Автор рисунка: Devinian
Глава 6. Глава 8.

Глава 7.

А ешё я фанат КВ.

Новые проблемы.

Встал я поздно. За ночь я пару раз просыпался, переворачивался на другой бок и снова засыпал. Видать, переедание всё ещё сказывалось. Ну, хоть кошмары не снятся, и то радость. Около полудня меня всё-таки разбудили. Впихнули в меня какой-то салатик, и отправили помогать Спайку в сборах в дорогу. Ну просто никакого уважения к величайшей и древнейшей расе.

Твайлайт в сборах не участвовала. Она писала кому-то письмо. Судя по количеству зачёркнутых строчек, давалось оно ей непросто. В конце концов, все вещи были собраны, письмо написано и запечатано в конверт, а мы смогли отправиться на вокзал. По пути к нему фиолетовая единорожка заскочила на почту. Вышла она от туда минут через пять, и, подстроившись под мой шаг, обратилась ко мне:

 — Илья, я долго думала, над вопросом второго мага, для ритуала, и, наконец меня осенило! Я, кажется, нашла приемлемую кандидатуру. У неё далеко не сладкий характер, но если ты сможешь с ней договориться, то она нам поможет. Именно ей я отправила письмо, надеюсь, она согласится помочь. Ты пока подумай, что ты сможешь ей предложить, я сомневаюсь, что она станет помогать за просто так.

Озадачив таким образом меня, единорожка ускорила шаг и поравнялась со Спайком. У меня есть, что предложить магу, самое главное убедить его в необходимости помочь. В убеждении любого разумного существа самое главное что? Самое главное — это понять собеседника, выяснить то, чем он живёт, выяснить его образ мыслей и характер. Совокупность всех этих понятий и многих других позволяют разделить людей на три условные подгруппы — альфа, бета или омега. Альфа это самоуверенная личность, Свято уверенная в том, что в мире у всех проблем есть два решения: то которое было им выбрано и неверное. От чего порой и страдает. Противоположность ей — омега, существо нуждающееся в ком — то, кто задаст направление движения, или даст подсказку. Беты это нечто среднее между ними. Они зачастую умны и хотят признания. Понятно конечно, что деление очень условное, но действенное. В ходе диалога, а лучше заранее, нужно определить тип личности и в зависимости от него уже выбирать свои действия. Альфам нужно во всем потакать, они не любят противоречий, рассудительных, но тщеславных бет — очаровывать комплиментами, а омеги сломаются под давлением. Правильно выбранный тон, аргументы и построение фраз помогут в итоге добиться от собеседника своего, но в случае ошибки есть риск рассориться с ним. В общем, нужно шевелить мозгами и не тормозить.

Саму поездку в поезде я почти не запомнил, ибо, по причине жуткой жары, вагон поезда весьма ощутимо нагрелся, и я завалился спать. Пони же ничего вокруг не замечали, они были заняты общением. Обсуждали они типичные для всех женщин, во всех измерениях вещи — одежду, и парней, точнее конкретно пони обсуждали жеребцов. Спайк понял, что ничего интересного для него обсуждаться не будет, и последовал моему примеру, так же завалившись спать. Благо, равномерный стук колёс по рельсам этому способствовал.

На следующее утро мы прибыл в Эппллузу. На вокзале нас встретил двоюродный брат Эплджек — Брейберн. Он взял на себя роль гида по городку. Сам город, кстати, был очень даже небольшой. По сравнению с ним Понивилль мог считаться если не мегаполисом, то хотя бы региональным центром. Собственно, на осмотр города ушло аж целых пятнадцать минут. В основном, город показывали мне, мои соратники видимо уже были здесь.

Архитектура города представляла собой стиль, характерный для Дикого Запада. Хоть прямо сейчас вестерны снимай. В городе были типичные для той эпохи дома, площадка для танцев, салуном, офис шерифа и, конечно же, яблоневый сад. Все встречные пони были одеты по местной моде. Из нашей компании лишь Эплджек хоть как-то вписывалась в неё. Брейберн производил хорошее впечатление, было видно, что он очень гордится только появившимся городком. Была, правда у него одна странность — когда он что-либо рассказывал, то говорил спокойно, как все, но при произнесении названия города, он, видимо, преисполнившись гордости за городок, вставал на дыбы и громко восклицал: «ЭЭППЛЛУЗА!»

Первые пять раз было даже смешно, следующие десять забавно, но потом начало жутко раздражать.

Наконец, мы добрались до места своего проживания. Было решено, что мы все остановимся на ферме у Брейберна. Тот, в целом, оказался нормальным парнем, правда сильно зацикленным на расхваливании его любимой Эппллузы. Из-за этого нормально переговорить с ним мы смогли только в обед. Точнее он был вынужден нас выслушать, так как его рот был занят, и, в силу того что он был лишён возможности повторять своё «ЭЭППЛЛУЗА!», нас наконец услышал. Узнав, что нам необходимо посетить кочевников, он обрадовался, будто его позвали на свидание, а не в долгий путь по жаркой и сухой прерии, и предложил отправляться немедленно. Какое-то странное рвение. Хотя, кто знает, кто знает. Надо потом узнать у Твайлайт, возможна ли тут межвидовая любовь.

В итоге, сразу же после обеда мы отправились в гости к бизонам. Отправлялись, кстати, не с пустыми руками, а с повозкой, груженной пирогами, своеобразной данью рогатым за пользование землями. К пяти часам вечера мы, наконец, были на месте. Встречали нас как-то вяло. Я от Спайка слышал, что бизоны очень уважают драконов, и стараются во всём им угодить. Нет, нам сразу по приезду выделили по миске сине-голубых самоцветов, в которых комп определил бирюзу. Но по туземцам было видно, что они чем-то озабоченны. Я решил не тянуть корову за хвост и спросил, могу ли я увидеться с вождём.

Молодой бизон, приставленный к гостям старшими, ответил мне:

-Уважаемый дракон, к сожалению, вождь не сможет с тобой поговорить в ближайшее время. Не прими это за оскорбление, просто у нас случилась большая беда. Неделю назад дочь вождя Сильное Сердце заразилась белым кашлем. Вместе с ней зараза пристала к двум новорождённым и их матери. Наш целитель — Метеор, сразу же переселил их в отдельную палатку, что позволило остановить распространение болезни. Однако нужных для исцеления трав почти не осталось. В прериях сейчас сезон Зелёных деревьев. Палящие лучи солнца выжгли почти дотла все лекарственные травы, а новые прорастут только в Листопад. Сильное Сердце уступила травы матери и новорожденным, и они, слава звёздным предкам, выздоровели. Однако сама Сильное Сердце не смогла побороть болезнь. К сожалению, белый кашель перешёл в зелёный. Она уже три дня не покидает свою подстилку, а из палатки постоянно слышится жуткий кашель. Вождь от этих новостей впал в великое уныние и никого к себе не подпускает.

Я посмотрел на спутников. Все выглядели ошарашенными и подавленными. На Брейберна было просто жалко смотреть. Его морда побелела, зрачки в испуганно раскрытых глазах сузились в панике, а губы тряслись, словно он хотел что-то сказать, но не мог выдавить из себя ни слова. Видимо, я угадал, кому принадлежит его сердце.

Все почему-то молчали. Нет, так дела не делаются. Не хватало ещё в панику всем вместе удариться. Нужно их расшевелить.

 — Так, не киснем друзья! С нами, во-первых ,Флаттершай, талант которой уход и лечение зверей. Во вторых, хороший маг и, заодно лучшая ученица принцессы Селестии — Твайлайт Спаркл. Твайлайт, помнишь, что ты мне сказала в первый день нашего знакомства? Для друзей нет ничего невозможного. Правда, не всё в жизни просто. В начале, нужно поговорить с Метеором о том, что за травы нужно достать, возможно, их можно где-то найти или купить. Второе — надо спросить жителей Эппллузы, возможно они знают, что это за недуг. Третье, нужно бороться с унынием, порой оно опаснее самой болезни.

Пока я это всё говорил, у меня в голове созрел план действий. Я решил не изобретать велосипед, а занять пони делом, соответствующем их призванию.

 — Пинки Пай, Рэрити и Спайк будут развлекать и воодушевлять бизонов, нужно прогнать атмосферу подавленности вон. Все остальные идём к целителю за информацией. Как только выясним симптомы болезни и возможное лекарство он неё, вы Эплджек, Брейберн и Рэйнбоу как самые быстрые и выносливые отправитесь назад в город. Там разделитесь и начните опрос жителей, вдруг кто, что и знает о болезни, или сталкивался с ней. Флаттершай, я, и Твайлайт останемся с Метеором и попробуем разобраться в том, как лечить пациентку.

Все сразу воодушевились, и принялись за дело. Брейберн так уже рвался нестись в Эппллузу.

 — Что же, за дело!