Автор рисунка: Devinian
Глава 6 Глава 8

Глава 7

Тяжелые цепи пришлись поперек спинки Флатти, и наверняка оставили крупные синяки, но это ее сейчас совершенно не заботило. Она напрягла все силы, и посмотрела на распятого человека. На любимого человека. Она будет с ним, даже если он ее возненавидит. Она все равно отдаст ему все. Все равно.

— Заканчивай с ним. — После некоторой задумчивости махнул рукой самый высокий вампир. Тот, который истязал Сергея кивнул и взял в руки нож.

— Стой! — Закричала Флаттершай. — Стой! Посмотри на меня!

Вампир с ножом с интересом и некоторой опаской посмотрел на пони.

— Не смей! Ты слышишь? Не смей! — Крикнула Флаттершай. Все в ангаре с удивлением и страхом уставились на рискнувшего взглянуть на пегасочку вампира: тот зашатался, выронил нож, отошел на несколько шагов и устало сел на пол, охватив голову руками.

— Так, никому не смотреть ей в глаза! — Крикнул высокий вампир, который, судя по всему, был главным. Тем не менее, все в ангаре заметно занервничали.

— Давайте камень крови! — Громко приказал главарь. Второй вампир куда-то ушел. Главарь же подошел к вампиру-экзекутору, рискнувшему смотреть на Флаттершай, и стал его тормошить. Тот вяло отмахивался, предпочитая сидеть и не двигаться. Наконец появился второй вампир, он нес какой-то ларец. Главарь подошел к нему, осторожно открыл ларец и извлек из него красноватый камень величиной с ладошку. Он подошел к Флаттершай, удерживая камень, и с того начала капать красная жидкость, очень похожая на кровь.

— Да... — С придыханием сказал вампир, — Черная Мать... Наконец-то мы ее нашли... Теперь победа наша! Тащите контейнер... Хотя нет, тащите сюда большой мешок! — Распорядился он, и трое людей убежали выполнять. Но тут вампир прислушался. И другой тоже.

— Ну я же говорил... — Злобно посмотрел на главаря второй вампир, — Нужно было в бункере!

— Спасайте камень крови и Черную Мать! — Закричал главарь, и люди в ангаре забегали. Он быстро положил камень обратно в ларец, закрыл его и побежал с ним куда-то вдаль ангара, где скрылся в люке. Остальные пытались засунуть Флаттершай в мешок, но это им не сильно удавалось, потому что ее сначала нужно было вынуть из-под массивной стальной сетки из цепей, которую не особо можно было поднять, а многие еще и пытались работать с закрытыми глазами, боясь посмотреть не только в глаза пегасочке, но и просто на нее. Теперь уже и люди отчетливо различили звуки лопастей вертолетов, которые быстро приближались. От этого они запаниковали, и работа с сеткой вообще застопорилась.

Про Сергея и апатично сидящего на полу вампира все совершенно забыли, половина людей вообще метались по ангару совершенно бесцельно, а одна пятерка, ведомая окриками командира, живо занимала оборону перед массивными воротами в ангар. Один оставшийся работоспособный вампир пытался организовать подъем цепной сетки, и под его криками уже кое-что уже начало получаться. Тем временем было слышно, что вертолеты зависли где-то совсем рядом с ангаром, и это означало одно: высадка десанта уже началась.

Внезапно грянул взрыв, и небольшая часть стены ангара разлетелась на куски, Флаттершай почувствовала, как по спине прошлась бетонная крошка. Эту часть ангара заволокло пылью. И тут же в пролом кто-то ломанулся, ведя довольно прицельный и плотный огонь, потому что люди вампиров стали падать как подкошенные. А оставшийся вампир зарычал:

— Унесите Мать! Любой ценой! — И бросился в пролом, игнорируя пули, которые то и дело колошматили его. Но он не добежал: с потолка на него упала какая-то громадная серая туша, и в буквальном смысле разорвала на части. Сергей, которому удалось развернуть голову, был в шоке: эта тварь была раз в пять массивнее человека, с огромными когтями и толстыми как швеллера руками. Один взмах — и вампир разлетелся на три куска, разбрызгивая вокруг себя черную как сажа кровь.

Люди вампиров начали вести по нему огонь, но эти ранки явно не впечатляли великана. Он медленно повернул свою голову, и вместо лица в сторону людей направились два ряда острых белых зубов в волчьей пасти. Он зарычал, и с ошеломительной скоростью бросился на них, двигаясь так быстро, что едва за ним успевал глаз. Он легкими движениями своих огромных мускулистых рук разрывал людей в клочья несмотря на бронежилеты, а выбегающие в пролом поддерживающие его люди в странных, похожих на фантастических роботов, защитных костюмах поливали свинцом тех, кто оказывал сопротивление.

Пяток человек, что еще возились с сеткой, пытаясь вытащить оттуда Флаттершай, бросили это безнадежное дело и теперь лихо улепетывали к люку, в котором скрылся главный вампир. Но не судьба: роботоподобные бойцы скосили их несколькими точными очередями. Сопротивление слабло, оставшиеся три очага были быстро ликвидированы серым монстром, который, передвигаясь огромными прыжками, просто перелетал за укрытие, и тогда оттуда неслись недолгие визги и разлетались красные ошметки. Закованные в футуристичные доспехи бойцы быстро передвигались по ангару, добивая раненых и заглядывая в каждый угол. На их шлемах светились неяркие огоньки, глаза были прикрыты какой-то очень навороченной оптикой, которую Сергей напрасно силился распознать. Теперь из живых кроме пегасочки под тяжелой цепной сеткой и распятого полуживого человека остались только десятка полтора “киборгов” и один серый монстр, который с грозным рыком похаживал по ангару, то и дело принюхиваясь. Потерь среди “киборгов”, судя по всему, не было, потому что никто не суетился и не было ни одной лежащей на полу фигуры в доспехах.

Один из “киборгов” подбежал к Сергею, и прикрепил на грудь какое-то устройство. Сергей не видел что это, но наверняка у устройства был экран, потому что солдат некоторое время смотрел на устройство, и негромко сказал:

— Шок. Нужна плазма и физ раствор. Нужно обезболивающее. Нужен антисептик. Немедленная госпитализация.

— Флатти... Флаттершай... — прохрипел Сергей. Боец тем временем принялся освобождать конечности парня от ремней. Монстр, у которого верхняя часть черепа оказалась совершенно лысой, подошел к Флаттершай, придавленной тяжелой сеткой, и некоторое время смотрел на нее. Сергей испугался, а сил кричать уже не было. Но монстр не вел себя агрессивно. Он аккуратно поднял тяжеленную сетку из цепей, и бросил ее в дальний угол ангара, она шлепнулась там с противным металлическим лязгом. Флаттершай попробовала встать, но ножки ее подкосились, и она с тихим всхлипыванием опять повалилась на пол. Она попробовала еще раз и потеряла сознание.

В ангар уже забегали люди без доспехов, зато с носилками и какими-то чемоданчиками.

— Так, что это? — Внезапно обратил внимание на апатично сидящего вампира один из бронированных солдат. — Че это у него, тихий час?

— Не видишь, медитирует парень. — Ответил ему второй, — Слышь, Юрась! Тут клиент духовно просвещается! Помоги ему переместиться в астрал, а то все мучается бедняга.

Монстр рыкнул что-то наподобие смеха, и подошел к “медитирующему” вампиру. Тот равнодушно посмотрел на гиганта. Монстр размахнулся, и ударом лапы развалил вампира на куски, которые черными ошметками разлетелись по ангару. Больше Серега не выдержал и потерял сознание.


Сознание возвращалось постепенно, не сразу. Как будто устаревший компьютер, жутко лагая, пытался запустить одно приложение за другим. Вот вернулся слух, обоняние. Немножко вернулись тактильные ощущения. Слегка чувствовалась боль, но это скорее была боль везде, чем где-то конкретно. Наконец, и зрение стало возвращаться к Сергею, и он стал осторожно осматриваться.

Это точно был лазарет, правда, какой-то очень навороченный и супертехнологичный, и без окон, похоже, подземное помещение. Желтые стены имели параллельные горизонтальные светящиеся панели, а над его койкой, как раз чтобы было удобно нащупать рукой, был пульт с добрым десятком всяких кнопочек и рычажков. Чуть поодаль были еще четыре подобные койки, и на одной из них даже кто-то лежал, но сильнее вывернуть голову Сергею было больно. Он полежал так минут десять, пока не догадался поднять руку и нажать на пульте кнопку вызова врача. И обнаружил на руке капельницу. Хорошо хоть не решился вставать.

Через минуту пришел врач, небольшой сухенький старичок с аккуратной белой бородкой.

— Так так, хорошо, вы уже очнулись. Так, больной... — Он нагнулся и показал рычажок на пульте, — Вот этим регулируете угол наклона. Сейчас поднимитесь повыше, вам так будет значительно легче.

Сергей попробовал, и действительно, верхнюю часть его тела койка подняла почти в сидячее положение.

— Эм... где я?

— Все хорошо, не нервничайте. С вами все в порядке, вы в безопасности.

— Я там... а Флаттершай?

— Гм... так ее зовут? Она недалеко, в карантинном отсеке. С ней тоже все хорошо, не беспокойтесь. Так, больной, не ерзайте, вам еще нельзя, а то раны откроются. — Наругался на Серегу врач.

— О... Меня сильно покромсало?

— Немного. Жизненно важные органы не задеты, раны хоть и проникающие, но опять же ни венозных, ни артериальных повреждений нету. Мы ввели вам сыворотку, она значительно ускоряет заживление. К исходу второго дня будете на ногах.

— Хера себе...

— М... Молодой человек, попрошу вас не выражаться! — Нахмурился доктор, — Есть вам пока не нужно, вы на глюкозе. Вы проспали почти сутки, но постарайтесь поспать еще. — Он поправил одеяло на Сереге, и пошел дальше, к еще одному пациенту.

— Ну как самочувствие? О, смотрю уже почти все в порядке? — Усмехнулся врач.

— Та да. — Ответил хриплый голос, который показался Сергею немного знакомым, но он не мог вспомнить где он его слышал.

— Тогда я пойду оформлять документы на выписку. — Ответил старичок.

— А я бы еще повалялся и поспа-а-ал. — Лениво ответили ему басом.

— Хм... Ну что ж, дружочек... До вечера еще полежите. Кстати, и лекарство еще вам прокапаем, а то вы все время отлыниваете. После обеда сестра поставит, и чтобы без фокусов!

— Ладно. — С нотками в голосе как у вредного подростка-хулигана ответили врачу.

— Хорошо, славно, славно. — Ответил старичок. Он еще некоторое время ходил по палате и разглядывал планшеты, которые висели возле коек пациентов, после хмыкнул, сказал всем вести себя хорошо и отдыхать, и пошел к двери.

— Простите, но где я? — Окликнул его Сергей. Врач повернулся:

-Молодой человек, попрошу вас не нервничать и не беспокоиться. Выздоравливайте, и все узнаете. — И вышел в коридор.

Сережа не удовлетворился этим ответом, и несколько раз нажал на кнопку вызова врача. Подождав минут пять и поняв, что ответа не будет, он уже приготовился орать, несколько раз набрал воздуха в легкие чтобы размять грудь.

— Слышь, чувак, не занято? — Перебил приготовления Сережи хриплый низкий голос. Он повернул голову, но удивляться после всего произошедшего он уже отвык.

— Ну трындец, конечно. — Тихо ответил Сережа. — Я бы сказал, что я в шоке, но...

— Но ты и так в шоке, — Рассмеялся Юра. Тот самый, из электрички, но на этот раз на нем были только длинные труселя в зеленый горошек, а вот оставшиеся не голове волосы были собраны в уже знакомый серый хвост. И седых волос, похоже, у него прибавилось. Он присел на соседнюю койку и облокотился руками об колени. — Ну, живой вышел, да?

Сергей добрых полминуты не отвечал, разглядывая великана. Мускулатура его впечатляла, на теле было множество шрамов, и многие места были залеплены лейкопластырем. Также он был довольно волосат, и старшина, будь он призывником, ни за что не выдал бы ему тельняшку.

— Юра,что это вообще за херня?.. — Простонал Сережа.

— Оу, ну... вампиры, что ж тут не понятного? — Сдвинул плечами великан, но скривился, потому что это движение наверняка причинило раздражение его ранам, залепленным пластырями.

— Это... херово. — Сергей закашлялся.

— А ты думал! — И великан расхохотался. Сергей с ужасом разглядел в его зубах клыки, верхние и нижние, небольшие, не выступающие, но вполне различимые, и страшная догадка настолько испугала его, что он побледнел. Но долго Юра не смеялся, потому что опять это вызвало раздражение открытых ран, и он, недовольно причмокивая, прекратил и уселся поудобнее.

— Я... эм... поспал бы... — Промямлил Сережа.

— Ну спи, делов-то. И я тоже на боковую. — Великан поиграл мускулами, и стал моститься на койке, на которой только что сидел. Сергей, немного отойдя от шока, все же решил продолжить разговор:

— Юра, это... а где мы вообще?

— Хм... Ар... Ты ж спать хотел? Я уже и закимарить успел. — Недовольно пробурчал он.

— Прости, перехотелось. Так что?

— Ну где нам еще быть. На базе на нашей. — Юра покряхтел и снова сел на койке.

— Что... за база?

— Ну база как база, склады, помещения, службы, все дела. И столовка есть. И даже теннисные столы, да. — Юра довольно повел рукой по бороде.

— Я понял. Юр, слушай, а что... вообще за чертовщина твориться?

— Ну ты ж хотел про вампиров, интересно было. Вот тебе и вампиры. — Сердито бросил великан.

— Я... так ты был не от Тарэ...

— Это еще что за член... политбюро? — Нахмурился бородач.

— Это... я к нему на встречу ездил чтобы книжки... взять. Чтобы... — И Сергей снова закашлялся.

— Власти захотелось, тайных возможностей. Очень много мажорчиков ведутся, можешь не продолжать. — Отмахнулся Юра.

— Нет, нет, я хотел... кстати, где Флаттершай?

— Оу, ты про эту... — Юра почесал затылок, — Не знаю точно, но вроде все в порядке. Да, там наши умники от нетерпения прыгают. И вообще, поговори лучше с ними, а я тоже послушаю. Знаешь, — Он хитро улыбнулся, — Я больше не языком, а руками работать привык, — Он поднял свою правую ручищу и с довольным видом осмотрел ее. А Сергей опять побледнел.

— Ладно, щас кого-то позову. Хорошо хоть день, и никто не разбежался. — Кряхтя, Юра встал и вышел из палаты. В коридоре послышалась чья-то недовольная речь, а потом хриплый бас, а потом снова чей-то недовольный скрипучий голос. Но потом все затихло, и Сергей начал лихорадочно размышлять.

Но мысли обычно скатывались к банальному “Полная жопа!”. Вроде все более-менее налаживалось, а тут вампиры, они как-то узнали о Флаттершай, и она им теперь позарез нужна, и они выкрали Сергея прямо из КПЗ, перестреляв кучу народу. Блин, они ж до бати доберутся!!! И до остальных!

А тут еще это... Хрен его знает где он, но рядом с ним на соседней койке лежит, похоже, оборотень, который торгует в электричках стыреными на дачах партийных боссов книжками по пять кило за штуку, любит колбасу и ругается с бабками. А еще он разрывает людей на кусочки небрежным движением рук.

И у этих оборотней теперь Флаттершай. Исходя из того, что знал Сергей, оборотни не сильно жаловали вампиров, и ничего хорошего из этого не выйдет. А еще они знают, что Сергей хотел вступить в сообщество прислужников вампиров, так что к его словам они тоже мало прислушаются, а то еще и спросят по всей строгости. Военного, судя по недавним событиям, времени.

А еще этакая мини-войнушка с горами трупов. И Флаттершай... все больше заражается вампиризмом, а эти оборотни... вряд ли их будет интересовать кем была Флаттершай раньше, вряд ли они питают к пегасочке те же чувства, что и Сергей. Она для них просто очередной опасный зараженный объект и конкурент в питательной цепочке. Он попробует исхитриться чтобы подвести ее к зеркалу... но наверняка они уже знают, так что...

Полная жопа. Полная. Жирная, увесистая, выпирающая из любых, даже самых безразмерных труселей.

От этих размышлений Сергея отвлек шум в коридоре. Похоже, опять кто-то недовольно что-то говорил Юре, а тот отгавкивался басовито и отрывисто. Вскоре он сам показался в дверях, за ним заскочил врач-старичок, и еще один худощавый мужик в очках годов этак под сорок в коричневом костюме без галстука, и прилизанными длинными каштановыми волосами.

— … и я категорически против! — Скрипел старичок. — Я запреща...

— Так, дела, Карлыч. Все. — Перебил его Юра, и вытолкал за дверь, а саму дверь запер и подпер собой. — Ну вот. Давай, разбирайся. — И с завистью посмотрел на густую шевелюру брюнета.

Худощавый тип поправил очки и начал:

— Господин Рыжов, разрешите представится: меня зовут Федором Борменталем, и у меня к вам есть некоторые вопросы.

— Ага. — Басом подтвердил Юра. Борменталь осуждающе посмотрел на него, и продолжил приятным голосом:

— Так вот, нам бы очень хотелось услышать историю вашего знакомства с... Флаттершай, верно? — Он неспешно подошел к соседней, уже скомканной Юрой койке, и присел на нее.

— Что с ней? — Холодно спросил Сережа.

— Все в порядке. Она пока в искусственном сне, мы ждем вашего выздоровления чтобы вы вступили с ней в контакт, мы же пока не рискуем, потому что нам известно, что она крайне неохотно идет на контакт с незнакомыми ей существами. И мы надеемся на вашу помощь.

— Я... хорошо, только не делайте ей плохо, она — всего лишь жертва обстоятельств, и... в общем, там, откуда она пришла, она... довольно важная персона, и у нее есть могущественные покровители, так что... — Сергей выдержал паузу, — хорошенько подумайте прежде, чем причинять ей вред, последствия для вас могут быть крайне плачевными. Я серьезно. — Серега старался говорить убедительно, и, похоже, это получалось.

— А ты не пугай, мы тут и так пуганые, — Буркнул Юра, оставил в покое дверь, в которую уже никто не ломился, и пошел к своей койке, где улегся.

— Я не пугаю. Просто предупреждаю. Вы даже не представляете, с чем вы шутите. Они могут казаться вам безобидными, но они могут постоять за себя, я вас уверяю. Так что не трогайте ее, и лучше отпустите по хорошему. — Все так же продолжал нагнетать Сергей.

— Мда... — Протянул Борменталь и пригладил свою роскошную прическу, — Наш разговор протекает в каком-то не очень конструктивном русле, да...

— Просто дайте ей уйти, и все. Не усугубляйте ситуацию...

— Молодой человек, — Оборвал Серегу брюнет и нахмурился, — Мы, вообще-то, спасли и вас, и ее. И вместо благодарности вы начинаете разводить истерику и угрожать. Не надо так. — И он еще раз обижено поправил очки.

В палате ненадолго повисла тишина. Юра с койки забурчал:

— Что, опять тихий час? Я что, зря в трусах по БЧ рассекал?

— Да, действительно. — Поддержал его Борменталь. — Перейдем к делу. Господин Рыжов, будьте добры, расскажите нам все про эту историю начиная с того, как вы вышли на контакт с этим... с Флаттершай.

— Щас. Если пообещаете... — начал было Сергей, но Борменталь прервал его:

— И будьте внимательны, не упускайте ничего и не утаивайте. Кое-что нам уже известно, и мы будем сравнивать эту информацию с предоставленной вами. И мы несколько расстроимся, если обнаружим отсутствие искренности с вашей стороны...

— Да, мы ОЧЕНЬ расстроимся, — Рычал Юра со своей койки. Брюнет невозмутимо продолжил:

— … Да... но суть не в этом, а в том, что мы — не враги вам. Поверьте, мы склоняемся к той мысли, что и вы, и Флаттершай — жертвы обстоятельств, и было бы неплохо, если бы вы не давали нам поводов убедиться в обратном. И мы надеемся на вашу помощь. И со своей стороны согласны помочь вам, если оказанная вами помощь и информация будет существенной. Что скажете?

Сергей несколько помолчал прежде чем ответить:

— Да, хорошо... Кстати, те отморозки могут напасть на моих близких. Это, вы...

— Не волнуйтесь, ваша семья уже эвакуирована. Они в безопасности. Так каков ваш ответ? — Брюнет уселся поудобнее.

— Я бы согласился, но вот... гарантии.

— Ну ты ваще там губу не раскатывай, да. — Хрипло отозвался Юра.

— Я всего-навсего прошу гарантий, это что, что-то сверхъестественное в таких делах? — Сергей отвернулся, переводя дыхание. Борменталь подумал и размеренно сказал:

— Да, молодой человек, этот вопрос сложен. Мы, к сожалению, не можем дать вам никаких гарантий, ибо сами их не имеем. Волею случая вы оказались втянуты в активную фазу древнего конфликта, и теперь выйти просто так из него вам не удастся. Даже если бы мы оставили вас в покое, что маловероятно, вы тут же будете схвачены вампирами. Так что... Выбор у вас невелик. Либо сотрудничество с нами, либо милый и весьма непродолжительный разговор с вампирами. Да, молодой человек, вопрос стоит именно так: к кому вы примкнете. Выход из игры, к сожалению, только вперед ногами. Даже если мы отнесемся к вам максимально снисходительно.

— О сказанул, ну как отрезал! — Обрадовался Юра. — Вот-вот. Все так и есть. Полная жопа, парень.

Тем не менее, Сергей так не думал. Наоборот, у него затеплилась надежда. Теперь это была не полная жопа, теперь у него был кое-какой шанс, если, конечно, оборотни его не кинут. Значит, нужно всегда иметь за пазухой нечто для них ценное, что без него они не достанут.

— Я... я понял ситуацию. Но не полностью. Все-таки, прежде чем сотрудничать, хотелось бы знать, ну... с кем. — Сергей пристально посмотрел на Борменталя, но тот спокойно выдержал взгляд:

— Естественно, молодой человек. Итак, с чего начать, с вампиров, или с нас?

— С вампиров.

— Отличный выбор, сразу чувствуется хороший вкус. — Улыбнулся брюнет.

— Давайте обойдемся без подобных неуместных шуток. — Нахмурился Сергей.

— А давай без давай! — Смеясь, хрипел Юра.

— Ну, давайте... — Борменталь еще раз поерзал, усаживаясь удобнее, — Итак, все тянется с очень далекой древности, задолго до величественного Рима. Если честно, мы даже и сами не знаем как появились вампиры, но они издавна пакостили роду человеческому. Их самые ранние следы появились в древнем Египте около второго тысячелетия до нашей эры, и они были, наверное, каким-то экспериментом жречества. Ничего более подробного мы не знаем кроме того, что после захвата вампирами власти в Египет вторглось какое-то странное племя высоких бородатых воинов в волчьих шкурах, и они разбили вампиров. Мы теряемся в догадках относительно того что это было за племя, откуда взялось и куда делось, только несколько раскопок показали, что на их щитах изображался олень, а некоторые источники утверждали, что десяток этих воинов опустошал целый город. Вероятно, они пришли откуда-то с севера, потому что ни в Египте, ни в Азии олени не водились.

После этого инцидента вампиры значительно ослабли, и разбежались по всему миру. Тем не менее, основные черты свои они сохранили: они настойчиво рвались во власть. И имели для этого неплохие инструменты: их кланы были довольно сплочены, они жили очень долго и могли аккумулировать громадные знания, и они... они имели и имеют значительный арсенал техник по влиянию на психику людей. Именно благодаря этим техниками и набранным с их помощью слугам, им удалось заполучить богатство и могущество, они втирались в доверие к власть имущим, даря им взамен за влияние и ресурсы свои навыки. Например, встречали ли вы людей, перед которыми у вас в буквальном смысле дрожат поджилки без какой-либо причины? Это техники вампиров. Видели ли вы вождей или ораторов, перед которыми в экстазе беснуется толпа? Это тоже техники вампиров. Самые извращенные удовольствия, что всегда манили пресыщенных жизнью вельмож — вампиры с радостью предоставят и это. И еще очень много других пакостей и соблазнов им доступно.

Они бы уже давно поработили человечество, если бы не два фактора: их кланы не монолитны и конкурируют друг с другом, и второй фактор — это мы.

Сейчас мы точно не можем сказать откуда мы пошли, вероятно, мы — остатки того самого племени варваров, что зачистили Египет однажды, но никаких достоверных данных нет. Пока эта гипотеза наиболее правдоподобна.

— А вы что, ну...

— Оборотни? Да, эта техника необходима нам для борьбы с вампирами, потому что иначе как в состоянии волколака вампира убить невозможно...

— Да и с прочими уродами разбираться сподручнее. — Подхватил Юра.

— Да, верно. Только ты там не увлекайся, ладно? — Борменталь обеспокоено посмотрел на великана, и снова повернулся к Сергею: — Но сейчас у нас ситуация не очень забавная, в последнюю сотню лет вампирам удалось захватить контроль практически над всей мировой элитой, и мы не справляемся, и мы несем ощутимые потери. И, что самое страшное, все меньше остается людей, которое способны влиться в наши ряды, для этого нужно особое качество человека, мы называем его “Искра”.

— Искра? — Удивился Сергей.

— Да. Конечно, можно долго философствовать на тему что это такое, но, если честно, никто толком ничего об этом не знает. Оно либо есть, либо нет. Искру можно зажечь, и ее можно погасить. И вампиры приложили очень много усилий для того, чтобы погасить эту искру в людях, и продолжают это делать. И нам сейчас очень непросто: фактически мы воюем со всеми правительствами разом.

— А как же вы продержались до сих пор? — Удивился Сергей.

— А мы живучие. — Рассмеялся Юра.

— Да, мы очень живучие. И у нас есть свои рычаги. Но сейчас вампиры очень обеспокоены, потому что несмотря на всю их ложь, искры почему-то начинают возрождаться в людях. И они готовят что-то очень нехорошее в этой связи.

— Да, дела. — Сергей хотел было почесать затылок, но трубки капельницы не дали ему этого сделать.

— Вот так, Сергей. В тебе есть эта искра, и ты можешь присоединиться к нам, но эта жизнь не будет легкой, и ты можешь погибнуть на этой войне. Зато мы сможем защитить тебя, и твоих близких. — Борменталь закончил и развел руками.

— Вот и приплыл... — Вздохнул Сергей, — Отсутствие выбора значительно упрощает выбор. Ладно, я с вами. Только не надо меня ну... кусать, да.

— Ах ты противный, — Озвался со своей койки слащавым голосом Юра, — Чего удумал, нахал. Не, Федь, ты слышал, какая нынче развратная молодежь пошла? — И заржал. Борменталь тоже улыбнулся.

— Ясно. Значит, рассказать вам, да? Хорошо. — И Сергей вкратце описал историю с Флаттершай и свою, опуская кое-какие личные моменты.

Борменталь кое-что записывал в блокноте, иногда кивал и переспрашивал. Когда все закончилось, он почесал затылок:

— И я все же не могу понять, как они нашли вас? Совершенно не понимаю.

— Ну как же, я же сам к ним обратился? — Удивился Сережа.

— Ну и? К ним много кто обращается. Они, конечно, пробивают досье, и все такое, но слежку ж не ведут. Ну разве за очень крупными и интересными объектами. Кто ж за всеми уследит, это нереально. Но как? Может, их внимание привлек этот инцидент с убийством? Но тогда тоже непонятно почему они так долго тянули, почти две недели. Да и не порют они обычно горячку. Странно, кое-что непонятное.

— А как вы нас нашли? — Спросил Сергей.

— Это они вас нашли. Мы уже узнали от них, у нас тоже есть там своя агентура.

— Среди вампиров? — Удивился Сергей.

— Конечно. Они очень трусливые создания, если по сути, они сильны только хитростью и постоянной ложью, они сильны только скрываясь в тени и действуя исподтишка. Немного надавить на них — и вуаля. — Ответил брюнет. — Да, меня интересует вопрос ее пищевых пристрастий. Ты говоришь, что мяса она не ест? Какие у нее любимые блюда?

— Хм... Ну, мы не так долго общаемся, но она... Любит овощное рагу, любит хорошо потушенную морковку с луком, и еще очень любит чесночный соус, соки...

— Подожди, чего? — Переспросил Борменталь, — Чего ты про соус говорил? Чесночный? Ты не путаешь?

— Да нет. Мы раза три его вместе ели, и я своими глазами видел... Чего? — Запнулся Сережа, когда у Борменталя от удивления выпала ручка из рук и покатилась куда-то под койку. Он неуклюже принялся ее оттуда вылавливать, а когда таки выловил, то имел крайне смущенный вид.

— Да что такое? — Не понял Сергей.

— Да вот видишь ли... чеснок вреден для вампиров. Если вампир его съест, то ему будет очень и очень плохо. Это... невероятно.

— Ну, не знаю. Она нормально себе ела, без проблем.

— Хм... это определенно очень интригующе. Хорошо, думаю, нам пока достаточно информации, ее теперь нужно осмыслить и проанализировать.

— Эм... простите, Борменталь, секундочку, — Остановил его Сергей, — Скажите, я тут прочитал, ну... Есть ли лекарство от вампиризма?

Борменталь немного помолчал, и сказал со вздохом:

— В данный момент нет, и у нас нет никаких зацепок кроме каких-то древних легенд. Так что извини, парень.

— А... если вампир будет пить, ну, донорскую кровь... Или там коров кусать?

— Тоже не катит. Ведь важна на самом деле не сама кровь, а жизнь, которую втягивают из жертвы. Из разумной жертвы, из человека. Поэтому... нет, не пойдет.

— Значит, она действительно обречена превратиться в монстра... Значит... И она убила того типа... — Серега погрустнел, — Она не захочет жить в таких условиях...

— Сожалею, парень. Кстати, про какого типа ты говоришь? — Борменталь вскинул брови.

— Мой сокамерник. Ну, в КПЗ.

— Ах, этот. Нет, его укусила не она.

— Как не она? — Сергею как будто снегу за шиворот насыпали. Борменталь сдвинул плечами:

-Ну так, не она. Мы, вообще-то, мониторили ситуацию, и заметили, что чуть больше года назад появился странный вампир, со странным почерком. Обычно вампиры убивают так, чтобы человек испытал максимальный страх и боль. Они даже когда мясо едят, то стараются, чтобы убитые животные умирали максимально мучительно. А она убивала не так: она убивала сразу, и так, чтобы не было больно. Многие даже улыбались, когда их находили. И ранок почему-то не было. А этот убит как обычно: он обоссался, морда перекошена, два сустава вывернуто. Так что это не она. Не ее почерк, она так не кусает. Да, только теперь понятно почему. Грустная история, конечно.

— Так значит... Ох, нет, что же я наделал... Кто же его тогда убил?

Борменталь развел руками:

— Ну, другой вампир, наверное. Кто-то из этих троих. Поиграть решил, они это любят. Кстати, повезло, что нарвались на этих придурков. Они начали пороть горячку, не подготовились, вот мы их тепленькими и взяли. Обычно они гораздо скрупулезнее подходят к вопросам. Так что тебе повезло. Ну, есть еще вопросы?

— Все, на боковую. — Буркнул Юра и повернулся на бок.

— Хорошо, выздоравливайте.


Сережа не знал, что это было за лекарство, но оно было поразительно эффективным. Менее чем за сутки почти все раны, которые ему нанес садист-вампир, затянулись, осталось только пара самых глубоких. Врач все-таки настоял на постельном режиме до полного восстановления, поэтому оборотни решили привести Флаттершай к нему в палату, потому что Борменталю и его коллегам не терпелось. Юра утром выписался, и целых полдня Сергей провел в одиночестве, размышляя. За ними будут наблюдать, Борменталь предупредил.

Наконец, скрипнула дверь, и в проеме показалась мордочка Флаттершай. Она увидела Сережу, глаза ее расширились, и она тут же запрыгнула в комнату:

— Я... прости... Что с тобой? — она забегала вокруг койки.

— Все нормально, Шай. Скоро поправлюсь. Иди... Иди сюда... — Он протянул руку, с которой свисали трубки капельницы, и поняшка тут же подбежала и уткнулась туда мордочкой и опустила ушки. — Как ты, маленькая? Тебя не обижали?

— Нет... нет, не обижали, но я боюсь.

— Не бойся, они не будут делать плохо, они хотят помочь. Я... Шай, я хочу сказать... Маленькая...

— Да, я слушаю, — Она подошла ближе и подняла ушки.

— В общем... Флатти, прости меня. Прости, что я тебе не поверил, я... Прости, я не хотел, ведь ты... — Сереге трудно стало говорить, и он прокашлялся. Флаттершай ничего не сказала, она только улыбнулась, подошла совсем близко и положила ему голову на грудь. Он быстро обнял ее и прижал, и начал плакать. Тогда Флаттершай подалась ближе, уперлась носиком ему в щеку и легонько поцеловала. Она никогда раньше так не делала, и это настолько сильно впечатлило ее, что она была готова простить Сереже что угодно, что угодно. Он плакал, а она все шептала ему что-то хорошее и успокаивала.

— Шай... — Наконец взял себя в руки Сережа, — Я говорил с этими людьми... Они, короче... Они борются с вампирами, и они говорят... Что лекарства нет.

Пони на удивление спокойно восприняла это. Она подняла голову и посмотрела в глаза любимого. Она улыбнулась, чтобы ему стало теплее. Она тихо сказала:

— Ничего. Ничего страшного. Я согласна, только... не прогоняй меня... пожалуйста, не оставляй меня одну, позволь мне... — Из ее глаз покатились маленькие слезы, — Позволь мне остаться, Сережа... Позволь мне быть с тобой до...ну, до конца...

— Моя маленькая, — Прошептал Сергей и прижал к себе поняшку. Так они и стояли. Пусть им осталось немного быть вместе, но они с благодарностью будут принимать каждую минуту. — Я не брошу тебя. Я больше никогда тебя не оставлю. Маленькая Шай, ты... Я буду с тобой, и ты будь со мной. Будем вместе.

— Да... — Сказала пегасочка.

Через минуту Флаттершай нехотя освободилась чтобы размять шейку, и стала потягиваться.

— Флатти, ты никогда не рассказывала... — Сергей немного приподнялся, — А как это произошло?

— Что? — Удивленно хлопнула глазами Флаттершай.

— Ну, как... Как ты стала вампиром?

— Ах, это... Столько бед из-за какого-то пустяка. Правильно говорят старые мудрые маги: лучше не подбирать с земли никаких драгоценностей. — Она грустно улыбнулась, и села возле кровати, чтобы Сергей мог гладить ее, чем он с удовольствием и занялся.

— Какой еще драгоценности? — Не понял Сергей.

— Ах, мне тогда он... иии.. — Она улыбнулась и тихо запищала от удовольствия, когда человек легонько сжал рукой ее ушко, — Да, ох... прости. Понравился он мне тогда, золотой такой обруч вроде короны, три черных больших камня. Еще было место для четвертого, но, видно, потерялся. Нашла в кустах, и решила взять. В следующее новолуние я ощутила голод, меня потянуло к зеркалу, и там я увидела окно. Я ступила в окно, и мне жутко захотелось крови. Так тяжело вспоминать об... — Она навострила ушки. В коридоре слышался какой-то грохот и крики. Похоже, кто-то матерился, и ломился в сторону палаты, причем целой толпой. Наконец, дверь распахнулась, и на пороге возник взлохмаченный Борменталь, и еще несколько типов в очках. Далее по коридору слышался чей-то басовитый и громкий плач. Флаттершай от неожиданности спряталась за койку, а Сергей приподнялся.

— Что?!! — Вскочил в комнату Борменталь и бросился к Флатти, но другие коллеги схватили его, — Что ты сказала! Где она? ГДЕ?!!

— Эй, угомонись-ка, ты чего? — Насупился Сергей.

— Я? Чего? — С выпученными глазами уставился на него Борменталь, но тут же потерял к Сергею всякий интерес, вырвался из рук коллег и забегал по комнате, что-то бормоча себе под нос. Флаттершай испуганно наблюдала за этим из-за койки. В коридоре кто-то продолжал рыдать. Борменталь ухватил себя за волосы, нещадно таская, выскочил в коридор и заорал:

— Да уведите уже этого нытика в парашу! Васильич, уведи его! — Потом опять вскочил в палату и продолжил бегать, словно безумец, нашептывая под нос непонятные литании.

— Эй, ты че, с дуба рухнул?! — Крикнул на него Сергей, привлекая внимание. Борменталь подпрыгнул и уставился на Сергея, от вычурной стильной его прически не осталось и следа. Теперь он больше напоминал стереотипного безумного ученого, с торчащими в разные стороны волосами, разве что они были не седыми, а каштановыми. Он остановился, посмотрел на Серегу как на полного дебила и медленно сказал:

— Это же Черная Мать! — Потом опять потерял к окружающему интерес, и принялся нарезать круги по палате, иногда вскидывая руки и матерясь: — Вот же... вот же гниды... где вы ее спрятали... Вот пидоры...