Автор рисунка: aJVL
Часть первая. Глава 1 Часть вторая. Глава 1.

Глава 2

тенька, вы прямо-таки ходячее бедствие, — пробормотал стоматолог, поднимаясь с пола и потирая шишку на лбу.

 — Извините, — смущенно прошептал я, гадая, сразу ли из мусорной корзины вставят предмет в мой рот, или сначала челюсть помоют. Что-то оба варианта мне не очень нравились, хотя второй был немного предпочтительнее.

 — Ладно, хоть не готовый протез, — улыбнулся доктор в ответ на мои мысли. — Был бы уже с клыками — как миленький ходили бы с ним дальше. А это недорогая пластиковая заготовка, сейчас новую сделаю.

Повозившись около пяти минут, доктор соорудил новые вставные челюсти.

 — Сначала техника безопасности. Интересоваться протезом при помощи языка сразу не надо, — сказал опытный врач и я улыбнулся. — Перед тем, как вытаскивать протез, расслабляете челюсть и желательно приготовьтесь его поймать.

 — Понял, — сказал я и с готовностью открыл рот, как птенчик в гнездышке.

После этого стоматолог ловко вставил мне протез и опасливо отошел на пару шагов, на всякий случай. Я потренировался в одевании и снимании предмета, на что доктор внимательно смотрел и с удовлетворением кивал головой.

 — На сегодня все, батенька, — сказал Рязанцев. — Я бы посоветовал пару дней протез снимать только перед сном. Вам надо к нему привыкнуть. Через два дня приходите, будет готово изделие уже с клыками.

— Фпафиба, дофтог! — сказал благодарный пациент и добрейшей души человечище, прекрасный доктор Рязанцев (кстати, Рязань — мой любимый город!) прямо таки по-отечески на меня посмотрел. После этого врач дал мне футляр для хранения вставной челюсти, и я покинул стоматологический кабинет.

В приемной симпатичная (да что я говорю-то — очень красивая и добрая!) медсестра выбила кассовый чек (с несерьезной суммой за такой профессионализм) который я с радостью сразу же оплатил. Немного посидел в кресле, оббитом прекрасной кожей цвета морской волны, прислушиваясь к непривычным ощущениям во рту, и потом в отличном настроении покинул стоматологию.

Последний пункт в программе — разработка легенды моего появления в мире прибытия. Нужно создать историю, на которую я буду опираться при общении с местными. Убив ещё около часа в специальной конторе, занимающейся данными проблемами, я, наконец, покинул джисталкерский комитет.

Радуясь, как птичка, вырвавшаяся из клетки, я вышел под чистое небо города из зоны кондиционированного воздуха.

Все дела переделаны, можно отдохнуть. Отдых я предпочитаю активный, поэтому не так давно купил абонемент в спорткомплекс. Там тебе и бассейн, и бег, и борьба. Из того небольшого набора знаний о драконах, что были мной добыты в прошлом вояже, выяснилось, что они не прочь посостязаться в борьбе.

Я не самый крутой супермен, но что-то в меня за год посещения этого места вбили. Самое время освежить навыки, ведь у меня ещё шесть дней до прыжка. С этими мыслями я отправился в спорткомплекс.

Как пролетела оставшаяся часть недели, я почти не заметил.

Наконец, все дела были практически завершены, и наступил день старта. Я заранее загрузил всю информацию, собранную мной самим о стране прибытия, она, кстати, Эквестрия называется, языке местных жителей и прочее. С раннего утра я уже был на ногах. Нужно было окрасить тело в цвет маскировки.

Растворив в воде флакон краски, полученной в косметологическом джисталкерском салоне, я залез в теплую ванну с головой, закрыл глаза и провел под водой долгие десять минут, дыша через соломинку. Тщательно вытершись и выйдя из ванной комнаты, я полюбовался на свое отражение. Кожа получила чёрный оттенок.

Я отправился на работу. Всё снаряжение хранилось там. На всякий случай, надел плащ с капюшоном, в котором на мое лицо ложилась тень. Привлекать внимания народа на улицах города чёрной физиономией не хотелось. Я быстро добрался до работы, где меня уже ждали друзья

 — Привет, уголёк! — заорал Григорий, как только я переступил порог офиса.

 — Неграм вход воспрещен, — пробурчал Дима вдогонку.

 — На себя посмотрите, красавцы, — парировал я, и парни с интересом взглянули друг на друга. — Во-во, ничего интересного, обычные офисные крысы.

Я оставил ребят, и пошел переодеваться да снаряжаться. Подойдя к зеркалу, я увидел, что моя кожа приобрела иссиня-чёрный цвет. Надев вставную клыкастую челюсть и прилепив к лицу уже ставшую привычной коллоидную маску, я встал перед зеркалом в комнате отдыха и еще раз внимательно себя осмотрел. В зеркале отражался молодой дракон. Кстати, за управление хвостом и огненным дыханием отвечал ИскИн. Он был подключен к трикету и общался со мной путём выведения на экран советов и подсказок. Далее шла очередь одежды. Сильную мимику орков я еще понимал, а вот тонкие нюансы мимического общения от меня пока ускользали полностью. Меня, правда, заверили, что высокотехнологичная коллоидная маска сама будет делать нужные выражения, повторяя их за моей мимикой. Я облачился в облегающую тело материю, визуально и на ощупь походящую на кожу дракона. А ещё она огнеупорная.

Сложив аккуратно городскую человеческую одежду, я взял предметы, которыми цивилизованный человек отличается от дикаря, и вернулся в зал старта.

Приняв пять таблеток джитези, что соответствует примерно часам десяти нахождения в другом мире без подзарядки, я выждал положенные три минуты для усвоения стимулятора, взял вещи и зашел в камеру старта. Вот вроде бы далеко не первый прыжок — а волнуюсь как зеленый новобранец. Хм, скорее чёрный. Сердце бьется быстрее, коленки подрагивают — так называемый предстартовый мандраж.

Дима, тем временем, закончил настройку, подошел к гашек-камере и закрыл крышку саркофага. Потом начал закручивать винты герметизации. Сердце ускорило свой темп и меня всего затрясло. Загерметизировав джикамеру, виртуальный гений подошел к компьютеру, оглянулся, и помахал мне рукой. Я махнул ему в ответ, и Дима нажал клавишу «энтер».

Сначала я оказался в заэкранном гашек-пространстве игры-ключа. Игра была древняя, и все вокруг было исполнено довольно схематично.

Через полминуты в ушах щелкнуло от перепада давления, в глазах что-то ярко вспыхнуло, и безвкусный кондиционированный воздух офиса резко сменился на свежий и духовитый лесной ветерок. Я находился в Эквестрии.