Автор рисунка: Devinian
Глава 4 Глава 6

Глава 5

— Хм. Так, так... — За столом восседал невысокий мужичок с сером строгом костюме-тройке и листал анкету, иногда хмыкая или повторяя какие-то слова из написанных Сергеем. Занимался он этим уже довольно долго, и Сергей уже начал раздражаться. В конце-концов, мужичок не задавал никаких вопросов, просто изучал анкету, и больше ничего. Мог бы изучать и самостоятельно, а Серега бы лучше посидел на диване в приемной и посмотрел большой телек, или на смартфоне бы поиграл. А так вот уже почти час он тупо сидит на стуле за Т-образным столом для совещаний и пялиться куда-нибудь чтобы не помереть со скуки.

Хорошо хоть рассматривать было что в этом кабинете. Во-первых, он был довольно большим. Во-вторых, изысканно обставленным дорогой, но не кричащей, мебелью в нарочито мрачных тонах. Иллюминация была очень грамотной, даже подсветка стен кое-где имелась, благодаря чему с одной стороны был хорошо освещен каждый уголок комнаты, а с другой комната находилась как бы в полумраке. Целая стена комнаты была отведена под большую стеклянную витрину, в которой были выставлены образцы разного холодного и старинного огнестрельного оружия, а также очень натуралистичный манекен вампира в “стандартном” одеянии, в черном плаще с высоким стоячим воротником. Все в этой комнате служило одной цели: впечатлять. И, надо признать, оно неплохо справлялось со своей задачей. Серега уже по третьему разу рассматривал витрину, и ему хотелось подойти и посмотреть ближе, но это было бы не солидно, а он хотел, чтобы его эти сектанты восприняли всерьёз.

Во всяком случае, они довольно сильно морочили Сереге задницу своей конспирацией. Во-первых, добираться сюда нужно было на поезде, а не на машине. Во-вторых, когда на одном из глухих полустанков его встретили, то завязали глаза, и потом довольно долго колесили по дорогам, иногда выезжали на круговое движение и давали несколько кругов, что напрочь запутало бы даже того, кто был знаком с местной географией. Зато хоть контора выглядела более-менее серьезной: она располагалась в богатом трехэтажном поместье, и там было довольно много персонала. Только увиденных Серегой охранников было пятеро, причем один из них, невысокий мужичонка, почему-то внушал Сергею просто животный страх. Когда он проходил по коридору мимо него, увлеченного какими-то тумблерами в на щитке в нише стены, то внутри все сжалось, ему вдруг захотелось убегать со всех ног, и только огромным волевым усилием ему удалось сохранить хладнокровие.

— Так, так. Хорошо, господин Рыжов. — Мужичок отложил планшет с анкетой, сложил пальцы рук в замок и уставился на Сережу.

— Я вас слушаю, господин Тарэˡ. — Напрягся тот. Этот мужичок называл себя так. Идиотский псевдоним, как показалось Сереге, но такие общества любят странные прозвища.

— Хм... У меня тут некоторые вопросы возникли, да... В общем, у вашего отца ведь неплохой бизнес, да? — Тарэ разнял руки, взял со стола еще один планшет, и приготовился записывать.

— Да, уважаемый, да, есть. Ну, не знаю насколько это для вас важно, но капитализация его холдинга составляет около пятнадцать миллионов Евро. И он имеет неплохие связи. — Ладони Сереги вспотели. Он надеялся впечатлить этим собеседника, но тот и бровью не повел, только что-то отметил в планшете.

— Хорошо, хорошо. Да, нам это известно, мы навели уже кое-какие справки. Но... вопросы у меня возникли иного толка. Вы в каком возрасте пребываете? — Тарэ опять поднял взгляд с планшета на собеседника.

— Так в этом, в анкете же указано все? — Серега еще больше напрягся, и собеседник с удовлетворением это заметил:

— Да, верно, но все таки?

— Скоро будет двадцать пять.

— Хорошо, это отлично. Это значит, что вы вполне способны на осмысленное и обдуманное решение. Но вот... хм... — Тарэ покрутил ручку в руках, не сводя с Сергея взгляда, — Вы почему-то не участвуете в бизнесе отца, не введены в правление, и... работаете в сторонней организации на, извиняюсь, рабочей профессии...

— Простите, — Серега нахмурил брови, — Вообще-то я — высококвалифицированный инженер, и занимаю должность заместителя главного энергетика, а это...

— Да-да, прошу меня извинить, — Улыбнулся мужичок, — Конечно, вы технический специалист. Но... у вас ведь есть возможность занять более приличную, РУКОВОДЯЩУЮ должность, у вас, в конце концов, есть возможность управлять людьми. Кстати, вы даже не пытаетесь перенять связи своего отца, и старательно избегаете контактов с представителями молодежи из... хм, высшего общества. Это несколько недальновидно.

Серега выдержал некоторую паузу, и опустил глаза после нескольких секунд взгляда Тарэ. Потом опять поднял взгляд, но тот уже что-то отмечал в планшете.

— Ну, вы понимаете... Я именно поэтому и обратился к вам. Гм... — Сергей прокашлялся, а Тарэ участливо улыбнулся, — В общем... Некоторые черты моего характера вступают в некоторое... противоречие со всем этим. Я, ну, как бы это выразиться... Я не люблю причинять людям неприятности. Да. А в подобной деятельности без этого не обойтись, но... вы ведь сами справедливо говорили о том, что нужно думать на перспективу. В общем...

— Вам не нравится властвовать. — с улыбкой подытожил Тарэ и снова скрестил пальцы рук. — Да. Есть люди, которые хотят доминировать, и им нравится управлять...

— Гм, прошу прощения, — Поднял руку Сергей, — Но в данном случае речь об управлении не идет.

— Простите? — Тарэ склонил голову на бок.

— Я не говорил о том, что мне не нравится... управлять. Просто я имел возможность столкнуться и с руководством холдинга моего отца, и с высшим светом, и неудобство для меня состояло не в том, чтобы управлять, а в том, чтобы... ну...

— Банально кушать других. — понимающе кивнул Тарэ. — Фигурально выражаясь, конечно же. — Поправил себя он.

— Гм... да, именно. Я... не ощущаю удовольствия в унижении других людей, и даже напротив, но все там, где мне полагается пребывать, построено именно на этом, и... Мне нужна с этим помощь. Я нашел информацию, которая позволяет предположить...

— Да, мы можем помочь вам с этим, и вы обратились по адресу. — Тепло улыбался Тарэ.

— Здорово, но...

— Вы бы не хотели терять дорогие вам черты вашей личности. — Кивнул собеседник Сергею.

— Эм... да, именно. В общем, я про эту ауру.

Мужичок похрустел пальцами на руках, разглядывая витрину. Наконец он улыбнулся и посмотрел на Сережу:

— Вы ведь уже испытали ее действие, верно? Вы встречались в Курстеном? В коридоре. Впечатляет, верно?

Сергей натянуто улыбнулся и сглотнул. Тарэ продолжал:

— А знаете, в вашем случае это мудрый выбор. Я бы даже сказал идеальный. Естественно, результат не будет мгновенным, и ритуал требует хоть и нечастого, но регулярного обновления, но... Я уверен, что вы будете довольны результатом. — Тарэ улыбнулся во всю ширь, обнажив нестройный ряд зубов.

— Я очень надеюсь на это. И на вашу помощь. Только понимаете, это ведь важный шаг, и мне... хотелось бы получить об этом максимум информации. — Серега покрывался потом при этих словах. Тарэ понимающе кивнул:

— Это естественно. Мы снабдим вас всей необходимой литературой чтобы вы могли принять самое взвешенное решение. Естественно, мы предоставляем вам эту информацию только потому, что уверены в вашей прозорливости и здравомыслии. — Он кивнул, — И, в общем, размышляйте и думайте.

— Да, спасибо за доверие. Я... вы просто дали мне надежду. И я буду весьма благодарен, если эти надежды оправдаются. — Серега кивнул.

— В положительном результате можете не сомневаться, у нас, хе-хе, многовековой опыт. — Тарэ противно рассмеялся, но взял себя в руки и прекратил, — Что ж, господин Рыжов, будем очень рады, если вы присоединитесь к нашему клубу. Условия клуба вы можете узнать из буклета, все остальное, надеюсь, сможете узнать из литературы, которую мы вам предоставим.

— Да, спасибо...

— Пока не за что. Если у вас возникнут иные вопросы, или вы будете готовы принять решение, то обращайтесь непосредственно ко мне, я буду готов оказать вам любую помощь и поддержку.

— Благодарю вас, Тарэ.


— Слышь, пацан, не занято? — отвлек Сергея хриплый голос. Он оторвался от книги и увидел бородатого высокого и широкоплечего дядю в засаленных камуфляжных штанах и черной майке с черепами. На голове его была камуфляжная же бандана.

— Не видно что-ли? — нахмурился Сергей.

— А че видно-то? Не написано же.

— Ну сумки, вещи же не лежат, свободная сидушка, что еще нужно чтобы понять?

— А-а-а, не скажи, — Протянул мужик, присаживаясь в купе вагона, в котором кроме Сереги никого не было, и сгружая со спины увесистый рюкзак. — Вот, бывало, тоже сядешь, а тут как разорутся, что, мол, занято.

— Хм, да? — удивился Сергей.

— А то. Особенно бабоиды. Их хлебом не корми — дай кому-то нервы истрепать. За эту неделю уже два раза было. И тоже, значит, одна или две сидят, тихо что-то шепчутся, а купе-то шестиместное. Ну и видишь, что тоже ни сумок, ни вещей. Как сел — а они, блядь, в крик, как то их режут. И то же говорю, что ты вот щас, а им и посрать. Есть на кого поорать — и охуенчик, день не зря прожит.

— Серьезно? — поднял бровь Сергей.

— Да серьезней некуда, — Хрипел бородач, — А раз одна за мной даже в другой вагон побежала, и пиздела там минут пять. Еле сдержался чтоб в табло не засветить, но ведь бабка все-же. Хорошо хоть там еще злее бабки нашлись, которых она своим зудом заебала, так они на нее всем кодлом набросились, она и свалила. Таки дела, пацан. А ты говоришь.

— Хм, весело. Кстати, не нужно называть меня “пацан”. — Серега вернулся к книге.

— Ахаха, — Раскатами грома разошлись по вагону волны баса великана, — А че тебя, телкой звать? Не пацан, что ли? Я вот пацан. И ты тоже с виду пацан. Или не?

— Не в этом дело. Просто я знаю что это слово значит.

— О как? А ну просвети. Смотрю, дохуя книжек знаешь, да?

— Та да. — Серега с усмешкой посмотрел на бородача.

— Ну так что означает-то? — Тоже лыбился в бороду тот.

— Ну как бы помягче... “поцан” — это производное от слова “поц”. В идише оно означает то же, что и “шмок”, буквально — хуй. Это было ругательством на идише, которое перекочевало в лагерную лексику. Потом от него появилась уменьшительная форма — “поцан”, буквальный перевод — маленький хуй, так обзывали детей и подростков. А потом уже из лагерной фени распространилось в разговорной речи, и ругательный контекст забылся. Так что вот, мужик. Когда говоришь, что ты — пацан, то буквально называешь себя маленьким хуем. Вот так.

— Э... Ты че, серьезно вот это? — Глаза у дяди округлились.

— Да, серьезней некуда. Можешь погуглить.

— Хера себе, проверю, конечно. Но, блин, америку открыл, открыл. — Дядя почесал бороду, — Да, кстати, Юра.

— Сергей. — Они пожали руки, и Сережа вернулся к чтению.

Электричка ехала долго, но уже более половины пути он проехал. Еще часика полтора, и он будет на вокзале, на стоянке ждет машина, а там еще полчаса — и дача. А на даче... он улыбнулся, и внутри сделалось тепло. На даче его ждет одна пегасочка. У нее желтая шерстка, у нее роскошный розовый хвостик, у нее мягкая и пружная грива, нежные ушки и невероятные глаза. Он привезет ей кое-что, на это раз у него серьезные успехи, у него есть для пегасочки сюрприз. И тогда она улыбнется так, как это умеет только она, и благодарно прижмется к нему, и он будет нежно гладить это маленькое счастье.

Сергей оторвался от книги и теперь смотрел в окно электрички. Мимо пробегали деревья, столбы, речушки и ручейки. Где-то вдали виднелась какая-то деревня, и настроение было хорошим. В принципе, литература было довольно разнообразной, хватит на несколько дней пристального изучения. При необходимости он снова будет звонить этому Тарэ и попытается вытащить побольше информации, пока он не найдет то, что сможет помочь Флаттершай. Будет тащить сколько сможет, а потом выйдет на другие клубы, возможно, даже вступит туда, и заплатит несколько взносов. Только чтобы батя не узнал. Ну, продаст машину, будет ездить на старенькой ниве, делов-то. Этого хватит чтобы вступить, и задобрить кого надо, а там и видно будет. И так увесистая сумка книг — хорошая добыча.

Он видел там рисунки каких-то диаграмм, графики и заклинания. Скорее всего, это была профанация, но все равно пусть Флатти покажет это Твайлайт. Вдруг с магией единорогов это будет как-то работать? В любом случае, это может натолкнуть ее на какую-то разновидность магии, или еще чего. И вообще, нужно подключать к этому делу Твайлайт в любом случае, потому что уже куча информации накопилось, в том числе и эти странные обряды. Уж она в этом всем получше шарит. А при необходимости он накопает еще, путь она только подскажет направление.

— А ты это чего, вампирами интересуешся? — Отвлек Сергея хриплый голос. Он неприязненно посмотрел на бородатого Юру. Тот уже снял мокрую бандану, под ней оказалась немаленькая лысина, но по бокам и сзади черные с проседью волосы его были длинными, и их хватало чтобы затянуть их сзади в небольшой хвост, который от сочетания черных и седых волос казался серым. — Да я на обложку посмотрел. — Примирительно улыбнулся он.

— Да вот, немного. А ты, кстати, че, седой уже? Не рано? — Обратил внимание Сережа на волосы великана.

— Та да, рановато. Но что поделать, работа немного нервная. — Развел руками Юра.

— Ого. А кем работаешь-то? — Заинтересовался Сергей.

— У нас не работают, у нас служат. Во как. — Бородач поднял палец вверх.

— Че, священник что-ли?

— Почему сразу священник? — Обиженно буркнул Юра.

— Ну как... Борода, бас, служба. Как-то ассоциируется с попами.

— А-а-а... Блин, точно, — Засмеялся великан, — Нет, не священник. Да и чего попу седеть-то? У него что, работа нервная? Кадилом помахал, аминь сказал — и на бок. Не, я в спецназе обитаюсь.

— Оу, спецназ? Круто, круто. А как тогда борода? По уставу ж не положено?

— Нам можно, нам послабления и все такое. Так что... И вообще, ты майку мою видел? — Он показал на рисунок из черепов, — Это что, поп будет такую майку носить? Ну ты даешь.

— Ой, да. — Смущенно улыбнулся Серега, — Лохонулся я что-то.

— Слушай, дай почитать книжку? — Вдруг предложил бородач. — Я тоже интересуюсь всякой такой чертовщиной.

— Прости, не могу. — Сдвинул плечами парень.

— Ну... а хочешь тогда поменяемся? — Юра с надеждой посмотрел на Сергея.

— Чего? — Удивился тот, — А на что меняться-то?

— О, а у меня тоже про чертовщину всякую книжка есть! И даже с собой! Могу показать. — Он достал свой рюкзак и принялся там рыться. В нос ударил запах колбасы.

— Нет, не могу, извини. — Сергей напрягся. — Не пойдет.

— Да ты только посмотри какая книжка! — Заговорщицким тоном басил бородач, — Вот! Такую хрен в продаже найдешь! — И он протянул Сергею небольшую, формата А5 потертую брошюру толщиною в палец.

Сергей с интересом осмотрел книгу. В отличии от предоставленной ему литературы, эта выглядела довольно невзрачно. Ему дали новенькие книги и буклеты, с твердой обложкой, глянцевыми страницами и чудесными постерами. Эта же потрепанная брошюра была выполнена на обычной, пожелтевшей бумаге, некоторые страницы были затерты, а еще его удивила дата книги — 1935 год, типография НКВД. Это была какая-то методичка-справочник. И что еще больше удивило Серегу, так это печать центрального архива НКВД на 17-й странице. С удивлением он пробежался по оглавлению:

— А это что, НКВД всякими вурдалаками занималось?

— Э, братишка, легче сказать чем оно не занималось, — Тихо сказал Юра.

— Хм... А это не фэйк? — скривился Сергей.

— Кто знает, кто знает. Достал ее совершенно случайно. Как-то после развала, я тогда еще не в спезназуре служил, а так, замом по строевой в десантуре. Хм... Гм... — бородач прокашлялся, достал из рюкзака воду в пластиковой бутылке и выпил немного, промочив горло, — Так вот. Тогда как раз путч был, все дела, и один из боссов в нашей области, который поддержал путчистов, попал в немилость к кому не нужно. Ну, и наша рота, и все офицеры части, под командованием нескольких гебистов к этому бонзу на дачу и нагрянули. Да ты не смотри так, — Усмехнулся Юра, — Тогда такая неразбериха была, все всех боялись, так что наш командир части, царство ему небесное, стразу обосрался когда к нему пришли люди в штатском, и роту солдат им выделил.

— Дела... — удивился Сережа.

— Ага. Ну, нагрянули мы, значит, его и семью погрузили эти агенты смиты в мерседесы и увезли, а нас, значит, в оцепление пока суд да дело. Ну там, на этой даче я и нашел книжечку, и еще парочку. Ну, и по-тихому скомуниздил, я ведь тогда еще всякими там летающими тарелками интересовался. Тогда вообще почти все на этом помешались, на экстрасенсах всяких, а литературы очень мало было, не то что сейчас. Вот и спер. Так что вот. Ну так что, будешь меняться?

— Эм, прости. — Сергей опять напрягся, почуяв неладное, — Не могу, литература не моя, ее вернуть нужно.

— А, понятно. — Грустно сказал Юра. — А я ездил продавать ее. Ее, и еще пару книг про НЛО и про призраков. Но никто не хочет такое старье покупать, все хотят вот такие же как у тебя — глянцевые и с красивыми рисунками. Ладно, не хошь — как хошь.

— Ну так... Слушай, так давай я куплю. — Осторожно сказал Сергей.

— Э... без балды? — Оживился великан, — Хочешь купить?

— Ну... Да. Сколько за нее хочешь?

— А сколько дашь?

— Хм... Даже не знаю. Две тыщи пойдет?

— Ну, я думал выручить больше...

— Так ты прямо скажи, че кота за хвост тащишь?

— Вот только не надо мне про котов, блядь! — Вдруг вскипел бородатый великан, и Сергей отшатнулся, — Оу, прости, хуйней страдаю. — Снизил голос Юра, виновато улыбаясь, — Просто аллергия страшная на этих тварей. Пиздец, раз чуть не умер.

— Хера себе... — удивился Серега.

— Ага.

— Так сколько хочешь?

— Ну... пятнадцать?

Сергей вскинул бровь. Бородач замялся:

— … Десять?...

— Даю пять. Больше с собой нет, можешь проверить. — И состроил морду кирпичом.

— Вот блин... ну... хер с тобой. А у меня тут еще есть — две про пришельцев, одна про призраков. Глянешь?

— Говорю же, денег больше нет.

— Ну, так можешь посмотреть. Может, понравятся, так созвонимся и потом купишь? Я там же их взял. Доставать? — И бородач опять поднял рюкзак.

— Да не, не надо, я этим не интересуюсь. Только вампирами. — Сергей сложил все книги в свою сумку и отсчитал нужную сумму Юре.

— А говорил, что больше нету. — Буркнул тот, краем глаза оценив содержимое Сережиного кошелька.

— Мне еще до дому чем-то добраться надо, и заправиться. И пожрать купить.

— Ну, тогда ладно.

— А ты, кстати, не сильно взрослый чтобы всяким таким интересоваться? — Усмехнулся Сережа, когда они завершили складывать свои пожитки.

— Ну, мало ли что бывает. Есть дядьки, которые мультики смотрят, анимешники всякие. А есть те, что марки собирают. О, а слышал, есть и такие, что про разноцветных лошадок мультик смотрят? Щас недавно в интернете про них читал.

— Да? — Хмыкнул Сережа и напрягся. Теперь у него не оставалось сомнения в том, что это проверка на вшивость от Тарэ. Ну и хрен с ним, пусть проверяет. А этот дядя пытается что-то разнюхать.

Когда Сергей выходил на своей станции, то зашел с другого тамбура и осторожно посмотрел на Юру со спины. Тот и вправду вынюхивал что-то. В прямом смысле.


— Я херею. Вот это да. — Девушка поправила длинные белые волосы. Флаттершай отступила на несколько шагов и замерла. — Что, гостей не ждали?

— П... простите, я пойду. — Еле слышно сказала она и начала пятиться в смежную комнату, в которой было зеркало.

— Эй, ты где? А ну сюда иди, козел! — Громко крикнула девушка и пошла за Флаттершай. — А тебе я щас перья выдерну, курица желтая! — И она запустила во Флатти свою сумочку. Но не попала, а сумка полетела дальше и разбила то самое большое зеркало, и Флаттершай обдало градом острых осколков, которые, к счастью, не порезали ее.

— Пожалуйста, не надо! — Запищала Флаттершай и сделала попытку выскочить из комнаты, но девушка успела ухватить ее за гриву. Она попыталась притащить пони к себе, но руки у нее были слабыми, и Флаттершай вырвалась. Поняша бросилась к спальне, которая была закрыта, и попыталась открыть дверь, но ручка там была выполнена в форме шара, слишком большого чтобы ухватить зубами и неудобного для копыт. Она не успела открыть, тем более что она очень испугалась, а девушка уже бежала к ней. Тогда Флаттершай бросилась на кухню, и забилась под стол. В кухне тоже было зеркало, но оно было слишком маленьким чтобы Флатти могла пролезть туда.

— Не съебешся, курица. — Сказала девушка, зайдя на кухню.

— Пожалуйста, не надо, я ничего тебе не сделала! — Закричала из-под стола пегасочка.

— Да? — Девушка остановилась, насмешливо рассматривая пони, что притаилась под столом, — А хули тогда ты лезешь в мою жизнь? Думаешь, я не знаю кто ты? Я видела вас, уродов, и знаю. А ты знаешь, кто я?

Флаттершай тряслась и молча отрицательно помотала головой.

— Я — девушка Сергея. Кстати, где этот урод делся? — Она отвернулась и крикнула в коридор: — Эй ты, где ты есть?

— Его сейчас нету. — Пропищала Флатти из-под стола.

— Вон как? Вот и заебись. — Усмехнулась Светка.

— Пожалуйста, разреши мне уйти! Я больше никогда не приду, прости, прости... — На глазах Флаттершай выступили слезы.

— Ага, так я тебе и поверила. А ты, смотрю, дохуя хозяйка, да? — Она подошла к одной из кастрюль и открыла. — Хм, пахнет вкусно. И на вкус ниче так. — Сказала она, попробовав содержимое. Затем скривилась, и запустила в пони ложкой, которой только что пробовала приготовленную еду, отчего Флаттершай зажмурилась и дернулась, тихо запищав. Это еще больше разозлило девушку, и она перекинула кастрюлю, вывернув на пол зеленоватый то ли борщ, то ли суп.

— Пожалуйста, не надо! За что?! — Закричала пегасочка, и заворочалась под столом, когда горячая жидкость достигла ее.

— Хм, за что? За то, что Сергей — мой парень, и нехуй тебе к нему лезть. — Спокойно ответила Света.

— Но я не... Я и не думала, я не …

— Харош пиздеть, тебя видели с ним, когда вы миловались возле озера. И ты, охуевшая скотина, не наебешь меня.

— Но... кто мог нас видеть? — Округлились глаза у Флатти.

— Кому надо, тот и увидел. Он мой, а ты идешь на хуй, пидораска. — Девушка подошла к столу и достала большой нож для мяса.

— Прости, прости, я не хотела! — Закричала Флаттершай, — Такого больше не повториться, я больше не буду, прости...

— Ну ясен хуй не будешь. Без головы такое мало кому удается. — Она усмехнулась и двинулась к столу. Флаттершай онемела от ужаса, когда поняла намерения Светки. Без какого-либо колебания она выскочила из-под стола, пытаясь проскользнуть в дверь, но девушка бросилась к двери и перегородила выход. Тогда пегасочка в два прыжка добралась до закрытого окна и со всего размаху прыгнула в него.

Повезло, ей удалось пробить стекло, отделавшись всего несколькими порезами, но левое крыло зацепило раму, и теперь страшно болело, она не могла взмахнуть им. Она побежала к калитке, но отворить не получилось, потому что она была закрыта на ключ. Несколько попыток перепрыгнуть забор не увенчались успехом. Тем временем Света уже выскочила из дома, и заметила Флаттершай во дворе.

Тогда Флаттершай побежала дальше, где стоял не закрытый сарай. Она надеялась спрятаться там. Она открыла скрипучие ворота и забилась в темный угол. Через минуту ворота опять заскрипели, и в сарай вошла девушка.

— Хей-хей-хей! — Рассмеялась она, — Не ходите в мой сарай! А ну вылезла, скотина копытная.

— Пожалуйста, не надо. Сережа очень хороший, я не посмею быть помехой его счастью... — Плакала Шай.

— Не посмеешь? Это точно.

— Не надо, не надо! Я понимаю, что он любит тебя, и что ты любишь его, он всего лишь помогает мне! Пожалуйста!

— Да кто его любит-то, лоха последнего? — Рассмеялась девушка.

— Я... я не понимаю... — уже более спокойным голосом крикнула из своего угла Флаттершай.

— Че ты не понимаешь-то? — Девушка вглядывалась в темноту, пытаясь разглядеть пони.

— Не понимаю, зачем тогда ты... если ты не любишь?

— Ну ты и лошара, подруга. Все просто, он — сын миллионера. Лошок, конечно, но сын миллионера. Вот и все.

— Но значит... и ты его обижаешь...и не заботишся о нем... и ты будешь на него кричать? И ругать его? — Светка рассмеялась, не разглядев в голосе пони непонятные нотки:

— Слушай, твоя проблема в том, что ты слишком хорошая. Если хочешь в жизни что-то получить, то это нужно вырвать. Это значит, что нужно быть стервой. Нужно нагнуть мужика и заставить его служить себе. Выжать его и держать в напряжении. Нужно чтобы он боялся, и природа дала нам все для этого. — Она заметила рычаг, — О, а это я помню. — И она потянула за него.

Пространство сарая осветилось синим светом, наполнилось гулом и треском электрических разрядов. В клетках заплясали частые молнии. Возле входа с большим ножом в руке стояла Света, а с другого конца коридора, образованного набитыми электричеством клетками, стояла желтая пегасочка.

— Он заслуживает лучшего. Он... он достоин счастья, а не жизни в страхе и угнетении... — тихо сказала Флаттершай.

— Серьезно? Это ты на себя намекаешь? А что ты можешь ему дать, лошадь ты чернобыльская? Что? Ты можешь ему кого-то родить? — Светка потихоньку подбиралась к пони, а та тоже неспешно шла ей навстречу.

— Я... даже если не я, но точно не ты! Что ТЫ можешь ему дать? Ты хочешь только взять! — Уже громко крикнула Флаттершай.

— Я? Я могу дать ему много секса. Я могу родить ему детей. Я могу быть красивой в обществе. — Расстояние между девушкой и пони было около метра, и они остановились, глядя друг другу в глаза.

— И это по-твоему достаточно? — Нахмурилась Флатти, — Всего лишь это, а взамен ты хочешь забрать у него все? Сделать его своим рабом?

— Да, подруга. О, это целая наука, но зато хоть учителей хватает. — Девушка поудобнее перехватила нож.

— Этого НЕ БУДЕТ! — Крикнула пегасочка, в ближайшей клетке с грохотом и яркой вспышкой разорвался очередной разряд молнии, и пони сорвалась с места. Она за доли секунды преодолела расстояние между ними и протаранила Светку головой в солнечное сплетение. Светку отбросило на два метра назад, она выронила нож и он укатился куда-то. Она медленно поднялась, охая.

— Уходи прочь! — Крикнула Шай, и хвост ее яростно хлестнул по полу.

— Тебе пиздец, сука! — Закричала девушка, подняла с пола металлический прут и бросилась на пегасочку. Той не удалось увернуться, и тяжелый прут ударил ее по спине, Флаттершай вскрикнула и упала.

— Ну что, выкусила? Я тебя щас поджарю, курица. — Процедила Света, схватила пони за гриву и подтащила к ближайшей клетке, в которой бесновались молнии. Она засунула голову пегасочки между прутьев, и отбежала. По носу и мордочке Флаттершай ударили синие разряды с глухим треском, за долю секунды шерстка на мордочке покрылась сажей, и девушка довольно ухмыльнулась, полагая, что дело сделано.

Но молнии не могли причинить серьезный вред пегасу: эволюция наградила их слабой восприимчивостью к электрическим разрядам, потому что повелители туч часто попадали под молнии. Эти разряды хоть и подпалили шерстку на мордочке, но только привели Флаттершай в чувство. Она вскинулась и выдернула голову из клетки, она отряхнулась и повернулась у человеку. Света опять принялась поднимать прут, но не успела: в два прыжка пони подскочила к ней, развернулась и со всей силы лягнула в голову. На этот раз девушка отлетела аж на четыре метра, она упала почти у самого выхода, и теперь пыталась подняться. Когда Флаттершай подошла ближе, то увидела, что ее череп был разбит, а из головы текла кровь.

Светка билась в судорогах, напрасно пытаясь ползти. Флаттершай понимала, что эта травма смертельна, и ничего уже сделать нельзя. Ей не было жалко содеянного, но не хотелось, чтобы девушка страдала. Остается только подарить ей легкую смерть.


Сергей почуял неладное, когда он уже подъезжал к поселку, и радио внезапно начало сильно шипеть. Обычно такое случалось когда он запускал катушки в сарае. Еще больше он занервничал, когда возле двора увидел машину Светланы.

“Это пиздец!!!” — пронеслось в голове парня. Он даже не стал загонять машину, а бросил прямо на дороге, и забежал в дом. Он увидел разбитое зеркало, и волосы у него на голове зашевелились. Он бросился на кухню, увидел все, что там творилось, и внутри все похолодело.

— Не трогай ее! — громко крикнул Сережа и бросился к выбитому окну. С той стороны он заметил несколько небольших желтых перьев, и открытый сарай в дальнем конце двора, из которого доносился гул трансформаторов.

— Не трогай! Света! Не трогай ее! — Кричал он, подбегая к сараю. Он заскочил туда и отшатнулся. На полу в луже крови с пробитой головой лежала Светлана, на шее ее были заметны две небольшие дырочки. Чуть дальше, опустив крылья, с чумазой мордочкой сидела Флаттершай, потупив взор. С уголков рта у нее капала кровь.