Aliversum

Давным-давно, в далёкой альтернативной вселенной... Чтож, представте себе мир, в котором эпоха расцвета канула в лету, а каждый народ ведёт борьбу за собственное выживание. Здесь нет места дружбе. Жизненной энергии этого мира с каждым годом становиться всё меньшее и меньше, будущее пугающе туманно, и никому нет дела до древних легенд. Но в нём ещё остались храбрецы, готовые бросить вызов судьбе, и несмотря ни на что вернуть былое процветание и гармонию.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Купальня для Вандерболтов

История о Винд Райдере - легенде Вандерболтов, который после своего позорного ухода из состава Вандерболтов оказался в доме престарелых. Вот и всё.

Рэйнбоу Дэш Вандерболты

Ночная кобыла.

Доброго времени суток, уважаемые читатели. Эта вьетка родилась внезапно. Под влиянием одной песни, Мельница - Ночная кобыла.

Наследие пришельцев

Одна маленькая пони находит у окраины Вечнодикого леса существо, имеющее прямое отношение к незваным гостям, посетившим Эквестрию больше тысячи лет назад.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

На рельсе

Во всём виновата Судьба! Я ничего не мог и не могу изменить. Год назад в парке на меня напали, тогда всё и началось, а сейчас я в эквестрии.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Человеки

Крылья

Виньетка-зарисовочка, когда-то выложил в пони-писалтелях, теперь переложу сюда. Шучу-издеваюсь над Рэрити. Жанр — юмор.

Рэрити

Тьма века сего / This Present Darkness

Она – низвергательница абсолютов, неисповедимая владычица ночи. Она, заточённая в небесном узилище, где только луна да светлые звёзды сияют в вышине, пускай и незримые глазу. Ибо кругом лишь тьма.

Принцесса Луна Найтмэр Мун

Н-но человек… снаружи холодно!

Принцессы позвали тебя в Кантерлот, чтобы провести вместе немного времени перед большой вечеринкой в честь Дня Согревающего Очага. Тебе очень понравилось, но настала пора возвращаться обратно в Понивилль. C другой стороны, это какими хозяйками должны быть Селестия и Луна, чтобы ОТПУСТИТЬ тебя, единственного человека в Эквестрии, по такой холодной погоде? Основано на песне Френка Лессера “Baby, It's Cold Outside”.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Золото

От автора "Квинтессенции свободы". В идеальном мире Эквестрии порой происходят преступления. А преступников надо наказывать. Вы привыкли видеть добро? Что ж, тогда добро пожаловать в Лагерь!

Зима / Winter

Бывают такие поступки, которые нам хотелось бы исправить; поступки, которые не отпускают до самого конца. А временами, когда мы рыдаем в одиночестве, тени прошлого закрадываются в память – и мы по новой переживаем самые болезненные воспоминания. Одна грифина, покинутая всеми, ждёт, что придёт хоть кто-нибудь, ждёт помощи. Но не всегда мы получаем то, чего хотим.

Гильда

S03E05

За окнами кабинета чернела ночь. Тусклый свет лампы, стоявшей на письменном столе, едва разгонял густую тьму. Несмотря на поздний час, принцесса Селестия не спала — у неё была назначена встреча. Важная встреча. 

На столе перед принцессой лежал кусок пергамента. Она читала и перечитывала написанное раз за разом, пока слова не врезались ей в память: за сухими оборотами и положениями скрывался страшный смысл. В самом низу листа были две строчки для подписи.

В коридоре послышались шаги. Уши принцессы дернулись. Спустя мгновение дверь распахнулась, и в кабинет вошёл долгожданный “гость”. Стражник, облачённый в доспехи, придержал дверь и проводил высокого незнакомца подозрительным взглядом.

Мужчина был одет в обыкновенную чёрную форму. Помимо четырёх звёзд на воротничке ничего не выдавало в нём какого-то особого статуса. Но его пронзительные глаза и глубокий длинный шрам, перечеркнувший скулу, говорили о нём куда больше. К поясу был приторочен изношенный пистолет — пользовались им часто, а чистили и того чаще. Сапоги, тоже немало повидавшие на своём веку, были отполированы до блеска. Каблуки простучали по паркету, словно барабанная дробь перед казнью.

— Генерал. — Принцесса привстала.

Человек остановился у стола.

— Принцесса.

— Присаживайтесь, — процедила аликорн как можно вежливее.

Мужчина придвинул кресло со своей стороны и сел напротив Селестии, та опустилась вслед за ним. Их взгляды встретились.

— Давайте закончим побыстрее, — проговорила принцесса, опуская глаза. Она развернула пергамент к человеку и пододвинула чернильницу с пером. Генерал не повёл и бровью.

— Вы понимаете условия договора, принцесса?

— Я его составляла вместе с вашим командованием, — Селестия невольно стиснула зубы.

— Но осознаёте ли вы, что произойдёт после его подписания?

На какую-то секунду слова покинули принцессу. Но, наконец, она медленно выдохнула и посмотрела на собеседника.

— За всю свою историю Эквестрия не сталкивалась с тем, что происходит в последние годы. Уж тем более мы не ожидали вступить в контакт с новым инопланетным видом. Я больше не могу смотреть, как гибнут мои пони. Я хочу положить конец этой войне.

— Спрошу по-другому, — повторил мужчина. — Вы хорошо обдумали, на что соглашаетесь? Мне кажется, что не очень.

— А вы, генерал, лучше меня знаете нужды моей страны? — Селестия впервые встретила его взгляд без заминки.

— Я, если позволите, расскажу вам о человечестве. Вы должны кое-что понять. — Мужчина сел прямо и продолжил: — Наш вид путешествует меж звёзд уже много веков, но до того мы жили на родной планете в изоляции.

— Я изучала вашу историю, — перебила Селестия. — На вас напали, как вы их называете, “Альфы”. Было много жертв.

— Земляне впервые вступили в контакт с внеземной жизнью и были встречены агрессией, — кивнул мужчина. — И мы приложили все силы, чтобы этот контакт стал для них последним. Мы вышли в космос, ведомые местью. Мы нашли и уничтожили их мир.

— Принцип ока за око не разрешает противоречий, — принцесса смерила человека холодным взглядом.

— Вы правы.

Внезапный ответ удивил её. Последующие слова генерала, впрочем, разрушили хрупкую надежду на взаимопонимание.

— Равноценным возмездием ничего не добиться. Вам знакомо понятие геноцида?

— Догадываюсь, что это, — ответила Селестия, внезапно почувствовав, как её охватывает дурнота.

— Альфы безнаказанно убивали безоружных. А мы убили их всех. С тех пор Земле никогда и ничего не угрожало.

— Чего и следовало ожидать, — процедила Селестия сквозь зубы и отвернулась от генерала. — Я читала доклады психологов о человечестве. Портрет вырисовывается не из приятных.

Мужчина продолжал буравить её взглядом, будто и не заметив перемены настроения.

— Вы бы поглядели, как мы жили сами по себе. Рядом не было чужаков, поэтому мы спокойно убивали друг друга. Миллионы и миллиарды погибли ещё до того, как мы вышли в космос.

То есть? — Этого Селестии ещё не приходилось слышать. — Как… Как же тогда вашему виду вообще удалось выжить?

— Люди не только умеют рвать друг друга на части. Объединяемся мы не хуже. А как иначе? В противном случае мы бы не выжили. Поймите, принцесса: наша планета, в отличие от вашей, не райский сад.

— Для “райского сада” у нас многовато стихийных бедствий и опасных тварей, — парировала Селестия.

— А люди не умеют колдовать, управлять погодой и не могут питаться одной травой, — сухо перечислил мужчина в ответ на возражение. — Но несмотря на это, мы уничтожили всех опасных хищников и пробились на верхушку пищевой пирамиды. Матушка-Земля не очень-то любила своих отпрысков, но, когда пришло наше время, мы отомстили. Планета подчинилась нашей воле. Мы добывали ископаемые из земных недр, возводили здания до небес, разделяли материки каналами и срывали горы. Мы были хозяевами своей судьбы.

— Появление Альф, видимо, было как гром среди ясного неба, — догадалась Селестия.

— Но мы оправились. Когда мы застеклили их планету…

— “Застеклили”? — переспросила Селестия.

— Выжгли всё дотла. Сама земля плавилась от жара. — Во взгляде мужчины читалось явное раздражение тем, что его перебивают. — После чего мы приземлились и начали добычу полезных ископаемых. Забрали их мёртвую планету себе.

— Но… почему вы не дали им второго шанса?

По лицу собеседника пробежала тень удивления, как будто сама мысль была чужда человеку.

— Они напали первыми. Мы предложили сдаться миром, но они отказались. Тогда мы их уничтожили.

Принцесса на мгновение оцепенела, не в силах вымолвить ни слова. Затем спросила:

— А что другие виды, которые вы встречали?

— Беты встретили нас мирно — мы подписали союзнический договор. Свою роль это сыграло позже, когда Бетам объявили войну Гаммы, а иными словами и нам.

— И вы уничтожили один вид, защищая другой? — предположила Селестия.

— Нет. Гаммы согласились на наши условия капитуляции. Им было известно, что случилось с Альфами.

— Остались Дельты, — тихо проговорила Селестия. — О них я сама прекрасно знаю.

— Они, кажется, не из тех, кто предлагает капитуляцию, — подметил мужчина.

Аликорн не сразу нашлась с ответом.

— Нет, — она покачала головой, — они не отвечают на наши попытки с ними связаться.

Взгляд генерала скользнул по строкам лежащего на столе документа.

— Принцесса, вы говорите, что хотите положить конец этой войне.

— Хочу.

— И вы понимаете, что будет, если мы подпишем договор? — генерал поднял взгляд и посмотрел ей прямо в глаза.

Селестия, зажмурившись, процитировала первый абзац, намертво отпечатавшийся в памяти:

— Стороны, участвующие в подписании этого юридического документа, вступают в формальные союзнические отношения в целях взаимной обороны. В случае войны каждая из сторон обязуется прийти на помощь другой.

— Если вы подпишете договор, принцесса, мы поможем вам разобраться с Дельтами.

— Вы их уничтожите? — принцесса посмотрела ему в глаза.

— Да.

Селестия вновь опустила взор, разглядывая договор.

— Я лишь хочу, чтобы война закончилась.

Комментарии (34)

+10

Сильно.
Да. Если враг не идёт на переговоры и продолжает войну — другого выхода нет, кроме его уничтожения.

Oil In Heat
Oil In Heat
#1
+4

Сжато, но занятно. Почитайте "Задачу трёх тел", там автор шире рассматривает и показывает межцивилизационное взаимодействие в масштабах космоса :)

RangersStolen
#2
0

Почитал премиз — понравилось :) Хотя не “Квантовый вор”, а более классическая НФ, но тем не менее выглядит любопытно.

doof
doof
#5
+2

Супер!

DarkDawn
DarkDawn
#3
+3

"Они не отвечают" а понимают ли они что их спрашивают?
В противовес "Задаче трёх тел" готов выставить "Игры Эндера", пусть даже и не все

Fogel
Fogel
#4
+2

В обоих раскрываются совершенно разные темы, так что ставить одно в противовес другому — кощунство.

WallShrabnic
WallShrabnic
#21
-7

Плохо. Автор выезжает лишь на том, что вводит читателя в заблуждение описанием. На фикбуке лайкнул, здесь поставил бы две звезды, но портить рейтинг переводчику не хочется. Хоть ожидание не оправдалось, и на том спасибо.

Хеллфайр Файр
Хеллфайр Файр
#6
0

Так ведь в том и суть — обмане ожиданий! :)

doof
doof
#7
-1

Ну ёшкин кот, это сто раз было. Сам грешу подобным. Только вот по такому сюжету выбор — на мой взгляд — очень неудачный.

Хеллфайр Файр
Хеллфайр Файр
#8
+3

Мм, а где ещё, для примера? Мне исключительно “злые люди в Эквестрии” на ум приходят; в том смысле, что когда сюжет заходит за войну Эквестрии и Земли, это чаще всего происходит.

doof
doof
#9
0

Это какой то сюрреализм...Заставил задуматься рассказ, Боже бедным поняшкам лучше пока не вступать с человечеством в контакт

Great Trixie 2020
Great Trixie 2020
#22
+4

Если на них действительно напали — наоборот, союз с человеками может оказаться последней надеждой

Oil In Heat
Oil In Heat
#23
+3

Агась. Иногда из двух зол всё-таки приходится выбирать, и меньшее здесь явно предпочтительнее.

doof
doof
#24
+4

Именно. Лучше агрессивный, но договороспособный союзник, чем невменяемый, не идущий на переговоры враг.

Oil In Heat
Oil In Heat
#25
+4

Пол Андерсон, рассказ «Рука дающая». В будущем две гуманоидные цивилизации, Кундалоа и Сконтар, просят у землян помощи в развитии. Люди согласны помочь обеим расам, но посол воинственного Сконтара Скорроган намерено ведёт себя грубо, чтобы оттолкнуть от своего народа человечество. Делает он это из-за того, что знает, какую цену придётся заплатить за помощь от Земли — это потеря самостоятельности и гибель родной культуры. На Сконтаре его обвиняют в том, что он сорвал переговоры, но дипломат говорит, что через пятьдесят лет правители его планеты попросят у него прощения. В результате через полвека Сконтар превратился в динамично развивающуюся сверхдержаву, а Кундалоа стал захудалым туристическим миром на задворках Солнечной Республики. Помня о своём обещании, Скорроган везёт правителя Сконтара на Кундалоа и показывает ему, от чего он спас их народ:

Они подошли к лавке. Старый кундалоанец сидел там среди груды своих товаров: ярко раскрашенных кувшинов, кружек и мисок. Какая-то туристка торговалась с ним.
— Приглядись к этому типу, — сказал Скорроган, — и припомни прежних ремесленников Кундалоа. Перед нами дешёвка, производимая тысячами на потребу туристам. Рисунок искажён, выделка отвратительная. А когда-то каждый изгиб, каждая чёрточка что-то значили.
Взгляды их остановились на кувшине, что стоял у ног старого гончара, и даже невозмутимый Тордин вздрогнул от восторга. Кувшин как бы горел, он казался живым. Совершенная простота чистых линий, длинные изгибы заключали в себе тоску и любовь мастера.
«Этот кувшин будет жить, когда меня уже не будет»,;— подумал Тордин.
— Вот настоящее искусство, — улыбнулся Скорроган. Этому кувшину больше ста лет… Раритет… Как он попал на эту свалку?
Группа землян держалась в стороне от гигантов-сконтариан, и Скорроган с достоинством и грустью смотрел на них.
«Да, они уважают нас, соляриане перестали ненавидеть Сконтар, они восхищаются нами, посылают свою молодёжь учить наши науки и язык. Но Кундалоа для них уже не в счёт», — думал он.
Тем временем и туристка заметила кувшин. — Сколько? — спросила она. — Не продать, — сдавленным шёпотом ответил кундалоанец, одёргивая на себе потёртую пижаму. — Не продать.
 — Я дать сто кредиток. Продать!
— Это моё собственное. Семья иметь много лет. Не продать.
— Пятьсот кредиток! — размахивала банкнотами туристка.
Старик прижал кувшин к впалой груди и смотрел на неё чёрными глазами, в которых появились слёзы. — Не продать. Иди. Не продать оамауи.
— Идём, — буркнул Тордин. Схватив Скоррогана за руку, он потащил его за собой.
— Уйдём поскорее отсюда! Сконтариане поспешили к космопорту. Тордин хотел поскорее забыть глаза старого кундалоанца, но не был уверен, что сможет… хоть когда-нибудь.

Skuzl
#27
0

"Военное дело в масштабе народов — это не та область, где можно быть вольным художником. Поэтому хороший правитель всегда должен помнить о том, чтобы крепко держать поводок" — (с) С.Раг.

Gedzerath
Gedzerath
#33
+1

Strong /r/HFY vibes.

Orhideous
Orhideous
#34
Авторизуйтесь для отправки комментария.