Стэйблриджские хроники

Независимое продолжение фанфика "Отложенный урок". Сборник историй о том, как учёные пони регулярно спасают Эквестрию от глобальных и не очень катастроф. Правда, в 90% случаев они же эти катастрофы и вызывают. Но это детали...

ОС - пони

Почесушки и обнимашки в понячьей тюрьме

Анон попал... сначала в Эквестрию, а потом в тюрьму. Но в волшебном мире разноцветных лошадок есть чем развлечься даже в тюрьме.

ОС - пони Человеки

Сверхубермегагиперчрезгранднаивеликолепнейше!

Какой самый лучший способ заставить "каменную" пони проявить эмоции?

Пинки Пай Мод Пай

Возобновление Рода Человеческого

Принцесса Твайлайт Спаркл пытается убедить тебя, последнего из людей, заняться сексом с как можно большим количеством пони, чтобы возобновить род людской. К сожалению, на поней у тебя не стоит.

Твайлайт Спаркл Человеки

Игрушка аликорна

Тайные знания. Темная магия. Безграничное любопытство. Когда-нибудь все обязательно закончится...

Твайлайт Спаркл Старлайт Глиммер

Седьмой цвет гармонии

Что будет если в Эквестрию попадет мужик 37 лет. Сразу говорю! ДА я буду и дальше продолжать писать про попаданцев. И НЕТ не будет никакого насилия, убийств и т. п. Не будет понификаций ГГ. Только приключения, романтика и дружбомагия. Идеи и отчеты об ошибках присылаем мне на почту. И главное: НА ЗАКАЗ НЕ ПИШУ!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки Кризалис Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Мельница

Эпл Блум всегда мечтала, что этот день однажды настанет. Но она не ожидала, что он может оказаться настоящим кошмаром для неё.

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Дуралайка ("Barking Mad")

Кобылка, для которой, её разум - это тюрьма. На что похож её обычный день? И какой ужас мог довести такую милую пони до безумия? Если бы только она не лаяла как безумная, она могла бы рассказать нам. Но может быть, она может...

Другие пони

Чёрная Ленточка

О том, как иногда бывают полезны слёзы...

Пинки Пай

Десять секунд до восхода

ОбложкаПросто красивая история...

Принцесса Луна Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Мертвая тишина...

Разорвавшееся от горя сердце…

Я шел по пустой улице. Иногда оглядываясь назад, всматриваясь в разбитые окна: мне казалось, что кто-то следил за мной. Нет,я вовсе не опасался слежки, просто я хотел хоть раз,спустя столько времени увидеть человека, пусть и в самом плохом свете, но увидеть...

Через час ходьбы по одинокому городу я сел на старый железобетонный блок напротив того,что было когда то моим домом. Я смотрел на свои руки,пытаясь прислушаться к постороннему шуму,но такого не было. Птицы молчали,мухи молчали, радиоэфир молчал, да и вообще всему живому наступил конец. И во всем городе больше не было никого,с кем бы я мог поговорить и поделиться своими впечатлениями от увиденного. Земля была мертва,как и моя душа...

Моя жена,та которая прощала меня за все и мои любимые дети,которым я так и не успел сказать,как сильно я их люблю — ушли из этого мира и мне не удалось спасти ни одного из них...

Я мог бы пойти дальше,но не видел в этом никакого смысла. Я останусь здесь, на пороге нашего когда то красивого дома и проведу здесь остаток своей жизни.

Грустно осознавать,что ты больше никогда не увидишь ни одного человеческого лица,хотя конечно же увижу — у трупов солдат,которых здесь полно:у Ратушной Площади, у Собора Всех Святых — везде. Куда не глянешь — повсюду воронки от взрывов, разброшенные оружия и гильзы... Я не хочу вспоминать те дни. Просто не хочу. Что же мы сотворили с нашим миром. Все эти года,прошедшие под знаменами войны. Мы даже не успели понять, что это — мировая война. Никто даже и не догадывался о том,что скоро она придет и в наш город. И этот день наступил — На улице развернулся страшный бой,который длился очень долго.Помню,как я открыли прихожую для раненых. Внутрь их затаскивал врач из нашей местной клиники. От клиники и от всего прочего персонала остались только обожженные кирпичи и тлеющие головни. Доктор даже под самым страшным огнем раз в час выползал наружу, находил бойцов, которые еще дышат, и на себе тащил к нам. Помню,как у соседского порога лежал мертвый комиссар, рассыпав вокруг себя ворох листовок с призывом «Восстань!». Какой был страх.

А жена... моя любимая жена носилась к колодцу за водой, помогала омывать раны, стирать кровавые тряпки… Как же я ее любил...

Но в какой то момент в угол нашего дома попал снаряд и я бежал,оставив всех... Я успел спрятаться в подвале одного двухэтажного дома, началась "последняя" бомбардировка,после которой все стихло. Я не слышал ни плача в домах, ни последних вздохов солдат,ничего... Все ушло,а люди добились того, чего хотели. Они уничтожили себя. А я выжил,как назло. Не сказать,чтобы я позавидовал мертвому,но мне было очень грустно и одиноко. Эта тишина сводила меня с ума. И я снова закрываю глаза и снова передо мною начинают мелькать образы людей,взрывов,выстрелов и больше ничего.

Я медленно открываю глаза в надежде осознать,что все это сон,но нет... Передо мною все та же улица с разрушенными зданиями и мертвая тишина. Не выдержав,я хватаю свою винтовку и,вставив в нее последний патрон,приставляю ее своим дулом к своему горлу...

— Простите меня за все. — сказал я в пол-голоса и тут то я собрался нажать на курок как услышал позади себя шорох.

— Не надо. — сказал милый и очень знакомый мне голос.

Обернувшись,я ничего не заметил. Никого не было.

— Один раз ты мне уже спасла жизнь,но теперь все изменилось. — ответил я в пустоту. — да,ты спасла меня,но ради чего ? Чтобы я страдал, и чтобы мысли о моих погибших близких и родных сводили меня с ума ? Ответь !

В ответ я ничего не услышал.

— Тебя же нет, ровно, как и Эквестрии. Нет этого…

Я услышал медленные шаги позади себя.

— Так почему ты молчишь !? — сорвался я на крик. Отчаяние схватило мое сердце, губы не могли разжаться от тяжкого чувства пронизывающего всю мою душу. Я сел на землю и через несколько секунд почувствовал ,как ее мягкое копытце ложится мне прямо на шею и начинает ее поглаживать.

— Я ведь теперь один... — из глаз потекла одинокая слеза.

Наконец она подошла ко мне и повернулась ко мне своей красивой мордочкой. Передо мною стоял аликорн сиреневого цвета.

— Твайлайт... тебе ведь все равно придется уйти и оставить меня здесь. Так чего же ты сидишь здесь со мною ?

Она прошла по этой дороге со мной месяцы, рассказывая о прекрасной Эквестрии, об их приключениях с другими пони, о добродушной принцессе и о злобной Кризалис, обо всех. Она терпеливо слушала мои монологи отчаяния о войне и о том,скольких я потерял. Может я и говорил,что нету ни ее ни Эквестрии,но все таки ,в глубине души я верил, что смогу найти ту Эквестрию, что Твайлайт поможет мне, но когда я первый раз попытался ее погладить, она оказалась прозрачной, словно ее нет. Она иногда растворялась передо мною, иногда уходила за угол. И когда я смотрел за этот угол, ее уже не было.

— Я пришла попрощаться. Скоро последний огонек жизни потухнет... После тебя. Мне придется покинуть тебя навсегда, извини…

— Ты не можешь, мне не будет ради чего жить ! Зачем я шел?! Зачем я боролся?! Зачем… ты мне рассказала про Эквестрию и про все эти чудеса ?

— Чтобы ты насладился последними мгновениями в своей жизни. — улыбнулась та.

Потом она начала уходить все дальше от меня. Я хотел догнать ее, но не мог. Что-то держало меня на месте. Рыдая от отчаяния и горя, борясь с приступами истерики и тягучим нитям, держащим меня на месте, я из последних сил вытянув руку, крикнул уходящему аликорну:

— Стой!!! Возьми хоть это!!! Прошу!!!

Рука дрожала, держа фотографию ,на которой был изображен я,моя жена и дети... Я упал, сосредоточив свой взгляд на сиреневом аликорне. У меня не было сил встать, меня словно затягивало вниз, в бездну. Веки уже начали закрываться, как вдруг, Твайлайт посмотрела на фотографию и в унисон зарыдав, взяла ее...

— Ты есть, я верю,ты есть... У меня из глаз потекла последняя слеза, и я еле-еле улыбнулся...

Через несколько секунд она растворилась в воздухе вместе с фотографией, и она не увидела мой потупившийся взор и мои последние слова. И никто не услышал бы, ведь все было мертвое: и город, и земля, я и мое разорвавшееся от горя сердце…