Автор рисунка: aJVL
Глава 20. Теперь официально.

Глава 21. Из точки в точку.

Я волновался, как бы Элис не проспала школу, так как вчера она вырубилась немного поздновато. Но, к счастью, пронесло, девочка встала как раз вовремя, чтобы успеть позавтракать, собраться и добежать до школы. Фредди, как я заметил, хотела проводить дочь, но, всё же, решила дать ей немного самостоятельности и только перед тем, как девочка убежала, поправила ей волосы, чтобы закрыть обломок рога, и пончо.

— Ну, а теперь иди, будь осторожна, учись хорошо и постарайся с кем-нибудь подружиться, — затем Фредди поцеловала Элис в лоб, и та ускакала.

Что ж, можно продолжить изыскания с протезом рога. Спустившись в подвал, я подошёл к столу. На чём я там остановился? Ах да, пытался понять по какому принципу расположены полости. Я вертел схему так и эдак, но ничего в голову не приходило. Такое ощущение, что мне что-то мешает, но что? Если оценивать моё психологическое состояние, то я, в принципе, спокоен как дирижабль перед полётом. Но откуда тогда это странное ощущение в груди, словно что-то должно произойти? Это из-за первого дня Элис в школе? Нет, тут явно что-то другое. Такое чувство, что я боюсь… делать рог для Элис. Но почему? Чем он может ей повредить? Хотя стоп, тут что-то другое. Нужно сосредоточиться… Хмм… Если я правильно понял своё предчувствие, то ей угрожает нечто механическое. Ну, рог-то не совсем механический, так что проблема явно не в нём.

Схема всё не поддавалась, так что я решил пойти другим путём – попробую сделать ещё пару-тройку снимков рогов, может тогда я смогу найти закономерность. И я знаю, кто мне поможет.

Раздался звонок на урок, и жеребята поспешили на свои места. Некоторые заметили, что в классе появилась ещё одна парта, в особенности Эплблум:

— Неужели в классе появится новичок? – подумала она, — Интересно, у него или неё есть метка?

Она бы ещё долго гадала, появится ли в клубе метконосцев новый член, как в класс вошла Черили и объявила:

— Внимание, дети! У меня для вас важная новость! С сегодняшнего дня в нашем классе пополнение. Знакомьтесь – Элис Дрейк.

В класс вошла пони в пончо.

— Привет всем, — сказала она, — Как уже сказала мисс Черили, меня зовут Элис. Насколько я знаю, обычно в такой момент говорят об увлечениях, но я со своими пока не определилась, так что сказать ничего не могу. Но всё равно, приятно познакомиться.

— Хорошо, а теперь проходи на своё место.

Элис села за свою парту и достала из сумки тетрадь и карандаш. Ну, теперь она готова получать важные знания.

— Итак, сегодня я расскажу вам о замечательном писателе Пилионе Харнессе. Поднимите копыта те, кто читал или кому читали рассказ «Храбрая маленькая пони».

Копыта подняли все находившиеся в классе жеребята, кроме Элис.

— Элис, ты не читала эту сказку? – спросила у неё Черили.

— Неа. Мне папа много какие сказки читал, если находил время, конечно, но эту я не помню. Возможно её на тот момент ещё не написали.

— Пс, — привлекла её внимание Свити Белль, — Этот рассказ написан лет 30 назад. По крайней мере, мне так сестра говорила.

— О, ну, тем более.

— Ну, ничего страшного, почитаешь на досуге, — отвлекла внимание от Элис Черили, — к тому же сейчас это не так важно. Данный рассказ был написан Пилионом Харнессом, как правильно сказала Свити Белль, 30 лет назад. Это одно из самый важных его произведений, прославивших его на всю страну. Сам же писатель родился в…

Элис внимательно слушала учительницу, отдельно помечая то, что ей нужно будет потом прочитать. Вместе с этим она отмечала про себя то, сколько же всего интересного появилось в мире, пока она находилась в той колбе. И не то, чтобы она особо переживала по этому поводу, как-никак она и того мира, в котором засыпала, не видела, просто это было немного странно – быть старше того, что тебе преподают в школе, и что давно считается классикой. А ведь папа ей, кажется, рассказывал про какого-то молодого писателя с похожим именем и говорил, что его почеркушки недостойны внимания. Что ж, можно только порадоваться, что он оказался неправ.

На перемене к Элис подошли Эплблум, Свити Белль и Скуталу:

— Э, привет, — поздоровалась пони с бантиком, попытавшись заодно привлечь внимание пони в пончо, которая доставала из сумки сэндвичи с салатом.

— М? Привет. Ты, должно быть, Эплблум.

— Откуда ты знаешь? Меня на уроке к доске не вызывали.

— Ты похожа на Эплджек, плюс говор как у неё. И от тебя пахнет яблоками.

— Странно, я не чувствую, — принюхалась Скуталу.

— Наверно, у меня запаховый анализатор барахлит, раз чувствительность подскочила. Э, не важно, — сказала Элис, увидев недоумённые взгляды своих собеседниц.

— Мы просто хотели узнать, — начала Свити Белль, — для начала, кто ты – земнопони или пегас, и есть ли у тебя метка.

— Вот именно, — раздался откуда-то сбоку полный высокомерия голос, — мне тоже это крайне интересно. Неужели в нашей шайке пустобоких прибыло? – посмотрела она с презрением на троицу.

— Тиара, тебе-то какое дело? – встала в оборонительную позу Скуталу.

— Да никакого, просто хотела предупредить новенькую, чтобы была осторожна при выборе друзей. От неудачников одна морока.

— Это уж ей решать, с кем дружить, верно? – спросила Эплблум у Элис, которая с интересом смотрела то на одну, то на другую пони, одновременно жуя сэндвич. Она уже хотела что-то ответить, но Даймонд Тиара не дала ей:

— Ты не ответила на вопрос – кто ты. Земнопони или пегас?

— Да всё и сразу, — спокойно ответила та, — и даже почти единорог.

После этих слов она проглотила остатки ланча и подняла края пончо, благодаря чему её собеседницы увидели крыло, а затем сдвинула волосы, чтобы обнажить остаток рога.

— Т-ты что, аликорн? – размер глаз Тиары и стоявшей рядом с ней Сильвер Спун в этот момент был сопоставим с их же высокомерием. Впрочем, у метконосцев глаза были не меньше.

— Не, я химера, — спокойно ответила Элис, а высокомерная пони была уже не рада, что встряла в разговор, — только не из тех страшных, что в лесу обитают. Просто это такое научное название для тех, у кого, как у меня, признаки нескольких видов.

— Прям Франкенпони какая-то, — сказала Свити Белль, — только живая.

Эплблум же внезапно задумалась:

— Стоп, пони с одним крылом и поломанным рогом. Где-то я про это слышала. Точно! Об этом сестра как-то упоминала. Ты дочь Крэйзи Гаджета!

— Ну, вроде того, — сказала Элис, поправляя пончо.

Услышав последние слова Тиара встрепенулась. Ах да! Вот она причина, по которой она решила к ним подойти.

— Именно, что «вроде того», ведь ты приёмная. Вот ведь бедняжка, — сказала она с деланным сочувствием, — родители тебя бросили, провела, наверно, всю жизнь в приюте.

— Да нет, последние... несколько лет я провела в огромной колбе в состоянии глубокой спячки. А отец меня не бросал, просто ушёл по каким-то своим делам. И, видимо, случилось что-то, из-за чего он не смог вернуться. Мне бы, конечно, хотелось найти его, но едва ли он ещё жив, ведь столько лет прошло.

Тиара явно не ожидала такого результата. Она надеялась задеть новенькую, но колкости отскакивали от неё, она их словно не замечала. И что это за бред про колбу? Тут явно что-то не так. Нужно найти её слабое место, иначе она, авторитет класса, сама станет посмешищем.

Пони в тиаре ещё бы долго прикидывала, чего бы такого сказать, но тут раздался звонок на урок.

Элис приготовилась получать очередную порцию знаний, но в этот раз мисс Черили вместо объяснения нового материала устроила практическое занятие. Она раздала всем листы, на которых было множество пронумерованных точек.

— Сейчас мы немного потренируем ваш почерк. После недавнего диктанта я заметила, что у некоторых имеются проблемы с почерком, и данное упражнение должно помочь его улучшить. Как нетрудно догадаться, ваша задача соединить точки по порядку, причём как можно аккуратнее. Линейкой пользоваться нельзя.

Новоиспечённая школьница принялась за дело, старательно соединяя точки. Внезапно об её голову что-то ударилось, от чего Элис дёрнулась, и линия уехала куда-то в сторону. Девочка огляделась, чтобы понять, что это было, затем посмотрела на пол и увидела скомканную бумажку. Это что, какой-то новый способ общения? Хотя, учитывая, что бумажка прилетела не в самый подходящий момент, то скорее способ помешать. Но кому здесь потребовалось это делать? Ладно, выяснять это нет времени, нужно закончить задание.

Стерев неудавшуюся линию, она перерисовала её заново, и только начала рисовать новую, как услышала вздох, который был немного громче обычного.

— Активация системы защиты, — едва слышно произнесла малышка, и бумажка отскочила в неизвестном направлении, не долетев до цели всего ничего, — Это как это я так? – удивилась девочка, — Рог же сломан. Ладно, главное, что мне теперь не помешают.

В неё ещё пару раз что-то прилетало, но благодаря магической защите Элис этого не замечала.

И вот, задание выполнено, точки соединены. Не без парочки огрехов, но в целом вышло неплохо. Кстати, а что это хоть такое нарисовалось? Хм, похоже на летящего пегаса, точнее пегаску. Девочка слегка пошевелила крылом – жаль она так же не сможет. С другой стороны, можно попросить Фолкси или Джастина, чтобы кто-то из них её покатал.

— Итак, — раздался голос Черили, — карандаши в стороны, посмотрим, что у кого получилось.

Когда уроки закончились, Элис вышла из школы вся довольная собой, как никак первая «пятёрка». Не сказать, что она так много сделала, всего лишь решила сложное уравнение, но на самом деле её особой заслуги в этом не было. Просто в какой-то момент она увидела, как его нужно решать. Причём в буквальном смысле – у неё перед глазами появились цифры и знаки, оставалось их лишь переписать. Элис, правда, не была уверена, было ли решено уравнение штукой в её голове, или же это была визуализация её собственных мыслей.

Когда она шла домой, её догнала троица, что встретила её на перемене:

— Слушай, — обратилась к ней Эплблум, — мы ж так нормально и не познакомились. Меня ты знаешь, но всё равно – Эплблум, приятно познакомиться.

— Свити Белль, — поздоровалась единорожка с кудрявой фиолетово-розовой гривой.

— Ну а я Скуталу, — сказала пегаска с короткой гривой.

— Так она девочка, — подумала Элис, а в слух сказала, — Элис Дрэйк, приятно познакомится.

— Извини за Даймонд Тиару, — сказала Свити Белль, — она та ещё задавака.

— Задавака? А, тогда всё понятно. Только странно, я думала задаваки блестяшки не любят, а у неё такая штука на голове, аж светится.

— Так вот, — продолжила Эплблум, — мы в тот раз так и не узнали, есть у тебя метка или нет. Отвлеклись на крылья и прочее…

Элис снова приподняла край пончо и, увидев метку, её новые знакомые как-то приуныли.

— Вы чего? – спросила их Элис.

— Да мы просто надеялись, что у тебя нет метки, и тогда мы могли бы принять тебя в свой клуб Метконосцев, — ответила Свити.

Пони в пончо что-то прикинула и сказала:

— Ну, хотя у меня и есть метка, но вместе с ней есть один момент – я не помню, как её получила. Ну и, само собой, не знаю, в чём у меня талант.

— Учитывая, что у тебя на ней изображена сломанная шестерёнка, можно предположить, что ты хорошо умеешь что-то ломать, — высказала мнение Свити Белль.

— Метка запросто может оказаться и не моей.

— Это как так? – удивились метконосцы.

— Ну, как бы так попроще… Скажем так, я как бы состою из трёх пони.

— Ну точно Франкенпони, — сказала сестра Рарити.

— Не, не в этом плане. Да, эту книгу я читала, — сказала Элис, увидев удивлённый взгляд единорожки, — на моё счастье, её написали больше сорока лет назад. Короче, во мне присутствуют гены трёх разных пони, не трудно догадаться, кем они были. И, вероятно, это метка кого-то из них.

Скуталу помотала головой:

— Брр, ничего не понимаю. Какие-то гены, какие-то Что-то-там-пони… Не для моей головы такие сложности. Лучше скажи, что это значит, и опасно ли это.

— Опасно? Едва ли. А значит это то, что в какой-то степени вы можете меня принять, полуофициально. Если у вас так можно.

— Срочный сбор! – скомандовала Эплблум и троица собралась в круг.

Пока они о чём-то совещались, Элис достала из сумки ещё один сэндвич. Перекусить на перемене нормально не получилось, а есть-то хочется! Да и до дома ещё дойти надо. Хм, интересно, а что будет, если добавить сюда немного сыра? Надо будет поэкспериментировать.

И вот, экстренное совещание метконосцев было окончено. Эплблум вышла вперёд и объявила:

— Итак, посовещавшись, мы решили, что не можем взять тебя в клуб.

— Без проблем, — сказала Элис, ничуть не расстроившись.

— Но не волнуйся, — сказала Блум, не обратив внимания на слова девочки, — мы поможем тебе выяснить, в чём твой талант.

— Э, спасибо, наверно, — тут она вспомнила слова Фредди о том, что ей нужно постараться с кем-нибудь подружиться. Но эти трое немного странные… Странные, но, по крайней мере, не задаваки, как та с блестящей штукой на голове, а это уже многого стоит, — Я правда рада, что вы предлагает помощь, и готова её принять, если эти поиски будут не слишком опасными, — тут метконосцы переглянулись и было видно, что они как-то странно занервничали.

— Нет, что ты, безопасность превыше всего, — поспешила уверить её Свити, — Скуталу, например, даже при езде на самокате шлем надевает.

— Ну, тогда хорошо. Так, а сейчас мне нужно бежать домой, иначе мама будет волноваться.

Она попрощалась с новыми подругами и побежала домой.

На то, чтобы получить снимки рогов Тикки, Твайлайт и ещё пары единорогов из фан-клуба Фолкси, много времени не понадобилось. Перенеся данные со снимков на чертёж, я снова попытался понять закономерности расположения полостей, но пока удалось лишь определить примерные области, в которых они находятся.

В какой-то момент точки, которыми были обозначены полости, начали танцевать у меня перед глазами, и я решил, что пора бы прерваться. И только я собрался встать из-за стола, как понял, что не могу разогнуться. Ух, как же спина затекла, а Фолкси сейчас на работе и вызывать её как-то неудобно. Я осторожно потянулся, одновременно надавив копытами на позвоночник как учила Мэй. Позвонки захрустели, вставая на места, и потихоньку стало легче. Фух, чуть не испугался. И всё же не есть хорошо, что у меня так заболела спина, поскольку раньше она меня никогда не беспокоила. Видать, забросил я себя, надо бы вернуться в форму. Увидели бы меня бывшие сослуживцы, засмеяли бы. Хотя нет, один скорее бы грустно улыбнулся. Так, стоп, я же обещал себе не вспоминать про старую работу. А с другой стороны, как не вспомнить те адские тренировки? Да уж, было время. Я, конечно, не готов для такого экстрима, но, тем не менее, план тренировок разработать надо. Но сначала надо привести мысли в порядок.

И первым делом я принял прохладный душ, чтобы остудить голову. Да и для сердца полезно, чего уж. После душа я приготовил себе чаю. Да, хорошо пошло. Чай, особенно зелёный, мне всегда мозги хорошо прочищал. Помнится, пытался я одного знакомого кофемана к нему приучить — не получилось, хотя, если наступал такой драматичный момент, что кончался кофе или ломалась кофеварка, то он мог перейти и на чай, если вспоминал о его существовании, конечно.

Умных мыслей, касающихся моей текущей разработки, всё не приходило, и я решил немного прогуляться, подышать свежим воздухом. Проходя мимо книжного магазина, я заметил книгу – сборник стихов «Под сенью леса». Надо же, его всё ещё издают. Внезапно я вспомнил фрагмент стиха из него:

И ждал я озаренья, словно чуда,

И вроде чувствовал, что рядышком оно,

Но всё не шло, а лишь переживаний груда

Давила на меня, ей было всё равно.

На то, что я не для себя стараюсь,

Что для других свой труд творю,

Что так отчаянно пытаюсь

Понять, на то ли жизнь я положил свою.

Увы, ответа ждать уж бесполезно,

Судьба глуха к воззваниям моим,

И оттого в груди так тесно.

Быть может, больше повезёт другим?

Не знаю, с чего в памяти всплыл именно этот отрывок, так как тот сборник я знаю почти наизусть и мог бы вспомнить что-нибудь попозитивнее. С другой стороны, я действительно начинаю думать, что ещё немного и останется надеяться лишь на чудо.

Нет, нельзя, ни в коем случае нельзя отчаиваться, иначе конец. Самому доводилось видеть, до чего порой доводит преждевременная паника. Но, тем не менее, тревога упорно не отпускала, отчего внутри возникало мерзкое чувство беспомощности. В какой-то момент даже проскочила мысль – а может бросить это дело? Возможно, Элис меня поймёт и простит. И тут в голове раздалось:

Но нет, я не признаю пораженья

Не для того ведь я преодолел

Все те немалые невзгоды и лишенья,

Сломал собою же поставленный предел.

Прорвать тоску с отчаяньем я должен,

И доказать хотя бы самому себе

Что положительный исход возможен

Даже в столь отчаянной борьбе.

-Фолкси? – спросил я мысленно.

— Ага. Было несложно догадаться, о чём ты думаешь. Смотрю, у тебя всё сложно, раз ты вспоминаешь такие стихи.

— Нет, сейчас уже лучше. Кстати, не ожидал, что ты знаешь этот стих.

— Ну, я в своё время перечитала произведения множества поэтов в поисках того, что меня действительно увлечёт.

— Понятно. Что ж, спасибо, ты мне сейчас очень помогла. Думаю, мне нужно возвращаться к работе.

— Не за что, братишка.

Я решил пойти домой, благо в голове появились кое какие идеи.

Пока я шёл, мне вспомнился один эпизод. Дело было ещё в военной академии, и я тогда решил поучаствовать в научной выставке. Договорился с одним одногруппником, что будем делать всё вместе, и я уже предвкушал, как мы будем показывать наш проект на выставке. Но, по самому исполняемому закону в неписанном законодательстве, или закону подлости, этот товарищ соскочил, когда до мероприятия оставалось всего ничего, забрав при этом все наработки. Кажется, он учился на диверсанта. Точно не помню, но это многое бы объяснило. В общем, да, я попал. И вот сижу я на физподготовке весь такой грустный и в панике, уже начинаю подумывать о том, чтобы отказаться от участия в конкурсе… Как вдруг мне в голову прилетает мяч. Придя в себя, я подумал – а чего я, собственно, раскис? Если судьба подкидывает мне испытание, значит надо собраться и показать ей, что не просто так меня гением прозвали. Да, в каком-то смысле, этот мяч можно назвать подарком судьбы. Я его, кстати, потом свистнул, где-то в подвале лежит, надо будет достать, надуть. Кроме того, поговорив с другими студентами, я выяснил, что тот, с кем я изначально договорился, хоть и выглядел приятным парнем, на деле оказался тем ещё кидалой, но из-за того, что улик он не оставлял, поймать его не могли.

В итоге, я за две недели с нуля создал проект и с ним умудрился взять первое место, обманщик же место не занял вообще, его… штука, назвать это устройством было сложно, даже не заработала. Его, кстати, потом-таки выгнали из академии, и уличил его никто иной, как Шайнинг Армор. Собственно, после этого случая мы и познакомились.

И забавно получается – чтобы собраться с мыслями, нужно, чтоб мне в голову что-нибудь пришло – мяч или чьи-то мысли.

Войдя в дом, я спустился в подвал. Там у стола с чертежами сидела Элис и что-то рисовала. Стоп…

— Элис, ты что делаешь? – спросил я, подозревая худшее.

— А? Привет, Гаджет. Да вот, рисую. Спросил бы лучше, как у меня первый день в школе прошёл.

— Э, да. Как первый день в школе, и что ты сделала с моими чертежами?

— В школе всё здорово. Познакомилась с интересными девчонками и парочкой задавак, тоже довольно забавных. А насчёт чертежей, — тут до неё дошло, про что я спрашивал, и она немного побледнела, хотя выражения мордочки не поменяла, — ну… я… увидела рисунок с кучей точек… а у нас сегодня было занятие с подобным упражнением… ну и как-то само собой вышло…

Я вздохнул:

— Ладно, не переживай, перерисую. Ты хоть чего сюда полезла? – спросил я, рассматривая то, что она наобъединяла.

— Да мамы дома не оказалось, ну я и подумала, что ты-то наверняка должен быть не месте.

 — Наверно решила сходить за продуктами. Не удивлюсь, если она устроит праздничный обед понятно в честь чего.

Присмотревшись к одному из рисунков, я заметил до боли знакомый силуэт. Где-то я нечто подобное видел, но где? Что называется, на языке вертится, но вспомнить не могу. И тут меня словно молнией ударило – руна! Это же самая настоящая руна! Я быстро стёр линии с другого рисунка и попробовал объединить по-другому. Так и есть.

— Как же я раньше не догадался! Элис, с меня… чего-нибудь, потом придумаем. В общем, ты знаешь, что такое руны?

— Древние символы, с помощью которых можно призвать огромную силу. Меня папа учил. Кое-что даже помню, надо будет только вспомнить.

— Да, так вот. Я всё пытался понять, почему руны в принципе реагируют на магию и могут её преобразовывать. А тут оказывается, что, по факту, они были даны нам самой природой и тот, или те, кто их изобрёл, по какому-то невероятному совпадению сумели вычислить правильное начертание. И, вполне возможно, что не смотря на немалое количество рун, может оказаться, что они выявили не все, или могли вообще появится новые. Но заниматься их выявлением мы не будем, нам бы уже те, что есть расшифровать, а для этого потребуется одна книжица.

И она должна была быть в библиотеке, под которую я выделил отдельную комнату. Всё-таки книги нужно держать не в подвале, а в подходящем помещении.

Элис пошла за мной. Когда мы вошли в комнату, которая была не такой уж и большой, девочка ахнула:

— Ух ты! Сколько книг!

— Не так их и много. У Твайлайт в библиотеке их куда больше.

— Правда? Просто у меня их было всего штук 5. Жаль я их так и не нашла.

Я начал искать справочник, малышка же просто рассматривала корешки книг. Хм, а у меня есть что-нибудь из детской литературы? Надо было расставлять книги более осмысленно или хотя бы по алфавиту, а то торопился и намешал справочники и беллетристику.

Помню же, что у меня был этот справочник, сам же покупал для одного дела. Тут откуда-то снизу раздалось:

— Гаджет, можно я возьму эту книгу?

Я посмотрел вниз – Элис держала учебник по оптике. Зачем он ей понадобился?

— Возьми, только не думаю, что ты что-нибудь поймёшь.

Она убежала, а я продолжил поиски. Ага, вот, кажется и она. Надо будет потом поставить её куда-нибудь поближе.

Вернувшись в подвал, я сверил руны с книгой – так и есть, я не ошибся. Правильно кто-то сказал «рог единорога отражает его сущность» — если посмотреть на руны, в которые складываются полости в рогах единорогов, которые позволили сфотографировать их рога, то много становится понятно. В частности, у Тикки присутствуют руны «время», «много» и «забота».

Я всё рассматривал руны, когда в подвал снова заглянула Элис:

— Совсем забыла сказать – я сегодня сумела поднять защитное заклинание.

Кажется, нашёлся повод, чтобы достать тот мяч. Я поднялся наверх, держа последний с помощью телекинеза.

— А теперь покажи, как ты это сделала.

Девочка помялась, пытаясь вспомнить, как же у неё это вышло. Я, не дожидаясь, пока она вспомнит, бросил в неё спортивный снаряд.

— Активация системы защиты! – сказала Элис механическим голосом и мяч отскочил, не долетев до неё всего-ничего, — Во, вспомнила! Ну как?

Я подошёл поближе и скинул мяч сверху. Тот отскочил от поля и прилетел прямо мне в голову.

— Ай! Неплохо, — сказал я, потирая лоб, — Остаётся вопрос — как ты это сделала?

— Вот сама не знаю. Ни амулетов, ни каких-то чар на мне нет. Может, я умею применять магию с помощью чего-то другого?

Хм, а это идея. Если подумать, то Элис является частично пегасом, а те способны создавать вокруг себя защитное поле, позволяющее им летать на высоких скоростях. То есть, по факту, используют магию всем телом. А так как моя падчерица, надо, кстати, предупредить родителей, ещё и единорог, то способна накапливать больше магии и потому защитное поле у неё толще.

Я озвучил свою теорию Элис.

— Хм, интересно получается, — сказала она, а затем подошла к мячу и попробовала до него дотронуться, — ничего не произошло, — Ладно, тогда так – максимальная защита, — И вот теперь мяч оттолкнулся от поля, — Круто! – радостно воскликнула маленькая исследовательница, — Тогда теперь так – отражающий щит, максимальный уровень.

И в этот раз мяч отлетел от поля, словно его пнули, отскочил от стены, потолка и снова полетел в Элис. Если он снова отскочит, то наберёт такую скорость, что будет носиться по всей комнате и снесёт всё, что только можно. И эх! Выполнив невероятный для себя кульбит, я сумел перехватить мяч, хотя учитывая его скорость, это было не очень приятно. А из меня мог выйти неплохой вратарь. Другой момент, что от таких выкрутасов скоро будет что-нибудь болеть. Хотя нет, уже начинает… Надо заняться тренировками.

— Что вы тут делаете? – раздался от двери голос Фредди.

— Да так, с мячиком играемся, — ответила Элис, предварительно выключив щит.

— С мячом нужно играть на улице, — мягко укорила Фредерика дочку, — а то ещё сломаете что-нибудь. Ладно, как дела в школе?

Дочка поделилась с мамой впечатлениями от первого учебного дня, рассказав, само собой, и о своей способности. Фредди с надеждой и тревогой посмотрела на меня.

— Собственно изучением этой способности мы и занимались, — сказал я, — Кстати, Элис, может и правда пойдём на улице поиграем?

— Не, спасибо, я уже наигралась. Пойду лучше домашнюю работу сделаю, — и она убежала к себе на второй этаж.

Думаю, я тоже пойду займусь своей работой.

Продолжение следует...