Созвездие Лопаты

Посвящено небезызвестной среди нас пони-игре от кампании Геймлофт XD Шуточное посвящение и не очень шуточное повествование, тащемта... :)

ОС - пони

Прощальное слово/ Saying Goodbye

Терять друзей трудно. Говорить слова прощания еще труднее. Но воспоминания делают боль немного терпимее.

Эплджек

Вишенка

Трогательная история о том как Черри Берри достигла своих "высот"

Другие пони Черри Берри

Последний чейнджлинг: угроза Эквестрии

Чуть ранее Армор и Кризи подверглись беспощадному шиппингу. И вот, после небольшой передышки, продолжаем тему.

Другие пони ОС - пони Кризалис Шайнинг Армор

Fallout: Equestria. Заблудшие души

Рассказ о синем пегасе, чья жизнь была скучна и бессмысленна в постапокалиптическом мире, где все пони живут в закрытых от всего мира убежищах и совершенно не знающих, что творится снаружи.

Другие пони ОС - пони

Одна из Эпплов

Эпплджек производит впечатление хозяйственной, надежной, уверенной в себе пони, у которой есть вопрос на любой ответ. Но депрессивные мысли порой посещают и ее...

Эплджек Эплблум

Я, мой брат и его счастье

На что мы готовы пойти, чтобы стать счастливыми? Чем мы готовы заплатить за счастье? И останется ли оно счастьем, если мы заставим платить других?

Флаттершай Человеки

Герой

Как Эквестрия героя призывала, дабы он со злом страшным сразился, да победил славно.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Другой я

Кто я? Лишь копия? И зачем я сделал это? Или я - это я? Но как узнать?..

Зекора Дерпи Хувз ОС - пони Бэрри Пунш

Погибший Рай (Dead Paradise)

Технологический прорыв, изменивший мир, вышел всем пони боком. Сможет ли Эмеральд понять, в чём причина? И если да, то исправит ли последствия? И чего ради он так рвётся в разрушенный Пони Парадиз, ныне именуемый Погибшим Раем?

Скуталу ОС - пони

Автор рисунка: Siansaar

Тик-так или как-то так.

Глава 9. Чужие чувства.

Наконец, отбившись от толпы благодарных жителей Понивиля и отправив домой Джаза, мы вернулись в библиотеку Твайлайт – экскурсия экскурсией, а расположить сестру как-то надо.

Нет, ну зачем ей столько вещей? Я, конечно, понимаю, что у девушек всё самое важное занимает минимум три чемодана, но тридцать! Хотя стоп, сколько их тут? Я три раза попытался пересчитать количество сумок и чемоданчиков, но каждый раз сбивался, а потом они, из-за своего вырвиглазного цвета, начали сливаться в одно большое нечто, так что я решил прекратить это занятие.

Каким-то чудом нам удалось разложить багаж Фолкси так, чтобы он не мешал, заодно их владелица достала то, что ей потребуется в ближайшее время.

— Фух, — выдохнула она, убирая последний чемодан, — вроде всё. Знаешь, когда мы с командой ездили по городам с концертами, у нас с собой было раз в 5 больше вещей. Или даже больше.

Она начала чирикать про то, какой классный концерт она отыграла однажды в каком-то городе, Твайлайт её внимательно слушала. Мне же это было неинтересно, я решил отнести меха-крылья к Бигам, а то хожу в них весь день, а скоро спать ложиться.

Я, было, направился к двери, как это движение заметила сестра.

— Ты куда? – подлетев ко мне, спросила она.

— Пойду отнесу крылья, тут их хранить негде. – Ответил я и уже приоткрыл дверь.

— Я пойду с тобой, — от испуга я с такой силой закрыл дверь, что дом едва заметно вздрогнул. Правда, этого толчка хватило, чтобы вывести из равновесия несколько книг. Мы кинулись их ловить. Я и Твайлайт сумели перехватить большую часть из них, парочку поймал головой Спайк. Я не успел заметить одну, сорвавшуюся с верхней полки, и увидел её лишь тогда, когда она уже падала. Но её, видимо, заметила Фолкси, которая, заложив лихой вираж, успела поймать фолиант почти у самого пола.

— Ты чего испугался? – спросила Твайлайт, когда мы начали расставлять книги на места.

-Сам не знаю, — ответил я, — просто внезапно проскочила паника.

Действительно, чего я испугался? Ну, пошла бы сестра со мной, ничего же плохого произойти не должно. Даже с учётом сегодняшнего весёлого дня. Если подумать, то я почувствовал испуг, потому что боялся... что за мной придёт нечто плохое? Я посмотрел на сестру – вроде всё с ней нормально, ведёт себя в пределах нормы. Ладно, будет считать, что меня переклинило после всех сегодняшних событий.

— Ну что, идём? – спросил я Мэй.

— Идём, конечно! – радостно ответила она, и мы отправились в путь.

Снаружи тем временем смеркалось. Солнце ещё не село, но на землю опустились те предзакатные сумерки, когда мир становится чуточку менее реальным. Начали зажигаться уличные фонари, а вывески магазинов, что ещё работали в это время, украсились светом гирлянд. Мы шли и озирались по сторонам. Я – в поисках какой-нибудь вкусной штуки, Фолкси же просто восхищённо рассматривала всё, что видела.

— Знаешь, — сказала она, — здесь, конечно, не Кентерлот или Сталионград, но тоже здорово. Нет, даже лучше. Тут так… уютно, что ли. Большие города они шумные, вот только бестолково шумные. Все суетятся непонятно для чего, бегут куда-то, стараются выделиться непонятно для чего и перед кем. Тут же никто не старается набить себе цену сверх того, чего они достойны.

— И ты всегда знаешь, что тебе помогут, даже если видят в первый раз. Это, так сказать, из личного опыта.

По дороге я купил нам с Мэй по яблоку в карамели на палочке, и мы уплетали их, пока шли к дому Бигов.

Дойдя до дома, я постучал. Надеюсь, они ещё не спят. Дверь открылась почти сразу же, на пороге стояла Тикки.

— О, привет ещё раз. Проходите. – Тикки даже объяснять не пришлось, зачем я пришёл. Пока мы с Бигами привычно отцепляли от меня крылья и подвешивали их в мастерской, Фолкси рассказывала, как её группа техников занималась установкой декораций. Я слушал вполуха, но отметил для себя один интересный момент, касающийся подъёмного механизма, располагающегося под сценой. Также я отметил, что сестра болтает просто без умолку, словно ей не с кем было поговорить последние пару лет.

— Слушай, а почему ты хранишь крылья в разложенном состоянии? – спросила вдруг она. – Ведь в сложенном они занимают куда меньше места.

— В разложенном состоянии они лучше принимают энергию. Если их надеть в сложенном состоянии, они могут не завестись. Я пока не выяснил, с чем это связано, так что приходится вот так.

Сестра крайне задумчиво посмотрела на механизм, а затем продолжила рассказывать о гастролях в каком-то городе, название которого я не запомнил. Кажется, там фигурировали бобры.

Закончив с крыльями, мы попрощались и пошли обратно. На улице было уже довольно темно, но благодаря фонарям было видно, куда идти. Вокруг не было ни души, город спал. Тишина стояла такая, что было слышно, как в Вечнодиком лесу ворочается что-то большое. Внезапно где-то что-то упало, Фолкси вздрогнула и прижалась ко мне.

— Ты чего? – спросил я её.

— Да так, показалось – ответила она, но всё равно старалась держаться ближе ко мне всю дорогу до библиотеки. Мэй явно чего-то боялась, но чего? Наверно, просто испугалась темноты, надо будет подарить ей фонарик.

Вернувшись в наше временное пристанище, мы сразу легли спать. И если моя звёздная сестра раскладывалась долго и придирчиво, то я просто рухнул на свой диван и моментально отрубился.

Ух, как тяжело вставать с утра, когда лёг поздно. Мои внутренние часы временами бывают жестоки. Выпив чаю и заметно взбодрившись, я решил заняться проблемой крыльев, а то ведь и правда надо разобраться, почему сложенные они плохо принимают энергию. Приготовив себе ещё чаю, я разложил чертежи и приступил к их изучению. Прошло где-то 10 минут, и ко мне в зал спустилась Фолкси. Она сладко потянулась, расправив при этом крылья:

— Как же в таких городах хорошо спится! Такое ощущение, что выспалась на несколько месяцев вперёд. Что изучаешь? – подошла она ко мне.

— Да ты вчера напомнила про проблему с крыльями, решил разобраться. Ты иди пока, позавтракай.

— Пока не хочу. А что это такое? – она ткнула в чертёж копытом.

— Блок распределения. Только едва ли тебе это что-то скажет.

— Энергия проходит через конвертор, затем через блок фильтрации, а оттуда попадает во вторичный контур. – Произнесла в какой-то странной задумчивости Фолкси, затем едва заметно вздрогнула, и сказала, как ни в чём не бывало. – Знаешь, когда мы были в Эплузе, то там стояла такая жара, что хоть из вагончика не выходи.

И она начала что-то рассказывать, но я её не слушал и, прихлёбывая чаёк, изучал чертежи. А Мэй между тем начала едва ли не в лицах показывать, какой они там отыграли концерт.

— И тут из-за сцены вылетели ракеты и бабах! – она передними ногами изобразила, как далеко разлетелись искры от фейерверков, и случайно толкнула меня. От толчка из кружки, которую я держал в этот момент, вылилось немного чая и попало чётко на чертёж.

— Ой, — испугалась сестра, — извини. Я нечаянно.

Я глубоко вздохнул, унимая раздражение. Спокойно, бывает.

— Не страшно, у меня есть несколько копий. Я уже давно взял себе за привычку копировать все важные чертежи и документы после одного неприятного случая в старой лаборатории.

— Да? Ну и хорошо. Я, пожалуй, пойду, позавтракаю, — и она поспешила уйти на кухню.

Ладно, с кем не бывает. Разгорячилась, увлеклась и забылась. Не страшно. Остаётся только надеяться, что она извлекла урок из этого случая.

Но, видимо, я слишком наивный, потому что Фолкси продолжила болтать о чём-то своём. Разве что без лишних телодвижений, что немного радовало. Но терпеть это было сложно, потому что ладно бы она рассказала пару историй и успокоилась, но она рассказывала их постоянно. Она рассказывала, пока я на основе исследований чертежей пытался внести изменения в конструкцию, она болтала, пока мы обедали, и набитый рот ей ничуть не мешал. В какой-то момент, когда она особенно увлеклась собственным повествованием, я быстренько свалил и попытался спрятаться, но она каким-то образом нашла меня.

— О, прятки? Здорово! Знаешь, в последний раз в прятки я играла аж в школе. Кажется, ты тогда уже был в военной академии.

Ох, теперь пойдёт рассказ про школьные годы. Я понуро шёл по улице, позади шла Мэй и всё продолжала и продолжала болтать. Как у неё ещё в горле не пересохло. В конце концов, я не выдержал:

— Слушай, это всё, конечно, очень здорово, что у тебя были такие увлекательные гастроли и прочее, но я уже устал от твоих рассказов. Не могла бы ты, ну, понимаешь. Дать своим голосовым связкам и моим барабанным перепонкам отдохнуть.

Она тут же как-то сжалась, — Ну, ты бы так сразу и сказал. Зачем кричать-то?

Действительно, громковато получилось, но нервы мои были на пределе. Мы пошли дальше, но Фолкси теперь шла молча и с обиженным видом.

Мы вернулись домой, Фолкси всё также молча прошла наверх.

— Ну, как прошёл день? – спросила Твайлайт.

— Лучше не спрашивай.

— Вы что, поссорились?

— Да не то чтобы. – Я вздохнул. – Знаешь, не думал, что скажу это, но как-то я уже подустал от неё. Серьёзно, я за эти несколько часов услышал едва ли не всю её биографию во всех подробностях. Я люблю её, но порой у меня возникает вопрос – зачем она приехала? Неужели у неё там вообще не было друзей, с которыми можно было пообщаться?

— Просто вы не успели друг к другу привыкнуть. Попробуйте как-то договориться, вы сможете, я уверена. Родственники должны помогать друг другу и уметь находить компромиссы, это и значит быть семьёй.

— Знаю, знаю. Просто для меня это всё крайне непривычно. Мы почти не общались и тут вот так внезапно. Ладно, попробую помириться.

Я поднялся наверх, постучал. Ответа не последовало.

— Фолкси, это я, Гаджет. Я хотел извиниться за сегодняшнее. Могу я войти? – по-прежнему ни звука. Неужели она настолько на меня обиделась? Внезапно раздался подозрительно знакомый стук. Я открыл дверь – так и есть, окно открыто нараспашку, а Мэй и след простыл.

Кинувшись вниз, я наткнулся на фиолетовую единорожку.

— Ну что? – спросила она.

— Убежала.

— Необычная реакция.

— Да нет же, она убежала ещё до нашего разговора. – И тут у меня в голове пронёсся наш с Твайлайт разговор пятиминутной давности. – И, кажется, я знаю, почему.

— Ну, можно пойти поискать её. Хотя, возможно, ей сейчас стоит побыть одной.

Я уже хотел было с ней согласиться, но тут меня охватила непонятная тревога, словно должно произойти нечто плохое. Причём я почему-то был уверен, что произойдёт это именно с Мэй.

— Нет, лучше я пойду, поищу её. У меня плохое предчувствие.

Я выбежал на улицу. Так, где она может быть? Попробуем поискать в кафе. Не знаю, с чего она решит туда пойти, но, возможно, она попытается заглушить обиду чем-нибудь сладким.

Не знаю, радоваться мне или удивляться, но Фолкси действительно была в кафе. Я подошёл как раз в момент, когда ей приносили заказанное ей мороженое. Едва я приблизился, как она сразу же меня заметила и резко рванула с места.

— Поставьте в холодильник, она скоро вернётся, — сказал я официанту и побежал в том направлении, в котором полетела Мэй.

А что если она сменила направление, чтобы сбить меня со следа? И полетела, например, к мельнице? Да какого тут происходит? Сестра действительно оказалась рядом с мельницей! Но едва я показался в поле видимости Мэй, она сразу же улетела. Не понимаю, как я умудрился угадать, где она будет прятаться? Не думаю, что я настолько научился понимать девушек, за то время, что живу в Понивилле, чтобы знать, о чём они думают.

Дальше было совсем весело. Где бы она ни пряталась, я умудрялся её находить. Часовая башня, домик Метконосцев, кроны нескольких деревьев. Прокатил даже такой бредовый вариант, как курятник рядом с домом Флаттершай. В конце концов, она не выдержала, и когда я нашёл её недалеко от своего недостроенного дома, не стала убегать, а развернулась к мне:

— Хватит меня преследовать!

— Фолкси, послушай…

— Нет, это ты послушай! Я приехала сюда, надеясь, что в кои-то веки смогу пообщаться с братом, которого почти и не видела. А он говорит, что я ему не нужна, что зря я приехала.

— Я этого не говорил! Ну, то есть говорил, но имел в виду совсем другое!

— Всё, не надо извинений, если я тебе не нужна, я уеду.

Она развернулась и побежала от меня мимо дома, набирая скорость для взлёта. Видимо, крылья устали после сегодняшних догонялок с прятками. И тут чувство опасности ударило так, что холод пробежал по телу. Я огляделся, но ничего особо опасного не увидел. И тут Мэй, особо не смотревшая под ноги, пока бежала, споткнулась обо что-то и упала.

— Ай, кажется, ногу подвернула.

В этот момент над ней проплыла передвигаемая с помощью крана балка. Внезапно раздался громкий треск, верёвка не выдержала и балка полетела чётко на мою сестру. Я побежал ей на помощь и в этот момент отчётливо услышал голос сестры, словно она говорила мне прямо в ухо: «Братик, спаси!»

Чёрт, не успею! Да помогите же мне кто-нибудь! И тут начали бить колокола на часовой башне, а у меня перед глазами появился циферблат, стрелки на котором начали быстро вращаться. Когда они сошлись на цифре 12, циферблат исчез, а я понял, что время замерло. Каким-то чутьём я понял, что у меня не больше нескольких секунд и рванул к сестре. Времени хватило ровно на то, чтобы подбежать к ней и оттолкнуть из-под балки. Время потекло нормально, причём в этот раз оно не медленно разгонялось до нормальной скорости, а резко стало идти нормально. Но балку поймать я успел, вот только она оказалась такой тяжёлой, что у меня подогнулись ноги и где-то что-то затрещало. Тяжёлая, зараза, знал, что покупал. Значит, дом крепкий будет. Вот только почему я сейчас думаю об этом, а не о том, что меня всё больше вжимает в землю?

Время тянулось мучительно долго, славно снова застыло, а я никак не мог сдвинуть стройматериал с места. Ещё немного и я не выдержу, и тогда здесь будет бело-коричневое пятнышко.

Внезапно стало легче, я огляделся и увидел Твайлайт, которая без особого напряга убрала кусок стали и положила туда, куда его нёс кран.

Я разогнул ноги, которые успели неплохо так затечь. Как же она вовремя. Внезапно на меня налетела Мэй, причём с такой силой, что нас несколько раз перекувырнуло. Когда мы остановились, сестра оказалась надо мной.

— Братик, ты в порядке? – спросила она, едва сдерживая слёзы.

— Вроде цел, хотя ноги побаливают. Ты это, прости, всё-таки, за то, что накричал. Ну и потом, за те слова.

— Это ты меня прости. – И тут она не сдержала слёз, и те начали капать на меня. – Я так разозлилась. Нет, не так. Я испугалась, что не нужна тебе, что ты меня не любишь. Просто… Да, у меня была команда, но это не совсем то. Им не доверишь самое дорогое, не поделишься горем или радостью. И… в общем…

Я приподнялся и обнял её:

— Всё хорошо. Я тебя не брошу. Мы оба сегодня наделали глупостей, так что не кори себя, я тоже виноват. А теперь позволь мне подняться, а то мне не очень удобно.

Она отошла, слегка прихрамывая, помогла мне подняться.

— Ты как? – спросил подбежавший Джастин.

— Вроде цел, но надо будет сходить к доктору. Ты как тут оказался?

— Да летал, почту разносил. Смотрю – Фолкси носится туда-сюда, а ты за ней, а затем наткнулся на Твайлайт, та попросила проследить, на всякий случай. Я когда увидел, что ты спасаешь сестру из-под той штуки, рванул за Твайлайт и принёс сюда. Как оказалось, очень вовремя. Кстати, как ты сумел за мгновение переместиться к Мэй? Телепортация? И что между вами произошло, что вы так по всему городу носились?

— Долго рассказывать. И, думаю, тебе лучше не знать, нервы целее будут.

К нам подошла Твайлайт:

— Мне интересно, зачем ты решил строить дом из таких тяжёлых материалов? Джастин, если не затруднит, слетай в больницу, попроси, чтобы подготовили всё для осмотра. – Когда Джаз улетел, она тихо спросила. – Я снова почувствовала вспышку странной энергии. Что ты сделал?

— Мне сейчас немного не до разговоров. Давай меня обследуют, а потом я всё тебе расскажу.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Внезапно время остановилось, и передо мной появился Доктор Хувс.

— Доктор, что случилось?

— Боюсь, друг мой, что другого выбора у меня не было. Другим пока ещё рано знать, какой силой ты обладаешь. Так что я вынужден отмотать время немного назад. Но учти, это в первый и последний раз, я и так многим рискую.

Док исчез, а время снова пошло нормально.

 — Я снова почувствовала вспышку странной магии. Что ты сделал?

— Применил заклинание телепорта. Я использовал его впервые, так что мог немного намудрить.

— Немного? Да вспышка была такая, что её, наверно, в Кентерлоте почувствовали. Надо будет тебя потренировать этому заклинанию.

Фух, вроде выкрутился. Но не факт, что в следующий раз пройдёт так же гладко. С другой стороны, чего так испугался Док? Ладно, если он считает, что нельзя, попробую ему довериться. Так, а теперь неуверенной походкой в больницу.