День кьютимарки

Малышке Эпплблум наконец пришла пора получить свою кьютимарку. Но у семьи Эпплов на этот счёт есть одна давняя традиция...

Эплблум

Письмо Любимому Брату

Вернувшись в Понивиль после свадьбы в Кантерлоте, Твайлайт решает написать письмо Шайнинг Армору, своему любимому брату, Лучшему Другу Навсегда...

Твайлайт Спаркл Шайнинг Армор

Доктор Дерп!

Приключения Доктора и его очаровательной компаньонки Дерпи в пространстве и времени, версия сериала "Доктор Кто" в мире MLP:FiM.

Дерпи Хувз Другие пони Доктор Хувз

Ja.S.T.A.

Четверо пегасов, обучающихся в летной школе Клаудсдейла пытаются создать свою собственную команду.

Первый снег

Сегодня вспоминаем осенний тлен, любимый возраст последних романтиков, на которых постлетняя депрессия давит особенно сильно, а так же замечательный фильм "Игра".

Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Устами жеребёнка

Динки навещает маму в больнице, но, похоже, что-то не так...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Скуталу Дерпи Хувз

Бриз, приносящий мечту...

1 рассказ: Бон-бон, обыкновенная робкая пони, влюбляется... Чем же закончится ее любовь? 2 рассказ: Скуталу мечтает научиться летать, но боится, что ее увидят за этим занятием одноклассники... 3 рассказ. Чирайли берет в библиотеке казалось бы неприметную книжечку....

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Биг Макинтош Диамонд Тиара Черили Хойти Тойти Принц Блюблад Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони

Свет далёкой звезды

Марбл Пай пронесла свои первые счастливые воспоминания через всю жизнь. Пусть даже значительная часть этой жизни прошла в пустом и неприветливом пространстве… Кто знал, что было бы, если б эта жизнь сложилась иначе?..

Биг Макинтош Марбл Пай

Судьба, связавшая миры

Некоторые верят в судьбу, что поделать. Верят в то, что где-то есть их вторая половинка, предназначенная им. И неважно, как далеко они находятся друг от друга, они всё равно встретятся, чтобы никогда больше не расставаться. Ну а что, если эти две личности живут в разных мирах?..

Другие пони Человеки

Рассказы у костра

Здравствуй, путник! Присядь у костра с нами, отдохни. Раздели с нами еду и питье. Расскажи историю из мест где ты побывал. Или, если не хочешь, послушай других. Уверен, какой-нибудь рассказ затронет струны твоей души. В конце концов, такая ночь как нынешняя поистине волшебна. И кто знает, кто еще присядет к костру...

Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Грехи Прошлого

Укрепить слабое сердце

Целую неделю Найтмэр Мун ответственно поднимала и опускала солнце, заставляя дни протекать так же, как и до начала ее правления. Она делала и кое-что еще, не выходя из своих покоев. Королева наблюдала за тем, как Спелл Нексус управляет ее королевством, следя, чтобы тот не выходил за рамки своих полномочий. Не смотря на это, Найтмэр с большим трудом могла даже подняться с кровати, слишком тяжело было у нее на душе.
Вести о том, что это она подняла солнце, и по ее воле закончилась вечная ночь уже расползлись по королевству. Более шокирующих новостей Эквестрия еще не знала.
Реакции были разными.
Дети Найтмэр роптали, Нексус, в частности, считал ее решение признаком слабости, с которой надо было бороться. Однако, он не смел говорить это королеве в лицо, но она слышала перешептывания у себя за спиной.
Обычные жители королевства тоже были опечалены, считая что Найтмэр Мун просто дразнит их солнечными деньками, чтобы потом снова без предупреждения вернуть вечную ночь. Будто бы она затеяла какую-то жестокую игру или готовила что-нибудь похуже вечной ночи для Эквестрии.
Если и были те, кто ценил то, что она возвращала солнце каждый день... то Найтмэр о них не слышала. Их голоса были тихим шепотом, утонувшим в ропоте остальных жителей Эквестрии. В хоре голосов от тех, кто боялся возвращения вечной ночи и тех, кто требовал этого.
Это была настоящая буря, сродни той, что бушевала у Найтмэр Мун в душе. Она все еще пыталась разобраться в своих чувствах. Продолжая задавать себе одни и те же вопросы снова и снова. Почему она была счастлива только вместе с Твист и Меткоискателями или вспоминая о том, как была Никс? Почему ее больше не прельщали старые устремления? Почему она проявляла столько милосердия, тогда как старая Найтмэр Мун была безжалостной?
Бесконечная череда вопросов приводила королеву в глубокую депрессию, заставляя прятаться от всего мира в своей спальне, представляя что он не существует. В тишине своих покоев Найтмэр пыталась понять, что же все-таки с ней происходит.
Но иногда внешний мир просто не давал себя игнорировать.
STOO-ONGK!!! TRISH! CLANG!! CLONK!!! TRISH!! THRONG!! STREEECHK!!!! TISH!!! KKKRRRAASSH-TRISSH. Clang clang....(прим. переводчика: Я не смог адекватно перевести этот поток звуков... буду благодарен за подсказку)
— Эй, я сказал, что туда нельзя!
— Хватайте ее!
TRISH! CLANG!! CLONK!!!
— Стой... Я сказал, СТОЙ!
— Она вбежала в эту дверь!
— Кто-нибудь, вызовите пегасов, чтобы отловить ее!
— Осторожно!
TRISH!! THRONG!! STREEECHK!!!! TISH!!!
— Ну вот... ну вот и все! Попалась! Мы ее окружили.
— Никто не смеет нас дурачить! Ты арестована за проникновение на территорию замка! Хватаем ее на счет три... два... один...
— РРРРАААА!
KKKRRRAASSH-TRISSH. Clang clang....
Найтмэр Мун вскочила с кровати, ее глаза пылали гневом, когда она направилась на балкон. Выскочив наружу, расправляя крылья, королева направила свой яростный взгляд на внутренний двор замка. Стояло раннее утро, аликорн подняла солнце всего несколько часов назад.
Несмотря на ранний час, Найтмэр Мун набрала побольше воздуха в грудь, прежде чем разразиться гневным ревом, громким настолько, что он несомненно заставил в страхе проснуться многих жителей Понивиля.
«ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?!»
В ответ послышались лишь стоны, большая часть стражников замка лежали друг на друге в центре внутреннего двора. Причина беспокойства хихикала и подпрыгивала рядом с поверженными стражниками. Пинки Пай всегда все воспринимала как игру.
— Глупенькие пони! В догонялки надо играть не так.
Найтмэр Мун даже не знала как реагировать на увиденное, то ли гневаться на то, как легко победили ее стражу, то ли кататься по полу от смеха. Единственная гиперактивная розовая пони вывела из строя большую часть ее стражи, даже не желая этого. Мир вокруг мог рушиться, но Пинки Пай все равно осталась бы Пинки Пай.
— СТОЙ! — несколько свежих стражников-единорогов, были привлечены шумом. Их рога уже светились, несомненно солдаты уже готовили заклинания левитации, или даже что-нибудь пострашнее, что бы остановить подпрыгивающего нарушителя.
— О, вы тоже хотите поиграть в догонялки? Хорошо, только не забывайте что я вожу, и вам надо убегать от меня. Эти ребята ничего не поняли, и бегали за мной.
— Это не игры, ты проникла на территорию замка Королевы Найтмэр Мун. Сдавайся, и мы тебе не повредим... почти.
— Стража, вольно.
Единороги, уже готовые использовать магию, что бы схватить розовую пони, быстро перевели взгляд на Найтмэр Мун скользящую вниз и приземляющуюся во дворе.
— Ваше Величество, эта пони проникла на территорию вашего замка!
— Да, я ВИЖУ, — ответила королева, смотря на Пинки Пай. — Что ты здесь делаешь?
— Ну, я пришла увидится с тобой, но когда я спросила стражников, они ответили: «Нет, все просители требующие аудиенции с великой Найтмэр Мун должны заранее договориться о встрече, и получить одобрение у Спелл Нексуса», Пинки Пай старательно изображала голос и мимику стражников.
— Но когда я сказала им, что я не врач и не умею делать ауедиенции, вместо этого я бы предпочла поиграть или послушать музыку, и все что мне нужно, это поговорить с тобой, они велели мне убираться.
— Но мне очень очень нужно было поговорить с тобой, поэтому я не ушла. Они открыли ворота, что бы выйти и прогнать меня, но они наверное не думали, что я сама зайду внутрь. А потом эти глупенькие стражники стали бегать за мной, мы очень весело поиграли с ними в догонялки.
Найтмэр Мун подняла копыто к губам, изо всех сил стараясь не рассмеяться перед стражниками. Правда она не понимала, что ее так рассмешило. Может то, что Пинки Пай просто была Пинки Пай, а может то, что она заставила ее стражников выглядеть глупо, а может ей просто хотелось посмеяться.
В любом случае, Найтмэр Мун пришлось постараться, чтобы сдержать смех, ее губы растянулись в улыбке. Наконец взяв себя в копыта, аликорн смогла вернуть лицу серьезность.
— И зачем ты хотела увидеть меня?
— Чтобы дать тебе это, — ответила Пинки Пай, доставая из своего кудрявого хвоста конверт. Она держала его в зубах, пока королева не подхватила конверт своей магией, открывая его и извлекая содержимое.
Это было... это было приглашение... на вечеринку... в честь дня рождения Твист.
Вся веселость Найтмэр Мун мигом улетучилась сменяясь гневом, она бросила приглашение на землю и наступила на него копытом.
— Что за жестокую шутку ты придумала?!
— Шутка? Какая шутка? Кто-то рассказал шутку? Ооо, это была тук-тук шутка? Я люблю тук-тук шутки! Моя самая любимая вот эта — Одна пони говорит «тук-тук», а другая «кто там?», и тогда первая пони отвечает...
— ПИНКИ ПАЙ! — громко рявкнула Найтмэр Мун, заставляя большинство стражей и розовую пони подпрыгнуть. — Я говорю о приглашении.
— О... хихи, это не шутка, глупенькая.
— Ты думаешь я настолько наивна?! Почему это я должна захотеть присутствовать на дне рождения какой-то кобылки? Почему она вообще хочет чтобы я пришла? Что заставляет тебя думать, что ее родители позволят послать мне приглашение, даже если бы Твист действительно хотела пригласить меня? Я тебя брошу в темницу за твой злой розыгрыш!
— Но... это не розыгрыш.
— Тогда отвечай на вопросы, что я тебе задала.
— Ох... хорошо. Дай ка мне подумать... хм... ты задала много вопросов, — начала Пинки Пай, смотря в небо, будто пытаясь найти там ответы.
— Хм... итак. Нет, я не не думаю что ты наивная. Ты слишком большая, что бы быть наивной кобылкой. Почему ты должна хотеть пойти на вечеринку? Ну это же вечеринка, все любят вечеринки. Почему Твист захотела пригласить тебя? Она сказала, что потому, что не видела тебя на той супер веселой вечеринке что была, когда солнце взошло.
— А насчет родителей Твист, они как бы не знают, что она послала тебе приглашение. Вечеринка будет в Сахарном Уголке, так что приглашениями занимаюсь я, и Твист спросила меня, не найдется ли одно лишнее для тебя.
— На самом деле, я сначала не была в этом уверена. Ну, то есть, вечеринка всегда веселее чем больше гостей, но даже я не думала, что пригласить тебя — хорошая идея. Но потом Твист сказала, что ты на самом деле не такая злая, как все думают, и очень просила пригласить тебя. Так что я улыбнулась и сказала: «Глупенькая, у меня всегда есть десяток запасных, на всякий случай». Так что, после того, как я доставила остальные приглашения, я прибежала сюда, что бы принести твое.
— Так ты пойдешь? Это сегодня, там будет супер весело.
Найтмэр Мун опустила взгляд на раздавленное приглашение, королева своей магией подняла и распрямила его. Сложив бумажку, она вернула ее Пинки.
— Нет, я не пойду.
— Ооо, а почему нет? Твист очень надеялась, что ты придешь, обещала наделать кучу мятных леденцов. Она сказала, что ты их любишь.
— Передай Твист мою благодарность за приглашение, но... я не могу присутствовать.
— Ну... ладно, — ответила Пинки Пай, забирая приглашение и пряча его в кудри своего хвоста. — Вечеринка — это всегда вечеринка, даже если не все гости смогли придти. Но знай, там всегда найдется местечко для еще одной пони. Так что если передумаешь, вечеринка будет сегодня в полдень. Можешь заскочить, если захочешь. Уверена, что твист будет супер счастлива, ведь она будет думать, что ты не придешь. Это будет отличным сюрпризом!
— А теперь, мне пора в Сахарный Уголок, — сказала розовая пони, разворачиваясь. — До скорого, королева Никси.
Пинки Пай попрыгала к воротам замка ведущим на Понивиль.
— Ваше Величество, желаете что бы мы догнали и арестовали ее? — спросил один из единорогов.
— Это зависит от того, сможете ли вы ее поймать, — сказала Найтмэр Мун глядя на лежавших кучей стражников, которые только начали приходить в себя. — И хотите ли вы выставить себя дураками, если не сможете?
Стражники оглянулись друг на друга, и безмолвно решили вернуться к патрулированию. Королева смотрела, как забавная сцена постепенно распадается, и нормальное состояние дел в замке возвращается... на секунду черная кобылица захотела, чтобы Пинки задержалась тут чуть подольше.

Королева вернулась в спальню, собираясь продолжить депрессивные самотерзания, от которых ее оторвали. Она легла на кровать и закрыв глаза вернулась к своим тяжелым раздумьям. Мыслям, которые до появления Пинки Пай, были нескончаемой чередой вопросов, на который Найтмэр Мун не знала ответов. О том, что вся Эквестрия ждала от нее, что она будет тираном и чудовищем... и почему ей так тяжело было соответствовать этим ожиданиям.
Но эти мысли, эти мучительные мысли, были отброшены. Как храбрый герой сражающийся со стаей волков, единственная мысль сражалась против темных мыслей, терзающих черную кобылицу.
Твист хотела, что бы она пришла на ее вечеринку. Найтмэр Мун никогда не была на вечеринках по случаю дней рождения, и не могла отрицать, что ей очень хотелось пойти. На секунду взрослый аликорн снова стала жеребенком, гадая о том, какой будет эта вечеринка. Какой будет торт? Будут ли игры?
Конечно будут игры! Раз вечеринку устраивала Пинки, то там по крайней мере будет «приколи пони хвост». Может быть даже пиньята!
Но эти размышления медленно умерли, когда Найтмэр Мун взглянула в зеркало, заставившее вспомнить, что она больше не Никс. На нее смотрела не маленькая кобылка, а взрослая королева Эквестрии. Найтмэр Мун несущая вечную ночь, чудовище изгнавшее Селестию и Луну на их светила. Глядя на этот образ, Нексус, Дети Найтмэр и вся Эквестрия ожидали, что она будет злым тираном. Бессердечным, холодным, и...
Найтмэр Мун раздраженно отвернулась от зеркала. Она... она устала от всего этого. Устала метаться из крайности в крайность. Она должна была быть Найтмэр Мун, и она пыталась быть ужасным тираном, чтобы соответствовать ожиданиям. Королевой которую боялись. Той, кем Дети Найтмэр ее видели, той кого видела вся Эквестрия... вот кем она должна быть.
Но... она ей не была. Найтмэр Мун отрицала это, пытаясь найти свое предназначение в том, кем она должна быть, стать той, кем она должна быть... но горькая правда была в том, что она не была такой же. Она не была Найтмэр Мун... но больше не была и Никс. Нет, она не сможет снова стать невинной Никс. Она сделала слишком многое, навредила столь многим... эти грехи сделали ее душу такой же черной как ее шкурка. Этого никогда не отмыть.
Она больше не могла быть Никс... и поэтому могла быть только Найтмар Мун. Единственной кем она могла быть. Она не пошла на вечеринку Твист, и могла бы притвориться что не получала приглашения. Так бы сделала старая Найтмар Мун. Но... аликорн не могла совсем проигнорировать, особый для Твист, день.
Она кое что сделает для малютки... кое что особенное.

ТУК... ТУК...
Пинки Пай подпрыгнула к входной двери Сахарного Уголка, открыв ее с широкой улыбкой. Вечеринка Твист шла полным ходом, единственным не пришедшим гостем была Найтмэр Мун. Но все равно, было очень весело, музыка и счастливые возгласы вырвались наружу, стоило Пинки открыть дверь.
— Привет, чем могу вам помочь, господа?
Пара стражей Найтмэр Мун с каменными лицами отступили в стороны, открывая взгляду большую коробку с несколькими отверстиями в крышке, завернутую в фиолетовую бумагу и стянутую синими ленточками.
— Нам приказано доставить этот подарок кобылке по имени Твист, и убедиться что она открыла его незамедлительно.
— Подарок-чюрприз! Ох, это так весело! Подождите секундочку, — ответила Пинки Пай, быстро исчезая в толпе. Через несколько секунд, розовая пони притащила именинницу, оторвав ее от разговора с гостями, и усадила ее перед подарком, стоящим на пороге.
— Ух, это для меня? — спросила Твист увидев подарок, бывший больше ее размером.
— Так они и сказали, — ответила Пинки Пай, указывая на стражей. — А еще они сказали, что ты должна сразу же его открыть. Так что... открывай, открывай!
Кобылка кивнула, ей так же как и Пинки не терпелось заглянуть внутрь. Ухватившись зубами за свисающую ленту, она потянула. Коробка открылась с хлопком, и в облаке конфетти из нее выпрыгнули улыбаясь во весь рот три кобылки.
— С днем рождения! — радостно закричали Эпплблум, Свити Белль и Скуталу под звук фанфар.
— О БОЖЕ! — воскликнула Твист, чуть не прыгая на своих подружек. — Я думала вы уехали из города!
— Ну да, но... можно сказать, что Никс помогла нам вернуться пораньше, — тактично соврала Эпплблум.
— Это так здорово! Могло бы быть лучше, только если бы Никс тоже пришла.
— Извини, Твист, она не может, — сказала Свити Белль вместе с остальными Меткоискателями выбираясь из коробки. — Но, она просила передать, что очень хотела придти.
— Ага, а еще она прислала подарок... ну, не считая нас. Он внутри коробки.
— О, я его достану, прощебетала Пинки Пай, и подпрыгнула нырнув в коробку. Через секунду она выбралась обратно держа в зубах коробочку более скромных размеров, и поставила ее перед Твист. Кобылка не в силах сдержать нетерпения открыла коробочку.
— Что это? Что это? — подпрыгивала Эпплблум.
— Это нуга, и она очень вкусная, — Твист подняла голову от коробочки, слизывая шоколад с губ.
— О, а можно мне кусочек? — спросила Скуталу, мгновенно оказавшись рядом.
— Конечно, — ответила Твист, позволяя каждой из Меткоискателей и Пинки Пай залезть в коробочку и взять один из аккуратно нарезанных квадратиками кусочков нуги. Все с радостью отметили, что никогда не пробовали такой восхитительной нуги.

С хмурым видом Нексус спускался в темницу замка. Единорога только что оторвали от обеда тревожными новостями, на которые Нексус решил отреагировать незамедлительно.
Он отказался от сопровождения стражи, и даже избегал патрулей по дороге в темницу, чтобы ему не пришлось волноваться о том, что его могут прервать. Спустившись по лестнице, Нексус прошел мимо ряда пустых камер, направляясь в самый конец, к единственной занятой.
Твайлайт Спаркл сидела на своей кушетке, когда в поле зрения появился Нексус, синий единорог повернулся к пленнице и какое-то время они сверлили друг-друга взглядом через прутья решетки.
— Ты... это ты во всем виновата.
— Приятно это слышать, — поддела его Твайлайт, ей не за что было любить единорога превратившего малютку Никс во взрослую Найтмэр Мун. — Вот только, в чем конкретно моя вина?
— Ты поняла, что Найтмэр Мун сделала сегодня?
— Нет. Все что я знаю — так это то, что она пришла забрать Эпплблум, Скуталу и Свити Белль. Она не сказала мне, что собирается с ними сделать.
— Ну тогда я тебе скажу, что она сделала. Она их. Отпустила.
— Отпустила? — улыбка расцвела на лице у Твайлайт.
— Да... но не только это. Нет... она упаковала их в подарочную коробку... и выделила двум стражникам время, чтобы доставить подарок на вечеринку по случаю дня рождения. Так же она отправила еще один подарок... нугу, сделанную лично королевским шеф-поваром.
— Вот это моя дочка! — Улыбка на лице Твайлайт стала триумфальной.
— НЕТ! — рявкнул Нексус, его голос звенел яростью отражаясь от стен подземелья. — Королева не твоя дочь, не важно какой ложью ты забила ей голову. В любом случае, ты испортила ее.
— Испортила ее?
— Это ты смягчила ее сердце, научила ее глупостям вроде сострадания и смеха. Это ты научила ее любить солнце, позволила ей завести друзей. Друзья — это слабость. Истинная королева должна думать только о своем королевстве и своих собственных желаниях, а Найтмэр Мун такая мягкосердечная, что посылает подарки на день рождения какой-то маленькой кобылке!
— Ты можешь говорить, что я испортила ее, Спелл Нексус, но вот я лично, горжусь Никс. Она...
— ОНА НЕ НИКС! Она Найтмэр Мун! Она должна принести вечную ночь в Эквестрию, что бы заставить жителей этого королевства страдать за то, как они презирали ее в прошлом. Заставить тебя, и твоих подруг заплатить, за то что осмелились применить против нее Элементы Гармонии. Так должна вести себя Найтмэр Мун.
— Так вела себя настоящая Найтмэр Мун, но пони которую ты зовешь королевой не такая. У нее своя судьба, и она сама может решить кем хочет стать. И, чтобы ты знал, я горда, услышав что моя Никс решила стать кем сама хочет, а не чудовищем которого ты хочешь.
Нексус закрыл глаза и заскрипел зубами, стараясь сдержать яростный крик. Копытами он обхватил голову, чтобы не задушить Твайлайт через прутья камеры.
Через несколько секунд, единорог немного успокоился. Он все еще был очень зол, но теперь мог держать свой гнев под контролем, снова устремив свой взгляд на фиолетовую единорожку.
— Не знаю даже, почему я так удивлен. Ты же была ученицей Селестии, этой мягкосердечной дурочки, занимавшей трон Эквестрии. Той что ставила мир превыше всего и не видела, что под должным руководством Эквестрия может достичь большего, таких вершин что ей и не снились.
— И как учительница передала свои знания ученицы, так и ученица передала эти ядовитые уроки доброты маленькой кобылке, которую опекала. И даже после перерождения моей королевы, даже когда Найтмэр Мун вернулась такой, какой должна быть, ты не остановилась. Ты пришла в замок с извинениями и сладкими словами. Это из-за тебя яд доброты снова течет по венам королевы.
— Но все еще есть надежда... — сказал Нексус, его рог засветился, открываясь щелкнул замок на решетке. Твайлайт отпрянула, вжимаясь в дальнюю стену, синий единорог двинулся к ней, тень упала на его лицо, а глаза светились пугающим бирюзовым огнем.
— Если... если ты убьешь меня, Никс...
— О, ты не поняла, Твайлайт Спаркл. Я не собираюсь вредить тебе, скорее наоборот, позволю тебе исправить вред, что ты нанесла. Все таки лучшее лекарство от мягкосердечности — предательство того, кого любишь.

— Она не сказала почему хотела увидеть меня?
— Нет, — ответил Нексус, вышагивая сбоку от Найтмэр Мун, направляясь в темницу. — Стражники доложили что она начала кричать, требуя увидеться с вами. Я бы не решился побеспокоить вас, но она отказалась от своего обеда.
— Благодарю тебя Нексус, за то что довел это до моего сведения, — ответила Найтмэр Мун. — Но тебе придется подождать в конце лестницы. Я буду говорить с Твайлайт Спаркл наедине.
— Конечно, Ваше Величество, — согласился Нексус, они с королевой уже дошли до темницы. Синий единорог остался у конца лестницы, а Найтмэр Мун прошла до конца зала, заглянув в камеру Твайлайт. Единорожка лежала на своей кушетке, завернувшись в одеяло и отвернувшись к стене.
— Ты хотела меня видеть? — тихо спросила Найтмэр Мун, не желая чтобы Нексус услышал их разговор.
— Да... пожалуйста... стражники... они...
— Сердце королевы йокнуло, едва не вырвав решетку своей магией она ворвалась внутрь.
— Они тебя обижали?
Твайлайт что-то тихо пробубнила, но Найтмэр не расслышала. Она приблизилась и поднесла голову к Твайлайт.
— Стражники что-то сделали с тобой?
— Мне жаль... мне так жаль...
— Твайлайт, что бы они не сделали с тобой, это не твоя вина, — Найтмэр Мун потерлась о шею единорожки.
— Мне жаль... мне жаль... мне так жаль... что я нашла тебя в лесу.
Внезапно королева почувствовала, что атмосфера в камере изменилась. Паника и страх Твайлайт сменились решительностью. Через миг после того как последнее слово слетело с губ Твайлайт, аликорн почувствовала жгучую боль в правом плече.
Отпрыгнув, Найтмэр Мун споткнулась и упала на пол. Она посмотрела на свое плечо и увидела длинный порез. Это было болезненно... первая физическая боль, которую она испытала с тех пор как билась в колючем кусте. И эту боль... эту боль причинила ей Твайлайт.
Оглянувшись на единорожку, королева увидела, как Твайлайт медленно поднимается со своей кушетки. Антимагический ошейник исчез с ее шеи, и теперь лежал на подушке. В воздухе рядом с Твайлайт висело магическое оружие, тонкий, но острый кинжал, не столь опасный как меч, но все равно смертельный.
— Твайлайт... что ты делаешь? — спросила Найтмэр Мун пытаясь встать на копыта, но в тесноте камеры, большой кобылице было тяжело маневрировать.
— Исправляю свою ошибку.
— Ош... ош... ошибку?
— Да, — ответила единорожка приближаясь к Найтмэр Мун, угрожающе поднимая кинжал. — Ты чудовище... ты тиран... Мне не следовало спасать тебя из леса.
— Твайлайт... Твайлайт, что случилось? Почему... почему ты... — Найтмэр Мун заикалась, ее голос ослаб а дыхание участилось. — Это... это же я... Никс... т... ты не помнишь...
— Я отлично помню, что ты сделала. Ты захватила Эквестрию, ты изгнала мою наставницу на солнце, и ты принесла в Эквестрию вечную ночь. Ты заперла здесь трех невинных кобылок, и обещала что с ними все будет в порядке, а потом забрала их у меня.
— Я забрала их что бы отпустить. Я их отпустила, Твайлайт. Ты должна поверить мне. Ты... т... ты всегда верила мне.
Единорожка стояла над Найтмэр Мун, которая все еще не могла подняться на копыта. Аликорн могла только смотреть на Твайлайт, в ее глазах она увидела решимость убийцы.
— Ты чудовище... я не должна была спасать тебя. Пребывание в темнице помогло мне это осознать. Ты была, и... ты всегда будешь чудовищем... мне стыдно, что я когда-то звала тебя дочерью.
— Н... н... н... нет... н... н... нет... — Найтмэр Мун заплакала. — Твайлайт... Твайлайт, не говори так. Пожалуйста... пожалуйста не говори так! Мне... мн... мне жаль, что я сделала все это! Только... пожалуйста... не говори так. Мне жаль.
— Нет тебе прощения, — холодно сказала Твайлайт занося кинжал. — И мне тоже, за то что думала, что ты не была чудовищем... а теперь, я исправлю свою ошибку. Я исправлю. Свою. Ошибку.
— НЕЕЕЕЕЕЕТ!!! — закричала в страхе Найтмэр Мун. Во вспышке света возник Спелл Нексус, его магия спеленала Твайлайт и прижала ее к стене, надежно удерживая на месте.
— СТРАЖА! Королева ранена! — крикнул Нексус. Через несколько секунд примчался патруль, стражники вынесли Найтмэр Мун из камеры, а Нексус ловко надел антимагический ошейник на Твайлайт. Синий единорог вышел из камеры и заперев дверь. Последовал за стражниками уносящими королеву.
Правда он старался держаться чуть поодаль. Все таки он не хотел, чтобы стражники или Найтмэр Мун заметили довольную улыбку на его лице.

Королева лежала на своей кровати, ее голова покоилась на пропитавшейся слезами подушке, а копыта прижимали куклу Твайлайт Спаркл к груди. Аликорн не двигалась уже несколько часов, прячась в своей комнате от всего мира. Ее не волновало, что подумают Спелл Нексус или Дети Найтмэр. Она хотела поплакать... после того, что произошло, она не могла отказать себе в этом.
Ее мир... в один краткий миг ее мир рухнул. Единственная надежная опора, на которую она могла положиться в хаосе своего царствования, только что пошатнулась.
Твайлайт напала на нее... Твайлайт назвала ее чудовищем. Твайлайт... стыдилась ее.
От этих мыслей сердце Найтмэр Мун болело сильнее чем надежно перевязанная рана на плече. Это была боль в груди, будто кто-то вонзил в нее кинжал и теперь медленно поворачивал его. Твайлайт, единственная кто верил что королева все еще Никс... та кто относилась к ней как к Никс... отвернулась от аликорна.
Черная кобылица действительно была чудовищем... кого она пыталась обмануть? Она была Найтмэр Мун, королевой Эквестрии, и самым страшным чудовищем, которое когда либо знал этот мир. Все ее надежды и желания были не более чем сладкой ложью, которую она придумала себе. Если Твайлайт... если даже Твайлайт видела в ней лишь чудовище... то надежды больше не осталось.
Она была Найтмэр Мун... и от этого не убежать.
Мысли королевы вернулись к кукле Твайлайт сделанной из учебной мишени. Она хотела извиниться за все что натворила. Она все исправит, и Твайлайт ее снова полюбит... но... какой в этом был смысл? Единорожка сама сказала, что за это не может быть прощения.
Никогда не будет прощения... она была Найтмэр Мун... и Найтмэр Мун никогда не будет прощена.
Слезы снова подступили к глазам, королева повернулась на кровати, пытаясь найти сухое место для головы. Ее взгляд упал на часы, Найтмэр Мун провела в кровати весь день... хотя на самом деле, ей казалось, что намного дольше.
В любом случае, часы показывали, что уже почти наступило время убрать солнце с неба. Она думала плюнуть на это, оставив мир в янтарном свете сумерек... но, в то же время... она несла ответственность за Эквестрию. Даже несмотря на то,

что Твайлайт ее ненавидела... даже несмотря на то, что все считали ее чудовищем... она не собиралась их подводить. Она была полна решимости поддерживать бег солнца и луны по небосклону.
Это была единственная вещь, которую она могла сделать, не заставив кого-нибудь еще ненавидеть ее.
Глубоко вздохнув, и собрав оставшиеся силы, она поднялась с кровати и медленно двинулась на балкон. Она весь день провела в кровати, но чувствовала себя истощенной. Истощенной и физически и психически... едва встав с кровати, она тут же захотела вернуться в нее.
Однако, аликорн нашла в себе силы дойти до балкона и вдохнуть прохладный вечерний воздух. Она посмотрела на запад, где солнце уже собиралось нырнуть за горизонт, окрашивая небо золотыми красками заката.
Найтмэр Мун потянулась к нему магией и слегка подтолкнула солнце. К счастью, золотой диск будто сам хотел скрыться с неба, и начал заходить. Королева потянулась своей магией на восток, пробуждая луну от ее дремы и вызывая ее на небо.
Небесные сферы начали свой танец, передавая друг другу власть над небом. Запад горел цветами заката, а восток озарял холодный свет луны. Это было очень красивое зрелище, Найтмэр мун решила насладиться зрелищем прежде чем вернуться в кровать.
Однако, прежде чем вернуться к своим терзаниям, королева заметила кое что необычное. Огромная толпа собралась снаружи ворот замка, а на стене стоял Нексус в окружении большого отряда стражи. Стену украшала платформа с возвышающейся над ней деревянной рамой и веревкой.
Это была виселица... и кто-то стоял на краю платформы с петлей на шее... и смотрел вверх, на Найтмэр Мун.

Спелл Нексус изо всех сил пытался оставаться серьезным, профессиональным, но не мог сдержать волнения. Все проходило так, как было нужно, как он надеялся. План сработал отлично, и теперь он наконец-то покончит с Твайлайт Спаркл. Покончит с кобылицей, что впрыснула яд доброты в его королеву, сделала ее слабой.
Единорог двинулся к краю стены глядя на радующую ему глаз виселицу, сооруженную сегодня днем. Длинная деревянная платформа нависала над собравшейся толпой. Над платформой несколько толстых деревянных брусьев удерживали единственную свисающую веревку.
Веревка была длинной, он лично высчитывал ее длину. Когда единорожку столкнут с платформы, она долетит почти до земли, чтобы ужаснуть толпу своим полетом. А когда ее копыта почти коснутся земли, веревка закончится. Жертва умрет почти мгновенно, но, что более важно, во всей красе предстанет перед пони, собравшимися внизу.
Так Нексус представлял себе красивую смерть.
Цокот копыт отвлек внимание Нексуса от виселицы на четверых стражников. Они как раз поднялись по лестнице из внутреннего двора ведя сиреневую единорожку.
Спелл Нексус улыбнулся взглянув на Твайлайт Спаркл. Ее копыта были закованы в цепи, а на шее красовался антимагический ошейник. Но в любом случае, он знал, что волшебница не станет сопротивляться, не попытается сбежать, это было своего рода послание. Послание которое прокатится по всей Эквестрии.
Пони будут смотреть на свою королеву и на Детей Найтмэр с заслуженным страхом и уважением. Это вселит в них страх и преданность, даже если ее величество продолжит поднимать солнце. Это проявление доброты могло превратиться в мощный рычаг. Все таки, угроза вечной ночи все еще висела над головами жителей Эквестрии. Если кто-нибудь вздумает бунтовать, Найтмэр Мун вернет вечную ночь и вскоре их дух и воля будут сломлены.
Но это было лишь украшение на торте, побочные эффекты в достижении главной цели. Найтмэр Мун снова будет вести себя, как положено королеве. Сразу после возрождения, аликорн вела себя как настоящая королева Эквестрии... но потом в замок пришла Твайлайт, предложив ей сладкие слова и извинения... и с тех пор все покатилось под гору.
Но теперь... теперь королева думает что Твайлайт ненавидит ее, что даже Твайлайт теперь зовет ее Найтмэр Мун. Эта глубокая рана сделает ее той, кем она должна быть, выжжет в ней доброту. Нексус делал это для блага своей королевы, и ему было жаль причинять ей боль.
Но это должно быть сделано.
Пока Нексус размышлял об этом, стражи уже подвели Твайлайт к виселице, единорожка стояла на платформе закрыв глаза и повернувшись к толпе, которая смотрела с недоверием и беспокойством. Некоторые даже начали возмущаться, но стражники-пегасы быстро заставили умолкнуть тех, кто протестовал против казни.
Время близилось, солнце уже наполовину зашло. Твайлайт должна была умереть с последними лучами солнца... нексус начал свою речь. Встав на край стены он магически усилил свой голос, его слова разносились над толпой и отражались от каменных стен замка.
— Твайлайт Спаркл, — начал Нексус, его голос звучал серьезно, но на губах светилась улыбка. — Ты обвиняешься в попытке убийства ее королевского величества, властительницы солнца и луны, нашей возлюбленной Найтмэр Мун. Нападение произошло сегодня утром, после того, как ты заманила королеву в свою тюремную камеру. Подманив королеву поближе, ты атаковала ее магически сотворенным кинжалом. Есть ли тебе, что сказать в свою защиту?
— Нет, — голос Твайлайт был пустым и ровным.
— Тогда, за преступление против короны и королевства, ты приговариваешься к казни через повешение, приговор будет приведен в исполнение незамедлительно, — продолжил Нексус, его рог засветился одевая петлю на шею Твайлайт.
— Есть ли у тебя последние слова?
Впервые с того момента что стражники привели ее к виселице, Твайлайт открыла глаза, обернувшись она взглянула на Нексуса. Взглянула на него своими бирюзовыми глазами, качнув головой. Нексус улыбнулся ей, его рог загорелся приготовившись столкнуть ее с края платформы... наконец-то прикончить единорожку.
Когда Твайлайт поворачивалась обратно к толпе, ее глаза поймали взгляд черного аликорна стоящего на балконе одной из башен. Их взгляды встретились, и несколько секунд единорожка смотрела в глаза королеве. Найтмэр Мун встрепенулась и расправила крылья.
Их визуальный контакт разорвал Нексус. Позволив своей улыбке превратиться в маниакальный оскал, он своей магией сбросил Твайлайт с платформы, ее фиолетовое тело мешком упало вниз.
Все собравшиеся громко вздохнули когда Твайлайт начала падать. Веревка была длинной, и должна была закончиться незадолго до того, как единорожка ударится о землю. Долгие несколько секунд перед смертью. Некоторые закрыли глаза боясь смотреть на происходящее.
А некоторые были не в силах отвести взгляд, как не пытались.
Твайлайт падала, и веревка уже выбрала свою слабину. Нексус подошел к краю стены глядя как приближается момент его триумфа. Его горящие глаза выдавали то, что он наслаждался казнью, упиваясь каждым мгновеньем. Улыбка на его лице сияла так, словно он только что одержал победу в грандиозном сражении.
Веревка должна была сейчас закончиться, и воздух наполнится отвратительным хрустом. Нексус затаил дыхание. Стражники и пони внизу... никто не осмеливался моргнуть.
И... ничего не произошло.
На секунду, толпа, стражники и Нексус уставились на свисающую веревку. Не было рывка или хруста шеи. Веревка просто свисала лениво покачиваясь на ветру. Единорожка и петля исчезли так быстро, что никто ничего не понял.
Нексус первым пришел в себя, от его гневного крика казалось затряслись стены замка.
«КУДА ОНА ДЕЛАСЬ?!?!»

Найтмэр Мун никогда не двигалась так быстро, и никогда не использовала столько магии чтобы превратиться в облако энергии. Она никогда не создавала свою копию так быстро, поддельная Найтмэр Мун осталась в спальне, на случай визита Нексуса. Королеве никогда не приходилось делать так много дел и так быстро, ей пришлось напрячь все свое волшебство.
Но... но она сделал это. Она спасла Твайлайт.
Королева уносила твайлайт подальше от Понивиля, фиолетовое облако летело в Вечносвободный лес. Почти инстинктивно Найтмэр Мун выбрала древний замок Королевских Сестер. Забытое место, там не будет лишних глаз, и уж точно, Нексус никогда не подумает там искать. Синий единорог несомненно уже рассылал отряды на поиски той, которая должна была висеть на конце его веревки.
В поисках самой безопасной части замка королева прилетела в тронный зал. Это было место ее величайшего поражения, но сейчас этот факт ее не заботил. Найтмэр Мун осторожно поместила Твайлайт на пол и позволила своему телу снова обрести плотность.
Едва ее копыта коснулись земли, Найтмэр Мун поспешила к волшебнице, наклонив голову, она заставила свой рог засветиться. Сняв с волшебницы оковы и ошейник она отбросила их подальше. Следом последовала петля, Найтмэр Мун аккуратно сняла ее с шеи единорожки и отбросила в угол, не желая видеть этот ужасный кусок веревки не секундой дольше.
Наконец Твайлайт была свободна, и Найтмэр мун затаила дыхание. Что же будет делать единорожка... снова нападет? Аликорн не была уверена что сможет отразить атаку Твайлайт, не словами ни действием. Но ей все равно нужно было убедиться что Твайлайт в порядке. Ей нужно было убедиться.
И, через несколько секунд, волшебница начала приходить в себя от столь резко прерванной казни. Признаки жизни обрадовали королеву, но ее сердце замерло когда твайлайт открыла свои глаза и посмотрела на нее. Ее глаза блестели бирюзой.
Бирюзовые глаза... у Твайлайт были бирюзовые глаза... это значит что Нексус благословил ее.
Из-за... из-за этого Твайлайт напала... за всем этим стоял Нексус? Найтмэр всегда интересовалась что же конкретно делает это благословение, но Спелл Нексус всегда отвечал, что оно открывает глаза пони на ее мудрость. Однако королева подозревала, что благословение делало не только это. Что если благословение заставляло пони видеть то, что Нексус хотел, что бы они увидели? Однако каждый раз спрашивая об этом, она получала опровержения от Нексуса.
Но... искра надежды зажглась в сердце Найтмэр. Если Твайлайт была благословлена, был шанс, что это не она говорила тогда в темнице. Может быть... может быть можно исправить это... может быть можно исправить то, что сделал Нексус.
Твайлайт замерла в почтительно поклоне, и, собравшись с духом Найтмэр Мун села перед единорожкой и прочистила горло.
— Пожалуйста... поднимись, — сказала королева, и Твайлайт тут же выполнила просьбу. Волшебница встала и посмотрела своими бирюзовыми глазами в глаза аликорну.
— Почему ты напала на меня в темнице?
— Спелл Нексус велел мне напасть на вас, чтобы напомнить о том, кем вы должны быть, чтобы я больше не могла отравлять вас ядом доброты. Он сказал мне что говорить и делать, чтобы вы смогли стать королевой, которой должны быть.
— И... Нексус что-нибудь делал с тобой перед этим?
— Он пришел ко мне в камеру, — ровным голосом ответила Твайлайт. — И предложил мне благословение вашей магии. И я увидела что только вы должны быть королевой Эквестрии. Это ваша судьба, и я не имею права удерживать вас от этого.
— Нет... нет, ты имела полное права удерживать меня от превращения в чудовище, — прошептала Найтмэр Мун, королеве очень хотелось заплакать, но она старалась быть сильной. Ей нельзя дать слабину сейчас, только не тогда... когда Твайлайт нуждается в ней.
— Как работает благословение? Нексус никогда мне не показывал ритуал благословения, так что расскажи как это работает.
— Нексус открыл рот, и оттуда потянулся черный дым. Он сжал зубы откусывая кусочек, и это облачко влетело мне в рот, и через миг я увидела правду.
— Влетело в рот... — отозвалась Найтмэр тревожно облизывая губы. — Твайлайт... я кое что сейчас попробую... если это сработает, ты снова станешь сама собой... но... это может и не сработать. Ты доверишься мне?
— Конечно, моя королева, — ответила Твайлайт, но Найтмэр Мун не смогла понять говорит ли это благословение или настоящая Твайлайт. Аликорн глубоко вздохнула и сосредоточилась призывая свою магию.
Нужно было хотя бы попытаться.
Медленно королева окутала единорожку своим сиреневым магическим облаком, приподняв ее и осторожно поддерживая. Найтмэр Мун нежно открыла рот Твайлайт и очень медленно двинула свою магическую гриву внутрь.
Она сделала этот отросток очень тонким, чтобы не мешать волшебнице дышать. Все дальше и дальше она проникала внутрь Твайлайт, исследуя легкие единорожки.
Найтмэр надеялась найти что-нибудь, какие-то следы оставленные благословением Нексуса. Но она не чувствовала никакой чужой магии. Сердце сжалось от мысли о том, что благословение могло быть неснимаемым... это значило что она потеряла свою мать навсегда.
Однако, Никс смогла побороть эти мысли, она тряхнула головой и отбросила их. Нет, единорожку можно было спасти. Она могла вернуть настоящую Твайлайт Спаркл. Подобное волшебство должны было оставить след, просто он где-то спрятан.
Просто нужно его найти.
Продолжая поиски Найтмэр Мун аккуратно прошла через стенки легких Твайлайт и начала поиск в других частях тела. Мышцы, нервы, кости, органы... королева осматривала все в поисках «благословения» Нексуса.
Сухожилия, бедра, лодыжки, задние ноги, копыта, грудь, передние ноги, колени; Найтмэр Мун магией обшаривала каждый уголок тела Твайлайт, но никак не могла найти следов чужеродной магии. Осмотрев все она потянулась к голове единорожки.
И наконец почувствовала это. Цепляясь за заднюю стенку черепа Твайлайт, как паразит или опухоль, пульсировал сгусток магии. Он смешивался с мышцами и костями уже занимавшими это место. Это была магия, но что намного важнее, она была чужеродной, не похожей на собственную магию волшебницы.
Найтмэр Мун обхватила сгусток своей гривой, медленно изучая его. Это было ядро благословения, но оно обильно пустило ростки по всему черепу Твайлайт. Некоторые из этих отростков даже достигали глаз единорожки, несомненно таким образом меняя их цвет.
Сомнений не оставалось, это и было благословение, и без промедления Найтмэр Мун атаковала его своей магией.
Магическая опухоль пыталась сопротивляться, отразить атаку аликорна, но силы были явно не равны. Найтмэр Мун медленно выжигала ее с особой осторожностью, стараясь не повредить Твайлайт. Королева вычистила центральную часть и каждый отросток, трижды проверив что бы убедиться что благословение уничтожено полностью она убрала свою гриву.
Потом... Найтмэр Мун пришлось ждать затаив дыхание. Твайлайт потеряла сознание вовремя очищения, и королева боялась что все-таки навредила единорожке. Но, через несколько томительных минут волшебница застонала прижав копыто к голове. Она сжала веки и не открывала их потирая висок, сильнейшая головная боль мучила волшебницу.
Но когда Твайлайт наконец открыла глаза, Найтмар Мун облегченно выдохнула и расцвела улыбкой. Глаза волшебницы снова были сиреневыми... благословение было уничтожено.
Она смогла.
— Уххх. Голова раскалывается, — простонала Твайлайт опуская копыто и осматриваясь. — Что случилось? Где...
Твайлайт не смогла закончить свой вопрос внезапно почувствовав себя заключенной в объятья. Не тратя время на слова Найтмэр Мун пододвинулась ближе и крепко прижала единорожку к груди и обхватила ее своими большими черными крыльями.
— Ох... ох спасибо тебе. Спасибо за то, что ты в порядке, — прошептала Найтмэр потершись о шею Твайлайт.
— Никс... что... что происходит? — сказала Твайлайт поднимая голову от ее груди что бы заглянуть в глаза.
— Не беспокойся, ты в безопасном месте. Ты в безопасности... и я не позволю Нексусу повредить тебе.
— Нексус... подожди... он что-то сделал?
— А ты не помнишь?
— Я... я думаю... может быть, — ответила Твайлайт, ее голова все еще пульсировала болью, хотя ей было уютно в объятиях Найтмэр Мун.
— Все очень туманно... но... понемногу проясняется. Нексус пришел к моей камере, он обвинял меня в том, как ты себя ведешь. Потом... он зашел... ко мне в камеру. Я пыталась убежать... пыталась сбежать что бы найти стражников, но он схватил меня... что-то черное вылезло у него изо рта и... уххх, моя голова.
— Все в порядке, просто не пытайся вспомнить об этом прямо сейчас, — успокоила ее Найтмэр Мун. — Не спеши с этим.
Твайлайт кивнула, улыбнувшись она позволила себя наслаждаться объятьями дочери.
— Потом я помню как слышала твой голос. Я... я лежала на своей кушетке... я... я что-то говорила, и ты зашла в мою камеру. А потом...
У Твайлайт перехватило дыхание, она отстранилась от Найтмар Мун и ее глаза сузились от ужаса. Она отодвинула крыло аликорна и уставилась на бинты на плече у черной кобылицы.
— Это не твоя вина, Твайлайт, — быстро сказала Найтмэр.
— Но... но я ранила тебя! П... почему я... я напала на тебя? К... как я вообще смогла тебя ранить. Я... я даже не знаю этого заклинания, — Твайлайт запаниковала, ее дыхание участилось. Найтмэр Мун снова прижала ее к себе укрыв крыльями крыльями, обнимая так крепко, как только могла, боясь что она вырвется в любой момент.
— Твайлайт... тобой... управляли, — сказала королева, как только волшебница чуть успокоилась.
— Управляли? Как?
— Любой вступающий в общество Детей Найтмэр получает от Нексуса благословение. Видимо это благословение моей магией, чем-то что Нексус получил когда исследовал мои осколки оставшиеся после того, как ты с подругами победила меня Элементами Гармонии.
— Из-за этого у всех Детей Найтмэр бирюзовые глаза. Нексус сказал что это благословение открывает пони глаза на то сколько хорошего я могу сделать в качестве королевы Эквестрии. Это благословение открыло ему глаза и вдохновило на создание Детей Найтмэр и попытку моего воскрешения.
— И... я думаю это он и сделал. Он использовал на тебе благословение чтобы заставить напасть на меня, что бы использовать тебя как свое оружие. Использовать тебя, что бы сделать меня той, какой он желает видеть свою королеву.
— Мне так жаль, Никс. Я... я бы никогда... даже за миллион лет не захотела бы тебя обидеть.
Найтмэр Мун кивнула, слезы снова покатились по ее щекам.
— Я знаю... я знаю, Твайлайт... и я сожалею... я очень сильно сожалею.
— Из-за чего?
— Я... я поверила... я поверила, что ты меня ненавидишь... и из-за этого... они почти... они почти смогли...
— Смогли что?
Найтмэр покачала головой.
— Я... я не знала что они собираются сделать. Ты должна поверить, я не знала... Я бы никогда им не позволила, верь мне. Я... я не хотела потерять тебя таким образом.
— Никс, о чем ты говоришь?
— Я... я едва успела тебя спасти. Если бы я не вышла на балкон... если бы не увидела... тогда... тогда тебя... тебя...
— Меня что? — в страхе спросила Твайлайт, ее память еще не полностью вернулась. — Ч... Что чуть не произошло?
Найтмэр Мун не смогла этого произнести, подняв голову и сложив крылья она указала копытом в угол зала.
Волшебница проследила за тем куда указывала королева и увидела на полу в пыли петлю, еще недавно надетую на ее шею.
Твайлайт поднесла копыто к шее, ее дыхание снова перехватило и страх наполнил сознание, когда она поняла что едва не была повешена. Однако вместо того чтобы снова обнять и успокоить единорожку, Найтмэр поднялась на копыта.
Она сделала несколько шагов и оглядела тронный зал, воспоминания наполнили ее голову. Воспоминания о ее поражении в этом зале от Твайлайт и остальных носителей Элементов Гармонии. О том, как она пришла сюда будучи Никс и вернула себе часть своей памяти и сил.
Но воспоминания отступили, стоило ей только подумать о Нексусе, и о том что он пытался сделать.
— Твайлайт... я хочу что бы ты пока погостила у Зекоры, — сказала Найтмэр Мун снова поворачиваясь к единорожке. — Я хочу что бы ты спряталась там. Нельзя позволить стражникам найти тебя. Они наверняка получили приказ убить тебя на месте... и мне нужно быть уверенной что ты в безопасности.
— Что... почему? Никс, что ты собираешься сделать? — спросила Твайлайт, встревоженная тоном голоса аликорна.
— Мне нужно перекинуться парой слов со Спелл Нексусом, — ответила королева расправляя крылья. — И Твайлайт... прекрати называть меня Никс.
— Но...
— Никс никогда бы не позволила Нексусу приблизиться так близко к осуществлению своего плана. Никс... сразу бы поняла что что-то не так в темнице. Я... я больше не твоя дочь Твайлайт... я не больше заслуживаю что бы меня звали Никс... я не заслуживаю такой чудесной матери как ты. Я... я сделала слишком много неправильного... мне нет прощения. Нет прощения Найтмэр Мун.
— Но, хоть для меня нет искупления... за то что сделал Нексус, я воздам ему сполна.
С этими словами Найтмэр Мун расправила крылья, и прежде чем Твайлайт успела возразить, бросилась в воздух, и сделав круг над развалинами полетела к своему замку.