Автор рисунка: Devinian
Вердикт Эпилог

Отчетные документы

Отчет о проведенной операции должен быть предоставлен непосредственному начальнику в течение двух суток с момента ее окончания…

Выдержка из инструкции по делопроизводству Департамента Контроля Грани

− Не могу поверить, что ее больше нет, − тихо произнесла Пинки, изо всех сил стараясь сдержать наворачивающиеся на глаза слезы. Стоявшая рядом Рэрити немедленно открыла свою украшенную драгоценными камнями седельную сумку и протянула подруге платок.

− Постарайся успокоиться, дорогая, − сказала модельерша. – Все не так плохо…

− Да ладно тебе, Пинки! – Голос лежащей на кровати Эплджек звучал строго, но на деле кобылка едва сдерживала смех. – Ну потерялась моя шляпа, с этим просто нужно смириться!

В первый раз с того вечера, когда им пришлось вступить в неравную схватку с подразделением специального назначения, все носительницы Элементов собрались в больничной палате своей подруги, не забыв взять с собой и Спайка. Сначала медсестра Рэдхарт даже категорически отказывалась пускать такую компанию целиком, но вскоре уступила многочисленным настойчивым уговорам, напоследок пригрозив посетителям, что немедленно выдворит их прочь, если они будут тревожить других пациентов.

− Вы мне лучше вот что скажите, − Эплджек приподнялась на подушке и устроилась поудобнее. – От Раша никаких вестей?

Обеспокоенные взгляды кобылок говорили сами за себя, но педантичная Твайлайт решила все же внести некоторую ясность.

− О нем ничего не было слышно с того момента, как он поднялся на борт корабля, − сообщила она, глубоко вздохнув. − Мы до сих пор не знаем, что с ним.

− Да хватит вам! – фыркнула Рэйнбоу Дэш, оглядывая своих погрустневших подруг. – Все с ним будет нормально! Он заговор раскрыл и вообще…

Закончить мысль ей не дал раздавшийся в палате тихий, но настойчивый стук. Недоуменно переглянувшись с остальными Элементами, Рэйнбоу открыла дверь и замерла, увидев на пороге Дарк Раша собственной персоной, одетого в неизменную форменную жилетку со значком Департамента. Оперативник прошел мимо оцепеневшего пегаса и усмехнулся:

− Эй, Рэйнбоу, выглядишь так, будто встретила саму Смерть!

Эта шутливая фраза словно сбросила оцепенение с кобылок и те мгновенно окружили Жнеца.

− Мы так рады тебя видеть! – счастливо улыбнулась Твайлайт.

− Да уж, приятель, − поддержала подругу Рэйнбоу Дэш, − мы подумали, что ты решил свалить, не попрощавшись.

− С тобой ведь все в порядке? – с нотками искреннего беспокойства поинтересовалась Флаттершай. – У тебя не было из-за нас неприятностей?

Несколько обескураженный таким теплым приемом, Раш даже попятился назад.

− У меня все хорошо, но вы мне оказываете столько внимания, что я сам начинаю чувствовать себя пациентом, − засмеялся он и, переведя взгляд на Эплджек, спросил: − Как себя чувствуешь?

− Достаточно хорошо, чтобы желать выбраться из койки, − заявила фермерша. – Но доктора продолжают меня здесь удерживать, постоянно рассказывая про какое-то там истощение и необходимость восстановить силы.

− Доктора плохого не посоветуют, − глубокомысленно изрек оперативник, подходя ближе к кровати, и хитро оглядел присутствующих. – Я, собственно, зачем зашел: у меня есть официальное объявление!

Осмотревшись и убедившись, что никто посторонний их не видит, Жнец открыл пространственный карман и извлек из ячейки тонкую стопку листов, на первом из которых явно угадывались какие-то печати и несколько размашистых подписей.

− Мне это уже не нравится, − пояснил свою позицию Спайк, с некоторой опаской рассматривая бумаги.

− Все в порядке, напарник, − успокоил дракончика Раш. – Не все официальные документы приносят неприятности. Точнее, все, но только на этапе составления.

Удерживая документ перед глазами телекинетическим полем, сотрудник Департамента прокашлялся и торжественным голосом начал зачитывать его содержание.

− Решением специальной комиссии Тартара мисс Эплджек была признана, − оперативник сделал короткую паузу, − невиновной в нарушении положений Вита-Акта! Обвинения полагаются снятыми с момента подписания данного протокола.

− Долго же им пришлось для этого раздумывать, − проворчала Рэйнбоу Дэш. – Как будто кто-то в здравом уме сможет, взглянув на нашу Эплджек, обвинить ее в связях с темной магией…

Раш ничего не ответил. В тот злополучный вечер он был абсолютно уверен, что командование уже не успеет осознать совершенную ошибку…


Лязгнули металлом готовящиеся к бою Плети, бойцы спецотряда слегка подались вперед, в глубине нацеленного штурмового орудия начал разгораться плазменный шар. Командир Жнецов холодно усмехнулся и произнес:

− Предложение приемлемо…

Дарк Раш, едва сумев подавить малодушное желание зажмуриться, взглянул на приготовившихся к стремительному броску Жнецов, но в этот момент … в пространстве что-то изменилось. Едва заметно, практически неуловимо. Окружившие их спецназовцы не сдвинулись с места, только командир отделения слегка склонил голову вбок, словно к чему-то прислушиваясь: кто-то связывался с ним по ментальному каналу.

− Код подтверждения? − По всей видимости, сказанное невидимым собеседником настолько поразило командующего, что он не заметил, как произнес это вслух.

В следующее мгновение странное ощущение вновь посетило Раша, но на этот раз оно было ярким, отчетливым. Сверху потянуло чужим колючим ветром, небо, скрытое барьером ДКГ, будто потяжелело, грозя обрушиться, раздавить, стереть в мелкую пыль. Подняв голову, Жнец пристально всмотрелся в черноту ночи и увидел…

Гигантская крылатая тень размером с зависшую неподалеку «Колесницу», прорвала границу купола подавления и начала медленно снижаться. Опускаясь по пологой спирали, нечто приближалось к группе пони размеренно и неторопливо, словно хищник, уверенный в том, что его добыче не суждено от него скрыться; от тела создания, будто сотканного из лоскутов мрака, то и дело отрывались маленькие части, мгновенно сливающиеся с темнотой и делающие ее еще более непроглядной. С каждым взмахом крыльев, отправляющим вниз волну обжигающего холода, существо уменьшалось в размерах.

Сомнения Раша, уже не знавшего, что и думать, разрешил командир группы спецназа, коротко бросивший своим подчиненным:

− Глава внутри периметра. Обеспечить прикрытие.

Жнецы молниеносно заняли позиции, позволяющие при необходимости защитить вновь прибывшего от любой возникшей угрозы, а Дарк Раш понял, что ситуация запуталась еще сильнее, хотя несколько секунд назад казалось, что дальше уже некуда. «Что Бэк Стэб здесь забыл?» − подумал оперативник, разглядывая приближающуюся тень.

Сгусток крылатой тьмы завис невысоко над разглядывающими его пони и неожиданно ринулся вниз, ударяясь о землю, рассыпаясь мириадами невесомых осколков и выпуская на свободу темную фигуру. Провалом в бездну, жадно поглощающим любой, даже самый слабый намек на свет, выделилась в ночи иссиня-черная броня, угрожающе поднялось массивное зазубренное лезвие, украшенное мелкой перевязью символов, инфернальный огонь вспыхнул в глазницах вытянутого боевого шлема, осветив пять ранговых комбинаций. А в следующий миг Рашу довелось пережить еще одно потрясение, потому что маска Верховного Жнеца, зарябив, растворилась в прохладном воздухе, и из-под нее на Понивилль взглянули глаза Скай Шэдоу.

− Командующий, − обратился пегас к старшему группы специального назначения, − я прибыл, чтобы лично довести до вас новые вводные. Ваш код подтверждения.

Всего на секунду оба Жнеца замерли, пока Глава Департамента передавал по защищенному каналу специальную кодовую последовательность. Без нее спецы ДКГ не выполнили бы команду, даже в его присутствии.

− Отделение, отбой, − приказал своим бойцам командир после получения кода, быстро оправившись от удивления, вызванного прибытием непосредственного начальника и фактом смены этого самого начальника. – Освободить пленных, оказать помощь раненым. Экзорцистов сюда.

Совершенно огорошенный происходящим, Дарк Раш даже не сразу смог отреагировать, когда услышал обращенную к нему речь Главы Департамента.

− Мистер Раш, можно вас на минутку? – терпеливо повторил Скай Шэдоу, очевидно, оценив состояние своего подчиненного.

Оперативник опомнился, неуверенно кивнул и отправился к Верховному Жнецу. Оглянувшись на ходу, он увидел, как спецназовцы освобождают Рэрити и Пинки Пай от оков, как один из бойцов приближается к Рэйнбоу Дэш и парой тычков возвращает ее крыльям прежнюю подвижность. Под прикрытием Жнеца со штурмовым орудием еще два жеребца склонились над притихшим демоном для проведения ритуала изгнания.

Шэдоу взглянул на нервно озирающегося сотрудника, и у него против воли вырвался тихий смешок.

− Тебе привет от Бэкграунда, − сообщил он. – Да уж, заставил ты нас понервничать…

− Простите… А что вообще происходит? – спросил Раш, от растерянности позабывший, как обращаться к старшему по званию. Впрочем, новоиспеченный Глава ДКГ либо не заметил этого, либо талантливо притворился.

− В двух словах и не опишешь, − задумчиво потер подбородок Шэдоу. – Если вкратце: в Департаменте сменилась власть, я пока что занял должность исполняющего обязанности Верховного Жнеца. Ненадолго…

Хищная усмешка, скользнувшая в голосе жеребца, позволила Рашу предположить, что бывший глава оперативного отдела не сомневается, что его новая должность скоро станет постоянной.

− Операция, развернутая Бэк Стэбом против носителей Элементов Гармонии, признана нелегитимной, сам он сейчас под следствием, − продолжил пегас. – И чтобы завершить эту историю, нам понадобится твоя помощь.

Встретив непонимающий взгляд подчиненного, Верховный Жнец пояснил:

− Твои показания, Раш, вкупе с данными, собранными во время расследования. Ты проделал отличную работу, Жнец. Я горжусь тобой, и Бэкграунд горд не меньше. Пора сделать последний ход…


− Эй, Раш! – Оперативник встрепенулся, выныривая из воспоминаний, и посмотрел на окликнувшую его Эплджек. – Дальше-то что было?

− А что дальше? – пожал плечами Жнец. − Весь следующий день я давал показания специальной комиссии. Они внимательно просмотрели все собранные мной данные, выслушали историю о нападении группы спецназа и приняли решение о закрытии дела. А после я отпросился у начальства, чтобы сообщить вам последние новости и … попрощаться.

Радость, почти что видимым искрящимся коконом укрывшая кобылок с того момента, как Раш появился в больнице, дрогнула и затухла.

− Но… мы же еще увидимся? – с надеждой спросила Пинки Пай.

− Знаете, последние несколько дней доказали, что случиться может почти все, что угодно, − мрачновато усмехнувшись, проговорил оперативник. – Но, если учесть, что Жнецы посещают мир живых только по служебной необходимости, то я пожелал бы, чтобы наша следующая встреча состоялась как можно позже… Или, чтобы начальство настолько меня ценило, что периодически давало бы отпуск.

− Эй, а разве это не так? – взвилась Рэйнбоу. – Ты ведь нашел причину неполадок этих ваших таймеров. Разве за это поощрение не полагается?

Раш ненадолго задумался.

− А действительно! – с энтузиазмом кивнул он. – Наше открытие произвело, не побоюсь этого слова, фурор среди исследователей глубинных принципов функционирования Вита-Таймеров. Лимит с тех пор не вылезает из-за стола, все что-то высчитывает. О том, что он вообще двигался, свидетельствует только растущая вокруг него гора бумаг!

Жнец на мгновение замер, что-то вспомнив, и вновь открыл воронку пространственного кармана.

− Кстати об исследованиях, − сказал он, наблюдая за появляющимся из портала большим прямоугольным свертком. – Сами понимаете, с компенсациями морального ущерба в ДКГ дело поставлено не очень, но на сей раз мой шеф настоял.

Оберточная бумага, повинуясь мысленной команде Раша, разорвалась на части, и яркий свет упал на обложку тяжелой книги. Ее поверхность блестела серым металлом, украшенным искусным орнаментом, посередине сверкнула двумя драгоценными камнями эмблема Департамента. Кобылки с любопытством переводили взгляды с необычного фолианта на Жнеца.

− Это, если можно так выразиться, коллекционное издание Большой Энциклопедии Тартара – самого крупного хранилища несекретных сведений о мире Усопших, − пояснил Дарк Раш, проводя копытом по торцу книги и открывая запирающие ее замки. – После проведенной реорганизации отдела информационного обеспечения наша типография уже начала массовый выпуск издания в виде брошюр, но вам достался более продвинутый вариант. Кроме того, я добавил туда кое-что из своих наблюдений... Думаю, она послужит достойным пополнением библиотеки Понивилля.

− Спасибо, − прошептала Твайлайт, принимая книгу и благоговейно ее рассматривая, вызвав порцию смешков от окружающих .

− Надеюсь, ее прочтение убережет вас от попадания в неприятности. Хотя бы ненадолго…

Носительницы Элементов рассмеялись, но прозвучал этот смех не очень весело, скованный близостью неизбежного расставания. На некоторое время в палате воцарилась гнетущая тишина, а затем Раш тяжело вздохнул:

− Что ж, мне пора…

Он медленно подошел к Пинки Пай и, тепло улыбнулся ей.

− Пинки, я хотел бы поблагодарить тебя за те воспоминания, − сказал оперативник и хмыкнул, словно вспомнив что-то смешное. – За время работы комиссии я успел подсадить на кремовый торт нескольких аналитиков и того единорога-штурмовика, специалиста по работе с цепями. Он просил передавать тебе привет.

Под аккомпанемент раздавшегося смеха Пинки шутливо отдала воинское приветствие.

− Всегда пожалуйста! – приосанилась она. – Обращайся, у меня еще много рецептов в запасе.

Дарк Раш, тем временем, повернулся к смущенно переминающейся с ноги на ногу Флаттершай.

− Я надеюсь, что Эйнджел не будет доставлять тебе много проблем, − произнес он, подмигивая пегасу. – Но если что… Ты всегда можешь напомнить ему о моем визите!

Губы Флаттершай тронула едва заметная улыбка, и кобылка согласно кивнула, а Раш взглянул на стоявшую рядом Твайлайт.

− Я уверен, что если есть кто-то, способный решить проблему бессмертия способом, который не заставит Оперативный отдел отправить по его душу боевую группу, то это ты, − Польщенная ученица Селестии слегка покраснела от похвалы. − Только постарайся отложить это на пару-тройку лет, я только начал осваиваться на новой работе.

Раш слегка нагнулся, чтобы оказаться на одном уровне со Спайком.

− Мы с тобой отлично поработали, напарник, − твердо сказал оперативник, глядя ассистенту Твайлайт в глаза. – Никогда не думал, что скажу подобное дракону, но из тебя вышел бы отличный Жнец!

− Будто ты сомневался! – усмехнулся Спайк, сжимая пальцы в кулак и стукая им о протянутое копыто. – Было весело!

Подойдя к Рэрити, которая успела отобрать у Пинки платок и теперь пыталась скрыть наворачивающиеся на глаза слезы, Раш легко тронул ее за плечо.

− Твоя сестра – прекрасный жеребенок! – сказал он. – Глупо было бы надеяться, что история о Пожирателе Душ навсегда оградит вас от ссор, но даже если они будут случаться, просто вспомни о том, как Свити бросилась спасать тебя от Древнего демона Тартара.

− Спасибо… − прошептала модельерша, а Жнец уже подходил к Рэйнбоу Дэш, которая изо всех сил старалась показать, что ее грядущее прощание нисколько не заботит.

− Когда мы столкнулись в небе над Понивиллем, − вспомнил Раш, обращаясь к радужногривому пегасу, − ты сказала, что вряд ли смогла бы повторить мой маневр уклонения. Лично я считаю, что ты неправа. Ты – лучший летун из всех живущих, кого мне довелось повидать, а я – всего лишь везунчик с магическими штучками. Очень крутыми штучками, но все же…

Рэйнбоу польщенно зарделась, а Дарк Раш, слегка помедлив, приблизился к кровати фермерши.

− Знаешь, Эплджек, у нас в Департаменте бытует мнение, что, в какие бы переделки ты не попадал, сколько бы боевых выходов не пережил, первое задание запоминается навсегда, − проговорил он, собравшись с мыслями. – Благодаря тебе и твоим подругам свою первую миссию в качестве Жнеца я точно запомню. И эти воспоминания будут счастливыми. Знаю, что подобные слова не очень-то похожи на образцовый комплимент для кобылки, но ты была отличным контролируемым субъектом!

Эплджек мягко улыбнулась, приподнялась над подушкой, притянула жеребца к себе и поцеловала в щеку.

− Спасибо, что вытащил меня… − тихо произнесла она.

Смущенный Раш направился к двери, радуясь, что его воплощенное тело лишено возможности краснеть. Обернулся, оглядывая кобылок. Вновь из его кьюти-марки выплеснулась тень, жидкая тьма обволокла жеребца, взвилась в воздух, подобно черному пламени, и тут же опала, оставляя хозяина облаченным в обновленный, исправленный техниками Департамента Образ. Замигали, дрогнув, лампы, померк дневной свет, проникающий в палату через окно, но на этот раз Элементы не почувствовали могильного холода. От фигуры Жнеца тянуло легким освежающим бризом.

Дарк Раш подтянул сложенное лезвие Плети Цербера к груди и склонил голову в знак уважения.

− Тени усопших на бескрайних просторах Тартара приветствуют носительниц Элементов Гармонии, − переиначил он древнее обращение. – Удачи вам, девочки. Берегите себя…

Порыв ветра пронесся по комнате, растворяя Жнеца в темноте, и в следующий миг он бесследно исчез. Дрогнули потревоженные движением воздуха занавески, и в палате воцарилась тишина.

− Смотрите! – вдруг воскликнула Рэрити, обращая внимание подруг на прикроватную тумбочку, поверхность которой накрыло полотно мрака. Черное покрывало задержалось всего на мгновение, а когда схлынуло, на его месте лежала широкополая шляпа…


Дорогая принцесса Селестия!

За последние несколько дней мы узнали о дружбе кое-что новое там, где не рассчитывали найти даже намека. Оперативник потусторонней организации, Жнец, казавшийся нам сначала воплощением мрака и ужаса, а затем – бездушным чиновником, встал на нашу защиту перед силами, многократно превосходящими его собственную. Пошел против группы подготовленных бойцов, потому что верил в нашу невиновность.

Мы обрели нового друга, надежного товарища, и поняли, что для настоящей дружбы не существует никаких преград. Вместе друзья могут преодолеть что угодно, и грань между мирами живых и усопших – тому подтверждение.

Ваша верная ученица,

Твайлайт Спаркл.

− Входящая корреспонденция, принцесса? – раздался позади Селестии хриплый голос, и, повернувшись, она увидела приземляющегося на балкон Жнеца, угрожающе вращающего боевыми косами.

− Я смотрю, тебе понравился этот образ, − усмехнулась Солнечная Принцесса. – Настолько, что ты почти целый день его не снимаешь.

Боевик Департамента вздохнул, его фигура засияла расплавленным серебром, и мгновением позже на его месте возникла Луна.

− Тебе не понять, сестра! – вдохновленно жестикулируя, заговорила Лунная Принцесса. – Это напомнило мне о тех днях, когда тренеры учили нас сражаться, я уже давно не чувствовала такой свободы! Помнишь, как говорила мне, что серпы – неподходящее оружие для королевской особы?

Селестия, смеясь, приобняла темного аликорна крылом.

− Я была молодой и глупой, − повинилась она, и раскаяние в ее голосе прозвучало настолько искренне, что Луна рассмеялась.

− Твайлайт прислала письмо? – спросила принцесса ночи, заметив свиток пергамента, удерживаемый золотистой аурой.

Вместо ответа сестра передала ей бумагу. Луна бегло просмотрела послание.

− Знаешь, я бы вынесла из произошедшего более полезный урок – никогда не иметь дел с бюрократами, − подытожила она. – А насчет остального… Еще неделю назад я считала нонсенсом расположение слов «Жнец» и «дружба» в одном абзаце. Но Раш… Он действительно достойный сотрудник ДКГ, тот, кто еще помнит, для чего их организация была создана. Он почти без колебаний выступил против спецназовцев, а ведь даже мне было нелегко сражаться с ними.

− Мне он тоже сразу понравился, − проговорила Селестия задумчиво, и ее состояние не укрылось от проницательного взора ночной принцессы.

− Тебя что-то беспокоит? – с участием поинтересовалась она.

− Что ты можешь сказать о бойцах спецподразделения Департамента? – неожиданно сменила тему старшая правительница Эквестрии. Луна ненадолго задумалась.

− Они очень хороши, − сказала она после паузы. – Настолько хороши, что мне даже не верится, что они не участвовали в боевых операциях шесть сотен лет. Их тактика, боевые навыки, вооружение – все претерпело значительные изменения в лучшую сторону. Еще немного и мне пришлось бы раскрыть себя, чтобы противостоять им. Повезло, что Шэдоу успел остановить атаку.

Принцессы медленно вышли на балкон, прямо под лучи дневного светила. Луна в очередной раз внимательно посмотрела на сестру, пытаясь угадать, что именно ее так взволновало.

− Скажешь, в чем дело? Их прогресс теперь не должен тебя так сильно заботить. Новое руководство ведь отменило Акт Изоляции, и теперь научно-технический обмен вновь возможен.

Селестия, напряженно всматривающаяся вдаль с балкона, немного помедлила, а потом произнесла:

− Меня не отпускает ощущение того, что я упустила нечто важное во всей этой истории. Что на самом деле все происходило не так, как кажется на первый взгляд.

Луна нахмурилась, не понимая, о чем толкует Солнечная Принцесса.

− Пояснишь? – попросила она.

− Смотри: после очень длинного перерыва Департамент отправляет своего сотрудника на задание, где он сразу же сталкивается с последствиями отсутствия информационного обеспечения, − медленно, будто заново обдумывая каждое из цепочки описываемых событий, заговорила Селестия. − Это служит для группы недовольных руководством Бэк Стэба Жнецов сигналом для того, что пора готовить решающий удар, и Скай Шэдоу, возглавляющий их, обращается ко мне за помощью, справедливо полагая, что я не откажусь поучаствовать. Заручившись моей поддержкой, они скрывают личность контролируемого субъекта от Бэк Стэба, чтобы не дать ему сорвать операцию, и ожидают, пока Раш не закончит расследование, которое должно было закончиться оправдательным вердиктом. Но тут включается неучтенный фактор: кто-то из преданных Главе сотрудников докладывает ему о происходящем, тот, находясь в жестоком цейтноте, отправляет спецназ с заданием скомпрометировать Эплджек. Это заставляет Жнецов форсировать события, мы успеваем связаться со Старейшинами и отозвать спецгруппу. Все кончено, все довольны. События прекрасно укладываются в логическую цепочку…

Селестия на секунду прервалась, а когда продолжила, в ее голосе ясно чувствовались нотки раздражения.

− Тогда почему я чувствую себя так, словно стала участницей прекрасно разыгранного спектакля?..


Временно исполняющему обязанности

главы оперативного отдела ДКГ

Жнецу первого класса Бэкграунду…

…в ходе проведения ментального сканирования ближайшего окружения контролируемого субъекта признаков, прямо или косвенно указывающих на возможность нарушения им положений Вита-Акта, обнаружено не было. Негативных эмоциональных реакций не замечено. Результаты исследования эмоционального тренда приведены в приложении 2…

…признаков применения запрещенных магических воздействий обнаружено не было. Сеть датчиков исправно функционировала все время расследования, и вышла из строя во время Инцидента 2-087…

…был послан запрос на глубинное исследование субъектного интерфейса Вита-Таймера… результаты исследований были доложены специальной комиссии…

Раздраженно выдохнув, Дарк Раш отодвинулся от края рабочего стола и поднял глаза на потолок. Настольная лампа маяком в бурном море сияла посреди темного пустого офиса, поддерживаемая лишь светом искусственной луны за окном. Когда-то давно, только поступая на службу в Департамент, Раш удивлялся, почему его сотрудники по вечерам расходятся, ведь никто из них не нуждался во сне и отдыхе. Уже после, набравшись опыта, он осознал, что отсутствие физической усталости не ограждает от усталости ментальной, что смена деятельности периодически необходима каждому.

Оперативник вновь взглянул на незаконченный отчет. Парадокс, но трепетно относящийся к инструкциям Раш, обожавший изучать нормы и разнообразные справочники, терпеть не мог официальные документы составлять. Именно поэтому в свое время он стремился перевестись из отдела статистики.

− Что, дело застопорилось? – спросили из темноты, и повернувшийся жеребец увидел шагнувшего в круг света Бэкграунда.

− Добрый вечер, босс, − поприветствовал начальника Раш и отодвинул подальше стопку листов. – Да, я застрял окончательно.

− Знаю, знаю, как ты к отчетным документам относишься, − понимающе закивал Координатор. – Ну-ка, давай глянем, что у тебя вышло…

С этими словами единорог пододвинул к себе незавершенный отчет и быстро пробежал его глазами.

− И кто только научил тебя этой жуткой канцелярщине? – фыркнул Бэкграунд и тут же стукнул себя по лбу. – А, конечно… Одним из твоих учителей был я. Ладно, давай вот как поступим. Расскажи мне о миссии, просто, без протокола.

− И отчет не надо будет писать? – оживился было Раш, но Координатор быстро похоронил его надежды.

− Еще чего! – хохотнул он. – Мне ведь потом тоже отчитываться. Говорил же я тебе, бумажная работа перенесет все, что ты попробуешь ей противопоставить, так что смирись и рассказывай.

Дарк Раш помедлил с минуту, собираясь с мыслями, и медленно заговорил.

− Ну, сначала я сильно растерялся. Не ожидал, что про нас никто не знает… Да что там говорить, я был растерян практически все время задания, за исключением моментов, когда работал с мемами! До сих пор удивляюсь, как при всем при этом нам удалось выкрутиться!

− Нам? – зацепился за фразу единорог, и Раш пояснил:

− Мне и носительницам Элементов Гармонии.

− И что скажешь о них? – с явным интересом спросил Бэкграунд.

Почему-то Раш был абсолютно уверен, что рано или поздно этот вопрос прозвучит, и несколько его опасался, но, несмотря на эти опасения, ответил:

− Я не знаю, по каким причинам Селестия выбрала их для выполнения этой миссии, но выбор был верным. Эти кобылки олицетворяют собой все то, на чем основаны идеи гармонии и дружбы. Они горой встали на защиту своей подруги от группы спецназовцев, подготовленных в десятки раз лучше обычных Жнецов, хотя до этого не смогли ничего противопоставить одному мне. И они не дрогнули до самого конца, даже в те моменты, когда я сам был убежден, что все потеряно. Я горд тем, что могу назвать их своими друзьями.

− Друзьями… − пробормотал Координатор, смакуя это слово, пробуя его на вкус. – Раш, позволь я задам тебе вопрос не как начальник и даже не как коллега, а просто как умудренный долгой жизнью и еще более долгой работой после смерти единорог. Тебе не кажется, что наличие друзей – непозволительная роскошь для пони нашей профессии?

А вот этот вопрос Раш предугадал с точностью до формулировки, до малейшей интонации. И ответ на него точно знал.

− Я понимаю, что именно вас интересует, босс, − улыбнувшись, сказал оперативник. – Смог бы я выполнить задание, если бы оказалось, что Эплджек виновна, так? Мой ответ – да, смог бы. Просто потому, что, окажись она или кто-то из ее подруг виновными, мы бы не подружились. Они были бы другими. А в своих друзьях я уверен.

Жнец открыто взглянул Координатору в глаза. Тот некоторое время молчал, серьезно обдумывая сказанное.

− Знаешь, Раш, забудь, − махнул Бэкграунд копытом. – Я всего лишь старый брюзга, который слишком рано стал консерватором. На самом деле, тебе очень повезло, немногим из сотрудников Департамента удается обрести настоящую дружбу… А теперь… бросай-ка этот отчет и иди отдыхать!

Раш удивленно взглянул на начальника, не уверенный, что верно его расслышал, но Бэкграунд быстро развеял его сомнения.

− Ты понял меня правильно, − усмехнулся единорог. – Считай это приказом. Я разрешаю тебе сдать документы через пару дней, твое задание было слишком … непредсказуемым.

− Спасибо, босс, − с энтузиазмом вскочил Раш, с наслаждением потягиваясь. − Мне действительно нужно отвлечься. А вы?

− Я еще немного побуду здесь, − сказал Бэкграунд. – Не волнуйся.

Раш уже собирался уходить, но задержался и повернулся к шефу.

− Знаете, в этой истории меня удивляет один момент, − начал он и, дождавшись заинтересованного кивка Координатора, продолжил: − Я понимаю, что после того, как Бэк Стэб узнал о личности контролируемого субъекта, времени у него было очень мало… Но все-таки не верится, что он отдал приказ заразить Эплджек демонической сущностью. Как-то это слишком … грубо. Проще было дать спецам подписанное заключение о виновности, дать мне поверить, что разбирательство будет продолжено. Я бы сам с ними пошел, надеясь, что собранные мной доказательства помогут изменить вердикт.

На самом деле, сомнения у Жнеца вызывало еще кое-что. При всем уважении к Скай Шэдоу, которого он знал как отличного бойца и опытного полевого командира, оперативник не замечал за ним таланта стратега, позволившего провернуть такую комплексную операцию. Однако эту мысль Раш благоразумно придержал.

− Что я могу сказать, − пожал плечами Бэкграунд. – У меня есть предположение. Когда слишком долго находишься у власти, создается чувство ложной неуязвимости, непогрешимости. Начинаешь думать, что остальные настолько глупее тебя, что не смогут разгадать твоих действий, даже если они просчитаны лишь поверхностно. Возможно, Бэк Стэб стал жертвой именно такого заблуждения.

Координатор явно собирался добавить что-то еще, но передумал, и слишком резко, на взгляд Дарк Раша, сменил тему:

− В общем, теперь это неважно. Главное – мы справились с этим, и ты внес огромный вклад в наше дело.

Раш благодарно кивнул, довольно ухмыляясь, и попрощавшись, отправился к выходу. А Бэкграунд, глядя ему вслед, пробормотал так тихо, чтобы удаляющийся жеребец не услышал его слов:

− Да, мы справились. Нужно было только все правильно рассказать.

Шаги оперативника еще затихали в отдалении, когда из окружавшей освещенный рабочий стол темноты позади Координатора появился облаченный в Образ Жнец.

− Твой протеже довольно сообразителен, − заметил незнакомец. – Это не доставит нам проблем?

− Не думаю, − покачал головой Бэкграунд. – Раш очень умен, но реальный вариант развития событий ему и в голову не придет.

− Идеалист? – В голосе неизвестного четко прослеживалось нечто похожее на презрение.

− Нет, он прекрасно понимает и принимает то, что Департамент, как и любая бюрократическая организация, не может обойтись без подковерных интриг, − ответил Координатор, довольно, даже гордо улыбаясь. – Вот только он искренне верит в то, что они могут быть отринуты в тот момент, когда пони находятся в опасности. А ведь на самом деле, когда ставкой является жизнь, игра только обостряется…

Бэкграунд встряхнулся, прерываясь, едва заметно мотнул головой, отбрасывая ненужные в данный момент мысли, и всем корпусом повернулся к вновь прибывшему.

− Ладно, довольно лирики, − деловито произнес он. – Что там по делу Твиста? Отрадно, конечно, что нам не пришлось самим выбирать того, кто «выдаст» нас Бэк Стэбу, но то, что наш волонтер собирался навестить начальство раньше, чем следовало по плану, могло сорвать всю комбинацию.

− О, тебе понравится, что нам удалось накопать, − уверенно заявил Жнец. – Ты зря назвал Твиста волонтером: на него серьезно надавили, и сделал это кто-то из верхнего мира.

Координатор недоверчиво моргнул, не веря своим ушам.

− Шутишь? – изумился он, глядя на скрытого темнотой собеседника. – То есть, в Эквестрии появился кто-то влиятельный настолько, что смог добраться до сотрудника ДКГ? Как, кстати, этому новичку удалось?

− Семья, − отрезал неизвестный, и в этот раз презрение в его голосе звучало куда более отчетливо. – С момента его поступления на работу в Департамент сменилось два поколения, но он все равно привязан к своим предкам. Мы пытались выследить организатора, но смогли вычислить только пару низших звеньев: тот, кто стоит за этим, очень серьезно подошел к заметанию следов.

− Итак, на поле новый игрок, − подвел итог Бэкграунд. – И он явно не поклонник Селестии, иначе, зачем ему было пытаться сохранить оппозиционное начальство ДКГ на посту. Что ж, посмотрим, как этим распорядиться. В случае чего, мы всегда сможем познакомить новичка со спецназом.

− Кстати, о спецназовцах, − вспомнил незнакомец. – К чему был этот ход с группой захвата и «Казематом»? Зачем было заражать субъекта?

− Все предельно просто, − с нотками превосходства пояснил Координатор. – Раш был абсолютно прав: Бэк Стэб не стал бы действовать так грубо, а нам нужно было удостовериться, что ему никак не удастся выкрутиться, когда все всплывет. Отправка спецназа на перехват контролируемого субъекта не является нарушением устава, особенно с учетом того, что аномалии таймера действительно имели место. А вот подлог – является, и серьезным. Стэб вполне мог остаться на посту, обвини мы его только в недостаточной работе с информационным отделом. А так – небольшое заклинание раздела Теней Разума, и дело в шляпе.

− Не боялся, что Бэк Стэб мог это опровергнуть? – поинтересовался собеседник.

− Опровергнуть? – Губы единорога искривила хищная усмешка. – Видишь ли, главное в политике – восприятие. Слишком много правдивых, проверенных фактов было предоставлено Старейшинам, и в их свете один ложный факт также казался истинным. Я предполагал, что возражений Стэба никто не стал бы слушать, и оказался прав. Кроме того, ты же знаешь, что с точки зрения непосвящённого «организатором» всей операции представляется Скай Шэдоу, так что в случае срыва отвечать пришлось бы ему.

Жнец медленно кивнул, показывая, что понял ход мыслей Бэкграунда.

− Как там продвигается инвентаризация проектов? – в свою очередь задал вопрос Координатор. – Долго еще осталось?

− Если сохраним темп, закончим дня через два, − не задумываясь, отрапортовал по-прежнему прячущийся в тени жеребец. – Кстати, эту твою инициативу я тоже не совсем понимаю. Что именно ты хочешь найти?

− О, очень интересная тема. Как думаешь, зачем я подтолкнул Шэдоу к отмене Акта Изоляции? − загадочно протянул Бэкграунд и, не дожидаясь ответа, продолжил: − Видишь ли, Селестия умна, хитра и при этом очень любопытна. Запрет обмена научно-технической информацией для нее является сильнейшим раздражающим фактором, и не так давно я обнаружил, к чему это приводит. Оказалось, что часть наших проектов уплыла на сторону.

− Шпионаж, значит… − утвердительно произнес Жнец. – И что ей удалось добыть?

− В основном мелочь, − ответил Координатор, − но одним из утекших проектов оказался «Радужный Мост». Возникают какие-либо ассоциации?

− Погоди-ка… − вскинулся незнакомец, ошарашенный мелькнувшей догадкой. – Ты хочешь сказать, что наблюдаемая научным отделом постоянно повышающаяся напряженность магического поля и возросшая активность точек перехода…

− Я почти уверен, − одобрил направление мыслей своего визави единорог. – Думаю, что Селестия выкрала проект, передала его своим ученым, а те в чем-то напортачили. Это может нам серьезно аукнуться. Именно поэтому я хочу убедиться, что больше ничего опасного не попало в копыта к Эквестрийским научникам.

Незнакомец молча кивнул и повернулся, чтобы уйти, но остановился, снова обращаясь к Бэкграунду.

− Еще один вопрос, если позволишь, − сказал Жнец. – Скажи, тебе никогда не бывает обидно, что благодаря разработанной и осуществленной тобой операции на пост Главы взошел Скай Шэдоу? Я понимаю, что в этом и заключался план, что таким образом ты обезопасил себя, но все же?..

− Ты так и не понял, верно? Странно, я думал, что для Жнеца это должно быть очевидным, – улыбнулся Бэкграунд. – Тот, кто находится на свету, никогда не обладает настоящей властью. За ним постоянно наблюдают, его оценивают, на него обращают внимание правители, подобные Селестии. Это ограничивает, загоняет в рамки. Но вот если ты остаешься в тени… Скай Шэдоу хороший командир, но ему не чуждо тщеславие, и поэтому он легко смог представить себя лидером, организатором, поэтому он вышел на свет. Я видел много таких пони, и уверен, что увижу еще больше. И те, кто по-настоящему вершат судьбы мира, всегда останутся за их спинами, в густой темноте…