Автор рисунка: MurDareik
Глава 9. Чужие чувства. Глава 11. Музыкально-техническая пауза.

Глава 10. Чужие мысли.

Обследование в больнице показало, что никаких серьёзных травм я не получил, только перенапряг мышцы ног и потратил много энергии на удержание той балки, но это было не так страшно. Я лежал в палате, рядом с кроватью стояли Фолкси, Джаз и Твайлайт. Спустя некоторое время прибежали Биги, но поговорить нам не удалось, доктор попросил всех, кроме Фолкси, выйти.

— Так, мистер Гаджет, сейчас вам перевяжут ноги, посадят в кресло-каталку и можете ехать. Постарайтесь не напрягать конечности несколько дней. Пойду, позову медсестру.

Когда доктор ушёл, я спросил у Фолкси:

— Я тут кое-что вспомнил. Помнишь, когда мы с тобой сегодня утром рассматривали чертежи, ты начала рассуждать, как устроен мотор?

— Тебе не показалось? – удивилась Мэй. – Я в технике вообще не разбираюсь. Хотя… Помнится, я как-то странно залипла на те чертежи, у меня даже в голове появились мысли, словно я знаю, как оно устроено. Только потом эти мысли куда-то улетучились, и я уже не упомню, о чём они были. Кстати, подобное ощущение у меня было и раньше, когда мы ходили вешать твои крылья к Бену и Тикки.

Странно, весьма странно. Она не разбирается в технике, но при этом знает, как устроены меха-крылья. Или не знает? Тогда откуда у неё эта информация? Прочитать чертёж она не могла, так как я использовал там свои собственные условные обозначения. Не могла же она взять эту информацию из моей головы? Или могла?

И тут у меня перед глазами пронёсся вчерашний случай с книгами. Если сопоставить факты… Внезапно я почувствовал, словно в голове у меня что-то щёлкнуло.

— Чего ты так испугалась, когда я вчера сказал, что пойду отнесу крылья?

— Я испугалась? Это ведь ты тогда с испуга хлопнул дверью.

— Хлопнул я, но испугалась перед этим ты. Словно не хотела, чтобы я тебя оставлял одну. – Я понимал, что ей очень не хочется говорить, чего именно она боялась, хотя я и примерно понимал причину её испуга, но мне важно не это, — Так испуг был? Не важно, по какой причине.

Фолкси помялась:

— Ну… Да, был. Но откуда ты знаешь?

— В том-то и проблема, что я сам не до конца понимаю, откуда. Предлагаю разобраться с этим дома. В смысле, в библиотеке.

В этот момент в палату вошла медсестра, перевязала мне ноги и помогла сесть на кресло-каталку. До библиотеки я доехал подталкиваемый Беном. Остальные шли рядом и подбадривали, кто как мог.

— Ну и что, что бегать нельзя. – Сказал откуда-то сверху Джаз. – Летать-то можно? Для полёта ноги не нужны.

— Но они нужны, чтобы оттолкнуться от земли. Да всё нормально, через пару дней снова смогу бегать, да и ходить мне не запрещали, так что можешь не переживать.

Но как же я был не прав. На следующее утро ноги болели так, что даже стоять было больно, а про то, чтобы ходить, даже речи не шло. Я просто лежал и не двигался. Чтобы хоть как-то меня приободрить, Фолкси сбегала в кафе и принесла мне мороженое.

— Представляешь, они сделали новое, взамен того, что я вчера не съела. Это так мило с их стороны.

— Ага, очень мило. Кстати, я бы не отказался ото льда.

— Ну, могу предложить только мороженое, и то его лучше есть. А вообще от такого хорошо помогает массаж. Как-то у нас была очень напряжённая репетиция, — о нет, опять… — так после неё у меня так всё болело. Хорошо одна из гримёров массаж делать умела, размяла меня так, что уже на следующий день как новенькая была. Она меня, кстати, научила.

— Лучше не надо, не так уж у меня всё и болит, — знаю я, что бывает, когда серьёзную работу берутся делать дилетанты, — потерплю.

Но сестра меня даже слушать не стала и начала разминать мне ноги. Никогда не думал, что это реально сделать копытами. Поначалу было не очень приятно, но спустя какое-то время действительно стало легче. Затем Мэй что-то мне где-то крутанула, от чего нога то ли хрустнула, то ли щёлкнула.

— Ай, осторожней! Ещё гипса мне не хватало! – воскликнул я не столько от боли, которой почти и не было, сколько от испуга.

— Всё нормально, просто сустав встал на место.

— У меня был вывих? Но почему доктор этого не заметил?

— Не, не совсем. Вывих – это когда кость выскакивает из сустава, а тут она немного сдвинулась с места. Обычное дело. Ты ведь когда потягиваешься, слышишь как спина хрустит?

— А, так тут то же самое? Ну, я же механик, а не медик. Но ты всё равно поаккуратнее с этим.

— Хорошо, — ответила сестра и прохрустела мне ещё одну ногу.

Ай! Надеюсь эти экзекуции того стоят, потому что меня сейчас едва ли не в узел завязать пытаются.

— Ну, всё, — сказала сестра, когда я уже потерял всякую надежду, что всё это закончится. Пользуется, хитрюга, моим беспомощным положением. – Можешь вставать.

Вставать? Да мне бы сейчас хотя бы лёжа постараться не рассыпаться. Однако я сделал над собой усилие и всё-таки умудрился встать.

— Ну, смотри, — сказал я, поднимаясь с дивана, — если не помогло… Я обижусь, в общем. – Я поставил ноги на пол, встал на них и… ничего. Ну, боль ушла не до конца, но было уже значительно легче. – Кхм… Неожиданно. Где там мороженое?

— Держи, — усмехнулась Мэй, подталкивая ко мне бокал. – Только смотри, ешь аккуратнее, а то ещё простудиться тебе не хватало.

Ммм, а мороженое очень даже ничего. Так, пока есть время, надо кое-что проверить.

— Фолкси!

— Что? – раздалось из кухни.

— Подойди на минутку.

Она вышла ко мне.

— Что-то случилось?

— Сядь здесь, — я указал на место посреди комнаты. Когда она села в указанном месте, я расположился напротив. – А теперь подумай о чём-нибудь.

— Зачем? – удивилась она.

— Просто подумай о чём-нибудь. О чём угодно.

Мэй зажмурилась, а я сосредоточился и попытался услышать её мысли. Странно, ничего не слышу и не чувствую.

— Ты точно о чём-то думаешь?

— Ага, много о чём.

— Возможно, это мне и мешает. Сосредоточься на чём-то одном.

Она снова зажмурилась, а я стал внимательно прислушиваться. Прошла пара минут, а я всё никак не мог услышать мысли сестры. Ничего не понимаю.

— Ну, ты там всё? Я уже устала думать о пироге с черникой.

— Я не просил называть то, о чём ты думаешь! Ладно, прервёмся, а то у меня от упоминания пирога аппетит разыгрался.

Мэй ушла на кухню, а я лёг обратно на диван.

Странно, очень странно, мы ловили мысли друг друга, по меньшей мере, раз 5, плюс, когда я искал Фолкси, то знал, где она находится. Что же общего было в тех случаях? Когда Мэй начала рассуждать об устройстве мотора, мы оба смотрели на чертежи. Но ведь перед этим я совершенно случайно почувствовал её испуг, а думали мы явно о разном. Что же тогда? Сильная эмоция? А это имеет смысл, если вспомнить, что я услышал голос сестры, когда на неё падала балка. Но откуда же я знал, где находится Мэй? Значит, имеется два варианта – либо для того, чтобы один из нас услышал другого, нужна сильная эмоция, либо мы должны быть на одной волне. А, возможно, и то, и другое. Значит, надо как-то воссоздать условия, при которых станет возможна передача мыслей. Вариант с сильной эмоцией лучше не использовать, так как кто знает, что с моей везучестью может произойти. Значит, нужно как-то поймать момент, чтобы думать о том же, о чём и она. Где она там есть?

Сестру я нашёл на кухне, она готовила черничный пирог. Теперь понятно, почему она о нём думала. Я сел рядом и начал наблюдать за её манипуляциями.

— Ты чего? – спросила она, замешивая тесто.

— Да так, скучно стало, решил посмотреть, чем ты занимаешься. Надеюсь, я не мешаю.

— Да нет. Только не мог бы ты немного отодвинуться? – Ой, и правда, я немного задумался, и подошёл так близко, что едва ли не уткнулся лицом в тесто.

— Прости, – сел я на прежнее место.

Время шло, пирог уже минут десять как был в духовке, а я всё никак не мог уловить ни единой мысли сестры. Один раз мне показалось, что я услышал что-то про то, что черничный цвет снова в моде, но потом оказалось, что просто кто-то прошёл под окнами.

Наконец, пирог был готов, Фолкси пригласила Твайлайт и Спайка его отведать. Я вяло ковырял свой кусок, когда Мэй спросила меня:

— Ты чего не ешь? Невкусно получилось? – на её лице читалась явная озабоченность, судя по всему, переживает, не повлияла ли травма на аппетит или что-то вроде того.

— Нет что ты, очень вкусно. Просто задумался, — и я в пару укусов прикончил свой кусок и взял ещё.

Так, с первого раза не получилось, попробуем ещё раз, надо только выбрать момент. А момент подвернулся уже через полчаса, когда сестра решила сходить за продуктами.

— Я пойду с тобой, — вскочил я перед ней, когда она была уже у двери.

— Зачем? Отдыхай, у тебя же ноги…

— Мне нельзя бегать, зато ходить никто не запрещал. Да и прогуляться хочется, а то я тут со скуки закисну.

— Раньше ты не особо скучал, сидя в комнате по нескольку дней и что-то изучая, – не без иронии заметила она.

— Времена меняются, — бодро сказал я.

— Не так уж и сильно, хочу заметить, — встряла Твайлайт, — но прогуляться ему и правда не помешает. Пусть дышит свежим воздухом, а не книжной пылью, — хозяйка библиотеки тут же спохватилась, — ну, в смысле, ему будет полезно прогуляться. Не подумайте, мы регулярно занимаемся уборкой, так что пыли нет, но вы и сами понимаете, что я имела в виду.

— Хорошо, идём, — вздохнула Мэй.

А хорошая сегодня погода. По небу плыли облака, явно подгоняемые пегасами, значит, вечером будет дождь, а то и гроза. А пока она не началась, стоит насладиться ярким солнцем и приятным ветерком, который, похоже, просто поселился в этом городе. Или же кто-то мудрит с погодой. Ну да ладно, я здесь не за этим, мне за сестрой наблюдать надо. Мы ходили по рынку, а я пытался услышать её мысли. Пока ничего не получалось, что странно. Я, вроде, стараюсь думать о том, что нужно купить к обеду и вообще из еды, но уловить хоть что-то никак не удавалось. Внезапно в голове проскочил образ моркови, и Фолкси направилась чётко к палатке продавца моркови. Так, кажется, сработало. Хотя это могла быть та же штука, из-за которой я знал местонахождение сестры, когда гонялся за ней по всему городу. Но хоть что-то, что уже неплохо. Дальше в голове возник образ редиса, и Мэй действительно направилась к палатке с редисом.

Не то, совсем не то. Неплохая способность, но мне нужно чтение мыслей, а не… назовём это Обнаружением. Я попробовал ещё пару раз, но удалось лишь снова угадать, куда пойдёт сестра. Кстати, надо будет проверить, как далеко действует эта умение. И, тем не менее, услышать конкретно мысли почему-то не получается.

Мэй зашла ещё в несколько магазинчиков, при этом я уже не пытался прочесть мысли или воспользоваться Обнаружением.

— Ну что, закончил свои изыскания?- спросила Мэй, когда мы выходили из последнего магазина. В её голосе было слышно недовольство.

— Что? – удивился я, — Как ты узнала?

— Для начала, ты всё то время, что мы ходили по магазинам, ты ходил какой-то задумавшийся. К тому же я специально ходила зиг-загами, а ты этого не заметил, более того, ты поворачивал к палатке раньше меня. Так что что-то у тебя явно вышло. Неужели сумел прочесть мои мысли?

— Не совсем, но кое-каких результатов добился.

Фолкси как-то странно на меня посмотрела, словно за что-то обиделась. Мы дошли до библиотеки, а я всё пытался понять, за что она могла на меня обидеться. Может потому, что я не помог ей нести сумки? Да она вроде сама не дала, сказала, что с моими ногами только сумки таскать. Тогда что? Чтобы долго не ломать голову, я спросил у Мэй:

— Слушай, что ты ходишь на меня надутая?

— А сам как думаешь?

Ну, тип мышления у меня, вроде бы, математический, или как там, я не психолог, но её интересует явно не это.

— Честно – не знаю.

— Ты пытался прочесть мои мысли.

— Ну да, я пытался понять, при каких условиях срабатывает чтение мыслей.

— Но ничего, что ты пытался прочесть мои мысли без разрешения? Мои личные, никому кроме меня не принадлежащие мысли?

— А, так ты об этом. Как-то не подумал. Прости, я просто немного зациклился и… в общем, если тебе это не нравится, я прекращу.

— Спасибо, — всё тем же обиженным тоном сказала Фолкси и ушла к себе.

А я лёг на диван и задумался насчёт того, а нужна ли нам эта телепатия? С одной стороны, это было бы крайне полезно, но с другой я могу случайно услышать то, чего слышать не должен. Например, причину её давнишнего испуга. Этот вопрос всё ещё не даёт мне покоя. Спросить прямо я пока боюсь, всё-таки это личное дело сестры, а не моё, к тому же сейчас она может обидеться ещё больше, так как подумает, что я всё-таки подсмотрел её мысли.

Я не заметил, как задремал, проснулся лишь, когда учуял запах чего-то вкусного. Затем из кухни показалась голова Мэй:

— Обед готов.

Я прошёл на кухню и сел напротив сестры.

— Слушай, — решил всё же извиниться я, — прости, что пытался подслушать твои мысли. Повторю ещё раз – больше пытаться прочесть твои мысли я не буду. И…

Мой подняла копыто, прерывая мой поток извинений. Зря, кстати, я хотел предложить ей выбрать обои для теперь уже нашего будущего дома. По крайней мере, для гостиной и её комнаты.

— Хватит извиняться. Просто не читай мои мысли и всё. Лучше скажи, как тебе салат? – по голосу было слышно, что она ещё немного обижена, но уже почти отошла. Возможно, ещё не до конца простила, но, по крайней мере, уже не так сильно злится.

— Вкусно, – и это было правдой. Интересное сочетание маленьких помидорок черри, или как там они называются, салата, огурцов и сухариков. – Только чего-то не хватает.

— Я вот тоже так подумала… Так, стоп, ты случайно не?..

— Нет, ни в коем случае, иначе бы сходу сказал, чего именно. Да и едва ли у нас найдётся такой сыр. – Вот блин, неужели протекло?

— Что? Я же просила!

— Я не специально! Честно! Просто мы подумали об одном и том же, потому так и вышло. Я не могу это контролировать!

Она хотела что-то сказать, но тут в дом вбежала Тикки:

— Мэй, нужна твоя помощь!

— Что случилось? – спросила она

— Жеребёнок убежал в Вечнодикий лес. Мы организуем поисковые отряды, но нам не хватает народу.

— Идём, — сказал я, и направился к выходу.

— Гаджет, ты куда, у тебя же ноги?

— Потерялся ребёнок, я не могу просто сидеть и ничего не делать. Идём уже, скоро начнётся дождь, так что нужно поторопиться.

Мы вышли на главную площадь города. Там мэр и Твайлайт формировали поисковые группы и давали указания. Когда дошла очередь до нас с Мэй, то меня поначалу не хотели принимать, но я настоял, и меня отправили в одну группу с Беном, Тикки, Джазом и Мэй.

Когда все группы были сформированы, мы отправились к лесу и, растянувшись в цепь, стали в него углубляться. В небе кружили пегасы, пытаясь увидеть потеряшку с высоты. Время шло, но найти Чизи, так звали жеребёнка, не удавалось. Сверху в своей фирменной манере свалился Джастин, вслед за ним приземлилась Мэй:

— Пока глухо, — сказал Джаз, — Сверху вообще сложно разглядеть что бы то ни было, мешают кроны деревьев.

— У нас тоже ничего, — сказал Бен, — Как же глубоко он мог убежать?

— А из-за чего он вообще в лес пошёл? – спросил я, так как эта информация как-то от меня ускользнула.

— То ли поспорил, то ли поругался с кем, – ответил Джаз, — Да какая разница? Факт в том, что он где-то здесь.

— Большая разница. Если он поругался, то мог убежать дальше, чем если бы поспорил. Когда ты расстроен, причём сильно, то тебе лишь бы скрыться и подальше от тех, кто тебя обидел. Если же это спор, то он мог уйти не так далеко, так как инстинкт самосохранения не дал бы ему далеко зайти в столь страшное место. Предполагаю, что он мог испугаться, попробовать вернуться, но заблудился. Но в этом случае, мы его давно бы нашли, а так его всё не видно. Так что он явно с кем-то поругался.

— И что нам это даёт? – спросил Джаз.

— А то…, — я не успел выложить свою теорию, как сверху сверкнула молния, а затем громыхнуло так, что я, да и не только я, присели от испуга. Одновременно с этим начал усиливаться ветер.

— Не знаю, что даёт нам предыдущий факт, но эта молния означает, что теперь тот, кого мы ищем, ещё и сильно напуган, — сказала Тикки.

Мы продолжили поиски, но ветер становился всё сильнее.

— Почему не попросить пегасов разогнать тучи? – спросила я. – Так же искать будет явно проще.

— Не получится, — ответил Бен, — когда начинается гроза, к облакам подходит опасно, может и молнией ударить и вообще неизвестно, что может произойти. Один раз попытались разогнать, так потом ураган случился. Повезло, что он ушёл в сторону от города, но, тем не менее, эффект непредсказуем.

— Да уж, тут нам не Кентерлот, — лишь вздохнул я.

Начало моросить, но с каждой минутой дождь становился всё сильнее. Прозвучала команда:

— Всем пегасам на землю!

Поиск продолжался, несмотря на всё усиливавшийся дождь, хотя сквозь него было видно всё хуже и хуже. Мы перемещались перебежками между деревьями, чтобы не сильно мокнуть. В какой-то момент полило так, что не было видно ничего уже с расстояния в пару метров. Мы ускорили темп, я тоже старался идти быстрее, боли в ногах почти не было, да я и не обращал на неё внимания.

— Всем остановиться! – прозвучала команда главы поисков.

— Что случилось? – мы с сестрой подбежали к нему.

— Дождь слишком сильный, нужно подождать, пока он ослабнет.

— И мы просто оставим бедного малыша там? – вспылила Мэй, указывая в сторону самой чащи леса.

— Сейчас мы и сами сильно рискуем на что-нибудь наткнуться, — ответил ей глава.

Мэй смотрела на него со злостью и презрением, как вдруг дёрнула ухом.

— Что такое? – спросил я у неё.

— Всем тихо! – крикнула сестра и все действительно замолчали. Вокруг воцарилась такая тишина, что был слышен лишь шум льющейся на землю воды и шелест бомбардируемых каплями листьев деревьев. Дождь и не думал утихать. Не представляю, как можно сквозь этот шум хоть что-то услышать, но, видимо, Мэй смогла, потому что спустя секунду она рванула дальше в лес, да с такой скоростью, что я даже не успел заметить, куда именно. Я попытался воспользоваться Обнаружением, но ничего не получилось – деревья, деревья, деревья. По таким признакам едва ли можно определить местоположение. Если бы только я мог услышать её мысли, но, во-первых, я не знаю, как это сделать, а, во-вторых, Мэй запретила мне даже пробовать. Так что я стоял и пытался придумать, как её не то что догнать, а хотя бы понять, где она.

Внезапно снова ударил гром.

— Ух, вот это громыхнуло, — подумал я и тут же понял, что в голове у меня прозвучало странное эхо моих же мыслей, как если бы я сказал об этом одновременно с кем-то. Так, стоп, неужели…

— Фолкси, ты меня слышишь? – спросил я вслух, так как шум дождя мешал думать. Да, я прочёл её мысли, но раз уж так вышло, глупо не воспользоваться шансом.

— Ты чего? – спросил Джаз, — Так ты до неё не докричишься.

— Я уже докричался, — ответил я. – Ты нашла его?

— Да, — раздался откуда-то издалека голос Мэй, — дерево… он в порядке…- и тишина.

— Мэй? Мэй! Не молчи! Отвечай!

— Что случилось? – спросила Тикки.

— Она нашла его, но, похоже, сама пострадала. Нужно срочно найти её. Если бы у меня были сейчас крылья…

— Считай, что они у тебя есть, — сказал Джаз, а затем взлетел, обхватил меня всеми четырьмя ногами, вылетел из-под дерева и пошёл вверх. Я сотворил над нами щит, чтобы его крылья не намокли, но лететь ему было явно тяжело.

Мы ушли уже довольно далеко от спасательной группы, как вдруг где-то сбоку блеснула молния. Джастин резко повернул влево, уходя от вспышки, и та вспыхнула позади нас.

Я вглядывался вниз, но пока ничего подходящего не видел. Как вдруг, когда мы пролетали над очередной проплешиной, меня словно ожгло холодом.

— Вниз! – скомандовал я, и заменитель моих крыльев нырнул вниз, выровнявшись почти у самой земли. Затем он отпустил меня, и я начал рыскать по поляне в поисках сестры и Чизи. Где же они, где? Холод опасности всё сильнее, нужно торопиться. Внезапно я почувствовал, что тот стал тише. Я сделал шаг влево – снова усилился. Шаг правее – чуть ослаб. Я пошёл вперёд, следуя за своими ощущениями, и те привели меня к оврагу. Когда я стоял на его краю, то у меня от холода зуб на зуб не попадал, но я осторожно спустился вниз и…

— Фолкси! – сестра лежала под стволом дерева, рядом сидел тот самый жеребёнок.

— Она спасла меня, — сказал малыш хриплым голосом. Должно быть, сорвал, пока звал на помощь, — я прятался в овраге от дождя, но тут одно из деревьев подмыло и оно начало падать прямо на меня, но она меня успела оттолкнуть меня. Но сама убежать не успела.

Рядом со мной рухнул Джастин и мы попытались вместе отодвинуть дерево. Нет, так нельзя, мы можем навредить Фолкси. Что же делать… А, к чёрту всё. Я сосредоточился и попробовал поднять дерево телекинезом. Тяжёлое, зараза, но по сравнению с той балкой ерунда. Медленно и очень осторожно я поднял дерево, а затем Джастин оттолкнул его назад, где оно и упало, отпущенное мной. Мы подошли Мэй, я проверил дыхание и сердцебиение – жива и, кажется, относительно невредима. Помято крыло, возможно, повреждены рёбра, но главное, что она жива.

— Фолкси, очнись. Очнись, умоляю, — шептал я, пока на нас лился проливной дождь. Уж не знаю, как мы доберёмся обратно, у Джаза намокли крылья, да и едва ли он унесёт троих.

— Фолкси, очнись, — присоединился ко мне Джастин, — очень прошу, очнись. Я не хочу тебя потерять, я хочу снова услышать твои песни. Да к чёрту песни, я хочу снова увидеть твою улыбку, услышать твой голос. Я… — раздался грохот, и последние слова я не расслышал. – Проклятый гром. Люблю я тебя, чёрт побери!

Кажется, сестра отреагировала.

— Я тебя тоже люблю, сестрёнка! Знаю, я уже извинялся, но прости, что пытался влезть тебе в голову без твоего разрешения. И за тот случай на кухне. Теперь я все-все такие опыты буду проводить только с твоего разрешения. Или не буду проводить вообще, только очнись, ты очень мне нужна. Я чуть не потерял тебя однажды, не хочу потерять и сейчас.

Фолкси напряглась и попробовала открыть глаза. Получилось у неё не сразу.

— Малец цел? – спросила она слабым голосом.

— Да, вот он, рядом сидит. – Ответил я, — Ты как себя чувствуешь? Встать сможешь?

— Сама – едва ли.

Мы с Джазом помогли ей подняться.

— Да уж, что-то везёт нам в последнее время, — сказал я, — уже второй раз тебя спасаю.

— Что поделать, если я такая везучая, — попробовала усмехнуться Мэй, но тут же скривилась от боли. Похоже, несколько рёбер ей всё-таки повредило. – Кстати, Джастин, что ты там сказал, пока я в лежала в отключке? Кажется, я что-то слышала.

— Ну, — тут же покраснел, но затем собрался с духом тот, — я признался тебе в любви.

И вот тут уже покраснела Мэй.

— Э-это так неожиданно. Жаль, я не всё услышала.

— Могу повторить, если хочешь.

— Потом повторишь, — встрял я, — сейчас нам надо подать сигнал нашим.

Я сосредоточился. Надеюсь, получится достаточно ярко. Спустя мгновение в небо устремился яркий красный луч. Я продержал его несколько секунд, а затем выключил. Уф, вот это я жахнул. Остаётся только сесть под дерево, которое точно не упадёт, и ждать.

Но, как ни странно, ждать пришлось недолго. Буквально через несколько минут к нам прибежали и прилетели почти все члены спасательной операции. Мэй положили на носилки, малыша Чизи закутали в одеяло, бедняга продрог, но держался молодцом. Мне тоже предложили лечь на носилки, но я отказался. К этому времени дождь практически закончился, поэтому мы шли под предводительством Джаза, который лучше всех знал лес. Я шёл, поддерживаемый Беном и Тикки.

— Ты как? – спросил Бен.

— Жить буду. Возможно, с моей везучестью, недолго, но весело.

— Ты так не шути, — сказал Бен, — а то, чего доброго, накаркаешь.

— А я смотрю, Джастин уж очень воодушевлённый, – решила сменить тему Тикки, — Иж как вперёд припустил.

— Хочет поскорее доставить Мэй в больницу. Ей неслабо досталось. Плюс он ей в любви признался.

Биги аж застыли:

— Он ей что? – спросил Бен.

— Признался в любви. Не знаю, взаимно это или нет, но Мэй как-то даже приободрилась, когда это услышала.

— Да уж, — отошла от шока Тикки, — неожиданно.

Странная реакция, учитывая общительность Джастина. Да у него наверняка должно было быть множество подружек. Другое дело, что я ни разу не слышал, чтобы у него была хотя бы одна девушка. Ладно, сейчас бы не споткнуться, об остальном подумаем потом.

Когда мы вышли из леса, нас встретили возгласы ликования. К носилкам сразу подбежали доктора, и под их чутким руководством Фолкси унесли в сторону больницы. Меня отправили туда же, но быстро отпустили домой. Я хотел было остаться, последить за состоянием Фолкси, но когда я подошёл к её палате, то увидел, что там уже сидит Джаз, и решил не мешать.

Спустя пару дней Мэй разрешили вернуться домой. У неё были забинтованы крыло и тело в районе рёбер. Рёбра, кстати, не так уж сильно пострадали, парочка трещин, что не может не радовать, так как то дерево было немаленьким. У крыла же был вывих и сильный ушиб, так что недельку ей придётся обойтись без полётов.

Утром следующего дня после выписки сестры я сидел в гостиной и корпел над чертежами нового изобретения. Если точнее – системой оповещения и борьбы против параспрайтов. Если мои расчёты верны, эти летающие чёрные дыры, лишь прикидывающиеся милыми пушистиками, могут ещё объявиться. Раздался звук открывающейся двери, и в комнату спустилась Фолкси.

— Мы теперь с тобой семейка мумий, — сказала она, подходя ко мне. Вообще-то это не совсем верное утверждение, так как у меня забинтованы только ноги, и то бинты можно будет скоро снять, но да, в чём-то она была права. – Спасибо, что спас меня тогда. Из-за всех этих медицинских процедур у меня не было возможности нормально тебя поблагодарить.

Я хотел было извиниться, я ведь тогда без спроса прочёл её мысли, но, видимо, она то ли угадала, то ли услышала, так как сразу же выставила перед собой копыто, — Не извиняйся. Ты поступил правильно. Если бы ты этого не сделал, не знаю, что могло бы произойти. Кстати, надо будет поблагодарить и Джастина, он всё то время, что я была в больнице, от меня практически не отходил. Он милый, внимательный. Мне как-то сильно захотелось соку, так он полгорода облетел в поисках. – Помню этот эпизод, только искал не он один, но нашёл именно он.

— Но как ты узнала, что Чизи именно там?

— Услышала. У меня очень тонкий слух, что очень помогало мне в работе. Услышала крик, а дальше и сам знаешь.

После этих слов она внимательно посмотрела на меня, что-то прикинула, а затем вышла на середину комнаты, села и указало на место перед собой.

— Ну что, попробуем ещё раз? – спросила она.

Я улыбнулся, отодвинул чертежи, подошёл к месту, на которое указала сестра и сел. Ну что ж, приступим.