед лезвие в колющем выпаде. Движение убийцы было столь стремительным, что незнакомец еле успел на него среагировать, а Раш с опозданием понял, что целью нападающего является не столько поражение незваного гостя, сколько сближение с запертым под куполом демоном. Одновременно звякнули цепи тяжеловооруженного оперативника, одна из них успешно захлестнулась вокруг ноги пегаса.

Раш уже думал, что его союзника постигнет та же участь, что и его самого некоторое время назад, но тот оказался куда проворнее. Стоило цепи натянуться, начиная подтягивать жертву к раскручивающейся булаве штурмовика, как Жнец взмахнул одной из кос, срубая несколько звеньев и освобождаясь от захвата. Вторая коса, закрутившись в воздухе, отбила выпад хвостового клинка асассина и отбросила кобылку назад. Та быстро развернулась и, раскрыв крылья, приземлилась рядом с напарником, а Дарк Раш успел занять позицию рядом со своим. Окончательная диспозиция установилась, но долго так продолжаться не могло, и все это прекрасно понимали. Несмотря на более чем внушительные боевые качества вновь прибывшего, долго сдерживать бойцов спецназа, нацеленных на захват Эплджек, не удастся.

− Приготовься, − тихо, сквозь зубы бросил Рашу Жнец.

Как раз приготовиться Раш и не успел. Казалось, что штурмовик всего лишь слегка подался вперед, склоняя голову, но это простое движение имело значительные последствия. В библиотеке словно завыл ураган, от массивной фигуры спецназовца вперед понесся расширяющийся гребень ударной волны, буквально взрезающий дощатый пол комнаты. Поток уплотненного почерневшего воздуха, подбрасывающий в воздух изломанные доски, почти добрался до их позиции, и Раш сделал то, что подсказывали ему инстинкты – бросился в сторону, активируя теневую маскировку. Он не рассчитывал обмануть спецназ, просто надеялся, что сможет на какое-то мгновение сбить им прицел и увернуться.

Тем временем, асассин высоко подпрыгнул и взмахнул Плетью Цербера, метнув в противников несколько маленьких шариков. Быстро выяснилось, что Раш надеялся на свою маскировку зря: снаряды угодили ему в колено и в шею. Жнец почти ничего не почувствовал, но броня тут же брызнула искрами магии, и нога мгновенно застыла, сбивая его с шага и заставляя упасть. А сметающий все на своем пути фронт был уже близко.

Неожиданно на его пути, прямо перед Рашем, возник купол ярко-фиолетового щита. Энергетический удар штурмовика Департамента обрушился на него как огромная штормовая волна на маленькое суденышко, мгновенно разорвав защиту в клочки, но роль свою она сыграла, позволив частично парализованному оперативнику сместиться чуть в сторону. Его со скоростью бросило на перила лестницы, полностью дезориентировав, но серьезных повреждений удалось избежать.

Напарник Раша справлялся не в пример успешнее. Взмахнув крыльями, он просто поднялся над фронтом волны и устремился в ответную атаку. Порцию снарядов, выпущенных в его сторону асассином, пегас отбил, раскрутив перед собой косы. Сблизившись с противником, он заблокировал молниеносный выпад Плетью, взял оружие спецназовца в захват и отбросил кобылку к стене, сбивая с ног. Затем развернулся к менее поворотливому штурмовику и швырнул в него синим энергетическим сгустком. Тяжелый оперативник остался на ногах, но заскользил назад, продавливая копытами пол и оставляя за собой длинные борозды.

Над Дарк Рашем, все еще силящимся подняться, склонилась неясная тень, в которой жеребец вскоре узнал Твайлайт. И тут же до него дошло, кто помог ему спастись от оружия штурмовика.

− Раш, ты как? – Жнец не понял, то ли ученица Селестии говорила еле слышно, то ли его просто контузило. Тем не менее, вопрос он худо-бедно расслышал.

− Пострадала только моя гордость, − ответил оперативник, поднимаясь. Броня, наконец, начала «оттаивать» после снарядов асассина. – Но пострадала очень, очень сильно.

− Мы должны помочь ему, − твердо сказала Твайлайт, и Рашу не нужно было пояснять, о ком речь. Его новый союзник долго не протянет. Но в этот раз, единственный раз с момента начала схватки, Жнец точно знал, что надо делать.

− Есть одна мысль…


Смертельно опасный танец, который незнакомец затеял с бойцами спецотряда, не мог продолжаться долго. Пегас промедлил всего долю секунды, но этого хватило, чтобы попасть под перекрестный удар тяжелых цепей. Тело Жнеца закрутило в воздухе, асассин стремительной тенью метнулся к противнику, отталкивая врага копытами. Штурмовик перехватил дезориентированного жеребца в воздухе, заплетая цепи вокруг него тесной стальной клеткой, и замахнулся, намереваясь обрушить всю конструкцию вниз. В этот момент Раш и сделал свой ход.

Окутанный чарами маскировки, он кинулся в самоубийственную атаку на спецназовцев, которых начали обстреливать магическими шарами Рэрити и Твайлайт. Кобылка-асассин несколькими экономными движениями отбила снаряды Элементов и, взмахнув плетью, сбила Раша с ног. Однако своей цели Жнец добился: за спиной штурмовика из тени появился никем не замеченный Спайк.

− Сюрприз! – прорычал он и выдохнул струю пламени, за миг скрывшую мощную фигуру. Цепи бессильно разжались, выпуская на свободу второго Жнеца, который, не теряя времени, бросился на асассина, молниеносно вращая косами.

− Отлично сработано, Спайк! – азартно прокричал Раш, воодушевленной первой победой, но, как оказалось, радоваться он начал рановато.

Штурмовик явно сталкивался с драконами раньше. Тяжело бронированный единорог встал на дыбы и, резко опустившись обратно так, что дрогнуло все огромное дерево, выпустил вниз и в стороны мощную ударную волну. Посреди библиотеки словно расцвел большой ярко-оранжевый цветок, плотный поток энергии в мгновение ока разметал бушующее пламя, развеял его по воздуху, вал разогретого воздуха прокатился по помещению, сметая все на своем пути. Раша, оказавшегося аккурат на пути фронта, сбило с ног, протащило к лестнице … прямо на артефакты, сдерживающие демона. Пара из них слетела со своих позиций, купол замерцал и исчез, чем пленник не преминул воспользоваться.

− Мерзкие создания!.. Прочь… Прочь!.. – проскрежетало порождение Тартара и, бросившись в сторону со скоростью, недоступной обычным пони, выпрыгнуло в окно, с легкостью выбив раму.

Спецназовцы отреагировали на смену обстановки стремительно. Асассин быстро достал из пространственного кармана пару небольших продолговатых предметов и швырнул их в центр комнаты. С громким шипением устройства начали извергать из себя клубы дыма, очень быстро заполнившие нижний этаж библиотеки, и под прикрытием этой завесы убийца и покрытый подпалинами штурмовик исчезли в теневой маскировке.

К медленно поднимающемуся после очередного падения Рашу подошел его новый союзник.

− У нас мало времени, мы должны перехватить ее раньше них, − сказал пегас, вставляя свое оружие в специальные крепления на спине. – Догоняй, напарник.

Жнец совершил длинный прыжок через ощетинившееся обломками рамы окно и скрылся в темноте снаружи. Дарк Раш активировал полетную систему и приготовился следовать за ним, когда на его пути встала Рэйнбоу Дэш.

− Мы идем с тобой, − не терпящим возражений тоном произнесла она.

− Еще чего! – разъярился оперативник. – С ума сошли?! Спецы раскатают вас, даже не заметив!

− Ты тоже не больно удачно выступил! – огрызнулась Рэйнбоу, но грозящую начаться перепалку остановила вмешавшаяся Рэрити.

− Раш, ты прекрасно знаешь, что мы не останемся в стороне, − тихо, но твердо сказала модельерша. – Так давай же не будем тратить время на бесполезную дискуссию и найдем Эплджек!

Глядя в глаза кобылкам, Раш кристально четко увидел в них намерение идти до конца, несмотря на все его возражения, поэтому махнул копытом, смиряясь, и подобрался, намереваясь взлететь, как вдруг что-то легкое приземлилось ему на спину. Оглянувшись, Жнец встретился взглядом со Спайком, который уже успел удобно устроиться.

− Что? – невинно поинтересовался дракончик в ответ на злобный взгляд сотрудника Департамента. – Ты же видел, на что я способен. Мы почти достали этого здоровяка, может в следующий раз больше повезет.

− Твайлайт! – практически выкрикнул Жнец, поворачиваясь к кобылке. – Скажи что-нибудь! Это же твой ассистент! Твой друг!

Ученица Селестии явно сомневалась, но довольно быстро приняла решение.

− У тебя больше шансов найти Эплджек, − сказала она. – Так пусть увеличатся и твои шансы успешно выручить ее. Спайк, иди с ним. Только пожалуйста… Будьте осторожны.

− Что ж, напарник, − иронично обратился к восседающему на нем дракону Раш, − держись крепче. Может слегка потрясти.

Он так и не сообщил Элементам о главной опасности, подстерегающей их находящуюся во власти монстра подругу: попадая в тело носителя, демонические сущности начинали быстро сливаться с его душой и через некоторое время полностью ее поглощали. На то, чтобы найти Эплждек, у них оставалось очень мало времени...


Стоило Дарк Рашу оказаться на улице и бросить взгляд на закрывающую небо темную тучу, периодически озаряемую вспышками ветвистых молний, как стало ясно, что их положение куда хуже, чем казалось секунду назад. Несколько улиц Понивилля накрыл купол подавления, препятствующий выходу или телепортации из огражденного периметра и вызывающий сбои в работе магии единорогов. А одной из первых характеристик этих заградительных чар, про которую был осведомлен любой новичок, была их огромная потребность в энергии и, как следствие, невозможность установки одним Жнецом.

Оперативник поднял глаза к небу как раз вовремя, чтобы увидеть, как приземистый корпус пробивает облачный покров. За ним из безмолвного воздушного океана вынырнули двигательные обручи – увеличенная реплика полетной системы самого Раша – и вытянутый, подобный туше какого-то морского чудовища силуэт воздушного шара. Над городком зависла «Колесница» − малый десантный корабль Департамента, а это означало наличие минимум отделения из одиннадцати Жнецов. Шансов у защитников Эплджек практически не осталось.

От мрачных мыслей Раша отвлек раздавшийся где-то вверху отчаянный вопль. Быстро оглядевшись, оперативник сразу заметил в воздухе небольшую фиолетовую точку, в которой с ужасом узнал библиотекаршу.

− Твайлайт! – воскликнул Спайк, также заметив ее, и крепко схватился за накидку Жнеца, когда тот, стремительно ускоряясь, взвился в воздух. Перехватить кобылку он не успел: его опередила неизвестно откуда взявшаяся Флаттершай, успешно поймавшая подругу.

− Ты как? − спросил единорога Раш, зависнув в воздухе.

− В порядке, спасибо Флаттершай, − ответила Твайлайт, стараясь успокоить дыхание. – Не понимаю… Я всего лишь хотела телепортироваться на точку повыше…

− Это заградительные чары, − пояснил происходящее жеребец. – Твоя магия будет работать как попало, телепортация в пределах нескольких улиц закончится не в тех координатах, в которых планировалось, а пытаться переместиться за пределы периметра вообще не советую.

Ученица Селестии кивнула, показывая, что усвоила полученную информацию, и Раш развернулся, направляясь к центру закрытого периметра. Обернувшись напоследок, он бросил:

− Осторожнее там. И упаси вас Старейшины от вступления в бой со спецназом. Если увидите хоть намек на их присутствие, уходите.

После, уже отлетев на достаточное расстояние, он пробормотал себе под нос:

− Правда, скорее всего, вы его не увидите…


В очередной раз облетая квартал, Раш снова помянул отключивших его сеть слежения спецназовцев недобрым словом. В их причастности к выходу системы из строя жеребец нисколько не сомневался: подавление защиты было частью излюбленной тактики штурмовых отрядов Департамента. Теперь Жнецу приходилось прочесывать местность, рассчитывая засечь подозрительно проворного демона с помощью теневого зрения.

− Эй, Раш! – повысил голос старающийся перекричать воздушный поток Спайк. – А почему эта штука, вселившаяся в ЭйДжей, такая быстрая? Даже твоих коллег впечатлила.

Оперативник мысленно похвалил наблюдательного дракончика, а вслух ответил:

− А Цербер его знает! Возможно, это как-то связано с тем, что Эплджек – Элемент Честности. Честно говоря, выяснять подробности как-то не тянет…

Договорить ему не дали. Что-то темное и быстрое вихрем обрушилось на напарников сверху, сбивая с траектории; раздался жуткий треск, и Раш увидел падающий на землю обруч своей полетной системы, срубленный мощным ударом. Жнец резко потерял высоту, но сумел более-менее удачно приземлиться на вовремя подвернувшуюся крышу. Подняв голову, он увидел исчезающую в облаках размытую крылатую фигуру.

− Это что было? – спросил дрожащий Спайк, крепко вцепившийся в ткань накидки.

− Воздушная группа прикрытия, − буркнул Раш, с досадой разглядывая идеально ровный срез там, где недавно был двигательный обруч. – Им не нужны в небе конкуренты. Ладно, придется по старинке.

И Жнец, оттолкнувшись от ската крыши, совершил длинный прыжок, устремляясь к центру заградительного купола.


У Рэйнбоу Дэш, молнией метавшейся среди туч над безмолвным городком, был план. Насмотревшись на трюки, проделываемые спецназом Департамента и примерно оценив их скоростные характеристики, ориентируясь на технику Раша, она решила, что единственным способом не дать себя перехватить будет быстрое хаотичное перемещение. Пока что идея себя полностью оправдывала: несколько раз Элемент Верности замечала вдалеке окутанные дымом фигуры, но каждый раз закладывала резкий вираж, уходя из их поля зрения до того, как ее замечали.

Наконец пегасу показалось, что в изгибе одной улочки внизу мелькнула измененная, но все такая же знакомая фигура подруги. Азартно выдохнув «Попалась!», Рэйнбоу сложила крылья и устремилась вниз. Филигранно затормозив прямо над отбрасывающими чернильные тени крышами домов, кобылка зависла над переулком, пристально вглядываясь в черноту.

Свист разрезаемого воздуха она услышала слишком поздно, чтобы увернуться. Сгусток темноты, отдающий холодом разрытой могилы, обрушился на нее сверху, несколько несильных ударов пришлись ей по спине. Оттолкнувшись от нападавшего копытами, Рэйнбоу отлетела чуть в сторону и насмешливо оглядела застывшего на краю крыши Жнеца.

− Эти тычки – все, на что ты способен? – дразня противника, усмехнулась она. – Я-то думала, вы профи…

Приступ сильнейшей боли в мышцах спины пронзил кобылку с головы до ног, не дав закончить фразу. Крылья пегаса бессильно сложились, скрученные спазмом, и Рэйнбоу, отчаянно вскрикнув, камнем полетела вниз, сопровождаемая безучастным взглядом глазниц боевого шлема Жнеца…


Раш даже не заметил, как к нему, перепрыгивающему с крыши на крышу в поисках Эплджек, присоединился его новый союзник. В какой-то момент тот просто поравнялся со Жнецом, материализовавшись из ближайшей тени.

− Сколько точно у нас времени до того, как отродье полностью поработит носительницу Элемента? – спросил пегас.

Машинально отметив, что отродьями низших демонов Тартара прекратили называть лет пятьсот назад, и порадовавшись, что вопроса не расслышал Спайк, занятый попытками удержаться на его спине, Раш ответил:

− Не больше получаса, скорее всего, минут двадцать.

− Тогда эту схватку нам лучше не затягивать, − кивнул его собеседник на противоположный конец пологого ската, на который они только что приземлились.

Сверкнувшая в глубине туч молния осветила застывший на самом краю крыши темный силуэт, в яркой вспышке атмосферного разряда бриллиантом мелькнуло узкое лезвие. Им «повезло» наткнуться на еще одного асассина, который, как оказалось, являлся приверженцем боевого стиля, похожего на практикуемый соратником Раша. Стальные нити Плети Цербера в хвосте бойца распустились, извиваясь в потоке магии, и тут же вновь сплелись в длинную легкую рукоять с двумя противоположно ориентированными лезвиями на концах. Необычное оружие поднялось в воздух, повинуясь воле хозяина.

− Я займусь им, − спокойно сказал пегас, доставая боевые косы из креплений. – А ты постарайся скрыться и найди носителя Элемента. Это важнее.

Дарк Раш согласно кивнул. Не то чтобы оперативник был в восторге от идеи оставить своего напарника сражаться одного, но он прекрасно понимал, что в схватке будет лишь обузой.

Асассин не стал ждать, пока они приблизятся, и атаковал первым. Спецназовец взвился в воздух, включая полетную систему, и устремился к союзнику Раша, словно каким-то сверхъестественным чутьем угадав в нем сильного противника. Тот уже был готов к такому повороту событий, и встретил врага сильным ударом косами, выполненным наискосок в двух разных плоскостях. Казалось, что никто в мире не смог бы справиться с подобным выпадом, но асассин молниеносно развернул свое оружие, блокируя смертоносные лезвия и отбрасывая их в стороны, а затем резко развернулся и выпустил мощный импульс из двигательных обручей. Выхлоп магической энергии обрушился на Жнеца, закрутив его в турбулентном потоке.

Дальнейшего развития схватки удаляющийся Раш уже не видел. Перепрыгивая очередной провал между крышами, он подумал, что пришло время спуститься обратно вниз, в переулки. Конечно, было обидно терять хорошую позицию для наблюдения, да и его шансы первым обнаружить демона резко падали, но в свете сложившихся обстоятельств находиться на виду становилось опасно.

− Сверху! – раздался пронзительный вопль Спайка, и жеребец понял, что со своим решением немного опоздал.

От борта виднеющейся вдалеке «Колесницы» отделилось два темных дымных сгустка, которые, мигом преодолев расстояние от корабля-носителя до крыш, развеялись, выпуская из себя пару Жнецов. Их снаряжение, как успел заметить Раш, не отличалось от его собственного, за исключением странного прямоугольного предмета, прикрепленного на спине одного из жеребцов. Впрочем, времени на раздумья было немного: спецназовцы стояли прямо на пути у Жнеца, и избежать встречи с ними уже никак не получалось.

− Готов повеселиться, напарник? – с напускной веселостью, призванной скрыть страх, поинтересовался Раш у намертво вцепившегося в накидку дракончика.

− Не совсем, − с нотками паники в голосе ответил тот.

− Тогда поехали! – выкрикнул Раш и ускорился, сближаясь с противником.

Резко затормозив перед бойцами спецназа, он развернулся боком к Жнецу, намеревавшемуся атаковать с фронта, и отдал команду Спайку. Дракон не заставил себя ждать. Огненное дыхание, сияющее волной расплавленного металла, описало широкую дугу, жадно поглотившую нападавшего. Сам Раш в этот момент выстрелил во второго врага двумя энергетическими шарами. Первый выбил из-под ног спецназовца кучу осколков черепицы, которые, по расчетам стрелка, должны были его дезориентировать. Второй был нацелен с небольшим упреждением в ту точку, где увернувшийся от первого залпа жеребец должен был оказаться через секунду.

Расчет не оправдался. Вместо того чтобы просто уклоняться от дождя осколков, спецназовец скрылся в тенях и быстро разорвал дистанцию, заряд магии пронзил лишь воздух, бесцельно вонзившись в скат крыши. Слишком поздно Раш понял, что именно задумали его оппоненты. Массивный прямоугольный силуэт, прорвавший стену пламени, Жнец заметил в самый последний момент, но избежать столкновения уже не успел. Что-то тяжелое отбросило его на черепицу, не удержавшийся Спайк слетел со спины оперативника и чудом смог не сорваться вниз, уцепившись когтями. Медленно поднимаясь на ноги, Раш, наконец, разглядел атакующего и мысленно выругался. Боец спецназа ДКГ левитировал перед собой огнеупорный щит.

Ситуация быстро становилась безвыходной, но неожиданно чаша весов вновь качнулась. С темного неба буквально упал новый соратник Раша, всем корпусом толкнул одного из Жнецов, сбивая того с ног, и, взмахнув косами, отправил энергетический шар во второго. Магическое пламя ударилось о щит, рассыпаясь сотней ярких искр, но нападение дало Рашу время подняться и подобрать растерявшегося Спайка.

− Уходим! – крикнул оперативнику пегас, закрывающийся своим оружием от появившегося из темноты асассина. – Немедленно!

Команду Дарк Раш выполнил с удовольствием. Сгруппировавшись, он прыгнул вперед, нацеливаясь на следующую крышу. Боковым зрением он отметил, что пегас следует за ним, то и дело выпуская в сторону преследователей заклинания. Спецназовцы двигались параллельными курсами, стремительно нагоняя беглецов и готовясь к перехвату.

Что-то тонкое и чрезвычайно быстрое метнулось наперерез Жнецам, стоило им приземлиться на очередном скате. Среагировать на внезапно возникшее препятствие они не смогли, но если Раш просто полетел кувырком, то его союзник ухитрился довольно быстро вновь оказаться на ногах, разворачиваясь к новому, а точнее – старому противнику. Росчерк молнии высветил присоединившегося к погоне штурмовика с возвышающимися над ним, подобно готовым к броску змеям, цепями.

Раш затравленно огляделся: сражение с четырьмя спецназовцами ДКГ выглядело чистейшим самоубийством. Однако стоило тяжеловооруженному бойцу ступить на крышу, как облаченные в стандартные Образы Жнецы скрылись за пеленой теневой маскировки и покинули поле боя.

− Они просто играют с нами! – прорычал пегас, яростно проскрежетав лезвиями кос. – Отвлекают от поисков!

Ответить на это Раш не успел: цепи штурмовика плетьми обрушились вниз, выплескивая в стороны стремительный поток магической мощи…


Пинки Пай и Рэрити неспешно крались по молчаливым укутанным мраком улицам Понивилля, перемещаясь от укрытия к укрытию. Точнее, Рэрити кралась, периодически осаживая свою подругу, которая то и дело норовила ускакать вперед. Такой способ перемещения пришел в голову модельерше, здраво рассудившей, что при подавляющем качественном превосходстве противника попадаться ему на глаза будет не самым разумным решением.

− Смотри, смотри! – вдруг горячо зашептала Пинки, хватая не ожидавшую такого белоснежную кобылку в охапку и показывая куда-то вперед. Рэрити шикнула на розовую пони, призывая ту к тишине, но в следующее мгновение заметила скрывающийся за углом темный силуэт. В до боли знакомой шляпе с широкими полями. Не сговариваясь, кобылки бросились вперед, забывая про осторожность.

В опустившемся на улицы сумраке провал переулка, перед которым они затормозили, выглядел особенно неприветливо. Некстати разыгравшееся воображение Рэрити с легкостью превратило кирпичные стены в пасть неведомого ночного хищника, поджидающего ничего не подозревающую жертву.

− Ты чего? – нетерпеливо прыгала на месте Пинки. – Пошли, там же Эплджек.

Ничего не ответив, модельерша сделала пару шагов вперед. Ее рог засиял, слабый дрожащий огонек разогнал голодные тени и … высветил массивную черную фигуру в глубине улочки. Отпрянув, белая пони коротко вскрикнула. Переулок вновь погрузился во тьму…

… однако теперь она уже не была абсолютной. Во мраке парой угольков загорелись глаза, расположенные слишком высоко для обычного пони: их обладатель был как минимум такого же роста, как принцесса Селестия. А затем над ними миниатюрным солнцем загорелся сгусток алого пламени…

Полыхнула вспышка…

Из-за угла показалась Эплджек. Ее фигура дернулась, покрываясь рябью, поплыла, смазываясь в воздухе, и через мгновение посреди улицы показался сбросивший иллюзию Жнец…


Скрыться от преследователей Дарк Рашу помог счастливый случай. Сброшенный с крыши орудующим цепями штурмовиком, оперативник успел запустить уцелевший двигательный обруч полетной системы, выровняться, погасить скорость и успешно приземлиться на ноги. Вовремя сориентировавшийся дракон из последних сил выдохнул назад струю пламени, которая дала Жнецу лишнюю секунду форы и позволила углубиться в темный переулок.

Эта схватка многого стоила жеребцу: несколько армированных пластин были сорваны со своих мест, оставляя броню зиять искрящими ранами, Плеть Цербера бессильно повисла, лишенная подачи магической энергии, а на шлеме красовалась длинная глубокая царапина. Куда хуже обстояло дело с боевым духом. Слова неожиданного союзника глубоко застряли в мозгу Раша, и чем дольше он размышлял, тем более очевидным становилась их правдивость. Спецназу Департамента просто не было приказано серьезно браться за носительниц Элементов Гармонии и вставшего на их сторону оперативника, поэтому Жнецы, тратя лишь малую долю имеющихся у них сил и средств, филигранно удерживали противника от участия в охоте демона. Осознание этого факта вызывало у Раша неподдельную злость, которую, к сожалению, иначе как бессильной назвать было нельзя.

По всей видимости, госпожа удача, ставшая свидетелем выпавших на его долю испытаний, решила смилостивиться над жеребцом. Войдя в очередной переулок, Жнец сразу же обратил внимание на расположившийся неподалеку дом, на стене которого, под самой крышей, застыла кобылка оранжевого цвета, немыслимым образом удерживающаяся на вертикальной поверхности. Демон сохранял практически абсолютную неподвижность и, похоже, непрошенного гостя не замечал. Воспрявший духом Раш едва не бросился вперед, но тут же умерил свой пыл, вспомнив, что все основные средства нападения его Образа были выведены из строя, а в свою способность справиться с порождением Тартара в ближнем бою оперативник не очень-то верил. С другой стороны, бездействовать или долго размышлять тоже было нельзя. С каждой секундой промедления шанс на то, что захватившую тело Эплджек сущность обнаружат прочесывающие местность спецназовцы, многократно возрастал.

Конец мукам выбора положила сверкнувшая за домом яркая вспышка. Сияющий алым огнем сгусток магической энергии прошел впритирку со стеной, сорвав с нее облицовку, раскрошил часть кровли и сбросил демона вниз. Тот покатился по земле, подняв тучу пыли, и застыл почти напротив Раша. Серьезных видимых повреждений на занятом им теле не было видно, но прыти после падения у монстра поубавилось. Это и стало для него роковым. Едва слышно прошелестело в ночном воздухе, и в землю рядом с кобылкой вонзились артефакты-ограничители, тотчас засиявшие сетью магических нитей, притянувших тело и шею Эплджек к земле. Демон истошно заверещал и задергался, стараясь освободиться, но путы только усиливали нажим.

Все произошло настолько стремительно, что Раш не успел ничего предпринять, и теперь, глядя на скованное порождение бездны, горько усмехнулся ироничности сложившегося положения. Демон был всего в нескольких шагах от оперативника, но с тем же успехом мог находиться на другом конце света, потому что … на ближайших крышах из теней начали появляться фигуры Жнецов. Две, четыре, шесть… Семь бойцов спецназа ДКГ окружили жеребца, не оставляя ни малейшей надежды на сопротивление.

Заметив движение сбоку, Раш повернулся и оцепенел при виде нового действующего лица. Показавшийся из-за угла дома тяжеловооруженный спецназовец был выше любого из своих сослуживцев минимум на две головы, по габаритам превосходя даже единорога, вломившегося в библиотеку. Броня штурмовика усиливалась дополнительными навесными пластинами, ощетинившимися короткими толстыми шипами, а на конце хвоста красовалась трехлепестковая конструкция из серого металла, в глубине которой разгорался окутанный пламенем заряд магической плазмы. Дарк Раш, ранее видевший переносное штурмовое орудие только в учебном лагере, мгновенно проникся его мощью и неприятным ощущением нахождения под прицелом.

Мощная фигура штурмовика скрывала пони, державшихся прямо за ним, но когда спецназовец сместился чуть в сторону, занимая свое место в оцеплении, Раш увидел тех, кто следовал за ним – и обомлел. Еще два Жнеца вели пленных. У семенящих первыми Рэрити и Пинки Пай ноги были закованы в магические путы, не слишком тугие, чтобы не травмировать кобылок, но достаточные для того, чтобы сделать невозможным быстрое передвижение. Немного отставшая Рэйнбоу Дэш выглядела слегка потрепанной и то и дело морщилась от боли, ее крылья неуклюже застыли в полураскрытом положении.

Раш уже имел все основания считать, что хуже некуда, но вспышка фиолетового света над его головой, сопровождавшаяся громким хлопком, ясно показала его неправоту. Естественно, оперативник узнал заклинание телепортации и его творца. Несмотря на присутствие спецназа, он уже намеревался высказать ученице Селестии все, что думает о пренебрежении советами, но взглянув на прибывших пони, осекся. Твайлайт наоборот приняла его слова о сбоях в работе чар всерьез и… перемещалась вместе с Флаттершай, чтобы та могла ее подстраховать.

− Раш! – радостно воскликнула Твайлайт. – Что здесь…

Библиотекарша не закончила фразу, разглядев окружение из застывших изваяниями Жнецов и испуганно попятившись.

− Девочки… − пискнула Флаттершай, заметив плененных подруг.

Один из окружавших их Жнецов, облаченный в стандартный комплект снаряжения, вышел немного вперед. Спецназ ДКГ не наносил рунные комбинации на Образы, но Раш и так прекрасно понял, что с ними хочет пообщаться командир отделения.

− Мистер Раш, − спокойно обратился к оперативнику жеребец. – Вы лучше других должны понимать, что сопротивление бесполезно. Отойдите в сторону и дайте нам забрать контролируемого субъекта, иначе мы будем вынуждены применить силу.

Это был конец. У Раша не осталось ни одной, даже самой невозможной и безумной идеи, способной помочь им спасти Эплджек. Они могли, конечно, попытаться прямо сейчас напасть на спецназовцев, но сотрудник Департамента прекрасно осознавал всю бессмысленность такой атаки. Их оппонентам даже не придется напрягаться.

Не дождавшись ответа со стороны Жнеца, вперед выступила решительно настроенная Твайлайт.

− Если хотите забрать Эплджек, придется пройти через нас! – вызывающе бросила она, заставив Раша похолодеть. Более неподходящей к ситуации фразы он и придумать не мог.

Лязгнули металлом готовящиеся к бою Плети, бойцы спецотряда слегка подались вперед, в глубине нацеленного штурмового орудия начал разгораться плазменный шар. Командир Жнецов холодно усмехнулся и произнес:

− Предложение приемлемо…