Автор рисунка: aJVL
Инцидент 4001. Часть 1

Инцидент 4001. Часть 2

Вторая из трёх частей.

Было темно. Не то что бы очень, но вытянутую вперёд руку было уже не увидеть. Фонари дружно отказывались светить в этой кроличьей норе. Поэтому Тау-216 шли затылок, в затылок, стараясь не потеряться в этой окутывающей тьме. Шагали мы уже довольно долго. Несколько часов, а то и больше, но ничего не происходило. Тьма оставалось неизменной, как и звуки наших шагов, которые гулким эхом уносились внутрь тьмы. Раз, два, три. Через сорок шагов я поправил чудо-балоны, которые немного мешали при ходьбе. Ещё через пятьдесят шагов я оглянулся на идущего позади меня и не нашёл его там, хотя отчётливо слышал его топот всего пару секунд назад. По идеи это должно было вызвать у меня чувство страха, или волнения, но ни того, ни другого я не почувствовал. Казалось, что кто-то просто отрубил нужные ниточки, лишая меня возможности трезво мыслить, оценивать ситуацию. Несколько секунд я тупо глядел на место, где должен был стоять D-11, а потом обратился к оставшимся:

-Господа, я думаю нам нужно передохнуть

Усталости я не чувствовал, и мои спутники наверняка не устали, но D-11 пропал, и я подумал, что он просто отстал. Поэтому, прежде чем двигаться дальше, нужно было его подождать.

Сесть в костюме, который был на меня надет, было очень неудобно, но с этой задачей я кое-как справился. Осталось только решить, что делать дальше. Мысли отчаянно избегали моей головы, и я бы, наверное, просидел несколько часов в попытках их собрать, если бы не D-90, который неожиданно для всех поднялся, и, перехватил автомат. «Пойду, поищу Пашку», — бросил он нам, и скрылся в темноте. Я хотел было приказать ему остаться, но почему-то не сделал этого. Это место как-то странно влияло на мозги, тормозило мышление. До этого я додумался не сразу, только спустя несколько часов, после того, как девяностый ушел на поиски Паши. Чёртова кроличья нора решила издеваться над нами на все сто процентов. Я почувствовал это вместе с закрывающимися глазами. Сон нахлынул девятым валом, вдребезги разбивая хлипкий баркас моего сознания. Сопротивляться ему было не в моих силах, и я успел только сказать последнему из нашей опергруппы, что бы он разбудил меня, как только придут остальные.

Меня словно кто-то окатил ледяной водой. Я вздрогнул и открыл глаза. Хватило несколько минут, что бы понять, что я остался один. Один и в темноте. Впервые я был благодарен этому месту. Оно не позволило панике отравить мой организм, и я спокойно поднялся, матерясь на тех, кто сотворил такой неудобный костюм, и просто пошёл дальше. А через пару секунд я заметил недалеко от себя проблеск света. Не отдавая себе отчёта, я побежал к этому спасительному лучу. Эхо моих шагов жадно поглощала темнота. Я был уже совсем близко, как вдруг свет мигнул и пропал, как мираж в жару.

А потом вспыхнул далеко впереди меня. Это место явно навязывало мне свои правила игры. И я, к сожалению, обязан был играть. Поэтому вздохнув, я снова побежал к свету, как мотылёк, что бы манящий свет опять погас и вспыхнул теперь далеко позади меня. Это было уже не смешно. Нужно было устанавливать свои правила. «Газ безопасен, но при длительном воздействии на организм могут проявляться симптомы, как при ношении кольца. Физическая и умственная усталость, сонливость. В любом случае используйте только в самых крайних случаях» — вспомнились слова доктора в белом халате. Я бегаю за очень подозрительным лучом света, почти вся Тау-216 пропала в непроглядной тьме, и я не знаю, как отсюда выбраться. Думаю, случай был крайним.

Я кое-как пристроил маску на лицо. В ушах звенели слова всё того же доктора: «Хорошая новость. Газ защитит вас от любого меметического воздействия. Если там есть телепаты, то вы в танке. Плохая новость. Мы не знаем, как заставить эту штуку включаться. В общем, есть шанс, что, когда вы наденете маску, газ не будет пущен. Тут как повезёт…». Это было не очень обнадёживающее воспоминание. Доверять свою жизнь монетке я не хотел, но выбора у меня особо не было. Либо газ пойдёт, и возможно чем-то мне поможет. В чём я тоже сомневался. Либо газа не будет, и я останусь в этой липкой темноте на очень долгое время. И что-то мне подсказывало, что мне тут не понравиться. Я ждал. В ожидании прошли мучительные несколько секунд, а потом, после тихого шипения, я ощутил, как внутри маски начинают бушевать вихри. «Не пытаться объяснить всё, что видишь». Идеальное спасение от всех вопросов. Газ уже заполнил маску, и я, наконец, смог понять какой у него запах. Несло свежесваренным кофе, и старой бумагой. Безумный микс, но он мне пришёлся по душе. Он напоминал мне о беззаботных студенческих днях.

Нужно было идти дальше, и я, с удовольствием вдыхая в себя сладкий газ, двинулся вперёд. Через несколько минут ходьбы, я начал замечать, что всё вокруг меня начинает меняться. Некогда прочная стена мрака начала прогибаться, изменяться под моим взглядом. Собственные шаги звучали уже не так громко, да и я явственно стал ощущать, что иду уже по другой поверхности. Не по той, что была раньше. Как будто мраморный пол заменили персидским ковром. В довершение, прямо перед моим носом вспыхнул белый луч света. Тот самый, за которым я гонялся недавно. Почему-то мне показалось, что это был именно тот луч, а не любой другой. А потом меня что-то больно хлестнуло по лицу. Это была ветка.

***

Жадно дыша чистым воздухом, я лежал на холмике и наблюдал. С помощью чудо-газа мне удалось выбраться из тьмы, которая на самом деле оказалась огромным лесом. Рация вырубилась, убивая возможность связаться с остальными. Я очень надеялся, что они догадались использовать газ и тоже выбрались из кроличьей норы. В любом случае я уже был тут. Осталось понять где. Вот для этого я и ушел с опушки леса, и устроился на ближайшем холме. Увиденное, заставило меня слегка поразиться. За холмом раскинулся небольшой городок. Миниатюрные домики с соломенными крышами, не очень широкие улочки. Огромное дерево росло посреди города, добавляя виду необычности. По улицам кто-то ходил. Я видел копошащиеся тени, но расстояние не позволяло мне рассмотреть жителей городка поближе. Мой взгляд заскользил по окраине городка, которую можно было более или менее нормально рассмотреть. И там, прижавшись к стене одного из домов, стояла белая длинная спина. По мне забегали мурашки, а сердце бешено застучало, стараясь вырваться из груди. Я моментально упал лицом в мягкую зелёную траву. «На спину ему смотреть можно. Он не обидится», — успокаивал я себя. Я встал, и, стараясь не отрывать взгляда от земли, спустился с холма. Дело принимало очень опасный оборот. В любой момент Скромника мог спровоцировать случайный прохожий, или выглянувший в окно ребёнок, и что самое страшное запустить цепную реакцию смертей. Скромник мог легко вырезать целый город. Нужно было начинать действовать незамедлительно. Правда я так и не знал, кто же живёт в этом странном городишке. И я хотел узнать об этом раньше, чем девяносто шестой.

Бум! Я с разгону налетел на деревянную стену, которой явно не понравилось моё вмешательство в её спокойное и размеренное существование. От удара я отступил на пару шагов назад, вытирая выступившие от внезапного столкновения слёзы. Возможно, идти с опущенным под ноги взглядом было не очень хорошей идей, но я, по крайней мере, добрался до города, не встретившись с девяносто шестым лицом к лицу. Можно было отправлять плюсик в копилку, где он будет сиротливо дожидаться второго такого же плюсика. Потирая ушибленное место, я аккуратно выглянул из-за стены дома, которая послужила мне отличным укрытием. Но тут же поспешил скрыться за ней. Недалеко от дома стояли два разноцветных существа. Они были не прямоходящие, не очень больших размеров, и смахивали на больших собак. Я протёр глаза и ещё раз выглянул из-за укрытия. Существа стояли на месте и скорее всего не заметили меня. Подул ветер и донёс до меня обрывки фраз. «Разумные»- на автомате заметил я. Значит, есть шанс договориться. Или в скором времени по мою душу выдвинуться крестьяне с вилами и факелами. Тут, с какой стороны посмотреть.

Итак, у меня было два варианта. подождать пока Скромник всё тут уничтожит, а потом спокойно его запаковать. Вариант был очень заманчивым, но противоречил прямому приказу собирать информацию о новом мире. Ведь будет довольно проблематично что-то выпытать у трупов. Конечно, если их любезно оставит Скромник. Второй вариант предполагал гораздо больше действий. Можно было попытаться пройти по городу, в надежде, что местные жители не заточили вилы, найти объект и заставить его выйти из города, а там уже упаковать. Но сделать это было так же просто, как уговорить сброшенную атомную бомбу не взрываться. Но именно эта дорожка вела к самому меньшему количеству жертв. Значит нужно попробовать.

***

-Сдавайся! Тебе не причинят вреда! — один из стражников, окруживших дом, рвал глотку уже битый час. Безрезультатно. Дорожка оказалась настолько кривой, и настолько скользкой, что меня всё-таки угораздило споткнуться на ней. А начиналось всё не очень плохо. Решив, что нужно действовать, я покинул своё укрытие, и, обойдя небольшой деревянный дом, за которым я прятался, двинулся по улочке. Я решил идти к единственному хорошему ориентиру. К огромному дереву, чья крона возвышалась над соломенными крышами домов. Тогда же мне и представился случай поближе рассмотреть странных жителей этого городка. На деле их сходство с собаками было весьма отдалённо, и заканчивалось на том, что и те и другие ходили на четырёх конечностях. Теперь я бы сравнил их с миниатюрными лошадками, чем с огромными псинами. Все аборигены, были разного цвета. У почти всех, на боку, было клеймо, или что-то вроде того. У каждого, кого я встретил, метки были разными. Пока я шел по не очень широким улочкам, я чувствовал, как со всех сторон за мной наблюдают глаза. Десятки, а может сотни глаз, провожали меня взглядами, в которых с лёгкостью читалось удивление вперемешку с непониманием и страхом. Когда я попытался подойти к одному жителю, он сначала вжался в стену, рядом с которой стоял, а потом развернулся, и что есть мочи дал дёру. После этого во взглядах читалось всё меньше удивления, и всё больше страха. «Лишнее внимание сейчас не к чему»- подсказал мне внутренний голос, к которому я иногда прислушиваюсь. Поэтому, я свернул в ближайший переулок, в котором прятались две лошадки. Те поспешили ретироваться, едва я повернул в их сторону. «Да, исследовательская миссия, похоже, провалена» — думал я, когда пробирался по тёмному переулочку. Тут правила тень и сырость, защищая меня от солнца, которое уже давно висело в зените и посылало обжигающие лучи на землю. Переулочек неожиданно вывел меня к тому самому дереву, хотя я был уверен, что как раз пройдя по нему, я отдалюсь от цели своего пути, а не приближусь к ней настолько близко. И вот тут началось самое плохое. У дерева собралась большая толпа лошадок, которые явно чем-то были обеспокоены. Толпа жужжала как рассерженный осиный улей. Во главе толпы стояла белая лошадка с прекрасной развивающейся гривой, огромными крыльями и рогом. Её клеймо напоминало солнечный диск с отходящими от него языками пламени. Я заметил, как на неё смотрят окружающие. Так прозревшие смотрят на солнце или луну. С каким-то обожанием. Возможно, белая лошадка занимала высокий пост или что-то в этом роде. Я подошёл ближе. Сквозь шум толпы я слышал, как она обращается к кому-то

-Мы рады приветствовать тебя в нашей стране, гость! Я принцесса Селестия правительница Эквестрии. Что привело тебя в нашу страну?

Сначала я не понял, с кем она ведёт диалог, но потом, присмотревшись, я увидел белую спину и у меня внутри всё похолодело. Та, что назвала себя принцессой Селестией, мирно разговаривала со Скромником, точнее с его спиной, и пыталась узнать причину его прибытия. Чёрт, какие же везучие эти лошадки. Скромник стоял так, что каждый из огромный толпы, не имел счастья полюбоваться его лицом. Но принцесса, похоже, не желала пользоваться своим везением и, не дождавшись ответа, решила подойти к девяносто шестому. Похоже инстинкты тут у них совсем ни к чёрту. Особенно самосохранения. Нужно было что-то делать. Рука скользнула к бедру, что бы встретиться с холодной рукояткой оружия. Выбора не было. Серия щелчков. Взводящийся курок и снимающийся предохранитель. Я прицелился. Будем надеяться, что мне повезёт. Бах! Бах! Одна пуля ушла в небытие, а вторая со свистом попала в цель. Принцессу Селестию развернуло, и её крик резанул по ушам. Толпа на миг замерла, а потом в панике бросилась в разные стороны, а тем временем я не отрываясь следил за спиной девяносто шестого, готовый в любой момент направить взгляд в пол. Скромника очевидно совсем не интересовали ни крики, ни движение толпы. Он покачался из стороны в сторону, а потом, закрыв лицо длинными, не пропорциональными руками, двинулся вперед и вскоре скрылся. Всё прошло почти идеально, но ключевое слово тут «почти». На крик принцессы с неба, как чёрные вороны, спикировали несколько лошадок в золотых доспехах. Пегасы! Почти как у древних греков! Одни начали разгонять остатки паникующей толпы, а другая их часть бросилась помогать принцессе. Я же хотел аккуратно, под шумок свалить, но Фортуна решила, что с меня везения хватит. Один из пегасов в золотой броне, скользнул взглядом прямо по тому месту, где я находился. Невозможно словами передать всю палитру эмоций, которые отразились на его морде. До громкого крика: «Держите его! Он хотел убить принцессу», я надеялся что пронесёт. Но не пронесло. И я побежал, гремя баллонами с газом. С логикой у меня, так же как и у пегасов было туго, поэтому вместо того, что бы бежать назад по переулочку я помчался через площадь к дереву, уворачиваясь от бросающихся на меня со всех сторон пегасов. Если бы меня спросили: «Почему Антон? Почему именно туда, хотя вокруг столько замечательных мест, куда можно бежать?» я бы ни за что не ответил. Наверное, так же как пегасы не ответили бы на вопрос «Почему вы считаете, что именно то странное, непонятное существо покушалось на жизнь вашей принцессы?» Хотя нет, они бы ответили. Успешно миновав закованных в броню солдат, я оказался прямо перед дверью, которая вела внутрь широченного дерева. На раздумья не было времени. Я крутанул маленькую ручку и рванул дверь. Та натужно скрипнула и распахнулась. На пороге меня встретила огромная зелёная ящерица, которую я не раздумывая, и не смотря на её протесты выпинал за дверь, и захлопнул её за ним. Бегло оглядывая комнату, заставленную книгами в поисках того, чем можно забаррикадировать вход, я остановил свой выбор на паре книжных шкафов и небольшого диванчика, которые я тут же приладил к входу. И вот теперь я уже несколько часов сижу на втором этаже замечательного дома в дереве и наблюдаю за окружившими площадь солдатами, которые по очереди раз в несколько минут рвут глотки, призывая:

— Сдавайся! Тебе не причинят вреда!

В первые часы своей блокады я сверху донизу перерыл весь дом. Выхода было всего два. К первому я для надёжности подтащил ещё одни книжный шкаф, а у второго, который находился на балкончике второго этажа, решил устроиться сам и понаблюдать.

Площадь напоминала разорённый муравейник. Туда суда шныряли солдаты, тащили к переулочкам и тропкам телеги. Похоже, они решили не допускать даже мысли о моём побеге и законсервировать всё тщательно. Неприятно было осознавать, что я сам загнал себя в ловушку. И выбраться из неё можно было только одним способам. Сдаться бравым воякам. Вот только я не был уверен в сохранности своей головы, а привычки доверять кому-то на слово я не имел. Неожиданно движение на площади поменяло свой ход. Хаотичные перемещения стражи сменились на более упорядоченные, и через пару мгновение на площади в две колонны уже стояли единороги, а над ними, энергично махая крыльями, зависли пегасы. Что-то готовилось, и я очень надеялся, что не штурм моей крепости. Всё разъяснилось само собой, когда после того, как в центре между колоннами солдат после щелчка появилась та самая принцесса. Я смог разглядеть алую повязку на её плече. Если честно, то мне было немного боязно, что я мог случайно убить её, но на деле всё не так страшно. Хотя, когда принцесса слегка покачнулась, сомнения начали возвращаться в мой разум, но я моментально их прогнал. «Не драматизируй!»-сказал я себе и уставился в окно. На несколько секунд процессия замерла, а потом громом на меня обрушился голос.

-Ты совершил преступление, незнакомец! Но вот тебе моё слово! Суд над тобой будет справедливый.

На самом деле мне было до лампочки, будет ли надо мной суд или нет. И тем более мне было до лампочки, насколько он был справедливым. Всё что меня волновало тогда, это как далеко ушел девяносто шестой, и где остальная Тау-216. Но проблемы насущные тоже нужно было решать. Выбраться в одиночку было невозможно, поэтому я решил воспользоваться предложением на справедливый суд.

Когда я открыл дверь на миниатюрный балкон, несколько пегасов тут же рванули ко мне, но были остановлены взмахом крыла Селестии. Как только я убедился, что никто не собирается бить мне в спину, я вытащил из кобуры на бедре пистолет. Солдаты занервничали, но принцесса быстро успокоила их всё тем, же взмахом крыла. Подняв пистолет над головой, я вытащил магазин и бросил оружие с балкона, предварительно поставив его на предохранитель. К пистолету тут же бросилось несколько пегасов (я сперва подумал, что летят они по мою душу) и один из них аккуратно подобрал пистолет, а другой взял магазин. Затем оба пегаса доставили свою ношу к принцессе. Моё оружие окутало свечение, точно такое же начало исходить из рога принцессы. Я сделал миниатюрных шажочков назад, и моментально надел на лицо маску, когда такое же свечение начало окутывать меня.

-Не бойся магии, незнакомец,- усмотрев страх в моём жесте, произнесла принцесса.

Сказать, действительно было проще чем сделать, но единственное что я ощутил после того, как в маску пошёл газ, так это то, что я лечу со второго этажа. Когда я был уже морально готов себе что-нибудь сломать, меня дёрнуло, и земля оказалась перед самым носом. Помощь высших сил? Меня опустили на землю, и шустрый пегас тут же поспешил вернуться в строй.

-Именно это я подразумеваю под справедливым судом,- решил пошутить я. Маска немного исказила звук, но, думаю, суть они должны были понять. Но, посмотрев на выражение лица принцессы, я понял, что шутка была не удачной. И совсем не к месту.